Игры зверей

Автор: Skjelle
Персонажи: Мегатрон/Проул/ХотРод
Рейтинг: NC-17
Жанр: драма/романтика
Краткое содержание: время действия - после Devastation, еще не вышедший Revelation не в счет. Оставшийся на земле ХотРод и прибывший за ним Проул оказываются в десептиконских лапах... Написано по мотивам серии рисунков Laden'ы. Использована модель поведения... то есть скурен план, породивший этот текст. Скурен вдвоем с автором рисунков. Аллилуйя, братие и сестрие.

Иллюстрации к фику: Ladenа

Мегатрон развлекался тем, что пробовал воплотить в жизнь очередной Гениальный План. В какой-то степени он признавал, что занимается чепухой, в то время как мог бы раскатывать гусеницами тяжелых траков земные войска вместе с их идиотскими технологиями... Но сейчас, когда автоботы в спешном порядке отступили, чтобы защитить свои дальние форпосты, он позволил себе расслабиться. На некоторое время. Земля фактически принадлежала ему. Правда, как донесли многочисленные спутники-шпионы, здесь остался автоботский офицер, именуемый ХотРодом и больше всего на свете любящий носиться по трассам. Так же, если он не ошибался, где-то в руках людей болтались останки кого-то из автоботских гонщиков плюс кое-кто из давно пропавших с горизонта событий десептиконов. Сами белковые вообще были ужасно навязчивы. К счастью, они не могли доставить столько хлопот, сколько доставила невесть откуда взявшаяся армия монстроботов, сильно нарушившая далеко идущие задумки Мегатрона, строившиеся на использовании Шестизарядника.
Однако и эти порождения чьей-то изощренной конструкторской мысли тоже скрылись в неизвестном направлении, оставив после себя энное количество раздавленных и уничтоженных товарищей. Их появление вызывало много вопросов – не меньше, чем материализовавшийся на поле битвы трехрогий трансформер, фактически склонивший чашу весов. Еще больше Мегатрона интересовало, куда этот нежданный пришелец уволок выключенного Шестизарядника. Не мог же многотонный предатель испариться?
Но пока что Мегатрон наводил порядок в собственных рядах - приказал законсервировать остатки Ранамока и Ранэбаута, построил всех остальных по линеечке и в очередной раз провел воспитательную работу. Весь наличный состав с готовностью заверил Мегатрона в преданности до последнего винтика. Воскресший заместитель громче всех вещал, что действует исключительно на благо десептиконов, клялся в этом собственными двигателями и проявлял повышенную лояльность. Что-то подсказывало Мегатрону, что он совершит ошибку, если не пристрелит Старскрима во второй раз, но выслушивать пламенные признания было так приятно, что он решил просто удвоить бдительность. К тому же, если устроить дезактивацию Старскриму, то заодно нужно избавиться и от трехрежимников, а заодно с ними... Нет, проще вызвать в процессорах подчиненных трепет благоговения и старательно его поддерживать. Десептиконам было свойственно крайне быстро менять сиюминутные политические убеждения, но главному делу они не изменяли никогда. И более того – Повелитель готов был допустить, что Старскрим действительно действовал для общего блага, просто его подход к достижению этого блага был... ошибочным. К победе вести должен сильнейший, и Мегатрон даже не сомневался, что этим сильнейшим является он сам.
Именно поэтому он не стал расстреливать куролесивших за его спиной воинов, а всего лишь поставил их на место.
Между тем оказалось, что противник отступил не просто временно, а сверхкратковременно – где-то на пару местных дней, после чего на Землю, как метеорит на голову, свалился первый заместитель Прайма неизвестно с какими целями. Если бы он приземлился тихо, желательно, вообще на другом континенте, возможно, десептиконы и не заметили бы его появления. Однако автобот умудрился бухнуться на челночном "дыроколе" прямо посреди военной базы в ближайших окрестностях. Спутник-шпион добросовестно зафиксировал атмосферные возмущения, связанные с посадкой "дырокола", и десептиконы тут же начали действовать. Астротрэйн отправился патрулировать планетарную орбиту, чтобы отыскать корабль-носитель и перевести его в разряд космического мусора. Тандеркрэкеру же Мегатрон поручил выхватить автобота из-под носа у белковых. За два дня десептиконы успели запугать людей настолько, что те воспринимали любого трансформера как опаснейшего врага. Тандер успел буквально в последний момент, явившись воплощенным кошмаром на людскую базу как раз когда белковые собирались показательно расстрелять металлического пришельца прямо на месте. Истребитель полил веерным огнем всю базу, резко спикировал, трансформируясь прямо в полете, и выхватил ошеломленного негостеприимным настроем людей автобота из-под прямого танкового удара. Не ожидая благодарности, он превентивно ткнул тактика под шлем парализатором и смотался на полном форсаже, залепив белковым на прощание парочку тяжелых снарядов.
Чтобы учились трепетать перед будущими господами. Между тем Астротрэйн прочесывал орбиту с упорством розыскного дроида, и в конце концов наткнулся на корабль. Правда, это был вовсе не тяжеловооруженный носитель с полным боевым расчетом, а слегка утяжеленный и модифицированный челнок дальней разведки. Экипажа на борту не оказалось, и Астротрэйн даже с некоторым разочарованием уничтожил металлическую скорлупу. Ничего интересного.
Оказавшийся в недружелюбных объятиях десептиконов Проул подвергся жесткому сканированию. Белковые назвали бы это умственной пыткой. Разумеется, концепция причинения болезненных увечий была прекрасно известна трансформерам, хотя каждый из них мог отключить или сжечь свою нервную систему. Но против этого находились свои способы, и поддерживать врага в состоянии мучительного функционирования можно было очень долго. Однако именно сканированием трансформеров можно было по-настоящему испугать – нет большего страха чем тот, когда твои банки данных выворачивают наизнанку, расчленяют каждую мысль и крушат сложные ассоциативные цепочки.
К прискорбию исследователей офицер был закодирован по последнему слову ментальной техники. В конце концов даже Мегатрон был вынужден признать, что возможностей стационарного оборудования не хватает для извлечения интересных файлов, хранящихся в автоботской голове. Недолго думая, Главнокомандующий послал в атмосферу планеты закодированный позывной сигнал, от которого у земных ПВО случился краткий приступ программного буйства. Впрочем, это был всего лишь побочный эффект, Мегатрону же нужно было совсем иное. Его ожидания не были обмануты: в городишке неподалеку от десептиконской базы вернулся в функционирующее состояние великий телепат, ремонтник и прочая, прочая - Саундвэйв.
Хладнокровно и невозмутимо ликвидировав массу свидетелей, кассетник первым делом подобрал шлявшихся неподалеку кассетиконов, удравших из военного исследовательского центра, а уже потом взял курс на базу, моментально скрывшись со всех радарных экранов военного назначения.
По прибытии он практически немедленно приступил к делу и вскоре сообщил, что при попытке принудительного считывания данных процессоры и блоки памяти у тактика просто перегорят во всех смыслах. Даже аналитический гений десептикона спасовал перед параноидально выстроенной защитой тактика. Весьма огорчившись по этому поводу, Мегатрон уже хотел было пустить тактика на мелкие запчасти, руководствуясь принципом "не мне, так никому", как вдруг его осенило.
Черно-белый автобот мог послужить неплохой приманкой для своего оранжевого товарища. В среде автоботов царствовала гипертрофированная (по мнению десептиконов) взаимовыручка. Существовал шанс, что Проулу окажется дороже личность товарища, чем засекреченные данные – шанс небольшой, но имеющий право на проверку.
И Мегатрон загрузил в спутниковые каналы связи зашифрованное обращение к ХотРоду, общий смысл которого сводился к одному - приходи на базу, если хочешь помочь своему другу.
ХотРод должен был отлично понимать, что это ловушка, и Мегатрон отлично понимал, что ХотРод это понимает. Ему оставалось только подождать - станет ли автобот соблюдать правила игры или предпочтет спасти собственную полировку.
ХотРод был идеальным игроком - очень предсказуемым. Конечно же он явился на базу.

В данный момент двое офицеров с мрачными лицами стояли перед командорским креслом, которое вполне смахивало на трон. Они уже успели пережить сканирование, психологическую обработку и множество очень неприятных вещей, о которых не принято вспоминать вслух без замыкания в центральном процессоре. Но предателем не оказался ни один. Несгибаемое упорство офицеров невыносимо раздражало Мегатрона, и он серьезно думал над тем, как его преодолеть. Решение оказалось простым и элегантным. Чтобы как можно более полно насладиться своей грядущей победой, Мегатрон даже отдал распоряжение привести автоботов в порядок – отремонтировать все разбитое, выкрученное, сломанное и расплавленное. Вызванные на землю ремонтники с честью справились с этой задачей. Автоботов эта внезапная смена сценария заставила изрядно понервничать.
Мегатрон вроде бы и не смотрел на них, вертя в пальцах крохотный кубик энергона, но когда Проул излишне резко дернул дверцами, пламенеющий взор десептикона сразу же обратился на него.
- Итак, - сказал Мегатрон. - В нашем отлаженном механизме завелись два жучка.
На этот раз дерганьем прикладных деталей отозвался оранжевый гонщик, но не проронил ни звука.
- В современном прогрессивно мыслящем обществе принято решать важные вопросы голосованием, - продолжил Мегатрон. - Вот я например уже сейчас вижу, что Старскрим голосует за расчленение вас на кусочки, Блитцвинг хочет потренироваться в стрельбе по подвижным мишеням, а Миксмастер заинтересован в создании нового сплава с автоботами в качестве основы...
Упомянутые десептиконы согласно кивали и посмеивались. Автоботы обменялись мрачными взглядами, но по-прежнему промолчали.
- Однако, - выразительно сказал Мегатрон, - прогрессивно мыслящего общества у нас нет, а есть моя безраздельная и несправедливая тирания. Поэтому Я решил, что вы пойдете в экспериментальный материал.
Десептиконы дружно и трагически вздохнули. Саундвэйв заинтересованно блеснул визором, надеясь, что речь идет о его новых разработках. Мегатрон не обманул его ожиданий.
- Саундвэйв, неси энергон, - приказал он.
Спойлер гонщика дернулся чуть более нервно. ХотРод очень сильно подозревал, что с этим энергоном сотворили какую-нибудь гадость. Десептиконы всегда отличались большой изобретательностью в деле уничтожения беспомощных противников.
Саундвэйв вернулся, крайне осторожно неся свои разработки.
- Что это? - наконец соизволил подать голос тактик.
- Мой эксперимент, - ответствовал Мегатрон.
Тандеркрэкер подхалимски поаплодировал.
- Можешь снова доставать свой пыточный арсенал, но добровольно я это пить не буду, - твердо сказал ХотРод. – Пичкай им своих прислужников.
Мегатрон рассеянно оглядел его с головы до ног и как бы между делом сообщил:
- Ну если вы не сделаете этого добровольно, то я быстро вызову Октана, и он по прибытии с удовольствием засунет вам шланги прямо в ваши топливные баки. Боюсь, правда, что от этого вы слегка порветесь...
Автоботы переглянулись. При любом выборе их ждал один и тот же результат.
- Хорошо, - зло сказал Проул. - Давай сюда свой... эксперимент... Болт тебе в процессор.
- Больше вежливости, автошлак, - холодно произнес Мегатрон, - помнится, ты фигурировал в моем прошлом с очень неприятной стороны. А я всегда был за восстановление справедливости в мою сторону.
Тактик не ответил, однако его дверцы вновь нервно дернулись, показывая, что он прекрасно помнит это самое прошлое.
Саундвэйв протянул обоим силовые кубы, угрожающе мерцающие темно-бордовым. Если бы на них были таблички с надписью "опасно!" они все равно не могли бы выглядеть более подозрительно.
- Юникрон тебя сожри, - пожелал ХотРод, прикладываясь к энергону.
Проул секунду помедлил, но Скайварп ткнул его шокером в спину, и тактик тоже глотнул десептиконских разработок.
- Итак, ваши ощущения? - куртуазно осведомился Мегатрон, дождавшись, когда подопытные как следует накачаются вирусоносителем.
- Вопреки твоим ожиданиям, - начал ХотРод, - я чувствую себя прек...
Не договорив, он рухнул на пол как мешок с гайками. Проул почти упал перед гонщиком на колени, хватая его за руки, но мгновением спустя пошатнулся и свалился прямо на него - только дверцы звякнули.
- Да, вирус очень опасен, Мегатрон, - не преминул съехидничать Старскрим. – Моментальная благородная гибель. Без ущерба для окружающих.
- Умолкни, Старскрим, - привычно ответил Главнокомандующий.
- Рекомендовано находиться рядом в момент активации, - напомнил Саундвэйв.
Мегатрон встал и подошел к неподвижным телам. Кончиком ступни он подтолкнул тактика, а потом просто схватил за дверцу и резко дернул. Проул перевалился набок, а потом ему помешала вторая дверца. Впрочем, Мегатрона устраивало то, как автоботы лежат рядышком. Он встал прямо над ними, уперев руки в бока. Старскрим тоже подошел ближе, но предусмотрительно остановился в двух шагах и только вытянул шею, чтобы видеть, что происходит.
Последующие пять минут прошли в абсолютном молчании, а потом автоботы задергались. Они не приходили в себя, но броня у них внезапно начала двигаться, словно под ней что-то изменялось. Пальцы скрючивались и вытягивались, быстро оснащаясь длинными пластинами когтей, отливающих тяжелой синевой. Лица искажались в гримасах, открытые рты демонстрировали белые дентопластины, из которых стремительно вытягивались длинные клыки. Плавные контуры отдельных броневых пластин заострялись. У ХотРода вытянулся и замерцал бликами спойлер. Закрывавшая спину Проула сплошная броня, формирующая автомобильный верх, разделилась на сегменты и словно обтекла корпус дополнительным защитным слоем.
В последнюю очередь у обоих изменилась оптика - подвижная лицевая броня трансформировалась еще чуть-чуть и привычные "широко открытые" контуры линз сменились узкими разрезами. В черных стеклянных глубинах оптики медленно разгоралось незнакомое бордовое мерцание.
Мегатрон присел, опираясь на теплое бедро автоботского тактика, и широко ухмыльнулся. Завидя его оскал, не только не уступающий автоботскому, но и переплевывающий его, Старскрим едва не подавился паром от зависти. Ему срочно было необходимо проапгрейдиться, чтобы не уступать лидеру и этим... колесным.
Пока истребитель пытался прикинуть, каким именно образом надо переконфигурировать собственные челюсти, автоботы очнулись окончательно и начали подавать признаки активности. Как и обещал Саундвэйв, в поврежденных логических блоках накрепко засел инстант-образ первого увиденного трансформера, которому немедленно был присвоен статус хозяина, повелителя, защитника и так далее, и тому подобное. Неуверенно крутя головами, трансформеры потянулись к нему и начали с любопытством трогать грудь, плечи и лицо десептикона. Мегатрон нетерпеливо фыркнул, поймал ХотРода за запястье, чтобы тот не лез ему в рот пальцами, и ткнул свободной рукой в Старскрима.
- Враг, - сообщил он и насладился тем, как у заместителя вытягивается лицо. - Убить.
Автоботы разом вывернули шеи, чтобы посмотреть, куда указывает серебристый хозяин, просканировали ощерившегося пушками Старскрима, и снова повернулись к Мегатрону. Лица у них были недоумевающие. Проул открыл рот и вдруг зашипел, заворчал, затряс головой, а закончил всю эту пантомиму вопросительным фырканьем. ХотРод просто озирался с жадным любопытством.
- Ну и как это понимать? - грозно спросил Мегатрон, глядя на кассетника.
- Необходим адаптационный период, - глубокомысленно изрек Саундвэйв. - Приспособление к новой модели поведения, развитие необходимых навыков…
- Нет, - Мегатрон поморщился и встал, - это меня не устраивает. Я не хочу ждать прежде чем начать отдавать приказы. Дорабатывай штаммы.
- Да, Мегатрон, - привычно согласился кассетник.
- А что с ними будем делать сейчас? - подал голос Блитцвинг. - Может, повколачиваем в стенки?
Обсуждаемые автоботы успели подняться и начать бродить по залу.
- Себя повколачивай, - почти ласково сказал Мегатрон. - Я их забираю.
- А могучий лидер не опасается остаться с непредсказуемыми автоботами наедине? - промурлыкал взбешенный Старскрим, рассматривая собственные лазерные пушки. - Действие вируса до конца не изучено, мало ли как поведут себя эти... недоделки?
- Я боюсь, что однажды у тебя совершенно случайно отвалится голосовой процессор, и ты окажешься не в силах делать свои ценные замечания, - намекнул лидер десептиконов.
Старскрим поднял руки и сделал шаг назад. Мегатрон удовлетворенно кивнул и подозвал автоботов с особой интонацией, звучание которой тоже разработал Саундвэйв. Офицеры сразу же перестали обнюхивать обалдевшего от такой наглости Миксмастера, и устремились к лидеру.
- Все свободны, - величественно сказал Мегатрон.
И первым покинул тронный зал, поманив за собой автоботов. Свидетели эксперимента тоже потянулись к выходу. Старскрим шел в хвосте, подсчитывая, во что ему обойдется запланированный апгрейд и будут ли возмещены затраты выражением физиономии Главнокомандующего, когда Старскрим улыбнется ему ослепительной клыкастой улыбкой. А потом, быть может, перегрызет ему глотку...

