Авиатор

Автор: Skjelle
Персонажи: Циклонус/Тейлгейт
Рейтинг: NC-17
Жанр: романтика
Краткое содержание: пришествие Оверлорда оказало мощное влияние на восторженного минибота, и следом за ним всякие странные вещи открывает в себе Циклонус.
Комментарий: по заявке Naudu на фестиваль "Мартовские Бензокролики - 2013" в сообществе TF-porn.

Шесть миллионов оборотов, потраченных впустую – вот достойное жизнеописание, выведенное Тейлгейтом для обозначения ситуации, в которой он оказался. Болтаться с бесшабашными трансформерами на корабле было довольно весело, если не считать различных жизненных потрясений и столкновений с десептиконами.
Однако когда на сцене появился Оверлорд, искровое равновесие минибота попросту не выдержало. Это было ужасно. Когда он представлял себе, что именно такие убийцы направо и налево кромсали обычных трансформеров на протяжении шести миллионов оборотов, ему делалось физически плохо. Так страшно ему не было даже когда он очнулся после глубокого стазиса с практически бездействующим корпусом.
Более того, невыносимо был смотреть, как быстро забыли погибших все окружающие. Несколько прочувствованных речей, пара оборотов всеобщей подавленности – и вот уже снова открыт бар Сверва, снова капитан строит великие планы, и каждый занимается своим делом.
Тейлгейт так не мог. Не только из-за того что его ужаснула чужая смерть, но и просто потому что он боялся. Уверенность в том, что на корабле он находится в самом безопасном месте во всей Вселенной, пошатнулась и дала ряд очевидных трещин. Даже присутствие Циклонуса не придавало былой храбрости. Хотя, стоило отметить, экс-десептикон пару раз поинтересовался его состоянием, что для контуженного на весь эмоциональный блок было настоящим достижением. Тейлгейт каждый раз бормотал, что у него все просто прекрасно и вновь замыкался в себе.

В конце концов, нестандартное поведение обычно навязчивого приятеля заинтересовало Циклонуса настолько что он попросту заявился в каюту Тейлгейта, демонстративно закрыл за собой дверь и решительно направился к сидящему у иллюминатора миниботу.
- Привет, – первым поздоровался Тейлгейт. Вежливость у него всегда была на высоте. – Я могу тебе чем-то помочь?
- Да, – отчеканил Циклонус, останавливаясь рядом и закладывая руки за спину. – В первую очередь, объяснив свое смехотворное поведение.
- Смехотворное? – повторил Тейлгейт, отрываясь от созерцания звездного пейзажа и оборачиваясь к спейсджету. – Что я делаю смешного?
- Сомнительно, что ты можешь кого-то развеселить, – сухо сказал Циклонус. – Я имею в виду прятанье по каютам, взгляды в пол и пришибленный вид. Что все это означает?
- А не все ли равно? – уныло отозвался почетный кикбоксер, изобретатель и теолог, а так же самый большой врунишка среди всех миниботов. – Тебе-то какая разница?
- Если я нахожусь здесь, значит не все равно, – пояснил очевидное Циклонус. – Итак, я повторю...
- Не надо ничего повторять! – с нехарактерным для него раздражением вскинулся Тейлгейт. – Я испугался! Просто испугался, ясно? Я ни разу не видел так близко маньяка и психопата! Тяжело, знаешь ли, сразу проникнуться идеей существования подобного! Между моим миром и этим убийцей нет ничего, кроме периода долгой отключки! Я просто не могу к такому привыкнуть!
Циклонус молча возвышался над ним, по-прежнему держа руки за спиной. Едва Тейлегйт прекратил выкрикивать свои соображения, Циклонус перевел задумчивый взгляд на стеклопластик толстого иллюминатора и еле слышно затянул какую-то мелодию.
- Вот не надо тут петь, – сердито сказал минибот. – Я не в настроении слушать исторические мотивы. Пожалуйста, пой в другом месте.
- Не слишком-то сильно ты испугался, – Циклонус внезапно ухмыльнулся, искоса глянув на него. – Раньше ты со мной так не разговаривал.
Тейлгейт тяжело вздохнул вентиляцией и уставился в иллюминатор. Отражение Циклонуса в нем вызывало лишь легкую досаду и ничего более. На самом деле сейчас Тейлгейту нужен был настоящий друг. Кто-нибудь, кто выслушал бы переживания, дал хороший совет и предложил опереться на плечо. Ну в общем как настоящие друзья, которых описывают в лентах и библиотеках.
