Основной инстинкт

Автор: Skjelle
Персонажи: Смоукскрин и десептиконы
Рейтинг: NC-17
Жанр: юмор
Предупреждение: мпрег. Хулиганский. Ни один автобот в процессе написания не был изнасилован. Скорее наоборот *аццкий смайл*

Сидя за тускло светящейся решеткой, Смоукскрин мрачно раздумывал над своей незавидной судьбой и с тоски царапал стену подобранным острым кусочком железа. Звук получался мерзкий, воздействующий на всю нервную систему. Смоукскрин с садистским удовлетворением снова и снова пилил несчастную стену, словно вымещал на ней расстройство за собственную безалаберность. Увлекшись во время боя отслеживанием дальних целей, он совершенно забыл про опасность, скрывающуюся в непосредственной близости. Проще говоря, его огрели по затылку, подкравшись сзади. От сотрясения он на мгновение потерял над собой контроль, и в этот момент его жахнули из станнера. Системы мгновенно схлопнулись, уйдя в принудительный оффлайн.
Очнулся он уже здесь, в камере, которой явно пользовались довольно часто. Уж больно крепкой и внушительной она была. Вдобавок на атвобота нацепили тяжелые браслеты блокираторов, не дающие ему издать вопль о помощи на радиочастотах. Он подозревал, что какие-нибудь ограничения на передвижение в них тоже были заложены. Внимательно изучив массивные устройства, Смоукскрин пришел к огорчительному выводу - застежек или замков тут явно не предусмотрели. Он сразу же решил, что здесь постарался больной гений конструктиконов. Видимо, они даже не подумали, что их изобретение когда-нибудь понадобится снять.
Какая самонадеянность.
Смоукскрин не собирался здесь задерживаться. Допустим, из камеры ему вряд ли удастся испариться, но рано или поздно его должны из нее вывести, и вот тогда-то он использует свой шанс!
Боевой задор продержался в нем целый земной час, а потом Смоукскрин вновь впал в уныние. Он не мог заставить себя терпеть скуку или долго чего-то выжидать. Нет, нет, лучше кинуться вперед с боевым криком, а там как получится...
Он вздохнул и вновь проскрежетал железякой по стене. Крохотная царапина добавилась к ряду таких же. Он поднял голову и уставился прямо в глазок камеры. Подумав, он продемонстрировал ей набор неприличных жестов, а потом начал корчить рожи. Хоть какое-то развлечение.
Как раз посреди очередной изощренной пантомимы его навестили. Смоукскрин даже обрадовался, что никто не станет мучить его тягостным ожиданием.
- Выползай, колесное, - хрюкнул Вортекс и выразительно качнул бластером. - Ты удостоишься личной беседы с повелителем, - он издал скрежещущий смешок. - Очень личной.
Смоукскрин фыркнул и, гордо подняв голову, вышел из камеры, старательно переступив через генераторы энергии в полу. Кстати, с Вортекса сталось бы включить их как раз в этот момент, и получить дезактива, нанизанного на энергетические столбы.
- Шевелись, - боевикон нетерпеливо кивнул в сторону коридора. - Я скажу, куда поворачивать.
Так же гордо и несгибаемо Смоукскрин двинулся в неизвестное и не сулящее ничего хорошего будущее, чувствуя периодические прикосновения дула к спине. Иногда Вортекс в очередной раз пакостно хихикал и что-то бормотал про частные аудиенции в апартаментах Мегатрона, после которых... дальше шло неразборчивое бормотание.
Шагая по коридору, диверсант постепенно начинал переживать все больше, и вскоре уже заранее поджимал все внутренние детальки и стискивал мембранки. Многократно передающиеся из датчика в датчик страшилки о десептиконских нравах в общем и целом сводились к одному: "привяжут врастяжку к платформе и будут трахать большими-пребольшими джамперами" - причем размер джамперов и количество озабоченных десептиконов, жаждущих автоботского тела, прямо пропорционально зависело от количества и заряженности выпитого рассказчиком энергона. Потрясенные слушатели взвизгивали в притворном ужасе и прикрывали аудиодатчики ладонями, тем не менее, стараясь не пропустить ни слова из смачно расписываемых подробностей страшного насилия.
Пока что Смоукскрину не было известно ни одного реального случая такого толка - все когда-либо побывавшие в плену соратники возвращались целыми и невредимыми. Ну с точки зрения интерфейса, конечно. По крайней мере внешне. Однако диверсант не исключал, что именно ему выпадет юникронова доля неприятностей на слегка оцарапанный бампер.
- Не тормози, - десептикон толкнул его между дверок.
- Слушай, ты!.. - Смоукскрин обернулся, инстинктивно сжав кулаки, и неожиданно почувствовал электрическую судорогу, заставившуюся сжаться все ссервоприводы. Ощущение не было болезненным, однако доставляло большие неудобства.
- Меньше агрессии, автобот, - гоготнул Вортекс. - Будешь много возмущаться, тебя будет часто бить током. Совсем не как от генераторчика.
Намек на генератор окончательно убедил Смоукскрина, что следует готовиться к первому в жизни интерфейс-опыту с представителем иной фракции. Да еще и стараться при этом испытывать исключительно позитивные эмоции, чтобы тебя не ошарашило по нейронам.
Гордо выпятив челюсть, Смоукскрин отвернулся и вновь сдвинулся с места. По сторонам он даже не старался особо смотреть, потому что стандартные коридоры не несли в себе никакого тайного знания, могущего пригодиться в дальнейшем. Учитывая превосходную память друг друга, автоботы и десептиконы никогда не делали ставку на запутанность собственных строений, в отличие от разных белковых существ, чьи емкости для хранения памяти были подвержены массивному износу и вообще использовались крайне неэффективно.
- Сюда, - Вортекс снова подтолкнул его.
Смоукскрин свернул в очередной коридор, который неожиданно очень быстро закончился массивной дверью. Пожалуй, это был и не коридор вовсе, а что-то вроде не отличающегося герметичностью тамбура.
Вортекс не произнес ни слова, однако дверь сразу же скользнула в сторону, как бы приглашая автобота войти в полутемное помещение и утратить там если не жизнь, то честь и достоинство как минимум. Неожиданно даже для себя нервно хихикнув, Смоукскрин переступил через рельсовый порожек и оказался в гостях прямо у самого злобного десептикона, который... ну и все такое.
Тот самый десептикон восседал на перезарядной платформе, неторопливо и тщательно полируя свой наручный плазмострел. Смоукскрин переступил на месте и аккуратно прислонился к закрывшейся панели, стараясь не звенеть дверцами.
- Проходи, не стесняйся, - неожиданно сказал Мегатрон, не отрываясь от важного занятия.
- Зачем вы меня уволокли к себе? - диверсант решил немедленно перейти к делу. - Никаких военных тайн я не знаю, я рядовой боец. Поиздеваться решили?
- Детали лишними не бывают, - проявил бережливость десептикон. - К тому же нам потребовался доброволец для кое-каких испытаний...
По его тону Смоукскрин сразу догадался, о каких испытаниях пойдет речь. Становиться жертвой озабоченных десептиконских вивисекторов ему очень и очень не хотелось, поэтому диверсант лихорадочно прикидывал, что бы такого сотворить для сохранения своей брони и внутренностей в целости и относительной неприкосновенности. Выход напрашивался только один, и Смоукскрин не замедлил его реализовать. Лучшей тактикой защиты он всегда считал нападение.
Аккуратно ступая, он подошел к десептикону и остановился перед ним, постаравшись принять наиболее выгодную с точки зрения самодемонстрации позу. Мегатрон поднял голову и поглядел на него с некоторым недоумением, впрочем, легко расшифровывающимся. Смоукскрин позволил себе чуть-чуть поморщиться, а потом со вздохом уселся на платформу рядом. Чинно сложив руки на коленях, он выпятил капот и растопырил дверцы в недвусмысленном жесте готовности.
- И что это за телодвижения? - осведомился Мегатрон, откладывая полировочные материалы в сторону.
Смоукскрин опять же легко расшифровал это действие и вновь разразился тяжким вздохом. Десептикон явно намеревался предоставить ему всю самую тяжелую работу. Пододвинувшись ближе еще на пару сантиметров, он совершил изящный, отработанный мегациклами практики поворот, перекинул ногу через бедра десептикона и мгновение спустя оказался у него на коленях. Обхватив его за шею, диверсант прикрыл линзы диафрагмами и сладко, развратно улыбнулся.
- Я просто подумал, что ты позвал меня не для пустой беседы, - с провокационными обертонами сообщил он.
- Что? - заскрежетал Мегатрон и схватил его за талию обеими руками.
Опасаясь резких поступков со стороны десептикона, Смоукскрин молниеносно просунул ладонь между их телами, точно так же мгновенно нашел нужную комбинацию сенсоров, загнанных в бедренные суставы, и активировал их все разом. Мегатрон зарычал с совершенно непередаваемой интонацией, а в паховую пластину добровольной жертвы ткнулись сразу несколько стержней. Смоукскрин выдал еще одну последовательность нажатий, и стержни со щелчком сомкнулись. Смоукскрин приподнялся, убрал защиту и отработанным движением состыковался с предоставленным агрегатом. Мегатрон неожиданно коротко взвыл и дернулся. Джампер и не думал раскрываться внутри, но приятные искорки все равно ударили в датчики Смоукскрина. Автобот прикрыл линзы и привычно пустил смазку от дразнящих ощущений. Двинув бедрами, он намекнул, что неплохо бы уже и перейти на импульсное соединение. Главнокомандующий захрипел, но как-то без удовольствия. Все еще не понимая, что происходит, Смоукскрин немного покачал бедрами, пробуя спровоцировать требующееся ему раскрытие и выдвижение штекеров.
- Слезь с меня! - заорал Мегатрон с неподдельным ужасом.
Смоукскрин удивленно поднял надлинзовые щитки и на всякий случай поерзал, выбирая оптимальное расположение. Кто их знает, этих десептиконов, может с ними надо как-то по-особенному соединяться... Великий вождь не был обделен конструкторской фантазией, но Смоукскрин видел (и ощущал) джамперы и побольше, поэтому дискомфорта никакого не испытывал.
- Гайка паршивая! - десептикон дернулся под ним и неловко двинул тазовой секцией.
- Нннхх... - Смоукскрин закрыл линзы нижними диафрагмами. - Мм... даа...
