Второй шанс

Автор: Skjelle
Персонажи: Мегатрон/Оптимус
Рейтинг: NC-17
Жанр: романтика (кхе-кхе)
Краткое содержание: окончив свои дни в одной реальности, Мегатрон попадает в другую, где получает шанс достичь главной цели своей жизни.
От автора: альтернативная вселенная, базирующаяся на авторском "Не так все было!", некоторых идеях комикса "Shattered Glass", а так же вижуал-саппорте от Ebelar.

"The Universe will be mine!" (c) Ebelar

В начале был свет.
А может быть тьма.
Но знающие говорят,
Что в начале был Хаос.

Повреждения систем - восемьдесят процентов.
Повреждения нейронных связей - девяносто процентов.
Повреждения процессорных мощностей - данные отсутствуют.
Поиск дополнительных источников энергии...
Поиск...
Поиск...
Поиск...

"Согласно показаниям наблюдательной аппаратуры в секторе 8Х74 зарегистрирован мощный выброс энергии неустановленного свойства с одновременной микрокапсуляцией трехмерной области. Предположительны внезапные флуктуации континуума с осложнениями в виде гиперпространственного прокола. Рекомендованы визуальные наблюдения в реальном времени".

- Командир "Тоссы" запрашивает разрешение на отстыковку.
- Валяй, ржавый фригидный болт. Удачи там тебе.
- Смотри, Страйк, вернусь, надеру твою металлическую задницу.
- Хо-хо, я слышу скрежет механизмов?
- Отвали. "Тосса" уходит в разведку, доклад окончен.
- Принято. Отбой.

Восстановление систем завершено на шестьдесят процентов.
Восстановление нейронных связей завершено на восемьдесят пять процентов.
Поиск дополнительных источников энергии...
Поиск...
Поиск...
Поиск...

- Ну что, командир, долго нам тут еще мотаться по квадрату? Здесь настолько пусто, что и жалкого метеоритика не пролетало. Даже странно.
- Ровно до тех пор, пока мы не найдем хоть что-то стоящее. А теперь - заткнись, или я отправлю тебя в реактор. По квадратным частям.
- Ты, шеф, такой злой, потому что тебе никто не дает или песок в шарниры попал?
- А ну иди сюда, мелочь свежекрашеная...
- А! Э! Командир, не надо! У нас объект на радаре!
- Даже не надейся, что... что?
- Уф. Прямо вон там... да отпусти же ты меня!
- Хмм... Ну считай, что ты только что спас свои разъемы.
- Это определенно самый счастливый миг в моей жизни.

Поиск...
Поиск...
Дополнительный источник энергии обнаружен.
Регенерация систем в ускоренном режиме.
Регенерация нейронных связей в ускоренном режиме.
Разблокировка процессорных мощностей.
Запуск самоидентификации.

"...никогда не стать лучше!"

Восстановление завершено.

- Посмотри, Биппер, ты видишь то же, что и я?.
- Командир, ты думаешь, что ЭТО и породило... как там его... выплеск сингулярности?
- Гиперпространственный прокол, Биппер, не пытайся казаться тупее, чем ты есть.
- Я не удивлюсь, если именно оно жрет наш энергозапас. И что теперь с этим делать?
- Брать на борт, разумеется. Иначе следаки просто отгрызут нам головы.
- Ну так мы скажем, что ничего не видели.
- Видеозаписи сам чистить будешь или меня попросишь?
- Тьфу ты, болт в разъем... А вдруг оно опасно?
- Да ты свихнулся. В таком состоянии нельзя быть опасным.

"Что за..."

- Так-так-так. Что мы здесь имеем? Какой-то полуразрушенный хлам.
- Нет, командир, ты глянь, оно же функционирует!
- Ну и рожа... хотел бы я знать, откуда он вывалился. Его как будто долго жевали.
- Интересно, нам за него что-нибудь дадут?
- Сомневаюсь. Его даже в шахты не отправишь. Никакой ценности для Империи. Разве что для парочки безумных ученых...

Мегатрон включил оптику и уставился в потолок ничего не выражающим взглядом.
- Смотри, очнулся! - восхитился один из патрульных и ткнул его в бок. - Давай, рассказывай, жестянка, как ты оказался в закрытом секторе?
Мегатрон дернулся и медленно, со скрежетом всех систем начал подниматься. Блуждающий взгляд не задерживался ни на одном предмете дольше, чем на секунду. Вид космического путешественника вызывал жалость. Мегатрон неуверенно приподнял руку, посмотрел на неподконтрольно вздрагивающие пальцы, наполовину лишенные брони, и растерянно уставился на собеседников. Патрульные переглянулись, на их лицах нарисовалось одинаковое выражение, которое примерно можно было перевести как "только придурковатых нам не хватало".
- Эй ты, - раздельно повторил синий патрульный, склоняясь к Мегатрону. - Как. Ты. Сюда. Попал.
- И как тебя зовут, - добавил второй, тоже наклоняясь ближе. Видя, что подобранный незнакомец не реагирует, он нетерпеливо пощелкал пальцами у него перед оптикой.
Мегатрон снова перевел взгляд с одного на другого взгляд.

к р а к

- Как тебя зовут, как тебя зовут, - передразнил Мегатрон, отпуская неподвижные тела. - Идиоты.
Переступив через трансформеров, он направился к пульту, прихрамывая на каждом шагу. Все внутренности щелкали и скрежетали. Системы координации нещадно сбоили, нейроцепи то и дело отказывали. Из разодранных систем, основательно перемолотых в утробе Юникрона, сыпались искры. И все-таки он шел.
Возможно, здесь стояла система распознавания. Возможно, система безопасности. Возможно, в определенный промежуток времени должны были проходить контрольные сеансы связи. Но чего здесь точно не было, так это контрольных видеодатчиков, записывающих происходящее на борту. Этот тип излучения Мегатрон всегда мог учуять. Его системы были настроены самым параноидальным образом. Ну и помимо прочего...
Он достал стандартный соединительный кабель, напрямую подключаясь к системам корабля.
Главнокомандующий мог управлять любыми механизмами.
Чтобы стать лидером, недостаточно быть просто самым сильным или самым наглым. Надо быть... всем. Уметь все. Обладать огромными амбициями, хитростью, дипломатией и безжалостностью. Надо постоянно держать в узде тысячи раздражительных и злобных существ, не считающихся ни с чем, кроме права сильного. На звание лидера претендовали многие, но они просто не выдерживали. Мегатрон справился с этим играючи. Стремление к господству было заложено в основе его личности. Трансформер, чья функция заключалась исключительно в жажде власти, существовал. Он ухитрился выжить даже в железных недрах гибнущего Юникрона.
Он собирался выжить здесь - где бы это "здесь" не располагалось - и вовсе не собирался при этом влачить тихое и скрытное существование. Поэтому сейчас он сноровисто переделывал программный модуль челнока, одновременно скачивая массу информации, хранящейся в бортовых системах. Попутно он настраивал свой временный транспорт на самоуничтожение. Никаких следов, никаких намеков. Был челнок - и нет челнока. Коварный астероид подкрался незаметно, защита не сработала из-за сбоев программного обеспечения... печальный финал.
Мегатрон до сих пор не мог толком понять, что случилось с ним после падения во взрывающееся чрево Юникрона, но и не особо стремился к этому. Гораздо больше его интересовала нынешняя политическая обстановка. Судя по ненавистным красным знакам, была она отнюдь не в пользу десептиконов. И, если уж на то пошло, сколько миновало времени с тех пор, как он рухнул в неизведанные глубины пожирателя планет? С того момента и до возникновения рядом челнока в его воспоминаниях зиял провал. Лидер десептиконов не исключал возможности пребывания в полном оффлайне долгое, очень долгое время. Да, пожалуй, идея схватки во внутренностях гибнущего исполина была сомнительной. Где же тут архивы... ага, вот они.
Мегатрон плюхнулся в кресло, лязгнув отстающими пластинами брони, и отключил оптику. Ему хотелось жрать. Системы переработки и восстановления требовали топлива, минералов и металлов. Но информационный голод был еще сильнее. А когда Мегатрон распаковал всю информацию, какая только хранилась в бортовом компьютере, изумление полностью заглушило вопли организма.
Здесь не было ни одного упоминания о десептиконах. Временное исчисление велось явно по другому принципу. Может быть прошло слишком много времени? Но тогда непонятно, почему столь любезно подобравший его челнок не отличается особым прогрессом технологий.
А может быть...
Он просмотрел последние записи в бортовом журнале, особе внимание обратив на приказ, согласно которому эти трансформеры тут оказались. Пробой пространства, гиперпрокол.
Может ли быть?
Он запустил сортировку скачанных данных, а сам подобрался к дезактивированным трансформерам. Сомнений не было, это автоботы, хотя... у этих знак немного отличался от столь привычной и ненавистной ему эмблемы. Мегатрон посмотрел на собственную грудь и досадливо поморщился - он потерял слишком много брони, чтобы блистательно выглядеть. И ему были очень нужны некоторые детали. Он фыркнул и начал сдирать с неподвижного синего корпуса защитные пластины. Из целых двух трансформеров можно собрать себе неплохое тело. Точнее, подлатать старое.
Ни одного упоминания о десептиконах. Просто оскорбительно.
Несколько стандартных часов спустя он поднялся и повел плечами. Да, вот так намного лучше. С таким набором запчастей можно перекантоваться до первого ремонтного дока, а уж там привести себя в полный порядок. Вопрос номер один - где здесь ближайший ремонтный док; вопрос номер два - какая оплата потребуется. Действовать надо быстро, пока челнока не хватились.
Мегатрон перелопатил навигационные карты, выдрал у дезактивированных пилотов процессоры, и напрямую подсоединил их к бортовому компьютеру. Дополнительная информация хлынула потоком. В конце концов Мегатрон пришел к выводу, что лучше всего ему отправиться на Трион-5, где по данным безвременно почивших пилотов-разведчиков находился самый настоящий притон, преступное логово и приют разврата. Мегатрон довольно потер руки. Ему всегда нравились такие местечки. Челнок можно и не уничтожать, по крайней мере, пока сам лидер не окажется на расстоянии, которое можно преодолеть на мини-двигателях спасательного профиля. Главное, нагрести побольше ценных элементов, пригодных для обмена.
Все это, разумеется, содержало определенную (и немалую) долю риска, однако Мегатрон всегда предпочитал действовать, а не осторожно прикидывать.
Отправив окончательно раскуроченные тела в реактор, он на полной скорости погнал челнок к Триону-5, попутно размышляя о бренности всего сущего. Как это отвратительно, узнать, что ты сражался за царствование в одной вселенной, когда их вокруг - миллионы. Собственные действия кажутся прискорбно мелкими трепыханиями. Лучше бы ему отрубило кусок памяти, честное слово.
Параллельно с этими мрачными думами он продолжал изучать доставшиеся в наследство информационные массивы. Картина вырисовывалась неутешительная. Похоже, здесь действительно никогда не сущестовало разделения на два лагеря, и куском вселенной единовластно правили автоботы, которыми в свою очередь железной рукой управлял... ну да, конечно, кто же еще. Мегатрон оскалился и не смог удержаться от рычания. Кто же еще, как не Оптимус Прайм?
И здесь, даже в другой Вселенной он появляется у него на пути!
Шлак!
Мегатрон выругался вслух. Длинно и со вкусом.
Империя автоботов. Полнейший абсурд! И тем не менее, это так и было. Здешний Оптимус явно не был тем чокнутым идеалистом, радеющим за свободу всех и каждого. Из памяти патрульных Мегатрон вытащил несколько сценок показательных казней, а так же бесчисленные строки уставов и приказов, распоряжений и постановлений. В обществе местных автоботов царил полный тоталитаризм.
- Все равно я до тебя доберусь, Прайм, - злобно проворчал Мегатрон.
Некая жизненная цель уже начала вырисовываться. В таком обществе гораздо легче будет захватить власть, если спихнуть с трона нынешнего правителя. Запуганные подданные не решатся возразить новому властителю, если он будет достаточно сильным, чтобы держать в крепко сжатом кулаке всю верхушку айсберга.
На радаре всплыл пояс астероидов, в котором вращался Трион-5. Мегатрон хмыкнул и резко поменял планы. Все необходимые мелочи он уже собрал в один контейнер, а теперь принялся безжалостно разрушать корабль, выдергивая наиболее ценные детали оборудования. Челнок стонал и скрежетал, однако все еще держал курс. Мегатрон включил экстренное катапультирование и за секунду до отстрела плотного кресла пинком разбил навигационный блок.
Его выбросило в открытое пространство, а челнок косо вошел в пояс астероидов и буквально через несколько мгновений взорвался.
- Да здравствует новая жизнь, - резюмировал Мегатрон и сплюнул перегоревший энергон.

