Шартрез

Автор: Skjelle
Персонажи: Саундвэйв/кто попало, Браул/Саундвэйв
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp, юмор
Краткое содержание: у связиста есть определенные взгляды на окружающих, а у Браула есть свои взгляды на связиста, и конечно же во всем виноват Свиндл, кто же еще =)
Предупреждение: каноничных G1-десептиконов так мало, что пришлось добавить. Представим себе, что все-таки на "Немезисе" был кто-то еще.
Комментарий: по заявке Doomstalker на фестиваль "Мартовские Бензокролики - 2013" в сообществе TF-porn.

Разгадывание многомерных кроссвордов было очень полезным занятием.
Пусть Браул не особо быстро соображал, но если уж вцеплялся в какую-нибудь задачу, то доводил ее до конца. В целом это увлечение не причиняло вреда окружающим, хотя и отнимало массу свободного времени у боевикона, но товарищи этим мирились по одной простой причине. Точнее, по двум. Первая – за отвлекание от любимого развлечения Браул мог крепко приложить по голове с размаху, а удар у танкора был на несколько гравитационных колебаний. Вторая – кроссворды он получал по прямой линии связи с Ниобы, и отправлял их туда же. Зачастую в обмен ему присылали что-то интересное.
Проще говоря, танкор являлся действующим призером в номинации усиленного разгадывания самых сложных воплощений чужого разума. Против аргументов в виде редких топливных кристаллов или чего-то подобного экзотического устоять не мог никто.
Последним суперпризом было отдельное приглашение на Ниобу – посетить открывающееся универсальное заведение для всех форм механической жизни и выступить дегустатором. С собой предлагалось брать друзей и товарищей общим числом не более восьми.
Само собой, боевиконская команда прекрасно вписывалась в это число, а брать кого-то еще было бы чрезмерным снисхождением к окружавшим их имбецилам и подхалимам.
- Может быть еще и какую-нибудь экзотику там подцепим, – мечтательно рассуждал Вортекс, методично начищая платины до идеального рефлекторного блеска.
- Заразу какую-нибудь – прокомментировал БластОфф себе под дюзу.
- Я все слышал, – грозно сказал вертолет. – Я тебе персонально подсуну что-нибудь интересное, от чего потом не излечит ни один дипломированный медик, не говоря уже о здешних слесарях.
В ответ БластОфф молча показал неприличный жест из трех пальцев и с чувством собственного достоинства уткнулся в древний мануал по модификации гиперпрыжковых двигателей малых нестационарных форм.
- Я напоминаю, что те, кто попробуют испортить отдых, ради которого мне пришлось выслушать много неприятного, понесут ответственность по всей строгости военного времени, – скучным голосом добавил Онслот и совсем нескучно передернул предохранитель на любимом оружии причинения той самой ответственности.
Присутствующие синхронно передернулись. Свиндл на всякий случай отодвинулся в сторону, спрятав за спиной веер чипов, на которые тщательно записал универсальные обменные единицы. Честное слово, совсем как настоящие, только поддельные.
В свое время ему так досталось рассекателем, что мысли о торговле, а в особенности – о торговле деталями, – вызывали автоматическое отвращение и полный мысленный ступор. В конечном итоге после публичного воспитательного избиения даже упертый танк счел себя отмщенным, что было крайне не в его привычках.
Обычно Браул тщательно и кропотливо записывал в глубине памяти каждого причинившего ему неприятность трансформера, и при первой же удобной возможности извлекал длиннющий список, чтобы отметить там очередного несчастного, попавшего под раздачу долгов. Многие даже не помнили, за что их раскатывают траками, но Браула это не останавливало. Он наиболее полно соответствовал принципу того, что месть должна подаваться холодной. Браул мог достать ее замороженной до космических температур, покрытой ржавчиной и полуистлевшей – а затем тщательно почистить и внушительно предъявить.
- Эгей!
Обсуждаемый трансформер явился в тот же самый момент, когда Свиндл закончил упражняться во внутренних сравнениях и эпитетах.
- Ну что? – тут же подпрыгнул на месте Вортекс. – Всю броню начистил? Идеки не потерял?
- Неа! – Браул торжествующе прошелся до центра отсека, расправив плечи шире обычного и всем видом буквально вопия о собственной значительности. – Я еще пригласил!
