Акселератор

Автор: Skjelle
Персонажи: джет-близнецы и куча десов
Рейтинг: NC-17
Жанр: драма, pwp
Предупреждение: да здравствует новая концепция самовоспроизводства больших боевых роботов! NB: близнецы - довольно рослые парни благодаря наследству Старскрима. АУшничество.
Краткое содержание: воплощение сна [anzzy] aka MamonnA, поэтому местами туманное.
Иллюстрации к фику: MamonnA

Мегатрон пребывал в нехарактерном для него счастливом состоянии, представляя будущее Кибертрона под своим жестким управлением, когда все приятные иллюзии были грубо разрушены ворвавшимся на мостик Старскримом.
- Вот! - обвиняюще возопил заместитель, потрясая чем-то мелким, липким и мокрым.
Мегтрон с трудом разобрал в этом форсированную протоформу, уже начавшую приобретать некие очертания, да так и дезактивировавшуюся.
- Что? - недовольно уточнил главнокомандующий, глядя на Старскрима таким взором, будто тот самолично украл протоформу и долго колотил ею о стену, чтобы добиться таких впечатляюще паршивых результатов.
- Протоформы, - это слово Старскрим ухитрился страдальчески прошипеть. - Они такие хрупкие!
- Конечно, - с угрозой в голосе сказал главный десептикон. - Особенно если их таскать за ноги вниз головой.
- Они не выживают! - рявкнул истребитель, роняя протоформу на пол. - Если мы не добудем акселератор, они так и будут умирать!
- Старскрим, ты свободен, - с нажимом сказал Мегатрон. - Я сам решу, что нам нужно.
- Моя идея насчет клонов гораздо перспективнее этой затеи с инкубатором, - заявил упорный заместитель. - Я даже знаю с кем договориться, чтобы нам поставили груз нулевых молдов. Есть один наемник...
- А Искры ты для них сам будешь вынашивать? - ласково поинтересовался Мегатрон. - Не могу сказать, что мне не нравится эта идея. Ты наконец-то сделаешь хоть что-то полезное.
Старскрим отступил на шаг, потом ухмыльнулся и сложил руки на груди.
- Благодаря тебе я избавлен от подобной вероятности, - он постучал пальцем по осколку во лбу. - Но почему бы этим не заняться твоему ненаглядному шпиону?
- Вон отсюда, - приказал главнокомандующий. - Пока я не придумал, как ты мог бы это делать.
Издав оскорбительный скрежет, Старскрим развернулся на месте и удалился.

- Протоформы! - объявил Мегатрон на следуюший цикл, врываясь в лабораторию Шоквейва.
Видимо тот был еще и немного телепатом, потому что отреагировал моментально.
- Нестабильность объясняется отсутствием акселераторынх мощностей! - тут же отрапортовал он. - Мой лорд, искусственное выращивание не дало должных результатов. Увы.
- Еще варианты, - затребовал Мегатрон. - Прямое выращивание носителем?
- Невозможно, - Шоквейв покачал головой. - Агрессивная ТНК сразу отталкивается обеими сторонами.
- Автоботским носителем, - сделал поправку Мегатрон.
Шоквейв дернул антеннами, не в силах справиться с изумлением, вызванным поразительным ходом мыслей главнокомандующего.
- Невозможно, - после секундной заминки ответил он. - Носитель не выдержит.
- Но какое-то время он будет делать свое дело, так?
- Слишком мало, - развел руками Шоквейв. - Системы будут полностью подавлены одновременно с развитием первичного программирования протоформы.
- Придумай что-нибудь, - велел Мегатрон. - Мне не нужна армия старскримоподобных клонов. Мы не будем их штамповать.
"Я от одной еле-еле избавился", - мысленно добавил он, покидая лабораторию.
По крайней мере это было приятное воспоминание - как бортовые орудия "Цербера" разнесли на атомы полуразрушенный "Немезис", а заодно и десятки Старскримов, набитых в его чрево. Один-единственный Старсрким в это время стоял у Мегатрона за спиной и отчетливо тихо завыл, глядя в монитор. Чудесный звук. Впрочем, смирился он быстро, хотя, как теперь было видно, пагубную затею оставил не до конца.

Полеты в неизвестность за Юникрон знает сколько парсеков никогда не были хорошей идеей. Здравый смысл постоянно твердил это Джетфайру, однако интуиция шептала "можно" и он с удовольствием ей следовал. Сейчас паршивка отказалась подавать голос, и в критический момент сделала вид, что ее с ним и вовсе никогда не было, а сама она на самом деле совесть, только замаскировавшаяся.
Благодаря этому предательству, а так же мерзкому стечению обстоятельств и общей неудачливости, Джетфайр имел сомнительную честь собственной оптикой узреть, как из-за неизвестного лично ему и не занесенного ни в какие каталоги планетоида выплывает самый настоящий десептиконский десантный корабль класса "крейсер-2" с тяжелым вооружением планетарного воздействия.
Классификация и остальные характеристики проплыли перед внутренним взором ровненькой колонкой цифр, закачанных в память во время ускоренного обучения, и Джетфайр автоматически среагировал так, как предписывала инструкция о взаимодействии с противником такого рода - попробовал удрать, даже не успев развернуться в обратную сторону. Джетсторм выматерился на их общей частоте и заложил отчаянный вираж, пытаясь погасить инерцию ускорителей.
Вообще-то шансы у них были. Неплохие шансы, согласно все той же инструкции по взаимодействию - не меньше двадцати процентов при такой разнице в габаритах и маневренности.
Но десептиконы, видимо, не читали инструкций. Конечно это было возмутительно непрофессионально с их стороны, и Джетфайр непременно объяснил бы им, как они заблуждаются, игнорируя такой важный документ... если бы десептиконский крейсер не жахнул по ним электромагнитным излучателем с радиусом поражающего воздействия в парсек.
Дальнейшее Джетфайр воспринимал очень смутно, в виде расплывчатых пятен и тягучих гулких голосов. С одной стороны он слабо и вяло, но гордился тем, что еще поддерживает активность процессора, а с другой не мог не печалиться, потому что толку от его активности не было никакого. Впрочем, он чувствовал как потрескивает их с братом личная частота, а значит Джетсторм был в порядке. Еще Джефайр мог криво-косо, однако анализировать происходящее. Сначала их подобрал высланный патруль, потом их весьма небрежно выгрузили в шлюзовом отсеке, попросту бросив на пол. Подошли к ним нескоро, но зато никто не пинал и не прыгал на кистях рук, дабы раздавить их в крошево - именно такими штуками пугал их сэр Сентинел, рассказывая о зверствах десептиконов.
На этом моменте Джетфайр немножечко отрубился и вновь пришел в себя уже где-то в другом месте. В атмосфере витал запах плавленой канифоли, горячей смазки, дезинфектора и прочих характерных для ремонтных блоков испарений. Прямо в оптику бил яркий свет, и только убрав яркость цветовосприятия на минимум, Джетфайр смог различить две фигуры, возвышавшихся над ним. Благодаря отключившему их с братом удару по нервной системе, он далеко не сразу смог опознать этих двоих, но вот когда опознал, то испугался даже сквозь заторможенность. Во-первых тут присутствовал Мегатрон. Уже этого хватало, чтобы испугаться даже таким закаленным и отважным бойцам, каковыми они с братом несомненно являлись. А вот второй... второй был фигурой легендарной, окутанной зловещими легендами и ужастиками, рассказываемыми в кадетском корпусе. Безликий служитель, незримый советник и личный палач Мегатрона.
О Праймас, нет, нет, нет. Такого просто не может быть, им не должно не везти настолько!
- Идеальная совместимость, - изрек палач, сжимая в когтях длинную и узкую пробирку со смутно знакомым содержимым. - Согласно предварительному анализу процент успешного исхода близок к девяноста.
Джетфайр увидел, как Мегатрон задумчиво поглаживает себя по подбородку, нехорошо улыбаясь, и сознание его вновь помутилось.

