Сертификат № 1

Автор: Skjelle
Персонажи: боевиконы/БластОфф
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp
Краткое содержание: муки неудовлетворенности в исполнении гештальта - коллективно и по раздельности. Редкостной принципиальности БластОфф подвергается нападкам со стороны собственных коллег по несчастью.
Предупреждение: в фэндоме сложился определенный взгляд на личности и взаимоотношения боевиконов, например, Онслот - суровый и справедливый командир, ну и так далее. Я пытаюсь взглянуть на них слегка из-за угла.
Комментарий: по заявке aesmadeva на фестиваль в сообществе ТF-porn ко дню Святого Валентина 2013.

Раздраженный рык прокатился под сводами ангара. Присутствующие с восхитительным спокойствием проигнорировали режущий датчики звук, продолжая заниматься своими делами. Вздрогнул только автобот, сидевший на коленях у Браула, но боевикон сунул ему между дентопластин очередной кубик прессованного кристаллического энергона, и колесный сразу успокоился, туманно замерцав линзами.
- Все еще никакого толку! - разозленно резюмировал Онслот, выдергивая сердито ощеренный контактными щеточками дажмпер. - Да чтоб вас!
Резко лишенный джампераатвобот изумленно вякнул и завалился на бок, не в силах удержать равновесие в состоянии с руками, принайтованными к щиколоткам. Голубые линзы сверкнули легкой обидой, автобот фыркнул и заерзал, пытаясь найти более-менее удобное положение.
- Может они дефектные? - лениво предположил Свиндл.
- Скорее это наш отважный предводитель дефектный, - ехидно отозвался Вортекс. - Оу!
Прилетевший прямо в шлем полупустой куб в прямом смысле облил десептикона помоями - в силовой оболочке хранилась всякая дрянь и плесень, тщательно культивируемая Браулом. Вернее, он никогда не выполнял тщетно взваливаемые на него обязанности по уборке общего помещения. При особо внушающих разговорах танкор делал вид что интеллект его равен некой отрицательной величине, а на своих двоих он стоит только благодаря удаленному контролю.
- Я прекрасно знаю, кто тут дефектный, - прорычал Онслот. - Рано или поздно я просто прикажу!
- Давай-давай, можешь выдать ему командирское предписание о необходимости служебного интерфейса после окончания патрулирования, - с несвойственной ему ядовитостью высказался Свиндл. - Смотри как бы потом у тебя шарики не поехали от попрания субординации!
- Мне лить на вашу субординацию, пока мы на одной оси, - привычно среагировал Онслот.
Вопреки общественному мнению, Онслот не утруждал себя постоянным укреплением вертикали власти. Больше всего на свете его интересовало стратегическое планирование, и очень хотелось бы включить в это планирование скоропостижную гибель самого главного десептикона, а так же парочки-тройки его замов. Но, увы, крамольные мысли вызывали помутнение процессора. Более того, помутнение процессора вызывали попытки согештальтниковразмышлять на эту же тему, поэтому основным занятием невольного лидера была раздача тумаков слишком скорым на мысли подчиненным. Те огрызались и отпиннывались, и каждый считал своим долгом сообщить, что в других обстоятельствах, встреться они где-нибудь на темных кибертронских улицах, кое-кому бы сильно не поздоровилось.
Отношения в гештальте царили самые теплые.
- Эй, я все еще тут, - обиженно напомнил о себе забытый на полу автобот.
Онслот наклонился за ним и попутно снял ограничители. Вообще-то он не был уверен, что это именно автобот. В последний рейс на Кибертрон они обшарили несколько кварталов просто от скуки и внезапно наткнулись на чью-то лежку. В одном из зданий был огорожен неплохой угол, и после непродолжительного выслеживания боевиконы нашли хозяев. Тех оказалось двое, и они очень удивились, обнаружив десептиконов на заброшенной территории.
Вортекс немедленно развыступался о необходимости забрать с Кибертрона ценные подопытные экземпляры, а за ним проголосовало и остальное значимое большинство. Онслот подумал и согласился с предложенным решением, внеся в него существенную коррективу - опыты исключить. Автоботы даже не пытались бежать, а потом им на всякий случай пообещали чистый ангар и энергон, поэтому оба еще и приняли предложение с большим энтузиазмом. Нет, они явно были далеки от идеологического мышления. Онслот не исключал, что раньше парочка промышляла примерно так же: жили у кого-нибудь.