- Кого? – хором спросили Онслот и БластОфф, создав своим хором непередаваемую для обычного вопроса гамму эмоций: отвращение пополам с негодованием.
- Как кого? – танкор почти комично вскинул руки. – Конечно же его!
Последнее слово было выделено такой интонацией, что сомнений не оставалось.
- Ты сдурел? – заорал командир гештальта, дав волю внезапно забушевавшим эмоциям. – Ты кого нам на дуло посадил?!
- Кретин! – поддержал Вортекс.
- Залепи вокалайзер! – гаркнул Браул в адрес вертолета и развернулся к командиру. – Ну а че? Это же я выиграл! Я имею право выбирать! Мои идеки!
- Ты представляешь, как испортил нам всю развлекуху? – теперь Онслот уже шипел от негодования. – Ты с таким же успехом мог бы пойти и лично доложить Мегатрону о каждой паскудной антимегатроновой мыслишке, посетившей твой древний наплечный моноблок!
- Я сказал – пригласил, значит пригласил, – набычился Браул, подсветив визор. – Иначе вообще ни разу больше ничего не выиграю, понятно?
Мучительная пауза, в ходе которой все лихорадочно обдумывали угрозу, продлилась недолго.
- Хорошо, – проскрежетал Онслот. – Но учти, ты будешь следить за ним сам. И в случае чего я не собираюсь спасать эту квадратную задницу...
- Задница: в спасении не нуждается, – мелодично известили от дверей. – Саундвэйв: самостоятельная боевая единица.
Онслот с ненавистью уставился на связиста, нарисовавшегося в дверях. Подходящих слов у него не нашлось, но эмпатически одаренный прихвостень Мегатрона сделал такое движение, будто закрывался от потока излучения. Злоба Онслота сменилась мрачным удовлетворением. Все-таки он мог доставить кому-то неприятности даже без запрещенных мыслей.
- Поведение: классифицируется как угроза, – почти издевательски сказал Саундвэйв.
Браул тут же сделал движение сторону, шаг, другой, и встал между собственным командиром и незваным гостем. Онслот перехватил рассекатель поудобнее, и Браул почти умоляюще вскинул руки.
- Слот, ну не надо, – примерным тоном хорошего боевикона попросил он. – Я же... ну ты понимаешь, да? Ну честное слово... Ну мне очень надо!
- Все-таки надо было прочистить ему мозги, босс, – прошипел Вортекс со своего места, и по редко используемой форме обращения можно было сделать вывод, что он находится в состоянии полного раздражения, переходящего в слабоконтролируемую ярость.
До такой стадии, что подпрограммно ожидает приказов от старшего в команде – кинуться, рвать, уничтожать и истреблять в любых масштабах. Онслот неохотно расслабил хватку на ребристой изолированной рукояти, и сделал движение плечом, означавшее, что опасность отсутствует и лучше не нарываться.
Вортекс вновь опустился на край платформы, точно так же зримо расслабившись. Пружина не развернулась.
- Что нужно личному связисту Лорда в компании уголовников? – вопросил Онслот куда-то в воздух, глядя поверх головы Саундвэйва. Он терпеть не мог обращаться к кому-либо в уважительной форме, и даже в беседе с Мегатроном умудрялся выражаться обезличенно-абстрактно.
- Основания: не касаются рядовых, – еще более издевательски, на взгляд Онслота, ответил кассетник.
Онслот опустил взгляд на Браула, бессловесно обещая тому все мучения Центра Содержания. Танкор попытался чуть-чуть съежиться и стать меньше, но от своего не отступился. Онслот всерьез задумался о том, чтобы отказаться от полета на Ниобу, однако мрачные физиономии... вернее, мрачная физиономия Свиндла и совершенно невменяемые фоны остальных заставили его остаться на прежних позициях.
Им действительно не мешало развлечься, и если Браул желает продолжать вести себя как последний идиот, то они с удовольствием обеспечат ему эту возможность. Главное, добраться до места назначения.
- Вылетаем через два стандартных часа, – тщательно отфильтровав все эмоции резюмировал он. – Опоздавших не ждут. Вывалившихся в грузовые люки не подбирают.
- Саундвэйв: мерило пунктуальности, – не преминул все испортить связист, и удалился с поля битвы первым, оставив последнее слово за собой.