Мегатрон искренне поздравил себя с чудесной находкой. Его несомненно прекрасно развитая интуиционная система подсказала, что на отловленный космический мусор следует посмотреть самому. Разумеется, оказалось, что этот мусор на самом деле гораздо более ценен. Увязавшийся за ним Старскрим только помог принять стратегически важное решение.
Едва завидев добычу, истребитель чуть не лопнул от ярости, тут же заорав, что автоботский шлак следует немедленно пустить на переплавку, и что именно эти ошибки Праймаса были сконструированы на основе его собственной драгоценной украденной ТНК. Исправить эту досадную ошибку конструкторов Старскрим был готов собственными руками.
Мегатрон остановил его движением ладони и вызвал Шоквейва. Дождавшись его прибытия, Мегатрон сказал два слова, изменившие очень многое.
- Гибридные формы, - сказал Мегатрон.
- Отличная идея, мой лорд, - невозмутимо произнес Шоквейв, пристально рассматривая неподвижных близнецов. - Нам необходимо исследование на соответствие параметров.
- Какая идея? Что за исследование? - зашипел Старскрим, оскорбленный тем, что за его спиной происходят какие-то непонятные события.
- Это, мой дорогой воздушный командующий, наш шанс, - ответствовал Мегатрон. - Эти, как ты изволил выразиться, ошибки Праймаса должны дать нам то, что ты сделать не в силах, - и он ткнул указательным пальцем в лоб истребителя.
- Что? - выращивать Искры? - изумился Старскрим, провожая взглядом антигравитационные носилки, забравшие близнецов. - Или может быть целые протоформы? Мегатрон, по-моему ты сходишь с ума.
- Потрясающе, - презрительно сказал Мегатрон. - У тебя осталось еще две попытки догадаться.
Развернувшись на месте, он двинулся следом за Шоквейвом, оставив истребителя вариться в растворе собственных догадок, подозрений и общей злобной растерянности.
Без труда догнав Шоквейва, Мегатрон пошел рядом с носилками, ощупывая близнецов взглядом с головы до ног. Для автоботов они были очень порядочного роста, хотя и ниже обычного десептиконского солдата. Видимо краденая ТНК так интересно подействовала на молды. К тому же, если ему не изменяла память, они могли объединяться в одного трансформера. Феномен тоже любопытный и заслуживающий изучения, но только после того, как будет выяснено, годятся ли они для основной функции.
- Расчетная энергоемкость в достаточных пределах, - наукообразно высказался Шоквейв, старательно поковырявшись во внутренностях обоих автоботов и прогнав их на полудесятке стендов. - Коэффициент...
Мегатрон сложил руки на груди и посмотрел на него долгим взглядом. В акселерации он разбирался примерно так же как в хужожественном плетении из проводов. То есть не очень хорошо и даже плохо.
- Каждый может взять на себя поддержку восьми протоформ за раз, - поправился Шоквейв. - Время непрерывной поддержки колеблется от пяти часов до полного цикла в зависимости от собственной подзарядки акселератора и уровня оверранов в энергосистеме.
- Овераны? - удивился Мегатрон. - Это еще зачем?
- Самый лучший стимулятор активности, - Шоквейв выразительно пощелкал когтями. - Можно нагнетать искусственно, но лучше всего естественный источник.
- Ну так в чем проблема? - теперь Мегатрон ухмылялся. - Думаю, здесь все будут рады помочь им.
- Проблема в том, что у них стандартные обменные системы, не поддерживающие большую мощность, - отчитался Шоквейв и двинул антеннами, ожидая рекомендаций.
- Не вижу проблемы, - Мегатрон пожал плечами, - переделайте их под инт-ботов.

Джетсторм пришел в себя от настойчивой и приятной щекотки где-то под брюшными пластинами. Смутно осознавая, что делает, он выгнулся и потянулся. Получилось плохо, руки и ноги не слушались, словно пристегнутые. Да пожалуй он и впрямь был обездвижен. Щекотка усилилась, делаясь почти нестерпимой, и Джетсторм вскрикнул. Вокалайзеры отозвались хрипом и скрежетом. Он включил оптику и немедленно выставил все имеющиеся светофильтры. Ослепительное сияние ярких ремонтных ламп изливалось на него с передвижной осветительной системы. Джетсторм поднял голову и посмотрел туда, где толкалось и вибрировало мучительно-сладкое ощущение.
Он увидел снятые пластины, раскрытый корпус и множество кабелей и проводов, тянущихся наружу, уходящих в свет. Его собственный корпус... А еще там были шланги, и они подрагивали от идущей по ним жидкости. И еще там было что-то вроде мелкоремонтной суставчатой "руки", зарывшейся в его прекрасно спроектированные внутренности...
Острый толчок удовольствия заставил его ноги дернуться, и все провода-кабели-шланги тоже колыхнулись. Джетсторм успел застонать, прежде чем отключиться.

