Свита гладиатора

Автор: Skjelle
Персонажи: Мегатрон и трое истребителей
Рейтинг: NC-17
Жанр: романтика, юмор
Примечание: 1. на момент описываемых событий Мегатрон является экс-шахтером, удачливым гладиатором и готовится бросить весь Кибертрон к своим ногам.
2. Где-то тут должен был быть сюжет. Но, одиноко и потерянно бродя среди порнографических сцен, он окончательно заблудился, и с тех пор о нем ничего не было слышно.

Скайварпу было скучно. В гладиаторских боях ему не давали участвовать, а совершать налеты на Айкон ежедневно... В общем, ежедневно тоже не получалось. Но вообще-то он был уверен, что если бы кое-кто чуть меньше преклонялся перед харизмой гладиатора и чуть больше настаивал на своем, то жизнь была бы куда веселее. Скайварп категорически не желал сидеть на месте. Сколько он себя помнил, он всегда нарушал общественное спокойствие, и когда некто Саундвэйв предложил ему сотоварищи присоединиться к восхитительно противозаконному движению... Скайварп вцепился в эту возможность руками, ногами, челюстями, да еще и прикрыл сверху крыльями.
Цели Мегатрона действительно стоили того, чтобы встать под его командование. Затеять переворот в насквозь прокисшем, застоявшемся обществе - что может быть лучше? Скайварп был готов уничтожать, разрушать и распылять на атомы все, что попадало в поле зрения. Если бы ему дали волю, он бы… Однако Мегатрон почему-то решил, что главным в их триаде следует назначить Старскрима. Видимо, потому что тот больше всех пел дифирамбы несомненному гению великого гладиатора. Ха! Скайварп где-то глубоко в процессорах был уверен, что все это неспроста, и Старскрим явно имеет виды если не на место самого гладиатора, то уж как минимум по правую руку от него. Или вообще рядом с ним... Вообще... Скайварп хмыкнул. Впрочем, особо его это не интересовало: его интересовало, когда снова придет Саундвэйв, после чего вновь запрется с Мегатроном в логове последнего. Они долго будут о чем-то договариваться, а затем на коммлинки истребителей придет вызов. И потом - старт! Крушить, сжигать, уничтожать!
У Скайварпа аж крылья зачесались от нетерпения. Он остановился и уставился прямо в гладкую стену перед собой, видя на холодном металле эпические батальные сцены, огонь, потоки энергона... Он даже слышал крики погибающих жертв... И внезапно стена поехала в сторону.
Скайварп дернулся, выплывая из мира видений, и с некоторым смущением понял, что пока он пребывал в грезах, ноги опять занесли его куда-то не туда.
В дверном проеме возвышался Мегатрон, сложивший руки на груди. Скайварп совершенно не ожидал увидеть здесь гладиатора и потому лишь промямлил что-то невнятное.
- Я с большим интересом наблюдаю за тобой вот уже пять минут, - сообщил Мегатрон. - Мне хотелось бы знать, по какой причине ты все это время стоишь перед входом и бормочешь что-то себе под нос.
Скайварп встряхнулся и слегка расправил закрылки. Разумеется, он не собирался придумывать фальшивые объяснения, однако прежде чем он успел сказать хоть что-нибудь, Мегатрон взял его за плечо и потянул на себя. Чуть посторонившись, он пропустил Скайварпа в комнату, и ощутимо подтолкнул в спину. Истребитель оглянулся, слегка занервничав, но лицо Мегатрона было совершенно бесстрастным. Гладиатор проводил его до самого командорского кресла, приспособленного под ремонтный ложемент и управляющий центр одновременно. Затем опустился на эту конструкцию, моментально приобретя удивительно значимый вид, и величаво взмахнул рукой:
- Говори.
- Я задумался. Я всё жду, когда придет Саундвэйв, - совершенно честно сказал истребитель. - И надеюсь, что он принесет что-нибудь такое, что снова потребует нашего участия.
- Тебе так не терпится отправиться в следующий рейс? - слегка недоверчиво улыбнулся Мегатрон.
- Я люблю уничтожение.
- Хм. Уничтожение говоришь...
Мегатрон взялся за собственный шлем. У Скайварпа открылся рот, когда он увидел, что Мегатрон снимает вроде бы монолитную деталь тела. Сам истребитель не мог такого сделать, да и его товарищи тоже. Так же Скайварп был уверен, что и Саунд не в состоянии снять с лица маску. Вообще само понятие отделяемых частей как-то не укладывалось в процессоре. Тем более, что под шлемом гладиатора находилось...
- Может быть, у меня дыра во лбу? - сладким голосом осведомился Мегатрон.
- А... я... ээ, нет, - спохватился Скайварп, осознав, что неприлично долго пялится на него.
- Как думаешь, я достоин того, чтобы перетрясти эту планетку? Уничтожить ее сонное спокойствие, - хмыкнул гладиатор, медленно поворачивая голову из стороны в сторону. - Видишь в этом знак избранности?
- Оно настоящее? - невпопад спросил Скайварп.
- Можешь потрогать, - фыркнул Мегатрон.
Скайварп шагнул вперед, медленно поднял руку и почти зачарованно коснулся развернувшихся пластин, сформировавших подобие короны. Мегатрон насмешливо приподнял надлинзовый щиток.
- Нравится? - оскалился он.
- Мм... очень, - признался Скайварп. - Да, я определенно вижу в этом знак, о Могучий...
- Иди сюда.
Экс-шахтер поймал его за запястье и потянул на себя. Скайварп удивленно охнул и неуклюже плюхнулся к нему на колени. Мегатрон обхватил его за талию, прижимая к себе.
- Что...
- Продолжай, - велел Мегатрон, неотрывно глядя в его оптику.
Заворчав двигателем, Скайварп попробовал высвободиться, но Мегатрон покачал головой и улыбнулся. Скайварп снова дернулся и снова безуспешно. Мегатрон взял его за подбородок, медленно провел большим пальцем по нижней губе.
- Я сказал - продолжай.
Истребитель понял, к чему все идет, и нервно заерзал. Ему несвойственно было кичиться моралью и уж тем более он не изображал из себя неприкосновенную персону, однако в роли секс-бота он еще не выступал. Чтобы вот так, без малейшего повода? Он резко дернулся, схватился за узорчатую пластину и зашипел на гладиатора.
- Что не так? - недовольно поинтересовался тот.
- Даже проституткам сначала платят, а потом уже заваливают их, - ядовито произнес Скайварп. - Я уже не говорю о трогательных отношениях. Что-то ни первого, ни второго я не наблюдаю.
- Я не плачу никому, - заявил Мегатрон.
- Я не ложусь под кого попало, - парировал Скайварп.
- Ты сам признал, что я осенен знаком избранности, - уже почти развлекаясь произнес Мегатрон, одновременно поглаживая его воздухозаборники.
- Найди себе кого-нибудь, кто будет пресмыкаться перед тобой.
Препирательства могли бы продолжаться еще долго, но в этот момент запищал сигнал вызова. Мегатрон отцепил чужие пальцы от своей "короны" и окончательно обездвижил дергающегося летуна, обхватив поверх рук. Скайварп зарычал ему в аудиодатчик. Сохраняя невозмутимость, Мегатрон нашарил где-то под собой пульт и включил прием сигнала. На стене замерцал монитор двусторонней связи.
- Ну это уж слишком, - тихо зашипел Скайварп, - это унизительно в конце концов!
- Что такое? - осведомился Мегатрон у охранника.
В качестве такового выступал один из гештальт-ботов, неведомым для других образом примазавшийся к гладиатору и заполучивший весьма ответственный пост. Его нстоящего имени никто не знал, впрочем, как и он сам - потому что много циклов назад его хорошо приложили по голове за махинации с запчастями. От сотрясения часть кластеров пострадала, и солидный кусок памяти покинул трансформера навсегда. Прилипшая к нему кличка коротко и ясно характеризовала его личность - Барыга.
Гештальт-бот озадаченно поскреб носовой выступ. Его собственный небольшой экран отображал довольно скалящегося гладиатора, причем без шлема, и злого, как промышленный дроид, Скайварпа. Монитор давал изображение только по грудь, но даже при этом было видно, что Скайварп как минимум сидит рядом с гладиатором. А может даже и на нем.
- Саундвэйв прибыл, - сообщил махинатор. - Впустить?
- Да.
Скайварп зашипел еще громче, и Мегатрон освободил его, резко спихнув с колен. Скайварп немедленно ретировался - достаточно быстро, чтобы не вызвать на свою голову продолжение банкета, но не слишком торопливо для того, чтобы кто-то назвал его трусом. Он чувствовал, что ему немедленно нужно наружу, на простор - взлететь над крышами небоскребов и охладить кипящий и булькающий энергон. Идя по коридору к выходу из подземелий, он столкнулся с Саундом, пробурчал нечто отдаленно смахивающее на приветствие, и мысленно поклялся, что больше не будет даже близко подходить к логову Мегатрона без особой на то необходимости.
Впрочем, гладиатор словно забыл о его существовании и ни разу не упомянул о произошедшем - во всяком случае, не в присутствии Скайварпа. Истребитель был уверен, что и остальным трансформерам об этом ничего не известно, иначе слушок давно бы уже пополз от одного датчика к другому. По совести говоря, Скайварпа даже слегка разочаровал такой бесславный финал. Почему-то он смутно предполагал, что гладиатор должен с большим упорством добиваться цели. Если, конечно, эта цель ему действительно нужна.
