Бульдозер танку друг и товарищ

Автор: Skjelle
Персонажи: Онслот/Хук
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp, юмор
Краткое содержание: выяснение между двух представителей гештальтов, кто круче и кто кого натянет.
Комментарий: название, конечно, ничего общего с альтформами не имеет, но у меня скверное чувство юмора =) Написано по заявке Sillshhart и посвящается третьему юбилею сообщества TF-porn (2010 год).

Гулянка по поводу удачно провернутой операции находилась во второй половине и стремилась к новому возгоранию, когда два гаштельтника столкнулись в дверях, из-за чего едва не разроняли прихваченные с собой кубы.
- Что это герой цикла бежит прочь от развлечений? – первым сделал выпад Онслот.
- То же я могу спросить у героя событий, - парировал Хук и пихнул боевикона плечом.
- Я? Ну положим, я не хочу, чтобы меня снимали Рефлектор, - Онслот слегка пнул конструктикона в колено.
- А я не хочу, чтобы ко мне лезли обдолбанные истребители, - Хук поудобнее перехватил свою добычу.
- Эй! – возопили за спиной. – Онслот, куда это ты?
- Пусти меня, колесное, - зарычал Онслот. – Немедленно!
- Хук, родненький! – заголосили оттуда же.
Конструктикон сделался еще более зеленым и ломанулся в дверь. С грохотом столкнувшись плечами, оба на несколько мгновений застряли, но потом все же ухитрились протиснуться и даже не потеряли добычу. Не сговариваясь, оба поспешили по направлению к старым складам.
- Что, не любим развлечения? – на ходу поинтересовался Хук.
- Не вижу, как ты с криками радости бежишь обратно, - фыркнул Онслот.
Преисполнившись взаимопонимания, оба замолчали. Вообще-то среди десептиконов не было принято ликовать по поводу каждой диверсии так, будто они уже завоевали Вселенную. Обычная победа во славу фиолетового знака, одна из многих, которые, разумеется, приведут их к сияющей славе. Но Мегатрон всегда отслеживал настроения в своей армии и умел вовремя погасить возникшее напряжение какой-нибудь разрядкой типа устроенного гульбища. Традиционно в таких делах все заканчивалось массовыми отравлениями и оргиями, а на следующий цикл бодрая и как никогда работоспособная армия была готова к новым свершениям. Сам Мегатрон в тему нынешнего мероприятия прихватил с собой какого-то автобота, сцапанного во время отхода на позиции, и уединился на личной территории.
Обстоятельно устроившись во внутренностях полуразобранного челнока, десептиконы подняли первые кубы и прочистили вокалайзеры.
Оба не были особо разговорчивы, но в сложившихся обстоятельствах каждому требовалось все красноречие, ведь речь шла о том, чтобы выставить свою команду наиболее выгодно в глазах собеседника. Вроде бы участовали все, каждый внес свой вклад, но некоторые вклады обязаны быть вкладнее. Здоровый дух соперничества никогда не исчезал. Поэтому длинные истории-тосты сопровождали каждый новый куб. В итоге, когда запасы кончились, оба были перегружены не только чужими россказнями, но и перезаряжены до треска в вокалайзерах.
- А ваще... вот я сейчас скажу. Во! Мы изобретательнее трахаемся, - заявил Хук.
- Что? – Онслот аж поперхнулся от возмущения. – Вы? У меня в команде Вортекс! Это тебе о чем-нибудь говорит?
- Неа, - Хук потянулся. – Он псих, только и всего.
- Писхом его могу называть только я, понятно? – твердо сказал Онслот. – И мы вас сделаем по всем статьям, даже без Вортекса.
- Да ну? – ощерился конструктикон.
- Конечно, - Онслот фыркнул. – Мы все разные, а вы всего лишь строительные машины.
- Это ты зря, - Хук грозно посмотрел на него. – Сила как раз в единстве, а не в рассинхронизации кучи нестабильных личностей.
- Я тебя и один сделаю, - по-прежнему потрясающе самоуверенно заявил Онслот.
- Не смеши мои колеса, - Хук задрал подбородок. – Что ты вообще знаешь об интерфейсе?
- Всё, - категорично отрезал Онслот.
В следующее мгновение он протянул руку и сцапал зазевавшегося конструктикона за плечо. Дернул, крутанул и затащил к себе на колени. Одну руку конструктикона он заломил так, что кончики зеленых пальцев касались его подбородка, а другой пережал шланги на горле Хука, чувствуя, как в них начинает пульсировать энрегон.