Кричать ему в спину всяческие остроумные выражения у Онслота не было никакого желания. Вместо этого весь его праведный гнев обратился на Браула, который последующие четверть часа испытывал на себе все стадии командирской истерики. Выражалась она как всегда негромко, но последствия держались долго. Даже рассекатель не причинял столько неприятностей.
Обидно, что ни с чьей стороны Браул не мог получить поддержку – все молчаливо встали на сторону командира, хотя за каждым водилось столько грехов, что одно маленькое невинное увлечение заместителем самого Лорда... ааауч!
- Онслот! – в кои-то циклы Браул заорал, прикрывая особенно важные части. – Прекрати!
Онслот остановился на очередном замахе и с шумом прокачал воздух сквозь систему охлаждения. По крайней мере, моральное удовлетворение он теперь получил.
Если Браул и орал, то обычно это всегда было связано с боевым настроением или являлось последствием неумеренных возлияний топливом другого класса. Заставить его орать от боли не мог никто. Почти никто – Онслот все-таки достиг и этого уровня совершенства.
Сердито рыча, хромающий танкор удалился в угол и с грохотом устроился там на куче металлолома, которую всем было лень выносить из отсека.

Исторически неприятности начались с того самого момента, когда жалкий недоумок, почему-то считающий себя непревзойденным торгашом, вздумал распродать собственных товарищей по несчастью на ходовые детали.
Мало того, что он вообще посмел провернуть такое, так еще и просадил персональный чип Браула, без которого танкору в рядах гештальта делать было нечего. А, следовательно, лорду Мегатрону сборище восстановленных кибертронцев при таком раскладе не требовалось вообще. Не просто так их запихнули в Центр. Кое-какие вещи даже десептиконы воспринимали как трепетные библиотекари.
Восстановлением последнего члена команды занимался связист, и вот это-то стал роковым моментом. Для себя Онслот твердо считал, что криворукий недотелепат свернул что-то в тяжелой башке, и постеснялся в этом признаться.
Впрочем, за это же он и поплатился. Пришедший в себя Браул сначала был более-менее адекватен, насколько к нему вообще можно было применить такое определение, а затем начались странности.
Несколько вопиюще неожиданных поступков Браула вынудили его команду сплотиться в едином порыве и устроить допрос с пристрастием. В конечном итоге танкор раскололся и признался, что с момента восстановления испытывает острое чувство благодарности к восстановителю, и ничего с этим поделать не может.
Был бы это кто-нибудь другой, его бы поняли, но выбрав в объект пристального внимания эту сволочную гадину... С равным успехом Браул мог бы поставить себе на шлем сварное клеймо идиота номер один во всей галактике. С этим согласились бы даже террорконы, до сих пор по праву гордо несущие знамя клинических придурков.
Утешало только одно – реакция Саундвэйва на внезапно начавшего подкатывать к нему танкора. Впервые за все функционирование на Немезисе боевиконы увидели испуганного связиста. Не то чтобы они специально охотились за ним в поисках острых ощущений, но пару раз натыкались на странный дуэт. Танкор напирал и что-то там рокотал про обновление вооружения, потрясая сертификатами – помимо кроссвордов Браул был еще и выдающимся оружейником, но этот талант предпочитал на светить – а прижавшийся к информационной доске связист монотонно твердил, что все оборудование функционирует нормально и ему срочно необходимо идти.

Убедившись, что простейший металло-кувалдный способ не подействовал, Браул поднапрягся и извлек из долгосрочной памяти еще несколько вариантов привлечения внимания. К счастью, ему хватило ума посоветоваться с товарищами, и поэтому наиболее кошмарные варианты вроде принесенных в дар шлемов врагов были отметены сразу же.
Двигало советчиками вовсе не искреннее желание помочь согештальтнику, а банальное нежелание неприятностей, связанных с тем, что такими темпами однажды чрезмерно впечатленного связиста может хватить удар. Неизвестно, что бы по этому поводу сделал Мегатрон, но если уж из-за наездов на Старскрима Лорд периодически выходил из себя, то стащенного с катушек Саундвэйва точно бы не простил.
Впрочем, сотрудничать и ассистировать все четверо напрочь отказались, и Браулу пришлось взяться за дело всерьез.