И придя к выводу, что цель, то есть он, Мегатрону не слишком интересна, Скайварп снова полностью отдался любимому занятию - преследованию и уничтожению. Ему потрясающе везло, однако, как это обычно бывает, постоянно хотелось большего. Ему нравилось не только разрушать, но и выделывать замысловатые фигуры высшего пилотажа, красоваться перед своими жертвами. В этом и состояла загвоздка. Он точно знал, что в списке асов стоит не первым и даже не вторым. Ему была крайне необходима модернизция, которую нельзя сделать своими руками. Он хотел заполучить маленькую микросхему, производимую только на правительственных заводах. Громкими мечтами об этом крошечном кусочке железа он быстро успел достать не только своих партнеров-истребителей, но и конструктиконов, и еще примерно половину трансформеров, с которыми общался.
Когда он в очередной раз начал вещать о том, какие горизонты открылись бы перед ним, если бы... - Старскрим схватился за аудиодатчики, а Тандер недвусмысленно указал ему на дверь.
Гордо задрав голову, Скайварп удалился. Взлетев на крышу полуразрушенного небоскреба, под которым находился основной бункер Мегатрона, он уселся на самом краю и свесил ноги в бездну. Мерцающие огни мегаполиса завораживали. Особенно, когда он предствлял, как они вспыхивают в ядерном пламени.
- Эй, - неожиданно окликнули его.
Скайварп резко обернулся, вскидывая руку, но тут же опустил ее и выключил лазер. Небрежно прислонившись к коробке лифтовой шахты, на крыше стоял Мегатрон. Оторвавшись от стены, он неторопливо пошел к истребителю, как-то подозрительно пряча руку за спиной. На всякий случай Скайварп полностью развернулся к нему, перебросив ноги через бортик, и приготовился в случае чего упасть спиной в пустоту.
- Я слышал, что тебе нужен церебро-контроллер для управления высшим пилотажем, - сказал гладиатор.
- Ммм, да, - вынужден был признать Скайварп. - А что? - он подозрительно посмотрел на Мегатрона, опасаясь, что тот сейчас заявит будто ему не нужны истребители-недоделки.
- Держи.
Мегатрон достал спрятанное. Линзы Скайварпа вспыхнули и замерцали. В руке у Мегатрона болталась голова Джетшота - одного из самых известных истребителей. Всего их, высококлассных профессионалов на службе правительства, было около сорока. Сорок четыре, если быть точным.
Теперь уже сорок три.
Потухшая оптика отражала зарево большого города, из топливных артерий все еще капал энергон. Скайварп почувствовал, что сейчас заурчит. Это был очень подходящий подарок. Истребитель подался вперед и осторожно провел пальцами по мертвому лицу. Мегатрон ухмыльнулся и шагнул ближе. Скайварп соскочил с бортика, выпрямился и демонстративно потянулся. На этот раз он не стал возражать, когда Мегатрон обхватил его за талию. Скайварп нетерпеливо дернулся за головой, хранящей в себе вожделенный контроллер, однако гладиатор поднял добычу повыше.
- Он осмелился бросить мне вызов, - лениво произнес Мегатрон. - Скажем так... он не рассчитал свои силы. Я оторвал его глупую голову собственными руками, - голос его понизился до особых частот, - но у меня была еще одна причина поступить так... Теперь я все делаю правильно?
- Мм... да, - выговорил Скайварп.
Мысль о том, что Мегатрон совершил это ради него, невероятно возбуждала. Ничуть не меньше, чем возбуждало предвкушение новых полетных возможностей. Скайварп переступил на месте, потираясь о гладиатора и почти слыша биение его Искры под броней, иссеченной множеством шрамов.
- Полагаю, я могу рассчитывать на некоторую награду? - все тем же тоном осведомился Мегатрон.
- Хоть сейчас, - Скайварп блеснул линзами.
- Ну нет. Не хочу, чтобы у кого-нибудь от зависти случился сбой в процессоре.
Скайварп засмеялся, окидывая взглядом городской пейзаж. Да, пожалуй, какой-нибудь летун мог бы весьма заинтересоваться происходящим.
Мегатрон отпустил истребителя и направился к лифтовой шахте. Скайварп последовал за ним, жадно глядя на болтающуюся голову, потом не выдержал, догнал гладиатора и пошел рядом, то и дело толкая его крылом и бросая недвусмысленные взгляды. Мегатрон не смотрел на него, но ухмылялся так, что нейросеть Скайварпа начала возбужденно ныть.
Лифт, как ни странно, работал, а размер кабины позволил истребителю с чистой совестью встать вплотную к Мегатрону. Под шумок он попытался еще раз добраться до вожделенного подарка, но Мегатрон спрятал руку за спину и покачал головой, улыбаясь. Скайварпу пришлось смириться и терпеливо дожидаться, когда ему наконец отдадут эту игрушку.
Мегатрон провел его какими-то окольными путями, ловко миновав собственную охрану в лице все того же Барыги, и наконец они оказались в личных апартаментах гладиатора. Точь-в-точь как в прошлый раз, он устроился на развернутом в ложемент кресле, поставил мертвую голову себе на ладонь и в упор глянул на истребителя. Скайварп хмыкнул и медленно пошел к гладиатору. Без всяких подсказок он уселся на него верхом, и только после этого смог заполучить вожделенный предмет. Истребитель нежно прижал голову летчика к щеке и так же нежно поцеловал ее в приоткрытые губы.
- Ты его еще поимей, - ехидно посоветовал Мегатрон, - прямо в рот.
Скайварп захихикал и поставил драгоценный подарок на ближайший пульт, развернув так, чтобы погасшая оптика смотрела прямо на них.
- Пусть любуется, - объяснил он.
Коротко хохотнув, Мегатрон внезапно цапнул его за запястье, и завел руку за спину. В следующее мгновение он развернул свое магнитное поле во всю мощь. Скайварп еле удержался от вскрика. Интенсивность этого поля заставляла его схемы потрескивать. Истребитель опустил голову, начиная мерцать оптикой, и стиснул бока Мегатрона высоко поднятыми коленями. Гладиатор довольно облизнулся, моментально породив у Скайварпа фонтан непристойных фантазий. Он заметил, какие у гладиатора странные, длинные клыки и тут же представил себе, как они разрывают чьи-то шланги. Гладиатор, перегрызающий глотку противнику... с ума сойти. Он без малейших раздумий дернулся вперед, чтобы достать до этих поблескивающих острых клыков. Мегатрон тут же укусил его, разрывая гладкий и тонкий металл. Скайварп коротко взвыл, брызгая энергоном, и отшатнулся.
- Это было совсем ни к чему, - сердито буркнул он, облизав прокушенные губы.
- Не смог удержаться, - ухмыльнулся Мегатрон. Голос у него был низкий-низкий.
Он заметил, как Скайварп вздрогнул от короткой вибрации, вызванной звуком, и зарычал. Не яростно, как в бойцовском угаре, а лениво и раскатисто. Истребитель уперся свободной рукой ему в плечо, оптика у него потускнела, рот приоткрылся.
- Очень чувствительный, а? - пророкотал Мегатрон, одновременно включая силовые установки.
- Д-дааа... - Скайварп несдержанно застонал и подался вперед, прижимаясь к нему. Сладко задергало в животе, где пролегали центральные трубопроводы и масса нейронных цепей. Он хотел немедленного продолжения.
- Переходники, Скайварп, - проворчал ему в аудиодатчик Мегатрон.
Чуть отстранившись, истребитель открыл приемные порты и снова застонал, когда разогретые штекеры с мягкими щелчками погрузились в них.
Чистая, клокочущая энергия потекла в его разъемы, причиняя внезапную боль. Скайварп вскрикнул и дернулся, откидываясь назад. Он никогда не был на принимающем конце с трансформерами чужого вида и даже не подозревал, что это может быть так неприятно.
Мегатрон схватил его за другую руку, тоже вывернул за спину и стиснул запястья Скайварпа одной левой.
- Расслабься, летун, - прорычал он на пределе звучания. - Не сопротивляйся, и дело пойдет само.
- Я не мечтал побыть зануленной фемкой! - почти взвизгнул истребитель. - Шлак!
Недовольно заворчав, Мегатрон притормозил слияние энергий. Скайварп чувствовал, как нестерпимо горят его филигранные разъемы, наглухо заткнутые штекерами, но не собирался отказываться от столь возбудившей его перспективы только из-за того, что не мог принять чужую конфигурацию. Гладиатор молчал, рассеянно поглаживая его, и постепенно истребитель начал слегка двигаться под прикосновением пальцев, скользивших по чувствительным соединениям. Он уже смирился с тем, что высвободить руки ему не удастся, и предпочел думать об этом, как об элементе игры. Мегатрон коснулся губами его шлема и снова начал выталкивать в него свою энергию. Но на этот раз был несколько более сдержан, и Скайварп только прикусил и без того поврежденную губу. А затем он почувствовал, что может и хочет большего.
- Сильнее, - пробормотал он.
Последовавший за этим взрыв в сенсорах буквально подбросил его на месте.
- Тыы..! Меня убьешь! - он выгнулся, пытаясь справиться с бушующей энергией. - Не так сильннн...оооо!
- Прости, - Мегатрон пожал плечами, но его оптика полыхала так, что было ясно - он нисколько не сожалеет и даже не собирается останавливаться.
- Ну хотя бы руки отпусти, - простонал Скайварп, ерзая по нему и чувствуя, что волей-неволей начинает приспосабливаться. Как это внезапно хорошо, когда в собственных микросхемах циркулирует такое огромное количество напряжения… Его двигатели взвыли. - Пожал... уххмм... ненавижу бездеятельно-о... оох…
- Ответ отрицательный, - издевательски-механическим голосом сказал Мегатрон.