- Онсло-от, - засипел Хук тоном, не предвещавшим ничего хорошего.
- Он самый, - согласился боевикон и поддернул чужую руку еще чуть-чуть выше, так что хрустнуло. – Я наглядно объясняю, кто кого?
- Смотри в отражатель, - прошипел Хук. – Там ответ.
Насторожившись, Онслот бросил взгляд в отражатель, занимавший часть двигательного отсека, и дернул еще сильнее, но было поздно. Свободной рукой конструктикон достал излучатель, а секунду спустя холодное дуло уперлось боевикону в лоб.
Онслот зарычал, понимая реальность угрозы. В отражателе он видел ухмылку, искажающую лицевые пластины конструктикона. Страшную, кривую, которой ухмыляются не когда торжествуют над попавшим впросак врагом, а когда собираются убивать. Онслот мгновенно разжал хватку. Хук развернулся, не покидая его колен, и прицелился в него, продолжая ухмыляться. Шлак...
Боевых товарищей нельзя было изнасиловать. Десептиконы никогда не имели дело друг с другом по принуждению. Именно по настоящему принуждению - с выламыванием рук из шарниров и сжиганием приемных схем. Правда, любви к ближнему тут не было ни на уник. Чистый страх.
Даже если это был кто-то мелкий, типа Рефлектора, и его удалось бы снасильничать где-то в темном углу, то дальше следовало бы убить его. Иначе потом убили бы тебя. Десептиконы не прощали, не забывали, не обходились моральной компенсацией - они убивали, и делали это быстро. Сегодня Рефлектор с раскуроченными портами, завтра кислота у тебя в процессоре. Со своими проще было не связываться или договариваться по обоюдному согласию. Вообще-то в планах лидера боевиконов было условное насилие, плавно переходящее в мощный интерфейс с финальным залпом дуэтом. Потом некоторые подлизывания, уговоры и комплименты, потом энергон из запасов, и примирение ко взаимному удовольствию. Однако Хук внезапно оказался злобной тварью, не рассматривающей все эти соблазнительные варианты.
Мгновение спустя конструктикон выстрелил.
Онслот едва успел откинуться назад, хотя по груди его все равно прилично шваркнуло, опалив верхний слой брони. Активные частицы краски судорожно попытались закрыть оголенный металл, но тот был слишком горячим, и они отпрянули обратно. Онслот провел ладонью по броне, стряхивая черную шелуху, и зарычал еще раз.
- Я остудил твой энтузиазм? - теперь Хук приятно улыбался, но это производило еще худшее впечатление.
- Нет! - рявкнул Онслот.
Стрелять в ответ он не хотел, так как в отличие от бластеров его собственное оружие расплавляло цель в лужицу, и за потерю части гештальта его явно бы не похвалили. Даже ржавчина бы с этим, но засунутое в процессор вредительское кодирование попросту не позволяло крошить собственных товарищей по делу в мелкую металлическую стружку.
- Еще залп? - вежливо осведомился Хук.
- Слушай, ты, строитель, - Онслот поднял обе руки. - Твоя команда сумеет починить любого, так?
- Моя команда может починить кого угодно, - откликнулся Хук. - И что дальше?
- Я тебя вызываю, - Онслот согнул и разогнул руку, давая послушать гудение модифицированных сервоприводов.
- Шутишь? - осклабился конструктикон. - Да я тебя размажу!
- Проверим, - заключил Онслот и врезал в грудь конструктикону обоими кулаками.
В коротком полете Хук вновь прицелился, но Онслот все же развернул один из стволов и с хирургической точностью дал залп по оружию конструктикона. Хук взвыл, резко стряхивая с руки жидкий металл. Онслот вскочил и прыгнул к нему. Хук чуть отодвинулся и избежал столкновения. Неуклюжие с виду трансформеры обменялись неразличимыми для простого взгляда сериями ударов и отскочили друг от друга. Хук взмахнул трофеем и швырнул его через плечо. Онслот опять зарычал в ярости, проводив взглядом конвульсивно дернувшуюся несколько раз конечность. Пришлось срочно перенастраивать центровку, чтобы не заваливаться набок. Хук нагло захихикал и облизнулся, а затем сделал приглашающее движение.
