Перспективное невезение

Автор: Silversonne
Персонажи: Блерр/Шоквейв
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp
Краткое содержание: похождения Блерра на "боевом" задании.
Комментарий: по заявке Тсубаки-тян на фестиваль "Мартовские Бензокролики - 2012" в сообществе TF-porn.

Помещение заливал приглушенный фиолетовый свет, он создавал странные тени, собирающиеся группами и будто затевающими нечто коварное. В самом дальнем углу отсека стоял огромный экран, мертвенным серебром подсвечивающий темную аппаратуру, располагающуюся от него по бокам, пульт, испещренный кнопками, то и дело мигающими разными цветами. Высокая фигура, чуть сгорбившись, застыла рядом: невидящей оптикой смотрела на бегающие по экрану графики, таблицы и символы.
Вот уже несколько часов подряд Шоквейв смотрел на одну и ту же картину, думая совсем о другом. Назначенный командующим военными операциями, темный десептикон стремился подготовиться к предстоящей войне основательнее. На данный момент его целью было организовать часть запланированных Мегатроном боевых диверсий и проконтролировать их выполнение. На связи с ним находились десятки боевиконов, разбросанных по разным городам Кибертрона и готовящихся по сигналу воплотить задуманное в жизнь.
Диверсии шли своим чередом, Мегатрон был доволен Шоквейвом, а сам темный трансформер, казалось, был счастлив, наконец, найти свое место в этом чересчур спокойном мире. Единственное, чего не хватало темному меху - это личного внимания со стороны Мегатрона. Они столько всего прошли вместе, можно сказать, вытянули друг друга на гребень мировых изменений, что казалось естественным, если они будут не только соратниками, но и более близкими партнерами. Но этого не произошло.
Сначала у отсека Мегатрона турбо-роем вились миниатюрные автоботы разных мастей и цветов, потом появился Саундвейв, сразу занявший прочное место не только рядом с Мегатроном на командном мостике, но и на платформе. А много позже на горизонте вырисовался Старскрим, почти сразу завоевавший все внимание лидера и поглощавший его в непомерных дозах.
Преданного Шоквейва подводил его собственный характер: вместо того чтобы намеренно обратить на себя внимание вождя, он глубже уходил в работу, приняв в своем логическом контуре одну простую мысль, как аксиому - Мегатрон все равно, рано или поздно, будет с ним, потому что это логично, ведь Шоквейв - лучший в своем деле, хладнокровный, расчетливый, настоящее дополнение к вспыльчивому и увлекающемуся характеру лидера. Нужно только дать время этой самой мысли сформироваться и в процессоре вождя.
Но время шло, а мысль не только не сформировывалась, но будто бы даже позорно сдалась, окончательно затерявшись в льстивых ласках и нежностях новоиспеченного аэрокомандера.
Шоквейв продолжал стоять напротив экрана, не шевелясь: ощущение пустоты расползалось по внутренним контурам. Сдержанный, беспристрастный голос Мегатрона, на рассвете отдавший очередной приказ, перечеркнул всякую надежду на изменение его личной жизни и в этот день.

А в это время автобот ярко-голубой раскраски понял, что попал, когда обнаружил себя несколько ротаций подряд ищущим на улицах Каона, где ему было позволено гулять, одного трансформера серо-черного цвета, некрасивого на вид, со странным экраном вместо фейсплейта с желтым индикатором по центру, стальными рогами-антеннами на шлеме. Блерр был послан Оптимусом в столицу десептиконов с особой миссией, его приняли, как гостя, но ограничили в свободе перемещения, дав ценные указания, где следует гулять автоботу, а где - нет, если он хочет избежать неприятностей на свой ярко-голубой бампер. Блерр и не стремился их искать: за отлично выполненную работу Оптимус обещал произвести его в лейтенанты.

Задумавшись о своем блестящем будущем, гонщик не заметил, как оказался прижатым к грязной металлической стене и обворованным ловкими манипуляторами. Ни одного уника не осталось ни на то, чтобы подзаправиться, ни на то, чтобы улететь обратно в Иакон. Можно добираться своими колесами, но крайне опасно из-за участившихся террористических актов в окрестностях двух крупных городов. Проклятый грабитель - десептикон или нейтрал, Блерр так и не разобрал, кто это был, помнил лишь угрожающие шипы, торчащие во все стороны из брони - забрал не только уники, но и передатчик, с помощью которого гонщик связывался с Оптимусом, легкое подвесное оружие и пару девайсов бытового назначения. Слава Праймасу, идентификационный код, выданный ему Саундвейвом, с запястья не содрал. Оставалось одно: вернуться в центральный штаб Каона, чтобы там уже связаться со своими, ибо даже на самой захолустной заправке ему без уников не предоставят выделенную линию для связи.