Скайварп не мог даже зарычать на него, загруженный уже до предела. Стремясь предотвратить приближающийся взрыв, Мегатрон стиснул крыло истребителя. Сминаемый металл издал пронзительный скрежет, Скайварп заорал, конвульсивно содрогаясь. Но Мегатрон добился, чего хотел - чуть-чуть отодвинул неизбежное. Он продолжил сбрасывать энергию, перегружая каждый нейрон в теле партнера. Он держал Скайварпа на грани, пока не почувствовал, что сейчас сам наконец-то получит удовольствие.
- О Праймас... не могуу! - Скайварп резко выгнулся, толчковые двигатели с ревом сработали, оптика вспыхнула жутким калейдоскопом, а Искра просто взорвалась.
Мегатрон прижал его к себе до хруста брони. Уткнувшись лицом ему в шею Скайварп начал сбрасывать топливо, грызя чужие шланги, скуля и заходясь стонами. Совершенно неконтролируемый экстаз был настолько силен, что в конце концов истребитель отключился.
Очнувшись, он с трудом разомкнул сведенные судорогой челюсти, он сразу же поспешил зализать свою вину в прямом смысле слова.
- Кажется, я тебя слегка потрепал, - абсолютно пресыщенным голосом произнес Мегатрон.
- Ннгхх... - истребитель приглушенно засмеялся. - Не страшно.
- Я определенно должен извиниться.
- Да ладно, - Скайварп почти мурлыкал. - Удовольствие было гораздо сильнее...
- Я ни перед кем не извинялся, - чуть суше продолжил Мегатрон.
- Я польщен, о могучий, - Скайварп потерся об него. Ему не хотелось спорить и просто разговаривать. После столь шоковой перезагрузки ему не хотелось вообще ничего, кроме как подольше оставаться рядом с гладиатором, греясь о его броню. Он даже не попытался избавиться от чужих проводов, чувствуя, что Мегатрон оценит этот жест доверия.
- Ты что, хочешь на мне перезарядиться? - засмеялся чемпион боев на арене.
- Я бы не возражал, - Скайварп, с усилием приподнял тяжелую голову.
Мегатрон заглянул в его потемневшие линзы, хмыкнул и устроился поудобнее.
- У тебя есть пять часов.
Скайварп вздохнул, прочищая системы вентиляции, уткнулся носовым выступом ему в шею - и Мегатрон услышал щелчки отключающихся реле.

Последующие несколько дней Скайварп, заполучивший драгоценный контроллер, буквально жил в небе, выделывая там такие фигуры, что у любого трансформера от подобного пилотажа должно было закоротить процессор. Если у Скайварпа что-то и закоротило, так это только блок повышенной благодарности, которую он выражал одним и тем же способом. Мегатрон был крайне этим доволен, поскольку истребитель занимался интерфейсом с ничуть не меньшим энтузиазмом, чем полетами.
Разумеется, Мегатрон мог наведаться в любой из сотен борделей, процветавших в Каоне, да и многие зрители гладиаторских боев наверняка с удовольствием составили бы гладиатору компанию на платформе. В последнем Мегатрон уже имел возможность убедиться. Но при всем этом он предпочитал Скайварпа. Слегка психованный и не страдающий абсолютно никакими комплексами истребитель полностью удовлетворял его.
И одновременно, исподволь выспрашивая Скайварпа о его напарниках, Мегатрон со все большим интересом поглядывал на них. Голубая броня или красная? Тандеркракер или Старскрим? Мегатрону нравилось прикидывать, кого он попробует первым. Он уже не сомневался, что затащит к себе и того и другого, но все еще не мог придумать, каким образом сделать из этого красивое развлечение.
В конце концов ему наскучило планировать, и он пошел самым простым путем. Возможно, это было не слишком элегантным решением - затолкать истребителя в лифт и сделать так, что посреди медленного подъема механизм застопорился. Однако Мегатрон рассчитывал на автоматическую неприязнь всех летунов к закрытым и тесным пространствам. Разумеется, он помог бы страдальцу забыть о фобиях, причем помог бы самым интересным и радикальным образом.
Фобия у Тандера обнаружилась. Да еще какая.
Едва кабина со скрежетом остановилась, а свет пригас до тусклого аварийного мерцания, истребитель зримо напрягся. Мегатрон коротко, но с чувством выругался.
- Это явно не случайно, - заявил Тандер, лихорадочно озираясь. - Они до меня опять добрались!..
- Кто? - удивился Мегатрон, уже протягивая руку помощи. - Успокойся. Ты боишься замкнутых помещений?
- Нет! Этого я не боюсь! Но здесь повсюду эти проклятые твари! - взвыл Тандер. - И ты с ними заодно!
Мегатрон едва успел присесть, как Тандер выстрелил прямо в то место, где только что находилась его голова. Расплавленные метал брызнул во все стороны, фейерверком посыпались искры из пробоины. Истребитель завертелся на месте, невнятно вопя что-то про мелких членистоногих гадов, и буквально поливая шквальным лазерным огнем тесное пространство лифтовой кабины. Разумеется, долго терпеть такое надругательство почтенный механизм не сумел бы, и поэтому Мегатрон не стал дожидаться, когда кабина рухнет в бездонную шахту. Вместо этого он отвесил Тандеру такого пинка прямо под кокпит, что истребитель сложился пополам и рухнул на пол кучей железа.
Будучи мрачнее нефти, Мегатрон всадил локоть в стену и одновременно передал по коммлинку сигнал на контрольный пульт в лифтовой. Кабина дрогнула и медленно поползла вниз. Тандер перевернулся на спину, обеими руками зажимая поврежденное место, и хрипло застонал.
Лифт подергался и остановился, двери со скрежетом распахнулись. Мегатрон ухватил истребителя за ногу и выволок в заброшенный холл. Мимоходом отметив, что лифт героически довез их аж до восьмого уровня, Мегатрон отпустил слабо брыкающегося истребителя, и встал над ним, уперев руки в бока.
- Что это было? - холодно осведомился он.
Тандер мялся и жался, юлил и увиливал, притворялся наивным и несчастным трансформером, но в конце концов, под угрозой расчлененки, сдался. И поведал Мегатрону о том, что его, лучшего истребителя всех эпох и рас, преследуют какие-то тайные недоброжелательные силы. В частности, силы эти шпионят за его жизнью, подбрасывая механических шестиногих тварюжек, которые появляются всякий раз, когда с Тандером случается какая-нибудь неприятность.
- Вот! - внезапно заорал истребитель, приподнимаясь на локтях. - Еще одна побежала! Пристукни ее!
Мегатрон повернулся туда, куда трясущимся пальцем указывал истребитель, но даже полное сканирование не дало результатов. Никаких тварюжек там не было и в помине.
- Ты психопат, - убежденно сказал гладиатор.
- Все так говорят, - нервно отмахнулся Тандер. - Только вы не понимаете одной простой вещи - их вижу только я, потому что охотятся именно за мной, а не за всеми вами! Ненавижу! Сдохни!
Истребитель буквально подскочил на месте, зарядив полновесный лазерный удар в дальний угол.
- Хватит! - рявкнул Мегатрон, наступая ему на пальцы. Истребитель взвизгнул. - Ты пытался меня убить, - почти ласково сказал гладиатор. - Объяснение я получил. Теперь я хочу получить извинение и компенсацию.
- Ка... какую компенсацию? - страдальчески кривясь, поинтересовался Тандер.
Мегатрон сложил руки на груди и улыбнулся. Целых несколько секунд истребитель недоуменно пялился на него, а потом в линзах у него медленно затлело понимание. Мегатрон улыбнулся еще шире.
Молчаливое противостояние продолжалось недолго.
- Я понял, - наконец, сдался Тандер. - Я вижу, что тебе от меня нужно.
- Так, - приглашающе сказал Мегатрон.
В целом Тандер не видел причин с криками отбиваться от поползновений гладиатора. Он даже порадовался, что вопрос о компенсации можно решить так просто и без отрывания деталей. Единственная проблема была в том, что он очень давно не имел дела ни с кем кроме истребителей.
- У меня одна просьба, - добавил он. - Сойди с моей руки, шлак побери!
Мегатрон сверкнул оптикой и приподнял ногу. Тандер выдернул кисть, потряс рукой, пощелкал суставами и недовольно глянул на гладиатора. Тот полыхнул линзами еще ярче. Тандер опустил взгляд и медленно поднялся. Мегатрон шагнул к нему, и истребитель сразу же попятился.
Мегатрон наступал неторопливо, вынуждая Тандера снова и снова сдавать назад, пока наконец наплечники истребителя не звякнули о стену. Мегатрон буквально оскалился.
- Прекрати... на меня давить, - с перерывами проскрежетал Тандер. - Ты... вы...
Губы у него дергались, и Мегатрон сразу же догадался, что истребитель опять видит галлюцинации. Сделав широкий шаг, он прижал Тандера к холодной преграде, уперся в бетон руками по обе стороны от его головы и активировал всю бронезащиту на полную мощность.
Истребителю показалось, что фигура гладиатора стала чуть ли не в полтора раза больше.
- Теперь они тебя не увидят, - пообещал Мегатрон.
- Ты за кого меня принимаешь? - Тандер приподнялся на кончики стоп, выглядывая что-то поверх плеча Мегатрона. - Я похож на минибота, который от всех страхов прячется под изопленкой и отключает оптику, надеясь, что раз он не видит, то и его не видят?
- Ты похож на психа, - Мегатрон нажал ему на макушку, заставляя опуститься на ступни. - С другой стороны, представь, как хозяева этих, как ты говоришь, членистоногих, будут завидовать тебе? Они же не смогут принять участие.
- Да-а? - задумчиво протянул Тандер. - Хм. Это верно, - он заметно успокоился.
