План "Барбаросса"

Автор: Skjelle
Персонажи: Турмоил/Дэдлок
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp
Краткое содержание: Турмоил упорно не признает чужие заслуги, да еще и делает это обидным образом. Но у Дэдлока всегда есть План с большой буквы - и он не постесняется его применить.
Комментарий: по заявке Шпильк@ на шестой юбилейный фестиваль сообщества ТF-porn (2013 г).

Интер торопился. Лихорадочно и из-за этого неловко расстегивал многочисленные декоративные кнопочки и крючки. Было бы куда проще, пользуйся он современными магнитными липучками, но взыскательные клиенты всегда требовали особенного шика.
Кнопочки и крючки потрескивали, но держались достойно, каждая деталь сложного интерского облачения отлично выдерживала грубое обращение. Такие вещи каждый уважающий себя служитель интерфейса продумывал заранее. Мало ли кто попадется, разорвет все на пластинки, и потом ходи в лохмотьях, пока на новую сбрую не заработаешь.
Дэдлок злобно пофыркивал вентиляцией, наблюдая, как интер скидывает накладки. Сетчатые изоляторы, капотный обвес, гирлянды для антенн, сверкающие набедренники...
На короткой линии связи уже недовольно попискивали позывные, которые он пока что успешно игнорировал. Интер сбросил последний ажурный клочок и выпрямился, расправив плечи. Дэдлок оглядел приятно сконструированный корпус, еще раз убедился, что с размерами не прогадал и наклонился, аккуратно подбирая украшения.
– Свободен, – лязгнул он, шевельнув дулом бластера.
– Но...
– Ах да, жадная шлюшка, – Дэдлок усмехнулся. – Давай свой идек.
Интер немедленно бросил ему запрос, Дэдлок тщательно проверил его на вирусы и прочие маленькие хитрости, которыми интеры никогда не брезговали, и только после этого вернул ответ со всеми необходимыми кодами. Интер удивленно мигнул линзами, потом расплылся в улыбке, слегка пригасил алчное свечение и недвусмысленно провел обеими руками от капота по корпусу до самой промежности.
– А может быть дополнительные услуги? – промурлыкал он, играя с интонацией, и выдохнул светлое облачко пара. Очень привлекательная особенность вентиляции.
– Кыш отсюда, – Дэдлок закончил упаковывать сбрую. – А ну брысь!
Интер обиженно мигнул, приподнял подбородок, развернулся и двинулся к выходу. Дэдлок проводил взглядом раскачивающиеся бедра и стройные ноги, особенно задержавшись взглядом на конструкции ступней: высокий подъем и опорная спица под самой пяткой. От такого дополнения ноги зрительно делались длиннее и изящнее. Хмм, может быть в следующий раз... Да, пожалуй, можно будет попробовать.
"Дэдлок, – личный запрос командующего прорвался сквозь все линии защиты. – Ты разочаровываешь меня своим поведением"
"Я уже возвращаюсь! – раздраженно рявкнул Дэдлок. – При всем уважении, у меня тут личные дела!"
"На борт. Немедленно", – словно не слыша его, приказал Турмоил и отключился.
Дэдлок непроизвольно оскалился. Быстрым шагом направляясь к выходу из уютной "чесалки", он не мог удержаться от сдавленной ругани. Как всегда! Турмоил постоянно был им недоволен, всегда находил повод ткнуть шлемом в стену. Но ничего. Теперь-то Дэдлок был во всеоружии.

У каждого командира была своя методика поощрения и наказания экипажа. Насчет второго Дэдлок не мог сказать ничего определенного, но по первому был полностью в курсе дела. Для своей команды Турмоил избрал самый дешевый и, возможно, наиболее эффективный способ. За особые достижения Турмоил щедро раздавал интерфейс.
Поначалу Дэдлок удивился, но ничего особенно выдающегося в этом не увидел. Скорее, даже одобрил подобную стратегию – именно таким образом лучше всего было усмирять здоровенных бугаев, кроме которых Турмоил в команду никого не брал. Если не считать самого Дэдлока, разумеется. Оторвать им головы командующий мог без всяких усилий, но привязь из положительных ощущений всяко лучше, чем страх. Поэтому разнокалиберные здоровяки с удовольствием подставлялись ему, а впоследствии еще и обсуждали свои упражнения на платформе с остальными, хвастаясь полученным опытом.
Дэдлок обычно игнорировал разговорчики, считая, что ему не стоит влезать в личную жизнь подчиненных. Да, болт всем в гайку, он был самым мелким на этом корабле-крепости, но занимал самый высокий пост после непосредственного командующего. Дэдлок всегда был исключением. Только иногда исключения бывали не самые приятные.
Турмоил его не хотел.
Ни разу за все время командующий не приглашал его к себе в личную каюту, ни разу не наваливался на крохотный в сравнении с собой разноцветный корпус, не заставлял Дэдлока орать так, чтобы всем было слышно. Хотя на интерфейс Дэдлоку по большей части было лить топливом, благосклонность Турмоила значила очень много. К своему почетному месту Дэдлок прорвался с боем, фактически заставив командующего признать, что маленький, состоящий из острых углов и лезвий, клубок ярости может считаться достойным высокого поста.