От Бластоффа, постоянно пропадающего в грузовых полетах – Мегатрон снова нашел каких-то белковых, согласных заниматься примитивным обменом оружия на топливо-сырец – он сумел добиться того, что шаттл притащил ему примитивное древесно-стружечное полотно, с одной стороны выкрашенное матовой шероховатой краской. У конструктиконов он раздобыл кусок мелового известняка, и принялся составлять план.
Всю доску покрывали угловатые размашистые глифы, и в ответ на ядовитые вопросы о столь древних методах ведения записей, Браул только рычал, что раз уж браться за обычаи Золотого Века, то все делать по-настоящему. Золотой Век уважали все. Многие успели там как следует порезвиться, и за Браулом было признано право сходить с ума в индивидуально-первобытном порядке.

Оборот за оборотом танкор вычеркивал то один, то другой пункт своего грандиозного плана по привлечению внимания. Боевиконы, договорившись между собой, несли дежурство, отслеживая наиболее безумные эскапады одержимого согештальтника и вовремя прерывая их на той стадии, когда еще можно все исправить.
- Внезапная атака – не подошло... – бормотал Браул, сосредоточенно чиркая изрядно искрошившимся обломком.
Вортекс засвечивал оптику, всей фигурой отражая важность своей роли в неудавшейся внезапной атаке. Вовремя пнутый Рэведж своим воплем отвлек Саундвэйва, и выскочивший из-за поворота Браул хватанул пустоту вместо связиста.
- Взгонка – не подошло, – разочарованно констатировал танкор пару циклов спустя.
Свиндл, перехвативший, перекупивший и перпродавший злосчастный куб с зеленоватой отравой, качал головой и подсчитывал заработанное. В том числе и на антидоте, который он продал в три раза дороже баттлчарджерам, надравшимся стимулятора и стерших друг другу интерфейс-оборудование до первичных штекеров.
- Дружеский выстрел в бампер – мимо, – огорчался одноствольный ухажер.
И вновь Вортекс показывал всем на пальцах, что это именно ему принадлежит заслуга по саботажу кое-чьего оружия, и благодарить надо именно его клеевую винтовку, потому что в противном случае в стане десептиконов имелся бы один связист с оплавленной задницей, и один сильно пострадавший через это гештальт.
Онслот использовал тактику грубого запрета и административного насилия, один раз дойдя даже до того, что изловил Браула в середине конструирования некоего устрашающего механизма («хвать и дерг» – как лаконично описал танкор его функции), отволок в общий ангар и попросту посадил на цепь. Цепь осталась в ангаре с момента последних развлечений Вортекса с коллективом стантиконов, поэтому выдержать могла кого угодно, даже негодующего танкора.
БластОфф терпеть не мог заниматься рукоприкладством, а ловко разрушать чужие стратегии попросту не умел, поэтому выбрал другой метод, направленный непосредственно на объект танкора. В тягостные дни слежки за Браулом он начинал тупо и неумолимо преследовать Саундвэйва, вися у того на хвосте и разражаясь заунывным рапортом всякий раз, когда связист пытался его изгнать.
Именно БластОфф испытывал нехорошее ощущение, что молчаливый связист вовсе не напуган поведением Браула, а как бы даже вовсе издевается над всеми участниками нелепой комедии положений.

Отчасти он был прав. Процентов где-то на семьдесят. Саундвэйв действительно не боялся Браула – он вообще никого не боялся, просто классифицировал различные угрозы по степени возможного причинения вреда, и определял возможность борьбы с ними либо уклонения от взаимодействия. Тридцатипроцентная угроза от Браула входила в понятие минимальной.
Серьезное беспокойство боевикон вызвал у него только один раз – когда с абсолютно неестественным энтузиазмом пристал к нему в коридоре, сбивчиво предлагая то ли поменять пушку, то ли все-таки зайти в темный угол и там немедленно проверить тяжелое оснащение. В тот момент Саундвэйв классифицировал угрозу как хаотическую и не поддающуюся анализу, поэтому действительно испытал облегчение, когда танкора от него в буквальном смысле оттащили. При этом командир гештальта боевиконов пробормотал что-то, равно могущее быть извинением, оскорблением или пожеланием сдохнуть как можно быстрее.
С тех пор Саундвэйв с легкостью избегал авансов со стороны плохо уравновешенного трансформера, поскольку своими намерениями и торжествующими планами тот фонил за мегаметр.
Помимо этого рядом находился еще кто-нибудь из его товарищей, и их недовольный эмоциональный фон тоже часто подсказывал, куда нужно свернуть или где задержаться, чтобы прожекты Браула закончились нулевым результатом.