- Ну вот, я знал, что мы договоримся, - заключил экс-шахтер и осклабился. - Пожалуй, я все-таки начну получать свою компенсацию. Говорят, у летунов чувствительные крылья...
- Не всегда. Только в поисковом режиме, - Тандер улыбнулся.
- И где же переключатель? - поинтересовался Мегатрон.
Вместо ответа истребитель открыл рот, демонстрируя отличные дентопластины и микросхему, закрепленную на нижней челюсти под языком. Не тратя на раздумья ни секунды, Мегатрон втолкнул палец между приоткрытых губ и одним прикосновением перевел истребителя в упомянутый режим. Тандер вскрикнул, прикусил чужой палец и тут же сорвался на низкий стон. Многочисленные анализаторы и сенсорные датчики заработали разом, воспринимая мельчайшие изменения в окружающей среде. Скользящие по животу пальцы оставляли горящие дорожки. Жар, идущий от Мегатрона, окутывал плотным облаком возбуждения. Передающаяся вибрация чужого двигателя вообще грозила немедленной перезагрузкой.
Мегатрон блеснул линзами, высвободил прикушенное и внезапно опустился на колени, увлекая истребителя за собой. Тандер проехался по стене, плюхнулся на пятую точку и заелозил, скользя ногами по гладкому полу. Он никогда не использовал поисковый режим для интерфейсовых утех, однако сейчас предпочел подстраховаться, потому что хоть и был готов сконнектиться с гладиатором, но желания не испытывал. Теперь эта маленькая неприятность решилась кардинально. Уже начиная терять голову от бьющей по всем датчикам сенсорной нагрузки, Тандер подался ближе к Мегатрону и схватил его за плечи. Он хотел еще и ткнуться лбом туда же, однако гладиатор взял его за подбородок и заставил чуть приподнять голову.
- Расслабься, - сказал Мегатрон, - и смотри мне прямо в оптику.
Не отпуская взгляд истребителя, он быстро нащупал магнитные замки и начал открывать их, оставляя Тандера без привычной защиты. Истребитель нервно стиснул челюсти. Если бы Мегатрон все еще не убрал палец, то сейчас бы у него были все шансы остаться без него. Но гладиатор уже вовсю исследовал открытые механизмы, и каждое его прикосновение заставляло Тандера вздрагивать. Нейронная сеть ныла и требовала немедленной разрядки, избавления от растущего напряжения. Мегатрон наткнулся на очередной переключатель, и Тандер аж задергался.
- Нет-нет-нет, подожди, там же топливные заслонки! - затараторил он.
- И что? - Мегатрон поднял надлинзовый щиток, поглаживая микросхему пальцем.
- Внутреннее давление огромное, - все так же быстро выговорил Тандер.
- И что?
- Я топливо сброшу, - по-прежнему торопливо продолжил истребитель, - просто не смогу удержаться. А модификация предусматривает, что сброс излишков горючего должен сопровождаться позитивными эмоциями, и поэто...
- Я рискну, - хмыкнул гладиатор.
Тандер вырубил оптику, заранее напрягаясь. Горячий палец медленно надавил на схему, магнитные замки щелкнули... Истребитель сладко взвыл, выбрасывая нагретый энергон. Пальцы его разжались, и он откинулся на стену. Мегатрон дернулся, мотая головой. О чем его не предупредил Тандер, так это о силе выброса. Топливо ударило струей, залив гладиатору и лицо, и шлем, и даже грудь.
Мегатрон задумчиво стер фиолетовые потеки и посмотрел на истребителя, явно пребывающего в каком-то своем чудесном мире. Пользуясь случаем, Мегатрон раздвинул нагретые детали Тандера и сунул в открывшееся пространство руку. Тандер аж содрогнулся, мигом перестав витать в облаках.
- Эй!.. - панически начал он.
- Тсс, я не буду делать ничего плохого, - пообещал Мегатрон.
Он задумчиво перебрал и внезапно наткнулся на что-то мягкое - разумеется, по сравнению с металлом. Тандер вздрогнул и слегка поморщился.
- Итак, что тут у нас? - поинтересовался Мегатрон.
- Ээ... э-это масляный дозатор...
Мегатрон сжал пальцы, чувствуя, как начинает бурлить жидкость под упругой оболочкой. Тандер снова поморщился, но Мегатрон углядел скрытые эмоции и начал медленно сжимать и отпускать найденную игрушку. Тандер какое-то время терпел, но затем его лицо буквально исказилось в гримасе блаженства. Тонкая масляная пленка начала проступать на открытых деталях, кое-где масло просто потекло.
- Хва-атит... хватит, - то ли простонал, то ли прошептал он. - Ты меня выжмешь досуха...
- Я еще даже не начал, - ухмыльнулся гладиатор.
Тем не менее, он перестал исследовать чужую механику и начал наощупь отыскивать переходники, тут же подключаясь. Тандер замычал. Он до сих пор не сталкивался с чужими трансформами, и к тому же столь гиперактивными. Но отступать было некуда, и он снова подался вперед, обнял гладиатора за шею, снова и снова вздрагивая, и пробуя взять как можно больше болезненно-восхитительного удовольствия.
- Да, да, молодец, - почти прошептал Мегатрон, - расслабься, позволь мне сделать все самому.
- Я... ух... больно, - пожаловался Тандер, непроизвольно сжимая ноги. Броня гладиатора скрипнула.
- Просто ты не привык к моей конфигурации, - Мегатрон лизнул его щеку. - Мм... ты восхитителен.
Незатейливый комплимент внезапно вызвал у Тандера бурный отклик. Он запрокинул голову и охнул, чувствуя, как взрывообразно нагреваются его схемы, и по ним распространяется приятное покалывание. Энергон так же быстро нагревался, начиная расширяться и раздвигать все, даже самые мельчайшие трубопроводы. Сенсорные датчики отозвались ноющей болью, тоже не лишенной приятности.
- Наконец-то! - прорычал гладиатор.
После этого Тандер потерял всякое представление о времени, собственном положении в пространстве и вообще обо всем, кроме того, что происходило с его непрерывно дрожащим телом. Он даже не пытался хоть сколько-нибудь контролировать происходящее. Мегатрон вынудил его, прижал к стенке, сконнектил... И Тандер не желал, чтобы он останавливался. Почувствовав, как в него тычутся еще несколько проводов, он с готовностью открыл дополнительные гнезда. В конце концов оба оказались настолько сильно соединены, что он при всем желании не мог бы сказать, где заканчиваются системы одного и начинаются системы другого. Мегатрон перегружал его с пугающей легкостью, затопляя тонкие схемы воздушного бойца. Тандер терпел до последнего, но потом почувствовал, что окончательно и бесповоротно переполнен, что сейчас просто взорвется, что сейчас...
Его крик переполошил бы весь Каон и всех механических членистоногих шпионов, если бы Мегатрон не заткнул ему рот, вспахав губы истребителя клыками. Тандер захлебнулся собственным энергоном и острой сладкой болью, только подхлестнувшей его процессоры. Три или четыре молниеносных перезагрузки подряд выбили его логические цепи до полного обнуления. В последний миг он все-таки не сдержался и выстрелил в пристроившуюся под потолком любопытную тварь. И вспышка аннигиляции тоже была восхитительной...
Мегатрон уперся ладонью в стену, нависая над отключившимся истребителем. Над воздухозаборниками последнего курился дымок, между шейными проводами то и дело мелькали искры. Гладиатор позволил себе краткий отдых, а потом выпрямился и выдернул провода. Двигатели Тандера сразу же загудели, оптика замерцала, а сам истребитель заелозил. Мегатрон с уважением посмотрел на него - истребитель явно не собирался требовать себе несколько циклов на подзарядку. Первым делом он поставил на место всю броню, а потом попытался встать. Мегатрон поднялся на ноги, и помог Тандеру.
- Мм!
Тандер хотел сказать что-то, но, открыв рот, аж вздрогнул и прижал к губам пальцы. Снова вздрогнув, он отнял руку и внезапно понял, что случилось со Скайварпом несколько мегациклов назад. Его физиономия выглядела точно так же, словно его кто-то... покусал.
- Догадался? - ухмыльнулся Мегатрон.
- Что ты ему предложил? - полюбопытствовал Тандер, стараясь поменьше открывать рот.
- Кое-что интересное. У меня очень индивидуальный подход.
Ограничившись этим заявлением, Мегатрон взял Тандера за наплечник и направился к лифту. Перед самыми дверьми Тандер внезапно начал упираться, неубедительно бормоча что-то про ненадежность подъемника, однако Мегатрон впихнул его в кабину одним толчком. Истребитель врезался в стенку, тут же развернулся и оказался лицом к лицу с гладитором. Двери у того за спиной начали невыносимо медленно, со скрежетом закрываться. Мегатрон прижал его к стене, словно опасался, что новоявленный партнер вырвется и сбежит.
- Надеюсь, ты понимаешь, что это был далеко не последний раз, - произнес он истребителю в датчик.
Оптику Тандера заволокло приятным туманом, на несколько секунд он вновь погрузился в пережитые ощущения. Мегатрон довольно хмыкнул, услышав, как взвыл двигатель истребителя.
- Мм... - Тандеру было трудно соображать. Все еще распаленные датчики - хотя он уже переключился обратно - вовсю регистрировали исходящий от гладиатора жар, шум его топлива в трубопроводах, биение его Искры... - Я... Погоди! - он резко выпростал руку и выстрелил между закрывающихся дверей, после чего злорадно захохотал. - Вот так! Одной тварью меньше!
Мегатрон зарычал.