При всем своем отношении к Циклонусу Тейлгейт не мог считать его таким эталонным другом. Циклонус больше походил на железобетонную стену. За такой хорошо прятаться, но можно налететь лбом с разбегу, и потом долго будет вмятина на шлеме, а так же болезненные помехи в оптике. Вспомнить только его методики спасения излишне самонадеянных миниботов – это же надо, швырнуть через весь отсек с размаху. Просто безобразие. Невольно запыхтев, Тейлгейт отвлекся от собственных переживаний, снова сосредоточился на заиллюминаторном пейзаже и внезапно обнаружил, что Циклонус исчез.
Вот, конечно, чего еще следовало ожидать. Десептиконское поведение...
Неслышно для задумавшегося минибота покинув помещение, Циклонус остановился за дверью, сложил руки на груди задумался. Его не слишком интересовали окружающие, потому что не могли послужить ни для какой цели, однако мелкий выходец из тех времен, когда сам Циклонус отправлялся на первую в истории Кибертрона дальразведку, был ему несколько ближе, чем остальная металломасса. Тейлгейт искренне относился к нему со всем возможным дружелюбием, иногда превышающим всякие пределы – чего только стоит его искровый энергон. Надо же было придумать такую глупость...
Настолько глупую, что Циклонус так и не смог надлежащим образом поставить на место глупое колесное. Застывшие в стазис-поле осколки с блестящими на них крохотными каплями так и остались в его отсеке постоянным напоминанием об этом случае. Выбросить их в утилизатор он не сумел. Циклонус подозревал, что Тейлгейт неимоверно этим гордится, но напрямую никогда не спрашивал. Еще не хватало ему выглядеть чрезмерно заинтересованным в их... отношениях.
Оттолкнувшись от стены, Циклонус все же заставил себя покинуть территорию, принадлежащую утилизатору... точнее, разминировщику, как он себя гордо именовал. Это тоже было частью их отношений – Циклонус никому не сообщил о том, что рассказал ему расстроенный трансформер. Есть такие вещи, которые могут оставаться только между двоими-троими, но не больше. Циклонус не имел склонности сплетничать, и тем более ему было бы неприятно уронить свой статус перед тем, кто рискнул открыть ему самые неприглядные моменты своего существования.

Постепенно Тейлгейт перестал пребывать в меланхолии и начал выбираться в обжитые коридоры. Среди занятых своими делами трансформеров он чувствовал себя немного странно, однако шли местные корабельные обороты, и становилось легче. Хотя прежнего восторженного взгляда на мир он уже не придерживался. Стал спокойнее и сосредоточеннее, впрочем, не отказываясь посещать затеваемые торжественные мероприятия и просто гулянки. Жаль, нельзя было больше ходить на кино-показы. Всякий раз машинально продумывая эту мысль, Тейлгейт ловил себя на том, что становится еще чуть-чуть грустнее.
Но в целом все шло нормально.
За исключением того, что неожиданно для самого себя Тейлгейт начал понимать, что Циклонуса в его жизни слишком много. Куда бы минибот ни пошел, рано или поздно там он натыкался на мрачную фиолетовую громадину. Тейлгейт начал всерьез опасаться, что вскоре может обнаружить Циклонуса в личной мойке или где-нибудь под платформой.
Представив спейсджета, затаившегося в пыльной темноте, Тейлгейт слегка развеселился, но полного легкомыслия ему достичь не удалось. Помимо всего прочего он стал обращать внимание на неуживчивый характер бывшего десептикона. Может быть, раньше он был таким же, но тогда Тейлгейт не замечал ничего подобного, ослепленный круговертью удивительных событий, в которых участвовал.
Однако вынужденно взятая пауза расставила по своим местам довольно многое. Тейлгейту не нравилось как Циклонус свысока смотрит на окружающих, не нравилось, как он цедит слова сквозь стиснутые дентопластины. Наконец, он считал просто неприлично высоким уровень агрессии, проявляемой спейсджетом. Раньше его мог вразумить Магнус, теперь же оставалось полагаться на Родимуса. Однако капитан не слишком сильно обращал внимание на дрязги, происходящие вне его каюты.
Поэтому Тейлгейт с внутренним негодованием наблюдал, как Циклонус аж дважды подрался с присутствующими – один раз с Вирлем (что было в общем-то ожидаемо) и один раз с Трейлбрейкером, отпустившим странный комментарий про какие-то там личные предпочтения десептиконов.
Тейлгейт не слышал всей фразы, но застал самое начало драки, и в конечном итоге был вынужден в ней участвовать. Его попросту пригласили оказать влияние на буйного. Тейлгейт немножко погордился тем, что его ценность признают конкретно в таком важном вопросе, но буксировать излучавшего ледяное негодование Циклонуса ему не нравилось. Тот был слишком тяжелый и напористый.

Позднее Тейлгейт даже пожаловался Сверву.