Первым четким ощущением Джетфайра было неудобство. А еще - направленный на него взгляд, словно норовящий пробраться под броню. Джетфайр включил оптику и перехватил взгляд. Впрочем, особой радости ему это не принесло, потому что пялился на него сам Мегатрон. Джетфайр пошевелился и обнаружил сразу несколько вещей. Во-первых, руки ему сковали за спиной, так что лежать было неудобно именно по этой причине. Во-вторых, взгляд был очень уж нехороший, изучающий. В-третьих, что-то в нем сильно поменялось. Ну и в-четвертых, что было уже неплохо, он мог свободно двигать ногами.
- Эй, - хрипло сказал он. - Что здесь творится, а? Зачем вы нас сюда переместили? Что было заделано с Джетстормом? Вам всем за это придется поотвечать!
- Судя по твоему лексикону, - медленно проговорил Мегатрон. - Сборочной линией вы похвастаться не можете. Какая ирония.
Джетфайр едва не подпрыгнул на месте от злости и обиды. Опять его ткнули лицом в неблагородное происхождение. Сэр Сентинел и так старался, выколачивая из них простецкие манеры и выправляя им речь, но до конца у него не получилось. По крайней мере, над ними перестали насмехаться собственные товарищи, однако десептиконам, конечно чувство даже минимального такта было неведомо.
- Да, мы заводсковые, - наконец сказал он, гордо выпятив подбородок. - Мы всего добились сами!
- Прекрасно, - с еле заметной усмешкой сказал Мегатрон. - Надеюсь, так же ответственно вы подойдете и к своим новым обязанностям.
- Ты хочешь сказать, что ты нас завербово... вербуешь? – Джетфайр вновь потерял дар гладкости речи.
- Увы, - Мегатрон протянул руку и поднял его, потянув на себя. - Иди за мной.
- Я никуда не пойду без Джетсторма, - уперся Джетфайр, но Мегатрон дернул сильнее, и чтобы не упасть, близнецу пришлось резко встать. - Куда мы следуем?
Ответа он не дождался, а потом пришлось сосредоточиться на том, чтобы идти ровно. Первым делом он попробовал испытать на блокираторах свои способности, однако ничего не получилось. Джетфайр недовольно покрутил головой и тут же ощутил, что на шее у него что-то болтается. Широкое, толстое и тяжелое кольцо. Наверняка глушилка, теперь все понятно. Он скривился, и уже у самого выхода из ремонтной, его взгляд упал на прозрачный цилиндр, в котором плавали...
Ему стало не очень хорошо, и он споткнулся, едва не потеряв равновесие. В цилиндре плавали клубки чьих-то аккуратно извлеченных внутренностей.
Мнительность завопила страшным голосом. Джетфайру немедленно показалось, что у него болит живот. Затем померещилось, что внутри него что-то изменилось - хотя нейроимпульсы шли как обычно. Потом он окончательно уверился, что в его конструкцию добавили что-то лишнее. Наконец он с вероятностью сто два процента мог сказать, что собственная тазобедренная конструкция претерпела какие-то морфизмы. Он даже шел иначе, переставляя ноги по другому алгоритму, не как всю жизнь.
- Мегатрон! - не вытерпел он. - Это что... это мое содержимое там бултыхнулось?! Ответь мне!
- Бултыхается, - поправил Мегатрон, не оборачиваясь. - Вам придется подучить основы стилистики речи...
- Что вы в меня запихали?! - заорал Джетфайр, упираясь обеими ногами. - Почему мое вынуто напрочь?!
Теперь Мегатрон дернул его как застрявшего дроида и, несмотря на немалый рост для автобота - близнецы втайне всегда гордились этой своей особенностью - буквально взял себе подмышку. Джетфайр выдал матерный загиб и яростно дрыгнулся, однако результата не получил, и в дальнейшем молча сносил издевательство под названием "автобот, захваченный на поле боя и утаскиваемый в мрачное логово". Вообще-то затыкаться он не собирался, но оказавшееся рядом с головой дуло плазмострела быстро его утихомирило.
Перед какой-то дверью Мегатрон остановился, перехватил Джетфайра поудобнее и ткнул пальцем в считыватель. Дверь пискнула и отъехала в сторону. Джетфайр опасливо вытянул шею, пытаясь рассмотреть, что там внутри.
Это было очень большое помещение, вроде торжественной залы. К несчастью она совсем не пустовала - по тускло поблескивающим напольным плитам бродили разномастые десептиконы, переговариваясь меж собой, от чего в зале царил постоянный, хоть и не оглушительный шум. Впрочем, он быстро стихал по мере того, как Мегатрон шел через все помещение к невыносимо помпезному командорскому креслу, установленному у дальней стены. Джетфайр отчаянно ерзал, пытаясь найти удобное положение, в котором его плечи болели бы не так сильно. Десептиконы так и пялились на него, словно собирались сожрать до последней шестеренки.
- Итак, - Мегатрон поднялся по двум ступеням, отпустил Джетфайра, уселся на свое величественное вместилище и поставил автобота прямо перед собой. - Что ты знаешь об акселераторах?
- Ээ, - сказал Джетфайр, преодолевая нестерпимое желание поежиться под пристальными взглядами.
- Хорошо, буду объяснять на пальцах.
На этот раз Мегатрон развернул его к себе спиной, потянул ближе и усадил на колено. Джетфайр нервно уперся ногами в пол, оказавшись лицом к лицу с десептиконами, успевшими тихой сапой подтянуться к центру событий, окружив его плотной стеной.
- Вот это все твои будущие партнеры, - дал полное и исчерпывающее объяснение Мегатрон.
Джетфайр поперхнулся и попробовал сползти на пол. Десептиконский лидер поудобнее перехватил его поперек грудной клетки и отчетливо ухмыльнулся.
- Конечно, не все сразу, - допустил он. - Но прямо сейчас тебе придется выбирать, кто будет первым.
- Заа... за какой надобностью? - наконец-то выговорил автобот. - Вы тут совсем сбрендили?
- Наша армия нуждается в пополнении, - пояснил Мегатрон, продолжая улыбаться. - Новые солдаты, не завербованные, а выращенные... благодаря вашим усилиям. Джетфайр и Джетсторм как сборочная линия будущего нации. Звучит?
Десептиконы дружно улыбнулись кто чем мог, явственно желая как можно скорее принять участие в созидательной деятельности. Джетфайр в совершенном ужасе уперся ногами в пол и заелозил, пытаясь просочиться сквозь Мегатрона и спрятаться. К счастью, ему удалось не завопить.
- Но я... мы не способны! - наконец воззвал он к рассудку тирана. - Нас только двое!
- Я не прошу вас выступать апгрейдерами полной сборки, - свободной рукой Мегатрон похлопал его по животу и вновь вернул тяжелую длань на подлокотник. - Вы акселераторы, вам нужно только поддерживать развитие. Но для этого нужно очень много позитивных эмоций, максимум которых достигается через интерфейс. Выбирай, кто первый.
- Да пошли вы все в ржавчину, - прошипел автобот, дергаясь в жестком захвате.
- Значит это будет он, - Мегатрон ткнул пальцем в неизвестного Джетфайру десептикона.
- Так точно, сэр! - радостно рявкнул тот, поднимаясь на ступень. - Разрешите, сэр?
Мегатрон благосклонно кивнул и передал Джетфайра из рук в руки.
- Не дрожи, красавчик, - десептикон залихватски мигнул ему визором. - Больно не будет, я обещаю.