Еще десяток секунд пронесся в грохоте железа, вое сервоприводов и рокоте разогнавшихся вентиляционных систем. На этот раз трофея не досталось никому, но прибавилось царапин и вмятин.
- Что, не терпится со второй рукой распрощаться? - Хук танцующе подвигался. - Гениальный тактический план не сработал, верно, умник?
Вот это было ошибкой. Онслот почувствовал, как от ярости начинают меркнуть приоритетные программы, включая то самое кодирование. Видеообзор сузился до четко очерченного сектора, в котором издевательски маячил наглый конструктикон. Переступив на месте, боевикон выпустил пар и рванул вперед
Хук такого напора не ожидал. Летящий на него тягач выглядел как стартовавшая ракета - та самая, которые он должен был перевозить. Чувствуя опасность каждым микроном брони, Хук вновь метнулся в сторону, избегая прямого контакта, но к своему огромному удивлению внезапно почувствовал, как единственная рука боевикона сжимается на его плече. Потом его рвануло, понесло вслед за разогнавшимся тягачом, а следом он ощутил удар в спину, какое-то тупое сотрясение, хруст и... кто-то завопил. Кажется, он сам.
- Аххххррр!
Рев пострадавшего конструктикона отозвался эхом в помещении. Хук сделал еще два неуверенных шага, а затем колени у него подогнулись и он рухнул на пол. Отпустивший его боевикон стоял прямо над ним, тяжело дыша. Фиксаторы на разорванных шлангах разошлись, и из плеча часто капало. Хук поднялся на руках, сделал несколько судорожных движений, пытаясь хотя бы подняться на четвереньки, и бешено взвыл, осознав, что боевикон сломал ему основную спинную магистраль.
Онслот подпнул его в бок, потом поддел под выдающиеся детали конструкции и с усилием перевернул недовольно рычащего конструктикона на спину.
- Ну что? - поинтересовался он, помахивая огрызком руки. - Мне вооружаться резаком?
- Я отдам тебя Миксмастеру, - почти невыразительно гарантировал Хук.
- Но я победил, - Онслот хмыкнул и двинул плечом, демонстрируя цену своей победы.
Хук со свистом выдохнул голубоватый пар.
- Ладно, хламина ржавая, - он вновь поднялся на локтях и посмотрел вниз на неловко разбросанные ноги. - Только шлака с два я теперь сам все раскрою, сигнал не идет. Мучайся как хочешь.
- А если бы ты согласился, - Онслот ткнул в него пальцем уцелевшей руки, - все было бы проще.
Хук молча продемонстрировал ему жест, позаимствованный у местного населения. Белковые были крайне горазды на выдумки в этом плане. Онслот фыркнул и опустился на одно колено, затем на другое, и задумчиво уставился на пах конструктикона. В пылу драки у него совершенно пропали все желания, из-за которых драка и завязалась. Судя по скучающей физиономии Хука, ему тоже было не особо интересно бряцать переходниками.
- Ну ты и сволочь, - раздраженно сказал Онслот. - Что тебя никогда не трахали что ли?
Хук показательно зевнул и отвернулся. Яростно засопев, боевикон взялся за его пластины и после недолгих, но упорных и мучительных ковыряний одной рукой отодрал-таки защитную прослойку. Открывшиеся элементы поражали взгляд своим хитроумным назначением, но были плотно сложены и не проявляли готовности приглашающе раскрыться. Недолго думая, боевикон наклонился, ткнулся маской в эту сверкающую неприступность и только потом запустил сдвиг лицевых пластин. Подвигав челюстями, он высунул язык, пустил на него смазку и включил подогрев.
Хук удивленно дернулся, почувствовав, как его касается что-то маслянистое и горячее. Вытянув шею насколько возможно, он попробовал заглянуть себе между ног, но там виднелся только глухой шлем. Удивление не проходило, но сквозь него неожиданно начало просачиваться удовольствие. В последний раз помимо согештальтников его лизал один автобот, которого Хук лично принудил к этому. У него был ловкий язычок, но не настолько ловкий как у Онслота! К тому же маленький паршивец не засовывал ему в топливоотводы пальцы и не массировал там чувствительные датчики.
- Ооох... - не сдержался Хук.
Услышав это, Онслот утроил усилия. В последний раз, помимо согештальтников, он облизывал одного автобота, хотя и пришлось связать его ради этого. Пленник поначалу сопротивлялся, однако уступил очень быстро. А если сдался такой идеологический противник как упертый автобот, то должен капитулировать и близкий приятель. Подтверждая эту теорию, Хук быстро порадовал его несколькими струйками. Почувствовав их жгучую едкость, Онслот быстро отдернул голову.