Лорд Мегатрон, которому они были вынуждены докладываться, отнесся к их затее с типичным для него возмущением, но после подхалимских нашептываний в датчик в исполнении Саундвейва неожиданно согласился. Наверняка кассетник влил ему в процессор что-нибудь про необходимость стабилизации внутри гештальта, которая поможет исключить вредные мысли и попытки неповиновения. Лидер десептиконов дал добро. Велев условныхавтоботов с общего уровня никуда не выпускать и в случае чего превентивно отрезать ноги.
Самому Онслоту левые кибертронцынаболт не сдались, и он бы никогда не потащил их на Землю, чтобы выслушивать все высказанное Мегатроном, однако свою роль играло одно огромное но. Ну может быть не такое уж огромное - некоторые были и побольше - однако очень существенное.
БластОфф третью декаду невыносимо фонил .
Невыносимо - это значит в буквальном смысле. Находиться рядом с шаттлом и при этом сохранять спокойствие духа было невозможно. Причем, как быстро заметили сами согештальтники, остальные десептиконы в его присутствии ощущали лишь чуть большее беспокойство чем обычно. Привыкнув, что шаттл никогда не разговаривает ни с кем из "низших существ" население "Немезиса" даже не пыталось определить, почему их нервирует его присутствие.
Те, кто проводил с БластОффом практически все время, в ситуации очень хорошо разобрались. Для них это оказалось крайне неприятным сюрпризом. Друг с другом внутри гештальта никто не имел дела и не собирался в это влезать. Их не создавали на одном конвейере, их ничего не связывало, не было даже общей идеи, только взломанные брутфорсом прошивки и засевший в каждом тяжелый приказ. Ну и может быть общность интересов: в конце концов, чем же еще тут заниматься кроме стрельбы по мишеням. Желательно, по бегающим.
Но в привычное занятие вмешался незапланированный поток оверранов, и страдали все.

Больше всех страдал БластОфф. Он не только слабо переносил на дух собственных товарищей по гештальту, но и самым настоящим образом мучился из-за собственных острых реакций на их присутствие. Неудачно пойманный на орбите рекуррентный поток ионизированных частиц взбаламутил его тщательно откалиброванные настройки и запустил такие процессы, о которых он сам бы предпочел не вспоминать. Когда ему впервые после долгих звездных циклов захотелось кого-то сожрать, БластОфф по-настоящему испугался.
Он думал, что давным-давно избавился от этой функции. В конце концов, именно она привела его к отвратительному заключению. Единственным известным ему способом перекрыть пагубную жажду была полная перенастройка части нейронных связей, чем он и занимался всё свободное время на орбите. Страшно было даже представить, как ведомый его порывами Брутикус внезапно начинает не просто уничтожать врагов, а расчленять их и немедленно поглощать. Такую методику войны вряд ли одобрит.
Покончив с нейроперестройкой он избавился от опасности, зато приобрел неприятностей на всю корму, немедленно воспылав искренним, но совершенно противоестественным стремлением как можно чаще воссоединяться с командой убогих психов и бандитов, гордо звавших себя боевиконами. Увы, именно к нимон относился по несчастливому стечению обстоятельств.
Сначала они просто странно косились на него, потом начали сторониться, а затем настал момент, когда в бою им снова пришлось выступать в роли объединенной личности - и вот тут-то их ограниченные умы наконец осознали, что происходит.
В этот раз Брутикус проявил себя с удивительно сильной стороны, в шлак разгромив автоботов вместе с их недоделанным гештальтом, а затем дисциплинированно отступил с поля боя, умудрившись не нагадить себе напоследок никаким случайным идиотизмом.
Зато полным идиотизмом было дальнейшее. Едва гештальт рассоединился, БластОфф оказался в плотном окружении из взбудораженныхдесептиконов.
- Ты что, серьезно? - первым восхищенно прохрипел Сивндл.
- Что? - максимально холодно спросил БластОфф, радуясь собственному весовому и ростовому преимуществу.
- Трахаться хочешь?! - с энтузиазмом поддержал вопрос Браул.