Джетфайр всегда считал, что в его жизни довольно большое место отведено скромности и благопристойности - несмотря на все штуки, которые они выкидывали на пару с братцем. Когда треклятый десептикон взялся щупать его между ног при всем скоплении поддерживающих его рычанием товарищей, Джетфайр думал, что отключится или от злости, или от смущения. Но сейчас, когда он медленно шел по коридору в сторону ремонтного блока, то уже не думал о какой-то скромности или пуще того стыдливости. После того, что ему устроили по приказу Мегатрона, стесняться не имело смысла.
Заласканный, облизанный, затраханный до изнеможения он еле-еле переставлял ноги, следуя внесенному в его пропуск маршруту. В ремонтный отсек он отправлялся не для починки - к счастью, бессовестно переделанные системы, занявшие половину его корпуса, с честью выдержали натиск десов, - а шел к брату, помня, что тот оставался в бессознательном состоянии еще несколько часов назад. Несколько долгих, жарких, наполненных непрерывным интерфесом часов.
Джетфайр вздрогнул под лавиной обрушившихся на него образов, и судорожно сглотнул мгновенно выступивший антифриз. Охладительные системы заворчали и подняли мощность на четыре процента. Автобот постарался успокоиться и с силой прихлопнул на место начавшие расходиться пластины паховой брони.
В коридоре, пересечение с которым он только что миновал, послышались чьи-то шаги, и Джетфайр нервно приподнялся на кончики стоп, пытаясь трансформироваться и улететь из этого места. Не получилось. Тогда он торопливо и по возможности тихо двинулся дальше, через каждые три секунды сверяясь с маршрутом. Очень хотелось плюнуть на все и побежать.
- Эй, - негромко окликнули его сзади. - Куда торопишься, Джет?
Поименованный Джет нервно оглянулся и машинально ускорил шаги. Из-за поворота вывернул какой-то нехорошо знакомый трансформер... Мгновение спустя нужная информация всплыла из архивов, и Джетфайр осознал, что окликнул его трехрежимник-заправщик. Как уверял сэр Сентинел, для этого конкретного десептикона не было большего счастья, чем выкачать из кого-то все топливо и засадить взамен химической бурды, сжигающей нервную систему.
- Тороплюсь в ремонтный закуток, - наконец откликнулся Джетфайр. - Меня там выжидают.
- Выждут еще немного, - ухмыльнулся Октан, отталкиваясь от пола и совершая невиданный прыжок.
Уж он-то точно не был ограничен в возможности использовать все преимущества трансформы, например, антигравитационные установки... Джетфайр коротко вякнул, когда десептикон сграбастал его в охапку и немедленно прижал к стене. От ощущения жаркого тела рядом ему самому мгновенно сделалось жарко и весьма щекотно от электрических искорок в одном месте. Он только охнул, уступая жадно шарящим рукам. Мегатрон популярно объяснил ему, что пока все будет происходить на добровольных началах, интерфейс окажется делом приятным. Но если возникнут какие-то проблемы конкретно со стороны автобота, то все закончится синтетиками, искусственной стимуляцией и прочими не особо приятными вещами. Звучало это крайне убедительно.
- А что, вы, автоботы, все такие форсированные на самом деле? - проворковал Октан, споро подключаясь к огромному количеству разъемов и засовывая все что засовывалось хоть куда-нибудь.
- Нет, - буркнул Джетфайр, невольно приседая в ожидании дозы удовольствия. - Сделаны искусственным манером. Принудительно.
- Сделаны? - рассеяно повторил Октан, гладя все приятные выпуклости, ложащиеся в руку.
- Двое нас. Брат, - коротко пояснил Джетфайр и прикрыл линзы диафрагмами, просовывая ладонь между их корпусами. У трехрежимника были какие-то нереально острые выступы в брюшной секции, и автобот постарался себя обезопасить.
В их с братом нынешнем положении был один плюс, как он уже давно понял. Пока они сохраняли спокойствие, им не грозили физические повреждения. Джетфайр выдохнул и приглушенно застонал, чувствуя, как движутся в нем части соединительной системы. Нервные импульсы огромной мощности напрочь перекрыли слабые попискивания гордости и морали. Нейросеть вопила, что ей хорошо, и Джетфайр соглашался – ему очень хорошо.
Да, модификация уже заставила его полюбить такие вещи как быстрый и сильный интерфейс с врагами.
Октан еще некоторое время возил его по стене, удовлетворяя острую похоть, а затем с рычанием расслабился. Джетфайр наконец-то отпустил его плечо, вытащил изрядно поцарапанную ладонь и вздохнул с облегчением. Сам он успел испытать экстаз несколько раньше, и последние минуты провел в приятно расслабленном состоянии, в полпроцента мощностей следя за тем, чтобы ему не слишком попортили гладенькую броню.
Правда, трехрежимник, соответствуя своей репутации, вытянул у него часть топлива, а взамен накачал Джетфайра чем-то странным, и этого странного было много. Но удивительным образом весь объем поместился в какой-то загадочной емкости, которую обнаружил в своем корпусе автобот. Пластины на животе чуть разошлись и приподнялись, а больше его довесок никак себя не проявил.
- Вот теперь можешь идти к Шоквейву, - сообщил Октан, вытаскивая из него последний шланг. - Пусть он зарегистрирует множественные домогательства. Успешные, хе-хе.
- Сволочи, - с достоинством сказал Джетфайр, тут же заработав легкий подзатыльник.
Октан погрозил ему пальцем, развернулся и пошел куда-то по своим делам.
Тяжело вздохнув, Джетфайр похлопал себя по животу, проверил, все ли кабели заправлены под защиту легкой брони, и направился дальше.
Ремонтный отсек встретил его тишиной, полумраком и собственным братом, грустно сидевшем на верстаке. Джетсторм ковырял пальцем полупустой куб и время от времени дергал тяжелый ошейник, неплотно сидящий на стройной шее. Джетфайр решил, что его собственное "украшение" выглядит не лучше. При звуке его шагов Джетсторм вскинулся и резко двинулся по верстаку.
- Это всего лишь я, чувак, - помахал ему Джетфайр.
- Аа, привет неудачник, - грустно поприветствовал его синий автобот.
Джетфайр подошел ближе, запрыгнул на верстак и подтянул колени к груди, мрачно устроив на них подбородок и спрятав руки в тепле. Джетсторм вздохнул и чопорно сложил руки на коленях. Джетфайр прекрасно обонял исходящий от него запах тяжелого и мощного интерфейса, почти чувствовал вкус горячей смазки, которой Джетсторм наверняка был накачан по самые аудиодатчики.
- Устал я, - пожаловался Джетфайр, не изменя позы. - Суставы болят и брюхо под границу залито.
- Да-а, - немедленно отозвался Джетсторм. - Я даже не знаю, как именуются те места, в которых у меня болит. Тем более я не знал, что они у меня имелись.
Джетфайр хотел что-нибудь ответить, но неожиданно почувствовал себя настолько утомленным, что сполз с верстака, сделал пару шагов и плюхнулся прямо на пол, лязгнув задницей. Внутренности до сих пор вздрагивали, общее ощущение приятной истомы не пропадало, но при этом хотелось куда-нибудь забиться и там лежать. Брат, поглядывая на него, тоже покинул верстак, опасно напоминающий стенд для пыток, и несколько разболтанной походкой двинулся к нему. Джетфайр утомленно вздохнул и чуть-чуть откинулся назад, опираясь на руки. Капот его при этом выгодно приподнялся.
- Я тебя трахать вообще-то не вознамерился, - сообщил Джетсторм.
- Упс, - Джетфайр кривовато улыбнулся, но позу не изменил.
Брат сел рядом, потом вообще лег и пристроился головой на его колене.
Правда, расслабиться им толком не дали. С тихим шорохом отворилась дверь, и в помещении раздались какие-то подозрительно вкрадчивые шаги. Едва завидев, кто это, Джетсторм весь подобрался, напрягся и схватился за брата, хотя и не поменял позу. Джетфайр, которого синий автобот неожиданно цапнул за брюшные пластины, одарил Шоквейва равнодушным взглядом и прикрыл линзы диафрагмами.
- Нет необходимости рассиживаться на полу, - сообщил десептикон. - Гораздо более комфортные условия предоставлены вам хотя бы на этом смотровом столе.
- Да иди ты, - прошипел Джетсторм.
Хоть и замороченный сегодняшними инт-упражнениями и доливкой от Октана, Джетфайр догадался, что столь резкое отношение Джетсторма к десептиконскому офицеру явно заключается не в идеологических разногласиях.
Десептикон неторопливо подошел к ним, наклонился и подгреб когтистой лапой Джетсторма поперек корпуса. Синий близнец зарычал и попробовал вцепиться в брата, однако Шоквейв оказался быстрее и дернул его на себя. Джетфайр медленно, но решительно поднялся и потопал к столу, куда Шоквейв увлек сопротивляющегося автобота. Джетсторм брыкался, шипел, рычал и ругался, но ни разу не попробовал размахнуться со всей силы и врезать десептиконскому отребью. Джетфайр прикинул, как бы отоварить Шоквейва сзади по рогатой башке, но мысль словно застряла в мазуте и там благополучно потонула.
Шоквейв успокоительно бубнил что-то про недопустимость негативных эмоций и в конце концов уложил Джетсторма на верстак. Автобот дернулся, но затем смиренно разлегся на плоской поверхности. Защелкала снимаемая броня, и Джетфайр с неуместным любопытством уставился на мощную интерфейс-систему, полностью ориентированную в приемный диапазон. Сам себя он еще не рассматривал, да и не было на это времени и возможностей. Что там можно увидеть, когда в тебя засунуто два десятка шлангов и прочих агрегатов для удовлетворения гнусных, низменных и отвратительных потрясающих надобностей... Он только что подумал "потрясающие"? Шлак. Шлак, шлак, шлак.
Он расставил ноги пошире, чтобы внезапно активизировавшиеся системы не терлись друг об друга, но тщетно. В нем словно включили микротрансформацию, и все жадно двигалось, просясь наружу. Джетфайр постарался сосредоточиться на проходящем техосмотре, однако когда Шоквейв недрогнувшим когтем полез куда-то между шевелящихся мембран синего автобота, Джетфайр не вытерпел. Из вокалайзеров вырвался низкий скулящий звук. К счастью, в этот момент Джетсторм застонал намного громче, поэтому оранжевому близнецу сделалось не настолько стыдно, насколько могло бы. Он юникроновски устал, однако был уже снова готов поиметь с кем-нибудь дело.
- Садись туда, - Шоквейв указал на другой стол, и Джетфайр почти кинулся куда велено.
Еле-еле дождавшись, когда до него дойдет очередь, автобот стоически перенес скучный процесс замены антифриза и очистки топливопроводов, но с огромным энтузиазмом заерзал, когда Шоквейв взялся за его главное достоинство. Теперь самое главное. И, ржавчина его сожри, это было так хорошо, так приятно...
Оставив близнецов в приятном постперезагрузочном состоянии, довольный Шоквейв удалился. По его подсчетам нужно было еще пару циклов интенсивной интерфейс-терапии, а потом уже можно будет приступать к процедуре акселераторства.