Мегатрон не мог не признать, что его как минимум развлекает провалившийся эксперимент. Он не мог припомнить, чтобы автоботы бегали за ним как послушные дроиды. Это было очень приятное ощущение.
Беспокойные сопровождающие крутились рядом, но то и дело норовили сунуться куда-нибудь не в то место, и в конце концов Мегатрон взял дело в свои руки - гонщика ухватил за спойлер, а тактика за дверцы. Приструненные таким образом автоботы послушно следовали за ним - а точнее чуть впереди него - но любопытно оглядываться не перестали. Мегатрону то и дело приходилось дергать их, чтобы напомнить, кто тут главный.
Остановившись перед дверью собственного отсека, он быстро набрал код, выпустив дверцы тактика из захвата. Вообще-то дверь открывалась автоматически, просканировав подошедшего, но Мегатрон не слишком доверял вирусу, и поэтому разыграл маленькую сценку. Проул внимательно наблюдал, как пальцы Мегатрона порхают над клавишами. ХотРод в это время осторожно царапал дверь длинным когтем, и зашипел, когда тяжелая плита отъехала в сторону.
Мегатрон впихнул обоих за порог, где поток сжатого газа быстро смел остатки пыли, занесенной с поверхности, а потом вытолкнул в свои апартаменты.
Он не стремился к кичливой роскоши, но понятие комфорта было ему не чуждо, поэтому техническое оснащение находилось на высоте и вызывало острый интерес даже у обычных посетителей (каковых, впрочем, было крайне мало). Автоботы же в своем новом состоянии и подавно были очарованы. Они с огромным интересом начали исследовать помещение, суясь в каждый угол, пробуя все на зуб, на нюх, на ощупь и на прочность. Мегатрон пришел к выводу, что это выглядит очень забавно. В идеале он рассчитывал, что вирус вызовет агрессию, направленную на собратьев по микросхемам, но получившийся результат был весьма оригинален. Автобот, наделенный животными инстинктами - зрелище необычайное.
Проул и ХотРод обследовали все, до чего могли дотянуться, и наконец одновременно уставились на стеклолитовый глобус, возвышающийся на монументальной подставке. Модель Земли неспешно вращалась и подмигивала переливчатыми огоньками. Ее изготовили совсем недавно, но Мегатрон уже завел привычку вертеть глобус пальцем, прикидывая, где развернет свои плацдармы.
ХотРод дотянулся до модели первым и скрежетнул когтями по идеально гладкой поверхности, на которой не осталось даже царапины. Проул присоединился к нему с тихим ворчанием, пытаясь сильнее раскрутить необычную игрушку. ХотРод ревниво фыркнул и попробовал отпихнуть тактика, одновременно обхватив глобус обеими руками. Проул с силой толкнул его в бок и зарычал. ХотРод зарычал еще громче и лягнул черно-белого трансформера в колено. Тактик отскочил, оскалился и зашипел, пристально глядя сузившимися линзами на соперника в битве за глобус. ХотРод состроил пренебрежительное выражение лица и цвиркнул тонкой струйкой пара, словно плюнул.
Тактик взвыл и прыгнул на него, выставив когти.
Сцепившиеся автоботы клубком покатились по полу с железным грохотом, лязганьем, визгом сервоприводов и рвущегося металла, просто визгом, ревом, рычанием и шипением. Мегатрон устроился в кресле поудобнее и потер руки. Значит, агрессия все-таки существовала. Просто ее надо было разбудить и направить в нужное русло.
Драка была энергичной, но короткой, и завершилась победой тактика. Проул навалился на оранжевого гонщика, притиснув того грудью к наклонному торцу считывающего блока. Оказавшийся на коленях ХотРод попробовал извернуться и утробно зарычал, но тактик схватил его одной рукой за бедро, другой за затылок - и затеял колотить лицом о плоскую поверхность. Пять ударов спустя гонщик начал взвизгивать, и заскреб ногами по полу. Проул сразу прекратил экзекуцию и убрал ладонь с затылка жертвы, но тут же схватил ХотРода за конец спойлера. ХотРод повернул голову, дико полыхая линзами, оскалился и издал яростный звук на грани между шипением и визгом. Проул оскалился ничуть не менее яростно, ответив клокочущим рычанием. А затем потянулся вперед еще сильнее и неожиданно лизнул гонщика в щеку.
Тот дернулся, потряс головой и снова зашипел, но уже как-то неуверенно. Тактик повторил фокус с облизыванием. Мегатрон приподнял надлинзовый щиток и закинул ногу на ногу, всей нейросетью чувствуя, что сейчас будет что-то интересное. И он увидел, как когтистая длань тактика скользит по гладкому оранжевому бедру вверх-вниз, лаская броню. ХотРод словно прищурил и без того узкий разрез оптики, вытянул руку вперед и со скрежетом проехался когтями по металопластику считывающего блока. Тактик опустил голову и начал покусывать выгнутый желтый спойлер. Гонщик перестал шипеть и заурчал, запрокидывая голову. Мегатрон приподнялся, чтобы лучше все видеть, а потом не выдержал и встал, собираясь подойти ближе. Тактик покосился на него, сверкнул линзами, но ничем не выразил неудовольствия, продолжая обеими руками изучать партнера.
Мегатрон обошел автоботов полукругом, наблюдая, как когти погружаются в стыки между броневых пластин, вызывая искорки электричества, а потом остановился за спиной у тактика, твердо намереваясь рассмотреть все с близкой дистанции. Точно подчинившись его желанию, Проул резко дернул бедрами, и ХотРод под ним расставился сильнее, выгибаясь. Паховая броня гонщика, выглядевшая цельнолитой металлической пластиной, внезапно разошлась на сегменты, тут же втянувшиеся в незаметные пазы. Тактик незамедлительно повторил с собственной броней этот же фокус.
Мегатрон с интересом уставился на раскрытые промежности. На секунду ему показалось, что автоботы капитально изувечили друг друга - плотное сплетение проводов было залито энергоном, и сантиметра на два из этой мешанины торчали разъемы незнакомой конфигурации. Впрочем, у Проула они быстро втянулись под провода, и вместо них выдвинулись длинные штыри, увенчанные штекерами все той же незнакомой конструкции. Проул снова дернул бедрами, гонщик еще сильнее прогнулся в спине, а в следующее мгновение штыри изогнулись, и штекеры с чавкающим звуком погрузились в предназначенные места. ХотРод длинно и переливчато застонал. Проул отозвался довольным ворчанием, и штыри задвигались, как поршни. Разъемы ХотРода тоже не оставались в жестко зафиксированном положении, чуть приподнимаясь всякий раз, когда штекеры выдвигались из них. Электрические разряды щедро плясали между объединившимися телами. Хрипение вентиляционных систем и сдавленное рычание наполнило апартаменты.
Широко ухмыляясь, Мегатрон смотрел на бесплатное эротическое развлечение. Странное размещение разъемов – в другом месте, в другом количестве – нисколько не умаляло впечатлений от происходящего. Тактик застыл, обхватив партнера руками, ХотРод тоже не двигался, намертво вцепившись в несчастный блок, и только иногда поводил бедрами, когда между ними вспыхивал особенно сильный разряд. Дверцы Проула вибрировали и звенели, желтый спойлер гонщика тоже непрерывно дрожал.
Продолжая ухмыляться, Мегатрон присел на корточки и склонил голову к плечу, чтобы наиболее полно насладиться зрелищем страстного интерфейса. Колени Проула разъезжались на мокром от капающей смазки полу, и вид открывался преинтереснейший. Мегатрон уже собирался пощупать соблазнительно дергающиеся штыри, но в этот момент Проул запрокинул голову и почти взревел. ХотРод вторил ему в несколько более высоком ключе, а аккомпанементом выступал жуткий визг раздираемого металла. Считывающий блок явно приказал долго жить. На пол хлынуло отработанное топливо в облаке пара.
Мегатрон встал и сложил пальцы шалашиком, чувствуя, как возбуждение клокочет в его собственной энергосистеме, как напряжение рвется наружу, как двигаются под броней части соединительной системы. Он еле дождался, когда партнеры разъединятся, и буквально сдернул Проула с его жертвы. Гонщик обессилено съехал по гладкой поверхности уничтоженного блока и растянулся на полу.
Черно-белый трансформер тряс головой и даже не сопротивлялся, пока Мегатрон тащил его к личной платформе. Только когда десептикон бросил его на платформу, рывком перевернул на спину и устроился между раздвинутых ног, тактик пришел в себя и попробовал зарычать на него. Однако Мегатрон так оскалился в ответ, что автобот испуганно мигнул оптикой и отвернулся, прикрыв лицо растопыренными пальцами. Мегатрон ощупал горячие разъемы, вновь выдвинувшиеся вместо штекеров, и мимолетно подивился их странной форме. К тому же они как-то были соединены со смазкоотводами, и эта смазка покрывала их тонкой пленкой. Отмахнувшись от странностей, Мегатрон быстро переконфигурировал несколько собственных штекеров, загнав их на жесткую основу. Проул под его руками неожиданно задвигался и бесстыдно застонал. Отняв ладони от лица, он потянулся вперед, схватил Мегатрона за запястья и сильнее прижал его руки к своей промежности. Десептикон почувствовал, как покалывает его электричество, скопившееся на разъемах автобота. Поощрительно оскалившись, он перехватил запястья тактика и заставил его положить руки на собственные колени. Раздвинул ему ноги пошире и медленно, один за другим вставил новообразованные штекеры в порты. Проул бессловесно вскрикнул, приподнялся и потянулся вперед, пробуя схватить десептикона за плечи. Мегатрон в некотором роде пошел ему навстречу - тоже подался вперед и почти лег на автобота, опираясь только на локти.
Штекеры начали передавать напряжение.
ХотРод приподнял голову, услышав громкие стоны. Удовлетворение разливалось по всему телу горячей волной, хотя и перемешивалось с легким недовольством. Впрочем, он быстро забыл о том, что его взяли силой, искусав за спойлер, потому что интересные стоны и ахи вновь пробуждали жажду к обмену энергиями. Он поднялся на ноги и оглянулся, тут же наткнувшись взглядом на происходящее неподалеку. Осторожно ступая, он подобрался ближе. Серебристый хозяин повернул голову, окатив ХотРода взглядом полыхающих линз, и гонщик замурлыкал, прижимая пальцы к губам. Серебристый ухмыльнулся ему и снова отвернулся. ХотРод подобрался еще ближе и уселся на теплый металл платформы - сначала боком, потом поджав под себя колени и, наконец, прижавшись раскрытым пахом к гладкому покрытию.
- Аах! Оох! Ммм!
Дверцы тактика ритмично лязгали о платформу с каждым толчком электричества, острые когти беспорядочно царапали броню десептикона, а линзы отражали безумную гамму эмоций. Штыри, казалось, дрожали от хлещущей по ним энергии, заполняя системы искрящими мегаваттами. Смазкоотводы работали на полную мощность.
Стоны перерастали в крики, быстро перегорающий от разогрева энергон щедро выплескивался из всех резервных шлюзов, а потом Проул резко начал перезагружаться, страстно стискивая десептикона ногами.
ХотРод уже вовсю терся о платформу, оставляя влажные следы. Его собственные конденсаторы могли добрать еще кое-какой резерв, и он очень хотел, чтобы ему этот резерв дали. Судя по тому, как Проул кричал, стонал и почти сыпал искрами, ему с этим серебристым было очень хорошо...
Поэтому как только Мегатрон вытащил из расслабившегося партнера свои штекеры, ХотРод немедленно перевалился на локти, затем припал грудью к нагретому металлу и требовательно задрал бедра. Мегатрон не обманул его ожиданий: пристроился сзади и резко вогнал все восемь штекеров в подставленные разъемы. Гонщик сладко вскрикнул, качнул тазом, вытянул руки вперед и зацепился когтями за край платформы. Серебристый делал все не так, как предыдущий партнер, у него получалось намного сильнее и жестче. Пару раз ХотРод даже недовольно зарычал, требуя быть поосторожнее. Но в остальном он весь дрожал от нарастающего удовольствия, которое в конце концов стало настолько сильным, что он начал драть металл когтями, чувствуя, как у него тоже брызгают щекотные горячие струйки, совсем как у Проула...
Мегатрон стиснул пальцы на пышущих жаром бедрах, потом скользнул ладонью по круто выгнутой спине и нажал на вибрирующий спойлер. ХотРод вскрикнул, в глубине его разъемов вспыхнули электрические разряды, статическое электричество искорками заплясало на острых концах спойлера. Мегатрон склонился над ним и приложил все усилия, чтобы удовлетворить свои потребности на полную катушку. Гонщик стонал, рычал, подвывал и терся грудью о платформу. А потом Мегатрон почувствовал, как в его собственных конденсаторах наконец-то начинают взрываться плазменные вспышки, и взревел, перекрывая своим голосом страстные взвизги и стоны оранжевого автобота.
Насладившись перезагрузкой и снова вернувшись в онлайн, Мегатрон освободил застывшего в неудобной позе гонщика, после чего с довольным рычанием всех систем устроился между новоявленными партнерами. Проул до сих пор слабо мерцал линзами, согнув ноги в коленях, а наконец-то распластавшийся на животе ХотРод вообще еле-еле шумел системами вентиляции.
Мегатрон дистанционно вырубил все важные терминалы в помещении - мало ли, вдруг автоботы придут в себя раньше и опять начнут тыкаться куда попало - и легко соскользнул в перезарядку.

На центральном мостике Блитцвинг с трудом заставил себя оторваться от монитора. В свое время Старскрим натыкал всюду миникамер, как заправский параноик, и трехрежимник не мог не воспользоваться плодами его труда. Правда, он рассчитывал увидеть что-нибудь менее... провоцирующее. Он неожиданно представил, как Мегатрон обнаруживает камеру слежения в своих апартаментах, приходит в бешенство и начинает расследование... Блитцвинг вздрогнул и решительно откинул предохранительный пластиковый колпак, закрывающий целый ряд тумблеров. Найдя нужный, он перещелкнул его. Экран монитора пошел рябью.
Камера номер сто тридцать восемь бис приказала долго жить.

В покоях Мегатрона Проул чуть повернул голову, увидев слабый проблеск под потолком в самом углу, но опасности в этом не обнаружил. Повернувшись в другую сторону, он уткнулся взглядом в серебристую броню и едва слышно замурлыкал. У него до сих пор саднило в разъемах, но это было приятное ощущение. Он поерзал, лязгая дверцами, и с некоторым трудом устроился на боку. Приподнявшись на локте, он уставился на серебристого в упор. Что-то смутно уловимое крутилось у него в процессоре, какие-то воспоминания... Почему-то серебристый казался ему знакомым... У него должны быть красные полосы на щеках... Проул осторожно провел когтем по гладкому металлу и мучительно прикусил губу, пытаясь вспомнить. Нет, бесполезно. Он шумно вздохнул вентиляцией и лег так, чтобы пристроиться головой на плечо серебристого. Тепло и хорошо. И надо убить всех, кого прикажет серебристый.

Установленный на три стандартных часа таймер пискнул, и повелитель десептиконов вернулся из мира полуосознанных подпроцессорных видений в мир реальный. Он попробовал приподняться и обнаружил, что автоботы грамотно его окружили - привалились с обеих сторон, почти наползли на него, вцепились когтистыми пальцами, перепутались с ним ногами и теперь удовлетворенно урчат двигателями. Оптика чуть заметно мерцала у обоих, и едва Мегатрон пошевелился, как они одновременно подняли головы.
Последующие десять секунд Мегатрону пришлось уворачиваться от длинных языков, облизывающих его лицо. В конце концов он сумел схватить обоих так, чтобы зажать им рты. Автоботы не успокоились и начали слегка покусывать его пальцы.
- Что же с вами делать, - задумчиво произнес Мегатрон, все-таки спихивая с себя приятный груз и садясь.
Проул сполз чуть ниже, обхватил его поперек корпуса ногами, взял за запястье и потянул к себе, намекая, что именно нужно с ним сделать.
Некоторое время спустя, оставив довольного жизнью автоботского офицера остывать после взрывной перезагрузки, Мегатрон все-таки решительно встал и без единого прощального слова покинул отсек. Дверь за ним закрылась с мягким шипением и отчетливым щелчком вошедших в пазы стержней. ХотРод невнятно что-то проворчал и начал сдвигаться в ту сторону, где недавно находился Мегатрон, собираясь устроиться на теплое местечко, но Проул тоже успел подвинуться, и они с лязганьем столкнулись. Гонщик некоторое время смотрел на тактика, потом кивнул и устроился вплотную к нему, обоняя сладкий озоновый запах недавно состоявшегося интерфейса.
Еще какое-то время они просто отдыхали, греясь друг о друга, но потом все системы окончательно активировались, и офицеров обуяла внезапная жажда деятельности. Для начала они снова побродили по логову десептикона, безрезультатно тыкая все кнопки подряд, а когда это занятие окончательно им прискучило, обратили внимание на дверь. За ней скрывался огромный неизведанный мир.
Автоботы подошли к ней вплотную и начали обследовать как саму бронированную преграду, так и все к ней прилегающее. Достойным плодом их усилий была обнаруженная сенсорная панель. Тактик уже хотел ткнуть когтем в первую попавшуюся клавишу, но ХотРод предупредительно зашипел и отпихнул его руку. Он уже успел сообразить, что есть нежные вещи, в которые нельзя тыкать когтями, даже если очень хочется - например, в собственные разъемы... Ой больно. Он передернулся от неприятного воспоминания. Поэтому он очень осторожно начал нажимать на разноцветные прямоугольнички. Проул нетерпеливо фыркал у него за плечом, дверь отзывалась издевательскими писками датчиков, но ХотРод был терпелив и наконец добрался до самого нижнего и большого прямоугольника. Как только он нажал на него, прямоугольничек вспыхнул зеленым, и дверь снова пискнула, но уже доброжелательно. И отъехала в сторону. Проул восхищенно заворчал и хлопнул его по плечу.
Автоботы вышли на свободу и устремились куда глаза глядят.
Правда, никак нельзя было сказать, что это событие прошло незамеченным. Система внутреннего мониторинга базы тут же подняла тревогу, зафиксировав присутствие посторонних. Дежуривший на мостике Старскрим неохотно оторвался от созерцания собственных архивных файлов и скинул сообщение по дежурному каналу напрямик Мегатрону.
"Это автоботы на прогулке", - коротко сообщил Главнокомандующий.
Старскрим пожал плечами и отключил тревожное оповещение.
"Умные гайки, - с развлечением подумал Мегатрон, просматривая выкладки терпеливо стоящего рядом Саундвэйва. - Сами додумались как выйти или кто подсказал, а?" – он не исключал взможности вредительской деятельности со стороны автоботов, но рассчитывал на общую систему безопасности.
В своей разведывательной деятельности автоботские офицеры очень быстро добрались до командного мостика. ХотРод опять ткнул в большой прямоугольничек, и тот послушно отозвался зеленой вспышкой.
Старскрим, отключив систему тревоги, одновременно прописал автоботов в персонал базы, решив, что Мегатрон дал им карт-бланш на передвижение. Поэтому теперь все двери, не требовавшие особых кодов доступа, послушно открывались перед клыкастой парочкой.
Сам истребитель, обернувшись на звук и увидев неожиданных посетителей, только поморщился.
- Ничего здесь не трогайте, автоболваны, - буркнул он и тут же перевел взгляд на обзорные экраны, передающие картинку местности вокруг базы. Какое-то странное движение... А, нет, очередное мелкое белковое животное вышло на открытое пространство.
Автоботы подошли к нему ближе, внимательно осматривая с ног до головы. Потом переглянулись. И базовая программа вируса сработала.
Старскрим не успел даже заорать, как ему оторвали оба лазера, разбили стеклопластик кабины и полоснули когтями по лицу. Истребитель опомнился, когда его уже вышибли из кресла и собрались затоптать ногами. Врубив антигравы на полную мощность, он стартовал с места, подвывая от злости и боли. Автоботы вцепились в него с диким рычанием, раздирая броню и пытаясь добраться до нежной начинки. Старскрим моментально потерял голову и заметался на предельной высоте, ударяясь о стены. Панические сигналы от гибнущих систем шли в центральный процессор, перегружая его сообщениями о критических ошибках. Старскрим снова ударился об стену и услышал, как звонко лязгнула чужая броня. Сходя с ума от боли, истребитель начал уже целенаправленно плющить нападающих об стены, но когда чья-то когтистая лапа пробила слой дополнительной грудной брони и погрузилась в мешанину проводов, он не выдержал и буквально завизжал. Сразу в двух диапазонах - вслух и на приватном канале, который до сих пор оставался у него для связи с Мегатроном.
Когда главнокомандующий в совершенно несолидном темпе прибыл на мостик, то застал катающийся по полу клубок, в котором мелькали чьи-то помятые крылья, острые когти, громыхала броня, и раздавалось яростное рычание. По полу были разбросаны осколки желтого колпака.
- Тишина! - заорал Мегатрон командорским голосом, от которого с полок рухнуло несколько мелких приборов.
Автоботы шарахнулись в разные стороны от воздушного командующего. ХотРод при этом утащил в зубах какой-то разноцветный провод.
- Ко мне, живо! - все с той же интонацией рявкнул повелитель десептиконов.
- Отдай провод, тварь! - завизжал Тиран Небес в спину ХотРоду.
Автоботы вприпрыжку устремились к Мегатрону. ХотРод выплюнул трофей под ноги Главнокомандующему и заурчал. Тактик протянул выдранную лазерную винтовку и гордо выпятил грудь. Оба несли на себе явственные следы яростной схватки, но Старскриму от них досталось куда больше. Мегатрон заставил Проула бросить винтовку, посмотрел на ошеломленного истребителя, полулежащего в луже собственного энергона, посмотрел на исходящих урчанием автоботов, ухмыльнулся и положил руки им на плечи. А потом вызвал по коммлинку Блитцвинга.
Трехрежимник, явившийся на зов, опасливо покосился на шипящего Старскрима и вопросительно посмотрел на Мегатрона.
- Отведи этих двоих в камеру при лаборатории. Потом Саундвэйв их обследует.
Автоботы протестующе зарычали. Блитцвинг едва заметно передернулся, но уверенно схватил одного за дверцы, а другого за спойлер - и поволок к выходу. Рычание переросло в скулеж, а затем тяжелая дверь отрубила эти звуки.
- Ты! Ты их на меня натравил! - тут же заорал Старскрим, полыхая линзами от бешенства. - И ты за это заплатишь!
- Во-первых, не натравил. Они сами выбрались и сами тебя нашли, - раздраженно сказал Мегатрон, подходя ближе. - Во-вторых, если ты сейчас не возьмешь свою жалкую угрозу назад, я дезактивирую тебя прямо здесь.
- Сами? Если они такие тупые, как они могли выбраться сами? Это же ты дал им полную свободу перемещений! - Старскрим умудрился встать, но ярость его не утихала.
- Так что там насчет угроз? - обманчиво мягко поинтересовался Мегатрон, проигнорировав странное обвинение.
Старскрим зарычал.
Мегатрон легко шагнул вперед и неожиданно обхватил его за талию, насколько позволяли крылья, а потом дернул к себе с такой силой, что истребитель не устоял на ногах. Влепившись разбитой кабиной в грудь Главнокомандующего, он зашипел от боли. Мегатрон схватил его порядком изодранное крыло и сжал.
- Хорошо... - процедил истребитель, чувствуя, что его сейчас повредят еще больше. - Я беру свои слова обратно... могучий лидер... А теперь не мог бы ты отпустить меня-ах?
- Так значит два жалких автобота смогли одолеть великого Тирана Небес, а? - поинтересовался Мегатрон, проигнорировав последнюю просьбу.
- Это нелепая случайность! - возмутился Старскрим, дернув правым крылом. - Автоботы так не дерутся - когтями и зубами. Это... это просто дикость какая-то!
- И ты оказался к ней не готов, - резюмировал Мегатрон и оглянулся. - Кстати, о свободе перемещений. Я не говорил об этом ни слова. Я сказал, что они на прогулке.
Старскрим просто онемел. У него не укладывалось в процессоре, что он мог настолько оплошать. Он собственными руками вбил их в базу данных.
- Я... - начал он и запнулся, не представляя, что говорить дальше.
- Так, - поощрительно сказал Мегатрон, похлопав его по спине.
- Я... я неправильно тебя понял... - сдался истребитель.
- Замечательно, - кивнул Мегатрон. – Какая потрясающая компетентность.
Он выпустил истребителя, подобрал оторванные винтовки и довольно хмыкнул, прикинув силу автоботов - крепления были выворочены с корнем. Очень неплохой вирус.
- Отдай, - мрачно сказал Старскрим, глядя на оружие.
- Только после того, как тебя отремонтируют, - ухмыльнулся Мегатрон. – Я опасаюсь за твою подпорченную функциональность. Полагаю, я должен проводить тебя до ремонтного отсека, иначе ты отключишься где-нибудь посреди коридора.
- Мне не нужна помощь, - отрезал истребитель.
Мегатрон продолжал улыбаться и неотрывно смотрел на него. Старскрим отвернулся и вызвал себе на замену Тандера. Истребитель явился через пару минут и уже с порога забубнил о прерывании законного отдыха, однако наткнулся взглядом на Мегатрона, посмотрел на изодранного коллегу, видимо, сделал неправильный вывод, и молча плюхнулся в кресло дежурного.
Старскрим шествовал по коридору как на собственную коронацию. Мегатрон неотступно следовал за ним, буравя взглядом спину, и в конце концов истребитель закономерно споткнулся. Мегатрон настойчиво предложил ему помощь, упирая на то, что после драки сразу с двумя жутко опасными автоботами, любому необходима полная реанимация, покой и психотерапия. В итоге на пороге ремонтного отсека истребитель был зол как никогда.
- Автоботы, - без вопроса в голосе сказал Крюк, увидев буквально исполосованного заместителя.
Сев на ремонтную платформу, Старскрим протянул руку и выхватил свое оружие у Мегатрона. Главнокомандующий окатил его презрительным взором с ног до головы, развернулся на пятках и покинул медотсек.
- Он что, их на тебя натравил? - тихо изумился Крюк, дождавшись, когда закроется дверь.
- Косвенно, - пробурчал Старскрим. - Меньше слов, больше дела. Ремонтируй давай.

Мегатрон отправился в лабораторию, собираясь лично пронаблюдать, как Саундвэйв будет копаться в блоках памяти подопытных автоботов.
Однако на подходе его ждал сюрприз в виде отключенных силовых решеток камеры и валяющегося в ней Блитцвинга. Мегатрон стиснул челюсти, скрежеща свежесозданными клыками и чувствуя, как хорошее настроение быстро покидает его, а на освободившееся место заступает чистая ярость. Подойдя ближе, он увидел, что кто-то с очень острыми когтями перерезал Блитцвингу горло, вскрыв не только топливные шланги, но и основные энергокабели. Впрочем, поверхностное сканирование показало, что трехрежимник все еще функционирует, хотя и перешел в абсолютный стазис. Мегатрон вышел из камеры и включил решетки. Сначала надо заняться автоботами, а настолько небрежный охранник заслуживает того, чтобы пробыть в стазисе как можно дольше. Может, поумнеет.
"Старскрим", - позвал он заместителя по персональному каналу.
"Да? - недовольно откликнулся истребитель. - Что такое?"
"Они сбежали, и явно тебя ищут"
"Что?! - визг заместителя передался даже по обезличенному каналу. - Как сбежали? Почему меня?!"
"Прирезали Блицвинга и сбежали. А ищут… я вспомнил, что не отменил приказ о твоем убийстве".
"Мегатро-он!" - заорал истребитель, не находя других слов.
"Не трясись, порхающий мой, - ухмыльнулся Мегатрон. - Я их найду, и они больше не посмеют кусать великого и храброго Старскрима за крылышки"
Издав разъяренное шипение, истребитель прервал связь. Главнокомандующий еще раз ухмыльнулся и, вновь обретя позитивный настрой, отправился на охоту. Изучив трехмерную карту собственной базы, он обнаружил, что в данный момент автоботов нет ни на одном просматриваемом участке. Значит искать их надо там, где нет камер слежения. И он точно знал - где именно.
"Мегатрон", - пришел очередной вызов, уже по другому каналу.
"На линии", - сухо отозвался Главнокомандующий.
"Хочу тебе кое-что сообщить, - продолжил Крюк. - Пока я латал нашего летуна, то просканировал его системы... И, знаешь, похоже, его заразили"
"Что?" - теперь настала очередь Мегатрон удивляться. Впрочем, он подозревал, что вирус может оказаться способен к саморазмножению, поэтому еще когда речь зашла о разработках, Саундвэйв параллельно разработал антидот для первоначального штамма. Само собой, что ни с кем, кроме повелителя, делиться он не стал.
"Нет, ничего серьезного, - поспешно сказал Крюк. - Не более одного процента систем поражено слабой формой вируса. Наверное, они его ээ... то ли покусали, то ли сами поранились и забрызгали... не знаю".
"Так что, у меня появится еще один зверотранс?"
"Нет, - Крюк на секунду запнулся, - просто... Это связано с твоей личностью. Старскрим... ну как бы теперь заинтересован в тебе как в, мм... партнере"
"Какое на редкость избирательное действие вируса", - ядовито отметил повелитель десептиконов.
"Ну он же увидел тебя первым, - Крюк отлично передал интонацией пожатие плечами. - К тому же он и так испытывал к тебе сильные чувства, пусть и совершенно противоположные. Извиняюсь".
"Об этом я знаю, - хмыкнул Мегатрон. - И что дальше? Он будет ползать за мной на коленях?"
"Вряд ли. Действие крайне слабое, скорее всего, это даже не будет проявляться. Я просто предупреждаю, чтобы ты знал в чем дело, если он вдруг начнет вести себя как-то неадекватно".
"Старскрим всегда ведет себя неадекватно. Конец связи".
Не дожидаясь ответа, Мегатрон разорвал соединение и оглянулся. Он находился в складских помещениях - в самом заброшенном месте базы. Пока Старскрим безраздельно властвовал на базе, он почему-то не удосужился обеспечить надлежащей подсветкой все закоулки. Как это типично... Мегатрон фыркнул и оглянулся, переключившись в тепловой режим. Ничего. Слишком много фонового излучения от проходящих за стенами базы теплоцентралей.
"Саундвэйв, - Мегатрон отправил приватный запрос. - Старскрим заразился"
"Степень заражения?" - моментально отозвался кассетник.
"Слабая, внешних признаков нет"
"Это уже вторая генерация. Антидот не разработан"
"Моя защита по-прежнему действует?" - уточнил Мегатрон.
"Разумеется, Повелитель. Принять общие превентивные меры?"
"Нет. Я сам решу, кого... защищать" - Главнокомандующий вновь прервал общение в одностороннем порядке.
Он сам защищен - вот и прекрасно. остальным придется поберечься. Интересно, что будет с Блитцвингом?
Хмм... Где же вы, где вы, детки...