- И ты представляешь, каково мне было наблюдать за этим нарушением всех норм и принципов? – вопрошал он, держась за стандартный бесплатный шот с энергоном. – Нет, представляешь?
- А что такого? – возразил самопровозглашенный бармен. – Эти охотники всегда такие буйные, когда не знают, чем еще себя проявить.
- Кто-кто? – переспросил Тейлгейт, задумчиво заглядывая в шот.
- Охотники, – повторил Сверв и сделал странное движение пальцами. – Ну, ты понимаешь?
- Нет, – честно признался минибот.
- Эх! Короче говоря, он просто выпендривается, – Сверв хлопнул его по плечу.
- А перед кем? – Тейлгейта заело, и он никак не мог отделаться от глупых "зачем и почему".
- А вот это большой вопрос, – загадочно ответил Сверв и немедленно налил ему второй шот.
Выпендривающиеся десептиконы были выше понимания Тейлгейта. В его время не принято было махать руками и кулаками, чтобы доказать собственную крутизну. По крайней мере не в его рядах. Употребив третий шот, Тейлгейт совсем помрачнел, частично погрузившись в воспоминания о не очень приятном времяпровождении в канализационных и сливных шахтах.
Именно поэтому он не заметил, как объект их недавнего разговора возник из пустоты совсем рядом и немедленно устроился на широком сиденье, изрядно потеснив минибота в процессе.
- Напиваешься, – без вопроса произнес Циклонус.
- А что, может быть мне еще сертификат на топливный цикл показать? – немного заносчиво ответил Тейлгейт и тут же неловко загородился шотом. Но он и впрямь ничего не мог с собой поделать.
- О, я не возражаю против чужих выгоревших баков, – Циклонус пожал плечами. – Тут не занято?
- Нет, – уже гораздо менее воинственно произнес Тейлгейт. – Вот. Я подвинусь даже. Тут совсем свободно. Эй, Сверв! – зашумел он, маша свободной ладонью, чтобы отделаться от ощущения пристального взгляда. – Налей нам, пожалуйста!
- Самое лучше в заведении Сверва за счет владельца! – пафосно воскликнул тот, немедленно переходя на их сторону стойки и выставляя очередной крохотный шот. Под взглядом Циклонуса он слегка стушевался и выставил второй. – Для особо крупных альтформ – два по цене ничего.
Циклонус опустил коготь в ядовито опалесцирующую жидкость и задумчиво облизнул. Тейлгейт с подозрением на него покосился и даже слегка отдвинулся. Циклонуса буянящего он уже видел, но Циклонуса упившегося левым энергоном созерцать не хотел.
- Возьми, – Циклонус неожиданно подтолкнул ему второй шот. – Не стесняйся.
- Мне не надо, – Тейлгейт осторожно отодвинул маленький сосуд.
- Возьми, – повторил Циклонус, ответно подталкивая шот.
- Не хочу, – Тейлгейт уперся пальцем в пластиковый бок, глядя в стойку.
- Тейлгейт.
- Что? Что Тейлгейт? – минибот взвился на месте, впрочем, предусмотрительно сбавив вокалайзеры до шепота. – Не нужен мне твой энергон! У меня есть свой и не надо мне ничего подсовывать! Это предложили персонально тебе!
- Ты что... – Циклонус помедлил и его без того мало дружелюбное лицо сделалось совсем угрожающим. – Думаешь, что я пытаюсь тебя отравить?
Теперь пришла очередь Тейлгейта делать паузу, но не вдумчивую, а откровенно растерянную. Так и не найдя что сказать, он молча помотал головой, одновременно быстро глянув по сторонам. Никого их маленькое столкновение не заинтересовало, к тому же Трейлбрейкер вновь показывал фокусы, в которых участвовали его проапгрейженные ноги, и это уж точно было гораздо увлекательнее, чем тихий спор между двумя... чужаками.
Тейлгейт сердито вздохнул, поняв, что никогда не сможет сделаться самым настоящим автоботом в понимании окружающих. Он просто не умел так быстро забывать и отвлекаться.
- ...все время думаешь? – долетело до него.
- А? – рассеяно спросил он, вспомнив о существовании рядом другого трансформера.
- Надо поговорить, – Циклонус сложил руки на столе, постукивая кончиками когтей друг об друга.
- Мы и так говорим, – упрямо остался при своем минибот.
- Хорошо, – Циклонус был просто невероятно, немыслимо терпелив. – Если ты настаиваешь, мы можем поговорить здесь. У меня только один вопрос: что изменилось?
- Все изменилось, – тут же ответил минибот, не став даже делать вид, будто не понимает. – Абсолютно.
- Да? В чем же?
