The power behind the throne

Автор: Hemachatus
Персонажи: Циклон/Гальватрон
Рейтинг: NC-17
Жанр: романтика, драма
Краткое содержание: все доверенные лица великих хранят свои секреты. Циклон хранит секрет на двоих.
Предупреждение: насилия тут есть.

- Атаковать Праксус немедленно!
Грубо украшенный пурпурной имперской символикой подлокотник трона жалобно скрипнул и треснул от обрушившегося удара.
Скурдж желал быть в этот момент где угодно, но только не здесь. Он обреченно устремил взгляд вверх.
Высокий полоток со следами некогда изысканной гравировки - наследие прежнего архитектурного стиля, традиционно мрачные геральдические цвета, источенные трещинами стены, серебристая пыль, скудная лазерная подсветка, какие-то нелепые, добытые в жалких победах трофеи, удерживаемые силовыми полями - в тронном зале главной базы Чаара, названной в кибертронских традициях Криптогексом, царило такое же уныние, как на всей планете. Много циклов назад Чаар был обитаем, хотя и служил в основном вспомогательной базой, но война сожгла его, оставив в руинах немногочисленные города и обожженные ядерным пламенем космодромы. Одному Юникрону известно, сколько сил понадобилось оставшимся функционировать десептиконам, чтобы заставать работать инфраструктуру на остатках ресурсов и гении конструктиконов.
Циклону даже приходилось - без ведома Гальватрона, конечно - разрешать джанкионским судам парковаться у Ртутных Озер, где находился самый удаленный от баз космопорт, которому еще не успели придумать название. Они забирали разный хлам для своих чудных нужд. А Рек-Гар, бегло осмотрев планету, предложил Циклону вступить в Союз Мусорных Друзей, но секонд-ин-комманд сделал вид, что не слышал этого. Мусорщики в обмен отдавали энергон, который Гальватрон затем растрачивал с имперским размахом, не задумываясь, откуда он вообще берется.
Первым раздраженно загудел Мотомастер, к которому присоединились другие солдаты. Волна недовольства нарастала. Это было похоже на изнасилование по кругу: раз за разом тащить заметно поредевшие войска на прекрасно защищенные автоботские базы, пытаясь одолеть врага количеством - прекрасная стратегия в духе Гальватрона. Только вот солдат все меньше, а побед ничуть не больше.
- Это что - бунт? - Вокодер Гальватрона стал выдавать опасные ноты верхнего регистра.
-Ну, ты скажешь ему наконец? - Пробормотал Скурдж.
Циклон глянул через плечо на фыркающих десептиконов, и этого было достаточно, чтобы наступила полная тишина.
- Повелитель. - Он подошел к Гальватрону, вставшему в раздраженном нетерпении со своего места. - Это ради Вашего же блага. - Сильный, резкий удар и капли энергона веером из развороченного лица. Гальватрон упал бы рядом с троном, если бы штурмовик аккуратно не поддержал его. - Мне очень жаль. - Пробормотал он тихо, хотя Гальватрон явно был оффлайн.
- А теперь пошли все вон! - Спорить с о штурмовиком никто не хотел. Десептиконы старались не раздражать Гальватрона лишний раз, но спорить с его заместителем им хотелось еще меньше.

