Кислота

Автор: Skjelle
Персонажи: Штормовики / Рэтчет
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp
Примечание: Штормовики - троица истребителей, окопавшихся на Кибертроне вместе с Шоквейвом. Вызывают кислотные дожди, в каноне именуются "Rainmakers" (cм. 6 серию 1 сезона). Про имена их толком ничего неизвестно, поэтому придется восполнить этот пробел.
Краткое содержание: автор исходит из того, что война не могла длиться непрерывно, и где-нибудь так пару миллионов галактических оборотов назад точно был некий период относительно мирной жизни. Чем только в те времена не занимались... Для DarkRatchet.

Очередной рабочий цикл подошел к концу, и Рэтчет с неохотой оторвался от результатов работы. Он не относился к категории безумных ученых, готовых каждую микросекунду вгрызаться в тайны мироздания, но ему, как и любому нормальному исследователю, было свойственно увлекаться.
Для того, чтобы предотвратить несанкционированные задержки на рабочем месте, в крупных исследовательских комплексах существовали системы принудительного отключения электроэнергии. После окончания цикла давалось десять минут на то, чтобы отправить прошение - если наличествовала острая необходимость продлить эксперимент. Но таковая необходимость отслеживалась менеджерами через локальную сеть.
Впрочем, медик, нынче увлекающийся разработкой модификаций для топливных систем, не состоял ни в одной крупной корпорации. Финансировали его весьма влиятельные лица, но работал он исключительно сам по себе, в индивидуальных лабораторных условиях. Он мог бы торчать у приборов хоть циклы напролет, но по раз и навсегда установленному для себя порядку, придерживался общепринятых норм. Ему нравилось ощущать свою принадлежность к социуму, нравилось быть таким же как все.
Выключив мерно гудящую машинерию, Рэтчет неожиданно даже для самого себя сладко потянулся, аж до хруста в плечевых сервоприводах. Плодами сегодняшних исследований он мог по праву гордиться. И, конечно, можно было себя побаловать чем-нибудь эдаким, например, сходить на премьеру разрекламированного холо. Перемирие, провозглашенное десять галактических циклов назад, ознаменовалось быстрым восстановлением инфраструктуры и развитием культмассового сектора. Особую популярность обрели холопленки с эффектом трехмерного присутствия - на новинку подсела масса трансформеров, и Рэтчет не был исключением. Сегодня в "Трэке" должны были показать блокбастер "Плазма", и медик очень хотел туда попасть. Толпа народу, множество друзей-приятелей и непередаваемый дух Самого Первого показа.
Последовательно заблокировав три мощных двери, отгораживающих лабораторию от внешнего мира, Рэтчет наконец-то вышел на улицу и закрыл уже последнюю, неприметную и обыденную дверь, по которой никак нельзя было сказать, что за ней скрывается напичканная суперсовременной техникой лаборатория.
Медик на секунду задержался, пристально рассматривая дверную панель - не требуется ли подновить слой краски с эффектом ржавчины. Нет, пожалуй, нормально. В меру паршиво выглядит...
- Бу, - сказали у него за спиной.
Рэтчет подскочил на месте, как будто его толкнули пружиной. В отличие от многих трансформеров он не спешил расслабиться и броситься в пучину мирной жизни с головой. Какая-то часть его процессора неустанно бдила, выжидала, когда хрупкое равновесие покачнется, и всё начнет рушиться в бездну очередной войны. Поэтому неожиданное появление кого-то на темной улице возле частной лаборатории просто не могло не вызвать у него соответствующую реакцию.
Совершенно автоматически выдернув из набедренных захватов бластер, Рэтчет стремительно крутанулся на месте. И отшатнулся.
Фосфорически-зеленый, кислотно-желтый и разъедающе-синий цвета буквально плеснули в оптику, забивая видеодатчики. Рэтчет даже не мог толком разглядеть лица тех, чья броня испускала это безумное свечение флуоресцентной краски. Он моментально включил светопоглощающие фильтры, и в обрушившейся на него тьме четко увидел крылатые силуэты стандартной истребительской модификации.
- Ай-ай, - сказал зеленый трансформер. - Только не стреляй в нас, о великий воин.