- Что да?! - Мегатрон обеими руками толкнул его в капот, но диверсант ловко сцапал его за запястья и страстно прижал серебристые ладони к ярко раскрашенному металлу. Потеревшись увесистой округлостью о руки Мегатрона, Смоукскрин радостно закрутил бедрами. Привычное удовольствие быстро наполняло все его энергосистемы и приятно щекотало нейросеть.
- Проститутка, - зашипел Главнокомандующий, однако красные линзы медленно начали наливаться гораздо более темным оттенком, словно кто-то добавил туда черноты.
Мегатрон силой отнял руки, из-за чего Смоукскрин едва не рухнул ему на грудь. Откинувшись на локоть, Главнокомандующий вытянул свободную руку, и широченное дуло практически уперлось в лицевую пластину Смоукскрина. Диверсант чуть отодвинулся, а потом тщательно и со знанием дела облизал предлагаемое. Мегатрон отдернул оружие как ошпаренное плазмой. Смоукскрин запрокинул голову и выразительно застонал, раскачивая задом. Мегатрон в панике задергался, и каждое его движение сладко отдавалось во взбудораженных системах автобота. Кто-нибудь другой на его месте давно бы уже прыгал на доставшемся партнере и вопил от страсти во все вокалайзеры, но Смоукскрин умел проявлять терпение, когда это необходимо. В общем-то, это была единственная сфера, в которой он мог похвастаться несгибаемой выдержкой, и уж здесь-то он делал даже известного стоика - Проула.
Непрошибаемый тактик до визга любил поездить на ком-нибудь верхом и почти автоматически раздвигал ноги, если подворачивалась возможность. Смоукскрин даже научился у него парочке фокусов, помогающих превратить интерфейс во что-то поистине потрясающее.
Пользуясь шансом побольше узнать об интимной жизни десептиконов, Смоукскрин очень старался произвести правильное впечатление. Но почему-то Мегатрон под ним барахтался и беспорядочно сопротивлялся, совсем как положено сопротивляться каноническому автоботу из рассказов про волнительное изнасилование превосходящей армией противника.
- Я что-то делаю не так? - наконец осведомился датсун, неохотно поставив блокировку на сенсорные ощущения.
- Ты... - начал Мегатрон, но его прервало шипение двери. - Старскрим! - взвыл Главнокомандующий. - Избавь меня от этой твари!
- Что это?! - взвизгнул командир десептиконских ВВС, отгораживаясь от происходящего планшетом.
Смоукскрин повернулся к нему лицом и слегка приподнялся. Старскрим вновь взвизгнул и инстинктивно поджал ногу, словно стоял на тонюсеньком шпиле. Смоукскрин томно облизнулся, покачивая бедрами. Старскрим выронил планшет и лицо его приобрело выражение, какое мог бы приобрести квинтессон, увидевший вареного осьминога. Задрав крылья торчком, Старскрим развернулся на месте и бросился вон на третьей космической.
- Предатель! - заорал ему вслед Мегатрон.
- Что вы так странно реагируете на интерфейс? - обиженно спросил Смоукскрин, проводив позорно отступившего истребителя взглядом.
- Вон отсюда!
Мегатрон все-таки воспользовался оказией и спихнул с себя похотливого нападающего. Смоукскрин с визгом рухнул с платформы.
- Убирайся! - рявкнул Главнокомандующий, вскакивая на ноги.
Потирая затылок, Смоукскрин уселся на полу, внимательно посмотрел на Мегатрона и хихикнул. Глянув вниз, лидер десептиконов зашипел. Джампер его был в полной боевой готовности, и Главнокомандующий уже не мог отрицать искорки сладострастия, пляшущие в нейросети. Смоукскрин согнул ноги в коленях и развел пошире. Потом уперся руками в пол позади себя и выгнул спину. Рассевшись в столь непристойной позе, он склонил голову к плечу и страстно замурлыкал двигателем. Мегатрон сделал шаг назад. Смоукскрин открыл рот, демонстрируя поблескивающий язык, и часто задышал всей системой вентиляции. Мегатрон судорожно шагнул назад еще раз, налетел на край платформы и рухнул с грохотом, сделавшим бы честь гештальту. Смоукскрин тут же вскочил и метнулся к растянувшемуся на спине повелителю. Вспрыгнув на платформу, он снова оседлал неустрашимого и великого лидера, на этот раз соединившись с ним полностью и включив встроенные захваты. Ему было совершенно ясно, что происходит нечто странное, однако изменять тактику он не собирался, нагло пользуясь явственной паникой и растерянностью партнера. Мегатрон издал гортанное стенание.
- Я знал, что тебе понравится как я это делаю, - промурлыкал Смоукскрин, чувствуя, как внутри раскрывается десятками штекеров джампер. Наконец-то повелитель начал правильно реагировать и доставлять партнеру удовольствие.
- Ты... ты извращенец, - выдавил из себя Мегатрон, тем не менее уже вовсю лапая удобно устроившегося на нем автобота. Под тяжелыми броневыми пластинами прыгали искорки. - Мы не интерфейсимся!
- Правда? - Смоукскрин выразительно погладил себя по животу. - А что мы сейчас делаем?
- Ты меня заста-а... шлак тебя сожри, автобот!
Тяжелое серебристое тело выгнулось, приподнимая более легкого партнера. Необычное поведение десептиконов, само собой, интриговало Смоукскрина, но не настолько, чтобы отвлечься от главного. Джампер в нем начал посылать в разъемы крошечные разряды, стимулирующие нейросеть.
- Шлюха... - вновь простонал Мегатрон, начиная подстраиваться под ритм, задаваемый автоботом.
- Я самый холодный и недоступный среди своих... - простонал Смоукскрин, активно орудуя всеми своими настройками. - Аах! Ох! А-ах! Мм... Мм! Ооо!..
- Хотел бы я... знать... что из себя представляют... остальные! - с перерывами выговорил десептикон. - Ээ... это-о... ужасно...
- Мм... сильне... аангх... - Смоукскрин насел на него всем телом, выжимая из себя всю энергию, и внезапно приподнял диафрагмы. Наклонившись вперед, он заглянул в оптику Мегатрона и медленно, чувственно улыбнулся. - Остальные бы тебя заездили, - проворковал он.
Лидер десептиконов зарычал и, к полному восторгу Смоукскрина, в конце концов проявил властную натуру. Извернувшись, он затащил автобота под себя, уперся руками в платформу и начал яростно доказывать свою состоятельность, вколачивая в партнера заряды электричества, будто собирался расплавить того в лужицу. Смоукскрин чувствовал, как сотрясаются его внутренности от этих восхитительных ударов. Даже голова моталась будто сама собой, а из вокалайзеров рвались страстные хриплые вскрики. Беспорядочно оглаживая плечи десептикона, Смоукскрин поощрительно стискивал ноги на мощном торсе и кайфовал каждым нейрончиком.
Мегатрон не сдержался и переключился на прямой сброс топлива, понимая, что делать этого нельзя, и все-таки следуя основному инстинкту. Смоукскрин завопил от восторга, тиская собственный капот и сжимая бедра. С автоботами у него никогда так не получалось! Никто из них не вбрасывал в партнера столько топлива, максимум там хватало на несколько глотков, а Мегатрон словно решил затопить его изнутри.
Столь долгожданная перезагрузка наконец-то нахлынула на него и выбила вон из реальности.
Привыкшие к таким упражнениям системы откалибровались почти мгновенно, и восемь секунд спустя Смоукскрин полностью вернулся в суровую действительность. Мегатрон опустился на него всем весом, и Смоукскрин порадовался, что его фары основательно утоплены, иначе защитный пластик точно лопнул бы под давлением.
В положении полураздавленной и пришпиленной жертвы страшного десептиконского насилия ему пришлось пробыть целых полторы минуты, и только после этого великий вождь шевельнулся. Вздрогнув, он резко подался назад, однако плотно стиснутые захваты не выпустили его.
- Ну куда ты рвешься, я же тебя оцарапаю, - промурлыкал дастун, обвивая десептикона словно хищная лоза. - Ты что, не умеешь расцепляться?
- Я... забыл, - глухо пробормотал десептикон.
- Придется чаще вспоминать, - ласково пропел автобот, старательно не показывая терзавшего его жуткого интереса. Как же так - десептиконы, герои тайных и грязных фантазий, совсем не интерфейсятся?
Главнокомандующий снова дернулся, но уже испуганно. Смоукскрин хихикнул, поднял голову и потерся щекой о его плечо.
- Да прекрати ты об меня обтираться, - не выдержал Мегатрон. - Ржа тебя что ли мучает?
- Нет, просто мне приятно, и я это выражаю, - вздохнул Смоукскрин, понимая, что облизывания шеврона в ответ не дождется, и под капотом его вряд ли почешут.
- И долго мне ждать, пока ты расслабишься? - раздраженно спросил Мегатрон.
- Не знаю, - без зазрения совести соврал Смоукскрин. - Чем больше партнер, тем дольше я в замке.
Мегатрон издал некий звук - нечто среднее между раздраженным рычанием и довольным урчанием. Видимо, ему льстило, что его как бы назвали очень большим и великим. С другой стороны, ему явно не терпелось вырваться на свободу. Однако Смоукскрин вознамерился держать его до последнего, пока блокировка действительно не уйдет сама собой, без его личных усилий.
- Ну вот, - довольно заметил он, оглаживая плечи десептикона. - Оказывается, интерфейсом заниматься вы все-таки умеете... - и не забыл польстить: - Причем хорошо.
- Поднапрягись, автобот, - с угрозой сказал Мегатрон, - и выпускай меня побыстрее. Я очень хорошо умею отрывать непокорные головы.
- Меня зовут Смоукскрин, - вежливо напомнил дастун и поудобнее распластал дверцы.
Мегатрон ответил холодным и безмолвным презрением. Смоукскрин сделал еще одну тонкую попытку вызвать в десептиконе хотя бы немного ласки, но не преуспел. В принципе ему понравился случившийся интерфейс, вышедший сильным и горячим, однако хотелось и какого-то внимания. Такого психологического комфорта...
- Саундвэйв, - Мегатрон оперся на локоть и откинул коммлинк.
- Здесь, Мегатрон, - отозвался кассетник.
- Расконсервируй шестой лабораторный отсек.
- Шестой, Мегатрон? - в голосе офицера отчетливо слышалось изумление.