Астероид действительно мог обеспечить всем, чем нужно, любого трансформера, у которого водились средства. Однако для этого нужно было постараться. Первое, что Мегатрон уяснил - здесь у каждого был свой идентификационный номер. Точнее, у каждого благопристойного и законопослушного гражданина Империи. В общем-то Мегатрон и собирался состроить из себя эдакого нобиля, но пока что пришлось перейти в категорию опасной преступной швали. А еще нужно было припрятать добро.
Не размениваясь по мелочам, десептикон грохнул первого попавшегося владельца жилого блока, и впихнул в освободившееся жилище свои стратегические запасы. Обшарив утлое жилье, он нашел отличный и наверняка нелицензионный бластер. Это было очень кстати, поскольку набедренный ствол ему оторвало напрочь, а поворотная система и вовсе заклинила. Сейчас он пожалуй даже не смог бы трансформироваться. А еще тут нашелся отличный консольный выход в Сеть. Потерев руки, Мегатрон вышел в местную информационную сферу и еле сдержался, чтобы не слить все данные подчистую. Свободной памяти ему бы хватило где-то на девяносто процентов инфоресурсов - первым делом он просмотрел статистику. Но такой перегруз мог просто свести с ума любого неосторожного пожирателя знаний. К тому же мощная закачка данных наверняка привлекла бы внимание соответствующих структур. Поэтому Мегатрон приструнил свою жажду и начал с малого, взявшись за исторические архивы. Потом за политику, экономику, планетографию. Для начала понемногу, в рамках общего познавательного курса.
Сведения не утешали. Достаточно было уже того, что все здесь отличались просто мерзопакостной лояльностью. Вряд ли Мегатрон смог бы сколотить собственную армию. Предстояло выбрать какой-то другой путь достижения цели. Возможно, постараться пробиться на самый верх без убийств? Относительно без.
Такой план заслуживал всестороннего рассмотрения, и спустя полдекады, посвященных детальному изучению социального строя, Мегатрон решил начать все с нуля.
Деятельность он развернул активную, но осторожную. Выяснив, что недавно одна из заброшенных колоний Империи попала в сферу взрыва сверхновой, он немедленно воспользовался удачной оказией. Колония была настолько заброшенной, что данные о ее жителях были неполными. Мегатрон быстро нашел очередную жертву и, воспользовавшись процессором кокнутого трансформера, подделал данные, содержащиеся в сверхпланетарной сети.
Теперь к нему не тянулось ни одной ниточки для гипотетического расследования, а вот Кибертронская Империя обзавелась очередным гражданином, причем довольно состоятельным, с древней воспроизводящей линией, увы прискорбно уничтоженной во время природной катастрофы.
Мегатрон вполне официально явился на очередную отдаленную планету, торжественно рухнув в верхние слои сернистой атмосферы под аккомпанемент сигнала бедствия. Спсательная капсула, выменянная по дешевке на том же Трионе-5, развалилась напрочь, а десептикон попал в цепкие руки местных правоохранительных органов.
Многоцикловый опыт помог ему правильно расставить все акценты, а тщательно разработанная история не вызвала никаких нареканий. О да, разумеется его настройки пострадали, идентификационный номер прискорбно утрачен, счета заблокированы, и не будут ли любезны органы власти как можно быстрее наделить его новым гражданским полноценным статусом?
О чем он умолчал, так это о восьми чужих идентификационных номерах, с которыми их владельцы расстались при мрачных и откровенно неприятных обстоятельствах.
Заблокированные счета на замену номера отреагировали неприятным сюрпризом, не только обнулившись, но и самостеревшись из баз данных. Мегатрон устроил жуткий скандал, показательно тряся распечатками воспроизводящей линии, поминая древность своего рода и напирая на то, что из-за произвола системы он теперь оказался нищим. Власти сонного городка, занимавшего всего треть планеты, предпочли отделаться от него некой суммой бюджетной поддержки из фонда помощи пострадавшим.
Еще немного показательно поплевавшись кислотой, Мегатрон первым же рейсом улетел с планеты, не потрудившись даже запомнить ее название. Все данные о посещенном убогом местечке он спихнул в дальний архив памяти. Сейчас его путь лежал на окраину метрополии, где он намеревался начать строительство своей империи. Финансовой империи.
По его прикидкам самым прибыльным делом обещало стать финансирование проектов разведки минералосодержащих астероидов и прочего строительного мусора, о котором вообще-то Главнокомандующему задумываться не пристало. Но в виду экстренной необходимости упрочить свое положение в этой новой Вселенной, Мегатрону пришлось переквалифицироваться из воина в торговца.
Нельзя сказать, что все пошло гладко. Полностью легализованное дело оказалось близким к убыточному, но Мегатрон и не собирался превращаться в абсолютно законопослушного гражданина. Он искал тех, чьи умы можно смутить, кто не считал себя преданным винтиком в государственной машине. Армия преступников ему не требовалась. Он хотел получить армию клерков-завоевателей.
В любой вселенной существовало множество форм жизни - это была аксиома непрерывного развития собственно самой Вселенной. И почему-то именно на планетах, заселенных слабыми и хрупкими существами (преимущественно белковыми) находилось множество ценнейших минералов и энергоресурсов. Мегатрон вознамерился прибрать к рукам эти ресурсы, превратить планеты в непрерывные конвейеры и таким образом вознестись туда, где творятся большие дела. Стать своим среди финансовых воротил. Раздавить их. Перешагнуть через них. Остановиться рядом с Праймом. И уничтожить.
Не вышло в одной Вселенной, выйдет в другой.
Никакого глупого соперничества, никаких чужих советов. Здесь нет никого из своих, значит полагаться можно только на себя. Здесь в случае чего отступать некуда.
Очень медленно и постепенно с точки зрения самого Мегатрона, но шокирующе быстро с точки зрения имперской экономики, его дело стало шириться и набирать обороты. Финансовая пирамида росла со скоростью самовоспроизводящегося завода, и вскоре успешного предпринимателя начали осторожно приглашать на различные мероприятия. Мегатрон с достойным охотника терпением выжидал, отказывался, ссылался на занятость и всячески создавал вокруг себя ореол таинственности. Им заинтересовались соответствующие службы, но ничего противозаконного не нашли. Да, ведется промышленная разведка. Да, все лицензировано и законно. Да, находят крупные месторождения и определенный процент перечисляется государству. И почему этому выскочке из захудалой системы так везет - непонятно.
Обеспечив себе сырьевой плацдарм, Мегатрон сделал следующий шаг. Он начал производить оружие.
Сначала экзотическое, почти неприспособленное для боя, но невероятно роскошное и притягивающее взоры. Любители необычного дизайна быстро оценили качество новых игрушек, и начали делать индивидуальные заказы. Набрав клиентуру, экс-Главнокомандующий запустил партию столь же эксклюзивного, но уже чуть более опасного оружия. Параллельно он инициировал выпуск гораздо более дешевой, но и гораздо более серьезной партии. Этим можно было уничтожать, причем на качественно новом уровне. В своих расчетах он не ошибся, и ненадежные слои самого низшего класса с радостью схватились за опасные игрушки.
Едва сводки новостей сообщили о первых случаях перестрелок на нижних уровнях, Мегатрон сразу же развернул масштабную акцию возмущения и протеста. С экранов мониторов он произносил пафосные речи о том, что его уникальные экземпляры, предназначенные для упрочения имиджа владельцев, используют самым грязным и примитивным способом. Он требовал найти и наказать виновников, а так же выплатить ему моральный ущерб за подмоченную репутацию.
Виновников нашли и оперативно призвали к порядку, несмотря на их попытки обвинить почетного финансиста в преступных махинациях. Правда, потом в тюрьму-астероид Трисол очень некстати ударила блуждающая комета, испарив тысячи тонн металла и камня, а так же триста неблагонадежных трансформеров. И семнадцать совершенно благонадежных служителей порядка.
После случая с левой партией оружия, восходящим светилом финансовых созвездий вплотную заинтересовались "наверху". Взаимодействие происходило на таком уровне, что даже вездесущая пресса не смогла урвать ни кусочка происходящего, однако вскоре стало известно, что Мегатрон из производящей линии Дес заключил выгодный союз с государством. И теперь оружие он производит на благо Империи, и на страх ее врагам.
Вскоре крупному специалисту предложили титул военного консультанта первого ранга и переезд непосредственно в столицу. Не из-за финансовых вложений в государственную машину, а потому что у него был подход. Мегатрон отличался своеобразным стилем мышления, и его варианты решения тех или иных проблем зачастую вызывали у Совета легкий шок, позже сменяющийся уважительным изумлением. Но чтобы переманить независимого консультанта в столицу, им пришлось приложить немало усилий, например, найти жилье, которое полностью удовлетворяло бы утонченный вкус Мегатрона. Самому Мегатрону было решительно налить топливом на дизайн и планировку какого-то там жилья, и выпендривался он исключительно для поддержания своей репутации.
Для этой же репутации он завел себе небольшой ген-клан, состоящий из всегда готовых хорошо потрахаться автоботов. То есть граждан Империи. Все они были красивы и легковозбудимы, так что Мегатрону стоило только шевельнуть пальцем, и к нему начинал ластиться десяток разноцветных трансформеров, сверкающих полировкой и пахнущих горячей смазкой. Периодически Мегатрон устраивал торжественные прогулки со всей этой толпой льнущих проституток. Иначе он их для себя и не называл, а иногда говорил это и вслух, хотя кибертронцы моментально обижались вплоть до нападения на оскорбителя. Мегатрон прекрасно видел, что в этом обществе трансформеры в целом гораздо более циничны с одной стороны и практичны - с другой. Если они видели для себя какую-то выгоду, и могли заполучить ее без особого напряжения, то шли на такое, что даже Мегатрон воспринимал с некоторым удивлением.
Когда он впервые ради насмешки предложил довольно известному дизайнеру интерфейс за уни-знаки, тот неожиданно согласился буквально за пару секунд. Продолжая эксперимент, Мегатрон сделал его по полной программе, а затем выдвинул еще одно предложение - переехать к нему на неопределенное время. В этот раз дизайнер думал целых тридцать секунд, а потом сообщил, что согласен. Поставленные им условия включали в себя "цацки, синтетики и энергон". В ответ Мегатрон заявил, что в таком случае желает полной самоотдачи, но не желает слышать капризов. Поторговавшись еще немного, оба пришли к устраивающему их компромиссу.
Неожиданно почувствовав тягу к подобного рода развлечениям, Мегатрон начал собирать свою оригинальную коллекцию вдобавок к коллекции оружия. Он не мог удержаться от торжествующей ухмылки, когда спустя несколько декад его примеру последовали самые смелые (или самые развращенные) представители высшего общества. Но он точно знал, что слава законодателя моды останется за ним. А уж о том, чтобы его свита всегда сверкала, он позаботился.

От военного консультанта до советника было совсем недалеко. Мегатрон преодолел этот путь с блеском, подхлестываемый желанием как можно скорее добраться до самого верха. И наконец этот великий момент настал. Первый промежуточный этап был пройден, и его ожидала...
- Аудиенция самого Оптимуса Прайма, - объявил блистающий начальник охраны личных покоев.
- Не подавись пафосом, - мрачно скривился Мегатрон.
Джазз возмущенно дохнул паром, но промолчал. Мегатрон проследовал мимо него с тем величием, с каким только может идти представитель древней воспроизводящей линии, у которого под ногами болтается мелкая обслуга. Аудиенция с Праймом, вы только послушайте. Даже представлять такое противно. Не встреча, не беседа, а высочайшая аудиенция. Ха-ха.
Однако дверь он толкнул вежливо. Здесь не использовались привычные технологии - обстановка всего центрального здания была выдержана в древнейших, едва ли не дотелуррических традициях. Даже двери здесь состояли из двух огромных створок, украшенных росписями и резьбой. На несколько мгновений Мегатрон ощутил приступ жесточайшей зависти. Ему-то подобного достичь не удалось даже ценой собственной смерти.
Ненависть, последовавшая за завистью, была ничуть не менее острой, и ему пришлось на секунду приостановиться, чтобы смирить бушующую злобу. Вздохнув всеми системами вентиляции, он шагнул в тронный зал. Еще одно архаичное наименование и...
Увидев правителя целой планеты, Мегатрон снова вздохнул, но уже облегченно. Подсознательно он опасался увидеть точно такого же Оптимуса, каким тот был в момент их... так сказать, расставания. Такое вынести было бы попросту невозможно. Но этот Прайм отличался. Он весь словно состоял из острых углов, и даже антенны смахивали не на кругленькие мирные датчики, а на длинные лезвия. По крайней мере этот Оптимус выглядел достойным своего громкого титула. Мегатрон неторопливо прошел вперед, остановился за два шага до трона и склонил голову. Ровно на несколько градусов, как и подобает тому, чье происхождение по древности стоит вровень с императорским. Не услышав ни слова, он поднял голову и в упор уставился на трансформера, столь многим внушающего ужас. Опыт нынешней жизни подсказывал, что это чревато, но Мегатрон не мог перебороть себя и окончательно поверить в то, что Оптимус может быть таким, каким его боязливо описывали те немногие, кто с ним сталкивался.
Прайм неожиданно шевельнулся и встал. Спустился по трем ступенькам и оказался совсем рядом.
- Рассказывай, - хрипло сказал он. - Откуда ты.
А вот голос у него оказался такой же, только добавился холодный металлический скрежет.
Мегатрон сдержал хмыканье и начал привычный рассказ о трагической судьбе поселенца, владеющего острым умом, но не владеющего точкой для приложения этого ума.
- Врешь, - неожиданно перебил его Прайм. - Хотя красиво врешь. Я восхищен твоим талантом и тем, как быстро ты поднялся от безымянного куска железа до одного из элиты. Но ты не учел одну вещь... - последовал отчетливый смешок. - Я, как единственный правитель этого куска Вселенной, храню в своей памяти все энергетические подписи. И ни одна из них не соответствует твоей.
Мегатрон тихо зашипел. Этого он действительно не учел, такое учесть было просто невозможно. Чтобы один трансформер хранил в памяти все подписи? Пусть даже в заархивированном виде... Сколько же их миллиардов?
- Я из другой Вселенной, - спокойно сказал Мегатрон, не видя другого выхода.
- Интересно, - Оптимус так же неотрывно глядел на него, чуть склонив голову к плечу. - Значит это ты вызвал те самые флуктуации, из-за которых наши схемоголовые забегали, как подстреленные ботики?
- Да.
- И это ты угробил посланный туда патруль.
- Не совсем, - осторожно произнес Мегатрон. - Я не уверен. Тогда я был сильно поврежден, и могли сработать программы выживания. Я действительно становлюсь несколько... опасен в такие моменты.
Оптимус хрипло захихикал, словно Мегатрон сказал что-то невероятно забавное.
- Ты, разумеется, знаешь, что полагается за ущерб государственной собственности, - наконец сказал он.
- Я думаю, меня можно простить, - Мегатрон позволил себе намек на улыбку. - К тому же я перечислил на счет фонда патрульных определенные суммы.
- Прекрасная, просто прекрасная попытка спасти свои болтики, - Прайм явно веселился вовсю. - У тебя есть неплохие шансы отделаться, скажем, конфискацией всего имущества в пользу Империи.
"Убей его".
- Я рассчитываю на мудрость и дальновидность императора, - максимально вежливо ответил десептикон.
- Мои мудрость и дальновидность не подлежат сомнению, - холодно сказал Оптимус. - Осталась одна попытка уберечь свою броню. Она на диво проста. Рассказывай про свою вселенную.
- Там была война, - Мегатрон пожал плечами. - Сколько я себя помню.
- Кто против кого? - с неожиданным проблеском интереса поинтересовался Оптимус.
- Одни против других, - сообщил Мегатрон, не в силах сдержать улыбочку.
- Хватит! - неожиданно рявкнул Прайм и столь же неожиданно заехал в лицо военному советнику так, что того отнесло назад. - Я не намерен выслушивать скользкие ответы!
- Десептиконы против автоботов, - невнятно ответил Мегатрон, поднимаясь и ощупывая челюсть на предмет треснувших штифтов и шарниров.
"Убей его!"
- И? - Оптимус подошел ближе и ткнул пальцем в грудь десептикона, лишенную знаков отличия.
Мегатрон не пожелал украшать себя ненавистным знаком, публично объяснив это глубокой скорбью и символическим разрывом с прошлым.
- Десептикон, - пробурчал Мегатрон, борясь с желанием оторвать этот палец.
- Война-а, - задумчиво протянул Оптимус, словно пробовал слово на вкус. - Ты проиграл, верно?
- Нет, - скрежетнул дентопластинами Мегатрон. - У нас появился общий враг, и я... пожертвовал собой.
- Глупо и бездарно, - холодно сказал Оптимус. - Будь я на твоем месте, гало, война бы закончилась моей полной победой.
- Гало? - Мегатрон приподнял надлинзовые щитки, проигнорировав наглое заявление.
Гало называли тех, кто собран на заводе в дублирующем режиме, параллельно, зачастую с идентичными системами.
Крепления маски щелкнули, и Мегатрон внезапно увидел... почти свое отражение. Прайм злорадно оскалился и помахал ему маской. Возможно он был даже... симпатичнее. Мегатрон всегда считал себя в высшей степени привлекательным и не стеснялся использовать внешние данные в собственных интересах. Иногда хватало особого взгляда, тщательно отработанного перед отражателем, чтобы собеседник терял нить мысли и начинал заикаться. Однако сейчас Мегатрон был вынужден признать, что Оптимус обогнал его в этом смысле. В общем, увиденное настолько его потрясло, что он забыл о чем они только что разговаривали.
- Ты мне нравишься, гало, - мурлыкнул Оптимус. - Правда, твои верноподданические чувства вызывают сомнения... - он выжидательно посмотрел на Мегатрона, однако тот промолчал. - Но я расположен к тому, чтобы дать тебе время на завоевание доверия.
"Убей его".
- Я постараюсь завоевать твое доверие, мой император, - Мегатрон снова наклонил голову, на этот раз прибавив к наклону еще три градуса.
- Можешь идти, - неожиданно скучным голосом произнес Оптимус. - Выметайся.
Развернувшись на месте, Мегатрон проследовал вон из тронного зала. Датчиками чуя, что вокруг полно скрытых камер, он усилием воли сохранял нейтрально-вежливое выражение лица, не давая проявиться оскалу ярости. И он очень внимательно следил за тем, чтобы не сжимать пальцы в кулаки. И очень остро ощущал отсутствие тяжелого ствола на боку. Сколько он себя помнил, оружие всегда было рядом, но среди этих автоботов, тьфу, граждан не было никого со столь внушительным встроенным оружием, и ему пришлось сделать некоторый редизайн трансформы.
Этот приступ вынужденного самоконтроля внезапно оказал на него благотворное влияние. Выйдя из тронного зала, Мегатрон окончательно успокоился, и его мысли приобрели остроту лезвия. Лихорадочно начинать попытки доказать свою верность Империи - глупее дела и быть не может. Виноватым всегда оказывается тот, кто больше всех суетится. Поэтому Мегатрон принял решение продолжать точно такую же жизнь, как и раньше. Может быть чуть более демонстративно роскошную. Пусть у окружающих сложится впечатление, что он решил остаток существования посвятить прожиганию капиталов.
В принципе, он действительно мог заняться именно этим, пока собранная, отлаженная и запущенная машина медленно набирала обороты. На него уже трудились сотни трансформеров, порой даже не осознающих, что именно они делают. Мегатрону оставалось только изысканно скучать, чем он и занялся со всей тщательностью. А поскольку боевые действия, которые он обычно заводил с целью развеять скуку, тут явно не подходили, то Мегатрон подошел к вопросу с другой стороны.
Для начала он тщательно изучил все виды развлечений, которые предоставлял своим гражданам Кибертрон. Причем количество и качество развлечений зависело от финансового положения гражданина. И в основном Мегатрон нашел их невероятно однобокими. По большей части из-за того, что автоботы... то есть граждане были крайне агрессивны, и девяносто девять процентов их досуга занимали военные игры, боевки, виртуальные стратегии и прочая резня. Разумеется, он и сам был бы не прочь уничтожить пару городов, а население превратить в покорных рабов, однако его интересы распространялись на реальность, а вовсе не на тщательно очерченные правилами локации в недрах глобальной сети.
Недолго думая, экс-Главнокомандующий решил ударить с кардинально противоположной стороны и основал первую в истории местного Кибертрона инт-арену, объединившую два замечательных вида развлечений - бои и секс. Для него было истинным удовольствием разработать сложную систему правил, целый свод законов, подробную инструкцию для тех, кто рискнут вступить в такой бой.
Поначалу нововведение было принято с недоверием и присущей кибертронцам подозрительностью, однако после того как все же нашлись первые горячие головы (чья горячность была подкреплена суммой денег, хотя об этом простым гражданам знать не следовало), заведение начало пользоваться популярностью. В сфере интимных отношений граждане Империи отличались довольно большой консервативностью, и для многих публичное зрелище интерфейса стало настоящей революцией нравов.
Мегатрон от души поразвлекался, выдумывая разнообразные варианты отработки проигрыша. Но одно условие он сделал обязательным - проигравший должен очень хорошо постараться, чтобы победитель остался доволен. Иначе следовали разнообразные неприятные санкции, хотя и полностью соответствующие букве закона. В основном, все сводилось к невыполнению условий контракта, подписываемого перед выходом на арену, и выливалось в крупные суммы причиненного заведению морального ущерба.
- Необходимо расширить помещение, - задумчиво произнес Мегатрон, наблюдая за переполненным залом сквозь тонкое поляризованное стекло, надежно отгораживающее уютную комнату от любопытных.
- При всем уважении, - Страйкер потянулся и зевнул, - ты мелко мыслишь. Нам нужен филиал.
- Нам? - ехидно поинтересовался Мегатрон, с нажимом проводя пальцем по золотой броне.
- Тебе, - тут же поправился дез-гонщик, вытянул ногу и заурчал двигателем от удовольствия. По его сервоприводам пробежала короткая дрожь, и из паза над коленом выскочило длинное лезвие.
Мегатрон коротко хохотнул и начал ласкать его сильнее. Гонщик развернулся в фиолетовых руках, прижался чудовищным острым спойлером к груди действительного военного советника, и вытянул обе ноги, быстро выпуская все больше лезвий. Потом лезвия стали выщелкиваться из запястий и локтевых шарниров. Гонщик выгнулся, пробуя уйти от опасных ласк. Ему было горячо и хорошо, и острые игрушки, встроенные в тело, просились наружу.
- Аах, шлак, хватит!
Страйкер с удивительной силой вырвался из объятий, вскочил и сделал несколько шагов в сторону, сверкая холодным оружием. На последнем шаге лезвия сплошным частоколом начали подниматься вдоль центральной спинной магистрали, и финальным щелчком длинные, смотрящие назад зазубренные пластины вскочили из бедренных шарниров.
- Шлак! - Страйкер выдохнул горячий воздух и сердито посмотрел на развалившегося в кресле советника. - Ты же знаешь, что я не могу остановиться!
- Но ты всегда освобождаешься когда нужно, - хмыкнул Мегатрон.
- А если однажды я не успею? - все так же недовольно произнес гонщик.
- Все закончится очень печально, - философски сказал десептикон и поманил его пальцем. - Иди ко мне.
Страйкер фыркнул и покосился на арену, где два бота сцепились так, словно вознамерились порвать друг друга в мелкие клочья. С них сняли все прикладное оружие и заблокировали встроенное, поэтому они могли полагаться только на собственную силу. Взбудораженно пошевелив спинными лезвиями, Страйкер все-таки шагнул в сторону Мегатрона, а потом осторожно снова сел к нему на колени. Наклонился вперед и вонзил когти в отполированный металл декоративного столика, стоящего перед креслом. На арене все-таки состоялась единоличная победа и теперь проигравший старательно ублажал победителя.
- А мысль насчет филиала все же дельная, - промурлыкал Мегатрон.
- Тогда я требую процент за идею... - успел сказать Страйкер, прежде чем начался интерфейс.