- Что нужно? - в меру агрессивно поинтересовался медик, не торопясь убирать бластер.
- Медицинская помощь, - хрипло сказал синий трансформер. - Ты же занимаешься топливными присадками?
- Вы ошиблись, - моментально среагировал автобот. - Я конструирую опорные фермы для монорельсов.
- Да ладно врать, - захихикал зеленый. - Все знают, что Рэтчет балуется со всякими интересными штуками...
- Что? - растерянно переспросил медик. - Кто знает?
- Ага, - довольно сказал зеленый. - Значит, свое увлечением присадками ты не отрицаешь. У нас есть к тебе деловое предложение. Все по-честному. Смекаешь?
- Я не занимаюсь частной торговлей, - решительно сказал Рэтчет. - Освободите дорогу.
- Видимо, сейчас мы должны начать угрожать тебе оружием, - задумчиво сказал синий. - Но это не наш метод.
- Да он просто не знает, с кем беседует, - подал голос желтый. Голос у него был на редкость неприятный, вызывающий непроизвольные мысли о членовредительстве. – Слышишь, белый, мы штормовики. Кислотники.
В подтверждение сказанного он протянул руку, и кончики его пальцев слегка раскрылись. Прозрачные капли повисли на контактных иглах, а потом сорвались на бетон. Раздалось едва слышное шипение. Рэтчет опустил взгляд и очень внимательно посмотрел на углубления, выжженные кислотой. Бетон был крайне прочным, намного прочнее, чем броня трансформеров. Он снова поднял взгляд.
- Что вам нужно? - повторил он.
Синий трансформер расплылся в ухмылке и достал откуда-то из-за спины пневмошприц. Несмотря на только что продемонстрированную угрозу, Рэтчет дернулся, намереваясь скользнуть вдоль стены и оказаться на свободе, но синий и зеленый моментально схватили его за руки, вырвав бластер. Мгновение спустя пневмошприц щелкнул, всаживая все свое содержимое в шейный энергопровод прямо сквозь металлизированное покрытие.
- Ты даже не спросишь, что это было? - после секундной паузы удивился хозяин шприца.
- Зачем? - мрачно сказал Рэтчет, покрутив головой. - Я и так догадываюсь, что ничего хорошего.
- Ну ты не совсем прав - улыбнулся синий. - Там хорошая расслабляющая дрянь.
- Не особо чувствую, - холодно сказал медик.
- Проверим? - ослепительно улыбнулся зеленый, и они разжали пальцы.
Рэтчет почувствовал, как у него подгибаются колени. Вокруг штормовиков засветились радужные ореолы. Фокус отчаянно поплыл.
Десептиконы любезно подхватили его и предложили ему открыть двери, ведущие в "лабораторный рай". Рэтчет хотел было послать их куда подальше, но внезапно понял, что ему в общем-то все равно. Можно и открыть... Нет, нельзя ни в коем случае! Но... а может... Решающим стало шипение кислотных капель у него над датчиками. Медик тут же осознал, что прямо-таки мечтает пригласить кого-нибудь на экскурсию в собственную лабораторию.
Ему пришлось убрать светофильтры, чтобы не налетать на предметы обстановки, и пришлые трансформеры вновь нестерпимо засияли. Они успели представиться, но в месиве трех пылающих цветов он все равно не мог разглядеть, кто Флюор, кто Циан, а кто Эйсид. Только когда они расходились, он начинал нормально видеть их. Праймас всемогущий, они грабили его лабораторию. Невыносимо!
- Какой-то ты напряженный, - заметил Флюор, материализуясь рядом эдаким желтым сполохом.
Медик еще не успел сформулировать возражение, а содержимое второго шприца уже радостно устремилось по его магистралям. Его начала охватывать беспричинная эйфория. Двигательные рефлексы постепенно выходили из-под контроля, и от этого становилось еще веселее. Десептиконы помогли ему добраться до заваленной деталями платформы, смахнули все на пол и уложили медика вниз лицом. Пока он пробовал совершить сложнейшее действие - перевернуться хотя бы набок - десептиконы быстро обследовали лабораторию, то и дело издавая одобрительные возгласы.
Они знали толк в разнообразных присадках и маслах, поэтому увиденное вызывало у них закономерный восторг, и более того - немедленно шло в дело.