С объективной точки зрения Турмоил признавал его таланты, но с субъективной ни в шаникс не ставил строптивого заместителя. В команде Дэдлоку тоже пришлось постараться, чтобы вбить в каждую тупую голову, что вовсе не Мегатрон привел его на эту должность. Когда количество выломанных шарниров и расколотых челюстей достигло критической точки, команда смирилась. Его приказы перестали саботировать, потом начали прислушиваться к сказанному, а затем охотно подчиняться и иногда даже спрашивать совета. Не все, но многие...
"Дэдлок! " – громыхнуло по связи.
"Я уже на подходе, – почти спокойно ответил он. – Что случилось?"
"Ты слишком медленно передвигаешься. Мы отбываем через полуцикл"
"Да у меня выход из города больше займет!" – немедленно взвился Дэдлок.
"У тебя было задание. Ты задержался. Проблемы решай сам"
"Только посмей уйти без меня! Я вырву твою искру!"
Вторую фразу Дэдлок передавал уже в тишину эфира и, возможно, это было к лучшему. Проклиная Турмоила, заместитель припустил бегом, стремясь как можно скорее преодолеть пешеходную зону, и еще перед границей с транспортной моментально трансформировался.
До челнока при свободной трассе было четверть стандартного часа ходу, однако как всегда бывает в критических обстоятельствах, удача немедленно показала корму. Судя по сигналке, впереди состоялась крупная авария, поэтому тащились все еле-еле, и каждый, у кого была возможность, старался перейти в воздушный коридор.
Дэдлок не обладал подобными мощностями движка, максимум его способностей включал затяжное планирование на аварийных бустерах, но это означало бешеный расход энергии, и никакой Турмоил не стоил того, чтобы накернуться в стазис.
"Коммандер, базовый корабль уходит с орбиты, – передали с челнока, – если вы не появитесь через..."
"Только рискните! – перебил Дэдлок. – Снесу ваши тупые голову по очереди! Ждать!"
"Если мы улетим, то до наших голов вам придется еще добираться, – со смешком отозвался Дрилвейв, – а если не улетим, то командующий будет очень зол и доберется до нас. Лучше вам поторопиться"
Зарычав, Дэдлок прибавил скорости, петляя между тяжелой техникой, заполонившей трассу, и просачиваясь в такие зазоры, куда не рискнули бы сунуться даже ультралегкие глайдеры. Несколько раз он знатно чиркнул выносными стабилизаторами о чужие бока и один раз конкретно распахал красивую боковую панель. Каждое повреждение поднимало кипение злобы еще на один градус. На подступах к месту аварии Дэдлок был попросту вне себя от ярости и уже мечтал превратить толпу послушных тупых уродов в кучку раскаленных нейтронов.
В финальной точке движение окончательно встало, и Дэдлок трансформировался, чтобы не снижая скорости помчаться уже в основной альтформе. Отталкиваясь от чужих корпусов, он передвигался длинными прыжками, впрочем, стараясь использовать для опоры только настоящих тяжеловесов. Какого-нибудь миника его прыжок вполне мог раздавить всмятку.
– Эй, ты чего творишь, а? – заорал какой-то грузовоз... Ах нет, водитель грузовоза. Дэдлок все время забывал, что не любой транспорт является автономной разумной формой жизни.
– Срочная доставка! – гаркнул Дэдлок.
В принципе, он мог бы ничего не говорить, но разъяренные стоянием в заторе граждане могли и напакостить, слив информацию о нарушителе тому самому патрулю, который сейчас разбирался с аварией.
Перемахнув через полосатое ограждение, Дэдлок оказался на территории столкновения. Несколько легких корпусов валялось на дороге вверх тормашками. Один точно трансформерский – Дэдлок узнал характерно полуразошедшиеся детали, заблокировавшиеся в ходе неудачной трансформации. Остальные были искусственными, водителей из них уже вытащили, и сейчас многозадачный киборг-диагност вовсю суетился над пострадавшими.
– Сюда нельзя! – крикнул один из патрульных, вскидывая сигнальный жезл. Праймас, ну и архаика.
– Срочная доставка! – повторил Дэдлок, перепрыгнул низкорослого патрульного и помчался дальше.
Медленно ползущий в обход тракер возмущенно загудел, видимо, негодуя и завидуя.
Оказавшись на восхитительно пустом участке, Дэдлок моментально переключил режим и припустил со всей мочи. До отлета челнока оставались считанные бриймы. Дэдлок не верил в порядочность и дружеские отношения, поэтому был уверен, что ждать его не станут, невзирая на озвученный им угрозы. Турмоил был страшнее.
К тому же, на бегу через аварийный сектор он видел, что обходной сегмент почти сконструирован и буквально через десяток кликов сигналящие у него за спиной участники движения должны были ринуться по временному участку шоссе с последующим выходом на основной. И вряд ли они собираются ехать медленно и торжественно.

На территорию космопорта он проскочил без задержки, заранее скинув идек на сканер, и еще наддал, получив отчет о состоянии забронированного дока. Бронь сняли два брийма назад, маршрутную карту утвердили брийм назад, и сейчас на арендованном участке шла разрешенная продувка двигателей.