- Предлагаю голосовать единогласно! - вклинился Вортекс, вообще крайне любивший голосовать по поводу и без повода, причем себя он всегда называл подавляющим большинством.
БластОфф ожидал какой-нибудь тошнотворной реплики еще и от командира, однако тот лишь выразительно погладил себя по бедрам, и на взгляд БластОффа это было еще более тошнотворно.
- Не ваше ржавое дело, - так же холодно ответил он. - Не имеет значения, что вы себе навоображали. Я контролирую процесс.
- Но почему? - немедленно взвыл Браул. - Мы же гештальт!
- Никогда не слышал более глупого обоснования, - еле шевельнул плечом БластОфф.
- А если что-то в обмен? - подхватил тему Свиндл, наиболее тонко прочувствовав ситуацию.
- А если командирским приказом? - почти одновременно вступил в беседу Онслот.
- Визор разобью, - почти со скукой пообещал БластОфф.
Обмен аргументами и контраргументами продолжался еще некоторое время, все больше раздражая шаттл, и в конце концов Бластофф просто двинулся вперед, метя прямо в Свинда, поскольку самого мелкого легче было отпихнуть с дороги.
- Так что тебе предложить? - последний раз сделал попытку Свиндл, пятясь перед надвигающимся на него бронированным по самое не могу товарищем.
- Придумай что-нибудь интересное, - нетерпеливо бросил БластОфф и все-таки пихнул боевикона предплечьем, расчищая себе путь.
Топая в направлении общей рекрии он краем датчика разобрал шум голосов, однако не придал этому значения. Он был больше них, сильнее них, расчетливее, и не боялся ничего.
Как оказалось, кое-что он все-таки упустил.
Первое - не собиравшуюся спадать активность собственных систем. Второе - чудовищную упертостьсогештальтников. Он старался проводить как можно больше времени в отдалении от них, но полностью сбежать не удавалось: то всеобщие сборы, то опять объединение в Брутикуса, то затеянные Онслотом политические лекции... На второй лекции БластОфф понял, что его откровенно разводят, и на третью уже попросту не явился. Угрозы по коммлинку и обещания все выложить Мегатрону он игнорировал.

Декаду спустя Онслот впервые задумался о посторонней помощи. От собственных компаньонов толку не было ни малейшего: Свиндл рылся в архивах, Браул и Вортекс объединились в блаженном пускании халадагента и невыполнимых планах по нападению и принуждению.
Онслот тоже строил планы, и уж ему-то равных не было, однако все мысленные построения логическим образом заканчивались не так как ему бы хотелось. Каждая очередная модель венчалась скандалом, выстрелами друг в друга, разрушением гештальта и, соответственно, неконтролируемым гневом со стороны Мегатрона. Повелитель вполне мог бы после этого придумать что-то ужасное. Обычно Мегатрон не тратился на изощренные наказания, предпочитая сразу стрелять в упор, но Онслот был наслышан краем датчика о том, что иногда, когда лидера очень сильно злили, он внезапно становился чудовищно изобретателен.
Придя к выводу, что без посторонней помощи не обойтись, Онсдлот решил начать с обращения к настоящему гештальту.
- Как нет данных?! - орал всегда выдержанный командир боевиконов спустя ровно три брима после начала общения с представителем избранного имгештальта.
- А где мне их взять по-твоему? - орал Скрэппер ничуть не слабее. - Я что, труды пишу научные?
- Но это же вы отвечаете за состояние каждого! - Онслот раздраженно шарахнул кулаком по верстаку. - Должен же ты что-то иметь в запасе! Говори!
- Откуда мне знать, - Скрэппер пожал плечами, уже слегка успокоившись. - Я не могу отвечать за психиатрию целого гештальта военных, преступников и торгашей.
- Психологию, - угрожающе-мягко поправил Онслот, оставив в стороне характеристику участников.
- Писхология - это наука, а у вас полная клиническая психиатрия, - парировал конструктикон.
Последовавшие препирания к результату не привели, и участники дискуссии расстались, будучи взаимно недовольны друг другом.