- Да, - клацнул Мегатрон. - Именно шестой. Не второй и не четвертый.
- Как прикажешь, Мегатрон, - послушно ответил кассетник.
Смоукскрин сердито уставился в потолок. Он никак не мог привыкнуть, что его не собираются обихаживать и воспевать его достоинства как партнера. Казалось, если бы Мегатрону понадобилось срочно выйти, он бы просто потащил Смоукскрина на себе как малоприятный груз.
- Кажется, я разблокировался, - холодно сказал он.
- Отлично.
Мегатрон резко подался назад и наконец-то освободился.
- Что, обратно в камеру? - с вызовом спросил автобот.
- Не думаю, - насмешливо ответил Мегатрон. - Для начала попробуй встать.
Диверсант высокомерно фыркнул и легко поднялся на ноги. Если Мегатрон подумал, что сумел заездить автобота, то крупно ошибался.
Однако кое-что действительно произошло. Смоукскрин недоуменно нахмурился и попробовал сделать одну важную вещь снова. Опять не получилось. Он дернул бедрами, чувствуя непривычную тяжесть.
- Что это со мной? - наконец недоуменно поинтересовался он. - Я слить не могу...
- Это последствия твоей похоти, - с отвращением сказал Мегатрон. - Поздравляю, ты заискрил.
- Не понял, - Смоукскрин слегка испуганно посмотрел на него.
- Мы же бойцы, гладиаторы, - фыркнул повелитель десептиконов. - Такие гибнут очень быстро, а полный производственный цикл занимает слишком много времени. Поэтому мы автономно воспроизводимся.
- Э... - протянул Смоукскрин.
- Размножаемся со страшной скоростью, - брезгливо сказал Мегатрон. - Куча нелепых телодвижений, немного удовольствия, и полная дубль-камера неприятностей.
- Все равно не понимаю, - уже отчаянно сказал Смоукскрин.
- Идиот, - главнокомандующий тяжело выдохнул. - У тебя будет протоформа.
- Что, целый трансформер? - почти взвизгнул Смоукскрин, моментально приходя в ужас.
Мегатрон внимательно осмотрел его с ног до головы и отвернулся. Подойдя к настенному экрану, он ткнул запястным штекером в порт-ключ и отдал неслышную команду. На экране развернулись стандартные трехмерные модели, изображающие десептикона и автобота, но они были даны в несколько ином разрезе, чем привык видеть Смоукскрин. Словно загипнотизированный, диверсант подошел ближе и неподвижным взглядом уставился на медленно вращающиеся фигуры.
- Я никогда раньше этого не видел, - почти прошептал он.
- У вас это идет как секретная информация, - пожал плечами Мегатрон. - У нас общеизвестная.
Автобот всматривался в сопроводительные кодограммы, и по его лицу проносились тени самых разнообразных эмоций.
- Но почему мы не можем воспроизводиться? - наконец решился он на первый вопрос.
- Вы слишком мало погибали, - Мегатрон нетерпеливо покосился на дверь. - Избавь меня от подробных объяснений, я вообще был сконструирован позже. Сплошная бэкапная память.
Пропустив мимо датчиков сказанное, Смоукскрин уже вознамерился обрушить на десептикона массу возникших вопросов, однако повелителя спас Саундвэйв, бесшумно просочившийся в отсек.
- Забери его, - с облегчением приказал Мегатрон.
Волочась следом за кассетником, крепко держащим его за одну из ракетниц, Смоукскрин лихорадочно переосмысливал открывшиеся факты. Десептиконы не занимаются интерфейсом. Вот ужас-то. Не любят его, не хотят и не делают, потому что в итоге всегда получают это самое... размножение. Подобная схема просто не укладывалась в голове. Смоукскрин не мог вообразить, как бы обходился без ласки и внимания, без ежедневных валяний на платформе и замечательного, острого, яркого обмена энергиями и жидкостями. С другой стороны, он абсолютно не представлял, что делать со своей заработавшей системой воспроизводства. В какой-то степени десептиконы, оказывается, проявляли благородство - по идее им ничего не стоило заискрить всех автоботов, попадавших к ним в руки. Но они не делали этого и ни разу ни над кем не надругались.
Да уж. Надругались. Смоукскрин хмыкнул и неожиданно представил себе всю картину в ярких красках. Вот десептиконы хитрым маневром окружают силы противника и захватывают сразу... ну пусть двадцать, да, целых двадцать автоботов. И уже на своей территории планомерно устраивают всем надругательство, скорбно глядя куда-то в потолок во время процесса. Покончив с нелегким трудом, они отпускают бурно возмущающихся пленников восвояси. И на базе появляется двадцать трансформеров, одномоментно заискривших. Так же одновременно у них у всех начинается жжение в разъемах. Смоукскрин живо вообразил толпу съехавших с подшипников товарищей, кидающихся на всех подряд и устраивающих форменную групповуху. Дисциплина летит к Юникрону в пасть, на базе воцаряется хаос и разврат. А над ней медленно и зловеще кружат десептиконы, выжидающие, когда боеспособность противника сведется к нулю, чтобы точно в этот момент обрушить на крайне занятых интерфейсом врагов всю огневую мощь. Самое глупое и нелепое поражение в великой войне.
Какое счастье, что этого не происходит. Возможно, если бы Смоукскрин не истолковал столь превратно поведение Мегатрона, то и с ним бы ничего не случилось.
Шлак.
Попутно Смоукскрин специально включил все обонятельные датчики на максимум, и пришел в изумление, граничащее со страхом. От встречавшихся по дороге десептиконов вообще не пахло. Они излучали холод и высокомерие. Ни одной молекулы приятного теплого запаха чужого тела... Смоукскрин настолько привык вращаться в постоянной атмосфере оксиобмена, что эта стерильность выбила его из колеи.
- Саунд, вы что, совсем-совсем не интерфейситесь? - жалобно спросил он.
- Вопрос: аморальный, - с отвращением констатировал связной. - Молчать.
- Значит совсем, - заключил Смоукскрин и впал в депрессию.
Офицер притащил его в лабораторный отсек. Смоукскрин полагал, что там его передадут в руки конструктиконов, однако Саунд занялся им сам. Поначалу это даже напоминало очередной сюжет из тех, что рассказывают после восьмого куба - Смоукскрина загнали на ремонтную платформу и распялили на ней в откровенной позе. Автобот возбужденно поерзал, а когда увидел в руках у Саунда сенсорные щупы, то и вовсе задергался от восторга. Богатое воображение немедленно в красках нарисовало длинную и двусмысленную процедуру, непременно заканчивающуюся пикантной сценой прямо на той самой платформе. Во всяком случае, если бы Смоукскрин увидел кого-то из товарищей привязанными в таком виде, то немедленно воспользовался бы случаем.
Однако Саундвэйв, похоже, решил разочаровать его. Сначала он долго снимал различные показатели скучными сканерами и диагностами, строил какие-то графики и прогнозы, и в конце концов Смоукскрин начал демонстративно зевать, между делом не забывая продемонстрировать миру серебристый язычок. Чтобы не замечать таких намеков надо быть совершенно чокнутым... или десептиконом.
- Рекомендация: расслабиться, - наконец-то проронил первую фразу кассетник и вооружился щупами.
- А ты точно собираешься меня только исследовать? - поинтересовался Смоукскрин.
- Исключительно, - сухо сказал Саундвэйв.
Не отступая от обещанного, он долго орудовал щупами, заставляя автобота дрожать от удовольствия и сладко ежиться. Смоукскрин подпустил под себя лужицу и страстно жалел, что у него связаны руки, иначе он бы уже как следует повозился пальцами там, где больше всего хочется. Мм... от яркой фантазии он задвигал бедрами, воображая, что развлекается в лаборатории Уилджека, и начал активно стонать. Саундвэйв зафыркал от отвращения.
- Саунд, давай потрахаемся, - наконец выговорил Смоукскрин, дрожа от нетерпения и вожделения. - Хотя бы разочек...
- Ответ: неприемлемо, - отрезал Саундвэйв.
- Пожа-алуйста... - Смоукскрин в очередной раз весь сжался от волны щекочущего удовольствия в центре корпуса. - Иначе мне будет плохо. И мое это... протоформа - оно перегорит. Ты будешь за это отвечать.
- Действительно ли интерфейс необходим для поддержания функциональности протоформы на должном уровне? - казенно спросил офицер.
- Да, это необходимо, - капризно сказал Смоукскрин. - Мне нужен интерфейс!
С тяжелым вздохом Саунд включил давным-давно заблокированные нейронные цепи и выщелкнул джампер.
Первые пару минут он неохотно отрабатывал обязательные импульсы, чтобы автобот в конце концов утихомирился и перестал требовать гадостей, однако затем неожиданно увлекся. Впрочем, неожиданность была весьма условной - довольно сложно оставаться невозмутимым, когда под тобой извивается, стонет и просит не останавливаться разноцветный и практически раскаленный автобот.
Смоукскрин самозабвенно стонал, наслаждаясь моментом. Он умудрялся двигаться всем телом и соблазнительно вертеться в кандалах, одновременно яростно вытягивая из партнера все, что тот мог дать. Саундвэйв из принципа не стал его отстегивать, и вдобавок ему казалось, что от такого принудительного ограничения Смоукскрин возбуждается еще сильнее. Платформа под ним стала совсем скользкой.
- Саунд, Саунд, слей в меня, - неожиданно застонал автобот, дрожа всем телом.
Терпеливо выполняя прихоти искрящего трансформера, Саундвэйв хотел было подключиться к топливным горловинам, но Смоукскрин задергался и с трудом, сквозь стоны, охи и вздохи объяснил, что ему нужна другая заправка.
- Туда... прямо туда, где оно формируется, - выговорил он, жадно толкаясь бедрами навстречу.
- Объяснение? - затребовал Саундвэйв.
- Не... не зна-аю... то есть... ахм... там нужно топливо... мне нужно...
Удовлетворившись невнятным ответом, Саундвэйв сосредоточился на поставленной задаче. Несмотря на приятность совершаемых действий, он не мог просто так взять и довести себя до точки кипения, когда топливо сливается откуда попало. Он разархивировал целые секторы памяти, относящиеся к тому периоду, когда протоформы действительно были нужны для выживания, и десептиконы дружно интерфейсились между собой без разбору. Воспоминания о том, как во время отдыха устраивались целые оргии, накатили на него и завладели всем существом.