"Стоять, трусы! – взревел коммандер, петляя между ограничителями. – Я уже здесь и теперь точно поджарю вам корму!"
"Надо же, а мы думали, вы не успеете! – искренне изумился Дрилвейв. – Ну у вас есть еще два клика, коммандер"
Дэдлок заложил последний вираж и, не снижая скорости, устремился к воротам дока. Каким бы мерзавцем Дрилвейв ни был, он все же дал команду на поднятие створа. Под вой стабилизаторной системы Дэдлок влетел в еле-еле раздвинувшуюся щель, стесав краску на уловителях и проехавшись днищем по грязному бетону. Посадочный шлюз "Стремительного" открывался так же мучительно медленно, а дюзы уже раскалились до стартового нагрева, и днище челнока скрылось в голубом пламени.
Дэдлок оттолкнулся, сжигая резервное топливо, и по дуге влетел в шлюз, отделавшись на этот раз только слегка опаленным хвостовиком. Врезавшись в стенку – проклятые тесные тамбуры – десептикон грохнулся на пол уже в обычной альтформе. Челнок оторвался от бетонной площадки и медленно начал подниматься.
Внутренние створки с шипением развернулись, в проем высунулась голова и любопытно мигнула всеми тремя линзами.
– О, коммандер успел! – восхитился Дропсторм. – Мы уже ставки хотели делать!
Дэдлок тяжело поднялся, подавив стон, проверил работоспособность всех систем, неторопливо сделал шаг к открытому проему и от всей искры врезал Дропсторму крюком снизу в массивную челюсть. Десептикон изумленно хекнул, потерял равновесие, миг балансировал, нелепо взмахнув руками, а потом все-таки грохнулся навзничь.
Дэдлок ничтоже сумняшеся прошествовал прямо по поверженному телу и двинулся прямиком на мостик. Далеко идти не пришлось, поскольку в челноках всегда всё было предельно компактным.
– Пост сдать! – рявкнул он, едва дверная панель скользнула в сторону.
Занявший его место Дрилвейв резко обернулся, едва не своротив наплечные излучатели, и спешно попятился в сторону, скользя по пандусу управляющего сектора.
На ходу Дэдлок вытянул из набедренного отсека нейрохлыст и, легко взбежав на мостик, без лишних предупреждений огрел Дрилвейва поперек спины так, что массивный артиллерист заорал и выгнулся, сжимая амортизаторные стойки.
– В следующий раз будет хуже, – предупредил полноправный командир.
Дрилвейв смачно выругался и уже гораздо более тихо пробормотал что-то сквозь стиснутые денты, но Дэдлок все равно услышал про мелких подлюков, поэтому снова взмахнул хлыстом – почти изящно – и обласкал подчиненного еще раз. Дрилвейв приглушенно взвыл и поднял руки. Удовлетворенно кивнув, Дэдлок переключил все функции на себя и отправил Турмоилу сухое сообщение: "Возвращаемся полным составом, потерь нет".
Выслушав в ответ точно такое же сухое "Принято", Дэдлок последний раз проверил маршрут и побарабанил по консоли. Ему уже не терпелось оказаться в личном отсеке, чтобы изучить сегодняшнюю добычу, тщательно припрятанную в самом изолированном боксе, который он мог создать из собственных деталей. Даже трансформация не могла повредить этому сектору.

"Вот гадина, – пожаловался Дрилвейв напарнику, устраиваясь в кресле дубль-пилота. – Прикинь, он теперь еще и нейрохлыстом машет, совсем зазнался, микробосс шлаков!"
"А мне по роже съездил, – поддакнул Дропсторм, как раз добравшийся до рубки. – Ну и болт с ним. Знаешь, что главное?"
"А?" – недовольно отозвался Дрилвейв.
"Что Турмоил его все равно не коннектит", – с наслаждением озвучил Дропсторм.
Оба десептикона совершенно одинаково препогано заулыбались.

"Стремительный" пристыковался к базовому кораблю как по учебнику. К удивлению Дэдлока они даже не были самыми последними: буквально через брийм подошел "Сокрушитель". Хотя им простительно, они искали нужные Турмоилу вещи на другой стороне планеты.
Командующий не преминул устроить краткое совещание по итогам вылета всех трех челноков. Дэдлок внутренне напрягся, ожидая, что по нему как обычно пройдутся наждачкой. Тем более, что первым Турмоил пространно отметил достижения Хроматона, командовавшего "Сокрушителем", потом – гораздо более скромно – упомянул о заслугах Варпраунда, и, судя по всему, Дэдлоку светило в лучшем случае очередное взыскание за недисциплинированность.
– Дополнительно выносится благодарность коммандеру Дэдлоку за успешно проведение разведывательной операции, – прогудел Туромил. – Всем встать.
Все четыре десятка искрорезов подскочили с мест и заколотили по броне. Дэдлок ошарашенно внимал, пытаясь сохранять неподвижное выражение лица, и не сразу понял, что Турмоил жестом приглашает его на мостик. Вот это да. Это лучшее, что могло быть!