Следующей могучей стратегической идеей, посетившей лидера боевиконов, стало наведение справок у тех, кто имеет сходные характеристики. Для этого пришлось взять Свиндла за буксировочные кольца, сделать ему несколько грозных внушений, пережить форменную истерику, основанную на припадке жадности, исправить помятые пластины, привести в чувство едва не прибитого сокомандника, и все-таки отправиться на миссию.
Отыскать Астротрэйна на огромной базе оказалось не так-то просто, но когда Онслот ставил перед собой задачу, он двигался к ней с методичностью служебногодрона-ищейки.
Нашелся трехрежимник на третьем лабораторном уровне в неожиданно уютнойрекрии для особо избранных.
- Надо же, а нас сюда ни разу не приглашали, - прошипел Свиндл, злобно тащась в кильватере.
- Мы сами куда хочешь придем, - буркнул Онслот и остановился на полушаге.
Цель сидела за столом и трындела о чем-то с конструктиконом.
- Эй ты... товарищ! - с ощутимым усилием придал вежливости окрику Онслот. - Астротрэйн!
- А? Чего? - недовольно обернулся трехрежимник. - Вы здесь откуда?
- О, комбат-м-мастер пожаловал! - обрадовался Миксмастер, отвлекаясь от высокопрочных бюкс, хаотично расставленных по столу. Что-то над ними дымилось.
Онслот недовольно шевельнул пусковыми стволами, но никак не прокомментировал дурацкую кличку.
- Есть дело, - спокойно сказал он, делая еще несколько шагов, и положил руку Астротрэйну на крыло.
- О? - трехрежимник удивленно скосил взгляд. - Да ты что? И какое?
- Нужна твоя раскладка, - так же спокойно продолжил Онслот. - Вся соединительная. Лучше с комментариями.
Миксмастер пролил какую-то гадость мимо очередного мерного стаканчика и выразительно заперхал воздухом. Выражение лица у Астротрэйна последовательно сменилось несколько раз, пока не застыло между угрожающим и недоумевающим.
- Это еще с какой стати? - озвучил он все эмоции разом.
- Надо, - твердо отрезал Онслот. - Плачу наличкой.
До сих пор выполнявший роль мебели Свиндл перекосился, словно ему что-то оттяпали, и достал стандартный чип с предустановленным номиналом. Атсротрэйн потянулся за кусочком пластика, но Свиндл быстро отдернул руку.
- Сначала информация, - кисло сказал он и посмотрел на чип так, будто отдавал часть себя.
- Да тут максимум аванс! - нахально возмутился трехрежимник. - Давай вдвое больше, и я подумаю!
- Чего? - начал было Свиндл, но наткнулся на взгляд Онслота и мрачно полез за следующим чипом.
- Во! - обрадовался Астротрэйн. - Другое дело!
- А моя раск-кладка не нужна? - не выдержал Миксмастер, глядя как уплывает в чужие руки очевидное богатство. Уники всегда были в ходу, заменяя прямой бартер.
- Понадобится - скажу, - мрачно проронил Онслот. - Итак?
Астротрэйн дернул крылом, сбрасывая чужую руку, и вопросительно глянул на Миксмастера. Тот пожал плечами, затем аккуратно сгреб со стола все бюксы и сделал широкий пригласительный жест. Астротрэйнкрутанулся на месте, выскользнул из кресла и таким же быстрым движением переместился на расчищенный стол. Упершись ногой в подлокотник, он откинулся на руки и почти снисходительно посмотрел на напряженныхбоевиконов.
- Интересуйтесь, - величественно разрешил он.

БластОфф как раз изучал данные стоворновой давности по вопросам, связанным с проблемами энергоообмена, когда ему на коммлинк пришел короткий запрос. Боевикону потребовалось несколько кликов, чтобы вспомнить чей это позывной.Да и вспомнил-то он лишь из-за того что этот трансформер когда-то пытался с ним общаться, мотивируя это тем, что все обладатели одинаковых альтформ должны поддерживать отношения. БластОфф тогда сообщил ему, что не собирается поддерживать какие-либо сообщения с тем, чей второй режим обладает даже не четырьмя, а целых восемью колесами. Трехрежимник не обиделся, но периодически доставал БластОффа какими-нибудь язвительными посылочками.
На сей раз он отправил запрос на прямой разговор. Бластофф немного подумал и все-таки решил снизойти до общения.