ХотРод притаился над вентиляционными окнами и едва удерживался, чтобы не начать нетерпеливо скрести когтями по железной балке. Мегатрон должен быть наказан. Да... он вспомнил, как зовут серебристого и смутно вспомнил, что когда-то они были врагами, только не сумел вспомнить - почему. От этого начинала болеть голова, и перед оптикой плясали красные искорки.
Он вспомнил об этом только после того, как огромный фиолетовый протащил их по коридорам и грубо втолкнул в маленькую и темную камеру, тут же включив светящиеся решетки. Больно... Они только с виду выглядели безобидными, а на самом деле причиняли сильную боль. Тогда они с Проулом только подвывали от обиды - ведь серебристый сам приказал им убить этого крылатого, но почему-то не дал доделать это и даже не похвалил! А они так старались... Он, ХотРод, собственными клыками рвал провода крылатого, а Проул отломал ему бластеры... Хнн... Обидно... И больно - об решетки.
Когда ХотРод схватился за них, его ударило со всей силы, отбросило на середину камеры, и он заскулил от расстройства. И вот тогда у него вдруг сильно заболела голова, и он вспомнил. Враг, враг, да. Мегатрон - враг. Все, у кого есть красивые фиолетовые рисунки на броне - все враги. Всех убить. Он попробовал объяснить это Проулу, тот сначала мотал головой и шипел на него, но потом задумался и полез к решеткам. Его ударило раз, другой, третий... Потом пришел огромный фиолетовый и начал кричать на них. Они рычали на него в ответ, и в голосе Проула отчетливо слышалось, что он тоже вспомнил.
Им обязательно надо было сбежать отсюда. Сбежать, затаиться и начать охотиться. Убивать всех. Потому что... есть враги... а есть друзья - у которых красные рисунки... они... очень далеко...
Потом они придумали, что делать - легли на пол и стали кататься, жалобно воя. Большой фиолетовый стоял за решетками, а они бились на полу, корчились и вопили, зовя его на помощь. Глупый. Доверчивый. Он выключил решетки и вошел к ним. Даа... Они дождались, когда он окажется совсем рядом, а потом уничтожили его. Перерезали горло, выпустили из него всю жидкость. Да-да-да. И сбежали. Далеко, глубоко. Надо было спрятаться и подождать... а потом вылезать и убивать. Всех-всех-всех...
Едва они нашли себе место поукромнее, как кто-то вторгся на их территорию. Проул поднял голову, и его линзы сверкнули во мраке угрожающим огнем. ХотРод приложил палец к губам и вытянул шею, принюхиваясь. Тактик еле слышно зашипел, учуяв тот же далекий и слабый запах. Мегатрон.
ХотРод дернул спойлером и изобразил руками, как откручивает чью-то голову. Тактик кивнул, ткнул пальцем его в грудь, а потом показал наверх - туда, где переплетались несущие конструкции. ХотРод легко и почти беззвучно взлетел наверх по каким-то коробкам и механизмам, ловко перебрался по балкам через проход и чуть-чуть спустился вниз, притаившись за толстенной балкой.
Теперь он сидел в засаде с одной стороны прохода, а Проул слился с тенями где-то напротив него. ХотРод чувствовал его нетерпение как свое собственное. Они убьют, обязательно убьют. Вот сейчас, сейчас...
Шаги были все ближе, и ХотРод уже напружинился, готовясь прыгнуть на жертву, но Мегатрон вдруг остановился, не дойдя совсем чуть-чуть. ХотРод занервничал и слегка выглянул из-за своего укрытия. В этот момент серебристый сделал еще шаг, повернул голову и со зловещей ухмылкой уставился прямо в оптику ХотРоду. Гонщик почувствовал, что сейчас закричит от страха.
Голова резко заболела, мысли расплылись и снова обрели четкость. Как... как он мог даже подумать о том, чтобы напасть на хозяина? Это чудовищно! Непростительно! Он заскулил, медленно соскальзывая вниз вдоль балки.
Проул услышал слабый стон и, больше не раздумывая, кинулся на Мегатрона, готовясь разорвать его на кусочки. Серебристый трансформер молниеносно развернулся к нему, присел и встретил нападающего прямым ударом обеих рук в корпус. Проула едва не отбросило назад, но он успел вцепиться в предплечья Мегатрона когтями и тут же со всей силы заехал ногой ему в пах.
ХотРод вцепился в балку, мутнеющей оптикой глядя, как Проул сражается с Мегатроном. О, конечно же, конечно же это было бесполезно. Мегатрон уже схватил соперника за горло и как следует приложил о какой-то контейнер. А вдруг... а вдруг он подумает, что ХотРод тоже хотел напасть на него?
От ужаса у гонщика затрепетал спойлер. Бежать! Куда угодно! Он посмотрел вниз, в вентиляционные окна - там, внизу, что-то мерцало зловещим красным цветом. ХотРод испытал очередной приступ ужаса и, уже не глядя на почти закончившуюся битву, кинулся прочь из логова. Пару раз он цеплялся спойлером за какие-то угловатые конструкции, и каждый раз взвизгивал от страха, воображая, что это Мегатрон уже догнал его и схватил за красивую деталь, собираясь оторвать ее в наказание.
Поскуливая от страха, он выскочил на освещенный уровень и панически оглянулся. Бежать! Куда? Где, где здесь безопасное место? А если... если... да! Надо вернуться туда, откуда сбежал. Быстрее, быстрее, обратно по своим следам - надо сделать вид, как будто ничего не произошло!
Он вихрем пронесся по коридорам и вывернул к лаборатории. Светящаяся и гудящая решетка встала перед ним неодолимой преградой. Сквозь нее он увидел большого и фиолетового, лежащего в темной луже, и застонал, понимая, что этого-то Мегатрон ему точно не простит. Сюда нельзя. Куда? Надо показать себя хорошим, очень хорошим...
И он метнулся в сторону логова Мегатрона, твердо уверившись, что если Мегатрон найдет его там, мирно сидящим на платформе, то обязательно обрадуется, не будет злиться и простит.
По пути он едва не сбил с ног еще одного фиолетового, но крылатого. Тот крикнул что-то ему в спину и погнался следом. ХотРод почувствовал, как что-то внутри него щелкает, и неожиданно мир вокруг изменился.
Полукибертронский-полуземной колесный транспорт взревел двигателем и рванул по коридору. Скайварп выругался, тоже трансформировался и устремился за ним. Беглец несся прямо к апартаментам повелителя. Коридор часто поворачивал, и Скайварп никак не мог набрать нужную скорость, и к тому же опасался влепиться в стену или зацепиться за что-нибудь. Поэтому когда он догнал оранжевого нарушителя, тот уже буквально приплясывал у двери, скребся в нее всеми когтями и постанывал от явного беспокойства.
Скайварп трансформировался и приземлился в двух шагах от гонщика. Не отрывая взгляда, он вызвал Старскрима по коммлинку. Воздушный командующий ответил не сразу и, судя по всему, был чем-то очень недоволен.
- Скример, ты сегодня дежуришь на мостике? - поинтересовался истребитель.
- Ну?
- А почему в твое дежурство по базе носятся психованные автоботы? - осведомился Скайварп.
- Что-о? Где это они носятся? - протянул собеседник.
- Ну один сейчас топчется под дверью Мегатрона и явно стремится войти... Он так сюда торопился, что едва меня не сбил!
- Ах вот как, - промурлыкал Старскрим. - Очень интересно. Сейчас я скажу тебе код, и ты его впустишь.
- Скример, откуда у тебя код доступа в апартаменты повелителя? - подозрительным тоном спросил Скайварп.
- Не твое дело! - неожиданно взвился истребитель. - Значит так надо! Только попробуй распустить слухи, аннигилирую, понял?!
Скайварп недоуменно уставился на коммлинк. Какие слухи, о чем это он? Психопат...
- Да ладно, ладно, - сказал он. - Надо так надо, мне-то что. Давай свой код.
Старскрим передал ему символьную абракадабру и отключился, буркнув что-то вроде "получи сюрприз, шлак". Скайварп пожал плечами и направился к застывшему у двери гонщику. При его приближении автобот заворчал и выставил когти защитным жестом.
- Не шуми, зверушка, - сказал Скайварп, вбивая код в скрытую панель. - Вот, беги к своему хозяину.
Он хотел похлопать автобота по спойлеру, но наткнулся на взгляд багровых линз и благоразумно воздержался. Офицер автоботской армии скользнул в открывшуюся дверь, и она тут же закрылась за ним.
Оказавшись в безопасности, ХотРод нервно оглянулся и бросился к платформе. Хорошо, что этот синий впустил его внутрь, иначе ХотРод убил бы и его тоже. Вокруг одни враги, и только Мегатрон... он хороший... ммхх... но сердитый. Нельзя его злить, нельзя!
Он вспрыгнул на платформу и попробовал устроиться так, чтобы выглядеть наиболее привлекательно. Теперь оставалось только вести себя хорошо и ждать.

Мегатрон в пылу драки с автоботским офицером не заметил, когда второй нарушитель удрал, но в какой-то степени даже порадовался этому. Проще было справиться с сотней разъяренных звероботов, чем с одним озверевшим Проулом. Тактик действительно не соблюдал никаких правил боя, норовя если не проткнуть линзы когтями, то уж точно впиться клыками в уязвимые места. В конце концов Мегатрон тоже слегка утратил контроль и начал методично лупить тактика прямо под выступающую грудную клетку, где находились плохо защищенные системы. Потом тоже пустил в ход клыки, подмял под себя рычащего тактика и начал колотить головой об пол. Проул отчаянно сопротивлялся, потом начал вскрикивать от боли и, наконец, взвизгивать, умоляя о пощаде.
Мегатрон вспомнил, как поступил тактик с ХотРодом в ходе недавней драки, и твердо вознамерился использовать тот же метод. Однако стоило ему отвлечься, как тактик моментально заехал ему в челюсть. Рассвирепев, Мегатрон вернул ему удар с такой силой, что у Проула на несколько секунд погасла оптика. За это время Мегатрон убрал свою паховую броню, и когда Проул оклемался, всадил в него штекеры. Благо, автоботы почему-то не стали закрывать броней свои разъемы. Тактик завопил от такого резкого коннекта, и попытался оттолкнуть десептикона. Мегатрон схватил его за горло, наклонился и яростно укусил. Проул завопил еще громче, но сопротивление прекратил и даже приподнял ноги, давая Мегатрону больший доступ.
Главнокомандующий интерфейсил его до тех пор, пока тактик не перезагрузился. А потом еще разок. И еще.
Вытащил он штекеры только когда Проул уже не мог даже стонать, потому что криками сбил тонкую настройку голосовых датчиков.
Поднявшись с распластанного тела, он дважды просканировал все пространство склада в разных режимах, но следов оранжевого гонщика не обнаружил. После чего его поиски были прерваны очередным вызовом по коммлинку.
- Да! - рявкнул он.
- Мегатрон, это Скайварп. Я видел твоего автобота, он вернулся в твои апартаменты.
- Как это вернулся? - подозрительно спросил Мегатрон.
- Стоял и долго тыкался в панель, - ответил истребитель. - Я не знаю, откуда ему известен код, но...
- Все понятно, можешь не продолжать, - оборвал его Мегатрон. - Отбой.
Наклонившись, он ткнул Проула в раскрытые порты, и тактик живо пришел в себя, немедленно прикрывшись руками. Мегатрон жестом приказал ему встать, и офицер со стонами поднялся. Проул больше не чувствовал никаких убийственных желаний и внезапно остро осознал, кто тут самый главный.
Десептикон снова взял его за дверцы и толкнул вперед. Продолжая то и дело подталкивать прихрамывающего автобота в спину, он вышел со склада и направился в ремонтный сектор.
Некоторое время спустя повелитель десептиконов покинул логово конструктиконов, обогатившись при этом парочкой интересных предметов. По-прежнему удерживаемый за дверцы Проул то и дело обеспокоенно косился на странную гибкую штуку, свитую в кольца и два столь же странных шипастых кольца. Он уже просто жаждал вцепиться ХотРоду в лицо - ведь это именно наглое рыжее создание заставило его думать, что Мегатрон (теперь он вспомнил, как звали серебристого) его враг. И его очень, очень беспокоили эти предметы. Что-то в них было смутно знакомое и весьма неприятное. Проул нервно поскреб себя по груди, чувствуя под пальцами длинные царапины.
Когда они снова оказались в апартаментах, Мегатрон тут же сменил пароль. Сам ХотРод открыл дверь или ему кто-то помог - это он выяснит потом. Сейчас ему предстояло гораздо более интересное занятие. Он вытащил начавшего поскуливать тактика на середину помещения, и толкнул на колени. Потом перевел взгляд на платформу и обнаружил там элегантно сидящего автобота. Бордовые линзы тревожно мерцали.
- Иди сюда, - поманил его пальцем Мегатрон.
ХотРод изящно поднялся и так же изящно двинулся ему навстречу, словно дефилировал на подиуме во время сезонного показа нового дизайна брони. Остановившись перед Мегатроном, он вопросительно заурчал.
- Только не думай, что я все легко забываю и прощаю, - уведомил его главнокомандующий. - Вниз.
Он ткнул пальцем на Проула, успевшего сесть на пятки, и ХотРод присоединился к нему с тяжким вздохом всех систем. Мегатрон чуть отступил, полюбовался, потом снова подошел ближе и заставил их встать на колени, обнимая друг друга. Проул посмотрел на него поверх плеча гонщика и демонстративно погладил того по слегка оттопыренному бамперу. Мегатрон ухмыльнулся, покачал головой и распустил кольца длинного, тяжелого электрохлыста.
На исцарапанной броне появлялись длинные полосы слетевшей краски, автоботы вздрагивали и вскрикивали от каждого удара. Но вообще-то сначала они попробовали огрызаться и даже ловить больно жалящую плеть, однако хлесткие удары и рычание Мегатрона быстро заставили их отступить. Главнокомандующий взялся за дело всерьез. Воспитательную работу он проводил до тех пор, пока автоботы не начали подвывать и просить прощения - разумеется, не словами, а своим способом: они терлись друг об друга, прикрываясь руками и выдавали нечленораздельные, но понятные чуть ли не на подпрограммном уровне звуки. В конце концов, внушительно ободрав чужую краску, Мегатрон снова свернул хлыст кольцами и подошел вплотную. Он приподнял рукоятью хлыста подбородок гонщика, заглянул ему в линзы, удовлетворенно кивнул и повторил тот же самый жест в отношении Проула. Убедившись, что в оптике обоих не светится ничего, кроме отголосков пережитой боли, он выразительно указал хлыстом на платформу. Гонщик и тактик неуклюже поднялись и, поддерживая друг друга, буквально поковыляли в указанном направлении.
- Только не надо изображать ржавых страдальцев, - хмыкнул Мегатрон.
Услышав щелчок хлыста за спинами, автоботы оказались на платформе быстрее, чем стихло эхо от щелчка. В самом деле, они же не думали, что он поверит, будто такое воздействие способно попортить защищенные броней системы?
- Сидеть здесь... ах да.
Вспомнив, что на словах автоботы вряд ли его поймут, Мегатрон подошел к двери и провел ногой невидимую линию по полу, после чего открыл дверь, протянул руку за очерченную границу, и многозначительно поиграл хлыстом. Автоботы переглянулись и снова уставились на него. Он поманил их пальцем.
Осторожно, словно скользя над полом, офицеры подошли к нему, опасливо косясь на орудие усмирения. Мегатрон ткнул пальцем в коридор. ХотРод сделал шаг, посмотрел на шевельнувшийся хлыст и быстро попятился. Проул все-таки рискнул уточнить опасность шага за границу на своей броне и сделал этот шаг. После чего с шипением кинулся назад, когда хлыст щелкнул у него прямо перед носом.
Автоботы отступили на прежние позиции, с ногами взобравшись на платформу. Мегатрон полюбовался на эту инсталляцию и вышел из помещения. Он так и не успел поговорить с Саундвэйвом - есть ли вероятность что при таком разжижении процессора данные можно будет выкачать с меньшим риском - и собирался исправить это досадное упущение.
Автоботы разочарованно проводили взглядами закрывшуюся дверь. Они-то рассчитывали на награду за послушание и понятливость... К тому же награда помогла бы унять боль в самых разных частях тела. Гонщик потер бедренные сочленения, куда попало довольно много ударов, и теперь микросхемы слабо искрили при каждом движении. Проул вспомнил, кому обязан тем, что его сначала долго колотили об стенки, а потом так же долго насиловали в неудобной позе, и сердито зашипел. ХотРод сразу понял, в честь чего это шипение, пригасил оптику, прижался животом к платформе и опустил спойлер к самой спине. Однако Проул только треснул его по затылку, будучи не в силах расщедриться на более строгое наказание. Он даже не мог взобраться на гонщика, чтобы поиметь его для порядка, потому что сервоприводы и растянутая проводка - все ныло. ХотРод снова включил оптику на полную мощность, подвинулся к нему и ткнулся лбом в плечо, виновато вздохнув. Он чувствовал, что был ужасно неправ, и ему было стыдно.
Трансформеры почти ушли в беспокойную перезарядку, когда дверь разразилась требовательным сигналом вызова. Проул нервно дернул дверцами. ХотРод легко соскочил с платформы и подбежал к двери, проигнорировав злобное шипение товарища.
Там светился экранчик, показывающий еще одного большого фиолетового. ХотРод задумался на пару секунд, мурлыкнул и ткнул в самый нижний прямоугольник.
Астротрэйн шагнул в открывшуюся дверь, однако вместо Мегатрона неожиданно увидел его новую оранжевую игрушку. У автобота был такой вид, как будто он побывал в драке с диноботами - весь исцарапанный, с потрескавшимся стеклолитом фар, с полосами сорванной краски...
- А где Мегатрон? - несколько глупо поинтересовался трехрежимник.
Автобот заурчал, схватил его за руку и потянул вглубь апартаментов. Сначала Астротрэйн решил, что гонщик хочет проводить его к Мегатрону, но потом понял, что Главнокомандующего тут нет. Зато здесь был второй автоботский офицер, разлегшийся на платформе, к которой самого Астротрэйна настойчиво тянул ХотРод.
Трехрежимник остановился у самого края платформы, после чего ХотРод наконец-то отпустил его руку и прыжком переместился в компанию к своему товарищу.
Видя, что большой фиолетовый все еще не понимает, чего от него хотят, гонщик раздраженно фыркнул, перевернулся на спину и похлопал себя между ног. С секундной заминкой его жест повторил и Проул, решивший, что они все-таки имеют право на свою награду. А потом они одновременно убрали броню.
Астротрэйн не верил собственному процессору. Перед ним находились двое автоботов и совершенно недвусмысленно предлагали ему интерфейс.
Он просто не мог им отказать.