- Я видел то, чего не хотел бы, – медленно проговорил Тейлгейт. – Видел слишком близко... и я не могу не думать об этом. Я не умею. Всем вокруг уже лить топливом на то что случилось, но...
- Рано или поздно ты бы столкнулся с чем-то подобным, – философски изрек Циклонус. – Считай, тебе повезло, что вокруг было столько других... объектов и целей. Ты остался жив.
- Ты что, не понимаешь? – зашипел Тейлгейт. – Он убил даже Магнуса! Самого Ультра Магнуса!
- При всем моем уважении, Магнус был всего лишь автоботом, – пожал плечами Циклонус.
Тейлгейт с трудом подавил желание истерически захохотать. Циклонус даже не был самым крепко спроектированным среди окружающих! Он, конечно, пришел откуда-то из другого мира и потому отличался особой силой и выносливостью, которую трудно было заподозрить с первого взгляда, но тем не менее! Он что, сравнивал себя и Магнуса не в пользу последнего?!
- Что ты городишь? – наконец произнес Тейлгейт, усмирив заикание вокалайзеров. – Только чудом мы все выжили! Никто бы не смог остановить его, если бы не везение!
- Ты трус, – спокойно сказал Циклонус, и упредил возмущенное вяканье приподнятой ладонью. – Это не обвинение, это факт. В этом нет ничего постыдного, ведь твои размеры и твоя первичная функция вовсе не для сражений. Однако ты должен научиться доверять тем, кто тебя защищает.
- Я и так доверяю, – буркнул Тейлгейт. – Просто... просто мне тяжело. И все равно страшно, когда я вспоминаю. Но ты не поймешь. Вся эта ваша резня, бесконечные войны... вам все равно.
- И мне доверяешь? – Циклонус оперся локтем на стойку, заняв расслабленную позу. Как раз подобное в нем пугало больше всего на взгляд Тейлгейта.
- Не особо, – честно сказал он. – Сейчас ты ведешь себя странно... Прямо как там в баре.
- Я никому не говорил, – Циклонус склонил голову так, что свет лампы холодно прокатился по единственному оставшемуся рогу и ярко блеснул на острие.
- Да, – согласился Тейлгейт и умолк, не зная, как можно продолжить разговор.
- Я тебя защищал, – сообщил Циклонус как нечто само собой разумеющееся и поднялся с места. – Мы об этом еще договорим.
Тейлгейт проводил его удивленным взглядом и не нашел ничего лучше, чем снова обратится к выпивке.
Хотя потом он кардинально изменил решение, слез с сиденья и поспешил к общей толпе, занятой воплями и подглядыванием за дракой серво-гриззов, яростно наскакивающих друг на друга в силовой клетке. Старательно распихивая зрителей локтями, он протолкался к самому краю стола и поднялся на кончики стоп, заглядывая на поле битвы. Кто-то сзади обхватил его поперек корпуса и поднял. Тейлгейт благодарно дрыгнул ногой и уставился на зрелище.
Слегка задержавшись в дверях, Циклонус обернулся на шум и с легкой досадой отметил, что Тейлгейта на месте нет, а вот край его шлема виден в толпе азартно подзуживающих драку трансформеров. Едва слышно хмыкнув, Циклонус все-таки вышел.

Раньше чрезмерно активная позиция минибота его раздражала, теперь же раздражало ее отсутствие. Циклонус с неудовольствием обнаружил, что дело даже не в привычке – порывшись в своих настройках он откопал одну из тех, которые можно было считать успешно потерянными и забытыми, однако сейчас старая программная рухлядь вполне удачно функционировала.
Спасибо, что она оказалась прилично покорежена, иначе спейсджет успел бы натворить дел, прежде чем сам осознал бы происходящее.
Изначально спейсджеты делались автономными, однако на случай различных неприятностей типа поломки трансформационной системы в них предусматривалось место пилота: достаточно мелкого и легкого, чтобы пробраться в кабину, устроиться там и суметь привести в действие дублирующую систему управления.
Все спейсджеты использовали максимальные достижения летной техники и обычно это сопровождалось немыслимыми перегрузками, ломающими обычных траснсформеров по всем швам и шарнирам. Маленьких пилотов просто расплющивало бы. Именно в этих целях выходящие на задание штурмовики в обязательном порядке закачивали себе дополнительное обновление, отслуживающее наличие пилота и блокирующее целый ряд функций стандартного спейсджета. Параллельно запускался кусок кода, который шутники прозвали «великая любовь v. 2.0» – исключительно потому что данный кусок отвечал за личную приязнь к пилоту и желание оберегать его от возможных потрясений.
В целом такая надстройка позволяла стабильно переносить ограничения, которые опять же приводили в бешенство любого трансформера, частично лишенного своих возможностей.