Двадцать минут спустя, покинув лифт, в котором Мегатрон еще раз убедительно доказал, что является куда более значимым, чем механические шпионы, Тандер ошеломленно тряс головой и ощупывал броню на животе. Под теплым металлом нервно гудели сервоприводы, горели нервные цепи, булькало топливо. Тандер все еще не мог целиком осознать случившееся. Он шел по темным улицам и никак не мог сосредоточиться. Полностью на автоматике, он добрался до убежища и нырнул в привычные полутьму и приятный жар инфракрасного излучения. В убежище был только Скайварп, растянувшийся на платформе и просматривающий новостные каналы. Пробубнив приветствие, Тандер добрался до своей платформы и осторожно на нее опустился. Парочка внутренних механизмов отозвалась жалобным попискиванием.
Скайварп довольно хмыкнул, когда на экране начали зачитывать новости об очередном погроме, устроенном неизвестными. На эту же тему вещали еще три или четыре канала, но в конце концов истребителю это надоело, он демонстративно зевнул, разминая лицевые сервоприводы, и перекатился на спину. Потом покосился на удивительно тихого Тандера, отвернувшегося к стене, встал и крадучись двинулся к истребителю. Аккуратно сев на платформу, он ненавязчиво провел пальцем по спине коллеги.
- Я не в настроении, - отозвался тот.
- Та-андер, - протянул Скайварп, забираясь на чужую платформу уже с ногами. - Мне скучно. Эй?
Он перегнулся вперед, пытаясь заглянуть Тандеру в лицо.
- Не могу, - заявил бело-голубой истребитель и перевернулся на спину.
- Оо, - снова протянул Скайварп, но уже совсем с другой интонацией. - Что я вижу? Хмм, как интересно... - он ухмыльнулся и провел пальцем по истерзанному металлу. - Кажется, я знаю, откуда это.
- Только не пытайся пристыдить меня, - слегка невнятно, но язвительно отозвался Тандер. - По-моему, это ты первый лег под него, а?
- Не будь таким ханжой, - фыркнул Скайварп, машинально продолжая поглаживать ранения. - Мне захотелось.
- И сварные швы потом ставить тебе тоже захотелось? - уточнил Тандер.
- Мм... Нет, - вынужден был признать истребитель. - Это... последствия.
- И часто ты бегаешь за "последствиями"? - ехидно осведомился Тандер.
- Достаточно, - признал Скайварп, чуть смутившись. - Но зато он подарил мне церебро-контроллер.
- Да? А почему мне подарили только фигу? - возмутился Тандер и тут же расхохотался, осознав, насколько смешно, как у мелкого искрения, прозвучала его претензия. Впрочем, хохот быстро сменился преувеличенно жалобными стонами, когда энергон потек из едва-едва начавших регенерировать губ.
- Думаю, у тебя все впереди, - поддержал его веселье Скайварп. - А что будет, когда он доберется до Старскрима... Боюсь, наш новый шеф разорится.
- До Старскрима? - переспросил Тандер.
- Не думаешь же ты, что имея дело с тремя истребителями, он не тронет третьего?

Скайварп был абсолютно прав. Мегатрон уже взял Старскрима на прицел. Но он мог позволить себе не слишком торопиться в достижении желаемого. В конце концов, у него уже было два партнера. Не один и еще один, а два разом. А так же у него были жестокие бои на арене и подрывная деятельность, медленно разрушающая мирную, затхлую жизнь на Кибертроне.
Перед экс-шахтером не стояли моральные вопросы типа "а правильно ли я поступаю?", его не заботила судьба мирных жителей - так же, как их никогда не заботила судьба шахтеров и прочего "сброда", добывающего жизненно необходимый энергон за жалкие кредиты. В принципе, Мегатрон не ставил перед собой задачи всем страшно отомстить. Он всего лишь хотел переделать мир под себя, избавляясь от всех препятствий, которые могли встать на пути. Да, у него была очень и очень насыщенная жизнь. Поэтому Старскрим мог погулять на свободе еще несколько стандартных дней. Может быть даже десять. Или больше...
Но не слишком долго.

В очередной раз буквально ошкурив все покрытие Скайварпа и насильно убедив Тандера, что никакие мелкие шпионы не могут следить сразу за троими, Мегатрон наконец-то всерьез задумался о том, что ему не помешало бы некоторое разнообразие. Остывшие истребители уже вовсю обсуждали план завтрашнего вылета с последующей бомбежкой третьего сектора в районе Сандро, а он прокручивал в процессоре возможные варианты ловли истребителя на живца. Однако ему снова не хватило терпения - его раздражала необходимость планировать что-то длинное, хитрое и запутанное, когда речь шла о чем-то, кроме военных стратегий. Он опять решил идти напролом.
- Эй вы двое, - прервал он дискуссию о преимуществе ядерных зарядов над плазменными. - Может уже приведете мне третьего?
- Нет, - хором сказали истребители после недолгой заминки.
- Нет?
- Это будет нечестно, - пояснил Скайварп. - Мы пришли к тебе сами...
- Ахм, - буркнул Тандер.
- Нас никто не приводил, - строго сказал Скайварп, глядя на него.
- Всего лишь загнали в угол, - пробубнил Тандер себе под нос.
Мегатрон посмотрел на него со своей обычной нехорошей усмешкой, и Тандер почувствовал, как от смущения у него начинают стучать поршни. Он машинально погладил свои новые лазеры. Мегатрон принес их с очередного боя и подарил истребителю, буркнув что-то про лучшее для лучших. При этом он еще и проявил чувство юмора, потому что подарил их в полном комплекте - вместе с руками, к которым они крепились.
- Какой ужас, тебя купили, - отчаянно-громким шепотом произнес Скайварп.
Прежде чем Тандер успел достойно ответить, на стене замерцал сигнал вызова. Мегатрон активировал монитор, и на экране появилось изображение Барыги. Сухим, как старая бочка голосом, он сообщил, что в штаб-квартиру прибыл Старскрим, и тут же отключился.
- Мне необычайно везет, - заметил Мегатрон. - Скройтесь из виду.
Возбужденно мерцая оптикой, истребители метнулись к рекреационной нише, отгороженной голограммным пологом, и бухнулись на пенорезину, тут же устроившись, как на наблюдательном пункте. Им обоим было жутко интересно, как развернутся события в ближайшие полчаса. Разумеется, они не собирались предупреждать Старскрима о грозящей ему опасности. Вот если бы Мегатрон вздумал открутить ему голову, они бы несомненно вступились за командира, а так...
Старскрим шагнул в дверной проем и почтительно остановился. Мегатрон рассеяно махнул ему, подзывая ближе, но не отрывая предельно сосредоточенный взгляд от заблаговременно включенного монитора с кое-какими набросками. Истребитель подошел почти вплотную и осторожно кашлянул. Гладиатор вырубил технику и развернулся к нему.
- У нас не было нового задания? - осведомился Старскрим.
Мегатрон покачал головой, пристально глядя на воздушного бойца. Старскрим переступил на месте, еще раз кашлянул, и его оптика неуверенно замерцала.
- Тогда... Скажи, ты не видел моих… компаньонов? - несколько обеспокоенно спросил он. - Опять пропали.
- Совсем недавно видел, - абсолютно честно ответил Мегатрон. - Но почему ты спрашиваешь об этом меня?
- В последнее время у них появилась дурная привычка исчезать, - проворчал Старскрим. - Я думал, что это ты даешь им какие-то личные указания, но теперь... Ничего не понимаю.
- Ну в общем-то я их действительно сильно нагружаю, - хмыкнул Мегатрон.
В тени ниши Тандер многозначительно пихнул Скайварпа в бок. Истребитель прикрыл рот ладонью.
- А я? - ревниво спросил Старскрим в этот же момент и потому не услышав звука.
- Хочешь того же самого? - засмеялся Мегатрон.
- Я... хм, - истребитель подозрительно глянул на шефа. Ему почему-то не понравился тон, которым это было сказано. - Думаю, пойду-ка я поищу их в другом месте,
- Стоять, - Мегатрон ухватил его за кончик крыла. - Я покажу тебе, чем нагружаю их...

Из своего укрытия истребители с жадным интересом наблюдали, как Мегатрон с энтузиазмом тяжелого танка склоняет последнего из крылатой троицы к интерфейсу.
- Я говорил, что он будет не рад, - констатировал Тандер, когда Старскрим разбил первый миником об голову Мегатрона.
- Ой-ой, мне так нравилась эта статуэтка, - пожаловался Скайварп, печально глядя, как хрупкое сооружение из кристаллов ударяется о грудь бывшего шахтера и рассыпается сверкающими осколками.
- Если эти шлюхи ложатся под тебя, то почему я тоже должен? - орал Старскрим, метко пинаясь. - Не тронь! Делай с ними что хочешь, а меня оставь в покое! Отвали!
- Вот же наглая сволочь, - прошипел Скайварп. - Ну мы тебе покажем...
- И с этим гадом я состою в одной триаде, - поддержал его Тандер. - Покажем, и еще как.
Второй и третий миникомы точно так же нашли свой конец, столкнувшись с могучим умом гладиатора, упакованным в могучий череп, накрытый могучим шлемом. Мегатрон отшатнулся, и Старскрим тотчас же воспользовался этим, метнувшись к свободе. Экс-шахтер поймал его за ногу едва ли не посреди транформации и сдернул вниз. Грянувшийся на пол Старскрим потерял ориентцию на секунду, но Мегатрону этого хватило с лихвой.
Несмотря на громкие вопли яростного протеста, Старскрим очень быстро оказался уложен на спину и надежно зафиксирован под тяжестью чужого тела. Истребители видели, как Мегатрон наклонился низко-низко и начал что-то говорить Старскриму, но так тихо, что разобрать это не могли никакие датчики. Старскрим еще немного подергался и притих, демонстративно отвернувшись.