Браул связисту только мешал. Длинные полутемные коридоры затопленного крейсера были персональной собственностью связиста, его охотничьим сектором, если можно так выразиться. Браул вломился его владения словно одичавшая шагающая платформа, и решительно распугивал все объекты.
Саундвэйв охотился на своих. Рано или поздно, но в коридорах появлялся кто-нибудь, кого посылали за вооружением или особыми видами боеприпасов, или еще за чем-нибудь, что можно отыскать только на нижних уровнях, предварительно вооружившись навигатором. Многие из них уже знали, на кого можно наткнуться возле складов или в запасных рубках, и передвигались организованными парами. Однако были и те, кто до сих пор надеялся на удачу...

– Отойди от меня... отойди, убью! – взвыл теснимый к стене Слэмдаун.
- Территория: закрытая, – Саундвэйв еще раз подтолкнул трансформера к холодной стене. – Уровень доступа: несоответствующий.
- Что ты на своем дебильном примитиве разговариваешь? – зарычал Слэмдаун. – Под дрона маскируешься?! Болта с два я в такого дрона поверю!
- Уровень доступа: требует подтверждения, – развлекаясь, повторил Саундвэйв, и прокачал сквозь динамики низкую вибрацию, тут же передавшуюся на корпус добычи. Слэмдаун вскинул голову и хрипло зарычал.
- Эй!
Саундвэйв повернул голову на звук и нашел взглядом крикнувшего.
- Сам виноват! – тут же определился Граундфайт. – Влез куда не надо! Я пошел!
Слэмдаун взвыл еще раз, понимая, что помощи ждать не от кого. Всем были крайне дороги их тупые кремниевые микросхемы, которыми они думали, и никто не желал их поджарить ради коллеги по делу. Между тем кассетник несколько раз крест-накрест чиркнул по сенсорной панели над плечом Слэмдауна, и безымянная дверь открылась. Саундвэйв прогудел что-то одобрительное и впихнул очередную жертву в подсобный блок.
Слэмдаун не удержался на ногах и хлопнулся на пол.
- Зачем тебе это нужно? – почти отчаянно спросил он. – Саундвэйв! Я это терпеть не могу!
- Скучно, – деловито пояснил Саундвэйв. – Цель: разнообразие.
Слэмдаун заорал, но впечатления этим ни на кого не произвел. Продиравшие каждую пластину низкочастотные вибрации мешали думать, сопротивляться, что-то вообще делать...
Саундвэйв склонился над неловко раскинувшимся трансформером и аккуратно разблокировал два набора паховых сегментов – свой и чужой.
Нагретые и разошедшиеся спиральные захваты вздрагивали от забитых в них предметов. Слэмдаун тяжело сипел прокачкой, невольно выгибая спину. Он действительно терпеть не мог такой интерфейс – чувство собственной беспомощности ярилось внизу корпуса, но его перехлестывало плотное удовольствие, и всё это вместе вызывало жуткое раздражение. Хотелось как можно скорее достигнуть пика, чтобы сбросить нестерпимое напряжение и наконец-то отделаться от молчаливой громадины.
Почему-то никто не обращал внимания на то, сколь массивен связист, всегда стоящий за плечом повелителя. Скрывавшая его тень сглаживала острые углы, уменьшала широко спроектированную фигуру и скрывала истинный масштаб бедствия.
Слэмдаун отчаянно ахнул и забился на месте, неловко вздергивая колени.
Саундвэйв мысленно ухмыльнулся. Десептиконы думали, что он гонялся за их телами, но на самом деле ему нужно было другое – их эмоции. Ему требовалось вот это испуганное, растерянное и бессмысленное счастье, заполнявшее каждый их синапс, каждую структуру тяжелого тела. Десяток секунд нерассуждающей примитивной радости и удовлетворения. И, если повезет – несколько минут чистого всепоглощающего блаженства и спокойствия – пока остывали системы, утихала вентиляция и расслаблялись сервоприводы. Он без проблем мог даже обнять и просто прижать к себе, если это требовалось.
Застывший под ним Слэмдаун лучился жаром и остаточным фоном, и Саундвэйв машинально поглаживал его по маске, наблюдая за фрактально искажающимся светом в расфокусированном визоре. Под сплошной полосой залитого удовольствием пластика не было видно даже движения основных датчиков.