Коммандер поднялся, встал рядом с Турмоилом и едва не заскрипел, когда ему на плечо опустилась тяжеленная рука. Турмоил одним движением поставил его перед собой лицом к зрителям и стиснул уже обе лапищи на фигурных наплечниках. Он еще что-то говорил о неоднократно проявленных лидерских качествах, о мужестве, о быстром пытливом уме... много всего. Дэдлок вскинул голову и победно улыбался.
– До перехода в суб-пространство разрешаю гулять, – все так же размеренно продолжил командующий, перестав оглашать список заслуг. – Приступить.
-Уррра! – хором отозвалась команда.
Дэдлок промолчал, стискивая челюсти, чтобы не слишком уж ликовать: ладонь Турмоила соскользнула с его плеча и оказалась за спиной. Шлак, да одной такой рукой кого-то вроде самого Дэдлока и раздавить можно. Страшновато было представлять, каким будет интерфейс, но Дэдлока это волновало меньше всего. К обмену данными и поломанным системам он относился достаточно небрежно, главным было преодоление порога отчуждения. Теперь-то Турмоил его признал, теперь он обязан будет выдать своему заместителю награду!..
Так и не сжавшаяся ладонь подтолкнула его в спину. Слегка, но для небольшого трансформера хватило. Дэдлок вынужден был сделать несколько быстрых шагов, чтобы не упасть. Недоуменно сдвинув антенны и нашлемные щитки, он обернулся к командующему.
– Хроматон, – Турмоил говорил негромко, но как обычно слышно его было повсюду. – В мой отсек. Сейчас.
Такого удара Дэдлок не ожидал. К счастью для его гордости, вместе с ожиданиями у него пропал и дар речи, поэтому оскорбленно заорать и тем самым выставить себя на всеобщее посмешище не получилось.
Хроматон с ленцой поднялся на мостик, обошел заместителя и по-свойски обхватил массивное предплечье Турмоила. На взгляд Дэдлока, вел он себя как двухшаникосвая портовая шлюха низшего класса. Уж точно не как элитный интер... с накапотником, обертками, гирляндами... Внезапно идея украситься и привлечь к себе внимание показалась неимоверно жалкой и беспомощной. Взяв себя в руки, Дэдлок коротко кивнул обоим и сошел вниз. Участвовать в общей попойке он не собирался. Наверняка половина уходивших слышала, что сказал Турмоил, и появление заместителя будет сопровождаться ехидными смешками насчет отвергнутого трансформера, решившего напиться с горя.
С другой стороны, если не приходить, то умозаключения будут те же самые, но куда громче и без опаски. Обдумав оба варианта, Дэдлок решительно двинул в заправку. Уж с десятком из сорока он точно был в хороших отношениях, они хоть поскалят дентами, но долго трепаться не будут.

Сигнал предупреждения о суб-прыжке застал Дэдлока практически врасплох. Гулянка по поводу командных достижений затянулась, поскольку прыжок в обычном режиме делался почти через полный цикл после орбитального старта. Постепенный разгон и синхронизация экономили топливо, в отличие от боевых прыжков, когда запас энергии выжирался в два-три раза быстрее.
За цикл все успели напиться так, что после оповещения на внутреннем экране Дэдлок сразу услышал хоровые стоны и сам, поддавшись слабости, ненадолго влился в этот концерт.
Убрав с экрана истошно мигающую пиктограмму, коммандер настроил видеозахват и оглядел поле боя. В основном его усеивали обдолбанные тела плюс немного мебели и две огромные цистерны из-под стабильного энергона. У-у...
– Дэдлок, крошка, слезь с меня! – простонали снизу.
Поразившись фамильярности, Дэдлок предварительно наступил побольнее на говорившего, а потом уже слез, брезгливо переступив через лужу.
– Какая тебе, к шаркам, крошка? – хрипло сказал он, в конце фразы совсем уйдя в статику. – Я тххх... тебе кхххомандир!
– Все бы командиры так затягивались...
Встретившись с осоловелым взглядом Хоулера, Дэдлок ощутил миг ужасающего просветления и лихорадочно принялся себя осматривать. Вот шлак! Каждая, каждая деталька интерского облачения была на него напялена самым тщательным образом! Оглянувшись и сумбурно попытавшись подсчитать урон, нанесенный собственной репутации, Дэдлок плюнул на это дело паром, вытащил на белый свет нейрохлыст и без лишней спешки, но достаточно бодро прошествовал к выходу.
Десептиконы быстро приходили в себя, особенно, если на них наступить, поэтому несколько мгновений спустя Дэдлока уже провожали низкочастотным свистом и залихватскими выкриками, в ответ на которые коммандер исправно показывал болт на пальцах. Переступив через последнюю жертву гулянки и метко пнув протянувшуюся было руку прямо в слабое место промеж пальцев, Дэдлок, наконец, достиг дверного проема.
– Готовность к прыжку через три брийма! – рявкнул он, обернувшись напоследок и, подчиняясь наитию, добавил: – Иначе пятки вылизывать заставлю!
Судя по отголоскам воплей за захлопнувшейся дверной панелью, против такого наказания никто не возражал.