Проследив за появлением первых филиалов, Мегатрон оставил это прибыльное дело на самотек и взялся за финансирование проектов даль-разведки. По правде говоря, у него изъяли весомую часть капиталов сразу после беседы с Оптимусом, однако чего-то в этом духе Мегатрон ожидал с самого начала своего возвышения, и потому неплохо подготовился. Те самые "мертвые подписи" очень пригодились ему, позволив провернуть хитрую многоходовую комбинацию, вновь обеспечившую его солидной финансовой базой. Инт-арены добавили свей прибыли, а даль-разведка вообще относилась к имперским интересам, и поэтому половина затрат приходилась на бюджет. Разумеется, Мегатрон добросовестно предоставлял все отчеты и так же добросовестно скрывал определенный процент. Практически чисто из любви к искусству. Но ему было невыносимо скучно. Постепенно он начал приходить к мысли о разворачивании масштабных боевых действий. Для этого ему требовались беспилотные корабли, и очень быстро. В крайнем случае - в следующую декаду, лишь бы не дать затянуть себя в круг суетного верчения капиталов. Карьера бизнесмена и политика - какая мерзость...
Однако ровно за полудекаду до намеченной десептиконом торжественной даты ему пришел вызов от самого императорского величества всея Кибертрона и космических периферий.
На этот раз сопровождающий гостя охранник был куда более учтив и любезен. Мегатрон улыбнулся ему, вспоминая, как гладкие длинные ноги лихорадочно сжимались на его боках, а из разъемов сыпались горячие искры. Это было еще одно маленькое развлечение - совратить половину приближенных к императору личностей. Джазз оскалился в ответной улыбке и многообещающе замерцал линзами.
Неопределенно кивнув, Мегатрон второй раз за свое существование в этом мире переступил через порог тронного зала.
На этот раз Оптимус стоял у стены, превращенной в гигантский экран, и задумчиво рассматривал быстро сменяющие друг друга многомерные диаграммы. Мегатрон разобрал в них динамику развития промышленности и показатели эффективности в военной сфере.
- Что думаешь по этому поводу? - не оборачиваясь произнес Оптимус.
- Боевая мощь Империи растет, - после небольшой паузы сказал Мегатрон.
- Да. Но это бесцельный прирост, - Оптимус взмахнул рукой и экран погас. - Говоришь, ты всю свою жизнь провел на непрекращающейся войне?
- Именно.
- Расскажи мне про нее.
- Моему императору скучно? - Мегатрон не сдержался и оскалился в ухмылке.
- Императору не бывает скучно, - надменно произнес Оптимус. - Однако... - он сделал паузу, - простые развлечения мне не чужды. Я хочу знать о том, что бывает в иных вселенных.
- Непрерывная война за ресурсы и больше ничего, - отрезал советник.
- Кем ты был в своей Вселенной, Мегатрон?
- Мм... хорошим воином, - ухмыльнулся десептикон.
- Может, нам тоже нужна какая-нибудь маленькая война, - Оптимус явно разговаривал сам с собой, однако быстро спохватился и обернулся к Мегатрону всем телом. - Ты, случаем, не хочешь сыграть в великую игру?
- В войну? - уточнил Мегатрон и приподнял надлинзовые щитки. - Но с кем?
- Со мной, - Оптимус отстегнул маску и улыбнулся во все дентопластины. - Ты достаточно чужой, чтобы не впадать в сакральный ужас при звуке моего имени. Так что игра могла бы стать интересной.
- О нет, император, я бы не хотел превращать твою Империю в руины, - покачал головой Мегатрон.
- Я уже слышу вызов в твоих словах, - ухмыльнулся Оптимус и неожиданно встал в боевую стойку после чего сделал приглашающий жест ладонью.
"Убей его".
- Ошибочное мнение, - холодно сказал Мегатрон, чуть прикрывая линзы диафрагмами.
- Нападай или я убью тебя, - сохраняя улыбку сообщил Оптимус.
Переминавшийся за дверью Джазз внезапно услышал грохот, но сунуться без приглашения не посмел. Грохот, перемежаемый паузами, продолжался еще некоторое время, а потом по полу что-то звонко залязгало. Раздались тяжелые шаги, и Джазз благоразумно отступил в сторону. Массивные двери открылись, и из них слегка скособочено вышел Мегатрон. Джазз внимательно посмотрел на него, отметил общую помятость, критическое отсутствие одной антенны и вместе с тем довольное выражение лица, а заодно... Опустив взгляд, Джазз увидел некий странный предмет и целых пять секунд не мог осознать, что это такое. Когда до него наконец-то дошло, начальник церемониальной стражи предпочел быстро и тихо смыться куда-нибудь подальше. Вряд ли стоило ждать милостей от Прайма, чью искореженную боевую маску сейчас уносил с собой военный советник.
Оптимус рассеянно водил кончиками пальцев по располосованной щеке и нехорошо ухмылялся.

Понадобилось несколько циклов, чтобы до умов общественности дошла, укоренилась и взросла мысль - некто Мегатрон находится в дружеских отношениях с императором. Само словосочетание "дружеские отношения" вызывало нервные смешки, изрядно приправленные недоверием. Вообразить, что Оптимус относится к кому-то как к другу было очень сложно. Тем не менее, это оказалось правдой, и еще некоторое время спустя появилась еще одна мысль, еще более безумная и даже опасная, но постепенно ставшая обыденной. В Империи появилось как бы два... два императора.
Нет, разумеется, император был только один, уже многие эпохи и гигациклы... но как-то вдруг получилось, что Мегатрон отдает приказы, даже не думая добавлять к ним стандартную формулу "от имени Императора" или "во славу Императора" или хотя бы "во славу Империи". Просто он приказывал, и все выполняли, совершенно не задумываясь. Усомниться в его праве повелевать так никто и не рискнул. Мысль о неповиновении казалась просто кощунственной.
Сам Мегатрон относился к этому как к тончайшей ювелирной работе. По сути все его распоряжения не несли особого смысла - он не отправлял никого на дальние планеты и не приказывал немедленно ввести новую финансовую единицу, тут же изъяв старые. Он просто зарабатывал себе авторитет. В плане общения с Оптимусом он чувствовал себя несколько глупо. Во-первых, периодически они дрались. Сам для себя Мегатрон признал, что несколько сдает позиции императору, несмотря на все свое военное прошлое. В основном потому, что его стратегия сводилась к "ударил - застрелил - отступил на базу", а в длительных фулл-контактах он не был особенно силен. Оптимус же напротив словно помешался на спаррингах с тренировочными дроидами, оттачивая мастерство. Волей-неволей Мегатрону пришлось заняться этим вопросом. Во-вторых, Оптимус постоянно требовал от него рассказов о военном времени. В-третьих, он втягивал Мегатрона в многоходовые стратегии, разворачивающиеся на виртуальном поле битвы. Прайму, видимо, доставляло особое наслаждение продумывать тонкие комбинации. Мегатрон раздражался, рычал и предлагал аннигилировать гипотетического противника с помощью пары-тройки орбитальных линкоров.
В общем, это были довольно странные отношения, и вдобавок Мегатрону то и дело хотелось вцепиться в глотку Оптимусу и свернуть его сверкающую металлическую шею. Одно дело - достойный противник, находящийся на другой планете, и совсем другое - сидящий рядом император. Убивать хотелось с неимоверной силой.
- ...думаешь? Эй! Мегатрон! - недовольно произнес Оптимус вертя энергоновую пирамидку на пальце.
- Ничего я не думаю, - рассеяно ответил Мегатрон и машинально отобрал пирамидку. - Три-ядерный заряд им на голову, вот и вся стратегия.
- Там у себя ты явно преследовал тактику выжженной коры, - недовольно прошипел Оптимус, провожая взглядом уплывшую пирамидку.
- Все разрушенное можно отстроить заново, - почти равнодушно сказал Мегатрон, опустошая пирамидку. Это вовсе не было жестом наглости, просто Оптимус оказался настолько эгоцентричен, что о себе приходилось позаботиться самому. Императору даже не приходило в голову чем-то с кем-то поделиться или предложить.
- Десептиконское отродье, - констатировал Прайм, поблескивая линзами.
Линзы Мегатрона тоже полыхнули, а вдобавок он еще и оскалился. Прайм внезапно усмехнулся и откинулся на стенку.
- Что, не нравится, когда так называют? - хохотнул он.
- Очень, - прорычал Мегатрон.
О, Прайм, ты даже не подозреваешь, насколько это оскорбительно. Настолько, что хочется стереть с твоего лица ухмылку вместе со всеми остальными чертами лица. Раздавить и растоптать.
Оптимус еще раз хохотнул и закончил совсем уж гадким хихиканьем, одновременно пихая локтем в бок Айрона. Тот вздрогнул, а потом чуть подвинулся, задев коленом Мегатрона. Военный советник поморщился и хлопнул его по бедру, принуждая оставаться на месте. Он знал, что у Айрона сейчас отключены аудио- и видеодатчики, поскольку Оптимус терпеть не мог, когда кто-то из его партнеров слушал, о чем он беседует со своим советником или вообще с кем угодно. Айрон еще немного повернулся и уткнулся лицом в платформу. Мегатрон задумчиво нарисовал пальцем маленький круг на гладкой бедренной пластине. Забавно, но между ним и Оптимусом даже установилась своего рода интимная связь, мостиком в которой выступал Айрон. Мегатрон вовсе не ожидал, что явившись на зов императора застанет его в весьма компрометирующем с точки зрения нравственности положении. Он уже собрался выйти, когда император повернулся к нему и с издевательской усмешечкой предложил присоединиться. В процессоре Мегатрона тут же мелькнуло около восьми вариантов развития событий, и все-таки он решил принять вызов.
Айрон был не очень этим доволен, однако потом смирился и расстарался для обоих партнеров.
- Оставайся у меня на полуцикл, - предложил Оптимус, внимательно глядя на советника.
Мегатрон хмыкнул и кивнул, пододвигаясь ближе к Айрону. Оптимус дернул того за аудиодатчик, и командующий ВВС моментально включился.
- Считай, что можешь быть свободен, - милостиво разрешил Прайм.
- Мм... Император, если ты не возражаешь, я бы предпочел остаться, - хрипло пробормотал Айрон, втискивая задний бампер в паховую секцию советника.
- Гайка сношенная, - почти ласково сказал Оптимус. - Будь готов к тому, что снова понадобишься.
- Как пожелаешь... - Айрон зевнул, проветривая системы.
Его действительно пару раз выдергивали из перезарядки, подстегивая электричеством, однако Айрон благополучно отключил почти всю мыслительную деятельность, доверив базовым программам управлять своим телом. Главное, что это было приятно и не требовало от него никакой активности.
Мегатрон провел этот полуцикл в состоянии непрерывной настороженности. Подозревая Оптимуса в самых различных хитростях, он непрерывно сканировал спальный отсек и внимательно прислушивался к гудению систем Айрона.
В конце концов его бдительность увенчалась успехом. Оптимус неожиданно поднял голову, и его вроде бы тусклая оптика налилась угрожающим сиянием. Доселе притворявшийся перезаряжающимся Мегатрон тоже поднял голову и уставился на Прайма в ответ. Тот склонил голову к плечу, облизнулся и внезапно хихикнул на низких частотах.
- Ты что, боишься, что я тебя изнасилую под покровом тьмы? - осведомился он.
У Мегатрона от неожиданности приоткрылся рот. Прайм довольно прижал антенны и засмеялся на все тех же едва слышных октавах, почти в инфразвуке.
Такое нельзя было проигнорировать.
- Неизвестно, кто кого, - наконец ответил он, не в силах смолчать.
Оптимус приподнялся, бесцеремонно поставил локоть на Айрона и чуть подался вперед, скалясь в улыбке. Мегатрон точно так же подался вперед, и броня Айрона отчетливо заскрипела. Расстояние, разделявшее почти одинаковые лица, сократилось до одного пальца. Мегатрон отстраненно подумал, что сейчас самый подходящий момент для убийства. Прайм неожиданно фыркнул на него горячим воздухом, и оба трансформера синхронно отшатнулись друг от друга.
- Посмотрим, - многозначительно буркнул Оптимус, и снова растянулся на платформе, зарывшись в россыпь теплоотводящих шариков.
Мегатрон точно так же зарылся в шарики и задумался. Только что Прайм подкинул ему гениальную идею. В ней были два ключевых момента: "поиметь" и "кто кого". Естественно, Мегатрон видел себя сверху. Но в данный момент он очень плохо представлял, как это все должно получиться. Кидаться на Прайма с наручниками наперевес было так же глупо, как без зазрения совести предлагать ему лечь на спинку и раздвинуть ноги. В обоих случаях ответом в лучшем случае послужил бы выстрел в упор.
Погрузившись в многоплановые размышления, насыщенные "а если" и "то", плюс "может быть", Мегатрон машинально начал отключать системы, постепенно проваливаясь в перезарядку. В конце концов функционировать осталась только система внешнего слежения, а последняя мысль растворилась в статике.
Спустя ровно четверть цикла внутренний хронометр подал сигнал, и все системы десептикона начали включаться одна за другой. Мегатрон включил оптику и сделал быстрый скан-снимок помещения. Айрон отсутствует. Ничего опасного. Хорошо. Кое-кто развалился у него за спиной, собственнически притиснув к себе - это плохо. Мегатрон беззвучно оскалился, понимая, что игра в "кто кого" уже началась, и медленно развернулся. Тусклая оптика Прайма быстро вспыхнула красным цветом полной активации, и император широко зевнул, прокачивая челюстные шарниры.
- Хорошо, - чуть невнятно произнес он. - Ты такой гладенький, тепленький...
Мегатрон открыто засмеялся. Прозвучавшая фраза была настолько нелепа, что он не мог поступить иначе.
- Смейся-смейся, - Оптимус явно пребывал в миролюбивом настрое. - Так где, говоришь, у тебя порты доступа?
- Я про них вообще не говорил, - с заметной насмешкой ответил Мегатрон.
- Значит скажешь сейчас, - Прайм навалился на него, перевесился через широкую грудь и заглянул в лицо десептикону. - Итак, где они?
- Информация отсутствует, - все еще развлекаясь, монотонно произнес советник.
Мегатрон не чувствовал угрозы, поэтому спокойно реагировал на поползновения Оптимуса. Вообще-то они были смехотворны.
- Не зли меня, - лениво протянул Оптимус, однако в линзах у него уже засветились огоньки.
- Строго говоря, у меня нет приемной системы, - самодовольно произнес Мегатрон. - Извини, но обстоятельства тебе неподвластны.
- Что? - Оптимус оторвался от него и сел. - Как нет?
- Так нет, - Мегатрон пожал плечами. - Удалил за ненадобностью.
Оптимус некоторое время смотрел на него, а потом захохотал. Мегатрон раздраженно приподнял надлинзовые щитки.
- Это самое идиотское препятствие, которое я когда-либо встречал! - Оптимус завалился на спину. - Я настолько разочарован, что не могу выразить это словами!
- А может быть, она есть у тебя? - вкрадчиво произнес Мегатрон, садясь.
Он давно уже намеренно опускал обращение "император", исподволь приучая этого самого императора к тому, что рядом с ним находится равный, имеющий право игнорировать титулы.
- Ха, - Оптимус моментально обрел серьезность. - Не наглей, десептикон. Впрочем, у меня тоже нет.
Трансформеры уставились друг на друга и одновременно разочарованно скривились.

