Сломать его
(Break him open )

Автор: Moogle
Перевод: Skjelle (бета DieMarchen)
Персонажи: Циклон + Кнут / Родимус Прайм
Рейтинг: R
Жанр: драма
Предупреждение: всяческие мучения

Дайте Родимусу Прайму мощное оружие, и можно с уверенностью сказать, что он без промаха поразит любую выбранную цель. Дайте ему осадить город, повести войско в битву, разработать стратегию - и можно не сомневаться, что он отлично справится с задачей. Дайте ему батальон преданных автоботов с разнообразными навыками и трансформами - и тому, что может совершить носитель Матрицы, практически не будет предела.
Дайте ему шпионское задание, и все очень быстро покатится к чертям.

- Лучше бы вы снова отправили Шмеля, - прорычал ему в датчик Циклон почти с изумлением. - По крайней мере, в прошлый раз он смог удрать, обойдясь только раскуроченным бампером.
Из того, как основательно штурмовик устроился на спине Родимуса, прижимая его коленом к полу, можно было сделать два вывода: первый - сбежать вряд ли удастся, и второй - раскуроченный бампер в скором времени станет наименьшей из его проблем.
- Шмеля не было, - еле выговорил Родимус, пытаясь вырваться из захвата десептикона. Циклон слегка изменил положение, и Родимус вскрикнул, когда его плечо выкрутили под не предусмотренным конструкцией углом.
- Шлак! Это было необязательно!
- Зато весело, - парировал Циклон с убийственной серьезностью существа, знакомого с понятием веселья только теоретически. - Но если хочешь, я могу вырвать тебе руку из сустава. Или обе. Ну или просто сломать локтевое соединение, - с каждым щедрым предложением Циклон слегка усиливал нажим на руку пленника, и когда Родимус, наконец, начал извиваться от боли, слегка ухмыльнулся уголком рта. - Итак, что ты предпочитаешь?
- Да не стоит ради меня так утруждаться! - выдохнул Родимус.
Циклон засмеялся, однако прозвучало это очень мрачно.
- Если тут кто и испытывает затруднения, так это ты, автобот. Если ты вдруг не заметил.
Казалось, он собирался сказать что-то еще, однако прервал сам себя и обернулся. Родимус проследил направление его взгляда и увидел, как в дверном проеме выросла тень, отливающая темно-синим - крылатая, когтистая, шипастая.
Кнут бросил взгляд на Родимуса, беспомощно барахтающегося под Циклоном, и расхохотался:
- Ах, можно я тебе помогу?
Родимус громко застонал, утыкаясь лбом в пол и тщетно взывая к своему божеству-покровителю.
- Ну ладно, так и быть, - добродушно проворчал Циклон.
Как только вес исчез с его спины, а руки оказались свободны, Родимус рванулся с места вперед. Если ему удастся проскользнуть мимо Кнута, то он мог бы...