Саундвэйв неожиданно перешел на немузыкальный хрип, стиснул гладкие бедра автобота и врубил собственные уникальные виброгенераторы. Частые вскрики партнера быстро перешли в один протяжный надрывный стон, и Смоукскрин очень быстро задергался, исходя искрами как неисправный конденсатор. Саундвэйв окончательно затемнил визор и напрягся. Мгновение спустя его клапаны открылись, и щедро разбавленное специфическими присадками топливо хлынуло в камеру автобота.
Смоукскрин задохнулся и вышел на перезагрузку.
Придя в себя, он сразу же ухватил за хвост мысль, посетившую его за миг до феерического взрыва. Звания теории она пока не имела - исключительно потому что не имела достаточного подтверждения - но он собирался быстро проверить все лично. Итак, десептиконы прекрасно могли заниматься интерфейсом, и если сначала делали это неохотно, то потом очень удачно срывались с нарезки. А поскольку отпускать его явно не собирались, Смоукскрин вознамерился разработать тактику соблазнения. Вероятно, лучше всего подходила тактика настойчивого выпрашивания, а потом раскручивания партнера уже по ходу действия.
- Вы поэтому не любите обмен? - он ухитрился боднуть кассетника в плечо. - Потому что приходится часто заваливаться на платформу, чтобы добыть чужое топливо? Да?
- Ответ: положительный, - неохотно проворчал Саундвэйв, пытаясь отодвинуть мешающую ракетницу диверсанта.
- Расскажи мне, что еще надо делать, - Смоукскрин поерзал и подергал руками. - Я про это ничего не знаю. Сколько хотя бы носить придется? Можно с кем-то одним интерфейситься или надо много разных? При этом что-то надо пить? А трансформироваться можно? А если меня кто-нибудь стукнет? И еще...
Саундвэйв зарычал и заткнул ему рот. Смоукскрин промычал что-то сквозь ладонь и утихомирился. Саундвэйв встряхнул головой, разгоняя постперегрузочный туман. Он помнил, что автоботы всегда отличались возмутительно быстрой способностью восстанавливаться и начинать портить жизнь окружающим уже спустя три секунды после перезагрузки. Да и вообще выносливости в них было побольше, как ни жаль.
- Информация: на чипе, - сообщил он, с трудом отрегулировав вокалайзеры до привычного звучания. И то ему вряд ли удалось сделать это полностью, потому что автобот хитро замерцал линзами.
Пошевелившись, Саунд ощутил, что не может высвободиться. Хорошо известные ему внутренние захваты крепко держали, периодически медленно сокращаясь. Саундвэйв потратил несколько секунд на поиски нужного решения, а потом выхватил из архивов правильные действия. Опустив руку, он пробрался кончиком указательного пальца под небольшой клапан, нащупал там сенсорный датчик и резко надавил.
Уже настроившись на очередное издевательство над застрявшим партнером, Смоукскрин очень удивился, когда Саунд зачем-то начал шариться у него между ног. А потом с ним произошло это.
- А-ах!
Резкий укол удовольствия пронзил все системы. Горячая волна прокатилась по всему телу, заставив сначала сжаться, а потом непроизвольно расслабиться. Захваты щелкнули, и Саундвэйв не без изящества выскользнул из пикантной ловушки.
- Ты... как ты... - пролепетал Смоукскрин, чувствуя, как пылают его датчики.
- Опыт, - невозмутимо ответил кассетник.
Смоукскрин отдышался, восстановил контроль над системами и неожиданно понял, что даже забыл об удерживающих его фиксаторах. Только теперь он почувствовал, как сильно врезался металл в броню, явно оставив в ней вмятины.
- Ну все, выпусти меня, - сердито сказал он в спину десептикону.
- Рекомендация: непродолжительный отдых, - отозвался Саундвэйв, погружая подобранные щупы в дезинфицирующий раствор.
- Значит как тащить меня в лабораторию сразу после интерфейса - это можно, а отвязать от платформы - нельзя? - со скандальными нотками вопросил Смоукскрин.
Саундвэйв промолчал. Для начала Смоукскрин покрутился на месте и поорал, но затем понял, что ничего не добьется, и попробовал спеть песнь о перегорающей протоформе. Саунд оставил в покое полировку и чистку лаборатории, и уставился на диверсанта неподвижным взором. Под этим взглядом Смоукскрин очень быстро притих и отважился только на протестующее фырканье.
Терпеливо дождавшись, когда системы автобота перестанут надрывно рокотать, Саунд отстегнул его и даже кинул тонкую полировочную ткань, чтобы датсун мог вытереть следы разврата, пачкающие броню.
- И что мне дальше делать? - Смоукскрин бросил мокрую тряпку на платформу и по привычке покрутил браслеты на запястьях, безуспешно пытаясь снять их. Втихаря он давно уже проверил их действие и убедился, что как минимум его встроенное оружие не работает.
- Жить здесь, - Саундвэйв педантично убрал ткань в мусорный контейнер. - Отсек найдется.
- И с кем я буду жить? - полюбопытствовал диверсант.
- Один, - холодно ответил десептикон и вновь пристально посмотрел на собеседника.
- Я так не могу, - Смоукскрин всерьез испугался такой перспективы. - Мы никогда не живем поодиночке! То есть живем... если устали или хотим спокойно подумать о своем, - он повертел пальцами, словно пытался изобразить эти абстрактные думы. - Но не постоянно же.
- Никто тебя к себе не возьмет, - разбил все его надежды Саундвэйв. - Десептиконы в тебе не нуждаются.
- Но я нуждаюсь, - особо подчеркнул Смоукскрин свое положение.
Саундвэйв утомленно затемнил визор. Больше всего ему хотелось избавиться от настырного автобота и побыть некоторое время в тишине и спокойствии. От мысли о том, что Смоукскрин вселится к нему, Саундвэйва пробивала изморозь.
- Ключ, - уведомил он автобота, протягивая тому обычную чип-карту. - Твое жилье.
Фыркнув, Смоукскрин выхватил у него карточку, развернулся и стремительно вышел из лаборатории. Чиркнув по стене информационной полоской, Смоукскрин дождался световой дорожки и отправился по ней - осматривать свое новое жилье.
Идти пришлось долго, и ярко раскрашенный диверсант окончательно убедился в том, что его хотят запихнуть в самый дальний и темный угол базы. Здесь даже десептиконы встречались редко. При этом они не нападали на него и даже не отпускали язвительных замечаний, только провожали долгими холодными взглядами. Смоукскрину было категорически не по себе. Видимо, Мегатрон уже успел сообщить всем, что тут делает автобот и в каком положении находится. Исходящее от десептиконов презрение ощущалось каждым нейроном. В конце концов Смоукскрин разозлился и решил, что дальше не пойдет ни под каким предлогом. Развернувшись, он энергично двинулся назад, и остановился только когда увидел очередную фигуру темной расцветки. Вернее, он бросился эту фигуру догонять.
- Эй! - десептикон обернулся, и Смоукскрин припомнил, что он относится к боевиконам. - Подожди! - диверсант остановился рядом и на всякий случай вцепился в фиолетовое предплечье.
- Что тебе от меня нужно? - недовольно осведомился БластОфф.
- Проводи меня к Мегатрону, - решительно сказал Смоукскрин. - Я не собираюсь жить на задворках!
- Жить? - удивленно протянул десептикон.
- Да, да, именно жить, - Смоукскрин присмотрелся к десептикону. - Кстати, я мог бы поселиться у тебя. Ты как относишься к интерфейсу?
- Я провожу тебя к нашему лидеру, - боевикона отчетливо передернуло.
- Так что насчет интерфейса? - хулигански уточнил диверсант, шагая рядом.
- Заткнись.

Мегатрон вовсе не ожидал появления автобота, и уставился на боевикона с таким выражением лица, будто тот лично где-то подобрал опасную тварь и приволок к повелителю похвастаться.
- Он сам, - пробормотал БластОфф и ретировался со скоростью телепорта.
- Что тебе нужно, автобот? - прошипел Мегатрон.
- Смоукскрин, - напомнил тот и выпятил капот понаглее. - Я не собираюсь отсиживаться там, куда вы хотите меня загнать. Я туда шел Юникрон знает сколько, и там даже свет уже не горит!
- И что? - уже зарычал предводитель десептиконов.
- Я там жить не буду! - Смоукскрин тоже поднял голос.
- И где ж ты хочешь жить, автоботская ржавчина?!
Смоукскрин собирался ответить, что жить он будет не где-нибудь, а с кем-нибудь, но потом посмотрел на полыхающие бешенством линзы десептиконского вождя, и решил не переступать черту. Сбавив тон, он пробубнил, что хотел бы оказаться где-нибудь поближе к обществу. Он маленький, бедный, несчастный, заискривший по самый шеврон, и в одиночестве просто свихнется. На всякий случай он даже выпустил каплю стеклоочистителя из-под линзовой пазухи. Мегатрон посмотрел на это безобразие и с проклятьем швырнул ему ключ-карту от одного из отсеков на общей палубе. Смоукскрин очень вежливо поблагодарил и отправился устраиваться на новом месте.
В общем и целом отсек ему понравился. Все предельно просто и функционально. С точки зрения автобота не помешало бы слегка приукрасить обстановку, например, какими-нибудь произведениями искусства... Но Смоукскрин и не собирался тут подолгу отсиживаться. Он твердо намеревался как можно больше гостевать у десептиконов. Тем более что это оправдывалось его особым состоянием. Повертев в пальцах чип, который отдал ему офицер связи, Смоукскрин растянулся на платформе, включил излучатель и воткнул чип в гнездо коммлинка. Информации на нем хранилась масса, и вся она была необычайно познавательной. Смоукскрин настолько увлекся изучением предоставленных данных, что пришел в себя только от недовольных сигналов энергосистем. Оказывается, он уже успел подойти к "желтой полосе". Раньше он бы удивился и испугался такого быстрого истощения ресурсов, но теперь, обогащенный кучей знаний, только вздохнул и поднялся с места. Неудивительно, что десептиконы до сих пор зациклены на поиске энергона - когда постоянно хочется жрать, и впрямь легко заполучить идею фикс. Больше, больше, больше, чтобы спокойно забиться в угол и там перерабатывать нахапанное, без необходимости срочно искать новый источник.