После выяснения столь прискорбных обстоятельств Мегатрон целую кварту посвятил бездельничанью и вольным мечтам на тему, как это могло бы быть. После чего он снова вернулся мыслями к волшебной перспективе - развязать гражданскую войну и стать правителем. Устроить битву не с идеалистом, а с жадным до власти эгоцентричным ублюдком, не желающим уступить ближнему даже пирамидку энергона.
Совершенство.

На исходе очередной декады к Мегатрону явилось воплощение поставленной перед собой цели. Никто не сообщал о том, что советника собрался навестить сам император, не было кортежа и охраны, не было вообще никаких предпосылок к появлению Прайма в том уютном месте, которое Мегатрон назначил себе постоянным жильем.
Собственно говоря, прихода императора Мегатрон даже не заметил.
Оптимус легко открыл чужой замок собственным ключ-кодом и вошел в полутемные апартаменты. Коридор, несколько дверей... одна из них ведет в большую залу. Оптимус чувствовал биение чужих энергий именно там, поэтому уверенно вошел в помещение. Энергии тут действительно было много, в основном - постинтерфейсной.
Оптимус перешагнул через нежно-голубого кибертронца, зарывшегося в пиропластовые мембраны, и направился к Мегатрону, с легким любопытством посматривая по сторонам. Он точно узнал одного из дез-гонщиков - по характерному широко разнесенному бритвенно-острому спойлеру. Так же легко было узнать довольно известного скульптора и дубль-истребителей, свернувшихся в белый клубок так, что было непонятно, как они еще не сломали крылья.
Сам военный советник устроился на роскошном ложементе, в полуперезарядке тиская кого-то ослепительно желтого с черными разводами, свидетельствовавшими о принадлежности к стрелковой братии.
Услышав шаги, Мегатрон повернул голову, удивленно приподнял щитки и сделал движение, собираясь встать. Оптимус поднял ладонь, останавливая его.
Шоттер сквозь туман режима ожидания почувствовал, как изменилось состояние Мегатрона, и поднял голову, автоматически реагируя, как и полагается стрелку. Он мог бы решить, что его обманывает оптика, однако его видеосистема была произведена по спецзаказу, и обманывать никак не могла. Шоттер потратил полторы секунды на лихорадочную разработку стратегии - как бы незаметно и вежливо смотаться отсюда. Но как только он приподнялся, Мегатрон чуть надавил на гладкое бедро, и Шоттер понятливо притих на месте. Рассыпаться в извинениях, а тем более вообще мельтешить перед оптикой великого правителя было очень небезопасно. Недолго думая, Шоттер притворился дезактивом и даже отключил дублирующие системы, чтобы не производить лишних шумов. Он слишком хорошо поинтерфейсился, чтобы умереть так прискорбно рано.
- У тебя здесь самый настоящий притон, - почти равнодушно сказал Оптимус, с легким интересом рассматривая поблескивающую пленку, пятнами покрывающую платформу. Такая же пленка местами отсвечивала на бедрах у партнера Защитника.
- Я люблю роскошь, - пожал плечами Мегатрон.
- Говорят, ты недавно сделал популярной еще одну вещь, - задумчиво произнес Оптимус. - Пирсинг, так?
- Ну сам пирсинг я популярным не делал, - дипломатично сказал советник. - Однако часть его...
- Дай взглянуть, - неожиданно сказал Оптимус тоном, не приемлющим возражений.
Воздержавшись от очередного пожимания плечами, Мегатрон похлопал по бедру прижавшегося к нему стрелка.
Шоттер развернулся и кокетливо развел ноги, демонстрируя Прайму вздрюченные элементы. Мегатрон крайне любил потеребить нежные соединительные системы. Несмотря на бытовую жестокость, в этом вопросе здешние кибертронцы отличались практически полной невинностью. Он понятия не имел, как они коннектятся друг с другом, но прекрасно знал, что даже от его пальцев они дрожат и стреляют искрами. Если подходить к делу умело, то одного партнера можно было мучить почти целый час, не давая разрядиться.
Оптимус сложил руки на груди и наклонил голову к плечу, рассматривая признаки активных сладострастных утех. Затем покосился на Мегатрона и фыркнул. В сегментах соединительной системы у черно-желтого болталось аж восемнадцать колечек и подвесок разной формы и с драгоценными минералами.
- Брось его и иди за мной.
Не дожидаясь реакции, Оптимус развернулся на месте и направился к выходу. Шоттер поднял визор и искоса глянул на советника. Завидев на его лице улыбку, которой можно было плавить железо, Шоттер поежился. Да уж, не каждый день император сам заявляется к кому-то с требованием...
Визор со щелчком встал на место.
Мегатрон шел следом за императором, прикидывая, где можно заказать надежный замок, а еще лучше - два. К тому времени как он додумался до простого и примитивного, но надежного блокиратора изнутри, они вышли на улицу. Только сейчас Мегатрон по-настоящему ощутил, что чуть впереди него идет правитель всей планеты. На дорогах никого не было. Воздушные коридоры опустели. Многочисленные магазинчики, забегаловки, заправки - все закрылось и потушило рекламу. Целый квартал словно вымер для того, чтобы император мог спокойно прогуляться.
Оптимус остановился, транформировался, и дальше двинулся уже в многоколесной наземной форме, тяжело попирая уличное покрытие. Мегатрон недовольно скривился, однако тоже последовал его примеру. Выбранная им альтформа вынужденно отличалась в более мирную сторону от привычной, а скорость, по правде говоря, отставляла желать лучшего. Изначально его альт-форма была предназначена отнюдь не для гонок по улицам, а для ведения боевых действий в формате тяжелой бронетехники. И сейчас он сдирал траками верхний слой покрытия с муниципальной трассы, предназначенной для легкого транспорта.
Два тяжеловеса вырулили к императорской резиденции и снова перешли в гуманоидную форму. Даже не оглядываясь, Оптимус двинулся ко входу, и Мегатрон волей-неволей последовал за ним. Он понятия не имел, что ждет его в роскошном гнезде, и на всякий случай подозревал самое худшее.
Однако Оптимус не спешил начинать расправу за неведомые прегрешения, и даже буркнул что-то смахивающее на приглашение устроиться поудобнее. Мегатрон подозрительно посмотрел на пирамидки, в изобилии рассыпанные по столу, и подгреб к себе парочку на пробу. Он не торопился спрашивать, с какой стати его выдернули из уютного дома и притащили сюда. В конце концов, у императоров о таком не интересуются.
- Встань, - неожиданно сказал Оптимус почти скучающим голосом.
Отставив пирамидку в сторону, Мегатрон поднялся с тяжелым вздохом всех систем. Ему в очередной раз захотелось убить имперского выродка и соорудить из него что-то вроде мусорного контейнера.
Прайм подошел совсем близко и толкнул Мегатрона в грудь. Деесптикон сел на стол и приподнял надлинзовые щитки. Наклевывалось что-то препаршивое.
- Броню отстегни, - все тем же тоном велел Прайм.
- Так ты решил не играть в кто кого, а использовать все свои преимущества? - протянул Мегатрон.
- Естественно.
Оптимус сам подцепил край тяжелой фиолетовой пластины и резко дернул. Мегатрон проигнорировал этот недвусмысленный намек и уставился на Прайма с крайне злобным выражением лица.
- Я думал, между нами установился некий паритет, - заявил он.
- Какой паритет может быть между императором и бесправным чужаком из другого мира? - поинтересовался Оптимус, дергая еще раз. - Не смеши меня.
- А я не чужак, - парировал Мегатрон. - Я крайний в своей воспроизводящей линии и уважаемый гражданин.
Ответом ему послужило широкое черное дуло, уткнувшееся прямо в нос.
- Еще какие-то вопросы? - с угрозой спросил Оптимус.
- Да пожалуйста, - прошипел десептикон, отстегивая магниты. - Подавись.
- Будешь сопротивляться - убью, - предупредил Оптимус, подключаясь к его системам.
Мегатрон скучающе уставился в потолок, внутренне кипя от ярости и быстро закрывая все важные блоки памяти. У него действительно не было принимающей системы, и Оптимус воспользовался стандартными технологическими разъемами. Такой изобретательности Мегатрон даже не ожидал. Оптимус вломился в его нервную систему, напропалую раскидываясь командным кодом, однако Мегатрон уже успел сделать все самое важное, и постарался максимально испортить императору праздник. Для создания психологического дискомфорта он нашарил очередную пирамидку, опустошил ее и буркнул:
- Скажешь, когда закончишь.
- Ты у меня тоже закончишь, - пообещал Прайм, заставляя его откинуться на локти.
Не желая хоть чуть-чуть уступать, военный советник быстро перенаправил энергопотоки и в итоге получил неприятное, но терпимое зудение по всей нервной системе.
- Ай какой упрямый, - хохотнул Оптимус, заглядывая ему в оптику. - Ладно, со временем изменишься...
"Превращу в шлюху", - решил Мегатрон, благоразумно прикрывая опасные мысли тройным фильтром помех.
Оптимус расстарался вовсю, и Мегатрон действительно уже был готов вцепиться ему в глотку, когда феерия принудительно-добровольного интерфейса закончилась.
В момент пикового напряжения он сделал полный скан-снимок Прайма.
Это оправдывало временные неудобства, связанные с пребыванием на том конце кабеля.

Не пожелав остаться "на полуцикл, отдохнуть" как интеллигентно выразился довольный по самые кончики антенн Оптимус, Мегатрон ретировался в свое логово и первым делом засел там за персональный терминал. Выведя на экран скан-снимок, Мегатрон начал вертеть его под всеми возможными углами, рассматривая словно заживо препарированную фигуру врага номер один.
Приемных портов у него действительно не было, за исключением одного-единственного, не совсем ясного назначения и странной конфигурации. По сути представлял собой длинный туннель, заканчивающийся где-то в середине брюшной секции. А вот уже там-то...
Мегатрон озадаченно поскреб подбородок и вдумчиво замерцал оптикой. Потом взгляд его прояснился и экс-Главнокомандующий ухмыльнулся. Теперь он знал, как получить в свое распоряжение натуральную приемную систему Оптимуса Прайма.
Правда, это требовало некоторого апгрейда, весьма забавного, можно сказать. Но дело того стоило. К тому же в новом виде интерфейс даже приобретал некий глубинный смысл, связанный с подчинением и прочими психологическими бреднями.
Переимев для самоутверждения половину своего ген-клана, Мегатрон лично занялся апгрейдом, не доверяя столь тонкое дело никому. Единственный трансформер, которому он мог позволить сделать такую операцию, был дезактивирован. Давно. Ст...
Тряхнув головой и отогнав короткий злой приступ сожаления, Мегатрон продолжил. Первоначальные планы по минимальному апгрейду с полным совмещением систем уступили место злости, и апгрейд стал приобретать все более опасные формы. В конце концов Мегатрон перемахнул за рассчитанную границу, и пришлось устранять лишние навороты.
Несколько стандартных часов спустя он пребывал в полной боевой готовности.