Идентификационный код пару раз пискнул, символы сошлись, образовав золотистый овал на панели, и Блерр вошел внутрь. Огромное здание казалось совершенно пустым. Точно! Сегодня был какой-то особенный день, возможно, даже праздник, вот все и разбрелись по делам. Все да не все, гонщик прекрасно это понимал - за ним наверняка следили десятки пар оптик. Блерр направился по уже хорошо выученному пути, свернуть с которого и заплутать в лабиринте коридоров, помещений и переборок штаба было невозможно. Сдвижные двери, к которым у него не было кода доступа, просто не пропустили бы его, тем самым оставив возможным один единственный путь - мимо них, по которому и ходил автобот.
Иногда гонщику казалось, что внутренние помещения штаба не только разделены на уровни и отсеки, но и составлены из виртуальных пространств. Иначе как объяснить, что начало коридора, в который он только что вышел, было на третьем этаже, а его конец - уже на пятом, хотя никаких видимых перепадов высот пола не наблюдалось. Юникровщина да и только!
Блерр понял, что умудрился заблудиться, только тогда, когда оказался в странном переплетении коридоров, стреловидно расходящихся во все стороны от одного центрального отсека круглой формы и с зеркальными стенами. Здесь он ни разу не был. Неужели не туда свернул, а одна из дверей оказалась поврежденной и по недосмотру техников пропустила его?
- Эй! Ты еще кто такой? Какого шлака? Автобот? - Блерр повернулся: в паре метров от него стоял большой темно-коричневый мех, направляющий на него лазерную пушку. По правде говоря, нужно было сдаться и объяснить ситуацию, но автоматические, сугубо гоночные реакции на опасность решили по-своему: автобот юркнул в один из коридоров и припустил с такой скоростью, что когда его кто-то схватил за загривок, по инерции еще шевелил нижними манипуляторами в таком темпе, в каком до этого бежал. Его молча закинули в первую попавшуюся комнату, щелкнули магнитные замки. Автобот оказался в ловушке.
Все, что он мог разглядеть в полумраке помещения, было большим десептиконом с бесстрастным фейсплейтом в форме обычной экранной пластины и с желтым… Да это же тот самый мех, о котором в последние ротации думал Блерр, только теперь этот могучий трансформер не выглядел таким заманчивым и благосклонным, каким он показался автоботу при их первой встрече в гостевой зоне Каона. Тогда темный десептикон подошел к Блерру, взял из его рук датапад с приглашением и посланием от нового лидера автоботов, занес необходимую информацию в блок памяти, поприветствовал сдержанным наклоном головы и удалился. С тех пор Блерр его не видел.
- Я все объясню, - пробормотал Блерр. - Вы ведь помните меня? Кто-то украл у меня все уники, я не могу подзаправиться, не могу купить обратный билет и не могу связаться с Оптимусом Праймом. Я пришел попросить помощи и потерялся.
- Внутренний сигнал от идентификатора на запястье должен был сигнализировать, что ты находишься в запретной зоне. Ты его не слышал? - отчеканил темный мех. На его лицевой пластине ничего не отобразилось.
- Я… - растерялся Блерр, - я не заметил, то есть я…
- Останешься здесь до выяснения обстоятельств, - бросил десептикон через плечо, уже развернувшись и выходя за дверь. Автобот ринулся за ним, но шлем встретил лишь металлическую дверь. Проклятье!
Последующие циклы показались автоботу вечностью. Как же глупо закончилась его карьера! Задание провалил, необходимого не выяснил.
Пока автобот иссушал Искру самобичеванием, Шоквейв, наконец, закончил свои насущные дела и мог заняться ярко-голубым пленником. Когда он вновь появился в подсобном помещении, где оставил гонщика, тот выглядел совершенно опустошенным, разочарованным и беспомощным. Шоквейв легко подхватил едва засопротивлявшегося автобота на руки и направился с ним в личный отсек. Никаких планов насчет голубого подарка судьбы у десептикона не было, лишь осознание необходимости разобраться, что делал их гость на закрытой территории.
Как только дверь отсека закрылась, Блерр огляделся и не смог не акцентировать внимание на кубах с энергоном, рядком стоящих в дальнем углу комнаты рядом с платформой. Блерр отчаянно посмотрел на темного меха, надеясь, что тот поймет - гонщика мучает страшный голод. Но тот не понял или сделал вид.