Повозившись с ключ-картой, он добился от нее маршрутной схемы, и довольно бодро направился туда, где по показаниям находилась общая заправка. Не встретив никого по дороге, он беспрепятственно вошел в пустое помещение и первым делом устремился к смесителю. Благодаря почерпнутым сведениям, он точно знал что ему нужно, и теперь вовсю тыкал по кнопкам, подбирая нужный энергобаланс. В подставленную оболочку полилось что-то жутковатое по цвету, но очень привлекательное для обонятельных датчиков.
- Руки! - гаркнули из-за спины.
Смоукскрин мгновенно развернулся, все еще сжимая в руках незакрытую оболочку, и составленный им микс щедро выплеснулся на броню неслышно подкравшегося десептикона. Скайварп, собравшийся захохотать, перекосился от злости и шагнул вперед, оттесняя Смоукскрина к смесителю.
- Ах ты ничтожество, - прошипел десептикон, угрожающе светя оптикой. - Как ты вообще посмел?
- Не подкрадывайся сзади, жестянка летающая, - ответно зарычал Смоукскрин. - Я из-за тебя все разлил!
- Ты разлил это на меня, - злобно уточнил истребитель.
- Не растворишься, - резко ответил автобот. - Ржа тебя скрючь, я Мегатрону пожалуюсь!
- Что-о? - протянул Скайварп, с недоверием глядя на автобота.
- Да, пожалуюсь, - Смоукскрин тоже умел сверкать линзами. - Мало не покажется.
- Хмм. Это с какой стати?
- С такой, что это его, - Смоукскрин постучал по собственной броне, не считая нужным объяснять о чем конкретно идет речь. - Он тебя пристрелит.
- Ха-ха, - презрительно сказал Скайварп и отпихнул автобота от смесителя. - Только попробуй. Дай сюда.
Отняв у Смоукскрина куб, он критически осмотрел его, понюхал и выбросил.
- Эй! - возопил оголодавший диверсант.
- Собираешься заливать в себя всякую дрянь, - буркнул истребитель, уже вовсю нажимая разные кнопки. - Потом сдохнешь от дисфункций системы. На.
Он протянул Смоукскрину куб, заполненный светлой взвесью с разноцветными переливами. Смоукскрин недоверчиво принюхался, поперхнулся и, давясь от жадности, проглотил все почти одним залпом.
- Откуда ты знаешь, какой состав подобрать? - наконец спросил он, едва не вывернув куб наизнанку. - Дай еще!
- Откуда надо, - ухмыльнулся Скайварп, заново наполняя оболочку.
Напившись до радужных пленок в фокусе зрения, Смоукскрин потянулся и выразительно посмотрел на Скайварпа. Начать свое торжественное шествие по чужим отсекам он решил именно со скайварповского. Разве сможет десептикон отказаться, когда такой симпатичный, разноцветный и без малого замечательный автобот вдруг воспылает желанием отблагодарить как следует за помощь?
Скайварп подозрительно глянул на него, сварганил себе некую смесь и торопливо направился к выходу. Смоукскрин соскочил с высокой подставки-сиденья, явно предназначенной для летунов, и поспешил следом.
- Подожди, Скайварп! - догнав десептикона, он хотел цапнуть того за крыло, но вовремя одумался. - Я тут подумал... ты не покажешь мне, где живешь?
- Зачем? - Скайварп нахмурился.
Смоукскрин прикинул, стоит ли что-нибудь соврать, и решил, что лучше пойти напролом.
- Хочу у тебя остаться, - сообщил он с улыбкой, и поспешно добавил, видя, как вытягивается лицевая пластина десептикона: - Ненадолго. Так, проводами попутаться немножко... Пустишь под крыло?
- Нет!
Смоукскрин схватился за истребителя в ту же самую микросекунду, когда тот телепортировался. От неожиданного довеска Скайварп не рассчитал траекторию перемещения, и возникли они прямо на платформе. Скайварп рухнул на спину, Смоукскрин приземлился сверху, а между ними трагически окончил свою жизнь куб с энергоном.
- Автобот! - возопил Скайварп.
- Я все исправлю, - Смоукскрин моментально сориентировался, скользнул чуть ниже и без всяких предупреждений начал слизывать топливо с истребителя.
- Ты что делаешь? А ну быстро слезь! - Скайварп заизвивался под ним, звеня крыльями.
- Как вкусно, - промурлыкал Смоукскрин через внешние вокалайзеры, активно орудуя языком. - Вы всегда такое пьете?
Скайварп ничего не ответил, будучи очень занят. Смоукскрин добрался руками до его паховой пластины и с невероятной скоростью перебирал комбинации сенсорного воздействия. Истребитель не успел опомниться, как броня щелкнула и разошлась. Автоботский извращенец деактивировал защитные створки, повытаскивал все потребные для его поганых целей провода и с ходу начал подключаться. Скайварп задергался, пытаясь сбросить похотливую тварь, но безуспешно. Смоукскрин оседлал его и в итоге наделся на безжалостно вытащенный и настроенный должным образом джампер. Скайварп хрипло взвизгнул и застыл, не рискуя даже пошевелиться. Смоукскрин вздохнул.
- Неужели вам действительно это противно? - расстроено спросил он.
- Слушай, автобот, в отличие от тебя я умею отключать вредные пульсации, - прорычал Скайварп. - Пойми, наконец, мы в этом совершенно не нуждаемся! И слезь с меня!
Он попробовал снять автобота, но тот стиснул внутренности так, что Скайварпу сделалось больно.
- А я хочу, - заявил Смоукскрин, положил ладони поверх рук Скайварпа и начал гонять электричество.
К полному удовлетворению возбужденного диверсанта, истребитель сопротивлялся недолго, и полностью сдался на милость завоевателя. Смоукскрин в свое удовольствие попрыгал на нем, поиграл с энергетическими потоками, постонал, покричал, побрызгал смазкой и наконец томно пригрозил, что если Скайварп в него не сольет, то он, Смоукскрин, не слезет с партнера до конца цикла. Явно напуганный таким обещанием Скайварп приподнялся на антигравах, медленно развернулся прямо в воздухе, вызвав у Смоукскрина восхищенное повизгивание, и принялся действовать уже сам. Смоукскрин отдался чужой инициативе, обхватив истребителя ногами, и с удовольствием вскрикивал от проснувшегося в истребителе энтузиазма. В какой-то момент Скайварп застыл на секунду, как-то сосредоточился, а затем в Смоукскрина хлынула горючка летуна. Вопль довольного трансформера разлетелся по отсеку, и Смоукскрин перезагрузился, крепко держась за партнера.
Истребителю тоже пришлось дождаться, когда автобот перестанет изображать силовой капкан, но сил на выдворение нахала из отсека, равно как и позорное бегство у него уже не осталось. Он растянулся на платформе, стоически терпя присутствие вздрюченного и довольно шумящего вентиляцией автобота.
Покончив с важным делом переработки чужого топлива, Смоукскрин уселся на платформе и скрестил ноги. Скайварп опасливо глянул на него и самую малость подвинулся к краю, будто готовился соскочить в случае чего.
- Ну что, это не так уж плохо? - довольно спросил Смоукскрин.
- Возможно, - неохотно буркнул Скайварп.
- Ты тоже перезагрузился, - заметил дастун.
- Конечно, - на этот раз Скайварп фыркнул. - Ты как генератор разгоняешься...
- Я еще не слишком жадный, - Смоукскрин засмеялся, видя искренний ужас на лице истребителя. - Честное слово, не надо меня бояться.
- Я не боюсь, автобот, - Скайварп нацелил на него лазер и изобразил губами звук выстрела. - Просто не люблю тратить себя на такие бесполезные вещи, как разведение искрений.
- Друг от друга вы так же быстро искрите? - унять Смоукскрина было невозможно.
- Да, - лениво ответил истребитель.
Диверсант поднялся на колени и с любопытством поглядел на Скайварпа. Тот прочел в синих линзах невысказанный вопрос и снова фыркнул. Смоукскрин забрался на него верхом, с удовлетворением отметив, как на секунду лицо истребителя исказилось то ли испугом, то гадливостью, и уперся ладонями в желтый колпак.
- И сколько их у тебя было? - высказал он этот вопрос.
- Не скажу, - хмыкнул Скайварп.
- Ну пожа-алуйста, - проворковал автоботский вредитель и потерся о фиолетовую броню раскрытыми и липкими деталями.
- Прекрати меня пачкать! - не выдержал истребитель, резко пихая его в капот.
Смоукскрин взвизгнул, едва не свалившись, но все-таки удержался. На этот раз Скайварп испугался всерьез - все-таки автобот заискрил от Мегатрона, и вряд ли повелитель обрадуется, что его носителя роняют на пол. Резко подняв колени, телепортер сделал автоботу своеобразное кресло.
- Что ты злишься, - обижено буркнул датсун. - Это естественно. Мы всегда течем из-за интерфейса. Между прочим, это еще и вкус...
- Ни слова! - возопил Скайварп, прикрывая аудиодатчики ладонями. - Автобот! Ваша культура омерзительна!
- Тогда скажи мне, сколько у тебя было этих искрений, - промурлыкал довольный донельзя Смоукскрин.
- Много! - рыкнул Скайварп. - Шестьдесят восемь! Доволен?
Смоукскрин от изумления отвесил челюсть. Два, три, пять, десять - это еще укладывалось в процессоре. Но шестьдесят восемь?!
- Ты шутишь? - слабо спросил он.
- Ничуть, - бесстрастно сказал истребитель. - Это я еще считаюсь пустышкой. Три четверти скидываю в самом начале.
- Три четверти? - прошелестел Смоукскрин, бессильно откидываясь на колени истребителя.
- У некоторых за три сотни перевалило, - Скайварп дернул крыльями вместо пожатия плеч.
- Но где они все? - возопил Смоукскрин.
- Они же неполноценные, - как неразумному объяснил летун. - Быстро ломаются. Раньше мы их сразу во взрослые отливки пихали и выпускали на арену. Потом просто перестали интерфейситься.
- И ты говоришь мне о мерзостности нашей культуры? - Смоукскрин скривился. - Да вы же убийцы. Собственных искрений в расход пускать!
- Носительским инстинктом не страдаю, - холодно произнес Скайварп. - В отличие от тебя, видимо.
Смоукскрин прислушался к себе и неожиданно осознал, что никаких особых чувств по отношению к искрению не испытывает. Так, растет что-то внутри, пока не мешается. Как будто не совсем притершийся апгрейд.