Очень скоро к совершенно дестабилизированному медику присоединились радостно похохатывающие грабители. Не слишком поддался общим восторгам только Циан, продолжающий изучать разнообразие, выставленное на полках. Его компаньоны между тем нашли себе новое развлечение - принялись играть с медиком. Их привлекла "белая шкурка", как они ее поименовали. С точки зрения штормовиков такие вызывающие белые доспехи буквально напрашивались, чтобы их чуть-чуть запачкать.
Впрочем, начали они даже не с этого.
- ...Да, целуйте мне ноги, - бормотал медик, растянувшись на животе и болтая рукой в воздухе.
Штормовики с хихиканьем выполняли его пожелание. Рэтчет тоже засмеялся, чувствуя, как твердые губы скользят по его ногам, начиная с самых ступней. Слабые кислотные пары щекотали его броню - совсем не больно, скорее приятно. Во всяком случае, очень забавно. Он поежился, слегка прогнулся в спине и вытянул ноги как можно сильнее. Штормовики уже пробовали его подколенную броню на вкус.
Между тем Циан все так же бродил по лаборатории и совал нос в каждую колбу, в каждую пробирку и в каждое предметное стекло.
- Эй, осторожнее, - Рэтчет приподнялся на локте. - Это тебе не алюминиевый порошок.
- Расслабься, приятель, - помахал рукой Циан. - Наслаждайся происходящим и не мешай мне...
- Слушай, если ты хотя бы просто капнешь одно в другое, здесь может рвануть! - уже сердито сказал Рэтчет.
- Парни, что-то вы плохо стараетесь, раз наш беленький дружок так много болтает, - с намеком сказал синий трансформер.
Штормовики согласно зафыркали и перевернули Рэтчета на спину, заставив широко развести колени. Медик неуверенно хихикнул, еще не зная, может быть уже стоит орать от ужаса. Однако истребители с довольным гоготом полезли к нему в пах, толкаясь наплечниками и крыльями. В конце концов они сумели пристроиться в выбранном местечке и одновременно начали играть с разъемами автобота. Рэтчет терпел из последних сил, но потом не совладал с собой и захохотал. Ему было безумно щекотно. Пляска микроразрядов на оголенных схемах заставляла его корчиться в приступах хохота, настолько сильного, что из линзовых пазух потек стеклоочиститель. Штормовики прекратили свое занятие и недоуменно подняли головы. Циан перестал шариться по полкам и переглянулся с ними.
- Вот его развезло, - неожиданно резюмировал Флюор. - Давай поддадим жару.
- А я не пойму, что мы делаем такого смешного? - раздраженно спросил Эйсид.
- Да какая разница, - Флюор пожал плечами. - Он уже весь искрит, вон, сам пощупай.
- Я не привык интерфейсить хохочущих партнеров, - нахмурился зеленый истребитель.
- Значит он достанется мне, - хмыкнул желтый.
Пока шел этот обмен репликами, Рэтчет несколько успокоился, вернее, перешел на сдавленные всхлипы смеха. Особенно интересно это выглядело в свете того, что Флюор не переставал щекотать его разъемы пальцами и как бы между делом слегка засовывать их между проводами.
А потом он все-таки перешел к делу, отпихнув товарища. Рэтчет только вздрогнул, когда на него навалился превосходящий по всем параметрам трансформер, затем сдавленно охнул, толкнул Флюора в плечи, и на этом все закончилось. Послышался слабый треск электричества, Рэтчет неуверенно хихикнул, и дальше уже с каждой секундой смеялся все сильнее. Эйсид покрутил пальцем у виска. Циан ухмыльнулся и снова перенес внимание на полки. Флюор отнесся к этому гораздо более спокойно, то есть наплевательски. Его вполне устраивало, как хохочущий автобот дергается и непроизвольно трется о партнера. К тому же смех порождал в недрах беленького медика отчетливые вспышки электричества. Поэтому Флюор сосредоточенно интерфейсил изнемогающего от смеха автобота и ни на что больше не отвлекался.
