Большому кораблю - большая торпеда

Автор: Skjelle
Персонажи: Гримлок&Мегатрон / Оптимус
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp.
Краткое содержание: Прайм в интересном положении (кто сказал мпрег? Выйдите вон из-за компьютера!) разруливает это положение самым простым способом. Понятно каким :-D

Праймом быть нелегко. Оптимусом Праймом - тем более. Когда твоя сила и мощь гораздо больше, чем у обычного трансформера. Когда твой энергетический порог находится где-то в запредельных измерениях. Когда ты производишь и потребляешь столько энергии, что любой другой расплавится в две секунды. Наконец, когда ты носишь в себе величайший артефакт собственной расы.
Тогда ты понимаешь, что со временем сходишь с ума.
Оптимус неловко переступил на месте в сотый раз. Собрался с мыслями и взял себя в руки, а потом велел себе же проявить терпение. Глас разума настаивал, что затея оказалась провальной и лучше бы вернуться на исходные позиции. Торчание на пустом перекрестке глас разума считал затеей глупой, бесполезной и безнадежной... Оптимус заткнул воображаемые вокалайзеры грязной ветошью и переступил на месте в тысячный раз. Тяжко вздохнув, он решил, что уходит через четверть стандартного часа. Удивительно, что на Кибертроне до сих пор могли оставаться трансформеры, не следящие за личным временем. Возмутительное отсутствие пунктуальности.
Пять минут спустя он решил, что с него категорически хватит и никакие четверти часов ему не нужны. С хрустом потянувшись и страдальчески запыхтев вентиляцией, он приготовился трансформироваться, когда на карточке, которую он до сих пор сжимал в пальцах, одновременно вспыхнули две яркие точки. Оптимус застыл, а затем лихорадочно завертел головой, сопоставляя векторы движения точек и собственное расположение. Очень быстро карточка перестала быть нужной. Он чувствовал чужие энергоподписи. Не приглушенные фильтрами во имя осторожности, а четкие и ритмичные пульсации, радирующие о приближении хозяина. Они шли с обеих сторон, приближаясь к нему по двум улицам.
Прайм вздохнул, мысленно отрепетировал короткую объяснительную речь и выпрямился во весь рост.
Великий лидер автоботов оказался отъявленным трусом. Он прекрасно знал о своих возможностях и где-то в глубине подпроцессорной деятельности подозревал, что ничего не дается просто так, и в итоге он поимеет какой-то откат, который скорее всего будет очень неприятным. Но он не сразу догадался, о чем идет речь, когда начал чувствовать напряжение в дополнительных энергоконтурах, которыми было напичкано его усиленное тело. С каждым оборотом оно делалось все сильнее и в конце концов он уже не смог игнорировать его.
Вот тогда он струсил и не пошел ни к одному из ремонтников или медиков, даже к общему другу Рэтчету, который никогда не рассказывал о тайнах своих пациентов. А что он мог посоветовать? Избавление от излишне вырабатываемой энергии, это и так понятно. Только вот со способами неясно. Самым правильным был бы путь созидания, например, в одиночку построить какой-нибудь комплекс... увы, в нынешних условиях это было невостребованным умением. Второй вариант - усиленные тренировки - оказался провальным. Скорее, при этом наоборот добавлялось мощи.
На самом деле больше всего Оптимусу хотелось крушить все вокруг, отрывать чужие конечности и разбрызгивать горячий энергон. Он внезапно начал подозревать, на чем строился десептиконский взгляд на мир. Они все были проапгрейжены, все были изначально боевыми машинами, а редкие исключения уже давно исчезли или были так же форсированы как и он сам. Шлак их возьми, они-то могли себе позволить удовлетворить темные желания и пристрастия. Обидно, что в последнее время они не производили никакой активной деятельности. Просто до невозможности примерное поведение, кулаки почесать не о кого.
Когда даже собственные боевые товарищи начали вызывать желание приложить их лицом об стену так, чтобы линзы брызнули осколками, Прайм мобилизовал всю трезвость рассудка и обратился... конечно же не к медикам, а к общей инфосети. Методично перерыв все тематические конференции, которые по его мнению могли содержать какую-то полезную информацию, он нашел еще один очень простой способ. Раздумья о его этичности были крайне непродолжительны. Гораздо больше времени Оптимус потратил на выверенное составление собственного профайла-объявления. Продумав каждое слово, он разом вывесил краткий текст на полутора десятке конференций.