Джетсторм выскочил из перезарядки, периферийными датчиками почуяв затевающиеся неприятности. Точнее, датчики регистрировали удовольствие, но действующие логически цепи сообщали, что добра от этого ждать не придется. Автобот включил оптику ровно в тот момент, чтобы увидеть, как от него отцепляется сложная система подкачки и дозаправки. Понятия не имея о подробном составе добавленного топлива, он тем не менее уверенно мог сказать, что в нем были стимуляторы. Много.
Неугомонный мерзавец Шоквейв в сопровождении какого-то безымянного ремонтника поднял его с верстака и увлек в другую часть дока. Джетсторм пытался сказать что-то достойное автобота, но вокалайзеры его попросту не слушались.
Они прошли через шлюзовой отсек и оказались в довольно большом помещении, стерильная чистота которого наводила на мысли о... Джетсторм не успел додумать, потому что уже увидел, чем был этот сектор ремонтного комплекса. Хранилище оказалось битком набито протоформами.
- Я не хочу, - наконец-то сумел внятно произнести он. - Вы не посмеете. Импл... Имплнт... подсаживание их запрещено законом... Преступно!
- Тише, дорогой мой, - Шоквейв успокаивающе помахал когтями перед его лицом, а ремонтник как бы между делом похлопал по бамперу. - Мы соединим вас периферийно.
И они начали запихивать в него соединители.
Джетсторм насчитал восемь протоформ, с которыми его принудительно состыковали, и едва Шоквейв включил синхронизацию, как у него почти сплавились шарики с роликами. Все восемь протоформ моментально сделались его родными, тщательно выпестованными и сконструированными. Джетсторм задрожал от острого желания сохранить и защитить драгоценный груз. Он заизвивался в блокираторах, пытаясь соскочить со стенда и оказаться как можно ближе к беспомощным капсулам, которые были так далеко от него, лишенные внимания и заботы... оооо!
- Отпусти меня! - взвыл он, дергаясь в истерике. - Отдай их мне! Отпусти! Отдай мои протоформы!
Шоквейв с любопытством посмотрел на мечущегося трансформера. Автобот бесновался и требовал вернуть ему его возлюбленные и ненаглядные капсулы, изъятые у него десептиконскими чудовищами. Путаница проводов и шлангов, соединявшая его с протоформами, раскачивалась в неподвижном воздухе. Остро пахло электричеством, маслами и техническими присадками. Показатели жизнедеятельности протоформ находились на пиковых отметках. Акселерация происходила прямо на виду.
- Отда-ай! - провыл автобот и замолчал, обессилено опустив голову.
Шоквейв неодобрительно хмыкнул, еще раз посмотрел на датчики жизнедеятельности протформ, а затем внимательно проверил как обстоят дела у самого акселератора. К сожалению сразу же выяснилось, что уровень первоначальных оверранов быстро падал. Раздумывать было некогда, и Шоквейв размотал гибкие щупальца инт-стимулятора.
Джетсторм взвизгнул, когда все богатство интерфейсовых технологий вонзилось в его и без того натруженные местечки, однако быстро понял, что когда ему доставляют удовольствие, страх за протоформы утихает, и даже появляется надежда на светлое будущее. Он изо всех сил транслировал своим будущим конструктам всю гамму приятных эмоций, старательно пропуская их через себя и от того особенно остро переживая. Грудная броня разошлась, выставляя нестерпимо полыхающую искру, и Джетсторм тяжело выдохнул горячий воздух вместе со стоном. Его должно было хватить на всех, он знал это. На каждую драгоценнность, спрятанную в матовой капсуле.
Шоквейв подсоединил несколько проводков к развернувшимся нагрудным сегментам и подцепил Джетсторма когтем под подбородок. Автобот поднял голову, невидяще уставился на него и вновь застонал, оскалившись от остроты ощущений. Свободной рукой Шоквейв подергал за мощные кабели интерфейс-системы, получив в ответ почти крик и несколько горячих струек, пролившихся на предплечье. Сейчас происходило именно то, что требовалось для ускоренного развития протоформ. Зафиксированный трансформер перекачивал дикое количество энергии, дергался, крутился и истекал конденсатом будто в него окунулся. Шоквейв прикинул, как быстро сформируются окончательно готовые к пересадке протоформы, и восхитился конечными показателями. Он даже собрался похвалить автобота, однако тот как раз в этот момент выгнулся, задирая голову и подаваясь вперед до предела, а потом с механическим воплем перезагрузился. От яркой вспышки Шоквейв на мгновение утратил цветовосприятие.
Несколько шлангов, вставленных в горловины, не выдержали и выскочили из своих вместилищ.
Критически осмотрев повисшего автобота, Шоквейв экономными движениями отстегнул от него все посторонние конструкции, перехватил ослабевшее тело и с невозмутимостью, достойной одного из тех ученых, которые удаляют себе эмоциональные блоки, понес Джетсторма в ремонтную.