Однако рваться на баррикады с плазмометом в руках Мегатрон не спешил. Он успел прокутить еще три стандартных цикла и запустить очередную часть своего великого плана, и только потом на его коммлинк пришел вызов. Как раз в это мгновение десептикон в компании троих сопровожденцев позировал дамп-художнику.
Радж недовольно дернул головой, однако не потерял концентрацию, необходимую для создания четырехмерного изображения. Мегатрон улыбнулся и дождался, когда Радж махнет рукой, показывая, что модели могут разойтись.
- Еще не готово, - заявил он, останавливая соскочивших с места ген-клановцев, - если меня каждый раз будут так перебивать, то я никогда не закончу.
- Меня вызывает наш император, - в качестве оправдание произнес Мегатрон.
- О. В таком случае прошу меня простить, - высокопарно сказал Радж, накидывая легкое полотно на стойку проектора и отцепляя от себя многочисленные контактные пластины. - Итак, господа, кто последний до бассейна - тот ржавый подшипник.
Толпа орущих от энтузиазма граждан рванула к дверям, ведущим в рихтовку, Мегатрон загоготал так, что пошло гулкое эхо, и покинул мастерскую.
Вскочив на платформу антиграва, он потер руки. Легко покачивающаяся платформа несла его к резиденции, а он раздумывал - тот ли это вызов, ради которого он апгрейдился, или что-то деловое...
Сомнения рассеялись, как только он поднялся на этаж. Не на уровень совещаний, а куда выше. Лифт сам определял, куда доставить посетителя, так как посетители здесь были очень редки. Офицер из смены охранников приветливо улыбнулся ему и кивнул. Мегатрон рассеяно кивнул в ответ и шагнул в личные апартаменты Прайма. Ну-ну. Ничего, скоро здесь будут его собственные покои. А может быть, он прикажет разрушить здесь все, и создаст собственную резиденцию. Над этим вопросом стоило подумать.
Пройдя короткий коридор, Мегатрон неожиданно оказался в полной темноте. В режим форсированного зрения он переключился мгновенно, но Прайм успел чуть-чуть раньше.
- Люблю пунктуальность, - почти проворковал Оптимус, прижимая его к стене. - Помнишь, я обещал тебе, что со временем все изменится? Ты готов к этому?
- Очень даже может быть, - Мегатрон одарил Прайма широкой улыбкой, и в красном свете оптики по длинным клыкам скользнули опасные блики."Personification of Evil" (c) Ebelar
Послышались щелчки сдвигаемых броневых пластин, и Оптимус пододвинулся ближе.
- Погоди, - остановил его десептикон, - дай я сам все сделаю. Я тут кое-что придумал...
- Ммм? - Оптимус слегка удивленно посмотрел на измененную конфигурацию соединительной системы. - И что именно такого интересного ты придумал? Вот это, например, для чего? Оно тебе явно не...
- Все очень просто, - сообщил Мегатрон, передвигаясь чуть ниже так, чтобы оказаться точно на "линии огня". Схватив Прайма за талию, он резко дернул бедрами.
Открытый порт тихо щелкнул, принимая джампер. Оптимус заорал, оскалив клыки и исказившись лицом. Мегатрон перехватил его за бампер и снова рванул к себе. Джампер щелкнул, раздвинулся и скользнул еще глубже вызывая фонтан искр. Прежде чем Прайм успел собраться с силами, Мегатрон резко оттолкнулся от стены, окончательно впихивая джампер на всю длину, и одновременно с полной стыковкой развернулся на месте. Оптимус грянулся спиной об стену, и словно от этого сотрясения, энергопотоки наконец-то переключились.
На пару мгновений Оптимус застыл в полной дезориентации, и этого Мегатрону хватило, чтобы прижать чужие запястья к стене. С его пальцев соскользнули ленточки интеллектул и намертво приклеили руки Прайма. Мегатрон намеренно вынудил Оптимуса опустить их и прижал вниз ладонями - это было самое неудачное для сопротивления положение. Прайм тряхнул головой и жутко оскалился вновь.
- Остановись. Немедленно. Я. Приказываю! - на последнем слове Оптимус сорвался на бешеный ор.
- Тшш... мы всего лишь играем, - Мегатрон наклонился и прикусил яростно дергающуюся антенну. - Все по-честному. Я даже уступил тебе первый раз.
Базовый доступ.
- Еще одно движение, Мегатрон, - свистящим шепотом предупредил Оптимус, - и ты дезактив.
- Обещаю, что буду делать это нежно-нежно, - проворковал советник и крутанул чужие настройки.
- Ааххаа... Ммм... Ммегатр-рон...
Глубоко загнанный джампер дернулся, стимулируя электровосприимчивые бороздки, и гневное рычание перешло в низкий рокот удовлетворенности. Затем Оптимус спохватился и дернулся вперед, метя вцепиться в чужое лицо, однако Мегатрон увернулся и снова прихватил его за антенну.
Облизав гладкий металл, он отклонился и внимательно посмотрел на исходящего бешенством Оптимуса, а потом очень медленно запустил ротор. Согласно скан-снимку, Прайм обладал весьма интересным механизмом принудительного разгона двигателей. Сцепившийся с контактными схемами и бороздками, джампер медленно поворачивался, и вместе с ним начинала работу масса разнообразных деталей.
Оптимус смотрел на него совершенно безумной оптикой. А когда полный оборот завершился и начался новый, линзы Прайма аж запереливались. Между стиснутых губ вырвался хриплый стон. Оптимус безуспешно попытался высвободиться, отчаянно дергая тазом, и добился лишь того, что электрических разрядов стало чуть больше. Мегатрон чувствовал, как один за другим открываются и закрываются внутренние порты, предлагая доступ к чему угодно, включая топливные системы. Узкий тоннель оказался напичкан жизненно-важными отводами, столь хитро спрятанными в одном месте. Сил терпеть Мегатрону уже не хватало, и он начал быстро разгонять долгожданного партнера, не скупясь на электричество и не стесняясь перепахивать настройки Прайма.
Оптимус вспыхивал линзами в такт оборотам, а потом его почти стало подкидывать. Разряды электричества прокатывались по внутренностям, заставляя их сладко поджиматься. Вдобавок чудовищное изобретение Мегатрона постоянно соединялось с какими-то схемами буквально на доли секунды, и от этого тоже делалось безумно хорошо. Оптимус придушенно вскрикнул, чувствуя, как по его бедрам прокатывается острая неконтролируемая дрожь удовольствия. Что-то в нем резко расслабилось, приоткрылось, и он спустил топливо. Это было настолько приятно, что теперь у него задрожали и ноги. Он пару раз двинул бедрами, не в силах стоять спокойно, когда его собственные двигатели работали по чужой воле. Мегатрон стиснул пальцы на его подергивающемся бампере и выдал такой электрический разряд, словно хотел пробить системы партнера насквозь. В центре корпуса частыми толчками расцветало удовольствие, заполненный канал вибрировал от магнитных пульсаций, а в месте соединения словно установили мощный генератор.
- Кто далеко прячет свои базовые схемы, тот должен быть готов к тому, что доставать до них будут весьма странным путем, - наставительно произнес Мегатрон и сорвался на стон.
- Я тебя убью... убью... - выдохнул Оптимус. - О Прааайма-ас!
- Непременно... только... позже... - ответно простонал Мегатрон.
В данный момент он испытывал огромное удовольствие, изрядная доля которого была чисто психологической. Никогда в жизни ему не приходило в голову, что собственного врага можно так сладко поиметь. Он без раздумий пускал клыки в ход, оставляя на благородном металле длинные царапины, и визг рвущегося железа отчасти заглушал утробные стоны, рвущиеся из вокалайзеров Оптимуса. Мегатрон не стал рвать его провода, затыкать ему рот и уж тем более ему и в голову не пришло влепить Прайму что-нибудь вроде поцелуя. Слушать тоже приятно...
Десептикон полностью сосредоточился на слиянии систем и чувствовал от этого непередаваемое удовольствие.
Оптимус слышал, что практически воет, но умолкнуть не мог - нижняя перегрузка оказалась слишком сильной.
Мегатрон тоже не мог сделать одну вещь - он не мог заставить себя отлепиться от восхитительного партнера. После тотальной перезагрузки ему понадобилось целых несколько минут, чтобы собраться с силами.
Они оба до сих пор оставались на ногах, хотя Мегатрон с удовольствием плюхнулся бы на пол - но он помнил, что Оптимус не сумеет оторвать руки от стены, и движение вниз закончится для него разломом суставов. Мегатрон поднял голову и посмотрел в лицо Прайму. Линзы у того тускло мерцали, осмысленный взгляд отсутствовал, а дентоластины влажно поблескивали.
- Оптимус, - хрипло произнес Мегатрон, чувствуя, как потрескивает статика в вокалайзерах.
Прайм со скрежетом опустил голову, и прекрасные дентопластины звучно лязгнули, чуть не отхватив Мегатрону кусок лица. Десептикон отдернулся в последний момент, и острые кромки только располосовали ему щеку.
- Что это было? - прохрипел Оптимус, ворочаясь, как придавленный дроид.
- Это было мое нововведение, - Мегатрон скользнул языком по линии челюсти Прайма. - По-моему неплохо.
- Возможно, - пробурчал Оптимус, облизывая прокушенные губы. - Отвяжи меня, извращенец.
Мегатрон еще раз потерся щекой о гладкую щеку императора, наклонил голову, чтобы не задеть антеннами чужое лицо, и слегка прикусил шейные провода Оптимуса, чувствуя напряженно гудящую в них энергию. Прайм утомленно вздохнул. Мегатрон ухмыльнулся сам себе и провел ладонями по рукам императора. Интеллектулы с липким звуком отделились от стены, и Опимус оказался на свободе. Тут же отпихнув Мегатрона, он начал разминать запястья. Десептикон искоса посмотрел на него с легким опасением во взоре.
- И принеси энергона, - все также недовольно буркнул Прайм. - У меня в конвертере пересохло.
Одновременно с его словами в помещении наконец-то зажегся неяркий, приглушенный свет.
Мегатрон самодовольно ухмыльнулся, потянулся и направился к встроенному в стену энергарию. Наугад выбрал парочку пирамидок и неожиданно услышал щелчок за спиной.
Обернувшись, десептикон увидел черную воронку дульного среза и удивительно холодный блеск красных линз где-то далеко за ней. В следующее мгновение раздался выстрел.
Десептикон успел отшатнуться, и плазменный заряд чиркнул по траку, оплавив часть брони. Действуя автоматически, Мегатрон нырнул в сторону, но Прайм так же четко повернулся следом и вновь нажал на спусковой крючок. На этот раз плазменный сгусток начисто снес одну из антенн бывшего повелителя десептиконов. Мегатрон зарычал, присел, уходя с линии очередного выстрела, и кинулся вперед в низком броске. Прежде чем Оптимус скорректировал линию огня, советник сгруппировался, подтягивая ноги к груди, оттолкнулся от пола и легко скользнул на коленях еще дальше, словно танцор на ритм-поле. Закончив скольжение, он чуть откинулся назад и внезапно оказалось, что он смотрит прямо между широко расставленных ног Оптимуса. Резко приподнявшись, Мегатрон обхватил Прайма за бедра обеими руками и с довольным ворчанием впился губами в заветное местечко, сразу же просовывая язык поглубже. Оптимус впервые за эти растянувшиеся в вечность секунды заорал, схватил его за оставшуюся антенну, но почти сразу непроизвольно выгнулся. Мегатрон почувствовал под пальцами дрожь бедренных сервоприводов и попробовал на вкус сложный химический состав антифриза и смазки, покрывающих всю внутреннюю поверхность узкого тоннеля. Выведенные канальцы топливосброса сработали исправно и самым натуральным образом намочили всего Прайма изнутри. Судя по тому, что антифриз продолжал течь, системы Прайма никак не могли охладиться. А действия Мегатрона тем более не помогали этому. Периферийные двигатели Оптимуса взвыли, раскручивая обороты. Мегатрон жадно высасывал содержимое подергивающегося технического канала и полировал языком нежные стеночки. Прайм выронил бластер и схватился за обломок чужой антенны. Из его вокалайзеров вырвалось самое настоящее рычание. Мегатрон продолжил дразнить его, вдохновленный столь бурной реакцией.
- Вниз... чтоб ты заржавел, опустись вниз, - простонал Оптимус и с шипением втянул воздух. - Я не могу... стоять...
Мегатрон с готовностью опустился, увлекая Прайма за собой. В конце концов он распластался на спине, а Оптимус перегнулся вперед и уперся обеими руками - уже дрожащими - в пол. Капающая от возбуждения промежность находилась прямо над лицом Мегатрона, предоставляя тому отличный доступ в святая святых, недавно столь интенсивно вскрытую. И Мегатрон не упустил столь прекрасный шанс - он пробирался языком как можно глубже и нажимал на датчики. Конструкция все еще медленно вращалась, поэтому Мегатрон ухитрялся задевать все новые и новые порты, не жалея для них изысканного электричества. Утробные стоны где-то высоко над ним делались все сильнее. Оптимус испытывал новые ощущения. Чувствуя, как начинает выгибаться у того спина и приподниматься задний бампер, Мегатрон обхватил его обеими руками, вынуждая сохранять прежнюю позу.
В конце концов отчаянно дергающиеся бедра застыли, напряглись, и резервные каналы сработали еще раз, выталкивая сжиженное от непомерного возбуждения топливо. Вкус был восхитителен.
Мегатрон уже успел научить свой ген-клан интересной забаве - когда добровольца укладывали на спину и заливали в него сырой синтетик через все шланги, а потом остальные интерфейсили его до умопомрачения, вернее, пока он не начинал работать на взгонку синтетики и собственного энергона плюс то, что в него сливали желающие. Как только из микшера начинало течь через край, коктейль считался готовым. Самое пикантное в нем было, что во время дегустации вкус постоянно обновлялся за счет того, что микшер успевал сбрасывать новые порции по пять-шесть раз, пока из него пили. Очень сладкая и чувственная забава. Главнокомандующий любил посмаковать такие штучки. Ему нравилось просовывать ладони под дрожащий от удовольствия бампер, приподнимать микшера и смотреть, как течет густая жидкость из раскрытых отводов. Слизывать ее, заставляя микшера вздыхать и постанывать. Он очень надеялся, что однажды они с Праймом сумеют поиграть в эту же игру.
Оптимус встряхнулся, подался назад и сел ему на грудь. Раздался мокрый звук, заставивший Мегатрона облизнуться. Прайм сдвинул надлинзовые щитки, чуть наклонился вперед и без предупреждения сомкнул руки на горле партнера. Правда, не стал сразу крушить стальные тяжи, а лишь предупреждающе напряг пальцы. Мегатрон похотливо улыбнулся и пустил из уголков губ радужные струйки. Оптимус непроизвольно вздрогнул, видя собственные жидкости, и наклонился вперед еще ниже, пока наконец на коснулся губами аудиодатчика Мегатрона.
- Наверное, не стоит угрожать тебе шаблонными фразами, - прошептал он. - Но считай что я их произнес. И я смертельно серьезен.
- Неужели тебе не понравилось? - пробормотал Мегатрон, осторожно кладя руки на талию Прайма.
- Если бы мне не понравилось, тебя бы сейчас выносили в утиль. По частям.
- Ка-ак мне повезло, - промурлыкал Мегатрон, расчетливо выпуская еще чуть-чуть энергона.
Выразительно сглотнув, он приподнялся, вынуждая Оптимуса чуть съехать назад, и утвердился на локтях. Прайм наконец-то отпустил его шею, поерзал с задумчивым выражением лица и поднялся. Мегатрон жадным взглядом проводил длинные ноги, неожиданно мелькнувшие в столь интересном ракурсе, а потом сел. Он не торопился приводить себя в порядок, а тем более приобретать самодовольный вид. Наоборот, он постарался казаться ничуть не менее встрепанным, чем сам Прайм. Потому что Оптимус явно удерживался от убийства одним лишь шоковым состоянием, и вздумай Мегатрон проявить хоть каплю бахвальства...
По этой причине он и предпочел рассесться на полу, как бы ошалело глядя на императора. Оптимус нервно прошелся по отсеку, яростно вжикая бедренными сервоприводами, а потом сунулся в энергарий. Последовало многозначительное бульканье, а потом Оптимус повернулся, и в Мегатрона полетела пирамидка высококачественного топлива. Десептикон машинально поймал оригинальный снаряд.
- Чего расселся, - злобно буркнул Прайм. - Вставай и топай отсюда, пока я тебя не удавил.
Внутренне Мегатрон возликовал. Он все-таки одержал победу, потому что ему только грозили убийством, а не воплощали его в жизнь. Со стороны Оптимуса такое было равноценно падению на спину и приглашающе расставленным коленям.
Десептикон поднялся и крадучись двинулся к окну, перед которым застыл Оптимус. Широко расставленные ноги словно попирали расстилающийся внизу город, и Мегатрон все-таки расплылся в широкой довольной улыбке. Прайм явно не мог стоять со сведенными бедрами.
Погасив улыбку несколькими глотками энергона, он остановился почти вплотную к Оптимусу и автоматически потянулся обнять его, но остановил себя в последний момент. Если кибертронцы любили, когда их обнимают и тискают, то это не значило, что такое понравится Оптимусу. Однако просто так стоять он тоже не мог и в итоге пошел на компромисс сам с собой, положив руку на до сих пор горячее плечо. После секундной паузы последовал глухой рокот систем, и Мегатрон счел за лучшее руку убрать.
- Не маячь у меня за спиной, - изрек Оптимус. - Я же сказал, чтобы ты убирался.
- Ты точно не хочешь меня видеть? - с намеком произнес Мегатрон.
- Послушай, чужак, - Оптимус повернул к нему голову. - Если я говорю "уходи", ты уходишь. И быстро.
- Как пожелаешь, император, - бесстрастно сказал десептикон

И все-таки угомониться он теперь не мог. Во всяком случае, не перепробовав десяток методов воздействия на чужую психику. Лелея грандиозные в своей крамольности планы, Мегатрон ударился в физику, а потом и в область опасных исследований. Раскрученный маховик предвоенной кампании медленно сбавил обороты, а потом и вовсе остановился. А Мегатрона неожиданно заинтересовали вирусы. О том времени, когда файрволлы ломались едва ли не каждый день, а эпидемии захватывали целые мегаполисы, ходили легенды. С тех пор многое изменилось, и трансформеры обрели уникальные, сугубо индивидуальные защитные системы, в которых любой вирус просто погибал. Однако Мегатрон и не собирался создавать боевую тварь, крушащую чужие настройки и тонкие нейронные связи. Ему нужно было всего лишь научиться управлять ими...
Вирусные исследования десептикон не доверял никому, а вот от физических экспериментов "страдал" его ген-клан. Идея стимулирующих волновых частот оказалась весьма перспективной, и в результате Мегатрон получил совершенно ошалевших от мощных сигналов трансформеров, которые готовы были рыть бетон голыми руками, лишь бы им дали немедленно сынтерфейситься с драгоценным повелителем. Делиться таким интересным открытием с элитой общества Мегатрон не пожелал, корыстно нацелившись использовать впечатляющее оружие на одном конкретном трансформере.
Разумеется, он не сбирался врываться в покои Оптимуса, стреляя искрами направо и налево, одновременно распространяя тот самый призывный сигнал. Ему хватало коротких периодов официального общения, когда они находились рядом. Путем нехитрых манипуляций Мегатрон настроил свой сигнал на волновую частоту Прайма, и начал исподволь давить на императора. Оптимус не реагировал с похвальной стойкостью, а Мегатрон с выдающимся упорством добавлял и добавлял интенсивности сигнала при каждой встрече. Потом он стал изменять силу этого сигнала в зависимости от общего настроения Прайма, чтобы все выглядело как можно естественнее.
Легкой эту победу никак нельзя было назвать, но она состоялась, и в один прекрасный момент бывшего главнокомандующего расы десептиконов вновь пригласили в императорские покои - для официального доклада о политике экспансии.
Мегатрон докладывал, докладывал и еще раз докладывал. Расписывал перспективы, строил прогнозы, сыпал фактами и уснащал все оптимистическим взглядом в будущее. Он бы мог говорить на эту тему еще очень долго, но Оптимус заткнул поток красноречия взмахом руки.
- Ты столько говоришь, что у меня статика в датчиках идет, - проворчал он. - Я жду.
- Мм? - неопределенно откликнулся Мегатрон, чуть искоса поглядывая на императора.
- Неужели ты думаешь, что я позвал тебя сюда только чтобы выслушать то, что могу получить в инфосети за четыре секунды? - осведомился Оптимус.
Мегатрон поднялся из кресла и отпихнул в сторону декоративный столик, разделяющий их. Шагнув вперед, он наклонился и уперся ладонями в колени Оптимуса.
- Итак, с чего именно мне начать? - сладким голосом уточнил он.