- Все равно это подло, - высокомерно сказал он. - Вы не цените вообще ничью жизнь.
- Еще бы! - Скайварп захохотал. - Только свою, дружочек!
Оскорбленно выпустив пар, Смоукскрин соскочил с него и вознамерился было уже покинуть отсек истребителя, но в воздухе раздался хлопок телепорта, и Скайварп нарисовался прямо в дверях.
- Куда же ты? - сладко осведомился он. - Разве ты уже удовлетворен?
Увидев расползающуюся по лицу автобота улыбочку, он очень пожалел о неосторожной подначке.

Фигура автобота, многозначительно раскачивающего бедрами, неизменно вызывала в рядах десептиконов неконтролируемый и неизлечимый ужас. Когда Смоукскрин вваливался в базовый холл, тут же начиная сканировать застигнутых врасплох десов жадным взором, у тех каждый глоток энергона вставал поперек горла.
Мегатрон, не желая страдать в одиночку, выделил Смоукскрину уникальный код, открывающий личные каюты десептиконов, и зачастую тот или другой носитель фиолетового знака в ужасе выскакивал из перезарядки, ощутив что-то теплое и активно трущееся под боком. Бить датсуна не смели по одной причине - искрение было мегатроновским. Сами десептиконы дрались друг с другом в любом состоянии, и многие из скинутых протоформ делались таковыми именно в ходе какой-нибудь безобразной драки за трофеи.
Смоукскрин так же не забывал регулярно наведываться к Мегатрону, портя ему жизнь одним фактом своего существования. Он не совсем понимал, почему же его не пустили на запчасти, раз десептиконы так показательно терпеть не могут воспроизводиться, однако использовал свое преимущество на полную катушку. Правда, закатывать скандалы он все-таки не решался, но скорбно поныть, жалуясь на безрадостность существования, никогда не забывал. Пару раз он для профилактики пробовал удрать, но его постоянно ловили и возвращали обратно. Прекратил свои демарши он только после угрожающего заявления Мегатрона в свой адрес.
- Привяжу тебя к платформе и пропишу двухнедельное воздержание, - пообещал лидер десептиконов.
Смоукскрин опасливо замерцал линзами и постарался стать тише и незаметнее. Он и один-то день с трудом обходился хотя бы без дружеского дерганья за кабели, а две недели... Кошмар.
Насчет этих недель были в курсе не только он сам и изнывающие от интерфейс-террора десептиконы, но и Оптимус Прайм лично. Все-таки командир автоботов не мог оставить без внимания такое событие, как пропажа одного из профессиональных шпионов. Уже на второй день после попадания Смоукскрина в неудобную ситуацию, он достучался по десовской частоте до самого Главнокомандующего.
- Что вам нужно от моего солдата? - грозно поинтересовался он у вечного противника. - Если вы что-то с ним сделали...
- Ничего уже мы с ним не сделаем, - с отвращением сказал Мегатрон, разглядывая Оптимуса словно какое-то долго притворявшееся лакированным и блестящим гадкое создание. - Посидит тут... - он сверился с земным календарем - три местных недельки, и отпустим.
- Так что-то вы уже сотворили, - обвинительно сказал Оптимус. - Учти, Мегатрон...
- Прайм, - Мегатрон наклонился к монитору и снова не удержался от гримасы. - Я бы на твоем месте пичкал своих солдат ингибиторами! И научил бы их, как предохраняться.
Не дожидаясь ответа, он вырубил связь.
- Ничего меня учить не надо, - оскорбленно подал голос Смоукскрин с платформы. - Я умею. Но я же не знал!
Обернувшись, Мегатрон смерил его тяжелым, как крейсер, взглядом. Смоукскрин непроизвольно съежился, но потом фыркнул и расправил плечи. Дверцы за спиной строптиво зазвенели.
- Если бы ты умел держать себя в руках, автобот, ничего бы не случилось, - подчеркнуто спокойно произнес Мегатрон. - Или если бы ты как следует учил историю собственной расы, то не был бы настолько туп.
- Просто от меня это всегда скрывали, - Смоукскрин пожал дверцами. - Тем более что вы с нами никогда не имели дела. По-моему, никто и не знал, что мы можем воспроизводиться перекрестно.
- Вы можете, - поправил Мегатрон. - От нас.
- Что-то я такой информации не нашел, - подозрительно сказал Смоукскрин.
Мегатрон вновь осмотрел его с головы до ног. В противовес белковым, обычный трансформер ничем не отличался от трансформера искрящего, только потреблял энергию в чудовищных количествах и постоянно требовал интерфейса. Отвратительно. Если бы не научный интерес, Мегатрон давно бы уже избавился от болтливого и ненасытного автобота. Но ему было интересно, как будет выглядеть гибрид, и поэтому он строжайше запретил всем использовать автобота как тренировочного дроида.
- Мы производим свои же трансформы, а вы все - мирная техника, - наконец сказал он, чувствуя что автобот не отвяжется. - Наши базовые прошивки в этом смысле несовместимы.
- У нас тоже есть военные трансформы, - возразил Смоукскрин. - Тот же Спрингер.
- Трехрежимники не воспроизводятся ни в каком режиме, - сообщил Мегатрон. - Они уникальны.
- А...
- В основе не форма, а прошивка, - все еще терпеливо сказал Мегатрон. - Ведущая функция. У нас они разные. Вы - мирные, мы - завоеватели. Наша ТНК подавляет вашу.
- Много вы назавоевывали, - совсем тихо пробубнил Смоукскрин.
- Что-о? - Главнокомандующий сузил оптику. - Не забывай о платформе и ремнях... Смоукскрин.
Диверсант сделал постное лицо и благочинно сложил руки на животе.
Мегатрон походил по отсеку и все-таки присел рядом с ним.
- Да, мы завоеватели, - продолжил он. - Мы агрессивная форма развития и захватываем все, что можем.
- Как биологические вирусы, - злорадно сказал Смоукскрин, не в силах смолчать.
- Именно, - Мегатрон наклонился к нему и взял за подбородок. - А вы, сладкий мой автобот, как хорошенькие плодовитые клеточки, в которые гадкие вирусы просовывают свои стрекальца и набивают бедные клеточки потомством.
Смоукскрин залился статическим сиянием по самые кончики антенн. Сказанное Мегатроном в грубой и предельно пошлой форме точно отражало суть дела. Десептиконская ТНК на все сто процентов оправдывала эти слова. Раньше Смоукскрин и не слышал таких умных аббревиатур, но уникальный чип от Саундвэйва раскрыл для него и эту тайну. Техно-нейронная комбинация... Впрочем, все равно он толком в этом не разобрался, но общую суть кодовой передачи данных уловил.
Прежде чем кто-нибудь успел что-нибудь сказать, раздался писк коммлинкка. Мегатрон откинул панель, и над ней сформировалась голограмма. Смоукскрин с интересом уставился на объемное изображение трехрежимника. Астротрэйн доложил, что прибывает на базу через полчаса по местному времени.
- А где он был? - полюбопытствовал диверсант. - Я здесь уже неделю торчу, а его не видел...
- Так я тебе и сказал, - ухмыльнулся лидер десептиконов. - Шагом марш к Саундвэйву, у тебя обследование на это время, если ты забыл, автобот.
Смоукскрин ничего не забывал, просто ему было невыносимо лень слезать с нагретой платформы и тащиться в лабораторию к офицеру связи, по совместительству оказавшемуся экспертом по вопросам искрения. К тому же Саундвэйв успешно противился всем попыткам диверсанта вновь вступить в интимный контакт.
- Не хочу, - Смоукскрин завозился и закопался в термошарики. - Опять тыкаться будет, а потрахаться не даст.
- Я ему скажу, чтобы он тебя... удовлетворил, - почти сквозь дентопластины выговорил Мегатрон, всеми силами желая избавиться от хоть и приятной, но обузы.
- Не врешь? - Смоукскрин на всякий случай закопался поглубже.
Почти пуская пар, Мегатрон вызвал Саундвэйва по коммлинку. Смоукскрин с огромным удовольствием выслушал данные кассетнику инструкции, и только после этого вылез из своего убежища.
Целеустремленно шагая по коридору к лаборатории, он раздумывал, куда Саундвэйв прячет своих питомцев, а если никуда не прячет, то как отключает их, чтобы они ничего не видели и не слышали.
Встречные десептиконы то и дело сворачивали в какие-нибудь коридорчики, а попавшиеся в безкоридорном отрезке Ранамок и Ранэбаут, когда по ним скользнул рассеянный автоботский взгляд, ломанулись в первую попавшуюся дверь и сгинули где-то во тьме. Смоукскрин гаденько захихикал, выставляя на двери внешнюю блокировку. От черно-белого дуэта он добился тройничка, но с большим трудом, и двойной заправки ему получить так и не удалось, поэтому свои причины мстить у него были.
К Саундвэйву он вломился, пребывая в отличном настроении, и прямо с порога полез к кассетнику с неприличными намерениями. Саундвэйв нервно отбивался, однако потом уступил и раскачал любителя халявного интерфейса по полной программе.
Пока Смоукскрин остывал, Саунд успел провести все свои измерительные процедуры, но не успел вытолкать автобота. Смоукскрин вновь активировался и потребовал немедленного продолжения, а в случае отказа обещал нажаловаться великому лидеру.
Наездившись на кассетнике, Смоукскрин с чувством выполненного долга и приутихшего энергетического голода покинул лабораторию. Немного подумав, он вызвал карту и решительно двинулся в сторону приемного дока, намереваясь лично присмотреться к трехрежимнику и может быть что-нибудь у того выведать. Даже в состоянии заискрения он не забывал, к какой расе относится, и постоянно держал датчики настороже, ловя любое неосторожное слово. Впрочем, пока что ничего нового ему услышать не довелось. То ли десептиконы так тщательно осторожничали, то ли разговаривали о делах только в строго отведенное время и в конкретно предназначенном для этого месте. В каком-нибудь там зале совещаний...
Астротрэйна в доке он не нашел, но наткнулся там на Барыгу. Десептикон отступил в тень, но Смоукскрин уверенно направился к нему, и тогда боевикон просто трансформировался.
- Астротрэйн прилетал? - вежливо спросил Смоукскрин у джипа.
- Угу, - буркнул тот.
- И где он теперь?