Рэтчет крутился под зажавшим его десептиконом, сходя с ума от электрической стимуляции. Истерический хохот выкручивал все его тело, пока он наконец не осознал, что уже давно стонет и кричит, не в силах больше воспроизводить иные вокальные упражнения. Безумная щекотка, сотрясавшая каждую микросхему, продолжала усиливаться, пока в один прекрасный момент не превратилась в нечто совсем иное. Рэтчет взвыл, запрокидывая голову в экстазе. Неожиданное удовольствие пронзило его сервоприводы, растеклось по энергетическим магистралям и плазменным пузырем лопнуло в животе.
И потом это состояние уже не изменялось, даже когда Флюор оставил его в покое, и наступила очередь остальных. Он пробовал уползти, пытался сопротивляться, тщетно отпихивал назойливых гостей. Но раз за разом они заставляли его содрогаться в электрических спазмах и выбрасывать разжиженное от высокой температуры масло. Рэтчет вновь перестал различать их - в поле его зрения постоянно мельтешила дико яркая броня, сплетение желтого, синего и зеленого сбивало все настройки. Точно так же он уже не мог определить - кто и где его касается. Несмотря на мощные крылья, штормовики умудрялись двигаться с опасной грацией, почти скользить в пространстве. Они обволакивали его своим присутствием. Он не мог выбраться из кокона энергетических полей, не мог ускользнуть из-под ласкающих прикосновений. К тому же он был невыносимо раскалиброван, впрочем, как и его неожиданные партнеры. Положение усугублялось витавшими в атмосфере испарениями от разнообразных жидкостей и порошков, которые чуть ранее с таким любопытством разливал (и рассыпал) Циан. Влияние этой дикой смеси на чувствительные датчики трансформеров было просто умопомрачительным. В свое время Рэтчет участвовал в нескольких групповых "заездах", как это культурно называлось, и тогда запах стоял почти такой же. Плотный, одуряющий, не дающий думать ни о чем, кроме интерфейса.
Но в конце концов десептиконы удовлетворили свои аппетиты и оставили медика в покое. Впрочем, покидать его уютную лабораторию они вовсе не собирались. Пока Рэтчет пытался собрать в кучу расползающиеся после многократного интерфейса мысли, троица уже активировалась и бодро принялась потрошить чужое хозяйство. Рэтчет открыл было рот, собираясь наорать на всех сразу, но из вокалайзеров вырвался только сомнительного достоинства писк. Флюор повернулся на звук, и медик сделал вид, что прочищает системы. Желтый трансформер вроде бы потерял к нему интерес, однако Рэтчет не успел обрадоваться, как Циан бросил все свои занятия и решительно направился к хозяину лаборатории. Схватив медика за руку, он заставил его встать и буквально потащил на себе к столу.
- Давай ты расскажешь мне, что здесь хорошего? - предложил он.
Рэтчет, пользуясь сложившейся ситуацией, старательно изобразил полную невменяемость, споткнулся на ходу и постарался рухнуть. Циан удержал его, оглянулся и решительно направился к любимому креслу медика. Откинув подлокотники, он с удобством устроился на пенорезине и притянул Рэтчета к себе.
- Ну раз ты не можешь говорить, то я проверю все на тебе, - бодро сказал штормовик.
- Стой! Эй! Я-агхрм!..
Рэтчет подавился содержимым ярко маркированного баллончика, который Циан наугад хапнул со стола. Ядовитых смесей в лаборатории у Рэтчета не было, поскольку он все же создавал топливо, а не оружие массового уничтожения. Однако многие из представленных тут жидкостей и масел обладали целым рядом интересных свойств, за которые кое-кто был готов платить большие деньги.
Но только на сам Рэтчет.
Вот гхаа... тьфу... гадость...
Между тем Флюор успел соорудить нехитрый газосинтезатор из подручных материалов, и теперь старательно втягивал дым через перегонный шланг и так же старательно выпускал его из воздухозаборников. После каждого цикла следовало металлическое, ненормальное хихиканье.
Эйсид сосредоточенно совал пальцы в батарею пробирок и плошек, выстроенную на откидной полке, и так же сосредоточенно эти пальцы облизывал. Хихикать он не хихикал, но свечение его линз с каждой секундой делалось все более интенсивным и явно меняло цвет. Штормовик быстро перекалибровывался.