- Не очень-то он сопротивлялся, - заметил Тандер в датчик Скайварпу.
- О да, я уверен, ты продержался аж вдвое дольше, - язвительно прошептал тот.
- Ах ты груда отходов.
Истребитель треснул его по шлему его, и в любое другое время этот звук уж точно привлек бы внимание посторонних, но только не в тот момент, когда посторонние начинали глубокий интерфейс. Старскрим прерывисто вскрикнул, содрогаясь, и оба истребителя слегка поморщились, одновременно вспомнив, что Мегатрон все-таки очень... большой.
- Пожа-алуйста... не так быстро... - простонал Старскрим, хватаясь за руки гладиатора.
- К твоему огромному сожалению я никогда не отличался терпением, - сообщил Мегатрон.
Старскрим зарычал, но гладиатор заставил его запрокинуть голову и начал исследовать переплетения шейных кабелей. Истребитель сосредоточился на этом ощущении, пробуя отстраниться от острых электрических уколов, мучающих его приемные порты. Красная броня покрылась мельчайшими капельками конденсата, сигнализировавшего о сильном напряжении систем.
- Какой ты неразношенный, - врадчиво проговорил ему в датчики Мегатрон. - Дай-ка я это исправлю...
- Да пошел ты... куда столько сразу... - почти прохрипел Старскрим, - уммх!
Мегатрон пропихнул ладонь под его боковую броню и начал подергивать тугие кабели. Старскрим закрутился, рассыпая фонтанчики искр, и Мегатрон сразу же почувствовал, как рушатся его защитные системы, открывая пусть к самому ядру программных кодов. Однако гладиатор не стал пользоваться чрезмерно щедрым подарком. Вряд ли потом истребитель обрадуется, если поймет, что при первом же интерфейсе его буквально взломали. Мегатрон считал, что доверие нужно завоевывать, а не красть. Поэтому он сосредоточился исключительно на передаче энергии, ловя каждый вскрик и стон истребителя.
Старскрим практически утратил способность здраво соображать. Его внутренности вот уже пару минут как непроизвольно сокращались, а в переполненных конденсаторах постепенно скручивались тугие высоковольтные спирали. Даже когда истребители кувыркались сразу втроем, он не чувствовал себя настолько перегруженным. Он попытался донести эту мысль до Мегатрона, но все возражения захлебнулись во всплесках энергии, бегущих по соединявшим их проводам. Прежде чем он успел взять себя в руки, его системы начали каскадно перезагружаться. И он даже не мог толком закричать.
Мегатрон зарычал, чувствуя, как его броню орошают горячие капли. Он стиснул чужие провода и кабели, едва не выдергивая их и параллельно транслируя жажду обладания, упоение доступностью зажатого истребителя, сексуальный голод...
Старскрим завопил так, что в аудиодатчиках зашкалило. Это было куда сильнее, чем любой из его прежних интерфейсов - от интенсивности дымились схемы и закипал энергон. Он снова выбросил топливо, яростно хватаясь за плечи Мегатрона.
Вопли Старскрима невероятно возбуждали наблюдателей, а когда из всех сочленений вскидывающегося в экстазе истребителя начал брызгать яркий энергон, Тандер первым схватился за свои провода.
- Ради Великого Праймаса... - Скайварп приподнялся, чтобы лучше разглядеть платформу. - Оо... это просто...
- Невероятно, - докончил Тандер, теребя пучки тонких кабелей.
Скайварп перевел взгляд на него и очень недвусмысленно улыбнулся. Тандер улыбнулся ему в ответ, демонстративно облизывая губы. Несомненно обоим срочно требовалось слияние.
- Чур сегодня я сверху, - сообщил черно-фиолетовый истребитель, решительно наваливаясь на бело-голубого собрата.

Спустя какое-то время Мегатрон поднялся и перебрался на платформу, а потом затащил на себя истребителя и огромным усилием удержался от соблазна выключиться. Он довольно улыбнулся. Посторонний сказал бы, что он безумно оскалился.
До сих пор вздрагивающий Старскрим зарылся лицом между его шеей и плечом, пробормотал что-то невнятное и тут же ушел в стазис. Мегатрон хмыкнул, отмечая эту общую для всей троицы черту - закапываться в него, как шахтер в энергоновую жилу. Шахтеры… тьфу.
Словно откликнувшись на его мысли, два истребителя бесшумно вынырнули из теней рекреационной ниши.
По их мутной оптике Мегатрон легко определил, чем они занимались, и широко ухмыльнулся, после чего похлопал по платформе. Истребители без лишних слов оказались рядом с ним.
Старскрим прикрывал его сверху - и в его разъемах до сих пор приятно покалывало статическое электричество - Тандер устроился слева, а Скайварп - справа. Оказавшись в тройном окружении, Мегатрон буквально мог ощутить мысли истребителей. Смутное облако, в котором клубились нечеткие образы и обрывки впечатлений...
"Да дайте же перекалиброваться!" - истерически заорали у него прямо в голове.
"Твари!" - панически взвизгнули там же.
"Болт в разъем!" - добавили с миллисекундным опозданием.
Мегатрон резко сел. Старскрим съехал вниз и ткнулся лицом ему между ног. Скайварп и Тандер синхронно рухнули с платформы, огласив помещение лязгом и ругательствами.
- Эта поза порочит мое достоинство, - глухо заныл Старскрим.
- Я всегда знал, что они до моего процессора доберутся! - сдавленно, но яростно прошептал Тандер.
- Что это было? - задал самый разумный вопрос Скайварп.
- Тишина! - рявкнул Мегатрон. - От вас больше шума, чем толку!
Истребители тут же замолчали, даже Старскрим перестал дергаться. Спустя три секунды в напряженной тишине прозвучало отчетливое шипение "Тва-ари..."
Мегатрон взревел. Наклонившись, он вздернул Тандера с пола одной рукой и тут же перехватил за горло. Тряхнув истребителя, он предельно ясно объяснил тому, что впредь даже единственное упоминание о членистоногих шпионах, сказанное до, во время или после интерфейса, приведет к критическим повреждениям кое-чьих систем. Хватаясь за неумолимую десницу, истребитель сладчайшим (и весьма испуганным) голосом пообещал больше так не делать.
Все еще яростно полыхая линзами, Мегатрон буквально шмякнул его об платформу, подхватил Старскрима, откинулся на спину и затащил командира триады на себя.
- Живо на платформу! - рыкнул он в ту сторону, где до сих пор скрывался Скайварп.
От неожиданности тот аж телепортировался, обдав всех запахом озона.
На некоторое время воцарилась блаженная тишина.
"Эй... Скайварп вызывает триаду, - робко прозвучало в головах. - Меня слышно?"
- И не только в триаде, - Мегатрон утомленно пригасил оптику, поняв, что с чужим любопытством ему не справиться. - Закрытый канал связи, а?
- И откуда он взялся? - подал голос Тандер.
- О, пожалуйста, вы можете просто заткнуться? - пробормотал Старскрим, не поднимая головы.
"Нет", - отрезал Тандер, автоматически перейдя на этот самый канал
"Я все слышу, не забывай", - сообщил Мегатрон.
"Теперь они будут доставать меня прямиком через голову", - едва слышно страдальчески добавил Старскрим.
"Неожиданные последствия интерфейса, - резюмировал Скайварп, любуясь на разряды, потрескивающие у него на кончиках пальцев. - Интересно, мы можем подключить кого-то еще?"
"Нет, - без малейших раздумий ответил Мегатрон. - Запрещаю"
"Неужели мы не можем даже кого-нибудь изнасиловать?" - ощутимо надулся наконец-то перекалибровавшийся Старскрим.
"Хмм... сколько угодно, - развеселился гладиатор. - Но если вы будете снизу... я почую. И оторву вам головы"
"Слышишь, Скай, он запрещает нам развратничать", - захихикал Старскрим.
"Не припомню, чтобы я был снизу под кем-то посторонним последние пару галактических эпох", - тут же отозвался тот.
"И не будешь. Все трое не будете", - добавил Мегатрон.
Он почувствовал целый вихрь эмоций, в которых смешивалось и раздражение из-за безапелляционного приказа, и удовольствие от прикосновений к нему, и даже некая извращенная гордость по поводу этого же запрета.
"Тишина! - зарычал он. - Все накрылись изоляцией и немедленно перезаряжаться!"
Молчание воцарилось во всех диапазонах, только затрещало статическое электричество, когда Скайварп чуть ли снова не телепортировался из-за этого рыка - в присутствии гладиатора он позволял себе утратить самоконтроль ровно настолько, чтобы нервничать и пугаться.
Прикинув наличие свободного времени, Мегатрон поставил внутренний таймер на два часа и отключился. И в процессоре у него мелькали какие-то смутные видения великого будущего...
Два часа спустя будущий предводитель всей обитаемой и необитаемой Вселенной снова перешел в бодрствующий режим. Он достаточно осторожно высвободился из цепких объятий, в которые его успели заключить истребители, и твердо встал на ноги. Не тратя время на осмотр инсталляции, образовавшейся на его платформе, он направился к выходу. Однако возле самых дверей остановился, оглянулся и все-таки довольно фыркнул.
Едва за Мегатроном закрылась дверная панель, как в неподвижной куче произошло активное шевеление. Вспыхнуло три пары линз - две ярко, одна потусклее. Тандер сел на платформе и потянул к себе вяло отмахивающегося Старскрима. И только когда он прижал к себе главного в триаде так, что у того хрустнули сервоприводы, этот самый главный забеспокоился.