"Да!"
"Знаешь, есть новости, - жизнерадостно сказал Астротрэйн, не утруждаясь приветствием. - Не знаю, хорошие они для тебя или плохие, но решил сказать"
"Ну?"
"Приходили тут двое малоизвестных тебе типов. Один с двумя пушками, другой желтый и мелкий. Не знаешь таких?"
"Что еще?" - буквально зарычал БластОфф.
"Спрашивали всякое интересное про основную конструкцию шттла, - мерзким голосом сообщил трехрежимник. - Крепежи брони, свободные части, интерфейс..."
"Что-о?" - заорал БластОфф.
"Ума не приложу, зачем им это понадобилось, но я рассказал", - добавил Астротрэйн.
"Ты... ты что сделал?" - спокойствие шаттл таяло как лед под ударом лазера.
"Они платили в твердой валюте, - по интонации можно было почти увидеть, как Астротрэйн легкомысленно помахивает пальцами. - Короче, мое дело предупредить"
"Я тебя запомню", - мрачно пообещал БластОфф.
Трехрежимник издевательски загоготал и отключился.
Значит, идею они не оставили.

К удивлению шаттла, несколько последующих оборотов оказались странно мирными. Никто не подкрадывался из-за угла, не стучал в спину и не шуршал запросами на внутренней частоте. К тому же очередная миссия на Кибертрон принесла свои плоды в виде двух трансформеров, которых Онслот демонстративно объявил ценностью и собственностью боевиконов. Правда, тут же добавил, что некоторым шаттлам они явно не нужны, поэтому если некоторые шаттлы будут тянуть свои лапы к мирным кибертронцам, то лап может стать существенно меньше. В этот момент БластОфф его особенно возненавидел. Он и впрямь рассчитывал сбросить напряжение за счет удобно подвернувшихятрансформеров, и может быть даже сделать это особенным образом, то есть подставиться самому. Уж эти-то болтать точно не будут.
Но ничего не вышло. Омерзительно довольные согештальтники катали мирныхкибертронцев и в корму, и в бампер, а БластОфф стоически изображал немыслимую скуку и презрение к низменным занятиям такого рода. Слегка радовало лишь то, что счастье боевиконов продлилось недолго, и общения с одними лишь кибертронцами им стало не хватать.
С другой стороны, это вновь активировало массу проблем, сводящихся к постоянному напряжению и бдительности, поскольку в визорах и линзахсогештальтников уже читалась готовность изловить упрямца коллективно. Ради собственной безопасности - как ни прискорбно это было признавать, но против четверых одержимых БластОфф уже мог и не выстоять - он отселился в персональный отсек.
Некоторое время спустя, когда БластОфф уже был готов стрелять в каждого, кто прошмыгнет мимо, ситуация внезапно претерпела изменения. Неизвестно кто подкинул боевкионам идею (в то, что она является порождением коллективного разума,БластОфф не верил), но они решили пойти другим путем и попытались его подкупить.
Первым на новом поприще отметился Вортекс. Заправляться все по-прежнему таскались в общее помещение, и отчасти БластОфф даже был рад этому, потому что обычно присутствие кучи посторонних избавляло его от назойливых приставаний согештальтников. Но в этот раз все пошло иначе. БластОфф как обычно сразу направился к разливочной стойке, у которой отмечались летчики, и с неприятным удивлением увидел там Вортекса, переминающегося с ноги на ногу. Одну руку винтолет прятал за спиной, и это было особенно подозрительно. Но сворачиваться и уходить с поля боя БластОфф просто не мог. Шаттл он или кто?
- Бласт! - громогласно встретил его Вортекс, и надежды боевикона по мирному урегулированию проблем разлетелись в пыль. - Дорогой друг! Позволь в этот праздничный цикл преподнести тебе скромный подарок!
- Нет, - сходу отрубил шаттл. - Не позволю. Не знаю никаких праздников.
- И может быть ты все-таки с нами потрахаешься! - выпалил Вортекс и достал спрятанное за спиной.
В заправочной воцарилась такая тишина, что БластОфф слышал, как энергон капает с того, что Вортекс держал на вытянутой руке, буквально тыкая шаттлу этим в лицо.