...он не мог абсолютно ничего, кроме как грохнуться обратно на пол, теперь уже под двойным весом - на спине и на шее.
- Хорошая попытка, - произнес Кнут, и Родимус услышал в его голосе намек на одобрение. - Разумеется, обреченная на неудачу, но хорошая.
- И так всю жизнь, - простонал Родимус в пол. - Ох!
Руки шарили по всему его телу, блуждали по спине, трогали спойлер... Он чувствовал тяжесть, придавившую его ноги, и никак не мог собраться с силами, чтобы начать сопротивляться.
- Прекрати драть мой спойлер, ты, ржав...
Четыре острых когтя вонзились в упомянутую деталь и вздернули Родимуса с пола, вырвав у автобота вскрик.
- Слабак, - прошептал Циклон в его аудио-датчик.
Родимус стиснул челюсти, сдерживаясь, чтобы не застонать, когда юникронианцы подняли его и усадили. Циклон встал на колени у него за спиной и притянул к себе, мертвой хваткой удерживая за руки. Кнут устроился между раздвинутыми ногами автобота. Разведчик протянул когтистую руку, и Родимус вздрогнул, ожидая новой вспышки боли. Вместо этого Кнут провел когтями по его доспешному вороту, по плечам, по груди - словно никак не мог решить, с чего начать.
Родимус невольно поежился и посмотрел в оптику Кнуту. Вид у десептикона был бесстрастный, однако линзы мерцали в предвкушении момента, когда можно будет насладиться новой игрушкой.
- А вот на это я не подписывался, - нервно заметил Родимус.
Кнут по-звериному усмехнулся, прослеживая когтем дорожку по шее пленника
- Надо было читать то, что идет в конце мелким шрифтом.
Родимус подавил стон и постарался замереть неподвижно.
- Урок усвоен, - произнес он шепотом.
- Еще нет, автобот. Еще нет, - пророкотал Циклон.
Кончики когтей Кнута задержались на символе автоботов, украшающем грудь Родимуса.
- Циклон, - произнес он с тщательно выверенной небрежностью в голосе, - что там Гальватрон говорил насчет красоты?
- Красоту творит разрушение, - пробормотал Циклон настолько близко к аудио-датчикам Родимуса, что тот снова дернулся и попробовал отстраниться, - также, как произведение искусства создается резцом скульптора.
Кнут усмехнулся, заставив Родимуса вздрогнуть. Эта усмешка была едва ли не страшнее чем у Гальватрона, хотя бы потому что тот скалился постоянно, а Кнут, насколько Родимус помнил, не улыбался так вообще никогда. До этого момента.
Кнут выдержал паузу, казалось, предназначенную именно для того, чтобы дать жертве проникнуться чудовищностью своей ухмылки, а потом молниеносным движением воткнул коготь в левый глаз символа автоботов.
Родимус не издал ни звука, но дернулся в хватке Циклона так, что почти высвободил одну руку. Циклон хмыкнул и стиснул его сильнее. На этот раз Родимус зашипел от боли.
- Мне очень быстро наскучит держать его, - заявил Циклон, - если ты будешь еле-еле возиться.
Кнут полыхнул на него линзами - насколько это было возможно в отношении непосредственного командующего.
- Как будто он не сломается, если я сделаю это быстрее.
- Эй! - возмутился Родимус.
Кнут взглянул на Прайма в упор.
- Извини, - произнес он без малейшего сожаления. - Мы про тебя совсем забыли, да?
- Да валяйте, продолжайте болтать, не обращайте на меня внимания, - потряс головой Родимус. - ...Ох!
Вскрик получился бесстыдно пронзительным, и, судя по выражению лица Кнута, его пленители отлично сознавали степень его боли и замешательства. Кнут вытащил когти из свежих ранений прямо на символе - два пробитых глаза и одна царапина через центр лба - и поднял руку на уровень линз Родимуса. Тот увидел искорки собственной энергии, потрескивающие на кончиках когтей, и тихо выругался, понимая, что не может отвести взгляд. Кнут облизал когти - его язык завораживающе медленно скользнул по острому металлу, словно он не боялся порезаться.
Руки Циклона сжались сильнее.
- И каков он на вкус, Кнут?
Стоящий на коленях Кнут чуть покачнулся и пригасил оптику, словно голос Циклона был осязаемой лаской.
- Он умоляет нас взять его.
- Нет! - громко возразил Родимус.
Не произнося ни слова, Кнут коротко размахнулся и отвесил ему пощечину, едва не задев линзу. Родимус зашипел, отворачиваясь и прижимаясь располосованной щекой к груди Циклона в поисках защиты.
- Я не прошу, - произнес он, на этот раз тише, почти обиженно.
Кнут не стал заставлять его повернуться к себе. Вместо этого он провел когтем по незащищенной шее Родимуса и улыбнулся, когда тот задрожал.
- Ты уверен?
Родимус обдумал несколько вариантов ответа - спокойных, независимых, достойных Главного слов, и...
- Лучше мучайте меня дальше, - вырвалось у него, едва он открыл рот.
В определенном смысле это можно было посчитать вызовом. Наверное. Кнут отреагировал на его ошибку понимающей ухмылкой, и Родимус опять вздрогнул
- Я не это хотел сказать! - выпалил он в отчаянной попытке восстановить пошатнувшееся достоинство. - Я прошу не потому…
Кнут вонзил когти под его нагрудную пластину, и Родимус не договорил, задохнувшись от боли.