- В заправке. Не тронь меня! - возопил десептикон, когда Смоукскрин ласково пробежался пальцами по массивному кенгурятнику.
- Ухожу-ухожу, - захихикал автобот и действительно покинул док.
Врываться в заправку он не стал, предпочтя подкараулить трехрежимника где-нибудь в более уединенном месте. Вообще, к огромному сожалению Смоукскрина, ему до сих пор не удалось совратить десептиконов на хотя бы малюсенькую оргию. Ну хотя бы вчетвером. Так, не оргия, а приятное совместное развлечение. Однако все они при одном только намеке на групповой заезд грозились пристрелить его, даже если после этого Мегатрон пристрелит их самих. А уж если Смоукскрин приставал к кому-то в общественном месте, то окружающие исчезали с такой скоростью, будто у них у всех был встроенный телепортатор.
Одиноко послонявшись под дверью, он все-таки не выдержал и осторожненько вошел. Десептиконы, занятые совместным распитием энергона, не заметили его, и диверсант деликатно, по стеночке пробрался к смесителю. Привычно скомбинировав себе убойное с точки зрения нормального трансформера пойло, он засел на истребительскую подставку и начал потягивать энергон, разглядывая собравшихся. Заметили его ровно через пятнадцать секунд, и в рядах носителей фиолетового знака началось нервное шевеление. Смоукскрин радостно осклабился и помахал им. В ответ ему украдкой продемонстрировали оружие и сжатые кулаки, но Астротрэйн уже обернулся и с интересом уставился на уникального автобота, выращивающего гибридную протоформу. Смоукскрин одарил его персональной улыбкой и многозначительно облизнулся. Астротрэйн поднял надлинзовые щитки и отвернулся. Смоукскрин растопырил все датчики и все-таки услышал обрывки разговора - трехрежимнику спешно объясняли в чем дело. Смоукскрин увидел, как крылья десептикона нервно вздрогнули, и разочарованно скривился. Еще один перспективный партнер явно вознамерился прятаться от него по самым дальним уголкам базы.
Допив энергон, он решил, что в отместку просто обязан испортить десептиконам торжественную встречу. Спрыгнув с места, он неторопливо отправился к вновь расшумевшимся трансформерам. Зайдя со стороны эффектиконов, он прижался сзади к Мотормастеру. Десептикон едва не выскочил из собственной брони, почувствовав теплый капот, притиснувшийся к спине. Автобот излучал явственную похоть и желание немедленно слиться в экстазе.
- Отвали, кусок шлака, - прошипел глава гештальта. - Линзы повыбиваю!
- Хочу внимания и ласки, - нагло заявил Смоукскрин, обнимая Мотормастера.
- Юникрон побери, почему вы до сих пор не придумали ему вибратор? - отчаянно спросил Мотормастер у конструктиконов.
- Мне не вибратор нужен, а твое топливо, - ответил за них автобот.
Десептиконы злорадно захихикали, не упуская возможности поглумиться над несчастьем товарища. Смоукскрин обвел их светлым взором, и смешки немедля умолкли.
- Позже, - прорычал Мотормастер.
Смоукскрин вздохнул, отцепился от него и с невероятной ловкостью проскользнул между столом и Мотормастером, чтобы усесться к десептикону на колени. Разместившись на горячем металле, он благосклонно обвел взглядом напрягшихся присутствующих.
- Да вы разговаривайте, не стесняйтесь, - щедро разрешил он.
Однако непринужденного разговора, разумеется, уже не получалось, и буквально через десять минут десептиконы засобирались по делам.
- Если задержишь Астротрэйна, не буду сегодня с тобой трахаться, - еле слышно промурлыкал Смоукскрин в датчик эффектикону.
Тот без малейших угрызений совести моментально продал товарища, вцепившись в него как клещами. Все уже разошлись, а Мотормастер до сих пор убалтывал трехрежимника. Смоукскрин изобразил, что ему надоело их общество, покинул колени десептикона и направился к выходу. Оставив заправочную, он зашел за угол и прислонился к стене, выжидая. Десять минут спустя разадись шаги, и вывернувший из-за угла Мотормастер тут же наткнулся на него взглядом.
- Сейчас будет, - тихо-тихо сказал он. - И помни, что ты обещал.
- Сегодня не домогаюсь, - согласился Смоукскрин.
Мотормастер скрылся из его поля зрения со всей возможной скоростью.
Астротрэйн вышел из заправки сладко потягиваясь, поэтому не сразу заметил, что его поджидают. А когда заметил, было уже поздно. Смоукскрин стоял перед ним и обеими руками упирался в нагрудную броню трехрежимника. Астротрэйн инстинктивно отступил назад, ощутив низкочастотную двойную пульсацию искры, и его крылья лязгнули о металл.
Похотливое создание приперло его к стене, выразительно вертя задом.
- Чего надо, цветастый? - грубо, но с ноткой паники осведомился Астротрэйн.
- Потрахаться хочу, - застенчиво признался Смоукскрин.
- Иди и ищи кого-нибудь другого, - Астротрэйн попробовал выскользнуть на свободу, но Смоукскрин цеплялся за него как шестеренка за магнит.
- Не могу никого заставить, - пожаловался он. - Истребители от меня с визгом разлетаются, конструктиконы заперлись в лаборатории, а Саундвэйв сказал, что у него ежемесячное бессилие...
Астротрэйн заржал как бешеный. Представляя соратников, панически разбегающихся от настроенного на интерфейс автоботика, он готов был рыдать от восторга.
- Попробуй боевиконов спросить! - сквозь шипящее заикание посоветовал он.
- Они говорят, что у них после реконструкции с использованием земных материалов на джамперы ресурсов не хватило, - Смоукскрин смешно дернул ракетницами.
Астротрэйн загоготал так, что настенные панели замигали.
- Ну ты, мелкий диверсант, - наконец сказал он, отсмеявшись. - Ввергнуть в панику всю базу!
- Но ты-то мне не откажешь? - жадно спросил автобот, подступая совсем вплотную к трехрежимнику и поднимаясь на кончики стоп.
- Я не хочу, - отрезал Астротрэйн, вмиг посерьезнев. - Действительно, попроси конструктиконов придумать тебе какую-нибудь хитрую игрушку и развлекайся с ней.
- Ты что, совсем дурак? - обиделся Смоукскрин - Как будто у меня дома игрушек нет! А толку с них?
Украшенные тяжелыми браслетами руки скользнули по корпусу трехрежимника, оглаживая тяжелую броню. Первым желанием Астротрэйна было отпихнуть настырного автобота, но потом он вспомнил торопливые пояснения насчет его статуса и зло поморщился. Мегатрон и так не забывал время от времени напоминать ему о неудачном перевороте, а если он случайно поломает автобота...
- А потерпеть ты не можешь? - сварливо спросил он.
- Вот будет у тебя своя протоформа, тогда узнаешь, можно терпеть или нет, - пообещал Смоукскрин. - Хочу не могу.
Астротрэйн не стал напоминать ему, что не относится к классу воспроизводящих трансформеров, просто взял за плечо и слегка отодвинул. Смоукскрин нахмурился, однако когда Астротрэйн собственным кодом открыл какую-то дверь и впихнул его туда, резко обрадовался. Астротрэйн едва успел закрыть панель, как Смоукскрин практически накинулся на него.
Горячие пальцы автобота нетерпеливо обследовали защитную пластину, нажимая на контакты и потирая гладкий металл. В конце концов трехрежимник смирился и открыл броню. Ловкие пальчики немедленно пробрались во все его разъемы, дразня электропроводящую поверхность. Астротрэйн прикрыл линзы, наслаждаясь тонким напряжением, возникающим внизу корпуса. Увлекшись, он даже не сразу заметил, что автобот нетерпеливо постанывает, отчаянно стимулируя большого партнера. Астротрэйн сосредоточился, припомнил правильную последовательность сигналов и наконец-то выщелкнул джампер. Смоукскрин взвизгнул от восторга и схватился за долгожданную игрушку обеими руками. Потом сноровисто размотал аккуратно сложеные кабели, находящиеся в плотно присаженных гнездах у основания джампера, и задергал их.
- Прекрати меня понукать, автобот, - прорычал Астротрэйн.
- Ну хорошо, только давай ты меня побыстрее используешь? - почти простонал автобот.
- Ладно, ладно, только убери руки! Как тебе удобнее-то?
Смоукскрин развернулся к нему спиной, наклонился, уперся руками в колени и выгнулся. Завидев одну крошечную каплю конденсата, сорвавшуюся с растопыренных сегментов, Астротрэйн на долгую секунду испытал гадливость, но потом собрался с силами и напомнил себе, что у автоботов всегда так - от большого удовольствия или нетерпения ослабевают мембраны, и внутренние жидкости начинают просачиваться. Неуверенно переступив на месте, Астротрэйн взял датсуна за бедра и потянул на себя. Смоукскрин с готовностью притиснулся к нему и заелозил, пытаясь самостоятельно сцепиться в любимую позу. Астротрэйн рыкнул на него, схватил покрепче и одним движением завершил неприятное действо. Смоукскрин охнул и перешел на стон. Колени у него тут же ослабели, но к счастью десептикон держал его крепко. Растопырив дверцы, Смоукскрин качнул бедрами, намекая, чего ожидает, и Астротрэйн начал отрабатывать десептиконскую повинность. Смоукскрин очень быстро начал дрожать от быстрой стимуляции, а вскоре и сам Астротрэйн разогрелся достаточно, чтобы откровенно получать удовольствие.
- Ну, гайка, имей свой интерфейс... ммхх!.. Н-на!
Несмотря на откровенную грубость, Смоукскрин исправно вскрикивал и всем видом демонстрировал, как ему нравится происходящее - тем более что врать ему не приходилось. Слишком уж хорошо было иметь дело с тем, у кого намного более высокий энергетический порог. В перерывах между сладострастными ахами и вздохами, Смоукскрин сообщил, чего ждет от шаттла в топливном смысле. Астротрэйн едва не растерял весь запал от такого, но потом все-таки сумел восстановить нужный настрой. Дрожащие дверцы прямо перед оптикой немало этому помогли. Пару минут спустя Астротрэйн застыл, напрягся, сильнее сомкнул пальцы на узкой талии и зарычал. Смоукскрин заорал от горячего острого ощущения, переполнявшего его в буквальном смысле.