Разнежившиеся после горячего интерфейса автоботы вздыхали и урчали, потираясь об него. Хотя конфигурация их приемных портов была совершенно незнакомой ему, он все-таки сумел переконфигурировать свои штекеры так, чтобы сделать приятно обоим. Астротрэйн разлегся на спине, и когтистые маньяки дружно придавили его крылья. Они с интересом скребли его броню, обнюхивали и просто терлись об него лицами.
Идиллию нарушил шелест дверного механизма. От расслабленности автоботов не осталось и следа. Проул моментально подхватился и буквально перепрыгнул Астротрэйна, тут же оказавшись рядом с ХотРодом. В четыре руки автоботы мгновенно спихнули трехрежимника на пол и устроились в непринужденных позах.
Услышав тяжелые шаги Мегатрона, Астротрэйн тоже решил не вставать. Мысленно он проклял похотливых офицеров до последней шестеренки. А потом в паре сантиметров от его носа оказались мощные ступни, и он проклял автоботов еще раз.
- Встать, - обманчиво-спокойно сказал Мегатрон.
Автоботы чинно восседали на платформе, подобрав под себя ноги, пока Мегатрон популярно разъяснял трехрежимнику, почему нельзя заходить в апартаменты главнокомандующего без его прямого на то разрешения и уж тем более использовать его игрушки. Астротрэйн старательно пресмыкался и без малейших угрызений гордости закрывался обеими руками. Товарищей десептиконов, могущих засвидетельствовать его трусость, поблизости не было, а автботов с некоторых пор за разумных не считали. Но когда Мегатрон принялся за членовредительство, трехрежимник возопил о справедливости и неприкрыто ткнул пальцем в автоботов. Те подобрались и зашипели.
- То есть ты хочешь сказать, что они сами тебе открыли, пригласили тебя сюда и отдались? - переспросил Мегатрон. - Более неуклюжего вранья я в жизни не слышал.
- Но это правда! - почти взвыл трехрежимник. - Можешь посмотреть мои банки памяти!
- Ты сам предложил, - холодно произнес главнокомандующий. - Подставляй разъем.
Трехрежимник вздохнул и повернулся к нему спиной после чего наклонил голову и чуть сдвинул сегменты брони. Мегатрон прижал основание ладони к открывшемуся разъему, и выщелкнул в него тонкую контактную иглу. Астротрэйн зашипел от неприятных ощущений.
Автоботы тревожно переглянулись.
Изучая последние сорок минут в жизни трехрежимника, Мегатрон то и дело хмыкал. В конце концов он освободил солдата и даже придержал за крыло, когда тот не сразу справился с ориентацией в пространстве.
- Хорошо. Можешь быть свободен, - сообщил он. - Но в следующий раз, когда ты вздумаешь наложить руки на то, что принадлежит мне, советую хорошенько подумать.
- Да, о великий лидер, - пробормотал Астротрэйн, прижав руку к груди, и молниеносно ретировался, благодаря Праймаса за необычайную доброту Мегатрона. Что-то страшное скоро случится, если лидер десептиконов не отрывает нарушителю голову...
Мегатрон проследил, как трехрежимник спешно покидает опасное логово, мимоходом подумал, заразится ли трехрежимник, и сделал себе мысленную заметку еще раз объяснить всем подчиненным, что такое дисциплина. А заодно проверить абсолютно все настройки систем безопасности. Ему очень не нравилось, когда за его спиной происходило что-то неподконтрольное. Затем он перевел взгляд на автоботов. Несмотря на изрядно потрепанный вид, они явно прекрасно себя чувствовали, и к тому же от них буквально исходили электромагнитные волны удовлетворения.
- Разврат и непослушание, - констатировал Мегатрон.
Во взглядах автоботов была чистейшая невинность. Повелитель фыркнул. Из произошедшего он сделал интересный вывод - надо больше обращать внимания на потребности когтистых офицеров. Только сначала все-таки не мешало бы вытянуть из них ценную информацию. Саундвэйв подтвердил, что столь странно подействовавший вирус вполне мог подпортить блокировку, и предложил передать ему офицеров для проведения соответствующего исследования. Немного поразмыслив, Главнокомандующий понял, что ему вовсе не хочется отдавать автоботов в руки кассетника. Он не был уверен, что после его экспериментов от них останется что-то большее, чем пустые оболочки. А ему уже понравилось иметь под рукой таких оригинальных созданий, пусть и причиняющих некоторое беспокойство.
Мегатрон подошел к платформе и жестом показал автоботам, чтобы они развернулись к нему спинами. Офицеры заворчали и выполнили требуемое, пусть и очень неохотно. Мегатрон взял их за затылки и заставил наклонить головы. Теперь он увидел то, что искал - тщательно закрытые заглушками разъемы прямого доступа к основным блокам памяти. Под беспокойное шипение автоботов он снял заглушки, а потом выпустил контактные иглы и вогнал их в разъемы, тут же переходя в считывающий режим. Шипение сделалось еще громче, а потом...
Проулу сразу не понравилось, как Мегатрон рассматривает его сзади. Программа самосохранения подсказывала, что поворачиваться к кому-либо спиной опасно. Еще громче взвыли все защитные системы, когда Мегатрон внезапно оказался как будто у Проула в голове. Тактик почувствовал чужое прикосновение к своим воспоминаниям, и его захлестнула дикая ярость, сметающая все воспоминания о предыдущем неудачном покушении, о хлысте и вообще обо всем. Рядом взвыл ХотРод.
Мегатрон едва успел ощутить, как его с небывалой свирепостью выкидывает из чужой памяти. Он еще успел выдернуть иглы и отшатнуться, а потом автоботы развернулись и кинулись на него.
В этот момент Повелитель десептиконов осознал, насколько разрушительным было двуногое оружие, созданное вирусом. А еще он понял, что ощущал Старскрим, атакованный одержимыми жаждой убийства автоботами. Несколько секунд он самым позорным образом уворачивался от полосующих воздух лезвий, а потом автоботы его все-таки зацепили и начали буквально нарезать на ломтики, слаженно работая в двадцать когтей. Мегатрон с трудом удержался от вопля боли и страха. Дикий скрежет разрываемого металла заполнил старательно закрытые апартаменты. Главнокомандующий рухнул на пол, закрывая руками оптику, подтянул ноги к груди и резко прокатился эдаким шарообразным дроидом несколько метров. Потом вскочил на ноги, и его тут же снова атаковали, не дав ни астросекунды передышки. Сдерживать натиск было безумно трудно, а еще труднее было удержаться от искуса просто расплавить нападающих двумя выстрелами и превратить в две симпатичные и главное безопасные лужицы...
ХотРод пробороздил когтями ему по лицу. Из-под лопнувшего гибкого металла брызнул хладагент и сыпанули искры. Главнокомандующий почувствовал, что безнадежно проигрывает. Он не мог справиться с машинами уничтожения, в которые внезапно превратились такие забавные и послушные автоботы.
В конце концов ему пришлось отступить перед самим собой и пойти на крайние меры. В очередной раз сбросив с себя остервенело кусающегося Проула, Мегатрон отпрыгнул к стене и в два выстрела разделался с нападавшими. Автоботы рухнули на пол двумя опаленными и дымящимися грудами металла.
Главнокомандующий опустил руку и досадливо искривился. Ни тебе дальнейших развлечений, ни информации. Он подошел ближе к дымящимся телам... и увидел, как едва заметно тлеют багровые огоньки в линзах.
Если это действие вируса, то Саундвэйву надо отдать должное. Мегатрон наклонился (при этом его поврежденные суставы отвратительно заскрежетали) подхватил обоих, пачкаясь в окалине, и направился к выходу.
Итого за несколько часов: выведен из строя Старскрим, выведен из строя Блитцвинг - Мегатрон все-таки отправил сообщение о его состоянии конструктиконам - загружен работой по самые антенны Саундвэйв, морально разложился Астротрэйн, а он сам, Верховный Главнокомандующий, порядком изодран. Вредоносность вируса налицо.
Уже третий раз за весьма непродолжительное время Мегатрон направлялся в ремонтный отсек. Столкнувшийся с ним в коридоре Скайварп из соображений безопасности не стал демонстративно отвешивать челюсть, но его оптика отлично передала всю гамму эмоций. Впрочем, он благоразумно промолчал и только вежливо уступил дорогу.
Конструктиконы тоже без лишних слов приняли очередных пациентов, выслушали распоряжения Мегатрона насчет "восстановить до последнего слоя лака" и первым делом начали ремонтировать его самого. К счастью, Старскрим уже отбыл зализывать психические травмы, нанесенные столь обидным поражением. Мегатрон не был уверен, что истребитель сможет промолчать, а так же не был уверен, что в ответ не оторвет заместителю голову.
Блитцвинг варился в регенерационной капсуле, а офицеры вражеских сил составляли ему компанию в соседних капсулах. Мегатрон еще раз убедился, что в вирусе заложен огромный потенциал - когда конструктиконы закончили отладку его систем и внешнюю полировку, автоботы зашебуршались в своих прозрачных клетках, сверкая оптикой с темно-серых лиц и слабо царапая когтями прочный пластик изнутри.
Скрэппер подошел к пультам управления и запустил программу восстановления маскировочной окраски. Прозрачные капсулы заполнились разноцветными клубами - управляемые нанороботами частицы краски засуетились, укладываясь на предназначенные места. Автоботы тоже крутились и дергались, пытаясь выбраться из цветного месива.
Три минуты спустя муть осела на корпусах автоботов. Теперь они выглядели как только что спущенные с заводского конвейера. Мегатрон поднялся и неторопливо подошел к капсуле, в которой вертелся подновленный гонщик. Он прикоснулся к разделяющей их преграде, и автобот отпрянул, неслышно зарычав. Изо рта у него вырвалась цепочка пузырьков. Мегатрон в упор уставился на него, буравя взором нервно мерцающую оптику.
- При всем моем уважении, Мегатрон, - подал голос Скрэппер, - от них лучше избавиться. Они слишком быстро восстанавливаются. Я даже не успел запустить полное сканирование.
- Так отключи их и просканируй, - сухо сказал Мегатрон, убирая ладонь и отступая на пару шагов.
Скрэппер фыркнул паром и что-то переключил на пульте. Автоботы одновременно вскинулись, задергались, насколько позволяла регенерационная жидкость, и мягко осели. Скрэппер начал отбивать сложные комбинации на клавишах пульта, и из-под верхних крышек капсул опустились длинные гибкие щупы. Повинуясь командам с пульта, они потыкались под края шлемов автоботов и прочно вошли в разъемы.
Пока Скрэппер возился с поступающими данными, Мегатрон с холодным интересом наблюдал, как в капсуле с Блитцвингом происходят бурления и завихрения содержимого, как микроремонтники ползают по телу трехрежимника и добросовестно что-то там подправляют.
- Не получается, Мегатрон, - извиняющимся тоном сказал конструктикон, перестав мучить пульт. - Там такие блоки стоят, что... Может, Саунд справится?
- Не справится, - Мегатрон отвернулся от трехрежимника. - Включай их.
Конструктиконы у него за спиной переглянулись и срочным порядком направились в подсобные мастерские. Скрэппер проводил их негодующим взглядом, щелкнул очередным выключателем и предпринял попытку смыться.
- Стоять, - сказал Мегатрон, глядя, как автоботы снова начинают шевелиться. - У тебя есть здесь вирусные штаммы?
- От Саундвэйва? - уточнил Скрэппер.
- Да.
- Образцы.
- Запусти их в капсулы.
- Но потом придется чистить эти капсулы по тройной системе, почти перебирать по винтику... - попробовал возразить Скрэппер.
Мегатрон повернулся к нему и слегка приподнял надлинзовые щитки. Скрэппер торопливо принялся настраивать подачу консервационной жидкости.
Штаммы радостно устремились в жидкую среду.
- Скройся за пультом, - велел Мегатрон.
Скрэппер с радостью выполнил приказание. Мегатрон снова подошел ближе и опять приложил ладонь к ощутимо нагревшемуся пластику. Беспокойно оглядывающийся ХотРод остановил на нем рассеянный взор, тряхнул головой, отвернулся, но мгновение спустя будто против воли вновь повернулся к десептикону. Мегатрон поводил ладонью из стороны в сторону, и гонщик попробовал закогтить ее, но наткнулся на пластик. Разочарованно перекосившись, он в очередной раз выпустил несколько пузырьков вместо шипения и рычания. Главнокомандующий мрачно оскалился, явив гонщику белые дентопластины и внушительные клыки. ХотРод склонил голову к одному плечу, к другому, тоже оскалился и провел языком по собственным клыкам. Видимо, результат навел его на какие-то мысли, потому что он неожиданно подался вперед и припал к стене. Мегатрон увидел, что одной рукой он упирается точно напротив его собственной ладони, и приложил к пластику другую ладонь. ХотРод скользнул пальцами по гладкой поверхности, пока не отзеркалил положение ладони десептикона. Главнокомандующий подался вперед и прислонился козырьком шлема к капсуле. ХотРод прищурился, а потом неожиданно лизнул преграду. Мегатрон широко ухмыльнулся и отодвинулся. Гонщик снова царапнул капсулу, словно пробовал выбраться из нее, но Мегатрон уже направился к другому офицеру. Проул, в отличие от товарища, на контакт идти не желал, руки к Мегатрону не тянул и пластик не облизывал. Однако пристального взгляда десептикона вкупе с постоянно поступающим в капсулу штаммом все-таки не выдержал. Увидев нервное мерцание оптики автобота, Мегатрон поманил его пальцем. Проул отступил к дальней стенке. Мегатрон оскалился. Проул оскалился в ответ, но неуверенно, неубедительно. Изо рта у него то и дело вырывались цепочки пузырьков - то ли рычал, то ли фыркал офицер, Мегатрон так и не понял. Однако оскалился еще злее и резко махнул рукой, подзывая упрямца. Наконец Проул вздрогнул и оттолкнулся от стенки, разом переместившись в точно такое же положение, как ХотРод. Мегатрон погладил пластик на уровне его головы, и автобот слегка повернулся, словно подставляясь под прикосновение.
- Выпускай, - негромко сказал Мегатрон.
Скрэппер вынырнул из своего укрытия и запустил слив консервационной жидкости. Под полом надсадно загудели механизмы, старательно разлагая зараженный материал. Автоботы нетерпеливо топтались в своих камерах и постоянно отплевывались. Конструктикон снова наполнил капсулы уже чистым раствором, слил его, продезинфицировал пациентов тремя видами излучения, высушил и только после этого наконец-то открыл капсулы. Явно застоявшиеся автоботы практически выпрыгнули оттуда, причем одновременно. ХотРод сразу же направился к Мегатрону, а Проул несколько секунд внимательно созерцал Скрэппера. Под пристальным оценивающим взглядом конструктикон почувствовал себя крайне неуютно. Вот твари...
Потом Проул все-таки отвел взор и перенес внимание на ХотРода, который уже терся о мощную руку десептикона. Тактик фыркнул и неторопливо направился к ним. Остановившись в полушаге, он поднял подбородок и уставился на десептикона, пытаясь выглядеть так, будто смотрит на него сверху вниз. Попытка оказалась неудачной. Мегатрон положил руку ему на плечо и потянул ближе к себе. Тактик низко опустил голову и сделал этот оставшийся шажок, почти уткнувшись носовым выступом в грудь десептикона.
Скрэппер со смешанным чувством недоумения и восхищения смотрел, как вирусоносители трутся о Повелителя, издавая при этом странные урчащие звуки. Звучало это очень привлекательно. Потом Мегатрон развернулся на месте, развернул автоботов, обхватил их за талии и без слов прощания покинул ремонтный отсек. Глядя, как офицеры раскачивают бедрами на ходу, Скрэппер ощутил, как восхищение сменяется неприкрытой завистью.

Несмотря на вроде бы расставленные приоритеты, Мегатрон не собирался повторять прежних ошибок. Поэтому как только он со своими подопечными оказался в памятных апартаментах, то первым делом взял в руки ошейники, спроектированные Миксмастером. В принципе, вместо них хватило бы стандартных имплантатов, а то и микрочипов, однако Мегатрон не считал себя чуждым прекрасного. На его взгляд сочетание "автобот + ошейник" было истинным эталоном красоты.
ХотРод, между тем устроившийся в пультовом кресле, при виде ошейника выгнул спину и подозрительно уставился на протянутый ему предмет. Мегатрон нетерпеливо щелкнул пальцами, и гонщик неохотно поднялся с места. Главнокомандующий одобрительно погладил его по плечу и одним движением застегнул на горле тяжелый девайс. ХотРод заворчал и отвернулся, демонстрируя неприязнь. Однако этим его сопротивление и ограничилось. Встроенные в ошейник генераторы полей заработали, отсылая в центральный процессор гонщика единственный, но важный запрет - Мегатрон неприкасаем. Никогда и ни при каких обстоятельствах нельзя посягнуть на Повелителя... Гонщик пробормотал что-то нечленораздельное и опять плюхнулся в кресло. Он внезапно почувствовал, что сильно устал. Это тоже было частью работы ошейника - подавление активности - но ХотРод об этом не знал. Поэтому он просто слегка пригасил оптику и уставился на тактика, явно очень обеспокоенного приближением Мегатрона.
Проул начал пятиться, кружа вокруг платформы, Мегатрон неотступно следовал за ним, а потом вдруг зарычал. ХотРод от неожиданности дернулся, а тактик и вовсе метнулся куда-то в сторону.
Мегатрон не отказал себе в удовольствии погонять тактика по всем апартаментам и испытал огромное моральное удовлетворение, наконец-то зажав его в углу. Проул втиснулся туда, растопырив дверцы насколько смог, и выставил вперед когти, а потом еще и зашипел. Правда, звук был скорее оборонительным, чем угрожающим. Тактик прекрасно знал, что Мегатрон не погнушается отлупить его, опробовать на новенькой гладкой броне длинные клыки, да еще и показательно взять в назидание.
Повелитель десептиконов сделал несколько обманных движений и перехватил автобота за руки, отжимая их книзу. Проул негодующе завопил и заизвивался, но Мегатрон дернул еще сильнее, и оба опустились на колени. Тактик извернулся, пытаясь выскользнуть из хватки, но неудачно. Мегатрон только перехватил его одной рукой поудобнее, прижав к себе, а другой - молниеносно защелкнул на невовремя подставленной шее отполированный металл. Проул завыл от возмущения, яростно дергаясь. Дверцы ударились о грудь Мегатрона, шипы на ошейнике царапнули ладонь. Десептикон чуть ослабил хватку, дал тактику снова повернуться и буквально расплющил его об стенку, как только они оказались лицом к лицу друг с другом.
ХотРод с интересом наблюдал, как зажатый товарищ ворочается в углу, хватает Повелителя за руки, а потом уступает и выпрастывает ноги, обхватывая стоящего на коленях десептикона за талию. Пару мгновений спустя ХотРод услышал щелчки соединяющихся с разъемами штекеров, и Проул громко застонал от удовольствия. Мегатрон почти не двигался, только иногда поводил плечами, а тактик весь дрожал, постанывал и вскрикивал. ХотРоду даже было слышно слабое хлюпанье просачивающейся из систем тактика смазки. Гонщик беспокойно заерзал и провел пальцами по собственным разъемам. Искорки укололи его пальцы и отдались приятной щекоткой в соединительной системе. Но этого катастрофически не хватало. К тому же он по-прежнему не мог заняться собой сам - когти мешали. Не стерпев, он поднялся из кресла и слегка неровной походкой двинулся к месту творящегося интерфейса. В конце концов, это было несправедливо - Проулу все доставалось самому первому.
ХотРод встал за спиной у Повелителя и положил руки ему на плечи. Мегатрон резко повернулся, заставив автобота попятиться, однако затем ХотРод снова подался ему навстречу и выдал низкий просительный стон. Мегатрон секунду смотрел на него, а потом двинул бедрами и вытащил штекеры из потрескивающих электричеством разъемов. Сняв ноги тактика со своей талии, он потянул к себе ХотРода, вынудил опуститься его на колени, и вдруг подвинулся в строну, а гонщика толкнул в спину, заставив почти лечь на Проула. Тактик сердито зашипел, явно недовольный как прерыванием интерфейса, так и сменой партнера. Мегатрон усмехнулся и надавил ХотРоду на бампер. Гонщик посмотрел на него через плечо и неожиданно оскалился в ответной усмешке.
Проул неприязненно дернул головой, однако когда штекеры ХотРода воткнулись в него, сладко заворчал. Гонщик наклонился вперед, прижимаясь к нему вплотную и слегка приподнимая бедра. Мегатрон ухмыльнулся, положил руки ему на талию и подключился к гудящим от напряжения системам автобота. Вспышка сдвоенно работающих систем прошлась по его нервным цепям. ХотРод отчаянно застонал, выгибаясь, а потом резко дернул бедрами, и застонал уже Проул.
Мегатрон не мог понять, зачем оба пытаются двигаться, словно стремятся засунуть что-то друг в друга. В конце концов это ему надоело, и он всем весом лег на спину гонщика, придавливая его без зазрения совести. Проул невнятно скрежетнул что-то и затих, возбужденно поблескивая оптикой и облизываясь. ХотРод тоже издал некий звук, повернул голову и шумно задышал, гоняя воздух в молниеносно перегревшихся от приема-передачи системах. Повинуясь капризу, Мегатрон чуть наклонился и начал покусывать дрожащий желтый спойлер. Одновременно он гладил бедра тактика, скользя ладонями по отполированному металлу. От его внимания автоботы постанывали и вроде бы разогревались еще сильнее.
Он не стал тратить время на длительные игры и запустил мощную волну энергии. Автоботы хором закричали, и отклик вернулся моментально.
Клокочущая энергия циркулировала между спаянными телами, пока в воздухе не запахло плавящейся изоляцией. Первым вырубился ХотРод, не стерпев такого разного и сильного удовольствия, следом вскрикнул, задергался и погасил оптику Проул. Остаточная энергия с силой ударила в нейросеть Мегатрона, Главнокомандующий почувствовал, как почти загораются все его энергопроводы, и тоже перезагрузился.
Очнулся он от тихого урчания - это включились и начали принудительную вентиляцию чужие системы. Фокус системы видеозахвата слегка сбоил, но Мегатрон быстро подрегулировал четкость, и увидел, как Проул задумчиво перебирает когтями по плечу гонщика. Прикинув расстояние, Мегатрон понял, что тактик мог бы в два счета дезактивировать его как Блитцвинга, и возблагодарил конструктиконов за надежные ошейники. Отсоединившись, он предоставил автоботам распутываться друг с другом, а сам прошел к главному пульту и с удобством устроился в кресле.
Просмотр сведений о планете - ресурсы, население, вооружение - неожиданно захватил его, и от экрана он оторвался только несколько местных часов спустя. Оглянувшись, он не обнаружил автоботов и на мгновение забеспокоился, однако почти сразу же заметил их на платформе. Заняв все свободное место, они перезаряжались. И в этом смысле ошейники действовали отлично, убирая лишнюю активность. Он откинулся на спинку кресла и вытянул ноги, задумчиво глядя на яркие, блестящие лаком и свежими царапинами тела.
А что если натравить их на ближайшую военную базу или какой-нибудь городок? Заодно можно проверить, насколько они подчиняются приказам и сколько белковых с их вооружением способен уничтожить средний автобот, ничем не оснащенный.
Мысль вдохновляла. Мегатрон снова повернулся к мониторам и вывел на экран карту местности. База или городок? Нет, все-таки городок. Белковые селятся огромными стадами и ничем не защищены от нападения внешнего врага. У них есть только местные силы, типа охранных патрулей на Кибертроне.
Выбрав цель, главнокомандующий проверил местное время, изучил биоритмы белковых и пришел к выводу, что лучшим временем для атаки будет пять часов утра, то есть... через четыре часа. И еще половина часа, чтобы добраться до городка, значит - три с половиной земных часа.
За это время Мегатрон успел в сотый раз наведаться к Саундвэйву, который со стоическим (практически хроническим) терпением перенес налет Повелителя и даже внятно ответил на многие возникшие у Мегатрона вопросы. Потом Главнокомандующий лично заявился в жилой отсек к Скайварпу и недвусмысленно прижал истребителя к стене с вопросом о кодах. Тот моментально раскололся, сдав Старскрима до последнего винтика. Поощрительно похлопав истребителя по кабине, Мегатрон отправился проведать заместителя. Старскрим на его визит явно не рассчитывал и как-то заметался по наспех оборудованному жилому отсеку, в который ему пришлось переселиться после реанимации и перехода под руку Повелителя.
- Итак, ты верен делу десептиконов, - начал Мегатрон, изучая разбросанные на столе коммлинки, соединенные в одну сеть. - А значит и мне.
- Именно так, - вполне ровным голосом сказал взявший себя в руки истребитель.
- Отлично. Но мне бы хотелось знать, почему у тебя есть код, лагодаря которому можно открыть мои, - он выделил это слово голосом, - двери?
- А... - Старскрим мигнул оптикой. - А это универсальный код, он действовал, пока... пока я...
- Управлял и властвовал, - любезно подсказал Мегатрон.
- Во славу десептиконов, - сердито ответил Старскрим.
Неожиданно Мегатрон оторвался от изучения коммлинков и в три мгновенных шага оказался рядом, после чего неуловимым жестом схватил истребителя за голову. Старскрим отчетливо ощутил, как накатывает на него страх. Мегатрон точно так же схватил его, когда собирался прострелить грудной отсек...
- А это у тебя откуда? - подивился Мегатрон, нажимая большим пальцем другой руки ему на нижнюю челюсть и вынуждая открыть рот.
- Гррр... - ответил истребитель.
Повелитель с интересом провел пальцем по клыкам бывшего телохранителя. На секунду он решил, что это действие того самого разбавленного и ослабленного вируса, но сразу же отмел эту гипотезу - слишком выборочное действие. Слишком... пафосное.
- Имплантаты? - ухмыльнулся он. - Если ты сделал это ради того, чтобы доказать мне что-то, то старался зря.
- Твои автоботы заразные.
Чтобы не укусить лидера, Старскрим не стал использовать речевую мимику, и потому голос его прозвучал абсолютно ровно, механически.
- Если этим вирусом накачать тебя, то ты будешь орать как Лобзик и гадить сверху на всех отработанным энергоном, но никак не скалиться, - покачал головой Мегатрон.
Истребитель все-таки не выдержал и клацнул зубами, но Мегатрон вовремя успел убрать палец.
- Я не потерплю издевательств ни от кого, - злобно прошипел Старскрим. - И это мое личное дело!
- Правда? - теперь Мегатрон обхватил его лицо ладонями и наклонился близко-близко. - Ты хочешь сказать, что совсем-совсем никаких мотивов у тебя для этого поступка не было? Ты ничего не хотел этим выразить? Или... попросить?
- О да, конечно! - не выдержал Старскрим, с вызовом полыхнув оптикой. - Просто мечтаю оказаться на месте этих двух кусков автошлака. Ты ведь на это намекаешь?
- Может быть, - Мегатрон осклабился так, что стало понятно - да, именно на это: - Но в отличие от них тебя стоит трахнуть разве что для того, чтобы услышать как ты стонешь.
Старскрим сделал резкое движение, намереваясь укусить Главнокомандующего - почему-то именно такое поведение казалось единственно правильным - однако Мегатрон оскалился ему навстречу, и они с металлическим звоном столкнулись своими имплантатами. Оба толком не знали, как использовать новое оружие в таких условиях, и потому некоторое время хитро вертели головами, пытаясь подловить соперника и то и дело задевая острыми клыками тонкий металл губ. В конце концов Мегатрон со сдавленным ругательством отдернул голову.
- Потом доложишь мне, какие еще у тебя есть маленькие секреты в главных системах, - неожиданно сообщил он, развернулся на пятках и проследовал к выходу, мимоходом подхватив со стола крохотный миникомм.
Проводив его взглядом, Старскрим потряс головой, пробуя избавиться от помутнения в мыслях. Брр, психоз какой-то. Он фыркнул и направился к своему рабочему столу - его крайне заинтересовал принцип передвижения и маскировки корабля монстрботов, и он пытался смоделировать его. Хорошо, что в забранном Повелителем миникомме ничего важного или компрометирующего не было.