Джетфайр подскочил на месте, разом избавившись от приятного оцепенения, когда увидел возвращающегося десептикона.
- Что ты с ним натворил? - накинулся он на Шоквейва, тщетно пытаясь снова и снова вызвать в себе хоть какой-нибудь огонь. - Если ты его дезактанул, я...
- Тшшшш, - прошипел десептикон, будто струя пара вырвалась из шланга.
- Что с ним? - отчаянно повторил оранжевый близнец, глядя на распахнутые грудные пластины и размотавшиеся провода для интерфейса.
- Устал, - коротко произнес Шоквейв, сгрузив автобота на верстак. - Иди сюда.
- Не пойду, - уперся Джетфайр, пропиливая взглядом дыру в десептиконе. - Изо всех них ты наиболее отвратителен.
- Наиболее отвратительны здесь другие, - спокойно сказал Шоквейв. - А если ты не будешь слушаться, то попадешь к ним. Мне нравится кандидатура Лагната. Или Старскрима - он искренне вас ненавидит.
- Ладно, - тут же переориентировался Джетфайр. - Я согласный тебя терпеть.
Попятившись, он сел на платформу и сделал мученически-выжидательное лицо. Шоквейв с выводящией из себя неторопливостью подошел к нему и понажимал кое-какие кнопки на платформе. Та медленно поднялась и застыла в положении, от которого Джетфайр сразу же начал нервничать. Десептикон протянул руку, сгреб его за талию и потянул к себе, пока Джетфайр не оказался сидящим на самом краешке с риском падения. Когтем свободной руки Шоквейв нажал ему на грудь, вынуждая откинуться на спину. Джетфайру не пришлось долго думать, чтобы представить дальнейшее развитие событий, и он сам поднял ноги, разводя колени в стороны. Шоквейв кивнул, убрал руки и почти нежно коснулся развернутых сегментов, под которыми скрывалась вмонтированная в автобота начинка. Джетфайр поморщился, однако приятные ощущения, возникающие благодаря легким касаниям тончайших контактов, уже начали захватывать его. Да. еще чуть-чуть, и можно будет спокойно жить... Грубо говоря, если абстрагироваться от десовского происхождения Шоквева, это можно было назвать всесторонне приятными отношениями. Трансформер с такой экзотической внешностью несомненно привлекал внимание, и...
- Ооо! - Джетфайр не сумел сдержаться от стона.
Соединение прошло как по маслу. А еще он понял, почему Джетсторм так нервно реагировал на приближение к себе Шоквейва. Этого десептикона было так много...
Оранжевый автобот снова вскрикнул и машинально попытался отодвинуться, чтобы высвободиться хоть немного, однако Шоквейв просунул руки под его раскинутые колени и прижал запястья Джетфайра к платформе.
- Старайся настроиться на позитивный лад, - изрек Шоквейв, прежде чем настроиться на личный интерфейсовый лад.
Джетфайр запрокинул голову и застонал, едва не срываясь на вопль. Разбуженная интерботовская сущность отчаянно наслаждалась и требовала большего. Джетфайр крутился и ерзал, пробовал двигать бедрами, сжимал кулаки и то и дело вытягивал дрожащие от удовольствия ноги. Его персональный ошейник, казалось, тоже разогрелся и начал досылать эротические сигналы в нервную сеть. Джетфайр замотал головой, стукаясь затылком о платформу, и стиснул дентопластины, чтобы не побеспокоить воплями дорогого братца.
Ему довелось пережить четыре собственных холостых перезагрузки, пока Шоквейв не хлестнул его электричеством с такой силой, что у автобота едва не полетели предохранители.
А когда он очнулся и увидел, где находится, и что его окружает, то впервые полностью и со всей ужасающей ясностью понял значение слова "акселератор".

Ситуацией, сложившейся вокруг проекта размножения Шоквейв был крайне доволен. Его всегда интересовало что-то новенькое, и возможность провести такой уникальный эксперимент заставила его искренне радоваться.
Мегатрон в свою очередь был доволен темпами прироста будущей армии.
Десептиконы в целом были довольны тем, что в любой момент могли отловить оранжевого или синего автобота, а то и обоих, и сотворить с ними кое-что непотребное.
Откровенно недоволен был Старскрим, но у него имелись веские причины для этого. Лично Шоквейв подозревал, что его просто передергивает из-за того, что десептиконы беззастенчиво трахают хоть и автоботов, но построенных на основе его ТНК. В свою очередь сами автоботы относились к происходящему на диво смиренно, позволяя себя ловить и валять на всех столах, а заодно и прижимать к стенкам, и пользовать в креслах, и вообще как угодно. После недолгих размышлений Шоквейв пришел к выводу, что на них сильно оказывают влияние ежецикловые сеансы связи с протоформами. Он уже успел прогнать все капсулы через акселерацию по одному разу, и сейчас шел второй круг. Заодно он скрупулезно проводил регулярные техосмотры, не отказывая себе в удовольствии завершать их приятным интерфейсом.
Попутно он установил ряд мелких привычек, свойственных автоботам, и тоже умело их использовал. Например, Джетфайр не любил висеть в инкубаторской над полом, поэтому специально для него Шоквейв на скорую руку собрал агрегат, напоминающий разложенное штурмовое кресло. Затраханный автобот с меланхоличным видом покоился на этом агрегате, раскинув руки и ноги, а все его тело работало в удвоенном режиме, продуцируя необходимые вещества и коды для протоформ. Иногда Шквейв не отказывал себе в удовольствии поинтерфейситься с ним прямо во время этого важного и волнительного процесса. Джетфайр обычно протестующе стонал, но очень формально.
А в свободное время близнецы подолгу перезаряжались в обнимку, и Шоквейв не мог назвать это неестественным - они тратили невероятное количество энергии, а восстановиться могли отнюдь не мгновенно. Во время отдыха их никто не трогал, хотя многие совали любопытные физиономии в ремонтный док, где Шоквейв от щедрот Искры устроил автоботам своеобразное убежище. Не по зловредности, а исключительно ради приглядывания за акселераторами и пресечения глупых поступков. Чрезмерно активных десептиконов он тоже выпроваживал, читая всем лекции о вреде неумеренного интерфейса с ценными научными объектами.
Научные объекты выныривали из перезарядки и осоловело бродили под всему помещению периодически явно для порядка пытаясь взломать тот или другой терминал. Потом обязательно являлся кто-нибудь из носителей фиолетового знака и уводил с собой одного из автоботов, а то и сразу обоих.
Шоквейв рассчитывал увидеть развитие нексусова синдрома - когда жертв проникается нежными чувствами к своему пленителю - но особых примет такового пока не наблюдал. Близнецы относились ко всем с равнодушной прохладцей, исчезавшей на время интерфейса, и тут же возникавшей вновь, стоило только чужому оборудованию отсоединиться от вожделенных разъемов и прочих технологических отверстий. Ну и конечно бешеную активность они проявляли во время сращивания с протоформами, тут же теряя здравый смысл и захлебываясь программными инстинктами носителей.