- Эй, - Старскрим дернулся, пытаясь через плечо глянуть на Тандера. - В чем дело?
- Это мы-то и шлюхи, а, Скример? - почти прошипел Скайварп, сунул руку под платформу и с треском выдрал из разъема какой-то кабель. Разлохмаченный конец угрожающе сыпанул искрами и оказался прямо перед носом у красно-белого истребителя.
- Что? Ты о чем вообще? Ты с ума сошел?
- Как ты нас назвал, когда разговаривал с Мегатроном?
- Вы подсматривали! - молниеносно сориентировался Старскрим. - Вот это наглость...
- Не увиливай от вопроса, - Скайварп почти ткнул кабелем в лицо Старскриму, и тот отшатнулся, вжимаясь в мурлыкающего двигателем Тандера.
- Я... я себя не контролировал, - нервно сказал Старскрим, косясь на проклятый кабель.
- Значит всякий раз, когда ты себя не контролируешь... - почти рассеяно произнес Скайварп, проводя кабелем над кабиной Старскрима, - ты резко начинаешь считать нас шлюхами? - кабель оказался в опасной близости от полуоткрытых портов на животе истребителя.
- Скай, Скай, пожалуйста, не надо, проклятье, отпустите меня! - Старскрим задергался, но Тандер ничуть не уступал ему в силе. - Тандер! Пожалуйста! Послушайте, вы же оба знаете, что я так не думаю, Юникрон вас побери! Скай!
- Плохое поведение должно влечь за собой наказание, - почти пропел Скайварп.
- Особое наказание, - хихикнул Тандер.

Барыга и Вихрь глушили высококачественный энергон в своей любимой забегаловке. Особого повода у них не было, однако гештальт-боты просто не могли обходиться без периодических встреч. Им настоятельно требовалось делиться последними новостями друг с другом, обсуждать современные политические волнения и вообще греть процессоры за жизнь.
Полутемное помещение быстро наполнялось массивными фигурами, среди которых даже самый придирчивый взгляд не обнаружил бы ни одной с красным знаком на груди. По некоему молчаливому сговору здесь постепенно образовалась негласная традиция - принимать только любителей гладиаторских боев. Все остальные трансформеры быстро понимали, что их тут не ждут, им тут не рады и в итоге все может закончиться очень плохо.
- Кстати… - Барыга торжественно воздел палец, - прошу обратить внимание, коллега... Вон туда.
Вихрь обернулся и узрел три почти одинаковых фигуры, нарисовавшихся на пороге. Упомянутые фигуры не стали торчать в дверях, а уверенно прошли в главный зал, кажется, попутно с кем-то здороваясь - в царившем здесь гуле надо было очень постараться, чтобы отфильтровать чьи-то разговоры.
- Элита воздушных сил, - прокомментировал Барыга, косясь в сторону истребителей, устроившихся за свободным столиком неподалеку. - Навоевавшаяся, пустившая всем энергон и заинтерфейсенная.
- Да ты просто завидуешь, - хихикнул Вихрь.
В общем-то, никто из хорошо знающих Мегатрона трансформеров не осмеливался сплетничать насчет него. Вернее, сплетни допускались, но только те, которые превозносили достоинства гладиатора. Все остальные разговорчики как-то не заживались на свете. Вместе с теми, кто в них участвовал. Именно поэтому, несмотря на то, что сведения о личной жизни Мегатрона и истребителей довольно быстро просочились в массы, никто даже не подумал устраивать по этому поводу разоблачительные выкрики и тыканье пальцами. Происходящее было принято как данность. Более того, вскоре для многих стало привычным обращаться именно к истребителям с вопросом "ну, в каком он настроении?" прежде, чем идти на встречу с гладиатором.
И в этот раз Барыга угадал с точностью до мелочей. Истребители как раз вернулись с полетного задания, успели наведаться к гладиатору и вытребовать у него свои законные пять минут внимания (десять... пятнадцать... мм, и еще, еще, да-а…) и теперь, полностью удовлетворенные во всех смыслах этого слова, хлестали энергон.
- Я завидую? - Барыга передернулся. - Упаси Праймас. Мои процессоры не настолько расшатаны. Просто меня раздражает, когда они втроем начинают орать хором.
- Орать? От чего орать? - удивился Вихрь.
- От того, что здоровяк коннектит их во все порты.
- О Праймас... Всех одновременно?
- Ах ты извращенец! - возмутился Барыга.
Вихрь захохотал и не стал признаваться, что у него действительно зудело в портах при мысли о слиянии с таким огромным и убийственным существом как Мегатрон.
Смирив понесшиеся не в том направлении мысли, он снова покосился на истребителей и удивленно блеснул визором. Барыга проследил направление его взгляда и скривился.
Поднявшийся из-за стола истребителей Тандер явно направлялся к ним. Когда Барыга посмотрел на него, истребитель осклабился и помахал махинатору рукой.
- Интересно, что ему нужно? - вслух задумался Вихрь.
- Я искренне надеюсь, что он просто упился и вообразил, будто я его лучший друг, - буркнул Барыга.
Тандер наконец-то добрался до их столика, и оперся на него обеими руками. Барыга предусмотрительно убрал недопитый куб с энергоном в сторонку.
- Кого я вижу! - возгласил Тандер. - Верного сподвижника и соратника нашего великого лидера!
- Это он точно тебя имеет в виду? - вполголоса осведомился Вихрь, пытаясь не улыбаться.
- И вечного жалкого завистника, - продолжил Тандер, - которому так не достает внимания, и который постоянно смотрит на меня так, словно хочет прожечь дыру в броне!
Барыга поднял взор к потолку. Праймас, за что ему это? Почему все считают, что если он караулит логово Мегатрона, то он обязательно мечтает караулить и его платформу? Жалкие ограниченные жестянки...
Тандер резко наклонился к нему и попытался лизнуть в щеку, но Барыга вовремя отодвинулся, и уже изрядно утративший координацию истребитель шлепнулся животом на крякнувший стол.
- Что, делаешь вид, будто тебе неприятно? - Тандер приподнялся на локти и подался вперед еще сильнее. - Но ты же наверняка подглядываешь при помощи своих умных мониторчиков, а?
- Сейчас под тобой развалится стол, - равнодушно сказал Барыга, краем линзы отслеживая нездоровое оживление в баре. Похоже, посетители делали ставки. Вихрь откинулся на спинку стула, с интересом наблюдая за происходящим. Барыга пообещал себе, что непременно расправится с этим… наблюдателем-предателем. Подсунет ему энергона с железной стружкой, и пусть потом этот винтохмырь мучается непроходимостью топливопроводов.
Между тем Тандер вскарабкался на стол с ногами, игнорируя угрожающий треск металлопластика. Он потянулся вперед и попытался неверной рукой поймать собеседника за подбородок.
- Руки! - зашипел Барыга, ударяя Тандера по пальцам.
Истребитель скорчил полуозлобленную-полуобиженную физиономию, и его друзья тут же поднялись со своих мест. Разговоры в заправке постепенно стихали, а вот флюиды любопытства начинали клубиться густым облаком. Истребители подошли к столу и буквально оккупировали его. Скайварп присел на столешницу, Старскрим оперся на угол бедром.
- Вот, - обличительно сказал Тандер. - Этот хитропроцессорный тип отказывается от знаков внимания.
- Что, Барыга, не любишь нас? - промурлыкал Скайварп.
- Стол развалится, - повторил гештальт-бот.
- Что ты прицепился к этому столу? - зашипел Тандер. - Вот щас мы тебя...
И стол рухнул.
Хохот грянул со всех сторон. Барыга тоже хотел присоединиться к веселящимся трансформерам, но в последний момент на него снизошло озарение. Волевым усилием удержавшись даже от намека на улыбку, он встал и протянул руку Старскриму, венчавшему пирамиду ругающихся истребителей. Старскрим подозрительно глянул на него, но увидел в огромных фиолетовых линзах только искреннее желание помочь. Истребитель усмехнулся краем рта и тоже протянул руку.

В апартаментах Мегатрона царили шум и раздрай. Истребители сцепились по поводу стратегии очередного боевого вылета. Сначала это был конструктивный спор, но очень быстро он перерос почти в драку, в ходе которой элита воздушных сил едва не перестреляла друг друга. До определенного момента гладиатор наблюдал за этим действом с интересом, но когда посыпались обвинения в измене правому делу, решил вмешаться. Для начала он как обычно рявкнул, призывая всех заткнуться, а потом начал собственный разбор чужого поведения. В итоге все оказались равноценными бездарями и жалкими личностями.
- К тому же я не желаю видеть раздоры среди собственных солдат, - закончил он. - А если вам так не терпится посоревноваться, у кого больше энергии и длиннее пушка, то можете заняться этим сейчас. Но на моих условиях. Например, - он задумался и затем широко осклабился - кто раньше ко мне успеет.
Мегатрон оттолкнулся от пола, и кресло на антигравах мягко заскользило, остановившись метров через десять. Все еще булькающие энергоном истребители подозрительно переглянулись.
- Что? Натравить нас друг на друга как... как дроидов каких-то? - первым возмутился Старскрим.
- Я в этом не участвую, - гордо сказал Тандер, демонстративно отворачиваясь.
- А я тем более, - Скайварп прислонился к стене, сложив руки на груди.
"Три, - подумал Мегатрон. - Два. Один"
Истребители рванули к нему разом. Каждый, видимо, успел высчитать кратчайшую траекторию, и по велению геометрии эти траектории неизбежно пересеклись в одной точке. Трансформеры столкнулись прямо перед креслом, рухнув на пол громыхающей кучей разъяренного крылатого железа. Мегатрон мысленно захохотал и еще отодвинул кресло, чтобы полюбоваться на гладиаторские бои с удобного расстояния. В кои-то веки он мог побыть на месте зрителя, а не непосредственного участника.