- Твоя лаборатория - это просто кладезь, - проникновенно сообщил Циан, вливая в слабо сопротивляющегося медика какой-то очередной нейроингибиторный раствор. - Кстати, ты в курсе, что все эти присадки и прочая дурь называются одним общим словом?
- Мм... да... кхх... кислота, - промычал Рэтчет, собравшись с силами.
- Совершенно верно, - Циан с чувством лизнул его в щеку. - Мы производим одну кислоту, а потребляем другую. Круговорот веществ на заводе.
Рэтчет нечленораздельно всхлипнул, потом внезапно дернулся, и на колени Циану плеснуло горячим.
- Расшлюзовался, - прокомментировал штормовик и засмеялся.
Он был крайне доволен тем, что сумел довести автобота до недержания топлива. Сидящий на нем медик завертелся и просунул обе руки между ног, пробуя вручную задвинуть створки, но толку от этого не было никакого. Продолжая веселиться, штормовик перехватил его за руки и заставил убрать из укромного местечка. Пальцы Рэтчета были залиты яростно светящимся энергоном. Циан причмокнул в предвкушении и тут же потянул деликатес в рот. Рэтчет вновь обозначил протест невнятным иканием двигателя.
- Флюор, Эйсид! - Циан выпустил чужие пальцы. - Ползите сюда, синтелюбы! У нас тут свой фабричник!
- Я не фабричник! - возмутился Рэтчет и снова вздрогнул, когда энергон опять выплеснулся из него.
- Конечно же фабричник, - похлопал его по животу Циан. - Ты гонишь отличное топливо.
- Я не хочу! - совсем уже несолидно взвизгнул медик и попробовал вывернуться. Снова плеснуло.
- Где обещанное нам вкусненькое топливо-о? - нараспев протянул Эйсид, наконец-то приползший на зов (не без помощи Флюора).
- Сейчас будет, - уверенно сказал Циан.
Встав с места, он потащил медика за собой. Рэтчет подрыгался, отчаянно пробуя восстановить контроль над системами, увидел, каким взглядом смотрят на его ноги желтый и зеленый трансформеры, и мысленно съежился. Он чувствовал, как по его броне стекают горячие ручейки, и буквально ощущал исходящее от десептиконов жадное нетерпение.
Циан пристроился бампером на высоком столе, подтащил поближе легкий штатив с полками, уставленными разновеликими емкостями, и наугад взял первую попавшуюся колбу.
- Ну что? - торжественно сказал он. - Запускаем фабрику!
- Доилка! - хором заорали Флюор и Эйсид, кидаясь на медика.
Рэтчет взвыл и тут же булькнул собственным экспериментальным энергоном.
Фабрика действительно заработала.
Штормовики разгоняли и без того распаленные системы медика, и тот добросовестно изливался продуктами топливной переработки. Десептиконы старались не упустить ни капли и перегружали собственные системы буквально с каждой секундой. Пить чужое топливо вообще не рекомендовалось без предварительной подготовки, а уж чужое топливо, наполовину замещенное синтетиками - тем более.
Впрочем, Рэтчет уже понял, что штормовики в этом вопросе крайне натренированы, и ждать от них коллапса систем не приходится. У него сладко ныл каждый сантиметр энергопроводов, а центральный процессор уже начинал частично отключаться. Основные топливоперегонные программы работали на полную мощность, заставляя его прокачивать тяжелое сырье сквозь систему фильтров и конвертеров, а потом выбрасывать результат через незакрывающиеся шлюзы. Он то и дело пробовал сжать колени, однако постоянно натыкался либо на плечи, либо на останавливающие его руки штормовиков.
Циан прикладывался к колбам наравне с ним, и вскоре Рэтчет даже сквозь собственное удовольствие почувствовал, как движутся детали под броней удерживающего его десептикона.
- А теперь и я могу побыть фабрикой, - почти промурлыкал синий трансформер. - Ты никогда не пробовал авиационное топливо, м?
- Только через мой ржавый корпус, - свирепо отреагировал медик. Настолько свирепо, насколько это было возможно в его положении.
- Ох, я думаю, тебе понравится...