Циклонус запускал свой патч и надстройку еще когда они отправлялись исследовать новую неизвестную вселенную. С тех пор ему ни разу не пришлось использовать эту возможность, у него никогда не было ни одного пилота.
Не получая обновлений, настройка постепенно интегрировалась в личные информационно-распределительные узлы, что-то из нее ушло, что-то перестало быть значимым – и в итоге осталось лишь заинтересованное отношение к потенциальным пилотам.
Проведя всю это вспоминательно-восстановительную работу, Циклонус пришел к неутешительному выводу – отрубить столь мутировавшую часть собственного кода он не сможет. А Тейлгейт отлично подходит на роль пилота – как по физическим данным, так и по благоговейному отношению к огромной штурмовой машине.
Неудивительно, что с исчезновением этого отношения Циклонус начал чувствовать себя не столь привычно-собрано как всегда. Проанализировав собственные поступки в приложении к личности Тейлгейта, штурмовик сделал еще один вывод – все его последние перемещения и даже столкновения с остальными членами команды имели одну конечную цель. Эта цель сейчас радостно развлекалась в баре.
Об этом точно стоило поговорить.

Но удобный случай никак не подворачивался. Тейлгейт практически восстановил прежнюю бодрость духа, однако прежней навязчивости не проявлял, аккуратно выдерживая благоразумное расстояние между собой и штурмовиком. И чем больше Циклонус пытался проникнуть в его присутствие, тем толще делалась эта стена. До идиотских поступков Циклонус еще не дошел, но был близок к этому.
Тошнотворные записочки и нелепые подарки уже неумолимо маячили на горизонте событий, когда милосердный случай позволил несколько прояснить ситуацию. Тейлгейт первым обратился к нему, предварительно бесцеремонно ворвавшись в каюту спейсджета.
- Нам надо поговорить! – с порога заявил он.
Циклонус молча поднялся с места. Не то чтобы он хотел произвести угрожающее впечатление – это у него получалось на полном автоматизме – просто впервые отважный штурмовик не мог подобрать достойного ответа.
- Не смотри на меня так! – уже менее смело пискнул минибот, тем не менее, не отступая.
- Заходи, – наконец сказал Циклонус. – Не стой в дверях, автоматика этого не любит. Я слушаю.
- Ты не думай, что я сам пришел, – начал Тейлгейт, даже не подозревая, что только что уязвил собеседника едва не до искры. – Меня прислал Сверв. Он сказал, что у меня лучше всех получается тебя успокаивать, и... и...
- И-и? – протянул Циклонус, уже подозревая в болтливом владельце бара излишнюю прозорливость.
- И что ты выпендриваешься! – выпалил Тейлгейт. – Я не понимаю, к чему это, но он сказал, что ты поймешь, и что нам обязательно надо поговорить!
Циклонус тяжело вздохнул, прогоняя сухой насыщенный дезинфектом воздух сквозь систему внутренних фильтров. Да, прозорливость бармена оказалась отвратительно верной.
- Садись, – велел он, указывая на собственную платформу. – Да не мнись ты там!
Последняя фраза вышла с характерным оттенком раздражения, и Тейлгейт с такой скоростью переместился на предложенное место, что в воздухе даже щелкнуло.
Циклонус помедлил мгновение, выбирая удобную локацию, подошел поближе и после еще одной заминки сел прямо на пол. Раз уж им необходимо будет поговорить, то лучше не запугивать собеседника рыком с высоты. Впрочем, моментально поджавший ноги Тейлгейт смотрел на него так опасливо, будто Циклонус присел исключительно с целью отгрызть те самые ноги.
- Поговорим, – выразительно сказал Циклонус и по излюбленной привычке опять сложил пальцы, чиркнув когтями друг об друга. – Для начала я расскажу тебе о конструктивных особенностях модельного ряда спейсджетов.

Тейлгейт принял добросовестно-образцовый вид прилежного слушателя, но по мере того как Циклонус неторопливо излагал все факты, его визор наливался все большим сиянием, а постоянно двигающиеся пластины брони говорили больше, чем всякие слова.
- Так... – вокалайзер сорвался на писк, и Тейлгейт торопливо откашлялся. – Так ты хочешь сказать, что я... я типа как твой пилот? Поэтому ты меня спасал? Поэтому... поэтому всё вообще?
Циклонус слегка склонил голову, пытаясь определить, в каком состоянии находится Тейлгейт. Судя по всему, это было чистое восхищение моментом без всяких отрицательных эмоций.
- Ну правда? Честно? – Тейлгейт спустил ноги с платформы и схватил Циклонуса за плечи.
Циклонус покосился на маленькие белые пальцы, вцепившиеся в его броню, и впервые за все обороты, проведенные на корабле, улыбнулся.