Сердито зевая после очередной внеурочной активации и нудного обязательного осмотра, Джетсторм помог брату окончательно прийти в онлайн и собрать раскиданные со вчерашнего кабели. Джетфайр зевал еще громче, старательно вентилируя системы и разгоняя активаторы по энерговодам. Последовав его примеру, синий близнец зевнул более тщательно и сразу же почувствовал изменения в работе энергосистем.
- Заправка, - не допускающим возражений тоном объявил Шоквейв.
- Тьфу, не хочу стандартовый энергон, - скривился Джетфайр.
- Лучше мы в общую заправочную погуляем, - поддержал его брат.
Шоквейв еле уловимо пожал плечами, разрешая им поступать по собственному усмотрению. Десептикон вообще считал, что в разумных пределах самостоятельность автоботов только полезна. Единственное, чего он им никогда не позволял - это вдосталь наперезаряжаться, поскольку будь их воля, и они бы вообще не приходили в себя. А так, безжалостно вытряхнутые из сладкого электрического тумана, близнецы тащились бродить по коридорам, и дальше все катилось по устоявшемуся сценарию.
К исходу второй декады девяносто процентов протоформ находились в стадии, когда искусственная поддержка фальш-носителя уже не требовалась. Автоботы это тоже заметили.
- Как разумеешь, что с нами дальше-то будет? - меланхолично поинтересовался Джетсторм, на ходу ведя пальцем по стене.
- Главное, чтоб не в утиль, - философски отозвался брат. – Если голову задействовать, то нам вообще пора бы тут все начать мелко крошить.
- Угу, - Джетсторм опять зевнул, не чувствуя энтузиазма. - Интересно, нас ищут?
- Может и ищут, - Джетфайр чуть притормозил, вглядываясь вперед. - Только кто сквозь их экраны пробьется, а? – он сделал паузу. - По-моему, к нам переступает летучий гад.
- Не хочу с ним иметь дела, - капризно заявил Джетсторм. - Давай свернем.
Джетфайр без слов повернул в коридор, идущий куда-то вглубь корабля. Джетсторм последовал за ним, нервно посматривая через плечо и беспокойно теребя ошейник. Вроде бы внутри что-то требовало немедленно устроить драку, но гораздо сильнее он боялся, что сейчас их могут обидеть. Более того, ему хотелось куда-нибудь спрятаться и в безопасности переждать, пока десептикон не уйдет куда подальше. Он почему-то вспомнил, как к нему пристали конструктиконы, прихваченные Мегатроном с той планеты, где все и завертелось, собственно говоря. Вообще к близнецам особо не липли те, кто слишком сильно разнились с ними по размерам. Но конструктиконы сочли себя вполне подходящими партнерами, и целый день мотались за оранжевым автоботом, заливая ему в датчики уйму пошлых комплиментов и громко рассказывая, что они хотели бы с ним сделать и в каких позах. Джетфайр ускользал от них весь этот день, однако в конце концов им удалось изловить его, и они действительно ухитрились проделать почти все из обещанного. Под конец Джетфайр уже просто не знал, куда от них деться, потому что едва он пытался слезть с того, на ком сидел, как его тут же хватали в четыре руки, и все начиналось сначала. Ему вовсе не было неприятно, но он банально устал, а конструктиконы этого явно не понимали.
В конце концов за ним явился Шоквейв и неумолимо изъял сердито визжащего на аварийной частоте автобота у крайне недовольных таким поворотом десептиконов.
Короче говоря, Джетфайру не хотелось опять оказаться в положении искусственного стимулятора и ждать, когда придет однолинзовое спасение.
В свою очередь Джетсторм тоже припомнил несколько не самых радостных моментов и зациклился на том случае, когда его, все еще не откалибровавшегося после подзарядки протоформ, стащил с платформы Блитцвинг, неизвестно как обошедший охранные системы ремонтного дока. Брата в это время рядом не было, и опешившему от неожиданной атаки Джетсторму не у кого было запросить подмоги. Чокнутый придурок времени не терял, и все его три личности успели продуктивно попользоваться сладкой халявой. Все трое оказались теми еще извращенцами, которые почему-то считали, что всю работу должен делать нижний партнер. Желательно, прыгая верхом на верхнем, как бы каламбурно это ни звучало. Джетсторм невнятно вопил и отказывался, требуя, чтобы ему дали прийти в себя, но тщетно.
Ему совсем не хотелось повторять подобный опыт, а чувство ржавого бампера подсказывало, что нечто подобное сейчас на них и надвигается.
- Эй, крылатые! - требовательно гаркнули сзади омерзительно знакомым голосом.
- Нету у нас крыльев, и чего привязался, - под нос себе пробормотал Джетфайр, сворачивая еще раз.
- Будете удирать, пожалеете, - предупредил все еще не вышедший из-за поворота десептикон.
Близнецы переглянулись, сделали страдальческие лица и остановились, синхронно прислонившись к стенам.
Вывернувший из-за угла Старскрим наткнулся на них взглядом и чуть удивленно хмыкнул. Потом подошел ближе и критически созерцал обоих секунд двадцать.
- За мной, - сказал он, разворачиваясь и направляясь обратно.
Теперь настала очередь близнецов удивленно хмыкать, но они послушались, одинаково нервно поглаживая ошейники.
В полном молчании странная троица дошла до запасных шлюзов, которые давно уже не навещались прилежными дроидами-уборщиками, и потому больше напоминали развалины былого величия.
- Вы двое, - неприятным тоном сказал Старскрим. - Сейчас отправитесь во-он туда. И очень быстро улетите.
- Зачем? - удивился Джетфайр. - Нам и тут неплохо.
- Энергон дармовитый, - поддержал Джетсторм и кашлянул.
- Интерфейс халявный? - ехидно подсказал Старскрим. - Нейроподавители новенькие. Хорошо, да?
Близнецы уставились на него, терпеливо ожидая продолжения. Нейроподавители? О чем он вообще, интересно? Оба вновь синхронно подергали раздражающие их кольца блокираторов.
- Да-да, они самые, - кивнул Старскрим в адрес блокираторов. - Не жмут, а, инкубаторчики?
- Ты способен их снять? - медленно проговорил Джетфайр, так усиленно светя линзами, будто обрабатывал гигантский файловый архив.
- Конечно да, - ухмыльнулся Старскрим. - Когда ты, жалкое создание, будешь стоять на краю шлюза!
- А ты разве не хочешь с нами потрахаться? - со светлым любопытством поинтересовался Джетсторм.
- Что? - почти взвизгнул воздушный командующий. - Я - с вами? Какая оскорбительная идея!
- Но почему? - настаивал Джетсторм. - Мы тебе не нравимся?
- Потому что вы построены на основе моей ТНК, - раздельно проговорил Старскрим. - Поэтому я не только не желаю иметь с вами дел, но и не хочу, чтобы имели дело остальные. Тем боле мне не нужна толпа протоформ, выращенных благодаря вам!
- Наверное, тебе жалко, что твоих там нет, - посочувствовал Джетфайр.
- Кретин, - прошипел десептикон и схватил его за руку. - Иди сюда!
Джетфайр не успел даже мигнуть, как тонкий луч бластера разрезал его неприглядное украшение.
Разблокировка произошла мгновенно. Восстановление эмоционального спектра случилось мгновение спустя. Джетфайр истошно заорал, падая на колени.
- Значит, не нравится, - подытожил Старскрим.
Джетсторм рванулся к брату, не понимая, что с ним происходит, но готовясь помочь и поддержать, однако Старскрим перехватил его, дернул к себе и одним махом располосовал нейроподавитель, сильно задев при этом шею автобота. Синий близнец дернулся, прижал пальцы к горлу, затем внезапно исказился лицом и медленно осел на пол. Вопль, покинувший его вокалайзеры, был сиплым и булькающим.
Старскрим прислонился к стене, не без удовольствия наблюдая, как близнецов отчаянно корежит. Оба одновременно и в полную силу осознавали что тут делали с ними на протяжении очень долгого времени. Здесь уже все успели привыкнуть к бесплатным интер-ботам, и даже Старскриму казалось, что близнецы существуют на "Цербере" очень давно. Возможно, объем их воспоминаний был близко критическому. Однако он был уверен, что рано или поздно они справятся со своей истерикой, и тогда можно будет выпиннуть их с корабля под воздухозаборники. С гораздо большим удовольствием он порвал бы их голыми руками, но ведь его вынюхают. Проклятые шпионы обязательно выследят, узнают, что он сделал и непременно доложатся Мегатрону. Всюду враги, все следят... Старскрим затравленно оглянулся, но потом тряхнул головой и постарался взять себя в руки. Кажется, у него тоже слегка разлаживалась психика. Неудивительно, когда постоянно находишься в напряжении, чтобы уберечь свою драгоценную полировку. А тут еще и эти паршивцы расхаживают, демонстрирую всем и каждому, как сволочные автоботы ухитрились спереть его ТНК. Вот уж счастья-то... Старскрим злобно поглядел на слепившихся в объятиях близнецов и раздраженно выдохнул пар. Все, хватит, ждать больше нет времени. Он подошел ближе и пнул одного из них в бок.
- Ну? - проскрежетал он. - Так и будем пускать слюни? Или может быть вы собираетесь потребовать назад свои драгоценные блокираторы? Вам так нравится выращивать протоформы? Хочется поскорее увидеть кучку конструктов с вашими формами, личиками и оптикой? А?
- Я... - сипло начал Джетфайр.
- Так, для справки, хочу заметить, что наши конструкты развиваются быстро, - перебил его Старскрим. - И вполне может быть, что раньше, чем вы даже подумаете об этом, они уже решат с вами познакомиться поближе. А там и до второго поколения недалеко.
- Я не хочу! - заорал Джетфайр. - Выпускайте меня отсюда!
- Вот это то, что я хотел услышать, - мрачно осклабился Старскрим и потер лоб. - Вон отсюда, колесные.
Даже не обратив внимания на неверное поименование своих альтформ, до сих пор задыхающиеся близнецы кинулись к медленно открывающемуся шлюзу. Атмосфера со свистом улетучилась в открытый космос, прихватив с собой целую кучу всякого хлама, и в потоке этого хлама близнецы кувырком вылетели с корабля. Старскрим подобрал зацепившийся за угол генератора ошейник и швырнул следом.
После того как закрылся шлюз, от близнецов не осталось ничего - разве что цепочка энергоновых капель на полу, пролитых Джетстормом.
- Сам теперь убью, - громко сказал себе истребитель. - В следующий раз встречу и сразу убью.
Довольно кивнув, он развернулся и направился подальше от места, где наконец-то наступила справедливость.
И пусть хоть кто-нибудь посмеет ему сказать, что он поступил так из собственнической ревности или страха, что его персона сдвинется по значимости перед двумя такими ценными автоботами. Сказавшего он тоже убьет.