За установленный им самим срок Дэдлок никак не успевал добраться до своего отсека, аккуратно избавиться от сбруи, смыть с себя потеки энергона и заново отполироваться так, чтобы все было по уставу. К тому же, как он внезапно для себя понял, сбрую снимать не хотелось. Хотелось взбесить Турмоила, поскольку в этом случае симпатии команды были явно на стороне коммандера, а не капитана крейсера.
Ворвавшись в общую мойку, Дэдлок тут же врубил паровую чистку и нырнул в ярко-желтое облако, воняющее растворителем. Энергон на нем зашипел, испаряясь и тут же разлагаясь. После такой экспресс-чистки броня некоторое время выглядела как новенькая, а потом слой активатора начинал лезть хлопьями, в то время как основная краска страшно тускнела и покрывалась дефектами. Ну да ладно, времени впереди еще много, полируйся хоть до сферического автобота в вакууме.
Дэдлок хихикнул, представив себе эту анатомическую инсталляцию, и только затем понял, что к шуму нагнетаемого пара прибавляется еще какой-то звук... Прислушавшись получше, он не только определился с источником звука, но и узнал голоса.
– ...старался?
Какая неприятная неожиданность, один из друзей Хроматона. А вот и он сам, кстати.
– Сейчас было особенно хорошо, – мечтательно сказал артиллерист в ответ на плохо расслышанный Дэдлоком вопрос. – Он меня так прокатил, что я, наверное, стонал на все три палубы. Чуть нарезку не потерял.
– Насчет трех палуб не знаю, мы в заправке были, – засмеялся собеседник. – Думаю, если б Дэдлок торчал у себя в отсеке, точно бы посерел от зависти.
– Я ему даже сочувствую, – лицемерно сказал Хроматон. – Как неприятно находиться по соседству и слышать все, что тебе не достанется. А где он был?
– Да с нами, где ж еще, – фыркнул собеседник. – Упились все, включая его. Он еще потом достал откуда-то интерские сетки, и его всем техническим составом одевали. А он, понимаешь ли, стоит на столе и приказы раздает: не туда, не сюда, живее, что вы такие криворукие, налево, направо...
– Смирно! – гаркнул коммандер, выныривая из клубов пара. – Сплетни о начальстве?
Подскочившие при первом же звуке десептиконы вытянулись так, словно каждый проглотил по строительной свае. Дипдайвер испугано покосился на злого и все еще обряженного в сетки Дэдлока, и немедленно уставился в потолок, словно созерцал там самого Праймаса.
– На месте кругом! – продолжал командовать Дэдлок. – Вон из мойки! Готовность к прыжку нулевая! Шагом марш!
Оба синхронно рванули с места, выполняя команду в ускоренном режиме, но Хроматон не удержался и уже у входа обернулся.
– Все равно тебя Турмоил не возьмет! – бросил он через плечо.
– Стоять! – скомандовал Дэдлок, не меняя тона. – Саи Хроматон задержитесь. Саи Дипдайвер, свободны.
– Кретин, – оборонил Дипдайвер и исчез из мойки, даже не думая заступиться за товарища.
Дэдлок поманил Хроматона пальцем и тот неохотно подошел ближе. На лице его читалось сожаление о неумении держать вокалайзер в минусах. И еще три тонны наглости.
– Что, очень хорошо было? – почти ласково осведомился Дэдлок, сжимая и разжимая кулак.
– Чуть не облился, – осклабился Хроматон.
– А покажешь? – ответно осклабился замкомандующего.
Будь на месте Хроматона кто поумнее или не столь уверенный в своем превосходстве, то поостерегся бы отвечать на явственную провокацию. Но ни одним из полезных для самосохранения качеств Хроматон не обладал, поэтому без стеснения отвалил тяжелую пластину, которую на первый (и на второй тоже) взгляд нельзя было выделить в сплошной толстенной броне. Дэдлок удивленно мигнул линзами, но быстро спохватился. Подумать только – в самом интимном месте Хроматон был изукрашен так, словно давно и прочно торговал собой на самых взыскательных площадках.
– Что, завидно? – весело спросил артиллерист, качнув бедром.
– Я и без этого всегда прекрасно обходился, – чуть рассеяно ответил Дэдлок и присел, словно собирался как следует изучить, а может даже и облизать. Во всяком случае, Хроматон точно подумал о втором и слегка подался ему навстречу.
Дэдлок покрутил запястьем, сжимая и разжимая пальцы, потом принудительно сдвинул всю броню в сплошной литой каркас, закрывая руку от кончиков пальцев до локтя, и сделал такое движение, каким обычно пробивают в челюсть снизу.
Хроматон взвыл. Дедлок поймал его за бедро и еще сильнее нажал, втискивая руку между деталей. Свободно пропущенное по броне электричество хлынуло во все стороны, вой Хроматона превратился в резкий визг вокалайзеров и захлебнулся белым шумом.
Времени на воспитательные игрища у Дэдлока не хватало, поэтому он просто наращивал частоту импульсов до тех пор, пока удачливый соперник не выгрузился в горячем режиме. Два вывалившихся шланга слили порядочное количество топлива, окончательно обрисовывая картину полной капитуляции.
– Чтобы ставить вас на место, благосклонность Турмоила мне не нужна, – сладчайшим голосом подытожил Дэдлок. – О-оп...