- Что ты делал в зеркальной зале? - повторил свой вопрос Шоквейв.
- Я уже сказал, что заблудился. Правда. Вы можете проверить по камерам.
Шоквейв хмыкнул, что-то отмечая про себя.
- Допустим, - в отсеке разлилось тягостное молчание, от которого у автобота стали дрожать коленные шарниры. - Твое пребывание здесь завершено. Сейчас отправлю запрос Мегатрону на твою депортацию в течение трех циклов. Твои архивы мне придется проверить.
- Вы не можете! - в ужасе воскликнул автобот, каждым датчиком ощущая, что вот-вот сорвется в самую страшную кибертронскую пропасть, на краю которой все это время балансировал. - Я ваш гость, а по законам…
- По закону я имею право проверить твои архивы в установленных рамках, как только ты нарушишь хотя бы один из пунктов подписанного тобою соглашения при пересечении границы Каона.
- Я не нарочно… я… - начал было Блерр, но его уже подхватили на руки и усадили на большой стол, поверхность которого пестрила всевозможными девайсами и экспериментальными приборами наряду с традиционными датападами и планшетами. Во внешний информационный порт проник прочный изогнутый провод, в клик установивший соединение между двумя мехами. Блерр, протестуя, заелозил, но большая когтистая лапа удержала его на месте. Шоквейв легко и непринужденно открыл поверхностные архивы, пробежался по ним, неторопливо прошерстил второй уровень архивов, третий. Удовлетворенно хмыкнул и выпустил Блерра из цепкого захвата.
- Все в пределах правил. Значит, автоботов интересуют террористические акты, - медленно произнес Шоквейв. Гонщик замер: - А тебя послали выяснить, кто из десептиконов имеет к этому отношение, - осознание, что его раскрыли, волной неконтролируемой дрожи прошило корпус автобота. - Доверить такое столь неопытному молодому меху… опрометчиво.
Шоквейв отошел от Блерра в сторону: непомерно большой, сейчас он напоминал скалу, которая придавила гонщика всей своей чудовищной массой, и как до сих пор жив - загадка. Через полбриима темный десептикон подвел итог:
- Ответ на запрос получен: завтра на восьмом с половиной цикле будешь депортирован, а твоему начальнику мы передадим личное сообщение. Сегодня же тебе придется задержаться здесь, и все время до отлета находиться под моим личным контролем, - Шоквейв безучастно посмотрел на Блерра и неопределенно хмыкнул.
Темный десептикон выделил автоботу небольшое место в отсеке. Блерр попытался устроиться в отведенном углу, но подступившее к пороговой границе истощение лишило гонщика спокойствия, так что не прошло и половины цикла, как он набрался смелости и рассказал о своей проблеме десептикону, постаравшись быть как можно более вежливым и скромным. Шоквейв в ответ только мигнул желтым индикатором, оценивая существенность проблемы, больше никак не отреагировав.
Поначалу Блерр честно терпел, стараясь не смотреть в сторону платформы, где вольготно расположился темный мех, а неподалеку стояли кубы с энергоном. Но вскоре не выдержал и тихо подошел, стараясь раньше времени не потревожить задумчивого меха.
Шоквейв прокручивал на внутреннем экране планы и статистику совершенных диверсий, мельком присматривая за голубым автоботом, который сейчас из корпуса вон лез, чтобы подкрасться незамеченным. Забытое чувство веселости накатило на контуры десептикона и разбежалось по ним приятной волной.
Автобот аккуратно забрался на платформу и расположился рядом с отключившимся, как хотелось думать, а вероятнее всего, с ушедшим во внутренний виртуальный мир десептиконом.
"Шоквейв", - сбоку тихо позвали.
- Что? - бесстрастный голос десептикона показался Блерру сущим издевательством.
- Мне нужен энергон. Очень нужен, - подлизывающимся движением автобот провел коготком по внешней поверхности бедра темного меха.
Блерр делал это не в первый раз. На гоночных турнирах, чтобы получать самые совершенные апгрейды и лучших спонсоров еще и не то приходилось делать. А энергон сейчас был крайне необходим гонщику, иначе до завтрашнего дня он просто не дотянет. Особенности гоночной конструкции - потребление за один раз малого количества энергона и реактивная его переработка способствовали улучшению гоночных характеристик - крутящего момента, сцепных свойств, работы двигателя, определяющих в итоге скорость и маневренность на сложных, многоуровневых трассах Кибертрона. Гонщики заправлялись малым количеством топлива и расходовали его быстро, поэтому нуждались в постоянных боксах - фиксированных на месте или полевых.