Вернувшись в свою вотчину, Мегатрон поковырялся к миникомме, и настроил его на волну передатчика, между делом пришлепнутого им под столешницу в отсеке истребителя. Умный приборчик заработал, миникомм соединился с информационными базами работающих собратьев, и начал выплевывать на экран данные. Мегатрон определил, что истребитель пытается разобраться в принципе действия чужого корабля, неожиданно увлекся и даже пару раз деликатно подсунул свои выкладки. В конце концов миникомм пискнул, и в углу замигала пиктограмма сообщения. Мегатрон хмыкнул и раскрыл его.
"Большое спасибо, Мегатрон, но не мог бы ты не вмешиваться? Твой передатчик забивает каналы!" - гласило оно.
"Умный истребитель", - отослал Мегатрон ответную весточку.
"Несомненно", - тут же прибыл ответ.
"Добавь скромности", - посоветовал Главнокомандующий и выключил миникомм, не дожидаясь реакции истребителя. Пришло время.
Растолкав огрызающихся и плюющихся паром автоботов, он привычно ухватил их за далеко вынесенные детали и повел к выходу. Заодно Повелитель прихватил с собой Скайварпа, случайно попавшегося ему навстречу в главном коридоре. Истребителю было присвоено звание единицы слежения. Выслушав инструкции, сворачиватель пространства тут же испарился, чтобы занять стратегическую позицию над городом.
Когда Мегатрон и автоботы добрались до населенного пункта, предназначенного в жертву эксперимента, офицеры уже извелись от скуки и нелепой по их мнению необходимости таскаться на ногах, когда они прекрасно могли трансформироваться. Мегатрон вытащил их на вершину холма, с которого открывался прекрасный вид, и указал на город железной дланью.
- Уничтожить, - изрек он.
Автоботы переглянулись и неуверенно шагнули в указанную сторону. Остановились, повертели головами и неожиданными прыжками кинулись вниз по склону.
Мегатрон с чувством глубочайшего удовольствия наблюдал как несколькитонные машины врываются в царство хлипких домишек и зеленых лужаек. В мирном и скучном городишке воцарился кошмар. Повелитель чувствовал себя дирижером этого кошмара, и периодически запрашивал данные у Скайварпа, повисшего над городом. Истребитель без задержки передавал ему крупные планы происходящего. Автоботы двигались по городу произвольным курсом, кидаясь из стороны в сторону, круша все подряд, возвращаясь на уже пройденное место и растирая недоуничтоженные дома в пыль.
Спустя десять минут локального времени Скайварп радировал об обнаружении сил противника, спешно двигающихся к месту развлечений. Мегатрон набрал на ручном коммлинке несколько команд, вызывая автоботов. Занятые тотальным разрушением автоботы не отреагировали. На второй призыв - тоже. И только когда Мегатрон включил все передатчики на полную мощность, офицеры неохотно оставили развлечение.
Грязные, исцарапанные, залитые местным топливом (в том числе белковым), они поднялись на холм, то и дело огрызаясь друг на друга и норовя цапнуть за броню.
Главнокомандующий прихватил их за плечи, прижал к себе, чувствуя утробное рычание, клокочущее даже не в голосовых процессорах, а где-то в груди у обоих, - и Скайварп перебросил их в редкий лесок. Потом еще чуть дальше. И еще разок. После чего сообщил, что его резерв истощен, и дальше Повелителю придется идти пешком. Автоботы после этих перемещений утратили остатки адекватности, и теперь Мегатрон особенно остро чувствовал, что рядом с ним находятся психически нестабильные монстры, готовые вцепиться в глотку кому угодно, включая друг друга и, возможно, даже хозяина.
Тем не менее, до базы удалось добраться без эксцессов, а попав в знакомые коридоры автоботы вроде бы успокоились. Мегатрон лично проследил за тем, чтобы они смыли с себя всю грязь и не разнесли мойку вместе с конструктиконами, собственно, заведовавшими этой мойкой. Под шумок автоботские офицеры ухитрились поцапаться друг с другом, а пару минут спустя Мегатрон с благосклонной улыбкой наблюдал за сценой бурного примирения. Интерфейс среди брызг и пены чистящего средства - такого он еще не видел. Конструктиконы тоже наблюдали за происходящим, хотя вид у них при этом был старательно скучающий.
Уже абсолютно довольные жизнью и чистые до скрипа шарниров автоботы выбрались из мойки и шарктиконами закружили по помещению, снова искоса поглядывая на нервничающих от такого внимания гештальт-ботов. Однако на команду Мегатрона откликнулись они сразу, и степенно последовали за своим повелителем прочь из помещения.
- Иногда у меня такое чувство, что Мегатрон - сумасшедший, - выдохнул Миксмастер. - Он бы еще себе какую-нибудь белковую тварь завел.
- Ну пока это его сумасшествие не касается нас напрямую... - Лонгхол пожал плечами.
Конструктиконы дружно передернулись.
В это время Мегатрон, сопровождаемый своей крохотной свитой, уже добрался до командного мостика, где его дожидался Скайварп. Компанию ему составлял Астротрэйн. Мегатрон еще раз одарил самовольного трехрежимника мрачным взглядом, заставив того нервно зазвенеть крыльями, и потребовал от истребителя графических выкладок. Скайварп охотно продемонстрировал все аэросъемки, тыкая пальцем туда, где по его мнению находились важнейшие центры инфраструктуры и, возможно, обороны.
Автоботы оставили в покое Астротрэйна, которого пытались загнать в угол, подобрались ближе к экрану и с интересом уставились на движущиеся фигурки. Судя по возбужденному урчанию, они прекрасно себя узнали, и теперь заново переживали произошедшее.
...Скрежет, грохот, шум, визги, крики, гул разваливающихся конструкций и тихий треск ненадежных стен. Всюду грязь и красная жижа, выплескивающаяся на ноги, на руки... - Проул склонил голову к плечу и оскалился. Он смотрел на происходящее со стороны, и ему совсем не нравилось то, что он видел. Это было неправильно, нехорошо, отвратительно... Но Мегатрон приказал, чтобы они сделали это.
ХотРод почувствовал его настрой и осторожно коснулся нервно сжимающейся ладони. Сам гонщик не видел ничего особо прискорбного в том, что крохотных белковых организмов на Земле осталось поменьше. Они все равно плодились как космические паразиты. Но Проул из-за этого переживал, и ХотРод готов был оказать ему поддержку. Он держал тактика за руку, и тот вроде бы успокаивался.
Изучив ориентировочные данные, Мегатрон передал по общей сети сообщение о готовности первой степени. Завтра по локальному времени должен был последовать первый удар. Военную базу, находившуюся поблизости, надо было проутюжить до скального основания. Мегатрон прекрасно знал, что люди не осмелятся использовать здесь оружие, основанное на делении тяжелых ядер. Слишком много их собственных поселений неподалеку (в масштабе радиационного заражения) и слишком слабы их собственные организмы. К тому же существовало общественное мнение. Мегатрон успел вкратце изучить политическую обстановку и выяснил, что база десептиконов находилась на территории государства, в котором общественное мнение имело огромный вес. Он даже слегка порадовался, что они находятся не в какой-нибудь стране с сильным, тоталитарным режимом. Там бы власти не поскупились на оружие массового уничтожения в борьбе с таким опасным противником.
Убедившись, что все услышали его - даже Блитцвинг уже крепко стоял на ногах - Мегатрон наконец-то покинул мостик. У лабораторий он задержался, снова переговорил с Саундвэйвом, и только после этого окончательно направился к себе. Автоботы, уже успевшие было заскучать, с готовностью двинулись вперед. Пару раз они норовили свернуть не туда, но Мегатрон с достойным занесения на скрижали терпением снова и снова возвращал их на прежний курс. Офицеры недовольно поскуливали, но сопротивляться не пробовали. Повелитель обратил внимание, что ХотРод держит тактика за руку, но особого значения этому не придал. Не исключено, что таким образом между ними выражается товарищеская приязнь.
Едва только за его спиной закрылась дверь, он сразу направился к мониторам и вставил микрочип в слот на пульте. Что-то такое мелькнуло на общих кадрах, когда он просматривал их на мостике... Какое-то интересное строение почти в центре города...
Проул увидел все те же кадры на экране, и линзы его начали медленно разгораться. ХотРод обеспокоенно потянул его за руку и хотел обнять за плечи для надежности, однако тактик резко высвободился и даже оттолкнул его. А потом шагнул вперед. Несмотря на работу ошейника, автобот злился все больше и больше, глядя на мерцающий экран, где были запечатлены его возмутительные поступки. Подойдя к пульту, он резко хлопнул по нему рукой, попав на несколько кнопок. Изображение исчезло, экран пошел статикой.
- Автобот! - рявкнул Мегатрон. - Живо убери руки! На место!
Однако Проул не отступил и ударил по пульту еще раз, а потом потянулся, чтобы полоснуть когтями по экрану, так унизившему его чувство собственного достоинства. Мегатрон схватил его за дверцы и резко дернул. Тактик вскрикнул, зарычал, выскользнул из захвата, развернулся и пихнул Повелителя в грудь. Мегатрон неторопливо поднялся, сразу возвысившись над черно-белой фигурой. Однако Проула это не смутило, а вроде бы даже раззадорило, и он толкнул Главнокомандующего уже обеими руками. Мегатрон приподнял надлинзовые щитки, выжидающе глядя на него. Под этим взглядом Проул заворчал, словно смутился, и отступил на шаг. Но в следующее мгновение крутанулся на месте и со всей силы ударил десептикона ногой в грудь. Мегатрон отлетел назад и грянулся о стойку. Проул издал торжествующий вопль и уже без всяких сомнений кинулся на него, собираясь воплотить в жизнь правило: кто слабее, тот не выживает.
Мегатрон откатился в сторону и вскочил на ноги. ХотРод, почувствовал желание спрятаться где-нибудь и попятился, вспомнив, как Мегатрон выстрелил. Он правильно поступил, конечно же, хоть и больно. Он доказал, что сильнее и может наказывать... ХотРоду не хотелось испытать это еще раз.
Однако Повелитель не спешил превратить нападающего в кучку шлака. Хмм. Возможно, он не так уж и силен?
ХотРод внимательно наблюдал, как движется тактик, как уклоняется от его ударов Мегатрон, и очень быстро обдумывал собственную стратегию, просчитывая разные варианты. Движения Мегатрона подсказывали, что он не боится, а развлекается. ХотРод еще немного подумал в конце концов остановился на самом безопасном для себя варианте. Возможно, если бы Мегатрон был серьезно поврежден, ХотРод не упустил бы возможность отомстить ему за хлыст, однако в данной ситуации кидаться на хозяина было бы глупо. Поэтому гонщик спокойно дождался, когда Мегатрон в очередной раз поставит взбунтовавшегося офицера на место, и демонстративно зевнул, когда десептикон перевел на него разъяренный взор. Мегатрон похлопал себя по бедру, ХотРод зевнул еще раз - уже более нервно - и сдвинулся с места. Идя к Мегатрону он старался передвигаться как можно грациознее. Ему остро не хватало такого позвоночного длинного отростка... чтобы им красиво крутить...
Тактик барахтался под ногой победителя, давящей на живот. ХотРод покосился на него с сочувствием, однако целостность собственной брони волновала его куда больше.
Мегатрон взял подошедшего гонщика за плечо и развернул в сторону пульта.
- Возьми, - сказал он, указывая на небрежно брошенный хлыст. - Принеси его мне.
ХотРод издал протестующее ворчание, но Мегатрон только подтолкнул его в спину. ХотРод уперся, однако когда со стороны Мегатрона последовало тихое угрожающее рычание, сразу отбросил все сомнения. Нервно кусая губу, он подошел к пульту, схватил хлыст и пошел обратно, волоча длинную плеть по гладкому полу. На лице у него была написана глубокая брезгливость, смешанная с опасением. Проул, завидев появление неприятной игрушки, взвыл и задергался еще сильнее. ХотРод протянул хлыст Мегатрону, отвернувшись при этом и глядя куда угодно, но только не на тактика. Проул начал извиваться и сменил завывания на поскуливание, в котором отчетливо слышалась мольба о пощаде.
Мегатрон убрал ногу и выразительно поиграл хлыстом. Тактик столь же выразительно закрылся руками насколько мог. Десептикон склонился над ним, взял за запястье и потянул вверх. Сначала Проул упирался, потом безвольно болтался, изображая пустой корпус, а потом с громким стоном протеста все-таки поднялся на колени. ХотРод попятился, но Мегатрон тут же зыркнул на него так, что гонщик едва не свалился на ровном месте. Между тем стоны Проула делались все громче и вдохновеннее, пока не превратились практически в рыдания. При этом тактик не забывал косить взглядом на Повелителя. Мегатрон поморщился и поудобнее перехватил рукоять. Тактик подавился на патетичной высокой ноте и умолк. Издал слабый стон и умолк окончательно. Повелитель всех десептиконов сдавил его запястье сильнее и тряхнул, а затем неожиданно вложил хлыст в руку офицера.
Проул растерянно посмотрел сначала на оружие наказания в своей руке, потом на десептикона и издал вопросительное урчание.
- Поиграй с ним, - сказал Мегатрон и показал - как именно.
Проул заерзал на месте, дергая дверцами, несколько раз протестующе фыркнул, но потом тяжело вздохнул всеми системами и подчинился. Намотав плеть на запястье, он взял рукоять обеими руками, словно самый большой в мире энергоновый сталактит, и провел по гладкой поверхности языком. Медленно, чувственно, поблескивая линзами.
ХотРод уставился на него, открыв рот от неожиданности. Мегатрон поощрительно улыбнулся. Проул еще раз вздохнул и начал интенсивно вылизывать новую игрушку, сопровождая это недвусмысленными телодвижениями. Очень быстро он явно увлекся тем, против чего совсем недавно возражал. Линзы потускнели, бедра задвигались в едином ритме, спина выгнулась. Тактик по-всякому вертел рукоять, то и дело подпуская антифриз из-под языка. Мегатрон улыбался, наблюдая за ним, а ХотРод почти тут же пришел в состояние крайнего нервного возбуждения, и начал тереться об десептикона боком. Потом повернулся, уткнулся лицом в тяжелые серебристые пластины и рокочуще заворчал. Снова посмотрел на Проула и буквально заерзал на месте, непроизвольно оттопыривая многострадальный бампер. Мегатрон погладил его по теплому животу, не отрывая пристального взора от старающегося тактика. Проул уже сел на пятки и тоже начал ерзать, пытаясь потереться об пол. Поднявшиеся из гнезд разъемы потрескивали от электричества.
Мегатрон наслаждался происходящим. Ему нравилось слышать, как постанывает рядом гонщик, он обонял запах перегретого железа и испаряющегося антифриза, он видел и запоминал мельчайшие детали происходящего. Однако не спешил хватать жертву за загривок, бросать на пол и там насиловать до визга. Он умел ценить прекрасные моменты.
А Проул в своем состоянии этого не умел, ему-то как раз хотелось поскорее оказаться на спине и желательно с воткнутыми во все разъемы штекерами. И поскольку серебристый хозяин делать этого не спешил, тактик собрался удовлетворить себя сам.
Не выпуская рукоять, он неловко высвободил ноги и наконец-то сел на пол нормально. Затем еще раз тщательно облизал рукоять и осторожно откинулся назад, опираясь на локоть. И решительно опустил руку себе между ног.
- А ну-ка постой, - сказал Мегатрон, хмурясь. - Ты что задумал?
ХотРод тоже вынырнул из теплых волн блаженства, в которых находился уже пару минут благодаря постоянному поглаживанию по животу, и встревоженно посмотрел на Проула. Вообще-то ему самому давно не давала покоя смутная мысль, что неплохо было бы пощекотать внутренние провода, но дальше она не развивалась. А вот тактик решил дойти до конца. И прежде, чем Мегатрон успел наклониться и перехватить его, офицер втолкнул рукоятку между слегка разошедшихся кабелей. Он вскрикнул и резко согнул ноги в коленях, чувствуя электрическую дрожь глубоко внутри корпуса. Проскользнув между деталями рукоять легко уместилась в его внутренностях, не повредив даже самые тонкие проводки. Но созданные ею возмущения в электромагнитном поле были очень заметны. Проул застонал, двинул бедрами пару раз и застыл, едва заметно дрожа. Мегатрон присел на корточки рядом с ним и переключился в сканирующий режим. Быстрый осмотр показал, что с офицером все нормально, и он вовсе не решил самоубиться таким странным образом. Мегатрон понял, что Проул совсем наоборот - хочет получить удовольствие. Правда, от Повелителя ускользал смысл обязательного впихивания в себя посторонних предметов, но лишать себя развлечения он не собирался. Тем более, когда второй офицер опустился рядом с ним и прижался всем телом.
- Ну давай, - сказал десептикон. - Покажи нам, что тебе нравится.
И тактик показал. Расстарался он так, что буквально через минуту-другую с него уже сыпались искры, а перегретое топливо на полу образовало целую лужицу. Офицер стонал, крутил головой, ерзал по гладким плитам и неустанно стимулировал себя необычной игрушкой. Надолго его не хватило, и в один прекрасный момент он резко вскинулся, отчаянно вскрикнуд и сбросил самые настоящие маленькие молнии. Мгновение спустя он окончательно упал на спину, пальцы разжались, а ноги безвольно разъехались.
- Оффлайн, - довольно прокомментировал Мегатрон.
ХотРод поднял голову и очень выразительно посмотрел на него. Разбуженная жажда интерфейса терзала его нейронную сеть. Повелитель сложил руки на груди и ухмыльнулся. Гонщик потерся об него боком. Потом развернулся на месте, прогнулся в спине и требовательно прижался к мощному бедру, одновременно чуть-чуть ерзая. Трущийся металл издал тихий скрежет. Мегатрон еще раз ухмыльнулся и потянулся к нему. Обхватил за талию, приподнял, дернул к себе, прижал податливое тело. ХотРод нетерпеливо замурыкал, пытаясь насесть на него так, чтобы оказаться точно над тем местом, где спрятаны вожделенные штекеры.
Мегатрон чуть-чуть подвинулся, сел на пятки и помог гонщику занять нужное положение. Однако тот внезапно беспокойно заерзал, уворачиваясь от соединения, и попробовал развернуться. Мегатрон тихо зарычал и дернул его за спойлер. ХотРод издал странный звук - нечто среднее между стоном и рычанием - но не отступился, и в конце концов развернулся к Мегатрону лицом. Обняв его ногами и положив руки десептикону на плечи, он наконец-то успокоился и довольно заурчал. Выражение его лица можно было расшифровать примерно как "ну теперь возьми меня скорее!" и игнорировать такой призыв было бы просто преступлением для любого нормального трансформера.
Гонщик снова попробовал задвигаться, как и в прошлый раз при интерфейсе, и Мегатрон ухватил его за бедра, принуждая застыть. Потом ХотРод вознамерился спрятать лицо на плече у партнера, но и на этот раз Повелитель ему помешал. Главнокомандующему нравилось смотреть, как изменяется выражение лица автобота, как мерцают линзы, и проявляются прочие признаки, сопутствующие хорошему интерфейсу. К тому же автоботский офицер не стеснялся стонать и ахать, что делало процесс еще более приятным, дополняя общую картину.
Достигнув пиковой нагрузки, Мегатрон вытолкнул в напряженное тело мощный разряд и отключился на несколько мгновений, уже не обращая внимания, как вопит и извивается перезагружающийся партнер.
Придя в себя, он тут же поднялся, предварительно вытащив до сих пор потрескивающие от электричества штекеры. ХотРод повис на нем, цепляясь за плечи и едва-едва осмысленно глядя на десептикона. Мегатрон чуть приподнял его, оторвав от пола, и пошел к платформе. Сзади раздалось лязганье и вздохи. Мегатрон обернулся и расплылся в удовлетворенной улыбке, видя, что Проул тоже поднялся и идет следом, волоча за собой так хорошо удовлетворивший его кнут.
Свалив гонщика на платформу и подождав, пока туда же заберется тактик, Мегатрон присел на теплый край своего ложа и открыл наручный коммлинк. Ему было интересно, до чего домоделировался Старскрим. Жучок исправно заработал, воздушный командующий спустя пару минут так же исправно заругался. Немного потренировав на подчиненном остроумие, Мегатрон наконец решил, что тоже заслужил небольшой отдых. Все было распланировано и продумано, все заняты своим делом, автоботы перезагружены... Можно расслабиться и погреться. Одним из невинных и любимых всеми удовольствий был групповой отдых вповалку, когда собственные системы создают настоящий кокон тепла.
Он растолкал уже отключившихся офицеров и разлегся посередине.