Хроматон утробно заворчал, приседая на месте, будто не хотел выпускать засунутую глубоко в корпус руку. Дэдлок резко дернул, высвободился, прихватив с собой несколько кусочков изоляции, и удовлетворенно щелкнул вокалайзерами, наблюдая как между его ладонью и промежностью Хроматона струятся ветвистые разряды. Разомкнув броню и вернув подвижность пальцев, он стиснул кулак, гася разряды.
– Прыжок через полбрийма, – напомнил он. – Будь на месте вовремя.
Упиваясь ощущением восстановленного статуса, Дэдлок покинул мойку, по пути прихватив чистящую ткань, чтобы не тратиться на вторичную помывку.
Хроматон остался стоять, стеклянно пялясь себе под ноги и обеими руками упираясь в подогнутые колени. Очиститель все еще медленно струился по ногам.

В рамках дрессировки окружающих, Дэдлок принял твердое решение из интерской сбруи не вылезать. Его терзали подозрения, что не один Хроматон так щедро украшен под броней, а поскольку его собственная интерфейс-система по-прежнему была невостребована, он вывернул негласную корабельную традицию наизнанку.
Половину декады на пышущего вызовом коммандера пялились как на редкую кибертронскую форму жизни, однако пойти на контакт даже не пытались, если не считать нескольких фривольных замечаний, которые Дэдлок снисходительно пропустил мимо датчиков.
Турмоил избрал позицию отрицания, и на выкрутасы заместителя внимания не обращал. Дэдлок разошелся окончательно и привнес новый элемент в свои доклады о состоянии дел. Теперь он излагал их исключительно устроившись на какой-нибудь проекционной консоли, на массивном подлокотнике кресла пилота, на стабилизирующих стойках... Конечным результатом его деятельности стала полная "слепая зона": очень быстро привыкнув к экстравагантности заместителя командующего, экипаж корабля вообще перестал обращать внимание на удивительный образ. Даже комментарии сошли на нет. Пару раз Дэдлок краем датчика слышал обсуждение каких-то интеров в общей сети, по итогам которого участники сделали общий вывод – интеры скучные, вон коммандер и то интереснее выглядит.
Спустя еще две декады и одну боевую операцию Дэдлок все же избавился от сияющего дополнения, нещадно порезанного в ходе близкого столкновения. Хотя именно благодаря тому, что он забыл снять накладки и обвесы, ему удалось расправиться сразу с группой противников. В обычном состоянии ему для такого требовалась хотя бы наземная поддержка.
– Опа, а коммандера-то раздели! – первым поприветствовал его на крейсере Дрилвейв.
– Инициатива наказуема, – Дэдлок швырнул ему под ноги остатки былого великолепия. – Раз самый любопытный, то наведи тут порядок.
– Зачем же порядок, – радостно фыркнул Дрилвейв за спиной уходящего заместителя. – Я к себе заберу, буду иногда м-м-м... мнда-а...

После очередного брифинга имени Турмоила, Дэдлок первым направился к выходу, не дожидаясь всяких обидных для самомнения фраз. Следом за ним потянулись рядовые, Дэдлок оказался в шумном потоке, и тут его догнал вызов по личному каналу.
"Останься", – велел Турмоил.
Дэдлок от неожиданности подвигал антеннами и подался в сторону, освобождая место для напиравших сзади. Бурно обсуждающие разгромную операцию трансформеры даже не заметили, что кто-то выбился из нестройных рядов. Дэдлок прислонился к стене, скрестив руки на груди, дождался, когда выйдет последний десептикон, и только после этого неохотно обернулся. Турмоил безмолвно сделал пригласительный жест. Дэдлок скривился и медленно двинулся к командующему. В ходе сражения ему нехило попало по спине, перегруженный эндоскелет требовал покоя и стабилизаторов, поэтому Дэдлоку вовсе не хотелось задерживаться для бессмысленного разговора.
– Ты ведешь себя неподобающе, – почти скучным голосом сказал Турмоил.
– Я всегда так себя веду, – в точно таком же тоне ответил Дэдлок.
– Ни один из твоих планов по завоеванию моего отсека не годится.
Турмоил не менял интонаций, но Дэдлок мог бы поклясться, что шарков командующий злорадствует. Значит, все-таки обращал внимание, но намеренно игнорировал. Ржавчины кусок. Кипя от вспыхнувшего возмущения, Дэдлок развернулся к ближайшей консоли, смахнул с сенсорной панели все графики и нагло плюхнулся на прочный пластик сам.
– А вот этот план годится? – он завалился на спину, поднял и раздвинул ноги, помогая руками.
– Не очень, – после паузы прогудел Турмоил.
– А так? – совсем разозлился десептикон, после чего отщелкнул пластину и пальцами сдвинул сразу все внешние элементы, демонстрируя порты прямого подключения.
– Дэдлок...
– Какая жалость, – прошипел Дэдлок и одним движением снял с бедра плазмострел. – Значит пришла пора избавиться от устаревших частей экипажа.
Турмоил посмотрел на кристаллический блеск линзы плзамострела, чуть покачивающегося между расставленных колен, и шагнул к панели, сдвигая тяжело заскрипевшую броню. Дэдлок чуть приподнял плазмострел, но не убрал. И тогда командир развернул всю машинерию.