На всякий случай он приготовился долго ждать, но совершенно неожиданно отклики пошли буквально через пару минут. Радостно выдохнув, Оптимус аккуратно позакрывал все линии связи и удалился на целый оборот по своим делам. Когда он снова оказался у терминала и открыл все конференции, то каналы передачи едва не лопнули от объема висящих в них сообщений. Подергивая антеннами - это был единственный признак нервного возбуждения, который Оптимусу никогда не удавалось спрятать, - Прайм начал методично перебирать все предложения.
Аналитический подход у него всегда был на высоте еще с мирных времен, поэтому подозрительные кандидатуры он отщелкивал мгновенно. В итоге остался с десяток вариантов, подвергшийся еще более тщательному осмотру. Впрочем, все они проходили по заданным критериям. Руководствуясь уже исключительно собственным вкусом, Прайм выбрал двоих и едва не выбрал третьего, как внезапно в шоке понял, что предложение пришло ни от кого иного как от Ультра Магнуса. Ну и морда... ноги бы поотрывать ему напрочь. А ведь корчит из себя Юникрон знает что, непробиваемого бойца за справедливость!
Придирчиво изучив избранный дуэт, Оптимус убедился, что знакомыми личностями тут не фонит. Один был каким-то звероконом с лаконичной манерой выражаться, второй представился гладиусом. Оптимус беспокойно двинул плечами, на краткое мгновение подумал отказаться от этой сомнительной эпопеи и быстро отправил одобрение обоим, пока сомнения не завладели им окончательно. Подтверждения пришли так же быстро, словно кандидаты сидели и ждали. Объявление перешло в статус закрытых. Оптимус настроился на личные частоты выбранных трансформеров и сбросил им координаты назначенного им места встречи. Еще раз получил согласие и отключился.
Теперь он поджидал одновременно нарисовавшихся партнеров и размышлял, не стоило ли бы все-таки воспользоваться маскировочным пологом? Хотя нет... Все равно в моменты пиковой нагрузки вся эта маскировка слетает как ржавая броня. Так что бесполезно. Но он был уверен, что сумеет внятно объяснить любому, за каким шлаком предводитель автоботов решился на анонимный перепих с неизвестными ему личностями.
Кандидаты подошли совсем близко, и Оптимус с легким беспокойством почувствовал знакомые узоры в биении энергополей. Мгновение спустя они стали окончательно различимы. Одна подпись была десептиконской, а вторая... Оптимус мысленно застонал. Вторая была диноботской. Ну все...
Нет не все! И второая подпись оказалась жутко знакома!
- Эй! - в полный голос возопил Оптимус, включая наплечные фары. - Какого шлака это именно вы?!
- Прайм! - взревели справа.
- Это что, гнусная шутка? - не менее яростно загромыхали слева.
Полторы секунды спустя три тяжеловесных трансформера в полной боевой готовности кружили на месте, стараясь каждый отслеживать двух остальных.
- Тебе нечего делать, Оптимус? - заорал Гримлок. - Ничего себе развлечения!
- Вы двое решили сговориться, а? – тут же развил свою версию Мегатрон. - Прекрасно, я избавлюсь от обоих!
- Убью! - тут же переориентировался Гримлок.
- Размажу! - пообещал Мегатрон.
- Стойте! - в отчаянии взвыл Прайм.
Честно говоря, больше всего на свете ему хотелось оторвать обоим головы и выдрать их искры голыми руками. Он чувствовал себя почти способным сделать это. Но, увы, только почти.
- Что, маленький план провалился? - угрожающе прошипел Мегатрон.
- Я всегда ненавидел автоботов, - процедил Гримлок.
Вот теперь они, кажется, начали мыслить в похожем направлении. Это плохо.
- Заткнитесь вы оба, - прорычал-простонал Оптимус. - Я вовсе не рассчитывал, что вы будете шляться по интер-конференциям!
- А что, неплохое развлечение, - фыркнул Гримлок. - Как там... габаритный автобот желает познакомиться для анонимных отношений... Ха-ха!
- Пятитонных и более низких весовых категорий прошу не беспокоить, - эхом повторил Мегатрон.
- В следующий раз я добавлю "десептиконских боссов не рассматриваю", - зло пообещал Прайм.
- В следующий раз? - протянул Гримлок. - Серьезно?
Оптимус уставился на него, мысленно желая диноботу немедленно сдохнуть в сервоконвульсиях. Мало того что он находился в тупой ситуации, так еще из него и вытягивали всякие интересные подробности. Оптимус со скрипом железа сжал и разжал кулаки.
