О мальчиках, девочках и машинах

Автор: DieMarchen
Персонажи: Бамблби/Сэм
Рейтинг: R
Жанр: романтика
Краткое содержание: иногда машина понимает тебя лучше, чем любимая девушка.

- Повезло тебе, - сказал Майлс, завистливо оглядывая сверкающий ярко-желтый автомобиль. - С такой машиной можно клеить девчонок на раз-два.
- У меня уже есть лучшая девушка на свете, - засмеялся Сэм, обнимая Микаэлу за плечи. Та улыбнулась, отбрасывая волосы с лица, а Сэм подумал, что правильнее было бы сказать - с такой машиной ему вообще не нужны никакие девушки.
На строгий вопрос отца, откуда в гараже вместо старенького камаро сверкающая новая модель, Сэм сочинил что-то запутанное про тайные распоряжения ФБР. Вранье легко сошло ему с рук – родители изо всех сил старались делать вид, что ничего не произошло. Как будто надеялись, что так жизнь снова станет прежней.
Однако все переменилось бесповоротно, и иногда Сэму казалось, что за прошедшие дни он повзрослел лет на десять. То, что было таким важным всего неделю назад - мысли, как бы подцепить девчонку посимпатичнее, встречи с друзьями, мелочные школьные разборки – потеряло всякое значение. Взамен у него была свобода, которая особенно остро чувствуется в первые дни каникул, новые встречи и новые открытия. И Бамблби, солнечное великолепие, неизменно провожаемый восхищенными взглядами.
Сэм был очарован до глубины души. Восхищаться созданиями, чьи возможности настолько превосходили человеческие, было вполне естественно, но о таком друге как Бамблби, он раньше мог только мечтать. Би был надежным, как скала, и всегда оказывался рядом в нужную минуту. С Микаэлой автобот обращался так непринужденно-галантно, что Сэму иногда думалось, будь Би человеком, он попросил бы и его этому научить.
Долгие июньские дни, напоенные запахами пыли и цветущих лип, сменялись долгими вечерами, когда на улицах свет вечернего неба смешивался со светом фонарей и неоновых вывесок. Сэм ходил с таким отрешенно-счастливым видом, что мать окончательно уверилась - он не на шутку влюблен, и стала настойчиво намекать, чтобы он пригласил Микаэлу на ужин.
Миссис Уитвики, однако, не учла того, что семнадцатилетние парни и девушки прекрасно умеют впитывать любовь, но не очень хорошо умеют ее отдавать. Собственные чувства и желание быть оцененными по достоинству обычно интересуют их гораздо больше, чем чувства и желания противоположной стороны. Сэм иногда начинал уставать от необходимости казаться остроумнее, чем он был на самом деле. А Микаэла, хоть она конечно ни капли не походила на пустоголовых модниц из школы, могла всерьез расстроиться из-за какого-нибудь пустяка или найти проблему там, где Сэму все казалось простым и понятным. Поэтому они встречались, болтали обо всем на свете, вместе ездили кататься по вечерам, целовались на последнем сеансе в кино и в самом деле неплохо друг с другом ладили, но Микаэла ловила себя на том, что определенно предпочитает Сэму общество автоботов, а Сэм твердо знал, что ему проще найти общий язык с Бамблби, чем с нею.