Огромный – и тяжелый – джампер опустился на корпус Дэдлока, выпустив длинные штекеры подключения, достающие коммандеру почти до середины грудной пластины.
Дэдлок резко втянул воздух от изумления и последовавшей за ним досады, а потом решительно стиснул бедра, зажимая между отполированных ног массивный инструмент. За штекеры он схватился обеими руками, уронив ненужный плзамострел.
– Ты даже как насадка не годишься, – резюмировал Турмоил.
Злобно застонав, Дэдлок тщетно потерся раскрытыми захватами о нижнюю часть джампера и тут же замер, после чего повторил движение. Странная поверхность... будто не физический материал, а какое-то поле. Дэдлок потянул за иглы и поддал бедрами. Наблюдавший за ним Турмоил поднял руку, неопределенно пошевелил пальцами и решительно просунул ладонь между распалившимся десептиконом и собственным джампером. Дэдлок услышал, как Турмоил чем-то пощелкал, и джампер раскрылся, выставляя самый диковинный набор элементов, который Дэдлоку приходилось видеть.
Свободной рукой Турмоил ухватился за маленькое колечко и потянул. От неожиданности Дэдлок разжал хватку, и ему даже на мгновение стало неприятно – прямиком из собственного джампера Турмоил вытягивал нанизанные на толстый провод прозрачные сферы с темными сердечниками. Амортизаторная жидкость брызнула Дэдлоку в лицо, и он опять скривился, но утираться не стал. Движение прекратилось, самый последний шарик застопорился на выходе, вокруг него замкнулась полоска металла, тут же подсветившаяся зелеными огоньками.
– Это что? – не выдержал Дэдлок.
– Неважно, – Турмоил чуть отстранился, пристально разглядывая раскинувшегося перед ним заместителя. – Покажи джамп-режим.
Дэдлок мигнул, сел и с некоторым усилием перевел управление на передающую систему. Запросы проходили неохотно, у Дэдлока не хватало мощностей сразу на двойную настройку, поэтому доставать и раскрывать джампер пришлось в буквальном смысле ручным способом.
– Это было твое собственное желание, – сказал Турмоил таким тоном, каким говорил прежде чем отстрелить чью-нибудь голову.
Дэдлок испытал глупое желание заорать "Я передумал" и только дернулся, стоило Турмоилу коснуться едва наполовину активированного джампера. Командующий с удивительной при его габаритах ловкостью управлялся с тонким механизмом, сноровисто растягивая за иглы сложенную игрушку. Дэдлок заерзал и недовольно зарычал, как только предел раскрытия был достигнут – но Турмоил тянул еще сильнее, заставляя с треском расходиться плотно сложенную конструкцию. В конце концов, когда Дэдлок уже собирался рявкнуть, его джампер оказался раскрыт полностью, как для технической замены.
– Эти штуки работают джампер на джампер, – соизволил пояснить свои действия Турмоил. – Сиди смирно.
Продолжая пальцами одной руки удерживать джампер за развороты, он поднес болтающиеся шарики к самой середине, почти касаясь чужой конструкции. Зеленые огоньки сменились на красные, сердечники в сферах тоже налились свечением, и Дэдлок резко дернулся от внезапного ощущения, окатившего его... о Праймас, да, его джампер явственно приласкали изнутри. Ноги от такого дернулись и напряглись, искра в груди толкнулась.
– Приятный сюрприз, – Турмоил словно ухмылялся. – Твои частоты подходят.
Дэдлок не успел спросить, о каких частотах идет речь – сердечники мигнули, в центре джампера – а вернее, по стержню, которым был подвес из шариков – собралось невыносимое магнитное напряжение, Турмоил убрал руку, и джампер схлопнулся. Прямо вокруг шариков. Дэдлок открыл рот, запрокинул голову и искренне завопил, погасив оптику.
Пульсация и микроволновое излучение моментально сделались непереносимо острыми. Дэдлок заерзал, не решаясь, впрочем, разорвать связавший их провод. Оба топливных шлюза раскрылись, пропуская горячие струйки. Напряжение ударило в сомкнувшиеся было разъемы, Дэдлок вновь завопил, немедленно заваливаясь на спину. Турмоил слегка потянул за провод, шарики сдвинулись, Дэдлок едва не слил охладитель.
– Вытащи! Вытащи эту штуку!
– В этом-то и самое главное развлечение, – пророкотал Турмоил.
Серия коротких импульсов пронзила дергающийся джампер, Дэдлок яростно взбрыкнул и застонал. Турмоил пощекотал его порты одним пальцем и одновременно потянул игрушку наружу. Дэдлок заорал, с ужасом понимая, что процесс вытаскивания гораздо более острый по ощущениям. Необычная стимуляция заставляла его почти выскакивать из собственной брони, выворачиваться искрой наружу.
– Н-не надо! – не стерпел отважный заместитель, стискивая ноги.
– Ты же не хочешь остаться с этим приятным грузом навсегда?