Он со стонами корчился под рукой Кнута, бесполезным сопротивлением только причиняя себе лишние страдания - когти мучителя погружались все глубже под броню. Кнут и Циклон безмолвно наблюдали, выжидая, когда у пленника окончательно иссякнут силы. Только блеск в линзах выдавал, как они наслаждались борьбой Родимуса.
Лишь когда Родимус замер, обессиленный, Кнут вытащил когти.
- Попробуй его, - сказал он, предлагая руку Циклону.
Штурмовик наклонился и почти изящно взял кончики пальцев Кнута в рот. В груди у него зарокотало, когда он ощутил вкус чужой боли, стекающей на язык. Родимус застонал в ответ, чувствуя, как мощная вибрация сотрясает его спойлер.
Выпустив пальцы Кнута, штурмовик наклонился и под неотрывным взглядом разведчика прошептал Родимусу прямо в аудио-датчик:
- У тебя вкус... завоеванного приза...
У Родимуса снова вырвался стон - низкий, грудной, дрожащий. Кнут навис над ним, вытягивая когти, и пока он вырисовывал рваные светлые полосы на груди автобота, Циклон продолжал говорить:
- Прочувствуй эту боль. Это - наш подарок. Будь благодарен за него, Родимус Прайм.
Родимус слабо дернулся, и Кнут зашипел от раздражения, царапнув его сильнее, чем собирался.
- Держи его крепче! - рявкнул он на Циклона.
Штурмовик удостоил его мимолетного свирепого взгляда и снова перенес внимание на Родимуса.
- Сопротивление бессмысленно, - сказал он молодому воину. - Зачем ты борешься? Здесь ты можешь только принадлежать. Твое место здесь.
Родимус попробовал развернуться к нему, плохо соображая от боли. Кнут тут же воспользовался этим, чтобы добраться до его открытой шеи.
- Мое место… здесь?.. А-ах!.. - он содрогнулся всем телом, когда когти Кнута погрузились в соединительный шов между воротом и шеей.
- Да, Родимус, - промурлыкал Циклон, - теперь ты наш. Мы берем тебя по праву победителей, - Циклон говорил нараспев, словно повторяя по памяти слова древнего ритуала. Родимус никогда раньше не слышал ничего подобного. - Так обрети радость в боли, Родимус Прайм. Прими её. Позволь ей стать частью твоей сущности.
- Нн... нет... - Родимус слабо корчился между своими пленителями, пока Кнут медленно располосовывал его броню на тонкие ленточки. - Я не могу...
- Ты можешь, - уверил его Циклон. - Ты должен. Позволь этому произойти, Родимус. Прекрати глупую борьбу и позволь нам быть хранителями твоего поражения.
Родимус задрожал, когда Кнут снова прикоснулся к символу автоботов.
- Это... будет не так больно, если я...?
Циклон предпочел бы солгать, но в данный момент Родимус был откровенен, и Циклон чувствовал, что должен ответить тем же.
- Нет, - спокойно признал он. - Будет больно, Родимус. Тут ничего не изменишь.
Родимус громко застонал, в его голосе смешались боль и стыд, но он больше не сопротивлялся. Кнут улыбнулся и одобрительно погладил его кончиком когтя по лицу. Родимус слегка повернулся, поддаваясь ласке.
- Пожалуйста... - прошептал он и запнулся, словно у него внезапно отключился голосовой процессор.
Кнут выжидал, неподвижно нависая над ним, готовый продолжать.
- Пожалуйста что?
- Возьмите меня, - умоляюще прошептал Родимус, весь дрожа. - Пожалуйста, возьмите меня...
Кнут обрушился на него, оборвав его слова грубым поцелуем и резким движением когтей. Циклон мурлыкал автоботу в затылок, и Родимус слишком поздно вспомнил то, о чем ему говорили давным-давно - десептиконы используют поцелуи как оружие.
Он смутно осознал, что Циклон больше не стискивает его, а поддерживает, обнимая. Родимус смог пробормотать нечто благодарное, поскольку именно в этот момент Кнут прервал поцелуй, напоследок дразняще проведя языком по его губам.
- Наше самое великолепное завоевание, - промурлыкал шпион, снисходительно улыбаясь вздрагивающему автоботу. - Мы отметим его, Циклон?
Циклон удивленно поднял голову.
- Это не наша привилегия!
- Посмотри на него, - тут же зашипел Кнут, - смотри, как он прекрасен, сломленный и побежденный. Это сделали мы, Циклон.
- Во славу Гальватрона, - упрямо нахмурился штурмовик.
- Да, - согласился Кнут. - Но своими руками. Он уже носит наши отметки, Циклон. Он не может отрицать это, и ты тоже не можешь.
Циклон посмотрел вниз. Родимус слабо мерцал оптикой, прижимаясь к его груди. Понадобилось почти уничтожить смертную форму, чтобы выпустить наружу тот огонь, который скрывался в их пленнике. Воин наклонил голову; Родимус, чувствуя движение, поднял к нему лицо. Их губы встретились.
Прошла целая вечность темной нежности, прежде чем Циклон отпустил его, и Родимус снова обмяк в его руках, тяжело дыша.
- Его бедро, - пробормотал Циклон.
Кнут усмехнулся и подтолкнул ногу Родимуса, чтобы внутренняя сторона бедра - такая чистая и гладкая - оказалась перед его глазами.
- Родимус, - прошептал Циклон, почти бережно обнимая его. - Это наш последний подарок. Береги его.
- Да... - выдохнул Родимус.
Он не сопротивлялся, когда Кнут вырезал свою личную метку на гладкой металлической пластине, навсегда испортив ее мерцающее совершенство. Кнут нежно погладил свежий шрам, смакуя стон пленника, и заняв место Циклона, удерживал Родимуса, пока штурмовик ставил собственную метку.

Вернуться к фанфикам