- Ага, - сказал до сих пор молчавший Мегатрон. - У кого-то проблемы с энергосбросом?
Оптимус резко повернулся к нему и одарил не менее полыхающим взглядом. Тем не менее, десептикон опустил руку и деактивировал оружие. Боковым зрением Оптимус отметил, что Гримлок тоже убирает свой кретинский плазмоклинок. Идиоты, идиоты, кругом одни кретины!
- Я первый! - неожиданно заявил Гримлок.
- Что ты сказал, ящерица? - презрительно поинтересовался Мегатрон, делая шаг вперед.
- Эй вы двое, вы о чем думаете?! - в ярости взмахнул собственным бластером Оптимус.
- По-твоему я просто так торчу по конференциям, чтобы подергать себя за провода в одиночестве? - удивился Мегатрон.
- Ага... у всех причин должны быть следствия, - наукообразно поддакнул динобот.
Паскудная ящерица и ржавый ублюдок явно сговорились. Это было... прекрасно. Внезапно проснувшееся эго Прайма тут же взлетело в холодные космические выси и там торжествующе захохотало.
Оптимус немедленно снял все ограничители, и дестабилизированные энергополя распустились длинными протуберанцами, лихорадочно пульсируя во всех диапазонах. Оба трансформера дружно шагнули вперед. Прайм опустил бластер, тут же примагнитившийся к бедру, и попятился. Преследователи несколько заторопились, и Прайм зарычал.
- Что не так, автобот? – нетерпеливо-угрожающе поинтересовался Мегатрон.
- Я не желаю, чтобы на меня кидались просто так, - Прайм фыркнул. - И мне не хочется в доказательство своей твердости устраивать здесь военный конфликт.
- Чего? - переспросил Гримлок.
- Я хочу чтобы вы доказали, что достойны моего внимания, - Прайм мигнул обеими линзами.
- Ты и так выбрал нас! - возмутился Гримлок. - Я видел тонны сообщений, но тебя заинтересовали только наши!
- Ну и что, - Прайм пожал плечами. - Захотел и выбрал, захотел и не выбрал.
- Чего ты от нас хочешь? - уточнил Мегатрон.
- Я хочу, - Оптимус на секунду запнулся, ослепленный восхитительным зрелищем. - Я хочу, чтобы вы друг друга приласкали, - уверенно закончил он.
Оба трансформера с одинаковым отвращением посмотрели друг на друга, а потом уставились на Прайма.
- Невозможно, - прорычал Гримлок.
- Отвратительно! - точно так же прорычал десептикон.
- Не могу позволить себе связаться с теми, кто не терпит друг друга, - с неожиданно издевательской даже для себя интонацией сказал Оптимус. - Ну же, покажите мне, какие у вас причиндалы.
Отказаться они не смогли. Дело зашло слишком далеко, и источаемые Праймом длинночастотные волны просто физически не позволяли бросить все и уйти. Почти одновременно раздалось щелканье брони, а затем тихий звук трансформации и шорох разворачивающихся деталей. Оптимус на мгновение ощутил, как у него от восторга подгибаются колени. Очень неохотно его будущие партнеры сделали шаг друг другу навстречу, а потом Оптимус протянул подрагивающую от нетерпения руку, и они шагнули еще ближе - каждый стремился первым попасть под прикосновение. Лязганье столкнувшейся брони и сдавленное гневное рычание с обеих сторон ему нисколько не помешало. Плюнув паром на приличия, он схватился за развернутые джамперы обеими руками и прижал их друг к другу, не жалея электромагнитных импульсов, собранных на кончиках пальцев. Наградой ему стало умолкшее грохотание вокалайзеров, сменившееся на частые и тяжелые вентиляционные усилия. Оптимус страстно жалел, что не может снять маску и насладиться вкусом перегретого железа. Дергающиеся захваты и растопыренные переходники завладели его вниманием абсолютно. Он уже нагрелся до неприличных градусов, внутренности подергивались и желали энергообмена.
- Ну пожалуйста! - почти отчаянно сказал он.
Гримлок первым протянул руку и цапнул десептикона за важную деталь. Мегатрон не остался в долгу и тоже ухватился за что торчало. На мгновение Оптимусу показалось, что оба сейчас поотрывают друг другу ценное оборудование, но к его эгоистическому счастью этого не случилось. Однако и увлекаться процессом оба не стали, ограничившись чисто декоративным представлением. Прайм их интересовал гораздо больше. Оптимус разочарованно вздохнул, когда взаимные ласки оборвались.