Циан слегка толкнул его в спину и со скрежетом выскользнул на свободу. Рэтчет едва не опрокинулся на спину, и только вцепившиеся в его бедра десептиконы не позволили ему сделать этого. Чтобы не сломать спинной каркас он волей-неволей схватился за край стола, фактически добровольно усевшись на нем. Конечно, нельзя было полностью назвать это добровольностью, но ведь он же не колотил штормовиков по головам, не так ли? Медик обреченно вздохнул всеми системами.
Циан воспарил на антигравах и весьма непристойно завис прямо перед лицом медика. Рэтчет видел, как сквозь приоткрытую броню толчками выплескивается энергон угрожающе-зеленоватого цвета. Неизвестная энергия прямо-таки шипела и пузырилась в нем.
- Попробуй, беленький-хорошенький, - нараспев протянул Циан.
Рэтчет завертел головой, решительно вознамерившись избежать нового опыта, однако штормовик без лишних сантиментов стиснул его ногами так, что у медика заскрежетал шеврон. Бесконечно льющееся топливо раздражало Рэтчета до безумия. Оно затекало даже сквозь плотно стиснутые губы, и когда он начал отплевываться, буквально хлынуло ему в рот. Медик нервно стиснул горловые створы, почувствовал, как жжется авиационная горючка, непроизвольно облизнулся и подавился, а потом сдался.
- Шшшла-ак... - протянул Циан, чувствуя, как медик вдобавок беззастенчиво пропихивает пальцы под его броню и возится в проводах. - Хорош-шоо...
Рэтчет не мог ему ответить при всем желании, но постарался затолкать пальцы еще глубже, раз уж выпала такая возможность. От чужого топлива его энергопроводы словно начали загораться, а сам он будто отяжелел вдвое. Вдобавок эффект работы антигравов в такой близости от центрального процессора заставлял упомянутый процессор нещадно сбоить.
Медику потребовалось совсем немного, чтобы все подвижные части систем начали бесконтрольно дергаться, а программная составляющая - масштабно перезагружаться. Он в последний раз стравил топливо, уже не в силах даже вопить или хотя бы стонать, и после этого система охлаждения приказала долго жить. Моментально подскочившая температура выбила медика в оффлайн. Но перед этим Рэтчет почувствовал, что просто растворяется в цифровой агонии удовольствия.

Шоквэйв весьма собственнически относился к своей триаде, и когда штормовики не выходили на контакт более цикла, фиолетовый трансформер начинал злиться. Он прекрасно знал, что наплевательское отношение к ближнему своему заложено в базовой программе всех истребителей, что это для них естественно... Но за них он расплатился такой огромной суммой, что не желал терять их из виду ни на мгновение. Все-таки школа "Эс" выпускала профессионалов своего дела...
В данный момент маршал пребывал в расстроенных чувствах. До такой степени, что лично направился на поиски кислотных военно-воздушных сил. У каждого уважающего себя владельца триад были передатчики, позволяющие определить местонахождение эсок, и сейчас Шоквэйв уверенно шел на сигнал, углубляясь все дальше и дальше в кварталы автоботов. Внутренняя карта показывала, что он уже свернул в сектор научных исследований. Маршал полыхнул светодиодом, тем самым выражая крайнее раздражение. Все-таки штормовики добрались до вожделенных лабораторий, о которых столько трепались в свободное от эскорт-обязанностей время. Осталось только определить - кого они ограбили.
Остановившись у ничем не примечательного здания, Шоквэйв оглянулся, сканируя местность, и окончательно убедился, что искать пропащую триаду надо именно здесь. К тому же возле двери валялся пневмошприц. Системы маршала издали гневное рычание вентиляционных фильтров. Триада не только кого-то ограбила, но и кого-то угробила. Хотя, может, все обошлось телесными повреждениями?
Шоквейв толкнул дверь и шагнул в темный тамбур. Увидев еще одну дверь, он удивленно дернул антеннами. Затем последовала очередная дверь и еще одна - все из суперсовременных сплавов с высочайшей степенью защиты. Похоже, здесь развлекались чем-то не очень законным...