- Надеюсь, это не твое, - прошипел кто-то в зловещей тишине.
- Неа, мой при мне, - точно так же прошипели в ответ. - А чье?
Вортекс решил подарить то, что лучше всего характеризовало его склонности: артистизм плюс садизм. Поэтому он преподнес товарищу охапку свежевыдранныхджамперов.
- Убери это, - БластОфф автоматически долил энергофор доверху и отвернулся. - Мне оно не нужно.
- А я бы согласился, - прокомментировал ближе всех сидящий Рамджет. - Вот это по мне!
БластОфф одарил его ничего не выражающим взглядом, и тут в происходящее вклинилось новое действующее лицо.
- Ах это был ты?! - раздался полный ярости вопль от входной двери. - Ворюга боевиконская!
- Упс, - захихикал Вортекс, оглядываясь. - Как неловко получилось.
- Ты спер мою коллекцию! Мои трофеи! Мою анатомическую инсталляцию!
РазъяренныйСкрэппер широченными шагами двинулся к расхитителю, расшвыривая все, что попадалось ему на пути. БластОфф аккуратно отодвинулся с траектории его движения. Вортекс выругался, прыгнул к Рамджету, всучил ему всю охапку и сиганул в воздух.
Загрохотавший двигатель, и бешено закрутившийся винт погрузили просторное помещение в полный хаос. БластОфф не преминул воспользоваться тем, что наиболее легкие десептиконы летают по воздуху, а наиболее тяжелые с проклятьями хватаются друг за друга, и направился к выходу.
Следующим в списке кретинов отметился лидер гештальта. От него БластОфф меньше всего ожидал подарков, поэтому не придал значения тому, что Онслот внезапно заделался ярым агитатором и начал регулярно устраивать целые десептиконские собрания, чтобы вещать на них как они построят новый мир и будут им править под руководством могучего лидера. Сначала на собрания никто не ходил, кроме Саундвейва, но постепенно стало ясно - кто проигнорирует очередной семинар, того сочтут врагом народа. В конечном итоге слушать пафосные речи приходили практически все. Добившись девяностопроцентной посещаемости, на одном из семинаров Онслот сделал ход гаубицей.
- ...и в завершение всего я хочу сказать... - тут он сделал паузу и пошарился где-то под самодельной кафедрой, установленной конструктиконами. - БластОфф! Наши намерения серьезны! - и протянул с кафедры раскрытую и тщательно вычищенную камеру чьей-то искры.
Первым в углу издевательски зааплодировал кто-то из летчиков. Следом подхватили остальные, мерзко лыбящийся Астротрэейн показывал большие пальцы, не менее мерзко скалящийся Блитцвинг на пальцах же изображал интерфейс.
Не помня себя от негодования, БластОфф пробился сквозь ряды присутствующих, отпихивая особо наглых, и покинул лекционный зал с намерением никогда больше туда не возвращаться.
Как ему стало известно позднее, на этом лекции и закончились, вяло продержавшись еще пару декад.
Уже не зная, чего ждать от двоих пока что не отметившихся, БластОфф с особым тщанием обходил как танкора, так и Свиндла, не желая вновь стать жертвой общественных пересудов. По большому счету всем десептиконам было лить топливом на взаимные отношения, тем более когда речь заходила о гештальтах, но чем меньше трепали имя шаттла, тем спокойнее он себя чувствовал. Драгоценное одиночество и так уже было попрано дальше некуда.
К чести Браула, он выбрал довольно уединенное место, чтобы отметиться в списке приносящих тщетные дары. БластОфф обреченно поддался на его уговоры пойти и посмотреть, хотя бы одним углом оптики, это вам не оторванные куски чужих корпусов, честно-честно!
Со всей торжественностью Браул предъявил ему нечто, загороженное ширмами.
- Я не... - начал БластОфф.
- Такой подарок годится? - почти с отчаянием спросил Браул, отодвигая первую.
БластОфф склонил голову к плечу, мужественно стараясь не засмеяться. Дикий хохот точно бы повредил его имиджу. Но сдержаться при виде скрученного в три погибели автобота из разряда тех, у кого капот поувесистее будет, было почти невозможно. Оттопыренный автоботский зад украшали схематично вырезанные из листового металла символы верности и преданности.