Яростно толкаясь плечами, десептикон и динобот подступали все ближе. Оптимус точно так же пятился, осторожно переставляя ноги среди невнятных груд железа и бетона, пока прижался спиной к чему-то твердому, и тогда уже застонал - глухо и сдавленно, но крайне призывно.
Секунду спустя оба рванули к нему на предельном ускорении. Сдвоенный удар был так силен, что из вокалайзеров Прайма сам собой вырвался вскрик изумления и боли. Удивительно, что под его спиной ничего не сломалось... Толкаясь и рыча, ухажеры начали лапать его с тем пылом, который обычно проявляют только среди своих. Среди тех, кто равен тебе по силе и весу, кого не боишься случайно сломать. Полетели первые искры, дохнуло ошкуренным железом. Оптимус поднял руки и сложил за головой, чтобы не мешать двум энтузиастам изучать его оснастку.
Пластины разлетелись сами собой, и руки претендентов мгновенно оказались у него в паху, нетерпеливо перебирая тяжелые сегменты внутренней защиты. Оптимус заскулил и качнул бедрами. Чья-то ладонь соскользнула дальше, и он радостно запыхтел.
- О, - внезапно произнес Гримлок. - Он двухканальный!
- Мм, теперь понятно, почему ты оказался такой жадный, - сообщил Мегатрон в датчик Прайму.
Оптимус не успел ответить, поскольку оба его проводных устройства одновременно сделались объектами пристального внимания. Спереди к нему пихнули два провода, а сзади - не чинясь сразу три. Мегатрон всегда был варваром и хамлом. Впрочем, это не помешало автоботу мгновенно заискрить по всем фронтам. Он переступил на месте, шире разводя ноги, и оттопыривая задний блок насколько позволяла конструкция.
Это было только начало, однако он уже совершенно увлекся процессом и даже не обращал внимания на тихий, но яростный спор, вылавливая лишь отдельные слова - про чью-то расходящуюся маску, ненужный длинный язык и прочее. Только когда его потянули вниз, он несколько протестующе застонал, не желая расставаться с чудесными проводами, которые с легкостью выскочили из его слабых захватов. На его счастье, стоило только ему упереться в живот динобота, как сзади к нему тут же присосались в прямом смысле слова. Пресловутый длинный ненужный язык без проблем проник в расширенный охладительный канал, и Оптимус застонал от восторга. Громче и радостнее стон его сделался, когда под животом что-то щелкнуло, динобот заворчал, а затем к делу присоединился еще один язык.
Гримлок сначала с трудом, а затем все ловчее орудовал языком, стараясь не отставать от Мегатрона. Он крайне редко использовал эту деталь, поскольку раньше ему не приходило в голову, что можно устраивать принудительный разогрев с его помощью, а тем более заставлять срабатывать токоприемники. Надо же, какие бывают изощренные применения… Главное, суметь показать себя достойно в новом деле. При мысли о том, что десептикон первым сорвет перезагрузку большого автобота, Гримлок приходил в ярость. Или в эдакое боевое возбуждение. Он покрепче обхватил Оптимуса за бедра и начал обихаживать его со всем старанием. Охладитель в ответ на его усилия заструился ручьем. Совсем рядом щелкали захваты и брызгали синие искры.
- Аа, даа... - стонал Оптимус, инстинктивно пытаясь раскачивать бедрами. - О да... Ооо... аа... ах... ааах... Еще... мм... да, давайте... ох... ах... работайте лучше... ааяя... я перезаа... ооо...
Отчаянно желая победы, оба лихорадочно пытались ублажить стонущего лидера автоботов. Охладительные каналы, призванные защищать деликатные приемные системы от лишней тепловой нагрузки, категорически не справлялись с необычным вторжением. Гримлок делал ставку на то, чтобы запихнуть язык глубже, а Мегатрон прихотливо орудовал им, стараясь задействовать все датчики, спрятанные под стенками. Оптимусу было одинаково хорошо и от того, и от другого, а при том что делалось это одновременно, он стремительно приближался к обещанной перезагрузке. Расставленные бедра дрожали все сильнее, пальцы на руках непроизвольно поджимались, скользя по броне Гримлока. Оптимус запрокинул голову, представил, как они устроят замкнутый контур сразу втроем...