Разбитая старая дорога вилась между поросшими желтой травой пустошами. Автоботы обосновались в каких-то заброшенных технологических развалинах – кажется, раньше это был завод. Место это находилось довольно далеко от города, к тому же все, что можно вывезти, было оттуда давно вывезено, а все что можно украсть – украдено, так что случайных посетителей можно было не опасаться. Впрочем, конспирацию члены маленькой команды соблюдали безукоризненно и никогда не показывались за пределами своего убежища в изначальном виде. Сэм, правда, думал, что даже если бы кто-то и допустил промах, это вряд ли что-нибудь изменило бы. Способность людей не замечать того, что они не готовы видеть, была поразительной.
Однако совсем не эта мысль не давала ему покоя уже несколько дней.
- Тебе со мной не скучно? – спросил он Бамблби, наконец решившись. – Твои друзья заняты, а ты…
- У каждого из нас свои обязанности, - отозвался Би.
- Но ведь им не приходится, как тебе, часами стоять в гараже или дожидаться меня у школы. Это наверное не особенно весело.
Би издал звук, похожий на металлическое хмыканье.
- А как, по-твоему, мы развлекаемся?
- Совершенно не представляю, - честно сказал Сэм.
Желтый камаро вдруг сбросил скорость, потом прижался к обочине и остановился. По корпусу прошла дрожь, и Сэм увидел, как на несколько мгновений обозначаются и снова пропадают линии трансформации.
- Поведи меня, - предложил Би.
Сэм удивленно помотал головой.
- Это что, развлечение?
Бамблби помахал дворниками.
- Ты серьезно?
- Гонки, - терпеливо пояснил Бамблби. – Скорость.
Сэм заколебался. Раньше, когда он еще не знал, что Би не просто машина, он ни о чем подобном не задумывался, но теперь даже простые жесты - повернуть ключ зажигания, лишний раз дотронуться до приборной панели - стали казаться слишком… личными. «Уитвики, уймись, - одернул он себя. – Нельзя же все время думать о сексе».
- Ты ведь еще не разучился? - поддразнил Би.
- Я разучился? - деланно вознегодовал Сэм. - Ну держись…
Тронувшись, он передернул рычаг сразу на третью скорость. Мотор взревел, и желтый камаро сорвался с места.
В этой глуши другие машины попадались хорошо если раз в полчаса, и Сэм азартно втаптывал педаль газа в пол. Стрелка спидометра уверенно ползла вправо - восемьдесят… сто… сто двадцать… Ветер трепал волосы и бил в лицо, и Сэм чувствовал, что еще немного, и он просто сойдет с ума от восторга. Это было абсолютное, совершенное счастье.
Оно длилось ровно до того момента, когда из-за поворота навстречу им вылетел потрепанный фермерский фургон.
Почувствовав, как внутри все обрывается, Сэм панически выкрутил руль. Камаро занесло, Сэм дернул рулем в обратную сторону и с ужасом понял, что теряет контакт с машиной. Он видел всё ясно и даже как будто чуть замедленно, и понимал, что должен что-то сделать, но не мог даже шевельнуться.
Краем глаза он заметил движение - это сам собой дернулся вверх-вниз ручник; машина резко развернулась на 180 градусов, силой инерции ее отвело чуть в сторону, ровно настолько, чтобы надрывно сигналящий синий фургон пронесся мимо, буквально в дюйме от желтого бока, - и в следующее мгновение увлеченная все той же силой инерции машина перевернулась и вылетела с дороги. Перед глазами мелькнули ветки, небо, желтая щетка сухой травы. Лобовое стекло хрустнуло и в одно мгновение покрылось ломаными трещинами, словно на него бросили сеть. Будто издалека Сэм услышал собственный голос, без конца повторявший: «Твою мать, твою мать, твою мать!»…
А потом невозможным, противоречащим всем законам физики образом машина вдруг сделала еще один кувырок и снова встала на четыре колеса.