Потом, когда удовольствие начало медленно растворяться, Саундвэйв легко расцепился с трансформером, к которому тут же потерял интерес, и почти неслышно вышел из отсека, предоставив Слэмдауну возможность самому разбираться со своими конечностями и проводами.

Вот этой охоты Браул его почти лишил. Саундвэйв отличался редким терпением, но оно уже подходило к концу, и когда танкор в очередной раз явился доставать его своими глупостями, уже был готов хорошенько поджарить ему тактовую частоту, невзирая на тот вред, который это причинит гештальту в целом.
Кто-кто, а Саундвэйв всегда сумел бы объяснить великому Лорду, почему четыре боевикона полезнее, чем гештальт из пяти.
Но вместо очередной глупости Браул сделал предложение, от которого тяжело отказаться. Саундвэйв простил даже руку, смело положенную ему на талию. Потому что Браул предлагал вылет на Ниобу. Саундвэйв слышал разное о свободном секторе, в том числе о том, что там можно найти самых экзотических представителей механоидных рас.
- Реакция: согласие, – прервал он путаные словоизлияния.
Видимо это настолько шокировало Браула, что молчал он целых четыре с половиной секунды. После чего танкора прорвало. Издав торжествующий вопль, он попытался сграбастать Саундвэйва и оторвать от пола – однако если первое ему еще удалось, то на стадии второго связист невозмутимо включил усилители, и с этого момента поднять его не смог бы даже Триптикон.
Впрочем, Браул не особо огорчился по этому поводу и ринулся по коридору в направлении боевиконских ангаров, шумными воплями приглашая Саундвэйва присоединяться немедленно.
Саундвэйв не особенно торопился, однако пришел достаточно вовремя, чтобы успеть поучаствовать в дискуссии и поставить на место зарвавшегося главаря банды реабилитированных уголовников. На самом деле в их запрограммированной верности он не сомневался, однако считал своим долгом поддерживать правильный настрой среди всего населения «Немезиса».

Лично ему получать специальное разрешение на вылет не пришлось, и поэтому он не только не опоздал, но и благоразумно пришел заранее. Как раз вовремя, чтобы успеть на погрузку, по каким-то загадочным причинам начавшуюся на четверть стандартного часа раньше.
С удовольствием выслушав арию злобных и разочарованных вздохов, Саундвэйв с комфортом устроился в одном из кресел, пригасил оптику и настроился на приятное времяпрепровождение.
В полете Браул еще несколько раз пытался совершить странные действия с его креслом, больше всего похожие на приступ мебелефилии, а точнее – попытался приобнять связиста, невзирая на спинку кресла, подлокотники и всякие амортизаторы. Поведение было настолько кристально идиотским, что Саундвэйв искренне восхитился и не стал предпринимать никаких ответных мер.
Полет прошел в спокойной обстановке, и коспоморт Ниобы встретил их безо всяких задержек. Пройдя обязательную регистрацию, десептиконы двинулись вглубь сектора развлечений. Все, не исключая Саундвэйва, не могли удержаться от рассматривания всего, что светилось, пело и вертелось по сторонам.
Пару раз они едва не свернули с пути, но Браул был на диво сосредоточен и вооружен маршрутизатором, поэтому прибыть к открывавшейся заправочной им удалось практически без помех.

Изыскано оформленный зал замер, стоило только боевиконам всем составом появиться на пороге. Разговоры прекратились, и даже несколько стройных летчиков явно кибертронсокго происхождения приподнялись с мест, словно готовились немедленно вступить в драку с явившимися солдафонами. Онслот ощутил крайнее недовольство, и пихнул Браула локтем. Танкор встрепенулся, извлек пригласительную карту и замахал ей в воздухе, тут же громогласно заорав о почетном статусе явившихся и немедленно требуя хозяина заведения самолично.
Хозяин на зов не явился, однако налетел обслуживающий персонал в количестве то ли пяти, то ли семи стандартных дроидов, раскрашенных в цвета заведения, и всем роем увлек гостей к забронированному сектору.
Саундвэйв пока что предпочел довериться происходящему и даже не удивился, обнаружив, что стандартный заказ тут сделать нельзя. Меж тем боевиконы недовольно загудели, Вортекс встопорщил винты, готовясь громко и нелицеприятно высказаться о всяких драных кабаках – Саундвэйв почувствовал это так отчетливо, словно винтолет орал вслух – но Браул вновь проявил себя с лучшей стороны, чуть опередив товарища.