- Я уже озвучивал свою позицию, - БластОфф все же сдержался и просто покачал головой.
- А так?! - взвыл Браул, откидывая вторую.
Второй автобот мычал сквозь глушитель, дико сверкая линзами, и символы преданности были выразительно расставлены на высоко поднятом и хорошо обвязанном капоте.
БластОфф прижал к оптике ладонь, мысленно вознося хвалу Праймасу за дизайнерское решение, скрывавшее все его эмоции под глухой маской. Если еще и линзы прикрыть, то можно не опасаться выдать собственное состояние слишком ярким бликом.
- Вопрос не обсуждается, - убрав из голоса все эмоции сообщил он, развернулся и направился к выходу.
- Ну почему, почему?!
Судя по грохоту, Браул вымещал ярость на пустых контейнерах.
БластОфф только передернул плечами. Автоботы были настоящими, и он надеялся, что Браул вернет их туда, где взял. Еще не хватало, чтобы в общем ангаре появилась очередная парочка дармоедов со всегда растопыренными приемными системами.

Измученные постоянным фоном согештальтника, боевиконы пребывали в состоянии тихого бешенства.Онслот начал всерьез командовать, перестав закрывать оптику на общественное разгильдяйство, Вортекс с не меньшей серьезностью углубился в научные труды по методикам допроса, а Браул просто нарывался на драку по поводу и без. Единственным более-менее вменяемым остался Свиндл, да и то вел себя странно, перестав впаривать всем и каждому различную ржавую шлакотень. Вместо этого он постоянно рылся в каких-то архивах, и свой личный угол в ангаре превратил в сборище информационных рамок и древних монопланшетов. На расспросы он отвечал невразумительным бормотанием и требованием отстать немедленно. Пребывал Свиндл в таком состоянии еще несколько оборотов, а затем, судя по всему, изыскания увенчались успехом.
- У меня есть! Я достал! Это он!
Вопли почетного торгаша вызвали у остальных нервное рычание. Однако по мере сбивчивого рассказа, боевиконы принимали все более одухотворенный вид, а затем Онслот взял бразды правления в свои руки, построил всех колонной и решительно направился к Лорду Мегатрону, стискивая в пальцах их надежду на светлое будущее.

БластОфф как раз вернулся с очередного орбитального патрулирования и раздумывал над тем как миновать все места, в которых его обычно караулили товарищи, чтобы оказаться на своей территории без лишних проблем. Однако проблемы начались раньше, чем он думал, и всем составом встречали его прямо на выходе из посадочного дока.
- Привет, дорогуша! - бодро воскликнул Свиндл, перегораживая ему дорогу. - Угадай, что у меня есть?
Бластофф облил его презрительным молчанием и сделал шаг вперед, и в этот момент Свиндл резко поднял руку. Голографическая вязь на пластике полыхнула всеми оттенками зеленого.
- Это... Что это такое? - БластОффотступил, впервые теряя всегдашнюю собранность.
- Это сертификат, - Сивндл ухмыльнулся, а стоявшие за его спиной боевиконы дружно закивали. - Самый настоящий сертификат, дающий право на социальные взаимоотношения.
- Но... - БластОфф сделал еще шаг назад.
- Он заверен самим лордом Мегатроном лично, - Свиндл ухмыльнулся еще шире, так что уже скорее напоминал голодного шарктикона, нежели обычного транформера. - Я нашел, в каком городе ты жил раньше, и какие у вас были традиции. Теперь не отвертишься!
- Чушь, - неуверенно сказал БластОфф. - Это было слишком давно.
- Пожалуйста, - почти мягко сказал Онслот. - Ты не представляешь, как тяжело ни разу тебя не коснуться. Мы уже сделали все что могли. Не отказывай.
Вортекс и Браул дружно сложили ладони, точно собирались воззвать к Праймасу, а Свиндл приподнялся на самые кончики стоп, встряхивая сертификатом. БластОфф еще раз осмотрел десептиконов, прочитал дикую жажду в визорах и линзах, вспомнил дурацкие неуклюжие подарки, и еще этот шлаков сертификат, раздобытый Свиндломнеизвестно как и какой ценой...
- Хорошо, - наконец сказал он, - я... ладно, я согласен. Вы ненормальные, низкопроцессорные и...