Из кучи вырвался было Скайварп, но Тандер успел схватить его буквально за кончик турбины, и вернул на место. Потом попробовал вырваться сам, однако теперь уже и Старскрим, и Скайварп вцепились в него со всей силы, буквально запинывая под себя. Параллельно Скайварп пытался наступить Старскриму на голову коленом. Тандер пнул одного и сомкнул челюсти на крыле другого. Высвободившись, он метнулся к желанной цели, но в последний момент Старскрим вывернулся из-под Скайварпа, прыгнул с места вверх и приземлился прямо на плечи Тандеру. Еще раз оттолкнувшись, он взвился в уже совсем невероятном прыжке и спикировал прямо на гладиатора. Мегатрон даже не успел удивиться молниеносному пируэту, как Старскрим с размаху бухнулся ему на колени. Кресло страдальчески скрипнуло, но выдержало. Мегатрон автоматически обнял свалившуюся в руки добычу. Старскрим развернулся и перекинул обе ноги через подлокотник, тут же возложив одну на другую с таким смертельным изяществом, что редакторы голографического журнала "Bot!" должны были просто микросхемы из себя повыдирать за возможность сделать пару объемных снимков. Мегатрон привычно скользнул ладонью по гладкому бедру истребителя. Гипотетические редакторы вырвали еще по паре гипотетических микросхем за хотя бы один объемный снимок.
- Неудачники, - пропел Старскрим, для наглядности вытянув руку и указывая на неудачников пальцем, чтобы они ни в коем случае не решили, что он говорит про кого-нибудь еще.
- Шлак! - выругался Тандер, поднимаясь с пола, куда его поверг прыгучий истребитель.
- Я тебе элерон откушу, - зло пообещал Скайварп, дотянувшись и треснув его по голове.
- Это была автоматическая реакция, - с достоинством ответил Тандер.
- Итак, что достанется победителю? - буквально проурчал Старскрим, игнорируя жалкие склоки проигравших.
- Чувство глубокого морального удовлетворения, - щедро предложил Мегатрон.
- Мало! - возмутился истребитель.
- Тогда надо поставить вопрос по-другому, - Мегатрон развернул его к себе спиной, заставив уложить ноги на подлокотники, - чего лишатся проигравшие?
- Всех привилегий? - никак не мог замолкнуть Старскрим. - Или, может быффмхх...
Мегатрон зажал ему рот. Истребитель подергался, но быстро смирился, особенно, когда гладиатор отцепил его кабину и небрежно скинул ее на пол. Тандер и Скайварп с интересом переглянулись. Мегатрон содрал со Старскрима всю броню, которая отсоединялась, и принялся неторопливо играть с открытыми проводами. Еще немного подергавшись, истребитель сдался окончательно и начал активно стонать, кусая зажимающую рот ладонь. Товарищи по триаде пялились на него яростно полыхающими линзами, страдая от нарастающего желания. Обычное дело - чем больше ты занимаешься интерфейсом, тем легче и быстрее возбуждаешься. Истребители занимались этим очень часто. Поэтому спокойно смотреть на распаленного Старскрима просто не могли. Однако заняться самоудовлетворением им не давал взгляд Мегатрона. Гладиатор не сказал ни слова, не подал мысленного знака, но ощутимая угроза так и разливалась в воздухе, четко указывая на то, что если кто-то распустит руки, то тут же их и лишится. И истребители терпели, жадно глядя на ерзающего командира триады, который судя по всему был готов вот-вот спустить топливо.
В конце концов у обоих вывалились все кабели интерфейса, буквально искрящие от немедленной потребности в соединении с чужими портами.
Перестав вдумчиво перебирать тонкую проводку, Мегатрон наконец-то проявил великодушие и поманил истребителей пальцем. Оба рванули к нему с невиданным энтузиазмом. Старскрим только придушенно взвизгнул, когда остервеневшие от недолгого, но мучительного воздержания товарищи буквально изнасиловали его с налету. Треск электричества заглушил все, даже коллективные стоны.
Мегатрон дождался, когда скачущие на нем истребители наконец-то закончат и свалятся на него, после чего засек время. На исходе второй минуты он решительно спихнул всех троих на пол, сам присоединился к ним и включил собственные магнитные генераторы. Для шахтеров такие генераторы имели большое значение, позволяя выворачивать целые куски энергоносодержащей руды. Гладиатору они тоже очень и очень пригодились. А уж будущему повелителю Вселенной они были вовсе необходимы. В данную секунду они вновь работали ему на пользу, буквально волоком таща истребителей, пока троица не прилипла к нему в прямом смысле слова, отчаянно перепутавшись руками и ногами.
- А теперь моя очередь, - безапелляционно сказал Мегатрон, высвобождая собственные кабели.
Истребители хором застонали.

- ...Почему я люблю кварту, так это потому, что никто не кричит - "ах, мне больно", "оо, нельзя ли помедленнее", "ой, я сейчас взорвусь", - прислонившись к штабелю усилителей, Мегатрон довольно похоже передразнил интонации всех троих.
Этим заявлением он рассчитывал добиться небольшого всплеска возмущения, потому что истребители были легковозбудимы, шумны и то и дело затевали препирательства по пустякам. Это его забавляло. Однако ответа он так и не дождался. Разве что Тандер, оккупировавший колени гладиатора, лениво пошевелил закрылками и в который раз попробовал закопаться под чужую броню.
От гладиатора постоянно исходил реакторный жар, пугающий его соперников и врагов, но крайне привлекающий истребителей. Они ненавидели сырой холод, сковывающий тончайшие системы слежения, поэтому Мегатрон для них был не только работодателем и партнером, но и ходячим обогревателем.
Старскрим повернул голову и вопросительно глянул на Мегатрона, словно услышал его мысли.
"Да-да, я о вас думаю", - сообщил Мегатрон по закрытой частоте.
"О том, что мы самые лучшие, смертоносные и гениальные? И особенно я?" - поинтересовался истребитель.
"Мм... совершенно верно", - согласился Мегатрон.
Старскрим был чудовищно, гипертрофированно самовлюблен. Все что он делал - делалось для того, чтобы представить его в самом выгодном свете. Каждому его действию следовало аплодировать и превозносить значимость совершенного. Он постоянно требовал одобрения и не мыслил своего существования без комплиментов. Казалось, он мог испытать перезагрузку только от того, что его будут нахваливать - и Мегатрон проверил это на практике. Это действительно так и было. Гладиатор практически не удивился, потому что в самой глубине процессора ожидал, что и третий истребитель преподнесет ему какой-нибудь сюрприз. Это было даже изысканнее, чем пристрастие Скайварпа к дезактивированным трансформерам и уж точно соблазнительнее, чем Тандеркракеровские мнимые шпионы.
Мегатрон буквально расплылся в улыбке, вспомнив, как подбирал какой-нибудь оригинальный знак внимания для третьего истребителя в своей мини-коллекции. Это было сложно. Старскрим то не мог оторваться от "короны" гладиатора и громко мечтал о собственной, то тянул руки за болтающимся на груди Мегатрона символом, то распинался о перспективе возведения собственного трона, украшенного редкими металлами… В конце концов гладиатора осенила гениальная идея, и в один прекрасный день он в приватной обстановке вручил истребителю массивные браслеты, изукрашенные гравировкой, пресловутыми редкими металлами, а также драгоценными минералами - и соединенные прочной цепочкой.
Ну и для того, чтоб было чем похвастаться в публичном месте - выдранные у кого-то вместе со всей проводкой мощные стабилизаторы.
- Так, - вслух сказал Мегатрон, покончив с приятными воспоминаниями. - Помимо всего прочего, я позвал вас, чтобы кое-что сказать и показать.
Невзирая на протесты и шипение об усталости, Мегатрон поднял всех на ноги и направился к двери. Переглянувшись, истребители одновременно решили, что сейчас явно не время для капризов, и потянулись за гладиатором.
Бессменно дежурящий в тамбуре Барыга привстал и почтительно склонил голову. Однако как только Мегатрон прошел мимо, знаменитый махинатор тут же сделал истребителям неприличный жест и вызывающе провел языком по губам. В ответ Тандер показал ему пальцами акт интерфейса, Скайварп изобразил что-то вроде "завистливая жестянка", а Старскрим на ходу так сладко потянулся, что Барыга чуть не подавился.
Мегатрон выразительно кашлянул, обернувшись на ходу, и истребители припустили за ним почти бегом.
Гладиатор привел их на крышу небоскреба, который был очень хорошо известен и Тандеру, и Скайварпу. Оба вспомнили свое и одновременно заулыбались. Старскрим недоуменно покосился на них, однако вопросов задавать не стал ни вслух, ни по закрытой частоте, чтобы не разрушать явную торжественность момента. Мегатрон подошел к самому краю крыши и поманил воздушную элиту к себе.
- Завтра я сделаю обращение ко всем, кто соберется на арене, - задумчиво произнес Мегатрон. - Я наконец-то заставлю их встать плечом к плечу. Разрозненные силы соберутся в один кулак, пока все не станут единым.
Повинуясь внутреннему ощущению необходимости, истребители встали еще ближе. Скайварп - справа. Тандер - слева. Старскрим - за спиной, поднявшись на антигравах.
Мегатрон чувствовал их молчаливую поддержку и зло улыбался, рассматривая лежащий у его ног мегаполис. Он чувствовал, что будущее, которое он пророчил этой планете, уже близко. У него было все для этого.

Власть.
Энергон.
Интерфейс.
И механические тараканы.

Вернуться к фанфикам