На этот раз Оптимус не стал вскакивать и пинками гнать партнера сразу после перезагрузки. То ли у него не было никаких дел, то ли он заранее решил проявить чуть больше социальности - Мегатрон толком не решил. К тому же это не слишком его интересовало, в отличие от возможности погреться на платформе сразу после интерфейса, когда системы неохотно реагируют на необходимость быстро передвигаться, куда-то бежать и что-то там делать. Пользуясь случаем, Мегатрон посвятил это приятное время очередному подкопу под уже не столь неприступный бастион, носящий гордое имя Прайм. Десептикон облизал Оптимуса с ног до головы, заласкал каждый сантиметр брони и наговорил столько красивых слов, что его собственный процессор начал сбоить.
Для десептикона это было очень странное состояние. Всю свою жизнь он стремился уничтожить Прайма, ну или по крайней мере находиться в состоянии непрерывной войны с ним. Сейчас, во Вселенной, где Прайм был всем, а о десептиконах никто и не слышал, это желание должно было разрастись до гигантских размеров. Однако вместо этого Мегатрон жаждал совсем иного. Ему не хотелось убивать. Ему хотелось завладеть.
Прайм неохотно брыкался, уже привычно шипел сквозь дентопластины и отворачивался, однако позволил произвести с собой все условно-гигиенические процедуры и в конце даже потянулся с явным стоном удовольствия. После чего для порядка пихнул Мегатрона ногой несколько раз и проворчал, что тот может остаться.
Почти сразу же выяснилось, что это сопряжено с кучей проблем. Каждый инстинктивно старался захватить побольше места, а заодно и придавить партнера - как всегда делают верхние - и в результате два трансформера скрутились в такой клубок, что еще чуть-чуть, и их пришлось бы разъединять с помощью ремонтников. Зато теперь каждый обнимал другого и каждый оказался сверху, но при этом еще и снизу. Оптимус еще чуть-чуть подвинулся, извернулся и с довольным рычанием устроил голову сверху. Мегатрон недовольно вздохнул, однако потом его посетила отличная идея, и он слегка прикусил натянутые шейные тросы, маячившие прямо перед лицом. Прайм заурчал.
Достигнув таким образом шаткого перемирия, трансформеры еще некоторое время настороженно ожидали друг от друга неприятных сюрпризов, а потом наконец-то сработало общее переутомление, и системы обоих выключились почти одновременно.
Три стандартных часа спустя автономные датчики слежения сработали точно так же одновременно, зарегистрировав присутствие кого-то постороннего. Мегатрон думал, что Оптимус первым делом угостит незваного посетителя выстрелом из валяющегося на полу бластера, однако этого не случилось.
Ведь никто же не станет убивать ручных зверофомеров за то, что они явились не совсем вовремя.
Оптимус первым приподнялся и беззастенчиво навалился на Мегатрона, полностью игнорируя тяжелый скрип и скрежет чужой брони. Советник заворчал и попробовал поднять голову, но Оптимус дотянулся и схватил его за антенну, вынуждая остаться на месте. Свободной рукой он почесал механозавра под тяжелой нижней челюстью, с силой давя на контактные пластины. Гримлок заурчал и оскалился от удовольствия.
- Это что, подъемный ритуал? - хрипло осведомился Мегатрон, как бы между делом начиная скользить ладонью вверх по бедру Оптимуса.
- Почти, - Прайм увлеченно ласкал динобота, - Гримлок любит наведаться пораньше и довести моих партнеров до коллапса систем. Это выглядит весьма забавно.
- Можно я не буду в истерике прятаться от него по всему отсеку? - вежливо спросил Мегатрон, ничуть не менее увлеченно лаская отставленный бампер Оптимуса.
- Можно, - неожиданно пророкотал Гримлок. - Ты не трус.
- Оно еще и разговаривает? - по-хамски удивился Мегатрон, все-таки выворачиваясь из порядком ослабевшего захвата Прайма.
Гримлок зарычал, однако Оптимус обхватил его поперек морды освободившейся рукой и еще раз почесал.
- Я, Гримлок, не оно, - проворчал динобот. - Откушу голову. Почему ты, император, позволяешь ему себя так вести?
- Потому что я так хочу, - с потрясающей самоуверенностью ответил Оптимус и приподнял бедра, позволяя Мегатрону протиснуться под ними. Теперь Оптимус сидел у десептикона на коленях.
- Значит, теперь есть два главных правителя? - пророкотал динобот, явно пребывая в глубокой задумчивости.
- Ни в коем случае, - укоризненно сказал Мегатрон, опережая вспышку гнева со стороны императора. - Просто я... высочайший защитник нашего повелителя.
- От чего же ты его защищаешь? - Гримлок хитро блеснул оптикой, внезапно проявив куда больше интеллекта, чем предполагал Мегатрон.
- От вмешательств в его личную жизнь, - холодно ответил десептикон, кончиками пальцев чувствуя, как под массивной броней Оптимуса гневно рокочут механизмы.
- Это хорошо, - проворчал динобот. - Я, Гримлок, давно так думал...
- Убирайся отсюда, Гримлок, - наконец высказался Прайм. - На счет три.
Динобот не стал дожидаться отсчета, попятился и с удивительной ловкостью выскользнул в автоматически открывшуюся дверь. Мегатрон выразительно промолчал, продолжая легко поглаживать отполированный металл. Темные антенны дернулись, отражая состояние владельца, однако потом в Оптимусе снова взыграли все присущие ему черты, и он вытолкал новоявленного защитника за дверь, сопроводив это рядом язвительных замечаний насчет самовольно присвоенного титула. Однако поскольку выстрелов в спину не последовало, Мегатрон поставил очередную галочку в списке маленьких побед.

Он действительно победил, потому что Оптимус начал таскать его к себе все чаще. До ежецикловых посещений дело не дошло только потому что оба сохраняли некую видимость занятости. Иногда они действительно были заняты, но рано или поздно на коммлинке Мегатрона загоралась одна и та же пиктограмма - приходи. Десептикон оставлял свою шумную разноцветную толпу поклонников и, едва не потирая руки, направлялся в заветные покои. Вскоре Оптимус вновь попробовал, так сказать, перетянуть кабель на себя, однако Мегатрон втихую выставил фильтры, из-за которых Прайм совершенно не получал отката, будучи ведущим в интерфейсе. Это неприятное для Оптимуса открытие послужило причиной парочки приступов ярости с его стороны, в результате которых Мегатрон оказался в очередной раз выставлен за дверь. Но на этот раз уже с предложением убраться с планеты подобру-поздорову.
Десептикон расшаркался, прихватил весь свой ген-клан и отбыл на выкупленный планетоид в соседней солнечной системе. В какой-то степени он был даже доволен таким поворотом дел - в уединенной тиши астероида работалось и думалось над великими планами куда лучше. А вскоре к нему зачастили друзья-товарищи, а так же друзья товарищей и товарищи друзей всего ген-клана. Окончательно развращенные клановики правдами и неправдами втянули своего хозяина в развлечения, включающие в себя полеты на соседний планетоид, славящийся своими заправками, и травлю беглых дроидов в металлических лабиринтах заброшенных станций.
Но самый необычный сюрприз случился кварту спустя, когда к астероиду пристыковался челнок весьма нестандартной модификации. Мегатрон в это время самолично припаивал гонщику полуоторванный во время гонок спойлер, развлекаясь жалобными причитаниями со стороны пострадавшего. Несмотря на эгоизм, холодную расчетливость и жестокость, кибертронцы не прочь были и поскулить, проклиная вселенную, так жестоко обошедшуюся с самыми совершенными творениями мыслящих технологий.
- Зато потом я ему подрезал все колеса, - хвастливо закончил Трэк, - ай!...
- Что значит "ай"? - ухмыльнулся Мегатрон. - Прославленному гонщику больно?
- Ничего подобного, - возмутился Трэк. - Это было... ой! Ох!
- Кажется, меня опять обманывает слух, - Мегатрон надавил на свежесваренный шов, прогибая все еще мягкий металл.
- Ну все, хватит, хватит, - Трэк завертелся на месте. - Мм! Все! Ооой...
- Ммм?
- Садистический ублюдок... - пробормотал Трэк, утыкаясь лицом в платформу.
- Что? - ласково переспросил Мегатрон, сжимая спойлер. - Оторвать?
- Нет! Ну прекрати, Мегатрон!
Трэк изогнулся, завел руку за спину и попробовал отцепить жестокие пальцы от спойлера. Он действительно не любил грубых прикосновений, если дело происходило не на трассе или не в доброй драке. Вот уже несколько мегациклов пребывая в ген-клане, он привык, что здесь принято мягкое обращение...
Мегатрон поймал шарящую руку, завернул ее окончательно, похлопал гонщика по спойлеру и отпустил. Трэк поерзал и сел, недовольно урча движками.
- Не пускай пар, - почти ласково сказал Мегатрон, подцепляя его за подбородок согнутым пальцем.
- Я думал ты будешь чинить меня, а не уродовать, - недовольно сказал Трэк.
- Тц-тц-тц...
На этот раз Мегатрон погладил многострадальный спойлер. Эта деталь у Трэка была настолько широка, что при желании ее можно было использовать для короткого скользящего планирования. Гонщик сменил тональность урчания на довольную и наклонил голову, подставляя шеврон под ожидаемую ласку. Мегатрон не стал обманывать его надежды, и провел языком по гладкому металлу.
Как раз в этот момент сигнал о стыковке и поступил. На коммлине у Мегатрона пискнуло, и он досадливо поморщился, после чего вырубил звуковой сигнал. Никакие челноки не могли помешать ему выполнить задуманное, тем более что Трэк уже раздвинул колени, а стоило Мегатрону пододвинуться чуть ближе - с известной сноровкой обхватил его ногами за талию.
- Даже не вздумай меня сейчас бросить, - прошипел гонщик, многозначительно царапая фиолетовую броню острыми когтепластинами.
- Бросать не буду, - пообещал Мегатрон, - опрокину на спину и сверху лягу.
Выполнив свое обещание целых три раза, Мегатрон наконец-то соизволил вспомнить про челнок, хозяин которого наверняка уже извелся от злости - после стыковки шлюзы отнюдь не открывались автоматически, а дисциплинированно ждали команды от хозяина планетоида.
Выйдя на оборудованный по последнему слову техники мостик, военный советник включил передатчики и с немалым изумлением обнаружил, что в челноке законсервирован никто иной как Джазз, пребывающий в состоянии тихого бешенства.
- Наконец-то! - заорал начальник охраны. - Сколько мне тут еще торчать?! Открывай, параноик! Зашибу!
- Ой-ой, - насмешливо протянул Мегатрон, не торопясь выполнять требование. - Что такой большой чин делает в скромном захолустье?
- Скромное? - Джазз фыркнул. - Да этот твой притон даже по холо транслируют. Выпускай! А не то включу плазму, и спалю тебе все доки.
- Я польщен, - не совсем определенно высказался Мегатрон и все-таки подал команду на открытие шлюзов.
Джазз еще раз фыркнул и отключил связь. Мегатрон быстро, но с достоинством направился к переходному тамбуру. Все равно Джаззу пришлось пройти через все камеры дезинфекции - Мегатрон из вредности задал высший приоритет очистки. Поэтому он не только успел первым к открытию дверей, но даже и чуть-чуть постоял возле них. Наконец тяжелые створки разъехались и очень чистый, а также очень раздраженный начальник охраны вышел на волю.
- Ну знаешь ли, это наглость... - начал он с места в карьер, но договорить не успел.
- Я соскучился, - промурлыкал Мегатрон, разводя руки. - Иди сюда, - и включил сигнал.
Джазз остановился на полушаге, словно наткнулся на стену. Упер кулаки в бедра и затемнил визор. Потом оглянулся пару раз, дернул головой и сделал два осторожных шага. Остальные шесть он пробежал после чего кинулся на шею к советнику, не обратив внимания на моментально содравшуюся о траки краску. Под броней загудели механизмы трансформации, и высокий черный капот изменил конфигурацию, опустившись так, чтобы Джазз мог притиснуться к советнику всем корпусом.
- Вот это больше напоминает радостную встречу, - проворчал Мегатрон.
- Кажется, за время ожидания я сошел с ума, - невнятно пробормотал Джазз, утыкаясь лицом ему в шею.
Мегатрон убийственно осклабился и развернулся на месте, не выпуская Джазза из рук. Черно-серебристый трансформер чуть приподнялся и одним движением обхватил его ногами.
Этот жест всегда интересовал Мегатрона. Как только его партнерам предоставлялась возможность, они неизменно стискивали его в двойных объятиях, успешно применяя для этого все конечности. Исключение составляли только Оптимус и еще несколько трансформеров, не уступающих Мегатрону в габаритах. Друг с другом кибертронцы себя так тоже не вели. Из этого следовал логичный вывод, что такой фокус - автоматическая реакция на большого партнера. Зацепиться и повиснуть, предоставляя тому тащить куда угодно. Мегатрон не стал изменять программе и двинулся в сторону ближайшего уютного отсека.
- Между прочим, об этом я и хотел поговорить, - высказался Джазз, по-прежнему обращаясь к чужой шее.
- Праймас, - Мегатрон ухмыльнулся. - Ты проделал этот путь, чтобы я тебя поимел?
- Пожалуй, я рассмотрю это как бонус, - прохладно сказал Джазз, не спеша, однако, разнимать ноги. - Но у меня есть конкретное дело.
- Оно срочное? - вопросил Мегатрон, локтем нажимая на дверную панель.
- Нет.
- Значит пару часов оно может подождать.
По истечении трех часов изрядно помятый и заезженный военачальник приподнялся на локте, судорожно зевнул и попробовал потянуться, вследствие чего утратил опору и с лязганьем рухнул обратно на платформу.
- Так вот, что я хотел сказать... - слегка "плывуще" сказал он.
- Поблагодарить меня за доставленное удовольствие? - предположил Мегатрон, лениво созерцая потолок.
- Еще чего, - мерзко хихикнул военачальник и снова приподнялся, на этот раз опершись локтями на широкую грудную секцию десептикона. - Я хотел сказать, что твой отъезд многое изменил.
- Так.
- И император этим несколько... огорчен.
- Так.
- И это имеет некоторые последствия.
- Так.
- Да прекратишь ты такать или нет? - закономерно не выдержал Джазз. - Ты меня вообще понимаешь?
- Кончено, - Мегатрон посмотрел на него с прищуром. - Продолжай.
- Я всего лишь хочу сказать, что наш император юникроновски зол, - прошипел Джазз, - и он отыгрывается на нас. Уж не знаю, соизволил ты заметить или нет, но у меня половина гнезд вывернута!
- Я заметил, - возразил Мегатрон. - И учел. Тебе же не было больно.
- Ну да, - буркнул Джазз, чуть остывая, - но от этого ничего не меняется. Прайм зол. И лучше бы тебе вернуться поскорее. Я не знаю, кто там из вас кого имел....
Мегатрон посмотрел на хранителя покоев, приподняв надлинзовый щиток и оскалившись в усмешке.
- Даже не смотри так, - Джазз передернулся. - Не желаю понимать твои намеки. Это ересь и государственная измена. Но я настоятельно прошу тебя немедленно явиться на Кибертрон и... и...
- И-и? - протянул десептикон.
- И проявить дипломатию в сфере интерфейса, - выкрутился Джазз. - Шлак тебя сожри, пожалуйста! Я не могу просить от имени императора, но я прошу от имени прибиженных к нему.
- Я подумаю, - вежливо сказал Мегатрон и недвусмысленно пригреб Джазза свободной рукой, собираясь перезарядиться пару часиков.
Начальник охраны шумно вздохнул, поерзал и закинул ногу поверх фиолетовых бедер. В паху опять сладко заныло, и он прижался болящим местом к прохладной броне, без зазрения совести пачкая ее смазкой.