Из оффлайна его выдернул тонкий предупреждающий писк системы безопасности.
Мегатрон включил оптику и в упор уставился на нависшего над ним тактика. Бордовые щелки линз сузились, тактик зашипел и демонстративно пошевелил пальцами, во всей красе показывая природное оружие. Он явно был разочарован тем, что не успел применить его по назначению. Мегатрон протянул руку и подцепил его за ошейник. Проул уперся ладонью ему в лицо, сопротивляясь тянущей его вниз силе. Мегатрон оскалился и заворчал. Автобот еще секунду оставался на своих позициях, а потом резко отдернул руку, сжал в кулак и вообще спрятал за спину. Мегатрон потянул его вниз сильнее, и автобот наконец сдался. Очередное шипение прозвучало явно для порядка - мол, я просто временно уступаю - и Проул улегся на платформу. Мегатрон рассчитывал, что тактик окажется на нем, в крепких объятиях, однако в последний момент автобот ухитрился скользнуть в сторону и теперь с довольным, практически даже самодовольным фырканьем умостился на гладкой поверхности. Повелитель десептиконов повернулся набок и закинул ногу на него, прижимая к платформе. Проул недовольно охнул, дернул дверцами и слегка подвинулся. Затем повернул голову, уткнулся лбом в руку Мегатрона и заглушил работу систем. За спиной Главнокомандующего шевельнулись, и к нему вплотную прижался ХотРод, вцепившись в плечо. Ну по крайней мере за свою спину Мегатрон мог не беспокоиться. Пока что.
Впрочем, полноценно отдохнуть ему так и не дали. Настойчивый сигнал коммлинка пробился в сознание Главнокомандующего.
- Мегатрон, у нас корректировки твоего плана, - прорезался голос Старскрима. – Здесь появились гости.
Повелитель десептиконов резко сел, отпихивая автоботов, и откинул панель коммлинка.
- Какие именно гости? - прорычал он.
- Танки, воздушная эскадрилья и пешие подразделения - отрапортовал Старскрим. - И... Оптимус Прайм на стандартной частоте.
- Триаду - на воздух, трехрежимников - против танков, Скрэппера и Лонгхола - против белковых, - распорядился Мегатрон, уже поднимаясь.
- Так точно, Повелитель! - гаркнул Старскрим и отключился.
Мегатрона очень удивило, что спешно покинувший планету командир автоботов вдруг вновь замаячил на сцене, хотя по идее должен был вовсю сражаться за другие миры, гораздо более важные в стратегическом плане. Оставить такое явление без внимания? Невозможно.
Подняв с места офицеров, он уже собрался отправиться на мостик, когда ему в голову пришла интересная мысль. Вскрыв один из запасных блоков, Мегатрон отмотал по два метра крепкого провода и безжалостно выдрал куски из общей начинки. Автоботы внимательно следили за его действиями, и несколько нервно заерзали, когда он поманил их к себе. Однако Мегатрон ограничился тем, что соорудил из витых жил поводки. Вот теперь он точно был готов к беседе с Оптимусом.
Едва он вышел со своими зверушками в коридор, как дорогу ему перебежал Грабитель, явно спешащий куда-то по поручению кассетника. Автоботы посмотрели ему вслед, переглянулись, обменялись невнятными ультракороткими сигналами и одновременно потянулись вниз, опускаясь на четвереньки. Мегатрон сначала приподнял надлинзовые щитки, но потом довольно ухмыльнулся и ослабил поводки, давая обоим занять желаемую позицию. Автоботы немного "потоптались" на месте, покрутили головами и уставились на Мегатрона. Тот пожал плечами и шагнул вперед. Чуть притормозив, автоботы двинулись за ним. Главнокомандующий смотрел, как они передвигаются, и все больше восхищался гением Саундвэйва. Идея встроить в тело вируса модель поведения земных животных пришлась как нельзя кстати. Он уже давно понял, какую модель из всех предлагаемых вирусом выбрали эти двое, но теперь убедился в этом окончательно и одобрил такой выбор. Автоботы явно позаимствовали схему передвижения больших кошек, водившихся на Земле в разных уголках. Когти ритмично клацали об пол, спины изгибались, бедра вихлялись, и Мегатрон хохотнул, сообразив, что обоим сейчас явно не достает длинных хвостов. К тому же его по-прежнему невероятно забавляло, что автоботы так и не стали закрывать паховую броню, поэтому все желающие могли полюбоваться на их разъемы - особенно, когда жертвы эксперимента передвигались на четвереньках. Правда, ему навстречу попались только конструктиконы, но они явно оценили этот небольшой спектакль.
Саундвэйв дежурил на мостике, и не высказал ни малейшего удивления по поводу столь странного способа передвижения автоботов. Впрочем, он вообще никогда не показывал никаких эмоций, поэтому даже Мегатрон не мог с точностью сказать, какие именно мысли бродят в голове у темно-синего десептикона. Саундвэйв поднялся из кресла дежурного, уступая место повелителю. Мегатрон неторопливо сел, подтянул автоботов к себе поближе и вынудил их присесть на подлокотники. Поняв, чего от них хотят, офицеры тут же заерзали, устраиваясь поудобнее и, наконец, отыскали каждый самое выгодное положение. Пожалуй, Мегатрон не смог бы усадить их лучше, даже если бы захотел.
Только после этого он посмотрел на экран.
Лицевая пластина Оптимуса ничего не выражала, прекрасно скрывая его состояние (пожалуй, в этом он был схож с Саундвэйвом), но вот линзы подозрительно мерцали, показывая, что командир автоботов пребывает в некоем смятении чувств.
- Как это понимать, Мегатрон? - сдержано поинтересовался он. - Что ты сделал с моими офицерами?
- Ну если бы они не пробовали мой экспериментальный энергон, то ничего бы с ними не случилось, - Мегатрон пожал плечами. - Тебе не мешало бы подтянуть дисциплину.
- Верни мне их, - так же сдержанно сказал Оптимус, практически без малейшей просящей интонации. - Ты поступаешь против всех кодексов и правил.
- Вернуть? - изумился десептикон. - С какой стати?
- Я не бросаю своих подчиненных.
- Хмм, а кто же это улетел с симпатичной зеленой планетки, оставив тут такого замечательного гонщика? - Мегатрон картинно похлопал упомянутого гонщика по бедру.
- Вот я и предлагаю тебе вернуть моего замечательного гонщика. И моего тактика заодно. Тебе от них никакой пользы, они закодированы.
- Ну почему же никакой, - возразил Мегатрон, обхватывая автоботов за талии. Офицеры начали активно тереться о широкие подлокотники, оставляя на них мокрые дорожки. - Как видишь, самая прямая. Они сейчас занимаются тем, чем должны заниматься все автоботы - удовлетворять прихоти десептиконов.
Оптимус с героическим терпением проигнорировал явную провокацию.
- Я предложу тебе в обмен некую информацию, - только и сказал он.
- Что же такого ценного у них в головах, что ты готов поделиться чем-то не менее ценным, - задумчиво пробормотал Мегатрон.
- Да, там есть кое-что ценное, - легко согласился Прайм. - Поэтому я и предлагаю равную замену.
- Но, Прайм, мы же воюем, - картинно изумился Повелитель. - Какие такие переговоры с врагами?
- Их информация не касается войны, - неохотно произнес Оптимус. - Это, скорее, мои частные интересы.
- Такое впечатление, что там сцены твоей развратной жизни в далеком прошлом, - заметил Мегатрон.
- Все может быть, - буркнул Оптимус. - Мы договорились? Двое моих офицеров в обмен на...
- На полный список, - перебил его Мегатрон.
Последовала короткая пауза.
- Тот самый список? – уточнил Оптимус.
- Конечно, - осклабился Повелитель.
Еще одна пауза.
- Нет, - без выражения произнес Оптимус.
Мегатрон видел своего вечного врага только по грудь, и не знал, что командир автоботов сейчас в бессильной ярости сжимает кулаки. Тем более он не видел, как у Джазза, призванного временно исполнять обязанности Проула, лицо принимает шокированное выражение.
- Нет так нет, - Мегатрон демонстративно опустился руками чуть ниже и начал играть с партнерами.
Оптимус хотел уже сказать ему кое-что, за что в прежние времена было принято отрывать антенны, однако экран уже пошел рябью и тут же потемнел. Мегатрон оборвал связь.
- Ээ... Оптимус, - Джазз неловко перехватил кипу пласт-копий своей новой рукой. Сервоприводы еще не очень его слушались. - А почему Проул вообще туда отправился?
- Потому что у этого... оранжевого... - Оптимус выдержал паузу, свидетельствующую о том, что он подбирает выражение покорректнее, - недоразумения в блоках памяти зашифрована масса необходимых нам стратегических данных. И только у Проула достаточно квалификации для их расшифровки.
- Они настолько важны? - недоверчиво сказал Джазз.
- Да.
Оптимус не стал распространяться в подробностях о том, какую беседу имел с Дилером и что тот ему сообщил. Одновременно ему хотелось убить оранжевого гонщика и наградить высшей военной наградой. Если у него действительно зашифрованы эти карты плацдармов и ключи к их воспроизводящим технологиям... Значит у него в процессоре фактически находится победа. Дилер сообщил, что все это зашифровано по высшему разряду и предложил свою кандидатуру для отправки на Сол-3. Однако Оптимус решил рискнуть и отправить за гонщиком Проула, поскольку тактик-аналитик был вполне способен произвести дешифровку прямо на месте, раз уж гонщику так не хотелось покидать эту занятую десептиконами планетку.
Нет, пожалуй ХотРода стоило не наградить, а именно убить. Потому что он попался в руки Мегатрона сам, неизвестно как затащил туда же Проула и, судя по возмутительному поведению и страшно изменившейся внешности, они оба угодили под воздействие какого-то... пожалуй, вируса. Прайму оставалось только благодарить все силы за то, что тактик обладал уникальными системами защиты, сквозь которые не могла пробиться даже кое-чья телепатия. Ну и, поскольку Мегатрон не злрадствовал вслух, это значило, что добыть информацию из ХотРода они тоже не смогли. Не знали? Не хотели? Не сумели? Или ее там вовсе не было? В любом случае произвести обмен, предложенный десептиконом, он был не в состоянии.
- Но Прайм, - Джазз будто уловил его мысли. - Если они так важны, то почему ты не соглашаешься на обмен?
- Какова вероятность того, что Мегатрон врет? - вопросом на вопрос ответил Оптимус.
Джазз на секунду задумался, а потом с сожалением признал, что вероятность слишком велика.
- Мы поступим по-другому. Распорядись отправить на планетарную орбиту стандартный прыжковый челнок...
- Тяжеловооруженный? - перебил Джазз.
- Разведывательный, - ответил Оптимус, тщательно скрывая легкое недовольство. Проул в этом смысле куда более подходил на роль заместителя, он не имел привычки перебивать. - Экипаж - Уилджек и Перцептор.
На этот раз Джазз не стал задавать вопросов, только кивнул, крутанулся на месте и покинул мостик. Дождавшись, когда чавкнут магнитные присоски двери, Оптимус шумно выдохнул из систем перегретый пар и в ярости врезал кулаком в стену. И еще раз, и еще. Пока прочная переборка не украсилась вмятиной и мелкой сеточкой трещин. Проклятье, проклятье, проклятье!
Он снова выдохнул и послал сигнал вызова Уилджеку, собираясь проинструктировать его лично.

Разведывательный челнок завис на орбите, окутавшись всеми маскировочными полями, которые на данный момент были в арсенале автоботов. Уилджеку и Перцептору вовсе не хотелось, чтобы с земли к ним стартовал Астротрэйн в компании Блитцвинга и трех истребителей. Да и сами они тоже не спешили приземлиться где-нибудь в укромном уголке на Земле. Они просто зависли точно над местом расположения десептиконской базы, синхронизировали работу двигателей с вращением планеты и принялись выжидать. Оптимус четко объяснил задачу - отследить, когда автоботы появятся на поверхности и тут же прихватить их лучом-телепортом. Поскольку офицеры явно подверглись воздействию вируса - тут же обездвижить и стартовать от планеты с предельным ускорением. Перцептор еще попробовал возразить, дескать, а что если Мегатрон вообще их не выпустит? Оптимус только пожал плечами и посоветовал ему заняться моделированием по теории множественных вероятностей.
А между тем десептиконы внизу занимались укреплением плацдармов и наведением ужаса на окрестности. Ученые только бессильно ругались, видя, как белковых сгоняют в подобие резервации. Десептиконы собрались окружить себя живым щитом.
Крепость разрасталась все больше - конструктиконы работали практически непрерывно. За пять местных суточных циклов они отгрохали мощнейший форпост. И из этого форпоста ни ХотРод, ни Проул даже кончика антенны не показывали.
- По-моему, было бы проще сделать вылазку на планету, если уж они нам так важны, - снова заводил Перцептор один и тот же разговор.
- Нет, мы не можем рисковать наличными силами против десептиконов, поскольку процент удачного исхода дела слишком низок, - так же однообразно отвечал Уилджек.
Вообще-то исследователь считал, что мог бы и спуститься на земную поверхность, потому что от скуки сконструировал небольшой генератор импульсоподавителей, который при включенной маскировке брони позволял практически стать незаметным. Но в отличие от всяких гонщиков Уилджек всегда выполнял требования верховного командования. И именно поэтому он сейчас болтался на орбите, а не сидел где-нибудь на цепи у десептиконов. В отличие от.
Но на восьмые сутки им наконец-то повезло. Мегатрон собственной персоной явился на поверхность, выведя с собой пропавших офицеров.
- Ох, Джек, скажи мне, что я ошибаюсь, - пробормотал Перцептор, глядя в окуляры мощного стационарного визора. - Я даже боюсь предположить, что он с ними сделал...
- Дай посмотреть, - отпихнул его изобретатель. - Ооо... - протянул он несколько секунд спустя. - Вот это... было бы у меня оружие, я бы ему... Ржавая сволочь.
- Ладно, - Перцептор сел в кресло управления телепортом, - что нам нужно? Нам нужны наши офицеры отдельно, Мегатрон - отдельно.
- Предлагаю для разделения использовать лазерный резак, - алчно предложил исследователь.
- Понимаю, но не разделяю, - отозвался ученый. - Надеюсь, нам повезет.
В некотором роде им действительно повезло - Мегатрон несколько минут наблюдал, как автоботы странно, в полуприседе передвигаются по внешним надстройкам базы, а потом шагнул в сторону, оказался на подъемнике и плавно опустился в недра крепости.
- Отлично, - пропел ученый и включил установку. Попыток у него было немного, разведывательный челнок не предназначался для многократной транспортировки. - Сейчас я их попробую зацепить, а ты уже обеспечь мягкое прибытие.
- Слушай, погоди, - Уилджек все так же пялился в визоры. - Ты же их видишь только на радаре?
- Угу. И они, кажется, разбегаются. Ну, что ты хотел? Я начинаю.
- Стой! - рявкнул Уилджек. - Секунду... мне не нравится их поведение. Они слишком агрессивные. Боюсь, мне понадобится шокер.
- Да где ты его возьмешь? Мы не можем ждать, Юникрон побери!
- Еще секунду... - Уилджек оторвался от визора, метнулся к стене и содрал с нее энергоискатель. - Так... этот контакт сюда... этот сюда... спасибо производителям... Готово! Начинай. И, кажется, лучше бы их захватить одновременно.
- Как получится, - отрезал красный автобот и сосредоточился на своей работе, выведя на соседний монитор изображение с визора.
Спасательная операция превратилась в мучительные попытки сцапать двух натуральных звероформеров. Первая попытка провалилась, потому что вроде бы сидевший на месте и что-то ковырявший ХотРод внезапно резко сдвинулся, и зеленый луч ударил в пустое пространство. Разумеется, такое световое шоу не прошло мимо внимания автоботов, и они начали кружить вокруг означенного места, периодически поглядывая в небо. Перцептор попробовал изловить тактика. Тщетно. Тот моментально выскочил из радиуса действия телепорта и оскалился. ХотРод подобрался к сверкающему после воздействия луча металлу и поскреб его пальцем.
- Да, давай, давай, заинтересуйся что ли...- пробормотал ученый и вновь нажал на кнопку. В этот раз он установил мерцающую частоту луча - он знал, что это посадит батареи через пять минут работы, но иного выхода не было. Потому что вслепую можно было ловить офицеров сколько угодно, и вполне вероятно, что успехов на поприще прицельного захвата добиться ему не удалось бы.
Мерцающая зеленая колонна уперлась в прежнее место. Офицеры подошли ближе, и ХотРод первым сунул туда палец, за что тут же удостоился воспитательного подзатыльника. Впрочем, мгновение спустя Проул сам попробовал невиданное явление на ощупь.
- Ну еще полшага... - почти простонал Перцептор. - Ну сделайте же его!
- Перцептор, у нас неприятности, - резко сказал Уилджек.
Люк подъемника отъехал в сторону, и как шарктикон из подземелья, оттуда выскочил Старскрим. Он что-то заорал, кидаясь к автоботам, те одновременно оглянулись, и Перцептор дернул рычаги стабилизации. Луч накрыл автоботов.
- Есть захват! - заорал ученый, от волнения потеряв сдержанность. - Старт!
Истребитель на экране вытянул руки и выстрелили из обеих лазерных винтовок. Однако Перцептор успел включить телепорт на полную мощность, и ревущая зелень поглотила заряды. Дезориентированные офицеры даже не пробовали выскочить из сомкнувшейся вокруг них ловушки, а еще секунду спустя их на Земле уже не было.

- Мегатрон! - возопил истребитель в коммлинк. - Нас обворовали! Я же говорил, что это телепорт!
- Значит неубедительно говорил! - рявкнул Главнокомандующий и отключился.
- Сам алюминиевый болван, - удовлетворенно сказал Старскрим.
О, наконец-то. База свободна, и никто, никакие автобты не посмеют претендовать на внимание Мегатрона. Отлично, просто прекрасно, а то Старскрим уже начал сомневаться в психическом состоянии Повелителя, уж больно много времени тот уделял этим ржавым недоделкам, совершенно забывая о своих подчиненных. Особенно оскорбительно это было в отношении к нему, Тирану Небес, блестящему стратегу и великолепному воину...
Где-то на задворках сознания промелькнула мысль, что раньше он бы воспользовался этим странным поведением Мегатрона чтобы упрочить свои позиции в борьбе за лидерское место, однако она быстро погасла. Старскрим раздраженно фыркнул и снова подумал об автоботах. У них появилась еще и отвратительная привычка - тереться своими соединительными местами обо все углы. Саундвэйв сказал, что они по аналогии с земной фауной метят свою территорию. Праймас, какая гадость. Теперь надо будет пройтись по базе с баллоном дезинфицирующего раствора и уничтожить все следы их пребывания...
Размышления Старскрима прервал Астротрэйн, выскочивший из недр базы так, будто ему дали хорошего пинка.
- Эй, ты куда это? - окликнул его истребитель.
- Мегатрон велел найти корабль автоботов и испарить, - ответил трехрежимник. - Он страшно зол.
- Мм... испарить со всем содержимым? - уточнил Старскрим.
- Угу.
- Какая прекрасная цель, - промурлыкал истребитель. - Лети скорее, чего же ты ждешь? И уж постарайся действительно превратить их в атомарную пыль.
Трехрежимник кивнул, трансформировался и стартовал с места. Мурлыча себе под нос гимн кадетов Военной Академии, Старскрим встал на подъемник и опустился на уровни базы с чувством глубочайшего удовлетворения.
Правда настроение у него испортилось несколько часов спустя, когда вернулся трехрежимник, доложивший, что автоботов на орбите нет, как нет и признаков возмущения подпространства, характерного для перемещения на дальние расстояния. Автоботы словно испарились сами. Ни корабля, ни офицеров.
Мегатрон тоже был очень зол, но утешался тем, что заблаговременно потребовал от Саундвэйва основательно покопаться в процессорах обоих офицеров и понаставить там паролей и кодов. Саундвэйв намудрил до такой степени, что потом сам признался в том, что не сможет взломать собственную защиту без разрушения личностных матриц пациентов. Мегатрон фыркнул и удовлетворился мыслью о том, как будут шокированы автоботы, которым вместо их друзей достанутся испорченные вирусом и развратным образом жизни незнакомцы. Какое разочарование, ха.
В это время на орбите в полном молчании висел разведывательный челнок. Пока десептионский шаттл рыскал в опасной близости, предусмотрительные коллеги по охоте выключили всю аппаратуру, кроме поддерживающей маскировочные поля и даже не разговаривали без особой нужды. Отключенные самодельным шокером офицеры тоже не создавали проблем, а их ошейники Уилджек сломал в первую очередь, умудряясь передавать отвращение одним лишь свечением линз.
Выждав для верности еще десять часов после того как Астротрэйн вернулся на базу, спасатели зашевелились. Они до сих пор не могли поверить, что странный план Оптимуса сработал. Крохотный разведывательный челнок, без вооружения, без каких-либо средств, кроме телепорта, исключительно полагаясь на удачу, но почти не надеясь на нее... и они сделали это! Конечно, спасенные выглядели не очень хорошо. Решение немедленно стартовать в открытый космос было принято единогласно.
Разгоняться приходилось на досветовых скоростях, чтобы не повредить атмосферный слой планеты.
И здесь скрывалась первая неприятность.
Примотанные к запасным креслам для надежности, офицеры вдруг неистово задергались, словно их двигательные системы попали под высокое напряжение. Из всех стыков ударили струйки пара, а потом Проул вскинулся, не приходя в себя, выгнулся, и изо рта у него хлестанула густая розоватая пена.
Мгновением позже ХотРод повторил его действия, и перед растерявшимися спасателями предстали двое бьющихся в конвульсиях автоботов, и что с ними делать - было решительно непонятно. Уилджек сунулся к ним с портативным сканером, но тот показывал что-то совсем несуразное, будто системы бессознательных пациентов пошли вразнос, собираясь разорвать все нейронные связи.
- Ничего не понимаю, - нервно сказал Уилджек. - Глуши двигатели! А лучше... - его осенила внезапная идея, - сдавай назад. Вернемся к тому, с чего начали.
Догадка оказалась правильной - как только челнок вернулся на орбиту, конвульсии прекратились.
- Я подозревал, что просто так нам уйти не удастся, - резюмировал Перцептор. - Ну что, попробуем справиться в ограниченных условиях?
- Конечно, - азартно ответил Уилджек и достал из-под дублирующего пульта управления набор инструментов.
На всевозможные эксперименты и опыты им потребовалось трое суток. А потом они вызвали Прайма.
- Оптимус, у нас проблемы, - сообщил Уилджек, нервно подмигивая светодатчиками. - Мы подцепили их, но не можем отсюда улететь вместе.
- Понимаешь, у них в составе много псевдоорганики, - добавил Перцептор. - Все процесоры, все логические блоки, даже нейросети - все поражено этой дрянью. Она не дает раскодировать их.
- И она явно жестко привязана к этой планете, - Уилджек окончательно испортил настроение пока что безмолвствующего командира. - Мы не можем транспортировать их, это чревато полным распадением личности вплоть до уничтожения зараженных частей на физическом уровне.
- Вы уже пробовали? - уточнил Оптимус.
- Конечно, - Уилджек даже слегка возмутился. - Когда я делал голословные заявления? Мы даже не успели разогнаться до световой, когда у них начались приступы. Нет, это категорически невозможно.
- А спасательные капсулы у вас есть? - задумчиво поинтересовался Прайм.
- Ты предлагаешь вернуть их на землю? - Перцептор сунулся к монитору. - Но это... так нельзя!
- Нет, я предлагаю оставить их на орбите в этих капсулах. - Оптимус выдержал паузу. - На неопределенный срок. Отдавать их в руки Мегатрона я не намерен.
- Но опасность физического повреждения капсул... - начал было Пецептор.
- Ладно тебе, - Уилджек, загоревшийсь этой идеей, пихнул коллегу в бок. - Мы можем обеспечить их силовым полем, пусть работают на минигенераторах, их-то мы можем установить на капсулы!
- Ох. Ну ладно. Хотя все равно не рекоменду...
Перцептор запнулся, почувствовав холодное прикосновение к спине. Уилджек посмотрел на него и внезапно застыл. Перцептор услышал над ухом тихое рычание, а потом увидел, как на плечо Уилджека ложатся черные пальцы, украшенные чудовищными когтями. Другая рука оказалась у ученого на горле.
- Юникрон побери! - заорал Прайм, увидев, что действующих лиц на челноке прибавилось.
Гонщик посмотрел на экран и, не ослабляя хватку на шее ученого, потянулся к монитору растопыренной ладонью.
Оптимус увидел приближающуюся пятерню, увидел блики на полированном металле, а потом когти вонзились в экран и несколько секунд спустя сигнал с челнока пропал.
- Проклятье!
Оптимус в бессильной ярости снова врезал по ближайшей стене. Только-только сунувшийся было на мостик Джазз тихо отступил, аккуратно придержав дверную панель.
Раскурочив монитор, гонщик оторвал с кронштейна передатчик, ответственный за видеосвязь, а потом с удивительной точностью проткнул когтем пульт в том месте, где находился генератор пеленгового импульса.
- Лучшш, - прохрипел тактик, утыкая палец под край чужого шлема. - Вхх... Грр... Внис-с...
ХотРод покосился на него с уважением - он не умел издавать такие осмысленные звуки. Но на всякий случай он поддержал товарища утробным рычанием.
- Уилджек, чего они от нас хотят? - прошептал ученый, не рискуя повышать голос.
- Кажется, чтобы мы отправили их обратно, - так же тихо ответил изобретатель.
Догадавшись, о чем думает Проул, ХотРод решил поступить проще. Он встряхнул Перцептора, ткнул пальцем в сторону Проула, а потом на палубу челнока.
- Вниссс... - повторил тактик и яростно зашипел.
- Хорошо, хорошо, - сдался Уилджек. - Не смотри на меня так, приятель, он мне сейчас главный шланг перережет. Мы все равно ничего не можем сделать.
- Проул, ХотРод, - умиротворяюще произнес Перцептор, пока изобретатель нервно тыкал по кнопкам панели телепортации. - Зачем вам туда? Там десептиконы. Там враги. Мы хотим вам помочь. Внизу вас ждет только Мегатрон.
Едва он произнес последнее слово, как ХотРод замурлыкал. Глубокий, вибрирующий звук прокатился по всем сервоприводам ученого, а потом... Потом ХотРод начал ощупывать его между ног.