Сэм с усилием заставил себя разжать пальцы, намертво заломившие руль. Вокруг камаро медленно оседали клубы песка и пыли. В зеркало заднего вида он увидел, как синий фургон, исчезает за пригорком. Слева щелкнуло, и ремень безопасности со свистом взлетел в крепление над окном. Дверь открылась, рассыпав битое стекло. На негнущихся ногах Сэм выбрался и обошел Би, ведя ладонью по запыленному борту. Кажется, ничего серьезного - вмятина на двери, треснувший бампер, разбитые стекла.
Он оперся о капот и помотал головой, пытаясь разогнать наплывавшую черноту. В ушах звенело от напряжения.
- Ты как? – машинально спросил он. - В порядке?
Бамблби не ответил. Сэм наклонился и лег грудью на капот, раскинув руки, словно хотел обнять. Сердце бешено колотилось.
Он смутно подумал, что мать наверняка устроит истерику, когда увидит, что он возвращается на разбитой машине, но эта мысль тут же куда-то канула. Тошнотворный страх понемногу отступал, однако его по-прежнему трясло. Может быть, дело было в том, что Би так и не заглушил двигатель, и ему передавалась эта дрожь. А может в том, что адреналин катился по венам почти осязаемым густым потоком. Лихорадочный трепет был чем-то сродни возбуждению. Прикосновение разогретого металла к щеке казалось приятным, как ласка. Сэм облизнул горящие губы и выпрямился.
- Би, прости, - сказал он. - Глупо получилось.
Фары вспыхнули и погасли, мотор издал мягкий предупреждающий рык. Сбитый с толку, Сэм сделал шаг назад.
- Би, я не понимаю. Скажи что-нибудь.
В ответ машина прянула вперед и подтолкнула его бампером. Сэм попятился, неуверенно улыбаясь. Это нехорошо напомнило ему о первой встрече с Баррикейдом. Но если в голосе Баррикейда слышались бешенство и угроза, то Би словно мурлыкал.
- Би, ну ты чего? – Сэм понял, что его разбирает несколько истерический смех. Напряжение не то чтобы рассеялось, но вдруг резко сменило тональность, и он действительно рассмеялся, правда, хрипло и отрывисто. Ему пришло в голову, что Би заигрывает с ним, как расшалившийся большой пес. Следующий толчок сбил его с ног, и он упал навзничь в жесткую сухую траву, инстинктивно вытягивая перед собой руки. Бамблби навис над ним, и Сэм мог поклясться, что это было сделано специально – он как будто обозначал некое намерение и давал ему простор для ответного хода. Проблема была только в том, что Сэм не знал, что ответить. В голову навязчиво лезло воспоминание о собственных фантазиях, в которых его оседлывала роковая красотка в леопардовом бикини. У фантазий определенно было что-то общее с тем положением, в котором он находился сейчас, но дальше этого мысли заходить отказывались.
Пение двигателя стало мягче и глуше, и Би медленно сдвинулся вперед, накрывая Сэма целиком.
Сэм вдохнул так глубоко и прерывисто, словно его затягивало в омут.
Снизу Бамблби выглядел совсем не так, как обычные машины. Упорядоченный хаос незнакомых деталей, проводов и трубок, части каких-то механизмов - все это было явно живым и завораживающе красивым. Сэм поднял руку и неуверенно провел ладонью по ближайшей металлической поверхности. Двигатель заработал громче.
Рэтчет однажды изрядно шокировал их, заметив, что его соплеменники делают это так же, как люди. Видя, как вытаращился Сэм и как покраснела Микаэла, Рэтчет сжалился и развил мысль:
- Активность энергетических знаков у вступающих в интимный контакт разумных существ, к какому бы виду они не относились, практически не различается, - сказал он, и Сэм выдохнул. Он все время забывал, что они видят гораздо больше, чем люди.
Изнутри просачивались странные синие отсветы. Что-то несильно давило Сэму на грудь, непонятные детали подталкивали разведенные, почти прижатые к земле колени, соскальзывали выше… Голова кружилась от пережитого шока и одновременно от возбуждения. Какая, в конце концов, разница, что делает Би, если это было именно то, что ему нужно. Распятый среди едва заметно двигающихся механизмов, по которым проскакивали змейки слабых электрических разрядов, Сэм чувствовал себя надежно защищенным. Недавнее потрясение улетучивалось, как дым. По телу бродили потоки статического электричества, заставляя ерзать и закусывать губы. Би начал мягко покачиваться взад-вперед, поворачивая колеса на четверть оборота, запах нагретого железа стал отчетливей, и перед глазами у Сэма замелькали цветные искры. Он выгнулся, отчаянно ловя воздух ртом, и едва успел дернуть молнию на джинсах, прежде чем на руку плеснуло горячим.

За мгновение до того как Сэм начал всерьез задыхаться под разогревшимся днищем машины, сумрачно поблескивающие детали пришли в движение, и он услышал знакомый звук трансформации. Жадно вдохнув, Сэм открыл глаза. Би стоял над ним на коленях, упираясь руками в землю, и смотрел с чем-то очень похожим на нежное удивление. Сэм представил себе, как выглядит сейчас, - взъерошенный, с искусанными губами, в задранной футболке и расстегнутых джинсах, - и ему захотелось провалиться сквозь землю.
«Нет, ты совсем охренел, парень, - злорадно заявил внутренний голос. – Кончить под собственной машиной – это новое слово в мировой истории извращений».
«Он не машина», - мысленно возразил Сэм.
«Конечно, - саркастически отозвался голос. – Он всего лишь боевой робот ростом с трехэтажный дом. Это совершенно меняет дело».
«Он мой друг».
«Ах, извини, - ядовито сказал голос. - Тогда ты не извращенец. Ты просто гей».
Молчание затягивалось.
- Ну… - выдавил наконец Сэм, чувствуя, что надо что-то сказать.
- Ну, - отозвался Би, - так лучше?
Никогда в жизни Сэм не испытывал такого огромного облегчения. Он набрал в грудь воздуха, чтобы ответить, но так и не смог ничего придумать, и вместо этого, рассмеявшись, протянул к Би обе руки.

Определенно, с такой машиной не могла сравниться ни одна девушка.

Вернуться к фанфикам