Дальнейший вопль возмущения погряз в грохоте и лязге.

- А я говорил, - торжествующе заметил Астротрэйн, протягивая руку. - Попрошу все честно выигранное сюда!
- А если в рассрочку? - заныл Рамджет, с ненавистью поглядывая на монитор. - Кто ж мог подумать, что он согласится! Я поставил больше, чем мог!
- Если гештальт взялся за что-то всерьез, то они всегда своего добиваются, - поучительно сказал трехрежимник. - Я же говорил, они даже ко мне таскались, чтобы выяснить расклад.
В ангаре происходило натуральное побоище. Плохо знакомый с десептиконамитрансформер мог бы решить, что они пытаются растерзать товарища на мелкие клочки, для чего выворачивают ему платы и выдирают провода.
Но присмотревшись внимательнее, можно было понять, что обилие проводов связано с тем, что их не один комплект, а пять - и боевиконы отчаянно пихали их во все гнезда, которые только могли найти. Рыча и матерясь, все четверо одновременно пытались пристроиться джамперами в одну принимающую систему, и в конечном итоге им это почти удалось - от каждого досталось по чуть-чуть, а остальные сегменты прочно сцепились между собой и в хаотическом порядке сбрасывали обильные разряды.
Со шлангами было еще сложнее, потому что впихнуть удалось только три, и оскорбленный нехваткой места Браул влез своим армированным достоинством куда попало и к кому попало. Этим кем попало оказался Вортекс, немедленно сладострастно заоравший в голос. БластОфф, погребенный под ворчоающимися телами, только пыхтел вентиляцией, потеряв и голос и возможность командовать и указывать, как наиболее правильно сделать ему приятно.
В его положении приятным было все - и треск электричества на оголенных контактных пластинах, и развороченные разъемы, забитые штекерами неподходящей конфигурации, и страдающая от нагрузок топливная система, из-за чего он пропускал струйки отовсюду где только можно. Какие-то провода и кабели были даже у него в руках, яростно пытаясь воткнуться под защитные пластины. Он со стоном впустил их, и тогда всех окончательно замкнуло, превратив в огромный рокочущиймеханизм удовольствия. Раздражение и нетерпение, пожиравшее весь гештальт на протяжении долгих циклов, наконец-то выплеснулось в чистом наслаждении.

БластОфф согнул ноги, заскреб пальцами по полу, и с рычанием поджарил всех участников бурного соединения первым разрядом. Десептиконы хором застонали, кто-то закричал - он не смог разобрать кто - и один за другим в него начали вонзаться такие же острые и сильные разряды, стирая всю сознательную деятельность. БластОфф стиснул кого-то обеими руками, отключил оптику, и растворился в электромагнитном буйстве.

Подключение и выход в онлайн прошло без задоринки. БластОфф с ощутимым блаженством понял, что больше его не выкручивает от нехватки интерфейса, и тяжело вздохнул, остужая системы. В поле прямой видимости были сплошные чужие пластины и даже один знакомый визор.
- Давно бы так, - пробормотал Вортекс, которому визор и принадлежал. - Зачем ты столько упирался?
- Ты же слышал, я из другого города, - пробормотал БластОфф, слегка шевелясь. Придавили его так, что выбраться не было никакой возможности. И ему впервые не хотелось избавиться от стороннего присутствия.
- Ну и что? - Вортекс искренне удивился. - Это все из-за какого-то там сертификата?
- Имей уважение к чужим обычаям, - подал Свиндл голос откуда-то... хм... БластОфф был уверен, что это место находилось между его раскинутых ног. - Иначе вы бы до сих пор дарили ему автоботов в подарочной упаковке!
БластОфф не выдержал и засмеялся. До сих пор пульсирующая между ними гештальт-связь наполнилась благоговейным восхищением десептиконов, впервые услышавших этот звук.
- А ты переселишься к нам обратно? - почти жалобно спросил Браул.
- Да, - БластОфф погладил чью-то броню кончиками пальцев. - Если вы выкинете оттуда весь ржавый хлам, который там накопился за время моего отсутствия.
- Больше никаких посторонних автоботов, - торжественно пообещал Онслот.

Вернуться к фанфикам