- ...а я говорю - надо уничтожать средства коммуникаций. Глупо... я хотел сказать - неразумно сосредотачиваться только на военных укреплениях, когда белковые могут постоянно связываться со своими отдаленными подразделениями и вызывать подмогу!
- Старскрим, - торжественно сказал Мегатрон. - Даже когда ты высказываешь дельные идеи, то делаешь это таким образом, что тебя хочется пристрелить. Сгинь прочь из моего поля зрения.
Бормоча что-то про непонимание и непризнание великого гения, Старскрим удалился с совещания, но принципиально остался подслушивать под дверью. Впрочем, звуконепроницаемость у помещения была на высоте, поэтому оставалось только строить догадки.
Наконец, дверь отъехала в сторону.
- Ну? - нетерпеливо спросил истребитель у Астротрэйна, выходящего первым.
- Можешь наградить себя медалью, Повелитель принял за основу высказанную тобой идею.
- Я так и знал, - удовлетворенно сказал истребитель.
- А вот идет Главнокома-андующий... - пропел Скайварп, выходя из помещения. - Прямо за мной, Скри-имер.
- Ну все, у меня много дел, - с достоинством произнес Старскрим и стартовал на первой разгоночной.
Скайварп улыбнулся ему вслед.
Отпраздновав свою победу, Старскрим, тем не менее, чувствовал некую неудовлетворенность. Да, его план приняли. Да, этому были свидетелями все, кроме разгильдяев-конструктиконов, которые под предлогом активной застройки местности не участвовали на совещании. Но ему-то было нужно, чтобы Мегатрон признал это лично перед ним. Можно даже без вынесения благодарности, но все-таки...
Старскрим повертелся на месте и включил свою миникоммскую сеть, рассчитывая, что Мегатрон это немедленно засечет и тоже подключится, а вот тогда-то и можно будет в приватном порядке вытребовать себе восхваление.
Главнокомандующий оправдал его ожидания, включившись в сеть буквально пару минут спустя. Старскрим потер руки и опустил пальцы на клавиатуру.
"Повелитель не желает сказать своему верному последователю кое-что?" - набил он.
"Отцепись", - последовал ответ.
"Мегатрон, ты просто не хочешь признать мой военный гений".
"Демагогический гений, ты хотел сказать".
"Я требую признания моих заслуг! Повелитель".
"Ты еще не искупил свои промахи, чтобы требовать наград".
"Похоже, это вовсе не я страдаю демагогией".
"А сейчас ты нарываешься на неприятности".
" Но ведь МОЙ план гениален, не так ли?"
"Тук-тук".
Старскрим некоторое время недоуменно смотрел на последнее сообщение, а потом услышал, как пищит индикатор двери. Совсем не так он пищит, когда вводишь индивидуальный код доступа...
Дверная панель отъехала в сторону. На пороге возвышался Мегатрон собственной персоной.
Проклятье, у него есть универсальный код.
- Гмм... - сказал Старскрим, поднимаясь с места.
Мегатрон шагнул вперед, дверь у него за спиной вновь пискнула и закрылась.
- Старскрим, с тех пор как у меня отобрали новые игрушки, я несколько огорчен, - сказал Повелитель. - А ты огорчаешь меня еще больше. Уверяю, тебе не понравится результат.
- Я просто хочу, чтобы меня оценили по достоинству.
Именно сейчас самым разумным было бы извиниться, рассыпаться в заверениях насчет своей преданности, подольстить, подмазаться, а потом плюнуть уходящему Главнокомандующему в спину, уже будучи в полной безопасности. Но Старскрима словно подталкивала какая-то вредоносная программка.
Мегатрон внимательно посмотрел на заместителя и неожиданно нашел кое-что очень интересное. В частности, Мегатрона очень заинтересовала оптика истребителя. Чудесная красная оптика, медленно наливающаяся бордовым сиянием.
Мегатрон снова шагнул вперед, и истребитель тут же попятился. Главнокомандующий предвкушающе улыбнулся, уже прикидывая, как прижмет крикливого заместителя к стенке и что потом с ним сделает. Однако Старскрим порушил все его расчеты, воспарив на антигравах. Истребитель терпеть не мог, когда у него за спиной оказывалась стена, об которую можно больно приложиться крыльями. А уж потолки-то здесь были высоченные, он позаботился об этом условии, когда искал себе пристанище.
- Спускайся оттуда, - почти ласково позвал Мегатрон. - Я тебя оценю.
- Прошу прощения, мой Повелитель, но что-то подсказывает мне, что такая оценка будет для меня травматична, - отозвался с верхотуры истребитель.
Мегатрон тихо зарычал, поднимая руку. Старскрим даже с отключенной оптикой мог бы точно описать, как выглядит наручное оружие Мегатрона, и что оно может сделать с трансформером. Мысленно застонав, он осторожно опустился, зависнув буквально в нескольких метрах над полом. Мегатрон потянулся, ухватил его за выступ на бедре и потащил вниз. В результате он добился от истребителя, чтобы тот наконец опустился и встал на обе ноги. Старскрим молчал, однако его двигатели уже нервно подвывали, а на линзы почти полностью опустились защитные непрозрачные мембраны, из под которых теперь мерцали все те же бордовые сполохи. Мегатрон убрал руки и просто неотрывно глядел на истребителя, прикидывая, насколько долгим окажется это противостояние. Пять минут? десять?
Вопреки всем его ожиданиям даже через двадцать минут Старскрим все так же продолжал изображать статую самому себе. Правда, Мегатрон не знал, что все это время истребитель отчаянно сражался с внезапно взбунтовавшимися программами, которые истошно требовали от него немедленно кинуться к серебристой фигуре, повиснуть у нее на шее и сделать еще что-нибудь столь же отвратительное. Он не мог подавить эти безумные требования полностью, его хватало только на то, чтобы удерживать контроль над двигательными функциями. Не двигаться, не шевелиться, не сокращать ни один сервопривод... И когда Мегатрон вдруг прикоснулся к его кабине, Старскрим едва не завыл в голос.
Повелитель резко шагнул вперед и прижал его к себе, как совсем недавно. С точки зрения интимной анатомии истребители были построены очень неудобно - крылья закрывали всю спину, и по-настоящему обнять их было нельзя, разве что прихватить за талию и заставить сильно отогнуть крылья назад, почти сложить друг с другом. Мегатрон так и поступил, и ему почти удалось соединить пальцы за спиной у истребителя. Старскрим схватил его за плечи, отвернулся, и Мегатрон не упустил возможность попробовать свои клыки на его сильно выступающем аудиодатчике. Старскрим пробурчал что-то удивительно похожее на издаваемые автоботами звуки. Мегатрон ухмыльнулся и зарычал в ответ, сразу же почувствовав, как истребитель начинает нервно вздрагивать. Мегатрон потратил три секунды на просчет вариантов дальнейших действий. Одним из наиболее перспективных в плане будущего развития отношений был вариант с использованием кое-каких старых штучек из арсенала развлечений. Почти невинный.
Мегатрон просканировал частоту электромагнитного поля, генерируемого истребителем, и начал под нее подстраиваться. Его собственные генераторы были мощнее на порядок, и поэтому он не только синхронизировался с ним, но и легко перехватил контроль над сдвоенным полем. И начал играть с ним.
- М-мегатро-он... - прохрипел Старскрим и подавился отработанным воздухом.
Кольцевые разряды скользили по застывшим фигурам, миникоммы на столе потрескивали от разлитого в воздухе напряжения. Старскрим хватался за Главнокомандующего и стискивал челюсти. С одной стороны он был рад, что Мегатрон не стал кидаться на него с ярко выраженными насильственными намерениями, но с другой стороны он все-таки его как-то хитро поимел. Используемый им приемчик был безумно архаичным, однако, несмотря на эту архаичность, действовал только так. Старскрим начал тереться о широкую грудь Повелителя, пытаясь вызвать еще больше энергии, еще больше напряжения, еще... А-ах... Он почувствовал, как под нажимом рук Главнокомандующего на спине отходят крепления крыльев, но неожиданная боль не потушила возбуждение, а только придала ему остроты. Старскрим запрокинул голову и выдохнул раскаленный воздух вместе со стоном. Его системы больше не могли справляться с буйством электромагнитных завихрений. Он наконец-то закричал, уже сотрясаясь всем телом от разрядов. Но он успел увидеть, как лицо Мегатрона искажается, ухмылка сменяется безумным оскалом, а оптика яростно полыхает.
Очнувшись, Старскрим внезапно осознал, что он вроде бы лежит на спине, но при этом под ним нет никакой опоры, а вес Мегатрона тем более не ощущается. Только через полсекунды пришло понимание - у него автоматически сработали антигравы, невзирая на мощную перезагрузку.
- Старскрим.
Голос Мегатрона заставил его вздрогнуть, антигравы отключились, и трансформеры с грохотом обрушились на пол. Хорошо, что лететь было недалеко - пару метров.
- Ну что, я удовлетворил твою потребность во внимании? - поинтересовался Мегатрон, выпростав зажатые руки из-под спины истребителя.
Старскрим невнятно что-то пробормотал.
- Не слышу ответа, - заявил Мегатрон.
- Да, повелитель, - приглушенно произнес Старскрим, очень удачно уткнувшись носовым выступом ему в плечо, и ухмыльнулся сам себе. Ну теперь он точно застолбил свое место, и никто не сможет на него покуситься. Никакие автоботы.

Луч-телепорт еле-еле функционировал, точные координаты настроить не удавалось, и в результате офицеров выбросило в паре километров от десептиконской базы. Впрочем, они тут же определили, куда им надо двигаться, только слежавшиеся листья из-под колес полетели.
- Ну ладно. Как мы будем объяснять это Прайму? - мрачно спросил Уилджек, пялясь в окуляры визора.
- Полагаю, что нам придется сказать всю правду.
- Что-что? – Уилджек приставил ладонь к аудиодатчику. - Повторите, я не слышу. Вы говорите, что двое ваших несчастных, поврежденных товарищей, пораженных вирусом... что они сделали?
- Ладно-ладно, - Перцептор махнул рукой. - Можешь не изощряться. Эх... Но по крайней мере мы в одном будем честны - они вынудили нас силой.
- Ммгмм... - отозвался изобретатель. - К тому же мы действительно ничем не сумели им помочь. Да, это единственное, что меня утешает. Кстати, надеюсь, у нас сохранились все данные и пробы?
- Разумеется, - несколько раздраженно отозвался ученый. У него интенсивно ныли перегруженные датчики, и глупые вопросы, наподобие только что озвученного, не вызывали никакого положительного отклика.
- Значит мы непременно сможем найти антидот, - сказал Уилджек с уверенностью, которой вовсе не ощущал. И у него тоже болело кое-что. - А снйчас надо быстро отсюда уходить, пока они нас не заложили.
Без лишних слов Перцептор запустил разгонные двигатели, и разведывательный челнок начал отдаляться от голубой планеты. Десептиконы могли бы торжествовать.
Два странных футуристических автомобиля остановились на берегу канала. Попробовали въехать в воду, тыкаясь бамперами в неподвижную воду, и отступили. Последовал взвизг трансформирующихся систем, и черно-белый и оранжевый трансформеры нервно затоптались на месте, то и дело оглядываясь. Они не могли понять, откуда вокруг привычной базы, которую они успели изучить вдоль и поперек, взялось столько отвратительной холодной воды?
Проул поднял голову к небу, оскалился и потряс кулаком. ХотРод с удовольствием к нему присоединился, однако быстро нашел себе занятие поинтереснее, к тому же более полезное. Он перебрал несколько камней, лежащих у воды, выбрал те, которые поувесистее, и один за другим швырнул их в сторону базы. Камни не долетели, встретившись с силовым полем. ХотРод разочарованно зашипел - раньше на базе такого не было. И тем не менее, он продолжил бесполезный обстрел, надеясь привлечь внимание.
На мостике Астротрэйн получил сигнал о слабом, но постоянном воздействии на силовое поле. Щелкнув парой тумблеров, он вывел на мониторы изображение сектора, с которого велось нападение. Удивленно хмыкнул и немедленно послал запрос Мегатрону.
Главнокомандующий не стал приходить на мостик лично, просто подключился к системе наблюдения, после чего смог созерцать территорию вокруг базы. К этому увлекательному занятию присоединился истребитель, тут же помрачневший от увиденного.
- Ты посмотри-и, - протянул Мегатрон, - кто это к нам вернулся? Очень интересно.
Набрав пару команд на клавиатуре, он включил подъемник. На мониторах тут же исправно отобразилось, как автоботы взволнованно крутятся на самой границе воды, то и дело порываясь войти в воду и тут же нервно пятясь назад. Они брезгливо отряхивали ноги и жмурились в сторону раскрывшихся сегментов подъемника.
- Старскрим, - позвал Мегатрон. - Возьми кого-нибудь с собой и принеси их ко мне.
Истребитель не ответил, и Мегатрон после небольшой паузы повернулся в его сторону. Старскрим стоял эдакой безмолвной гневной статуей самому себе, сложив руки на груди и мрачно светя оптикой. Мегатрон с огромным интересом уставился на него, и на исходе четвертой секунды Старскрим не выдержал.
- Опять они! - он произнес это с таким выражением, будто на базу вот-вот должны были прибыть инстектиконы в разгар сезона кладки мехаличинок. - Опять они будут совать свои носы в каждый угол и, вспомнить противно, метить территорию.
"И развлекаться с тобой".
Он не сказал этого вслух, но фраза явно повисла в воздухе.
- Ты ревнуешь, - без малейшей тени вопроса констатировал Мегатрон.
- Я? Они занимают мое место, - фыркнул истребитель, ловко обойдя вопрос, какое именно место: вообще в целом возле Мегатрона или конкретно на его платформе.
- Это приказ, - сухо сказал Главнокомандующий.
- Ну зачем они тебе, - уже почти простонал истребитель. - От них никакого проку!
- Хорошо, - Мегатрон побарабанил пальцами по спинке кресла. - Учитывая твои блестящие заслуги в прошлом и столь же блестящее отсутствие тактического мышления в настоящем, я объясню.
Истребитель надулся, но приготовился слушать.
- Все очень просто, мой дорогой Старскрим. Если автоботы вдруг исчезают с помощью телепорта, а потом так же неожиданно появляются рядом, это значит - что?
- Что их подослали враги, и их нужно превентивно уничтожить, - немедленно среагировал истребитель.
- Чудесный план, - фыркнул Мегатрон. - Однако я считаю более целесообразным изучить их непосредственно на верстаке.
- А если в них взрывчатка? - недовольно возразил ситребитель.
- Ты представляешь себе автобота, который впихивает в своего товарища ядерный заряд? - раздраженно спросил Повелитель. - Все! Ни слова больше. Я сказал - привести их сюда!
- Будет исполнено, - пробурчал Старскрим.
Прихватив подвернувшегося под руку Тандера, Старскрим с крайней неохотой отправился выполнять волю Повелителя. С куда большей радостью он устроил бы этой свалившейся с небес парочке какой-нибудь несчастный случай, но тогда Мегатрон точно будет недоволен. А в последнее время Старскриму почему-то расхотелось злить Главнокомандующего. Более того, хотелось, чтобы у Мегатрона было хорошее настроение, и ради этого можно было пойти даже на некоторое ущемление собственных интересов. Тьфу пропасть.
- Ага! - Старскрим вырвался на волю и сразу заложил вираж над глинистым берегом. - Вернулись, гайки пробитые?
Проулу явно не понравились его интонации, он зарычал и швырнул в истребителя подобранным камнем. Старскрим уклонился и смачно выругался, описав все сношения тактика с различными механизмами.
Пока заместитель Главнокомандующего изощрялся в плетении словесных кружев, Тандер заложил мертвую петлю и устремился к автоботам. ХотРод нетерпеливо протянул руки ему навстречу, и десептикон подхватил его с песка на бреющем полете.
- Эй, почему этого черно-белого ублюдка должен нести я? - завопил опомнившийся Старскрим.
- Потому что сам идиот, - ехидно отозвался Тандер, активно прижимая к себе приятный груз. ХотРод успел между делом слегка поскрести его броню в жесте привязанности и лизнуть в щеку.
- Ты мне за это ответишь, - пробормотал Старскрим, идя на посадку. - Эй ты, черно-белый! Иди сюда.
Проул подошел к нему той самой опасной походкой, какой передвигался Грабитель, намереваясь исподтишка вцепиться в чью-то ногу. Старскрим на всякий случай продемонстрировал ему сжатый кулак. Проул обошел летуна кругом, едва не вызвав у Тирана Небес приступ трусливой паранойи, а потом остановился перед ним и резко наклонился, шумно втягивая воздух. Старскрим едва не попятился, когда автоботский тактик практически ткнулся ему между ног. Проул выпрямился, на его лице отразилась сосредоточенная работа мысли, а потом он открыл рот и с усилием, преодолевая собственное рычание и шипение, констатировал:
- Ммхх... Мегатр-рон...
До сих пор парящий рядом Тандер мерзко захохотал, а у Старскрима потемнели линзы.
- Не твое дело, жестянка, - пробурчал он, чувствуя, как энергон закипает в топливных системах.
Проул нетерпеливо мотнул головой и протянул ему руки, совсем как ХотРод Тандеру. Старскрим шагнул к нему, резко подхватил подмышки и стартовал с предельным ускорением. Тактик немедленно обхватил его ногами и вцепился в крылья.
- Оссторожней, ты, недоразумение! - прошипел Старскрим, перехватывая его за талию. - Руки!
Проул перестал хватать его за крылья и положил одну руку на наплечник, а другой многозначительно поцарапал желтый пластик на груди истребителя.
- Мега-атр-рон? - повторил он.
- Да, да, - раздраженно ответил Старскрим. - Ты правильно догадался. И что?
- Мое, - коротко сказал тактик.
Тиран Небес захохотал и нырнул в распахнутый зев подъемника.
Миновав несколько коридоров, истребители притормозили на перекрестке и медленно опустились на пол. Автоботы сразу слезли с них и заоглядывались.
- Вот теперь ищите свое, - снова хохотнул Старскрим и дернул Тандера за руку. - Полетели отсюда.
- Но Мегатрон сказал... - попробовал возразить истребитель.
- Если они так его хотят, то найдут сами, - Старскрим поднялся на антигравах. – А мы посмотрим.
Тандер на секунду задумался, а потом его оптика засветилась. Иногда Старскрим придумывал отличные забавы...
- Тогда скорее отправляемся в дежурную рубку, - промурлыкал он и трансформировался.
Автоботы проводили взглядами инверсионные следы умчавшихся самолетов, и одновременно повернулись в противоположную сторону. Анализаторы запахов заработали на полную мощность, и автоботы не сговариваясь устремились вперед по коридору, жадно втягивая воздух. Запахов Мегатрона было очень много, он словно был всюду вокруг них... Но все-таки можно было отличить, где старый запах, а где новый. Пока они находились с теми двумя странными трансформерами, здесь многое успело измениться, появились новые коридоры и уровни. Старая память уже не годилась.
Они кружили по базе, иногда натыкаясь на десептиконов, неизменно удивлявшихся при виде столь странно сосредоточенных посетителей. Однако бордовое мерцание линз подсказывало, что автоботы находятся здесь вовсе не с вредительскими целями, и поэтому никто не стрелял в них с близкой дистанции. Даже Саундвэйв, которого они едва не сшибли, когда тот выходил из лаборатории, ограничился кратким "Эксперимент продолжается" и довольно проиграл какую-то мелодию. Лазерник бодро каркнул с его плеча.
В конце концов дорожка запаха вывела их в знакомый коридор, и они чуть ли не вприпрыжку кинулись к маячившей далеко впереди двери. За ней скрывался Мегатрон, за ней все было просто и понятно, за ней было спокойно. Никаких зеленых лучей, тесных пространств, никаких гнусных экспериментов. Им вовсе не понравилось, когда трансформеры с красивыми красными рисунками копались в их начинке. Это было не так уж и больно, скорее раздражало... Но эти, с красными рисунками, были уверены, что офицеры не осознают происходящее. Это было слышно в их голосах, хотя Проул и ХотРод не понимали ни слова...
Гонщик поискал знакомые прямоугольнички, но не нашел - только какие-то странные рисунки на стене возле двери и экран рядом. Ему показалось, что это просто украшения, и поэтому он нетерпеливо поскребся в дверь, оставляя на ней светлые полоски царапин. Потом оглянулся и зацепился взглядом за камеру слежения, подмигивающую красным оком. Толкнув Проула в бок, он кивнул на камеру и попробовал встать перед ней так, чтобы его было видно как можно лучше. Помахал в камеру, оскалился в дружелюбной улыбке и проурчал нечто приветственное. Однако камера осталась равнодушна, а дверь даже не подумала раскрываться. ХотРод нахмурился и зарычал. Дверь по-прежнему его игнорировала. Гонщик яростно взвизгнул и начал пинать равнодушную преграду, после чего вцепился в нее когтями со всей злости. Он устал, он хотел получить свою долю энергии, ему было холодно, и срочно требовалось чье-то внимание.
Не обращая внимания на беснующегося товарища, Проул сосредоточенно тыкал когтистым пальцем вмонтированные в стену сенсорные клавиши, морща при этом лоб и беззвучно шевеля губами. Наконец, его старания увенчались успехом, и монитор включился. Проул расплылся в улыбке, схватил за спойлер ХотРода, уже плюющегося в дверь отработанным энергоном, и подтащил поближе. Гонщик уставился на экран и нетерпеливо зашипел.
Словно отозвавшись, монитор засветился ярче, а потом с резким щелчком отобразил Мегатрона. Автоботы хором заурчали, поднимаясь на кончики стоп - монитор явно был рассчитан на более высоких посетителей, чем среднестатические представители красного знака.
- Ну? - поинтересовался Мегатрон.
По каналу связи донеслось шипение и ворчание, в котором явно угадывались какие-то слова. Монитор ничего толком не показывал, и Мегатрону пришлось вставать и лично идти к двери. Он сомневался, что на собственной базе кто-то может напасть на него столь идиотским способом, но открывать посторонним дверь, сидя к ней спиной, не собирался. Может, это Старскрим решил проявить чувство юмора?..
Тяжелая бронированная дверь отползла в стеновые пазы, и Мегатрон не удержался от изумленного восклицания.
- Вы?
Автоботы буквально прыгнули на него, едва не сбив с ног. Мегатрон попятился, с трудом удерживая активно трущихся об него трансформеров, издающих стонущие и мяукающие звуки. Но в конце концов так и не удержал. Все втроем оказались на полу, и автоботы сразу полезли на него, почти брызгая смазкой. Губы, языки, ладони, бедра - все это терлось об него, полыхало жаром нетерпения, и Мегатрон понял, что где бы жертвы ани-вируса ни пропадали, но там им никто не давал. Вероятно, и друг с другом у них не было возможности сконнектиться, а пальцы в разъемы не запихнешь.
Мегатрон засмеялся и прихватил офицеров за шеи. Зажатые таким образом автоботы просительно смотрели на него, выдыхая все те же стоны-мяуканья. Он улыбнулся и приподнялся, делая вид, что тянется к ним ближе. Автоботы заерзали с утроенной энергией, изо всех сил подаваясь навстречу. Гонщик издал низкий вибрирующий стон, Проул подхватил, царапая плечо Мегатрона. Мегатрон почувствовал, как об его броню трется влажное переплетение проводов. Он уже собрался сменить позицию, затащив под себя кого-нибудь из офицеров, но неожиданно ХотРод странно всхлипнул и как-то резко обмяк, распластавшись поверх Главнокомандующего. Проул еще несколько секунд самозабвенно потирался об него, а потом его двигатели заикнулись, начали сбоить, и тактик повторил перфоманс гонщика.
- Что за... - разозленно прошипел десептикон, садясь.
Представив, что ему придется тащить неподвижные тела - уже в который раз! - на ремонтные уровни, он немедленно отказался от этой затеи, и вызвал Саундвэйва вместе с дежурными конструктиконами. Кассетник прибыл спустя три минуты, Крюк и Скайвенжер - спустя четыре.
- Что с ними случилось? - тоном опытного медика поинтересовался Крюк.
- Я как раз хочу услышать от вас ответ на этот вопрос.
Конструктиконы одновременно приняли мудрый, ничего не обещающий вид.
- Несите их в лабораторию, - как всегда монотонно произнес Саундвэйв.
Конструктиконы посмотрели на Мегатрона, дождались подтверждающего кивка, и взялись за автоботов.
- Я уведомлю о результатах исследования, - сообщил касеттник.
- И побыстрее, - добавил Мегатрон.