- Правда. Даже больше.
- Ох Циклонус! – Тейлгейт соскочил на пол и вытянулся в струну перед большим трансформером. Одну руку он прижал к груди, вторую вскинул над головой, словно собирался немедленно снять звезду с неба. – Клянусь тебе, что отныне я...
- Тшшш, – Циклонус не мог заткнуть ему рот в виду отсутствия такового, поэтому просто обхватил обеими ладонями за шлем, закрыв внешние аудиодатчики. Сдавленную мешанину оборванной речи он проигнорировал. – Не мешай мне. Это тяжело сказать.
Тейлгейт издал вопросительное мычание, и тогда Циклонус чуть наклонился вперед, чтобы коснуться чужого шлема собственным.
- Мы... наши пилоты нам дороги, – ему действительно было трудно говорить, он привык действовать, но сейчас важнее было расставить все по местам. – Больше чем пилоты. Больше чем друзья. Мы их любим.
- Мгмм? – с готовностью отозвался Тейлгейт.
- Во всех смыслах, – выразительно сказал Циклонус.
- Праймас, Циклонус, это что, предложение? – все-таки прохрипел Тейлгейт сквозь заглушившие его паьцы.
- Ммм, да, – отозвался Циклонус, слегка сдвигая ладони.
- Но... Ай!
Циклонус коснулся губами его налобных щитков, и короткий низкочастотный разряд брызнул по всем нейроканалам.
- Но я... Ой!
Очередное касание в ответ на очередную попытку возразить пришлось на маску.
- Подожди! Ай!
Циклонус заставил его повернуть голову, и на этот раз приласкал воздухозаборники.
- Ой стой! – Тецйлгейт натуральным образом заверещал, когда следующий разряд вместе с жесткими губами оказался на его шее, а затем и на протестующе вцепившихся в широкие запястья пальцах. – Да подожди же, Циклонус!
Пинок коротенькой ножкой не причинил Циклонусу какого-либо ущерба, но все же заставил прерваться. Он с неудовольствием фыркнул и слегка подтолкнул минибота к платформе. Для Тейлгейта ее край был высоковат, и штурмовик с легкостью подсадил приятеля.
- Послушай меня! – Тейлгейт вновь брыкнулся. – Ну ты серьезно? Ты не шутишь? Я же... миник!
- Значит концентрированный, – парировал Циклонус.
- Издеваешься? – сердито спросил отважный разминировщик.
- Нисколько, – Циклонус облил его тяжелым и отчетливо нагретым взглядом. – Я объясню. Ваши стройные красавчики – это одно. А ты и остальные, у кого такие потрясающие округлости...
Тейлгейт едва не подавился воздухом, а Циклонус выразительно провел ладонью по горячему бедру. Тейлгейт недоверчиво посмотрел на него, а потом кончики его наплечных конструкций начали окутываться слабым сиянием, однозначно выдающим смущение. Циклонус еще раз погладил отполированный металл и раздвинул губы в очередной ухмылке.
- А проблему миника мы решим, – уверенно сказал он, потянулся куда-то под край платформы и вытащил кое-что очень знакомое Тейлгейту. Над этим кое-чем Тейлгейт тщательно работал в полном уединении, чтобы добиться полного соответствия своим стандартам.
Сияние перекинулось на все мало-мальски проводящие детали корпуса. Минибот заполыхал как дюза разогревающегося корабля. Небрежно покачивающий генератором Циклонус продолжал едва заметно улыбаться, и Тейлгейту хотелось провалиться под пол.
- Ну и кто тебе разрешал лазить в моих вещах? – наконец спросил он дрожащим от обиды голосом, уже чувствуя, что сейчас над ним начнут издеваться. – Что, так хочется посмеяться? Крошка-миник, которому никто не дает, – смешно, да?
- Ты о чем? – озадаченно поинтересовался Циклонус, переставая играть с инструментом.
- Да о том, что я всех тут стесняюсь! – выпалил Тейлгейт. – Не могу я просто так подойти! У нас не принято было!
- Я думал, это свидетельство твоих разнообразных увлечений, – Циклонус по-новому глянул на генератор. – Но если это был твой единственный, хмм...
- Ни слова больше! – предупредил Тейлгейт. – Иначе... иначе я не буду твоим пилотом!
Циклонус молча и яростно пихнул его в грудь. Тейлгейт отчетливо пискнул, проехавшись по платформе, а Циклонус вспрыгнул следом и навис над ним всей массой недовольного трансформера. Генератор был немедленно забыт и куда-то отброшен.
- Курсы настоящего пилотирования начинаются прямо сейчас, – с несвойственным ему черным юмором уведомил Цикон минибота. – Отказы не принимаются.