Турмоил громыхнул, как обычно, словно обвалилась груда блоков, и дернул за провод. Сразу три шарика выскочило наружу, с тихими клацающими звуками размыкая стиснутые элементы. Дэдлок беззвучно разинул рот, содрогаясь от удовольствия. В следующее мгновение Турмоил спустил на раскрытые порты точечные разряды. Дэдлок захлебнулся воздухом, движение в нем повторилось, порты раздвинулись еще сильнее...
Слова "чуть не облился" эхом отдались в голове, и Дэдлок выгнулся, бурно перезагружаясь. Широкую ладонь Турмоила он стиснул так, что чувствовал, как прогибается его собственная броня. Турмоил безжалостно шевелил пальцами, усиливая ощущения. Дэдлок стиснулся еще сильнее, усилие передалось даже на низ корпуса, и вокруг последнего шарика он напрягся тоже. Короткая молния в горящей джамп-системе внезапно словно хлынула из него наружу.
Скованное электрической судорогой тело безостановочно перекачивало энергию в открывшийся канал, и Турмоил взревел не своим голосом, вскидывая голову и резко отдергивая пальцы из промежности заместителя. Дэдлок не успел схватиться за командующего, тот сделал огромный шаг назад, связующий провод натянулся, Дэдлок вскрикнул от распирающего чувства, и... провод лопнул.
Турмоил сделал еще один шаг, с трудом ловя равновесие, и застыл на месте, стравливая раскаленный воздух через щели вентиляции. Желтый визор полыхал так, словно за стеклопластиком варили металл.
Дэдлок схватился за пострадавшее место и надсадно застонал. Боль сливалась с откатом, под пластинами джампера он чувствовал горячую сферу, но ее так зажало, что он не мог раскрыть захваты. Хвостик провода стрелял электричеством, продляя агонию. Десептикон перекатился на бок, сжимая колени, на другой и почувствовал, что соскальзывает. Неловко соскочив на пол, он согнулся, не в силах стоять прямо.
Взаимное остолбенение долго не продлилось. Турмоил с шумом выдохнул остатки горячего воздуха и, судя по щелчкам, собирал все хозяйство обратно. Дэдлок не смотрел на него, уткнувшись взглядом в пол и лихорадочно размышляя о том, как быть, если в тебе сидит микрогенератор, не дающий сдвинуть ноги, что уж там говорить о нормальной походке. Командующий шагнул, и теперь Дэдлок пялился на массивные опорные сегменты.
– Сядь обратно, – велел Турмоил.
– Ннгх...
Не дожидаясь второй попытки, Турмоил бесцеремонно схватил его поверх предплечий и буквально кинул на консоль. Точно так же силой разжал хватку небольшого десептикона и бесцеремонно ткнул огромным пальцем в растревоженную приемную часть. Дэдлок стиснул челюсти, но вокалайзер все-таки предательски выдал странную низкочастотную серию звуков. Турмоил просунул палец чуть глубже и нажал в какое-то... О Праймас... шлаковы датчики... А-ах!
Джампер раскрылся с одновременным лязганьем каждого захвата. Шарик выпал в подставленную ладонь Турмоила. Дэдлок напрягся, пытаясь вытолкнуть нежеланного гостя еще и из пространства между держателями. Турмоил пару мгновений назидательно шевелил пальцем в наэлектризованном пространстве, но потом освободил заместителя.
Сердито оскалившись, Дэдлок несколько раз прогнал вентиляционный цикл и начал приводить себя в порядок.
– Прошу прощения за причиненный ущерб, – буркнул он. – Надеюсь, это ремонтируется.
– Возьми на память, – Турмоил снова чуть изменил голос, выдавая веселье. – В следующий раз я в тебя больше запихаю.
Дэдлок едва не промахнулся пазами, укладывая развороченный джампер в привычное состоянии под броню. Если раньше он считал интерфейс лишь необходимым мерилом собственного признания, то теперь готов был согласиться, что это еще и очень приятное занятие.

Оставив командующего наедине с секретными капитанскими делами, Дэдлок буквально вывалился в коридор и там по закону подлости столкнулся с тем, кого не очень хотел бы видеть.
Хроматон уставился на вздрюченного заместителя со смесью недоверия и изумления. Дэдлок еле сдержался от торжествующего оскала и лишь слегка улыбнулся краешком губ, кивнув десептикону.
– Да не может быть, – пробормотал тот, лихорадочно скользя взглядом по всему Дэдлоку с ног до головы. – С чего бы... Слышь, Дэдлок, ты же не...
Заместитель поднял руку и покатал между большим и указательным пальцами шарик с обрывком провода. Праймас, да при одном взгляде на игрушку у него начиналась электрошторм между ног...
Хроматон открыл и закрыл рот, и поднял обе руки, уступая коммандеру дорогу.
Первым же его порывом было немедленно слить информацию всему экипажу, но потом здравый смысл взял вверх. Вот же шарков болт! С таким списком заслуг, как у него, остальным придется или выкладываться по полной для достижения таких же результатов или записываться в очередь за декаду!
Хроматон злобно сверкнул оптикой и торопливо двинулся по коридору, отказавшись от первоначальных планов на полуцикл. Вскоре им предстояла очередная высадка, и чтоб его ржавчина пожрала, если он не проявит себя лучше Дэдлока!

Вернуться к фанфикам