В лаборатории Саунда автоботы застряли на два дня, и все эти два дня Старскрим просто не исчезал из поля зрения Мегатрона. У истребителя внезапно обнаружилась масса дел, требовавших регулярных консультаций, потом он вспомнил о своем славном телохранительском прошлом и объявил, что чувствует острую необходимость возобновить свое верное служение. Правда, этот внезапный приступ верноподданичества быстро сменился обычным поведением, в котором перемешалась опасливость и нестерпимое желание вцепиться имплантатами в шейные кабели более сильного соперника. Мегатрон уже решил, что действие вируса прошло, и исключительно для профилактики предложил Старскриму ответственно охранять покои повелителя. Можно даже изнутри. Истребитель ответил невнятным фырканьем в котором слышался отчетливый отказ.
Однако ровно в тот момент, когда в славном прошлом на Кибертроне наступал комендантский час, истребитель во всеоружии явился в чужие апартаменты.
Мегатрон разлегся на платформе, уставился в потолок и провокаторски сказал:
- Думаю, завтра Саундвэйв вернет мне моих автоботов. Как думаешь, что полезного они могут?
- Ничего, - отрезал Старскрим. - Против вооруженных сил врага они не выстоят, а выдавать им оружие - несусветная глупость, - он на секунду примолк и привычно поправился: - То есть неразумное решение.
Мегатрон сохранял многозначительно молчание, которое заставляло нервничать всех, кому доводилось его слышать. Старскрим не был исключением. Вдобавок сейчас он не мог трезво мыслить, полностью занятый вопросом самоутверждения.
- Мегатрон, - позвал он. - Повелитель. У меня есть вопрос.
- Мм? - отозвался Главнокомандующий.
- Ты серьезно думаешь, что они тебе нужны?
Последовал короткий смешок.
- То есть фактически они для тебя ценнее, чем полноценные боевые единицы?
Снова смешок, который при желании можно истолковать как угодно.
- То есть ценнее меня? - в голосе Старскрима прорвалось бешеное, злющее скрежетание.
- Сложный вопрос... - протянул Мегатрон, краем оптики неотрывно следя за истребителем.
- Сложный? - Старскрим наконец-то отошел от дверей, где по традиции стояли охранники, и молниеносно пересек пространство, отделяющее его от Мегатрона. - Я незаменим! Я уникален!
Последнее слово он почти прорычал, нависая над чужой платформой. И только когда Мегатрон схватил его за руку, стискивая запястье до попискивания сервоприводов, неожиданно вскипевшая ярость испарилась.
Главнокомандующий сел и потянул его к себе. Старскрим четко вспомнил недавнее проишествие и так же четко решил - это самый подходящий вариант. Если требуется доказать собственную необходимость, то делать это нужно любыми способами. Причем, если уж он выбрал именно этот способ, то нужно еще и переплюнуть автоботов, которые, похоже, только этим и занимались все время, пока были на базе и пока не бродили по коридорам... Старскрим холодно блеснул оптикой и, взобравшись на платформу, практически оседлал Главнокомандующего.
- В таком уникальном ракурсе я тебя действительно вижу впервые, - сообщил тот, запуская пальцы под край защитного колпака.
Старскрим вздохнул, провентилировав все системы, и заставил себя сидеть спокойно, пока Мегатрон последовательно снимал все уровни его защиты. И поскольку Повелитель исподтишка начал вновь синхронизировать частоту их полей, это было даже приятно. Он даже не стал возражать, когда Мегатрон со скрежетом трущегося железа развернулся на месте, заодно разворачивая и его, а потом толкнул истребителя на спину, а сам тут же навалился сверху. Старскрим находил некое извращенное удовольствие в том, что Мегатрон действительно его захотел.
Главнокомандующий уже успел наполовину включиться в системы распластанного под ним истребителя, когда на коммлинк пришел вызов. Мегатрон приглушенно зарычал и, несмотря на протесты истребителя, откинул панель.
- Мегатрон, исследование окончено, - пробубнил Саундвэйв. - Результаты...
Старскрим схватил Мегатрона за руку и дернул так, что голограмма Саунда развернулась.
- Позже! - рявкнул Старскрим в коммлинк. - Он занят! - и захлопнул панель, едва на оторвав.
- А вот это уже самоуправство, Старскрим, - угрожающе промурлыкал Мегатрон. - Наказуемое.
- Я раскаиваюсь, - неискренне ответил истребитель и поудобнее устроил ногу на бедре Повелителя.

Спустя энное количество времени, потраченного на приятные занятия, Мегатрон поднялся и направился к выходу, оставив истребителя остывать на платформе.
Едва за ним закрылась дверь, как Старскрим немедленно начал елозить по платформе с мстительным удовольствием представляя, что автоботы все это прекрасно учуют. Покинув платформу, он прошелся по апартаментам, выбирая очередной объект, и плюхнулся в командирское кресло, откинув подлокотники, чтобы вместиться с крыльями. Как следует поерзав, он еще раз обошел помещение и снова вернулся на платформу, твердо намереваясь дождаться Мегатрона.
Главнокомандующий явился не один, чего Старскрим подсознательно и ожидал. Едва дверь открылась, он сразу услышал рычание автоботских офицеров, которое превратилось в угрожающий рокот на низких частотах, когда они наконец оказались в апартаментах и увидели его. Мегатрон отпустил их с поводков - теперь это были не провода, а хорошая качественная работа конструктиконов - и автоботы начали медленно приближаться к платформе, зло посверкивая линзами. Старскрим дождался, когда они окажутся на расстоянии прыжка, и плавно взмыл на антигравах к потолку. Раздавшееся снизу шипение было полно разочарования.
Старскрим по воздуху доплыл до Мегатрона, успевшего устроиться в кресле. Конечно, пикировать сверху на Повелителя он не стал, опустился в нескольких шагах. Демонстративно раскачивая бедрами, Старскрим подошел к повелителю и так же демонстративно уселся на подлокотник. Автоботы хором зарычали и угрожающе заскребли когтями по платформе. Мегатрон покосился на заместителя и ухмыльнулся, завидев, как у того вновь изменился оттенок свечения линз. Такой красивый, багровый цвет.
- Старскрим, у тебя есть два варианта, - сказал он. - Или удалиться к себе, или стать пассивным зрителем. Кое-кому явно нужно мое внимание.
- Кое-кому не помешает урок хороших манер, - буркнул истребитель, косясь на хлыст, валяющийся сверху на глобусе.
- Я открою тебе дверь, - не терпящим возражений тоном сказал Мегатрон.
Волей-неволей Старскриму пришлось подняться и двинуться на выход. Мегатрон шел за ним следом, а за спиной у него автоботы обменивались странными высокими звуками, после чего послышался шум и лязганье пластин брони.
Старсрим вышел с гордо поднятой головой, однако в последний момент Мегатрон ловко ухватил его за крылья и потянул, заставляя их отогнуться под углом.
- Мне больно, - прошипел Старскрим.
- Не ври, - фыркнул Мегатрон. - И не нужно стараться занять место этих двоих. Я использую концепцию индивидуального подхода к каждому.
- Вас ждут поклонники индивидуального подхода, Повелитель, - изысканно вежливо ответил истребитель. - По-моему, они трахаются без вас.
Мегатрон подтолкнул его в спину, разжал хватку, и дверь за спиной у Старскрима захлопнулась. Истребитель заскрежетал с расстройства, плюнул раскаленным паром и двинулся к подъемнику, собираясь полетать в небе над белковыми, сорвать на них раздражение.
Когда Мегатрон вернулся к себе, то увидел, что Старскрим был совершенно прав. Заняв платформу, автоботы старательно трахались, брызгая энергоном и смазкой во все стороны. ХотРод самозабвенно обхватывал ногами черно-белого партнера, дергал его за растопыренные дверцы и протяжно стонал, быстро двигая тазом вверх-вниз. Круто выгнутый спойлер отчаянно пружинил, едва не высекая из платформы искры заостренными концами. Проул то рычал, то стонал, точно так же двигая бедрами, словно хотел вколотить партнера в разогретое железо. Мегатрон чувствовал, как разрастается вокруг них напряжение, в воздухе резко прибавляется озона, и все сильнее становится запах разогретой смазки.
Пару минут спустя, оба офицера одновременно задрожали, окончательно переплелись друг с другом и начали бурно перезагружаться, не скупясь на стоны и вопли. Мегатрон внимательно наблюдал за содрогающимися в экстазе телами, пока не стихли последние выплески электричества и антифриза.
Успокоившись, автоботы вроде бы отбыли в перезарядку, но затем неожиданно вновь зашевелились. Послышались щелчки расцепляющихся механизмов, и Проул скатился с гонщика. Тот потер живот, залитый светящейся жидкостью, и сел. Поджал под себя одну ногу, другую согнул и положил подбородок на колено. Проул снова подобрался к нему ближе, дернул гонщика за ногу и перекатился на спину, устроившись на ноге ХотРода, как на спинке кресла. Гонщик недовольно фыркнул, пробуя высвободиться, однако тактик проигнорировал его возражения. Впрочем, ХотРод долго не настаивал на своем, явно не в состоянии ссориться после столь впечатляющего интерфейса. Он погладил тактика по плечу и почти деликатно взял за руку. Проул благосклонно заворчал. ХотРод подтянул руку к себе поближе, осмотрел залитые энергоном пальцы тактика и неожиданно лизнул их. Подумал и начал аккуратно вылизывать расслабленную кисть. Проул слабо мерцал линзами от удовольствия и открыто нежился от оказываемого внимания.
Спокойно смотреть на такое Мегатрон был просто не в состоянии. Подойдя к ласкающейся парочке, он легко запрыгнул на платформу и подтолкнул Проула ступней. Тактик задумчиво посмотрел на него и попробовал поджать ноги. Мегатрон улыбнулся и присел перед ним на корточки. ХотРод коротко пискнул и дернул зажатой конечностью, однако Проул вновь не обратил на это ни малейшего внимания.
- Раздвинь ножки, - предложил-приказал Главнокомандующий, кладя руки Проулу на колени.
Тактик утомленно вздохнул всеми системами, но сопротивляться не стал и охотно поддался действиям Мегатрона. Штекеры медленно уползли в сплетение проводки, а вместо них выдвинулись и приподнялись разъемы. ХотРод проворчал нечто одобрительное и с удвоенным старанием принялся вылизывать пальцы тактика. Вздохи Проула сделались довольными, особенно когда Мегатрон присоединился к делу ублажения тактика - пока что просто щекоча ему разъемы. Спустя полминуты такой стимуляции Проул охнул, подхватил свободной рукой себя под колено и поднял ногу, старательно выставляясь под взглядом Главнокомандующего. Мегатрон выдержал характер еще полминуты, а потом наклонился вперед и резко подсоединился к тактику. Проул вскрикнул, дернулся, и ХотРод наконец-то смог освободиться. Несмотря на то, что Мегатрон уже порядком придавил урчащего тактика, гонщик все-таки сумел извернуться и поджать под себя освобожденную конечность.
Сидеть на пятках было куда удобнее. Он отпустил руку Проула и тоже чуть наклонился вперед, почти столкнувшись нос к носу с Мегатроном. Повелитель провел пальцем по гладкой щеке, а потом протянул руку и ухватил гонщика за самый кончик спойлера. ХотРод замурлыкал, упираясь в плечи тактика и наполовину снижая яркость свечения оптики. Проул, зажатый между горячими телами, схватил ХотРода за запястье и потянул его пальцы в рот, начав прикусывать их. Свободной рукой он вцепился в бедро десептикона и поднял ноги повыше. ХотРод теперь наслаждался и прикосновением языка к пальцам, и тем, как чужие пальцы исследовали его спойлер. В обычных условиях желтое "крыло" не отличалось особой чувствительностью, но сразу после интерфейса... Мегатрон дотянулся до другого конца, и теперь стимулировал гонщика обеими руками. ХотРод заурчал, чувствуя, как тепло разливается по всему телу и одновременно ощущая, как броня тактика быстро нагревается. Проул затрепетал, перестал лизать его пальцы и просто громко стонал, не выпуская их изо рта. Несколько мгновений спустя Мегатрон почувствовал бешеный электрический прилив, хлынувший из разогретых систем тактика. Даже ХотРод, ни к кому не подсоединенный, задрожал и застонал от восторга. Мегатрон зарычал.
На этот раз автоботы действительно ушли в перезарядку сразу после перезагрузки, просто отключились. Мегатрон не отказал себе в удовольствии полежать на горячих телах, ни о чем не думая. Затем процессор вновь заработал на полную мощность. Мегатрон одновременно разрабатывал несколько стратегий: дальнейшего взаимодействия с белковыми (а точнее воздействия на них), общения со Старскримом, контроля за собственными солдатами (например, Астротрэйн и Блитцвинг вдруг решили, что жить друг без друга не могут), доработки идей Саунда...
Старскрим кружил в небе над Персидским заливом, периодически запуская один-другой снаряд в барражирующие залив суда военно-морского флота. Среди белковых царила паника, отчетливо прослушивавшаяся на всех частотах. Истребитель парил в облаке антирадарных частиц и размышлял, какие еще действия следует предпринять, чтобы Мегатрон не забывал о самых лучших трансформерах своего времени, точнее, о самом лучшем...
Саундвэйв скрупулезно записал в файл результаты очередного неудачного эксперимента по выведению антидота для вируса, и теперь задумчиво разглядывал Грабителя, упоенно грызущего какую-то деталь "тяжелого вооружения" белковых, оторванную во время последнего столкновения. Возможно, следовало изучить строение головного мозга прототипов, чьи поведенческие инстинкты закладывались в основу вируса, чтобы понять, как в автоботах действует псевдоорганика? Или стоит попробовать провести эксперимент с Грабителем?..
Президент Соединенных Штатов Америки мучительно раздумывал, что скажут избиратели, а так же Сенат и Конгресс, если он отдаст приказ о ядерной бомбардировке штаб-квартиры пришельцев в штате Орегон. Военные сразу же предложили этот вариант, и сейчас, когда потери живой силы приближались к критическому уровню, а до массовой паники оставалось совсем немного...
ХотРод не знал, что такое сны, но сейчас он видел именно сон, и поскольку не мог отличить его от реальности, то все происходящее заставляло его скулить и дергаться, так и не выходя в онлайн. Он видел, что Проул опять нападает на Мегатрона, и на этот раз серебристый трансформер сразу сбивает его с ног и топчет, ломая черно-белые дверцы. Потом он видел, как сам кидается на серебристого, впивается в его броню, но руки бессильно соскальзывают, а Мегатрон уже тянется за этим жутким гибким инструментом, и уже начинает бить его. От ударов слетает краска, все тело содрогается так, что даже из подлинзовых пазух выплескивается стеклоочиститель, но при этом почему-то внизу корпуса разливается приятное теплое ощущение...
Оптимус Прайм изучал файлы, записанные в памяти бортового компьютера челнока, и чувствовал острую необходимость снова связаться с Мегатроном, чтобы все-таки высказать все, что думает по этому поводу.
Скайварп, дежуривший у мониторов, с огромным интересом подглядывал за трехрежимниками, не забывая делиться подсмотренным с Тандером, напрямую сбрасывая все данные по приватной связи.
Проул в перезарядке смутно вспоминал гладиатора с предупреждающими черно-желтыми полосами на шлеме, с красными острыми полосами на щеках. Воспоминания были плохие, хотя вроде бы он делал то, что ему приказывали тогда... но все равно ему было стыдно перед серебристым, и он сквозь морок наполовину отключенных систем прижимался к Мегатрону теснее, пытаясь извиниться. Он же исправился, честно...
Мегатрон почувствовал, как беспокоятся автоботы, и рассеянно подтолкнул Проула электричеством, а ХотРода снова погладил по спойлеру. Офицеры успокоились и больше ему не мешали.
Президент Соединенных Штатов Америки решил отложить бомбардировку еще на неделю.
Оптимус Прайм услышал грохот падающих стеллажей, отшвырнул мини-диск и решительно отправил запрос, безапелляционно вломившись на стандартную частоту десептиконов.
- Мегатрон, на связи автоботы, - среагировал Скайварп, тут же включив коммлинк и одновременно отключив камеру, шпионящую за трехрежимниками.
- Главный экран второй палубы, двусторонняя видеосвязь, - буркнул Мегатрон, не желая лично вставать и щелкать тумблерами.
Скайварп исполнил требуемое, напрямую соединив двух враждующих лидеров.
- Десептикон!.. - начал Оптимус Прайм и запнулся, приглядевшись к открывшейся картине.
- Повелитель десептиконов, - неохотно пробормотал Мегатрон, рассоединяясь с тактиком и садясь на платформе.
Проул поерзал, как нарочно выставляясь перед монитором всеми своими разъемами, а потом перекатился на живот и выключил даже резервные системы. Зато ХотРод вышел из перезарядки, с удовольствием освободил ноги и уставился на экран. Узкие разрезы линз светились ровным пурпурным цветом. Гонщик широко зевнул, продемонстрировав клыки, словно тоже красовался перед новым зрителем.
- ХотРод, ты меня понимаешь? - ровно спросил Оптимус, словно Мегатрона тут и не было. - Ты мне нужен, офицер. Приди в себя.
- Мне он тоже нужен, - заметил Мегатрон куда-то в сторону.
- Ты меня помнишь? - Прайм в упор смотрел на гонщика.
Обеспокоенный таким пристальным вниманием, ХотРод подвинулся так, чтобы оказаться за спиной у серебристого. Тот развернулся, закрывая гонщика плечами от постороннего, и ХотРод с удовольствием за ним спрятался. Правда, ему быстро стало скучно слушать то, как Мегатрон и неизвестный обмениваются длинными и нудными репликами. У него все еще побаливали внутренности, но диагностика систем показала, что на самом деле никто его не бил. Так же диагностика подсказала, что происходящее с ним было... ненастоящим. ХотРод машинально потер бедренные сочленения, и решил, что ему нужно немедленно чего-нибудь настоящего.
Он осторожно улегся на спину и начал хитро двигаться вперед ногами, пока не оказался бампером совсем рядом с коленями серебристого. Еще одно движение - и бампер удобно пристроен на гладких коленях. ХотРод раскинул ноги и поерзал совершенно недвусмысленным образом. Мегатрон попробовал спихнуть его, но гонщик недовольно зашипел. Несколько секунд спустя пальцы серебристого легли куда надо и начали слегка дразнить разъемы. ХотРод замурлыкал и потянулся, выгибаясь.
- Прайм, на твоем месте я бы давно отключил связь из вежливости, - заметил Мегатрон, поймав паузу в обмене угрозами. - Или там у тебя за спиной толпа любопытствующих наблюдателей?
ХотРод самозабвенно постанывал, двигаясь под рукой десептикона.
- Не твое дело! - рявкнул Оптимус. - Учти, антидот я найду, вернусь за ними, и если ты хоть что-нибудь им сделаешь... - Прайм внезапно запнулся и резко повернулся куда-то в сторону. Передатчик так же резко повернулся за ним, стараясь не выпустить из объектива, и на несколько мгновений охватил всю панораму командного мостика. - Стоять! - гаркнул командир автоботов. - Нельзя! Брось! Аа, шлак! - он снова повернулся к передатчику, наклонился вперед и почти прошипел: - Ты за все ответишь, Мегатрон.
В следующее мгновение он отключился.
Мегатрон неожиданно расплылся в поистине юникроновой ухмылке. Перестав дразнить гонщика, он поднялся с места и подошел к пульту. Автобот яростно зашипел, со скрежетом проведя когтями по платформе.
- Молчать, - рассеянно сказал Мегатрон, перематывая обратно запись разговора. - Ага...
Несколько мгновений он рассматривал стоп-кадр, а потом расхохотался во весь голос.
В нескольких шагах за спиной Прайма кто-то такой мирный, тихий, серолицый, кто-то с очень острыми когтями и клыками, а так же с очень интересной конфигурацией тубуса на плече, упоенно грыз силовые кабели, свисавшие из-под отодранной панели...

Вернуться к фанфикам