И бессловесно взвыл, чувствуя, как одновременно срабатывают датчики сброса. Частые судороги пронзили весь низ живота, он застыл на несколько мгновений, а потом с воплем спустил все, что имелось в наличии с обеих сторон. Динобот и десептикон одновременно захлебнулись, но быстро сориентировались и заглотили кто по сколько мог. Оптимус все еще подпевал на высоких частотах, упираясь в живот Гримлока, а его уже сноровисто подчищали. Кавалеры чавкали так, будто год сидели на минимальном пайке энергоресурсов. Он еще не успел отойти от чудесного фейерверка чувств, как уже вновь начал возбуждаться. Жадно шарящие языки очень этому способствовали.
- Хва... хватит, - простонал он, подаваясь вперед и снимаясь со сладких игрушек. - Ох... оо...
Руки не выдержали, и он плюхнулся на живот, придавив изумленно вякнувшего динобота.
Мегатрон со своей позиции выгодно обозревал поднятый автоботский зад и облитые хладагентом приемные каналы. С подбородка у него капнуло, динобот внизу заворчал, и Мегатрон перенес внимание на него. Внезапно грубая физиономия Гримлока, заляпанная полупрозрачным розовато светящимся энергоном вызвала у него прилив возбуждения. Недолго думая, он наклонился и облизал раскрытые тяжелые челюсти. Гримлок слабо вздрогнул, словно собирался сомкнуть их, но успешно взял себя в руки и в ответ он тоже лизнул десептиконского лидера, после чего с восторгом понял, что это ему нравится.
Между тем слегка отдышавшийся Прайм сумел вновь подняться и на четырех точках отползти с места событий. Партнеры немедленно отвлеклись друг от друга и попытались изловить его за бампер. Гримлок быстро поднялся, Мегатрон последовал за ним. Прайм вставать не стал, обернулся и поманил к себе пальцем Мегатрона, остановив заворчавшего Гримлока движением руки. Десептикон с самодовольной ухмылкой подошел к нему и хотел встать спереди, но просчитался.
- Ты сзади, - выдохнул Оптимус, отставляясь самым неприличным образом
- Что? Почему? - возмутился Мегатрон.
- Потому что я так хочу, - ответил Оптимус и пошевелил бедрами. - Ну живее! Долго мне ждать?
Недовольно-командный тон оказал свое действие, Мегатрон злобно рыкнул, бухнулся на колени, схватил его за бедра и резко дернул к себе. С первого раза джампер не состыковался, но со второго очень хорошо подключился. Оптимус сдавленно взвизгнул от счастья, цепляясь пальцами за бетонное крошево. Мегатрон пару раз двинул бедрами, проверяя себя на устойчивость стыковки, а потом медленно откинулся назад, утягивая Оптимуса за собой. Колени у автобота поднялись волей-неволей.
- Гримлок... - почти простонал Оптимус.
Жадно сопящий динобот быстро пристроился между раздвинутых бедер. Под аккомпанемент стонов и охов, он штекер за штекером подсоединился во все предоставленные разъемы. Пользуясь тем, что партнер достался ему немаленький, динобот с удовольствием полностью активировал джамп-систему, что удавалось сделать крайне редко. Дело шло со скрипом и треском пластиковых обрамлений, но в конце концов он благополучно уперся в диафрагму, которая явно не собиралась сдавать позиции. Впрочем, дальше об этом можно было поспорить.
Помогая друг другу, все трое вернулись в более устойчивую позицию. Стоя на коленях между обоими, Оптимус яростно пыхтел от возбуждения. Габаритные партнеры стиснули его бронированными телами, не давая лишний раз шевельнуться. Перешли в импульсный режим они почти одновременно - поначалу осторожничая, но затем все более активно. На долю Прайма выпадало только ловить кайф и вовремя подавать голос, подбадривая чужой энтузиазм стонами и вскриками. Оба то начинали синхронизироваться в своих усилиях, крепко держа за талию и бедра, то внезапно переходили на несовпадающий ритм. Он даже не мог сказать, что заводило его больше. Но оба приемных набора дрожали так, словно готовы были вот-вот треснуть от удовольствия и перегрузки. В конце концов он вновь не выдержал и брызнул искрами, стеная от продублированного удовольствия, одновременно жгущего его по двум фронтам.
- Гримлок, - прошипел Мегатрон, - двигайся... я к тебе присоединюсь?
- А? - коротко спросил динобот.