- Нуу, Слот, - недовольно застонал конструктикон. – Что так мало?
- Хватит, - отрезал Онслот, поднимаясь и садясь к нему вплотную. – Я себе глотку сжигать не собираюсь. И не вздумай больше скоращать мое имя.
Хук вздохнул, но вспомнил все того же автобота, изрядно пострадавшего от таких развлечений, и смирился. Тем временем Онслот растопырил все свои переходники и без задержки начал присовывать их куда полагается. Хук слегка вздрагивал – ощущения были приятные. Обрадовав его еще и парочкой толстых шлангов, Онслот уперся рукой в грудь конструктикона, расставил ноги для большей надежности и включил интерфейс-программы. Хук дернул головой, резко вздохнул и расплылся в блаженной улыбке.
- Сейчас наполним твои узенькие порты до отказа, - промурлыкал Онслот.
- Эй, - Хук глянул на него одной линзой. – В смысле?
- Будешь хорошей гаечкой, резьбу посрывает от удовольствия, - уточнил Онслот.
- Эй! – возопил Хук. – Ты где таких выражений нахватался?
- Вортекс, - коротко пояснил Онслот.
- Я так и думал, - Хук фыркнул. – Меня не возбуждают грязные разговоры. Лучше как следует двигай телом.
- Заткнись, - раздраженно велел Онслот и для убедительности обхватил ладонью конструктикона за лицо.
Хук гневно замычал, однако именно в этот момент Онслот включил подачу напряжения и топлива одновременно. Мычание переросло в задыхающийся стон, Хук заскреб пальцами по полу и даже слегка выгнулся, что при его конструкции было почти немыслимо. Гудящие разряды пробежались по его разъемам и контактам, шланги боевикона напряглись, раздвигая топливные рукава. Сначала Онслот вкатил ему своего топлива, а когда обалдевшие от чужих присадок системы конструктикона начали лихорадочную работу по его перегонке, включил откачку. Хук замычал снова. Напряжение между ног возросло, несколько пластинок встали вертикально, выставив голые контакты. Работа вентиляционных систем сделалась частой и резкой. Гораздо больше чем все внутренние замыкания и перещелкивания он любил, когда в ход шли эти маленькие пластинки. Он лично сам настраивал их чувствительность и, к вящему удовольствию его товарищей по команде, реагировали они сильнейшим образом. Онслот пока об этом не знал. Но если заставить его наклониться пониже, то… Хук завертел головой, рука боевикона подломилась, и Онслот рухнул на него. Пластинки приложились к шероховатой броне. Хук разомкнул челюсти и сладострастно взвыл. Онслот поерзал, и крик конструктикона расцветился новыми обертонами.
- Ага, - сам себе сказал боевикон. – Что-то я нащупал.
Дальнейший интерфейс выглядел с точки зрения нормального трансформера просто смехотворно. Онслот двигался всем телом, точно собирался выворотить себе все штекеры, а его партнер стонал и ахал не переставая. Вцепившись обеими руками в орудийные стволы боевикона, Хук наслаждался происходящим по высшему разряду. Где-то в глубине процессора он уже запланировал месть, включавшую в себя запихивание оторванной руки боевикона тому же в топливоотвод плашмя, но все это были далекие стратегические планы, а пока что он использовал шанс как следует разогреться на всю катушку. Боевикон окончательно навалился на него и ухитрился просунуть руку между стиснутых бедер. Хук обеспокоенно зарычал, но рычание сменилось жалобным стоном, едва только пальцы Онслота нашарили вздыбленные горячие пластинки.
- Это здесь? – поинтересовался боевикон.
- Да, - выдохнул Хук. – Не так сии… оааа… ааа!
Онслот чуть разжал пальцы. Дико стиснувшие его детали расслабились, он вытащил руку, снова уперся в грудь конструктикона и поднялся, вынудив того разжать хватку на стволах. Теперь он мог видеть не только запутанные гибкие переходники, объединявшие их в единую систему, но и те самые пластинки. Хук закрыл лицо локтем и застонал, когда Онслот вновь взялся за эти удивительные апгрейды. Потом начались сплошные крики, меняющие тональность в такт движениям боевикона. А откаты от этого были просто потрясающими. Онслот убрал маску, исхитрился усесться на пол и начал сгибаться. Механизмы заскрипели, потом уступили, и он оказался прямиком над тазовой секцией конструктикона. Высунул язык и тщательно лизнул пластинки, стараясь избежать прикосновений к проводам, штырям и шлангам, залитым остро пахнущей жидкостью.