- Аай, я не могу! – Тейлгейт брыкнулся и торопливо продолжил, видя как разгораются в линзах Циклонуса точки цвета свежевыпущенного энергона. – Ты же не моей сборки! Модельный ряд не подходит! Нам нужен хотя бы переходник, но я даже не знаю, где такие достать!
- О чем ты говоришь? – Циклонус вполне искренне удивился, шаря пальцами одной руки между бедер минибота. – Сборочные линии остались в далеком прошлом... ах да.
- Да! – выкрикнул Тейлгейт, радуясь, что глас разума наконец-то докричался до десептикона. – Я же не апгрейдился с того времени! Если ты, конечно, об этом...
- У меня достаточно апгрейдов, – Циклонус подцепил нужную застежку краем когтя и осторожно потянул. – Хммм.
Мобильная пластина сначала сопротивлялась движению, но затем аккуратно вышла из пазов. Она даже не была сегментно складывающейся – просто отделяющаяся крышка.
Тейлгейт закрыл визор обеими ладонями. Беспомощно растопырившись перед штурмовиком он с содроганием ждал каких-нибудь комментариев относительно давней неиспользуемости, устаревшего оборудования, в конце концов, каких-нибудь эпитетов про ржавчину. Но Циклонус молчал, и несколько секунд спустя Тейлгейт все-таки рискнул бросить взгляд на штурмовика.
К его изумлению дсесептикон сосредоточенно разглядывал собственные пальцы, которые странным образом видоизменялись буквально в прямом режиме. Что-то сдвигалось, что-то смещалось, и к огромному своему смущению Тейлгейт медленно узнал в сформировавшемся предмете типичный пробойник.
Циклонус еще покрутил кистью, соединил несколько пальцев месте, и удовлетворенно кивнул.
- Ох, мне кажется это ненормально, – слабо сказал Тейлгейт.
- Нет никакой разницы, через что пойдет импульс, – почти нравоучительно сказал Циклонус. – Типовое подключение современных моделей я использовать не могу. Но в отличие от других я знаю множество дополнительных конфигураций.
Под эти объяснения пресловутая конфигурация оказалась между ног Тейлгейта, и первые штырьки требовательно ткнулись в затянутые изолирующей пленкой разъемы. Тейлгейт автоматически попытался извернуться, но не преуспел, и покорно раздвинул бедра пошире.
- Надеюсь, это не была затяжная плохая шутка, – дрожащим голосом сказал он в попытке взбодрить себя. – Иначе мне придется подать на тебя рапорт.
Циклонус едва слышно засмеялся и толкнул руку дальше.
Тейлгейт отчаянно вскрикнул и стиснул кулаки, напрягаясь всем телом. Штурмовик осклабился и продвинулся еще чуть-чуть. Контакты уперлись в маленькие платы, а сенсорные датчики соприкоснулись. Тейлгейт взбрыкнул ногами и завопил от неожиданного острого пульса электрического удовольствия. Разряд проскочил между их датчиками, стоило контактным поверхностям задеть друг друга.
Стараясь не посрамить статуса, штурмовик раскручивал миника до потери фонового излучения. Тейлгейт стонал, кричал и обливался хладагентом раз за разом. Дважды или трижды он почти выходил оффлайн, и Циклонус выжидал с упорством охотника – когда коротконогое сокровище придет в себя, и можно будет продолжить. Он планомерно выдаивал партнера до последней искры, заставляя голосить и просить еще.
Благодаря своему упорству он добился от Тейлгейта каскадных загрузок, и только после этого наконец-то позволил себе испытать полное блаженство, хлынувшее по энерговодам ослепительной волной синхронизации с маленьким и легким существом, бьющимся в экстазе на кончике его импульса.
Обычно Тейлгейт мог какое-то время держаться на грани искусственной перезагрузки, отчаянно концентрируясь на всяких посторонних вещах, но сейчас Циклонус почти навалился на него, и потрескивающие иголочки выпрямителей постоянно терлись о жесткую броню. Вытерпеть подобное было невозможно.
Вспышки происходили между ног одна за другой. Бесстыжий десептикон пялился на него неотрывно, и от этого становилось еще жарче, еще слаще, а вскоре он уже бесстыдно и громко стонал, захлебываясь при каждом очередном пароксизме. Которые становились все длиннее, пока не превратились в один закольцованный поток сплошного удовольствия.
Тейлгейт не выдержал и вцепился в единственный оставшийся рог на шлеме Циклонуса. На задворках сознания мелькнула мысль, что если он отломает и это украшение, то Циклонус наверняка его прибьет. Ходить с двумя обломками по кораблю, полному сплетников, это все равно что написать у себя на броне, что и с кем ты вытворял.