Наконец оказавшись в лаборатории, Шоквэйв раздраженно прижал антенны. Вокруг царил страшный бардак. Обонятельные датчики улавливали тяжелый запах галлюциногенов, интерфейса и еще какой-то мощной гадости. Возле стола возлежала груда переплетенных рук и ног вкупе с невероятным образом торчащими крыльями. Шоквэйв всякий раз удивлялся, как у штормовиков не ломаются летательные плоскости, подвергаемые самым разнообразным нагрузкам, зачастую вопиюще противоречащим технике безопасности. Он уже собрался пнуть нерадивых эсок, как вдруг заметил нечто интересное. Из пылающей синим, желтым и зеленым кучи высовывались чьи-то белые ноги, разведенные под очень интересным углом. Обладатель ног скрывался где-то в глубине разноцветного кургана.
Шоквейв присел на корточки и ткнул в белое колено дулом. Нога дернулась, из кучи послышался низкий хриплый стон.
Рэтчет пришел в себя, будучи стиснутым между источающих жар и радиацию корпусов. Истошно-яркие краски буквально втекали в его оптику. А потом он почувствовал, что краска действительно течет. Похоже, штормовики выделяли слабую кислоту, которая в таком состоянии начинала разжижать их собственную краску. Впрочем, вреда им это явно не приносило, и Рэтчет даже задумался было над этим странным феноменом, когда его неожиданно толкнули в колено. Он застонал и попробовал высвободиться. Неизвестный схватил его за ступню и дернул. Зажавшие его десептиконы с недовольным ворчанием начали приходить в себя, а потом неожиданно резво зашевелились, расползаясь в стороны. Рэтчет даже услышал какие-то невнятные извинения. Перед кем это они?
Пылающая краска оставалась на медике, покрывая его разноцветным узором.
Оказавшись на свободе, он поднял взгляд и увидел что-то совершенно непонятное.
- У тебя действительно одна... один... одно... линзов... или я галлюцинирую? - простонал Рэтчет.
- Да, у меня один светодиод, - сказал Шоквэйв, - но если бы я так нажрался присадок, то одними галлюцинациями дело бы точно не обошлось.
И отпустил ногу медика. Последовало лязганье железа об пол.
- Ох, Шок, - невыразимо сладким голосом сказал Флюор. - Ты же на нас не обиделся, правда? Мы же ненадолго отлучились...
- Синтелюбы, - с академическим презрением произнес маршал. - Вы хотя бы предохранялись?
- Да ты что! - возмутился Флюор. - Мы же ни с кем и никогда! То есть... я хотел сказать, что он же чистенький, как штамповка. Все антивирусные системы с последними обновлениями, всюду предохранители и мембраны. Он же медик! Они параноики.
- Я не параноик, - сказал Рэтчет, потирая затылок. - Я требую компенсации за нанесенный ущерб. Я запомнил ваши рожи и тебя, однодиодный, тоже запомнил. Я буду жаловаться.
Штормовики поднялись на ноги и посмотрели на него сверху вниз. Дула лазерных винтовок окутались дрожащим красным маревом.
- Тихо, тихо, - сказал Шоквэйв, тоже поднимаясь. - Определенную компенсацию я готов выплатить. За ущерб, причиненный оборудованию.
- А мои разработки?! - медик потерял всякую осмотрительность. - Они бесценны!
- Я не могу платить за то, что не имеет цены, - заметил Шоквейв.
Штормовики ехидно оскалились, безмолвно поддерживая его. Рэтчет понял, что большего вряд ли добьется, если, конечно, не считать большим конфликт сразу с четырьмя десептиконами. Причем он вспомнил этого фиолетового типа и внутренне даже слегка испугался. Пожалуй, стоило принять от него компенсацию.
Интересно, можно ли считать моральной компенсацией то, что к нему прицепилась триада десептиконского маршала?
Покончив с невнятными размышлениями, Рэтчет требовательно протянул руку, и Шоквэйв аккуратно вложил в желто-зеленую липкую ладонь стандартную микропроцессорную карту. После чего развернулся и направился к выходу. Крылатые десептиконы легкомысленно помахали Рэтчету и двинулись за ним следом.
Рэтчет приподнялся на локте, проследил как смертельно опасные штормовики буквально вьются на ходу вокруг темной высокой фигуры, ластятся к ней, и обессилено опустил голову. Кислотники. Синтелюбы. С-сволочи...
- В следующий раз, - вслух сказал он, - я возьмусь за создание отравляющих веществ.

Вернуться к фанфикам