- Ааа, Онсло-от… - стенание Хука было совершенно непотребным. – Ох да-а! Мм... О... ох!
От восторга у него закружилась голова – отказала ориентация. Никому из его согештальников не приходило в голову умудриться объединить обычный трах и столь изысканную ласку. Отдельным пунктом шло возбуждение от того, как боевикон упирался ему в колено одной рукой, и как искрили торчащие из плеча провода. Для полного счастья вторую руку тоже хотелось оторвать, но сейчас Хук был не в состоянии двигаться. Напряжение делалось все сильнее, и в конце концов Хук дико завопил, перезагружаясь. Между ног загорелась сверхновая, и ее центр находился прямо там где невыносимо трепетали от удовольствия хрупкие пластинки. Он не видел, облился ли Онслот его топливом, да это его и не волновало особо. И наконец-то он перестал слышать настойчивый писк сигнала вызова, который упорно игнорировал последние пять минут.
Придя в себя, он обнаружил, что Онслот вновь умудрился поменять месторасположение, и теперь с комфортом упирается локтем ему в грудь. Собственные ноги были растопырены так, что казалось, будто с шарнирами там непорядок. Вывернутые пластинки до сих пор прижимались к его животу, что придавало пост-интерфейсовому релаксу особую прелесть.
-...але! - взорвался передатчик посторонним воплем.
Онслот дернулся, Хук задохнулся от вибрации в пластинках. Под бампером было мокро, в топливных рукавах все еще плотно сидели шланги, по-прежнему стимулируя давлением все датчики. Ка-айф...
- Итак, кто уже второй час колотится по моей линии? - вполголоса поинтересовался он.
- Это Скрэп! - рявкнули с той стороны. - Ты где пропадаешь?! Я плохо слышу!
Онслот, прекрасно слышавший все это, мрачно сверкнул линзами, поняв, что специально для него включена громкая связь.
- Неподалеку, - отозвался конструктикон.
- Что?! Але! Все нормально?! - настойчиво интересовался Скрэппер.
Хук медленно поднял руку к лицу, хотя прекрасно мог бы ответить и так, а тем более, по внутренней связи. Но нет, зелено-лиловая паскуда рисовалась, заставляя Онслота напрягаться.
- Все хорошо, - наконец отозвался он и мигнул одной линзой Онслоту.
- Точно? - не отставал надоедливый собеседник. - Говорят, ты с Онслотом нажраться свалил... вы там друг другу морды не набили?
- Я как раз с ним и нахожусь, - сообщил Хук и больно ткнул боевикона под шлем пальцем. Онслот не смог сдержать рычания. - Мы прекрасно общаемся.
- Хаха, - без энтузиазма произнес Скрэппер. - Ты это говоришь потому что размазал его по стене или он держит ствол у твоей головы?
- О нет, - спокойно откликнулся конструктикон. - Он держит свой ствол в другом месте.
- Чего? - спросил идиот на том конце связи.
- Мы трахаемся, - разъяснил Хук.
- Нет! - возопил конструктикон. - Не может быть! Ты с кем связался? С уголовником из хлама?
Этого Онслот уже не выдержал. Наклонившись вперед так, что маска почти упиралась Хуку в носовой выступ, он тихо но отчетливо сказал несколько слов.
- Я все слышу. И ты можешь оказаться третьим. Или вторым, если я тебя найду.
- Ой, тут еще и громкая связь? - неподдельно удивился Скрэппер. - Это ты, Онс?
- Да. И не называй меня так, черпалка.
- Пойду напьюсь, - резюмировал собеседник.
После того как связь отключилась, Онслот мстительно налег на конструктикона всем весом. Хук лишь фыркнул, закинул руки за голову и со скрипом потянулся, поднимая боевикона на себе.
- У меня есть шансы на будущее? - поинтересовался Онслот у него в самый датчик.
- Сомнительно, - отозвался несговорчивый партнер. Онслот подвигал бедрами, стимулируя его. Хук пригасил линзы и вздрогнул. - Ну... может быть.
- Как всегда, мой дипломатический талант безупречен, - подытожил Онслот.

Вернуться к фанфикам