Много позже Блерр исправит эту особенность: на войне ее откровенные плюсы подчас будут оборачиваться обвальными минусами. Плюсы можно еще и не реализовать, а вот расстаться с активом - запросто. Трудный выбор, который ему придется сделать - пожертвовать несколькими десятками километров в час и скоростью разгона, чтобы выжить на войне, в которой в скором будущем утонет Кибертрон.
- Если я его не получу, мои форсированные системы начнут деформироваться из-за жесткого трения, а контуры тормозить, это негативно скажется на моих гоночных характеристиках в будущем. Мне, правда, очень нужно.
Шоквейв молчал: он не развлекался, просто ему было чрезвычайно любопытно, что предпримет этот наглый автобот, чтобы получить желанный куб с энергоном. А дерзкий автобот уже вовсю ластился к большому десептикону, разве что под паховую броню не лез, но и до этого, казалось, недалеко. У Шоквейва давно не было интерфейса, так что против коннекта он не был. К тому же, таким образом автобот получит возможность заработать себе на энергон.
Маленький гонщик правильно расценил чуть ярче засветившийся желтый индикатор на фейсплейте десептикона и приступил к активным действиям. Сначала огладил бедра, даже поиграл с ними глоссой, потом поднялся чуть выше, почти не задержавшись на паховой броне, к животу Шоквейва. И каким удивительным образом этому маленькому созданию удавалось так быстро находить чувствительные места рядом со стыками трансформации, рефлеными сегментами поясной брони? Его малюсенькие когти проникали неглубоко между пластин, но всякий раз находили нечто интересное и примечательное: полоску свитых продолговатых датчиков из подвижного, гибкого металла; ряд электронных контактов, выведенных ближе к внешним сервоприводам, расположенным сразу под броней, на первом уровне начинки; крохотные сенсоры, причудливо разместившиеся вокруг выходов проводки, где не было самих проводов, но цеплялись за коготки их спаянные концы. Шоквейв то и дело приятно поеживался от непривычных прикосновений. В отличие от Мегатрона, он в прошлом не баловался автоботами, всегда предпочитая к себе в компанию на платформу более сдержанных, суровых мехов, тех же конструктиконов или стантиконов.
А автобот, казалось, совсем сделался ручным, как только Шоквейв опустил руку вниз, придвинул один из кубов, вскрыл его и смочил кончик большого когтя в энергоне. Блерр потянулся за желанной жидкостью, ловя губами ускользающий по витиеватой траектории коготь, урчал, нагревался и злился. Придержав гонщика другой рукой, Шоквейв прочертил энергоновую полоску на одной из своих антенн. Блерр мгновенно отреагировал, обхватив антенну губами, и играя глоссой, слизал весь энергон. Досадливо посмотрел на Шоквейва. Десептикон повторил маневр, откровенно наслаждаясь манипулированием и нежными губами гонщика, умело скользящими по поверхности антенн. Дентопластины слегка прикусывали зубчики, которыми те были испещрены, Блерр сбрасывал искорки первого электричества с проворной глоссы. И где так приноровился?
Когда Блерр в нужном месте надавил на живот, оставив растревоженные антенны в покое, из стыков темной брони выступили капли смазки, бисеринами украсив края паховой зоны. Шоквейв поддался сиюминутному желанию и открыл автоботу интерфейс-систему. Броня сдвинулась и быстрым движением убралась в пазы. Через пару кликов ярко-голубой мех был полностью увлечен изучением строения десептикона. Он зарылся своими коготками в проводку, пробрался между сегментов и неожиданно опытно для того впечатления, которое произвел при первой встрече, стал управляться магнитными полями, активируя постепенно всю сенсорную систему десептикона. Шоквейв не сдержался и застонал, прихватив Блерра под бампер и расставив в восхитительной позе, широко раздвинув ноги - спина у гонщика была изогнута, бампер высоко вздернут вверх, а из стыков брони на ноги Шоквейву уже бежали озорные ручейки. Это значило одно: автоботу нравилось то, что он делает.
Когтистой лапой Шоквейв забрался Блерру под тазовую секцию, когти легли на расположенные полукругом датчики и мелко завибрировали. Автобот дернулся, но не смог вырваться из железной хватки. Более того, его окончательно пригнули к чужой интерфейс-системе, намекая пустить в ход не только серво, но и глоссу, и дентопластины, и губы, и все, что он пожелает. Автобот честно старался ублажать десептикона, периодически взбрыкивая бампером, стремясь избавиться от дразнящих вибраций, которые только раззадоривали его интимную систему и сенсорику, не принося ни капли облегчения. Он ерзал и пытался соскочить с когтей, нещадно дразнящих его датчики. От чрезмерного напряжения джампер автобота стал раскладываться прямо под броней.