К солярному рассвету Мегатрон уже командовал своей разноцветной бригадой, понукая их словами и иногда даже шлепками. Ген-клан лихорадочно собирался, готовясь к отбытию в базовый мир. Как обычно, при отъезде количество вещей резко увеличилось, и кибертронцы мгновенно сцепились в энергонопролитной схватке за лишние квадратные метры для кубков, скульптур, картин и прочих свидетельств бурной творческой жизенедеятельности. Беспорядки подавил опять же Мегатрон, не пожалев для этого декоративного убранства и от щедрот жахнув энергетическим разрядом поперек всего погрузочного холла. Рычащие и плюющиеся оскорблениями трансформеры пришли в себя и немедленно начали жаловаться. Выслушав яростные обвинения в адрес друг друга, Мегатрон выдохнул пар-конденсат и заказал стандартный грузовой челнок. Вот туда-то все поместилось с лихвой. Успокоенные трансформеры взошли на борт круизной яхты и заняли места согласно полетному расписанию. Мегатрон лично проверил, чтобы никто не остался на планетоиде, увлекшись разгульной жизнью, и даже обнаружил прибавление в клане - новичок сидел в кресле и упорно пялился в голографическую проекцию пред носом.
- Это что? - вопросил Мегатрон, нависая над неизвестным.
- Это Сайлен Ред, - ответил сидящий рядом Страйкер, перегнулся и вырубил проектор. - Мы решили взять его с собой. Он забавный.
Сайлен поднял голову, и Мегатрон от неожиданности отшатнулся. Он впервые за долгое время увидел синюю оптику. Не сиреневую, не блекло-лиловую, а синюю. Взгляд Сайлена был холоден как жидкий азот.
- И чем же он так забавен? - Мегатрон наклонился ближе, рассматривая красно-белый корпус.
- Ну он отличается редкостной отмороженностью во всем, кроме интерфейса, - Страйкер легкомысленно хихикнул и подул на свежезаточенные ногтевые пластины. Длинные лезвия с шипением втянулись в суставы.
- В таком случае, дружок, - улыбнулся Мегатрон, кладя руку на белое плечо, - я приглашаю тебя на тест-драйв.
За сим сложным и увлекательным мероприятием перелет прошел незаметно - яхта шла по маршруту, проложенному еще в прошлый раз, и никакое присутствие трансформера при этом не требовалось.
Сайлен, слегка ошалевший после скоростного заезда на выносливость, уютно возился под рукой, а в салоне, кажется, опять происходила тихая и яростная драка.
- Кто тебя взял на борт? - поинтересовался Мегатрон, подталкивая Сайлена в гладкий бочок.
- Я сам захотел - буркнул обладатель голубой оптики.
- Кто? - повторил Мегатрон, сжимая двумя пальцами горячий красный рожок.
- Вайп, - сдался Ред и дернул головой. - Не трогай...
Мегатрон фыркнул и неожиданно повернулся, затаскивая белого под себя. Сайлен придушенно взвизгнул и дернул ногами. После интерфейса он слишком расслабился, и Мегатрон этим сразу же воспользовался. Скрутив трепыхающемуся пленнику руки, он начал активно массировать пресловутые рожки. Ред снова взвизгнул, а потом зарычал и завертелся. Мегатрон даже не думал отступать и вскоре добился своего. Зажатый новичок неожиданно притих, температура у него резко подскочила, а потом на платформе снова стало мокро.
- Ты меня опозорил, - прошипел Сайлен энное время спустя.
- Ты хотел присоединиться к моему клану, значит играешь по моим правилам, - прохладно сказал Мегатрон. - Иначе вообще выкину в космос.
- Я... я согласен, только не надо трогать мои антенны, - Ред снова завозился, и Мегатрон отпустил его. - Не люблю принудительную перезагрузку, у меня потом все болит. Пожалуйста?
- Хммм.
Военный советник рассеяно подставил ему плечо, позволив устроиться с комфортом, и подумал, что такого новичка можно будет привлечь к полезному труду во славу великого плана. В глобальной базе данных он числился как толковый аналитик, но с тремя увольнениями по несоответствию социальным стандартам. Социально несоответствующий Ред отключился даже не зевнув, и его воздухозаборники мерно загудели.
- Ну что? - громким шепотом поинтересовался Вайп, сунувшийся в дверь. - Мы прибудем с помпой?
Мегатрон согласно блеснул оптикой. Вайп расплылся в улыбке и скрылся из поля зрения. Мегатрон еще успел услышать сдавленный вопль восторга, а затем дверь закрылась, наглухо отрезав его от беспокойной команды.
Потом он даже чуть-чуть пожалел, что пустил все на самотек, потому что резвящиеся трансформеры устроили из прибытия целое представление. Суть его была вполне понятна - мы лучшие, мы красивее всех остальных, мы самые-самые... Постоянное соперничество закладывалось в здешних жителей прямо на конвейерной линии, и все свое существование они постоянно старались обойти соседа и плюнуть ближнему на спину.
Очень странно для автоботов.
Иногда Мегатрону приходила в голову мысль - что если существует Вселенная, в которой есть только десептиконы? Или та, в которой десептиконы сражаются за мир и добро? Или та, где две расы вообще не воевали? Второй и третий варианты вызывали бурю гнева.
А депрессию вызывало именно многообразие этих самых проклятых Вселенных, и осознание того, что там, в далеком прошлом и далеком сущном автоботы сейчас радостно строят свое нелепое царство добра и справедливости, превознося принципы равенства и прочей мягкотелой шелухи.
Какая гадость.
Мегатрон спустился по трапу, бухая подошвами с такой силой, что металл отозвался возмущенным грохотом.
Ген-клановцы разбежались по своим срочным делам, а на коммлинк прибывшего военного советника немедленно свалилась масса текущей информации, которую он принципиально игнорировал в своем вынужденном отпуске. Ну по крайней мере это подтверждало его пребывание в статусе приближенной особы. Оптимус не лишил его высокой должности и не выслал за ним отряд ликвидации. Очень даже неплохо.
Устремившись прямиком в закрытую часть своих апартаментов, Мегатрон яростно уставился на цифры статистики, медленно ползущие по непрерывно работавшему все это время монитору. Посмотрел на цветные диаграммы. В общем-то все это не являлось необходимостью, он сам прекрасно мог подсчитать в уме, как идет дела, но зримый вид его усилий приносил чисто эстетическое наслаждение. На всю Империю со всеми ее планетами, системами, колониями и даже самыми дальними уголками потребовалось всего ничего. И до завершения величайшего дела в его жизни требовалось всего несколько циклов. Муки нетерпения превращались в самую настоящую пытку ожиданием.
Время тянулось с чудовищной неторопливостью.
А потом в высших эшелонах опять началось шевеление на тему экспансии, развития во все стороны и планомерного захвата годных к промышленному освоению планет. В основном этим планеты уже кем-то были заселены. Но Вселенная не могла похвастаться особым разнообразием живущих форм, а особенно - их размерами. Пока что трансформерам были известны три расы, приближающиеся к ним по размерам, однако все они не представляли ни опасности, ни ценности, поэтому даже кварковое оружие на них тратить не стали.
Стандартное совещание окончилось так же стандартно, и с окончанием обсуждений маховик освоения сделал еще один оборот. Многим трансформерам предстояла переброска на новый плацдарм, заводы сработали бы на создание новых дроидов, а хрупкое электромагнитное чрево металлической планеты вот-вот должно было выпустить стайку хрупких, едва осязаемых Искр.
Но это было в обозримом будущем. Прямо сейчас Мегатрон с трудом сдерживал желание постучать пальцами по столу, потому что его статистическая выборка не предусматривала появления новых трансформеров. А уж тем более пока до них доберется маленький симпатичный сюрприз... Для этого они должны как минимум стать взрослыми, крепко соображающими особями.
- Все свободны, - буднично произнес Оптимус и так зыркнул на десептикона, что дальнейших слов не понадобилось.
Советники разных рангов быстро покидали кабинет совещаний, пока в нем не осталось всего двое присутствующих.
- Мне показалось, или наш военный советник чем-то обеспокоен? - прозорливо осведомился Оптимус.
- Мое беспокойство, о император, носит несколько личный характер, - в той же манере ответил Мегатрон.
- Какие же проблемы терзают нашего советника?
- Мне вдруг стало казаться, о высочайший, что ты не рад общению со мной, - пророкотал Мегатрон на пределе вокалайзеров
- Неужели отсутствие того, кто всегда должен быть на своем посту, могло меня порадовать?
На каждом слове Оптимус делал шаг, и к окончанию вопроса уже нависал над десептиконом словно крейсер, закованный в фиолетовую и черную броню.
- Но ведь именно по воле императора я и удалился со своего поста, - Мегатрон в свою очередь приподнялся и уставился прямо в полыхающие линзы собеседника. - Кстати, я привез подарок, - совершенно обыденным тоном сказал он.
- Чтооо? - Оптимус чуть отодвинулся, и оптика его приняла такое выражение, что Мегатрон на секунду почувствовал себя мишенью на стрельбищах.
- Подарок, - десептикон улыбнулся и вытащил из набедренного кармана запакованное в пластик нечто.
- Ты не заразился слабоумием? - тряхнул головой Оптимус и выхватил у десептикона подарочек. - Что это такое?
- Усилители, - Мегатрон постучал пальцем по собственной ладони. - Накладки для фаланг. Увеличивает пробивную способность на восемьдесят три процента.
- Хм.
Оптимус разодрал упаковку и нацепил усилители, моментально разобравшись что к чему. Вытянул руку и одобрительно посмотрел на матово-черные игрушки. После чего сделал резкое движение.
Мегатрон отшатнулся в сторону, и там, где мгновение назад была его голова, в высокой спинке кресла образовалось отверстие, пробитое пальцами императора.
- Ай-ай-ай, - промурлыкал Оптимус. - Чуть медленнее, и мы бы не досчитались важной персоны... Я доволен.
С хрустом вытащив руку, он отвернулся и прошествовал к выходу. Мегатрон посмотрел ему в спину, четко видя на ней место для выстрела, скользнул взглядом по излучающей высокомерие фигуре и неожиданно вспомнил нервно крутящего задом Сайлена. Ему даже показалось, что он слышит щелчки контактов в собственной голове. Желание интерфейса внезапно нахлынуло откуда-то из подпрограммного пространства. Почти бесшумно поднявшись, Мегатрон проследовал за Оптимусом, догнал его и пристроился за правым плечом. Налево и направо одаряя встречных зловещими улыбками, Мегатрон досопровождался до самых дверей в персональные покои императора и как само собой разумеющееся в эти покои вошел. Застывший при полном парадном блеске Джазз едва заметно улыбнулся.
Мегатрон чуть задержался у двери, внимательно изучив систему блокировки, а когда прошел в отсек, Оптимус уже восседал в своем любимом, невыносимо роскошном кресле и потягивал энергон.
- Мог бы и мне предложить, - проворчал Мегатрон, присев рядом на край стола.
Оптимус только приподнял надлинзовый щиток храктерным высокомерным жестом. Мегатрон тихо зарычал, переплавил оскал в улыбку и отнял у Прайма наполовину опустошенную пирамидку и допил сам.
- Ну что, ты рад, что я вернулся? - мягко поинтересовался он.
- Даже не знаю, - Оптимус сложил пальцы шалашиком и задумчиво на них посмотрел.
Хрупкое молчание повисло ровно на четыре секунды, после чего Оптимус сделал молниеносное движение, и сцепившиеся трансформеры покатились по полу, разнося бронированными телами мебель и дробя напольное покрытие. Хруст и дикий скрежет железа эхом отдался от высокого потолка, к нему добавилось утратившее всякую разумность рычание на два голоса. Ворочающийся и грызущийся тандем занесло в угол, сверху рухнула декоративная сеть и навела полный и окончательный хаос. Застрявшие когтями друг в друге трансформеры дергались, шипели, снова рычали и в конце концов перешли на ругательства.
- Ты где-то втихаря тренировался, - наконец обвинительно заявил Оптимус, ухитрившийся застрять в сетке даже собственными антеннами.
- Еще бы, - Мегатрон дернул головой. - В ссылке-то!
Его антенны были куда больше, и неприятностей доставляли соответственно. А еще его дико раздражало, что сеть, хоть и декоративная, но прочная, прямо как настоящая. Или может быть действительно настоящая.
- Чему же еще ты научился?
Оптимус произнес это с таким высокомерием, какое только возможно, когда твоя собственная нога едва не упирается тебе же в нос.
- Обращению с партнерами. - Мегатрон ухмыльнулся и еще раз дернул головой. - Заводишь ему руки за спинку, во-от та-ак...
- А потом он делает во-от та-ак, - передразнил его интонации Оптимус, и повернул наплечные дула вперед.
Мегатрон знал, что несмотря на свою безобидность и даже хилость с виду, эти крошечные полые трубочки хранят в себе два заряда антиплазмы, удерживаемые силовыми ловушками.
- Мог бы хоть раз уступить и поиграть в подчинение, - хмыкнул Мегатрон, тем не менее, предупредительно ослабляя и без того несерьезный захват.
- Что? - Оптимус захохотал. - Ты думаешь, что я могу кому-то уступить? Да я даже с тобой связался только потому, что ты смог хоть немного приблизиться к моему уровню!
Зачатки приязни, начавшие возникать в процессоре Мегатрона, с хрустом переломились у основания. Сплюнув раскаленным паром, он буквально отодрал защитную пластину Оптимуса и подсоединился к деликатным схемам. Оптимус все еще веселился, и даже когда из места соединения пошли первые горячие импульсы, продолжал злорадно хихикать. Только энное количество мегаватт спустя он замолчал и сосредоточился на ощущениях. Мегатрон полностью блокировал его попытки исподтишка включиться в системы партнера, и работал исключительно на отдачу, заставляя царственного партнера принимать все больше энергии. Оптимус не выдержал и начал пока еще легко царапать его плечи усиленными когтями.
- Все, хватит, хватит изображать доминанта, - прошипел он, сделав целых три паузы в процессе. - От... от-торву головуу... Ммх!.. Мега-а...

Мегатрон ухитрился отделаться только изодранными траками. А еще дареные усилковые накладки помогли справиться с сетью, которая все крепче и крепче спеленывала трансформеров, словно подталкивая к интимному общению на как можно большее время.
Выбравшись из крепких мономолекулярных объятий, Оптимус тут же начал выталкивать Мегатрона взашей, однако на этот раз десептикон бурно запротестовал и в свою очередь потащил Оптимуса к платформе. Противостояние характеров окончилось в пользу военного советника, и платформа металлически охнула, принимая на себя внушительный сдвоенный вес.
- Я доволен, - изрек Оптимус после традиционной борьбы за право верхнего. - Ты не разочаровал меня.
Мегатрон наполовину прикрыл линзы диафргамами, лелея сладкие грезы о победном завершении великого плана. Он тоже был очень доволен.
Оптимус уже ушел в перезарядку, совершенно опрометчиво, с точки зрения десептикона, оставив незащищенной спину. Впрочем, спина была довольно симпатичная, и в планах Мегатрона ей тоже имелось место. Убрав диафрагмы, он посмотрел на эту спину почти нежно.
Оптимус перевернулся и заехал локтем ему в бок.
Мегатрон почувствовал острую потребность немедленно придушить ублюдка.