- Праймас всемогущий, я сейчас коллапсирую, - простонал Джетсторм, свернувшись в клубок и обхватив себя руками. – Ааа, это омерзительно!
- Замолкни, чувак, мне тоже паршиво! – не выдержал Джетсторм, до сих пор просто размеренно клацающий челюстями. – Шлак! Вот ржавчина! Дело просто дрянь!
- Я словно в мазуте искупался, - подытожил Джетсторм и наконец-то перестал извергать брань. Откашлялся, булькнул горлом и выплюнул сгусток антифриза, доведенного вакуумом до липкой густоты. – Тьфу! Я полон этой пакости!
- Если хоть кто-нибудь узнает... - пробормотал Джетфайр, лихорадочно сканируя доступные частоты. – Лучше нам с тобой накрыться турбиной прямо в сей же момент...
- Начинай накрываться уже сейчас, - мрачно предложил Джетсторм, с отвращением разглядывая собственную ладонь. Ему казалось, что она вся, да и он весь целиком залапана грязными десептиконскими руками. От воспоминаний задергало в животе.
- Что? Почему это? – вскинулся Джетфайр. – Если мы будем умалчивать, то...
- То первый же техосмотр все выдаст, - закончил фразу синий близнец. – Мы с тобой в полном шлаке.
- Слушай сюда, - неожиданно произнес его брат. – Ты на все занятия по функциональности заходил?
- Чего?
- Я говорю – посещал функциони... функуионализационные семестры?
- А что?
- Ты скажи мне, умник, - задумчиво протянул Джетфайр, - с какого периода запускается базовая частота между носителем и протоформой? На принципе их отделенности?
- Я как-то все двадцать восемь способов размножения не запоминал, - язвительно отозвался Джетсторм и хотел что-то добавить, но поперхнулся и беззвучно открыл рот.
- Я откопал какую-то частоту, - почти равнодушно произнес Джетфайр. – Но, кажется, она совсем новая.

"ап Джетсторм... ап Джетфайр... ап Джетсторм... ап Джетфайр... где вы, где вы, где вы..."

Вернуться к фанфикам