Не отвечая, Мегатрон просунул руку вниз и нащупал чужой джампер. Там было за что ухватиться и он методично начал тянуть сразу за несколько сегментов. Гримлок заворчал, однако этим его протесты ограничились, и он позволил вытащить почти половину кабелей и штекеров. Прайм стонал и вздыхал, сливая перезаряженный энергон десептикону на пальцы. Тот пару раз отдернул обожженную руку, но не отступил.
Заодно высвободив часть собственного оборудования, Мегатрон целеустремленно и неумолимо запихнул свои сегменты туда, где только что находился Гримлок, и наоборот. Перекрестное подсоединение всегда давало потрясающий результат. Динобот зарычал и протянул обе руки за спину Оптимуса. Дотянувшись до Мегатрона, он качнул бедрами. Тот схватил его за запястья и тоже зарычал. Помимо непрерывного энергопотока, идущего от Прайма, он оказался перепутан с чужой передающей системой, и удовольствие сделалось сразу намного сильнее.
Оптимус недовольно фыркнул, но очень быстро изменил настрой, а после снова взвыл. Двойное… нет, счетверенное… непонятно какое соединение было невероятным. Словно он пытался трахнуться с объединенным гештальтом... Все сильнее и острее... Ооо...
Помогая друг другу, энтузиасты добрались до неприступной диафрагмы и одновременно нажали. Раз, другой, третий... Крики Прайма меняли тональность одновременно с их стараниями.
Когда на четвертый раз крепость пала, и задергавшиеся створки медленно раздвинулись, Прайм уже просто перешел на высокое протяжное пение в машинном режиме. Стоны в ответ были такими, будто обоих кто-то тоже трахнул. Оптимус еще чуть-чуть скользнул коленями по бетону, и засевшая в нем плазма, так мешавшая жить, устремилась прочь из хранилища.
Дико зарычав, Оптимус задрал голову, вытягиваясь и напрягаясь как гиперструна. О Праймас, это просто невероятно!
Ядерная температура, окатившая чувствительный в общем-то металл немедленно вызвала защитную реакцию. Гримлок и Мегатрон одновременно активировали охладительную систему, и Оптимус внезапно обнаружил, что в него хлынуло сразу два потока чужого охладителя. Датчики истерично вышли на пиковые нагрузки и издохли, напоследок порадовав хозяина энергоразрядом.
Гримлок еще сумел издать какой-то звук прежде чем у него отказали вокалайзеры, а десептикона на такой подвиг не хватило.
Оптимус со стоном осел на жесткой сцепке и откинул голову на широкий наплечный трак Мегатрона. Линзы у него едва мерцали, статическое электричество покалывало сложные внутренние механизмы, а чувство невыносимого давления на энергосистему медленно ослабевало, пока не растворилось совсем. Он давно не чувствовал себя настолько хорошо... Под ними с шипением растекалась ядовитая лужа продуктов топливной и охладительной переработки. Сквозь стыки брони сочился тяжелый пар.
Несколько минут спустя утомленный и удовлетворенный Прайм самостоятельно устроил принудительное рассоединение, невзирая на протестующие звуки, затем выкарабкался из четырех рук и шлепнулся на бок, стиснув бедра. Ему отчаянно требовалось время, чтобы прийти в себя и перестать терять ориентацию через каждые три секунды. Гримлок и Мегатрон по-прежнему сидели вплотную друг к другу и, как показалось Оптимусу, изучали джамп-строение друг друга. Ну или причиненный им ущерб, ха-ха.
Оптимус просунул руку между ног и сделал краткую ревизию. Ух какие шлюзовые ворота... прямо как для приема грузовозов. Он сам не заметил, как прижал к оголенным пластинкам четыре пальца и начал щекотать их электричеством. Внезапный слабый толчок перезагрузки заставил его крупно вздрогнуть и слить что-то, что еще оставалось в запасе.
- Эй, - хрипло позвал он. - Вы двое...
Гримлок и Мегатрон тут же бросили заниматься рукоблудием и подвинулись к нему ближе. Оптимус поднял обе руки и партнеры послушно склонили головы. Оптимус обхватил обоих за массивные шеи и потянул к себе ближе, тяжко дыша во всю вентиляцию.
Все-таки Оптимус Прайм был ужасным трусом. Поэтому он оглушил обоих дуплетом из станнера и бежал прочь. Страшно подумать, какие разговоры вздумали бы они с ним затеять, когда общее удовлетворение сошло бы на нет.
Поэтому он искренне рассчитывал, что когда они очнутся в интересной провокационной позе, то обязательно переубивают друг друга.

Вернуться к фанфикам