Первая четверть, в которую традиционно все отдыхали по домам или вселились в заправках, была непоправимо испорчена пронзительным писком. Оба трансформера моментально вышли в онлайн, одновременно определили источник звука и дружно повернулись друг к другу спинами. Писк продолжался.
- Мегатрон.
В одном-единственном слове прозвучал сигнал, которым обычно отправляют армии в поход.
Означенный трансформер перевернулся на живот.
- Мегатро-он, - раздраженно протянул Оптимус, дергая антеннами.
Военный советник натянул на голову изолетик.
- На столе орет миникомм, - угрожающе произнес Оптимус. - Считаю до трех или расстреляю.
- Я согласен, - пробормотал десептикон из-под своего укрытия.
И выстрел последовал.
Миникомм распылился в яркой вспышке, а вместе с ним и часть сверхпрочного стола, который пережил даже не столь давнюю драку.
- Можно было просто попросить меня отключить его, - после паузы заметил военный советник.
- Просить? Это ты о ком? - насмешливо уточнил Оптимус.
Злобно пробормотав что-то на пределе слышимости, Мегатрон начал подниматься.
- Лежи уж, - щедро разрешил Прайм. - У меня сегодня нет настроения заниматься делами. Мы отдыхаем. Всё.
Мегатрон с грохотом рухнул обратно на платформу, снова натянул изолетик на голову и демонстративно врубил системы регенерации. Оптимус потянулся, снова полюбовался на вчерашнее приобретение - он тут же забыл, что это подарок - и включил дез-излучение. Волновой спектр приятно защекотал датчики, и Оптимус довольно заурчал. Даже у великих правителей есть маленькие слабости. Приятно потакать им время от времени, особенно когда можно погреть живот о партнера.
Цикл прошел под знаком ничегонеделания. За все это время трансформеры перекинулись от силы парой слов. Мегатрону было попросту лень находить тему для вежливой беседы, а Оптимус привык, что в его присутствии все благоговейно молчат.
В последнюю четверть этого цикла Мегатрон устроился на открытом балконе, любуясь видами столицы и мысленно примеряя на себя имперские регалии. Он даже забыл, что где-то в апартаментах что-то делает император, пока тот его не окликнул. Мечты неторопливо растворились в атмосфере, Мегатрон оскалился и стиснул перила. Опять. Опять этот самодовольный, напыщенный выродок чего-то требует. Какая наглость!
- Мегатрон, где ты там застрял? - донеслось из апартаментов. - Иди сюда! Я в настроении!
- Капризная эска, - промурлыкал Мегатрон себе под нос и уже совсем другим голосом откликнулся: - Погоди. Я смотрю на город. Красиво...
В темном помещении зашебуршались, тяжко вздохнули и залязгали. Потом послышались тяжелые шаги, и "капризная эска" явилась на балкон собственной персоной.
- Чего там смотреть, - недовольно сказал Оптимус, останавливаясь у самых перил. - Город как город.
- В моей вселенной такого не было, - Мегатрон боком присел на перила.
Оптимус развернулся к нему, сделал два крадущихся шага, остановился прямо перед советником, чуть наклонился и уперся ладонями в его бедра.
- Налить топливом на твою вселенную, - низким голосом произнес он. - Мне нужен интерфейс. Сейчас. Я хочу.
- Теперь я и правда верю, что раньше ты ни к кому не снисходил, - улыбнулся Мегатрон.
Он развернулся, поудобнее устроился на перилах, а Оптимус моментально оседлал его, закинув ноги за узорчатый поручень. Мегатрон выщелкнул джампер, и соединение прошло как по маслу. Оптимус совершенно неприлично-сладострастно вздохнул со стоном и навалился на Мегатрона всем весом. Десептикон стиснул пальцы на горячих бедрах. Потом чуть потянулся вперед и лизнул Прайма в разомкнутые губы. Оптимус подозрительно посмотрел на него и нахмурился. Попытка соблазнения номер восемнадцать не удалась.
- Ты не боишься, что нас увидят? - Мегатрон быстро перевел тему.
- Нет. Я здесь люблю поохотиться на неосторожных летунов.
Внеся ясность, Оптимус дернул бедрами, намекая, что пора уже раскручиваться. Мегатрон чувствовал, как дрожат его внутренности. Не теряя времени даром, он поудобнее обхватил Прайма за бампер и потянул вниз, обеспечивая полное сцепление.
Оптимус некоторое время довольно урчал на нем, точил когти о порядком истерзанные траки и нещадно кусался, а потом устало выдохнул и расслабился. Мегатрон сразу же поднялся, сделал шаг от перил подальше и опустился на пол вместе со своей тяжкой ношей.
- Убить бы тебя, - проворковал Оптимус.
Мегатрон зарычал, опрокинул его на спину и буквально вбил всем весом в плиточный пол. Оптимус дернулся от волны электричества и схватил Мегатрона за предплечья. На мгновение оба застыли в полной неподвижности, а потом Оптимус раздвинул диафрагму одной линзы и недовольно посмотрел на Мегатрона. Советник скабрезно ухмыльнулся и запустил джампер. Мегатрон чувствовал тяжелую пульсацию энергетических магистралей и почти мог видеть, как двигаются механизмы внутри Оптимуса, раскрученные применением джампера. И конечно же он слышал гул работающих на износ систем. А самое большое удовольствие ему доставлял почти непрерывный топливосброс. Пусть по чуть-чуть, но постоянно. Пол быстро покрывался пленкой энергона, щедро мажущейся по телам трансформеров. Прайм пошарил рукой по полу и сунул ее под нос Мегатрону. Десептикон отодвинулся, но потом смирился с экстравагантной причудой партнера и облизал его пальцы. После этого линзы Прайма резко потемнели, он прикусил губу и весь вскинулся, поднимая с собой Мегатрона. Из вокалайзеров у него вырвался сдавленный хрип, а внутри все завибрировало.
Несмотря на более чем невнятные протесты, Мегатрон воспользовался моментом и влепил шланги в чужие горловины, присаживая собственное топливо к уже имеющемуся в избытке. Для полной и окончательной перезагрузки ему не хватало именно этого.
Оптимус неимоверным, судорожным усилием воли удержался на грани полного оффлайна, и отключил только периферийные системы. Мигом ослабевшие руки-ноги разжались, и он раскинулся на полу. Мегатрон прижимал его к гладким плитам и явно пребывал в каком-то своем мире. Правда, не в оффлайне, это Оптимусу определить не стоило никакого труда. Системы гудели в другой тональности.
- Слезь с меня, - Оптимус толкнул его в трак, с трудом подняв руку. - И быстро.
- Один момент, - невнятно пробормотал Мегатрон.
А затем сполз вниз, пристроился между раздвинутых ног партнера и привычно опустил язык в шипящий от электричества канал. Оптимус выдохнул пар и слегка поерзал на месте, потом погладил себя по животу и окончательно расслабился, позволяя Мегатрону подчистить все следы интимного контакта. Ему нравилось это ощущение, и если Мегатрон не делал такой завершающий штрих, Оптимус чувствовал себя отвратительно.
Нализавшись вдосталь, Мегатрон оторвался от императора и сел. Довольно покосился на Прайма. Злобная тварь превратилась в тварь ублаженную, и от того довольную и спокойную. Оптимус потянулся, выгнулся, перекатился на живот и потерся об пол, сбрасывая остатки дразнящего электричества. Военный советник посмотрел на неплотно закрытые элементы соединительной системы и почти заурчал, упиваясь своими достижениями. Он представил, как эти нежные части трутся о защитную пластину, которая их закрывает на протяжении всего дня, и сладко поежился. Собственно в этом и крылась тайна легковозбудимости всех нижних партнеров - разошедшиеся системы. Когда целый день сам себя стимулируешь каждым движением, то к концу оборота уже готов по полной программе. Словно подслушав его мысли, Оптимус шевельнул бедрами, и броневая пластина со щелчком встала на место, заставив Прайма слегка вздрогнуть. Снова улегшись на спину, Оптимус сложил руки под головой и уставился вверх.
Любой другой трансформер в этот момент обычно кидал на Мегатрона выразительный взгляд, в котором читалось желание услышать, какой он - трансформер, не взгляд - красивый, умный, страстный и так далее. Десептикон не скупился на комплименты, тем более, ему нравилось видеть, как польщенные кибертронцы жмурятся и прижимают длинные блестящие антенны.
Оптимус равнодушно смотрел в кольцо Туманности Пакса и позывов к общению не проявлял.
- Слушай, - Мегатрон все-таки выступил первым. - А когда с конвейера сойдет новая партия?
- Она уже сходит, - после секундной паузы лениво ответил Прайм. - Сейчас.
- Как сейчас? - глупо переспросил Мегатрон. В его планы этот вовсе не входило.
- Точнее, уже сошла. Четыреста новых трансформеров, наш первый фронт. А что? - Оптимус скосил налившийся подозрительностью взгляд.
- Проклятье, - разочарованно протянул Мегатрон. - а я хотел посмотреть... У нас там давным-давно не работали все конвейеры. Нас, по правде говоря, оставалось очень мало...
- У нас это дело нескольких рабочих часов, - Оптимус отщелкнул коммлинк. - Ну да. Тела есть в избытке, Искры выпущены, базовые навыки вложены. Два-три цикла на адаптацию - и вперед.
- И где они адаптируются? - в голове Мегатрона забрезжили смутные очертания нового плана.
- Я тебе что, справочник?! - неожиданно рявкнул Прайм. - Не лезь не в свое дело!
Мегатрон хмыкнул и раздраженно блеснул линзами. Вот же упрямая тварь... Придется все искать самому. Опять перелопачивать загаженную информационную среду, копаться в запароленных секторах, работать дедуктивным методом.... Не меньше четверти часа придется на это затратить.
Оптимус некоторое время наблюдал за ушедшим в свои мысли советником, а потом сел. Весьма невежливо пнув советника в бедро, он добился пристального внимания.
- Не шарься по сети, - фыркнул он. - На девятнадцатом полигоне. Зачем они тебе нужны?
- Просто хочу увидеть новеньких. Я их не видел уже несколько галактических оборотов. Ну и вообще... - тут он сделал точно рассчитанную паузу, сопроводив ее вороватым блеском линз.
- Аа, да ты никак хочешь на нулевок поохотиться? - загоготал Прайм, аж задергав антеннами от восторга.
- Я думаю, им будет приятно начать свою жизнь с острых ощущений, - осклабился Мегатрон.
- Даже я бы до такого не додумался! - на этот раз Оптимус взбрыкнул ногами и перешел на фырканье. - Ха! Видимо постоянная война лишила тебя многих развлечений, раз ты так компенсируешься. Но я одобряю твою гаденькую мыслишку. Я даже готов устроить для них - ахаха - праздник... Первый праздник социального статуса. С тебя совращение и разврат.
- Я не подведу, император, - промурлыкал Мегатрон.
Да, подвести самого себя было бы непростительно.

При полном содействии императора Мегатрон организовал первый в истории Кибертрона праздник социального статуса - для трансформеров, только вошедших в сложный и суровый мир. Помимо торжественных речей, политических лозунгов и патриотических призывов, на этом празднике имелось достаточно развлечений вроде разнокалиберного энергона и сенс-музыкальной программы. Четыреста нулевок и около трехсот приглашенных непрестанно передвигались по огромному помещению, разговаривали, танцевали и создавали атмосферу полного хаоса. Ген-клановцы разных мастей так и вертелись рядом с чистыми братьями, и Мегатрон бдительным взглядом не раз замечал, как того или иного трансформера увлекают в сторонку ярко расцвеченные сограждане. По его приблизительным прикидкам как минимум треть нулевок должна была перестать быть таковыми. А за первую декаду пребывания на дальней планете в суровых и небогатых на увеселения условиях - все остальные.
Еще декаду он был согласен подождать.
- Эй, - он остановил пробирающегося мимо трансформера. - Ты из новеньких?
- Да, лорд... военный советник.
По едва заметной паузе Мегатрон определил, что новичок произвел быстрый поиск в информационной базе и тут же сумел правильно применить найденную информацию. Обучались они с невероятной скоростью.
- Пойдем поговорим о твоем... светлом разведывательном будущем.
Новичок моментально сообразил, о чем идет речь, оглянулся и, придав лицу в меру смущенное выражение, последовал за действительным военным советником. Он еще толком не знал, как это бывает, но судя по ошарашенным физиономиям некоторых соконвейерников это было увлекательно и приятно.
Оптимус, настоявший на том чтобы Мегатрон прицепил к себе миникамеру, откровенно развлекался зрелищем. Мегатрон тоже развлекался, не только теша свои инстинкты, но и воображая, какими будут последствия устроенного разгула. Неумолимые цифры статистики весело стремились к пиковой точке.
Только несколько стандартных часов спустя Мегатрон соизволил выпустить заезженного новичка, гарантированно напичкав его кое-чем интересным по самые кончики антенн. Вдобавок он под шумок чуть-чуть сбил новичку программные настройки, обеспечив тому неизъяснимую тягу к интерфейсовым приключениям.
После этого завершающего штриха Мегатрон засобирался домой, тут же утратив интерес к продолжающемуся веселью. Некоторые ген-клановцы ушли вместе с ним, и по пути к резиденции создавали привычный шумный ажиотаж одним своим присутствием. Мегатрон встретил несколько высокопоставленных особ и со всеми обменялся парой вежливых фраз, одновременно уже чисто машинально прикидывая, чей ген-клан пестрее и фривольнее.
По прибытии домой вновь началось тягостное ожидание. Нулевки (и бывшие нулевки) должны были отправиться на новую базу в ближайшие цикл-полтора, потом следовала та самая декада и...
Не в силах спокойно ожидать, Мегатрон развил бурную деятельность, удостоив личным посещением едва ли не половину всех работавших на него предприятий, заправок, клубов, арен и прочая. Даже его самого удивлял масштаб деятельности, развернувшейся за все время его существования в этом гнусном мирке, населенном одними автоботами. Ни одного намека на десептиконов. Даже внешнего сходства - ни у кого. Похожих автоботов он встречал, причем в нескольких модификациях, а вот десептиконов не нашлось. Эта ужасная несправедливость требовала доработок. Когда в его руках окажутся конвейерные линии, он первым делом вырастит себе новых воинов. Самых близких, самых доверенных. Самых лучших...
"Мегатрон", - знакомый вызов прервал его размышления, и Мегатрон состроил такую гримасу, что очередной вольный художник испуганно отшатнулся. Мегатрон тряхнул головой, обвел выставку слегка недоуменным взглядом, буркнул: "Покупаю все" и удалился, оставив обслуживающий персонал в состоянии легкого шока. Тем более что трансферт действительно пришел на все.
А пока арендаторы галереи торопливо запаковывали картины в пиропласт, Мегатрон уже добрался до имперских владений. Его встретил изрядно потрепанный Гримлок в альт-форме, переминающийся с ноги на ногу под жалобное попискивание механизмов.
- Оптимус сегодня злой, - так же жалобно пророкотал динобот. - Скажи ему что-нибудь хорошее?
- Хорошо, Гримлок, - Мегатрон успокаивающе похлопал его по голове, получив в ответ довольный вздох.
Вообще-то ему было категорически налить топливом на состояние императора. Потому что свой план, окончившийся чуть раньше ожидаемого, он собирался реализовать прямо сейчас.
Как обычно, не дождавшись теплой встречи, Мегатрон прошел в полутемное помещение. Он не стал включить дополнительные спектры, уже точно зная, что никто не будет кидаться на него из-за угла. Однако в спальном отсеке, куда он сунулся по привычке, никого не было. Недоуменно подняв щиток, Мегатрон вышел на балкон, тоже никого не обнаружил, пожал плечами и прошел в кабинет.
Прайм восседал за столом, на котором была раскидана масса предметов и, кажется, усиленно думал. Мегатрон без приглашения отодвинул массивное кресло, плюхнулся в него и принял выжидающий вид.
- Я принял решение, - без всяких прелюдий сообщил Оптимус. - Мне кажется, что наши отношения зашли чересчур далеко.
"Неужто узнал? Не может быть..."
- Хорошо, - спокойно ответил Мегатрон. - И что ты собираешься делать? Взять паузу? Подумать?
- Зачем? Я же сказал, что принял решение, - Оптимус поднял со стола бластер. - Я от тебя избавлюсь.
- Оригинально, - медленно произнес советник.
- Точно, - согласился император. И выстрелил.

Потом Мегатрон неоднократно возблагодарил собственную паранойю. Но в данный момент он просто автоматически включил щит, и именно это спасло его от бесславной гибели за шаг до мирового господства.
- А где же справедливый суд? Где обвинения? - поинтересовался он у слегка удивленного Оптимуса.
- Мне не нравится, как быстро ты поднялся. Не нравится, как к тебе относятся мои подданные, - Прайм молниеносно взял себя в руки и пожал плечами. - Не нравится проводимая тобой политика. Это все.
- Да ладно тебе, - Мегатрон поднял руки и все же не сдержал гаденькую улыбочку, благо, щит работал без перебоев. - Нам же хорошо вместе. Хорошо?
- Вместе больше не будет, - сообщил Оптимус, разворачивая наплечные дула.
- Погоди! - Мегатрон возопил с самой натуральной искренностью. - Помнишь, ты хотел войны? Так вот, я ее тебе дам. Прямо сейчас.
Мегатрон широко улыбнулся, и датчики Оптимуса неожиданно уловили едва слышный короткий вопль за дверью. Плазмометы сработали мгновенно, но все же он чуть отвлекся, и Мегатрон успел увернуться. Взрывом вынесло внешнюю стену. В следующее мгновение Оптимуса отвлекли еще больше. Дверь распахнулась и кто-то посмел нарушить покой императора своим неодобренным присутствием. Обломки стены падали в пустоту.
Сильверстрик прополз несколько метров, оставляя темные блестящие следы на полу, и вибрирующе, низко застонал. Перевернулся на спину, зажимая руки между бедер, поерзал, перевернулся набок и снова выдал отчаянный нуждающийся стон.
- Эт-то что еще такое? - свистящим шепотом осведомился Оптимус.
- Это моя война, - ответил Мегатрон, подбираясь ближе к императору. - Ты очень много говорил про сложные стратегические ходы, и я разработал свою версию. Если тебе интересно, это вирус.
- На нас не действуют вирусы, - несмотря на то, что все шло наперекосяк, Оптимус не проявил даже тени сомнения или неуверенности.
- Он не программный, он контактный. Передается напрямую при интерфейсе. От одного к другому и так по расширяющейся спирали. Очень интересное зрелище, если смотреть на график. Прямо сейчас вся твоя Империя, не побоюсь таких громких слов, корчится от похоти. Кроме тебя одного. Возможно из-за этого где-то происходят катастрофы. Но никто ничего не может сделать.
В подтверждение его слов Сильверстрик перевернулся на живот и начал поскуливать, толкаясь в воздух бампером и непрерывно стравливая сжиженный энергон.
- Я прикажу выточить из тебя подставку для ног, - без выражения сказал Прайм.
- А я как раз собирался сконструировать из тебя самую прекрасную фемку на свете, - ухмыльнулся десептикон. - Кстати, я забыл кое-что рассказать...
Оптимус прыгнул на него с места, разом преодолев разделявшее их внушительное расстояние. Щит под ударом живой массы прогнулся и лопнул. Трансформеры рухнули на пол, сцепившись в яростной схватке. Мегатрон некоторое время совершенно честно сопротивлялся, но потом желание поглумиться взяло вверх, и он врубил низкочастотный сигнал, усиливающий действие вируса. Сильверстрик неподалеку от них забился в экстазе, непристойно взвизгивая и всхлипывая. Мегатрон почувствовал, как слабеют стискивающие его руки, и ухмыльнулся в перекошенное от бессильной ярости лицо Прайма.
- Так вот, я хотел сказать, - он перекатился, подминая под себя уже часто вздрагивающего трансформера. - Я совсем забыл упомянуть, с кем я сражался в своей Вселенной.
- Н-ну? - сквозь дентопластины промычал Оптимус, чувствуя, как из-за действия проклятого вируса все внутри него дрожит и стонет от неудовлетворенности.
- Я помню каждое мгновение той жизни, - сладострастно протянул Мегатрон, наклоняясь к самому его аудиодатчику. - Я сражался с тобой.

Вернуться к фанфикам