Блерр заскулил и, опершись на Шоквейва, попытался сесть удобнее, дав команду броне открыться. Шоквейв весело фыркнул, но радовался до тех пор, пока наглый автобот, Праймас знает каким чудом незаметно для него развернул маленький изящный джампер, и в мгновение оптики состыковался. Жесткая основа не доставала до центрального внутреннего разъема, поэтому сцепка оказалась полужесткой, зато многочисленные провода штекерами вбуравились в разъемы, прилинковались к стенкам порта, а пятерка самых шустрых скопом вкрутилась в главный разъем. Это было бы совершенно возмутительно, если бы не ощущения, которые неожиданно энергетическими ручейками устремились в контуры, обвальными водопадами срываясь в системы, нагружая их медленно, постепенно, срывая сенсорные нейропучки. Маленький автобот творил невероятные чудеса, от которых радугой на внутреннем экране десептикона разбегались сигналы об ошибках. Гонщика можно было чувствовать каждой затопленной энергией магистралью. Стоп! Откуда энергия, он ведь был пуст!
Резервные запасы, скудные, скромные, а все остальное - энергия Шоквейва. Он в первые клики стал отвечать автоботу собственными всплесками, а тот так умело воспользовался чужим богатством, что темных мех не сразу это понял.
С задранным вверх бампером, рычащий, скулящий в предперезагрузочных судорогах автобот выглядел и вправду ручным. Его можно было тискать, сжимать, дразнить, а он без устали терся, извивался и наполнял отсек запахом специфических гоночных оверранов. Перед обвальной перезагрузкой систем Шоквейв приподнял дрожащего гонщика до упругого натяжения проводов, составляющих джамперную скрутку, и резко опустил на себя. Автобот дернулся и обмяк, провалившись в туманный полу-оффлайн. Шоквейв шумно перезагрузился, подрагивая на платформе.

Когда Блерр очнулся, первой его подпроцессорной реакцией было прижаться к меху, с которым у него только что был интерфейс, что он и сделал, немало удивив этим Шоквейва, не привыкшего к подобным нежностям. Темный десептикон лишь опустил руку, подцепил вскрытый куб и протянул Блерру. Автобот тут же опустошил его со сверхзвуковой скоростью.
Теперь, когда все было нормально, Блерр успокоился и немного развеселился. Его еще не повзрослевшая натура, со спарклинговских времен все свое время уделявшая гонкам, дала о себе знать. Сейчас перед ярко-голубым гонщиком находился тот, кто заинтересовал его в самый первый клик пребывания в Каоне. Спокойный, суровый, сдержанный и надежный, темный десептикон не был похож на вздорных и поверхностных гонщиков, сумасшедших фанатов и капризных жестоких спонсоров, которым нужно было во что бы то ни стало угодить. Шоквейв был кем-то особенным, настоящим, совсем из другого мира, которого Блерр не знал. Он был десептиконом, но автоботу хотелось верить, что именно этот десептикон не причастен к террористическим актам и операциям, из-за которых дрожал и готов был обрушиться мир на Кибертроне.
Десептикон сел, Блерр на коленях устроился в его ногах.
- Я таких, как ты, не встречал. Ты мне понравился… с самой нашей первой встречи, - признался автобот и зашебуршился, устраиваясь удобнее, прижав свои маленькие ладони к большим когтистым лапам десептикона. - Не депортируй меня завтра, пожалуйста. Я еще хочу с тобой побыть.
Блерр понимал, что просит невозможное, особенно после того, как бесславно открылась цель его приезда в Каон, и, тем не менее, все еще спарклинговским нутром надеялся, что черно-серый десептикон смягчится. Темный мех промолчал, но в его задумчивом молчании Блерр почувствовал возможный пересмотр приговора.
Шоквейв ближе придвинул к себе синего гонщика. Кто-то впервые смотрел на него с таким нескрываемым интересом и плохо камуфлируемым улыбкой страхом. Десептикон впервые внимательно рассмотрел автобота - острые пластины, странный темно-синий шеврон на шлеме и доверчивый фейсплейт с откровенно спарклинговскими чертами. Определенно стоило оставить это чудо техники у себя. На время, а там будет видно, что делать с изобретательным заложником.

Вернуться к фанфикам