Выкачав из собственных баков все что мог, Астротрэйн почувствовал невероятную слабость. Пальцы разжались сами собой. До сих пор висящий в его захвате Смоукскрин соскользнул с сомкнувшегося джампера и шлепнулся на четвереньки, ударившись коленями и локтями. Перевалился набок, потом на спину и начал вытираться, впрочем, только размазывая по себе последствия удачного интерфейса. Он так быстро поглощал отданную ему энергию, что негодные остатки брызгали фонтанчиками.
Трехрежимник опустился на колени рядом с ним, совершенно утратив способность твердо стоять на ногах. Он почти машинально провел пальцами по острому шеврону автобота, и Смоукскрин замурлыкал так, что казалось весь его корпус завибрировал. Астротрэйн ухмыльнулся и пощекотал его под капотом. Смоукскрин выгнул спину, вздохнул и сладко застонал. Потом расслабился и широко раскинул руки. Астротрэйн еще посидел возле сосредоточенного на переработке автобота, дождался, когда собственные системы придут в порядок и поднялся. Выйдя, он поставил на дверь блокировку, чтобы она не полностью закрылась. Потом его посетила мысль, что автобот может воспринять все это как знаки симпатии и прилипнуть к нему... О Праймас...
Астротрэйн вздрогнул и ускорил шаг.

За полторы недели Смоукскрин все-таки добрался и до остальных десептиконов, которым пока что удавалось уворачиваться от его притязаний. Возможно, он сам и не стал бы их трогать, но бешеная работа внутри него требовала все больше энергии, получить которую он мог только одним способом. Кратких приливов бодрости хватало ровно на то время, чтобы вцепиться в кого-нибудь из десептиконов и утащить жертву в укромный уголок. Датсун понимал, что это не совсем стандартный вариант развития протоформы, но все списывал на гибридность несчастного создания. В попытке скомпоновать две кардинально разных ТНК его системы буквально сходили с ума. Перебор многочисленных вариантов трансформ шел с дикой интенсивностью.
К счастью, до абсурда не дошло, и к середине третьей недели он почувствовал, что невыносимая жажда утихомирилась. Видимо, оптимальный вариант был все-таки найден, и теперь оставалось всего ничего - дождаться, когда сформируется внешняя защитная оболочка, и можно будет освободиться. Несмотря на доставание Саунда вопросами, он так и не выяснил, какая же будет трансформа в итоге. Кассетник отмалчивался, а по показателям на мониторе ничего не было понятно.
За день до торжественного события десептиконы уже голодными шарктиконами кружили у отсека, в котором из вредности заперся автобот. Смоукскрин наблюдал за ними через внешние камеры и безнаказанно демонстрировал похабные жесты, прекрасно зная, что никто его не увидит. Саундвэйву он открывать не стал, скандальным тоном послав куда подальше вместе со всеми сканерами, щупами и прочим мусором.
Против его ожиданий, Мегатрон не явился к отсеку, дабы вышибить дверь одним выстрелом, так что Смоукскрин еще всласть поиздевался над дежурящими под дверью трансформерами, подробно рассказывая по внешней связи где и в каких позах их всех видел. Он прекрасно знал, что тех притягивает усиленное волновое излучение, видимо, только прибавившее интенсивности за счет гибридности, и не собирался никого к себе подпускать. Три недели он бегал за ними, чтоб хоть немножко потрахаться, а теперь мог с полным правом крупно обломать всю базу целиком.
Десептиконы не уходили, и уже настойчиво скреблись в дверь. Смоукскрин перестал вести односторонние беседы, чувствуя себя в некоторой опасности. Все эти поскребывания ему очень не нравились. Лица у десептиконов были сосредоточенные и целеустремленные.
Когда предпоследний день плавно перетек в последний, десептиконы начали распил двери. Смоукскрин заметался по своему временному жилищу, подвывая от страха и внезапно вновь нахлынувшего желания. Больше всего на свете ему сейчас хотелось открыть дверь, чтобы отдаться всем разом, и одновременно он понимал - в этом случае его могут порвать на множество маленьких кусочков.
Когда его метания достигли апогея, а дверь начала поддаваться, на место действия явился Мегатрон. Командным ором разогнав всех, он в приказном порядке затребовал от Смоукскрина немедленно выйти. Автобот секундочку попрепирался сам с собой и не выдержал. Разблокировав замок, он открыл порядком испохабленную дверь и осторожно вышел.
Десептиконы, собравшиеся полукругом за спиной Мегатрона, пожирали его алчными взорами и отчетливо скулили двигателями от нетерпения. Смоукскрин выпрямился и стервозно растопырил дверцы, игнорируя вопли систем энергообмена, требующих немедленно, прямо сейчас, хоть с кем-нибудь... Он чувствовал импульсное излучение со стороны десептиконов, сливающееся в мощный низкочастотный сигнал, входящий в резонанс с его собственным двойным сигналом. По всей нейросети клокотало жаркое ощущение.
- И что... дальше? - с передышкой поинтересовался он.
- Огонь, - скомандовал Мегатрон.
Общий десептиконский сигнал взорвался.
Смоукскрин отчаянно взвизгнул, чувствуя, как из него брызжет. Острое, шоковое удовольствие сотрясло его с ног до головы, и он вылетел на произвольную трансформацию. Наполовину перейдя в альт-форму, он еще раз содрогнулся и наконец-то сбросил почетный груз.
Саундвэйв метнулся вперед быстрее Реведжа и подхватил гладкий кокон, после чего стремительно развернулся на месте и бегом припустил куда-то к себе. Смоукскрин окончательно трансформировался и замер, подвывая перегретым двигателем. Застывшие в неком трансе десептиконы начали встряхивать головами, переглядываться и медленно расходиться по делам, слегка пошатываясь. Вид у них был несколько загипнотизированный.
Мегатрон внимательно наблюдал за автоботом, пока тот наконец не дернулся и не начал переходить в привычный режим. Окончательно утвердившись на ногах, диверсант ошалело посмотрел на десептикона.
- Я, конечно, читал, что нужен импульс, - медленно проговорил он. - Но не ждал, что меня так шарахнут...
- Перестарались, - пожал плечами Мегатрон. - Саундвэйв сказал, что для гибридного нужен усиленный вариант.
- У меня такое ощущение, что меня все разом трахнули, - грозно сказал Смоукскрин. - И куда вы его дели? Я даже посмотреть не успел.
- А вот это уже не твоя забота, - Мегатрон взглянул на него в упор, и Смоукскрин как-то сразу ощутил, что больше не обладает почетным статусом неприкасаемого. - Я бы на твоем месте уже со всех ног бежал к главному доку.
- Ну пожалуйста, - умоляюще протянул Смоукскрин. - Я хотя бы хочу знать, как оно выглядит!
- Даю час, - сухо сказал Мегатрон, развернулся и покинул место торжественного события.
Смоукскрин трансформировался и стартовал в направлении лаборатории. Видимо, ни Мегатрон, ни остальные десептиконы не догадались, что браслеты-блокираторы уже не работают - от такого-то удара. Теперь диверсант мог свободно видоизменяться и использовать весь встроенный арсенал.
Притормозив у дверей лаборатории, он опять принял благочестивый вид и неторопливо вошел. В оптику ему сразу бросилась капсула, наполненная хитрым раствором, в котором торжественно висел кокон.
- Ууу, - разочарованно сказал диверсант, подходя ближе. - Я думал, уже почти трансформер будет...
- Выращивание таких сложных форм в носителе невозможно, - сухо сообщил кассетник. - Необходим базовый конструкт для прямой имплантации.
Смоукскрин прижался носом к пластику и с любопытством уставился на плод своих трехнедельных стараний. Вот поместят это в конструкта, и он начнет перестраиваться под заложенную прошивку... Долго, наверное.
Так и не разглядев ничего интересного, он для виду покрутился возле Саунда, словно по-прежнему обладал полным правом свободного перемещения на базе.
- И куда вы потом его денете? - преисполнившись неожиданной заботы, поинтересовался он.
- На Кибертрон, - лаконично ответил Саундвэйв. - Здесь нет необходимых мощностей.
- А оно вынесет переход через гипер?
Не то чтобы Смоукскрин прямо так уж был обеспокоен судьбой гибрида - в конце концов, в нем было девяносто девять процентов десептиконкой ТНК - но все-таки считал уместным высказать заинтересованность в судьбе странного создания.
- С вероятностью восемьдесят семь процентов, - информировал его Саунд.
- Сообщите мне потом, что ли, - буркнул датсун. - Я вас перестреляю, если погибнет.
Десептикон по их неприятной привычке молчаливо на него уставился, и Смоукскрин внезапно вспомнил, что отведенное ему время неумолимо движется к концу, а до дока еще ой как далеко.
Не самым теплым образом распрощавшись с кассетником, Смоукскрин выскочил за дверь, трансформировался и рванул с места так, что только покрышки взвизгнули.
А между тем в доке его уже поджидали. Смоукскрин затормозил с точно такими же звуковыми спецэффектами, трансформировался и приземлился на полусогнутых. Настороженно оглядывая десептиконов, он впервые остро почувствовал, что его окружают смертельные враги.
- Эй, Смоукскрин, - из толпы вышел Скайварп, распихав крыльями остальных. - Куда тебя подбросить?
- На берег, - максимально обтекаемо отозвался Смоукскрин, насторожено глядя на истребителя.
Скайварп фыркнул, подошел к нему и обхватил за талию.
- Держись крепче, - велел он.
Смоукскрин вцепился в него, и док исчез в радужной вспышке.
На этот раз перенеслись они гладко и без проблем - в аккурат на самый берег. Смоукскрин разжал пальцы и заодно ноги, неведомо когда стиснутые на талии десептикона. Смущенно кашлянув, он отступил на шаг и блеснул линзами. Передатчик тут же заработал, нашаривая автоботскую частоту. Смоукскрин не выдержал и потянулся, наслаждаясь ярким солнечным светом.
- Ну все, до встречи, автобот, - грубовато сказал истребитель. - Не особо попадайся нам в следующий раз. Не хочется такую гладкую броню портить.
- Хорошо, - легко согласился Смоукскрин. - Может, ты мне потом как-нибудь сообщишь, что там получится?
- Ага, - на этот раз Скайварп хихикнул. - Ты себе даже не представляешь, сколько пари мы уже заключили на будущую трансформу!

Вернуться к фанфикам