- Мне очень жаль, что пришлось так обойтись с Вами… - Гудрновое море, через которое разум Гальватрона пытался пробиться к реальности, зацепившись за знакомый тембр, как за маяк, постепенно растворялось, и вскоре видеосистема возобновила работу.
Первый импульс - вскочить и распылить проклятого Циклона на атомы. Неудачно. Еще рывок. Ничего не изменилось. Гальватрон взревел, корпус принимал команды, но не двигался. Только хрустнули сочленения и металл застонал от напряжения. Наконец десептикон понял: он примагничен к собственном трону. Когда он последний раз сюда усаживался, генератора поля не было.
- Какого шлака тут происходит?! Освободи меня!
Циклон наконец появился в поле зрения и осторожно опустился на колено рядом с троном, с заботой посмотрев Гальватрону в визор.
- Я ни на секунду не сомневаюсь в ваших решениях, мой Лорд, и это единственный раз, когда я считаю, что Вы неправы. И мне придется показать Вам, что может случиться, если Вы продолжите так себя вести. Поэтому я позаимствовал у конструктиконов этот небольшой генератор. Лучше не надо вырываться, он достаточно мощный, а Вы можете причинить себе лишнюю боль.
- Циклон. - Медленно произнес Гальватрон спокойным и рассудительным тоном, глядя исподлобья. - Я сожру твое лицо.
Циклон продемонстрировал легкое подобие улыбки и прижался на микроклик лбом к шлему Повелителя. - Конечно. Но немного позже.
Угрожающий гул из недр грудного отсека перешел в очередной фонтан отвратительных ругательств. Положение было тошнотворно унизительным. Повиновение мучительно, оно непереносимо, оно разрушает основу личности, затемняет искру. Мегатрон предпочел унижение дезактивации. Гальватрон выбрал бы достойный и неотвратимый уход в волны забвения.
От выворачивающей искру ярости стало выбивать предохранители, вихревые токи разогревали корпус, приводя Гальватрона в еще большее бешенство.
- Я не просто сожру тебя, я буду распиливать тебя по запчастям, пока ты не сдохнешь, моля о пощаде, а твою поганую глоссу я выставлю как экспонат в музее предателей!! Я откручу тебе коннектор своими руками и брошу его шарктиконам, а тебя заставлю смотреть, как они его сожрут! Я тебя утоплю в кислоте, я доберусь до твоей ржавой искры и уничтожуу…
Серия коротких, грубых, болезненных ударов по лицевой пластине заставила Повелителя утопить последнее "у" в крике. Чего в нем было больше - страдания или удивления? Скорее, второго.
В треснутых линзах появилось неподдельное изумление. Гальватрон машинально прошелся глоссой по разбитым в хлам губам. Часть дентапластин потеряла устойчивость.
- Какого ржавого болта ты творишь?! Я твой Повелитель!
Циклон бережно вытер потеки энергона с его лица. И легко-легко, словно прикасался к замершему в ожидании агонии взрыва детонатору, дотронулся губами до изуродованного рта.
Этого момента было достаточно, чтобы Гальватрон посмотрел на своего зама в ином спектре. Острые линии, широкие плечи, мощный грудной отсек, внушительных размеров манипуляторы, выворачивающие на поле боя автоботские головы, как винтики, и взгляд, в котором багровыми бликами отражалось течение совершенно незнакомой ему жизни. Опасное, глубинное течение, уносящее неосторожную жертву в вязкую бездну. И одновременно эти редкие даже по автоботским меркам милосердие и нежность.
Сейчас этот сплав не сулил ничего хорошего. И это его преданный Циклонус, вечный дрон для битья...
Могущественный Гальватрон не испугался, но немного заколебался, поле нервно дернулось, и Циклон это, кончено, зафиксировал. Зря, зря он заставлял этого предателя так часто допрашивать автоботов, ишь, как приноровился.
- Не бойтесь. Я не сделаю ничего, что бы могло фатально повредить вашему функционированию, и, разумеется, обеспечу после лучший ремонт. Я лишь хочу сказать, что Вы должны пересмотреть свое решение, хотя Вы этого и не хотите и не слушаете меня. Ведь вся империя в Ваших руках. Десептиконы выражают недовольство все чаще, они не готовы сражаться в таких условиях, а мы не можем допустить недовольство в рядах, поэтому я прошу Вас изменить решение. И не вижу сейчас другого способа объяснить Вам это, милорд.
После этих слов он бесцеремонно принялся вскрывать паховую пластину, выставляя все имперские прелести напоказ.
- Циклон, я…
- Молчать. - Циклон бесцеремонно запустил несколько пальцев Гальватрону прямо в интерфейс-область и постарался протолкнуть их поглубже, чтобы по возможности втиснуть в нутро Повелителя весь кулак.
Нейросеть тут же отозвалась на грубые прикосновения, Гальватрон ахнул громко и совершенно недостойно императора. Это было неприемлемо. Не столько то, что творил этот его "самый преданный воин", сколько то, что сделал с ним Юникрон. Этот рогатый ублюдок отплатил Мегатрону за гнев богов и манеру спорить не по делу, но при чем тут Гальватрон? Трагедия Повелителя, о которой знал только его заместитель, состояла в том, что Гальватрон был только принимающим. Спарк-секс, встраиваемые интерфейс-системы - все это, кончено, прекрасно…только не отменяет главного. Как можно утверждать свою власть в Галактике, если ты, считай, фембот? Даже у Родамеса Прайма, этого прогнившего куска шлака с Джанка, наверняка был коннектор, пусть даже маленький, наверняка маленький... Зато свой.