Неопределенно-относительное время спустя Тейлгейта отпустило, сервоприводы один за другим расслабились, пальцы разжались. Часто и тяжело вентилирующий минибот раскинулся на платформе, расставил ноги и категорически запретил себе топливный сброс. Интерфейс был альтернативным, заправки ему не досталось, поэтому выкачивать собственный запас было нельзя.
Дрожащие отводы сочились холодной жидкостью, внутри все ныло, электрические искорки кусали нежную поверхность вздрюченных сенсорных вкладок.
- Ну как? Понравилось? – лениво спросил Циклонус, больше для проформы, чем всерьез интересуясь.
Он и так прекрасно видел результат. Между прочим, результат начал капать с края платформы, что ставило под сомнение ее комфортабельность в ближайшее время.
Разминировщик что-то неразборчиво простонал и бессильно разъехался на скользком от их упражнений металле. Циклонус величественно хмыкнул и поднялся.
Размяв плечи и вообще всю сведенную электрическим экстазом машинерию, он прошелся по отсеку, собирая уходовые салфетки и протирочную ткань.
Вернувшись к платформе, он обнаружил, что Тейлгейт почти отключился. Не изменив позы, автобот наполовину ушел в перезарядку, видимо, полностью доверяя партнеру. Циклонус подумал о перспективе мытья заляпанного минибота и решил, что не стоит тратить усилия. Произошедшее между ними располагало к долгому отдыху, а не к суетливому наведению порядка. Циклонус ограничился тем, что более-менее подсушил платформу, несколько раз передвигая Тейлгейта в этих целях.
Усевшись рядом с миниботом, Циклонус некоторое время оглядывал своего пилота, а затем, выставив очередные галочки в своем внутреннем табеле, переместился в позицию лежа. Автобот тут же ткнулся к нему под бок, а затем и вовсе наполовину забрался на массивного в сравнении с собой десептикона.
К счастью, он не был склонен к искровым беседам и просто молчал, сопя вентиляцией. Циклонус сам не выдержал первым. Он должен был озвучить определенную позицию.
- Знаешь о чем я жалею? – неспешно произнес он и почувствовал как напрягается миник.
- О чем? – так же напряженно спросил Тейлгейт.
Циклонус чуть пошевелился и провел пальцем по спине трансформера.
- Что не я ободрал все штамповки, – с легким вздохом произнес он. – Это было бы восхитительно.
Тейлгейт издал неопределенно мычание и заерзал.
- Технически ты не был первым, – наконец пробормотал он, утыкаясь куда-то ему под плечо, – но...
- Я весь внимание, – с интересом отозвался Циклонус.
- Этобылгенераторивсе, – на одной ноте скороговоркой выдал Тейлгейт и попытался зарыться еще глубже.
Циклонус напряг все процессорные мощности, чтобы немедленно подобрать подходящий ответ. Решение пришло быстро и было гениально простым.
- Об этом я тоже никому не скажу, – пообещал он.
Тейлгейт довольно вздохнул и расслабился.

Помимо призвания к барменской деятельности Сверв всегда ощущал в себе еще массу скрытых талантов. Применения некоторым из них долгое время не находилось, но Сверв свято верил в свою исключительность и надеялся на светлое будущее.
Изловленный Тейлгейт, блаженно потребовавший у бармена "самой крепкой шлаковины что есть" был тому прекрасным подтверждением. Заботливо налив упомянутой шлаковины в трехрежимной дозе, Сверв плотно сел на датчики посетителю и начал вести с ним задушевные беседы, в том числе об исходе операции под названием "поговорить с десептиконом". Тейлгейт долгое время ходил вокруг да около, пока терпение Сверва не лопнуло.
- Так вы с ним перебрали карбюратор или нет?! – не выдержал он.
- Карбюратор... – задумался Тейлгейт. – Ахх... каждый поршень!
Выкрикнув это великое признание, минибот спрыгнул с сиденья и, заливисто хохоча, удалился. Сверв некоторое время чесал под краем шлема, а затем поднял палец и кинулся к стационарному терминалу.

- Прекрасно! – резюмировал он спустя полцикла уговоров и еще полтора цикла подготовительных работ. – Ранг, я тебе обещаю, это будет бомба! Ты не представляешь, как мы будем популярны!
- Ну не знаю, – со сомнением поежился ученый. А обязательно мне это кресло и стол? И вот это вот... ну эти картинки? А табличка... вот прям интерфейс-аналитик? Серьезно? Консультации за виртуальные купоны?
- Непременно! – заверил Сверв. – все это придаст тебе значительности. Ну, заживем!
И с торжествующим видом оглядел отличную новую вывеску, украсившую его бар.
"Клуб интимных знакомств Сверва" – гласила она.

Вернуться к фанфикам