Гальватрон вздохнул в расстроенных чувствах. Теперь принудительное копание Циклона в его проводах виделось просто приятной щекоткой. Моральные страдания были гораздо более непереносимы. Он чувствовал себя таким же жалким и нефункциональным, как на Торхулоне, когда ненавистные органические доктора стали вскрывать его обшивку и лезть в процессор. Проклятый Торхулон, проклятый Юникрон, проклятый Циклон. Все проклятые!
- Ненавижу…- Пробормотал Гальватрон с серьезной обидой на мир.
- Не переживайте так… - Циклон с хлюпающим звуком вынул руку из порядком развороченных внутренностей, аккуратно заправил обратно выдернутые провода, стряхнул густые капли и, положив руки Гальватрону на бедра, восхитительно глубоко утопил язык в главном порту. Это заставило Повелителя отвлечься ненадолго от обид, он немного ослабил напряжение пластин и стал чуть подтекать. Искра сжалась в спазме удовольствия.
- Вам хорошо? - Низкий голос отдавался в разогретом корпусе восхитительными вибрациями.
Гальватрон наслаждался некоторое время вспышкой нежности. Его удивляло, как Циклон при своих габаритах и воинском духе мог быть так утонченно деликатен, почти маниакально. Но вспомнив, наконец, о своем незавидном положении, оскалился, намереваясь отхватить от штурмовика хоть кусочек, и еще раз дернулся, выворачивая суставы до омерзительного хруста. Порог восприятия боли у него был очень высокий, гораздо выше, чем у остальных десептиконов. Но в этой игре боль была отнюдь не главным козырем.
Циклон спокойно ударил наотмашь.
- Вы меня вынуждаете.
Он острожным движением сдвинул одну из пластин на поясе и достал эбонитового цвета рукоять, украшенную тонкой лазерной резьбой. Активировал ее, и в голубоватом свечении Гальватрон узнал хлыст, которым Циклон охаживал Октана. Эх, как весело и искристо это было. Только теперь как-то не до веселья. По хищному "хвосту" бежали синеватые сполохи. Циклон замахнулся и от плеча, со своей силы вытянул гибкий луч несколько раз наискосок по груди Повелителя. Хлыст вскрыл обшивку, обнажая замысловатое переплетение проводов и схемы, искры забили фейерверком. На этот раз боль была непереносимой, и Гальватрон взревел по-настоящему. Ублюдочный Циклон! Неудивительно, что он так легко раскалывал пленных автоботов. Некоторые начинали выдавать сведения, когда он только входил в камеру.
- Я тебя!.. - Энергон вязко перетекал во рту, из поврежденных линз стал сочился омыватель. Гальватрон сплюнул, потеряв, кажется, часть дентапластин. - НЕНАВИЖУ!
Циклон за один шаг оказался вплотную к Гальватрону, он подцепил пальцами поврежденную пластину и стал оттягивать ее в сторону, отвратительный скрежет отделяющегося от корпуса металла и вид рвущихся кабелей, выдираемых с корнем, не произвел на него, казалось, никакого впечатления. Хотя фонило очень интенсивно, ибо зрелище было великолепным. Чек-система жертвы вопила о повреждениях, близких к недопустимым, выплевывая реестр ошибок, процессор катастрофически сбоил, корпус начал дымиться, оптическая система пошла помехами, обзор прерывался.
Пытка прекратилась резко, словно время замерло на мгновение.
- Чего тебе надо?... - Гальватрон всхлипнул, безвольно свесив голову на истерзанную грудь. - Услышать от меня то же, что и они? Я понял. Ты победил.
Циклон деактивировал хлыст и опять опустился на колени, он ласково прижался губами к безвольной руке.
- У меня столько нежности для Вас, но Вы такой упрямый. Совершенно невыносимый. Все делаете по-своему. Иногда просто не оставляете мне выбора. Но Вы победили меня гораздо раньше.
Гальватрон приподнял голову, его лицо располосовала маниакальная улыбка, весело раскрашенная проступающим из ран энергоном.
- Вот именно. И ты без меня никто. Вы все!
Циклон не стал с этим спорить и раскрыл грудной отсек, подготавливая камеру с искрой.
Гальватрон расслабился в своих магнитных путах и откинулся на спинку трона, он восстановил status quo. Он всегда будет все делать по-своему. И Циклон это понимал лучше, чем кто-либо. И никакие хлысты и оральные ласки его не остановят. Одно единственное исключение на этот раз.
Когда он почувствовал тяжелый корпус джета, навалившийся на него, гул чужих вентсистем , тепло намагниченных пластин, притягивающихся друг у другу, и первые сияющие нити, проникающие из другой искры в свою, то уже c удовольствием размышлял об очередной атаке на ненавистных автоботов.

Десептиконы маялись в зале Криптогекса, ожидая решения Повелителя. Гальватрон предстал перед ними, сияя отполированными пластинами. Он недовольным взглядом обвел это войско неудачников.
- Провалитесь вы все в черную дыру. Отзывайте войска. Сделаем паузу для перегруппировки. - Сообщив эту радостную для всех весть, Гальватрон замер на пару кликов, но все же опустился на трон и, убедившись, что дополнительных девайсов тут нет, нетерпеливым жестом велел десептиконам убираться из зала.
Циклон молча шагнул чуть за трон, тень наполовину скрыла его. Он ни единым взглядом или словом не напоминал Гальватрону о случившемся. В конце концов, спейсджет в отличие от многих, прекрасно знал свое место. The power behind the throne.

Вернуться к фанфикам