На активной поверхности стола было множество иконок с изображениями разноцветных механоидов, и Браул ткнул в одно из них – зелено-голубое. Над столом тут же всплыла маленькая голограмма.
- Иди сюда, хризоколла! – позвал танкор, на этот раз слегка понизив обычные могучие басы собственного голоса.
Голограмма встрепенулась и оглянулась, помахала рукой, а полминуты спустя к столу подошел механоид, так странно поименованный.
- Налей нам всем, – Браул подкрепил короткий приказ выразительными жестами, поочередно ткнув в каждого и чиркнув ладонью на полный бак.
- Каждый... иметь одно вкусиё? – с заминкой спросил механоид, коверкая кибертронский.
- Ха! – Браул взмахнул рукой. – Это с тебя одно, а там как покатит!
- Какое еще вкусиё? – Вортекс первым не сдержался. – Я хочу нормальный энергон, че тут разводить-то? Мы сюда на кой болт приперлись?
- Вынужден поддержать, – напряженно сказал Онслот.
- Не желать смесь экзотов? – огорчился механоид.
- Желать! – Браул хлопнул по столу. – Прыгай сюда!
Хризоколла испуганно дернулся, но тут же взял себя в руки и с внезапной проказливой улыбкой запрыгнул на широкую столешницу. Среагировав на непредусмотренный вес, та раздвинулась, и из нее всплыл подъемник с тяжелыми толстостенными емкостями. Механоид выразительно растопырился над ними, изогнулся, и...
- Это еще что за шлак? – изумленно спросил БластОфф, наиболее интеллигентно выразив охватившие всех чувства.
Механоид напрягся, пискнул от усилий и выпустил крутые струи в подставленные сосуды. Судя по запрокинутой голове и блаженному выражению лица, процесс доставлял ему немыслимое удовольствие. Расставленные бедра задрожали, пальцы согнулись, впиваясь в столешницу, а частокол теплоприемников вдоль спины поднялся дыбом.
- Это и есть суперприз! – Браул просто лучился счастьем. – Настоящие живые взгонки!
Саундвэйв музыкально хмыкнул и первым потянулся за полусферой, из которой уже пролилось через край. Боевиконы моментально активировались и тоже схватились каждый за свое. Судя по всему, уступать безликому прихвостню Лорда не собирался ни один.
Хризоколла еще слегка накапал впустую на стол и свалился на него же, тяжело гоняя вентиляцию.
- Хороший взгонщик, – похвалил его Вортекс, стремясь показать всем, как он спокойно относится к экзотическим смесям, и тут же сунул дозатор под край маски.

Сняв первую пробу, гештальт пришел в неистовое возбуждение. Настоящая взгонка оказалась такой восхитительной, что по остальным иконкам заколотили все хором.
Ошалевшим посетителям оставалось лишь наблюдать, как обслуживающие взгонщики с энтузиазмом крутятся у стола, занятого инопланетными гостями, и послушно сливают уже не только в энергофоры, но и в подставленные ладони. Единственный инопланетник, не носящий тяжелой сплошной маски, решил вообще не размениваться на промежуточные стадии, и одного за другим усаживал легких взгонщиков так, чтобы впиться жадным ртом в коротенькие подергивающиеся шланги.
Обслуживающий персонал радостно визжал, присутствующие снимали видео и сливали в общую сетку, и пару стандартных часов спустя свежеоткрытую заправку просто распирало от любопытствующих, клюнувших на гайкосносящую рекламу в прямом эфире.
Свиндл, не отвлекаясь от дегустаций, тщательно записывал каждого посетителя, а мимоходом рассыпанные им из субкарманов следящие микродроны не менее тщательно учитывали, кто и что заказал, вдохновившись невероятным примером боевиконов.
Позднее Свиндл намеревался предъявить счет владельцу (или владельцам) заправки, чтобы поиметь свою прибыть с внезапно огромной выручки.

Саундвэйв задумчиво провел пальцем по краю опустошенной креманки, наблюдя, как растопырившийся перед ним механоид ярко-розовых, почти энергоновых оттенков, изо всех сил старается повторить удачный выпуск. Острый пряный вкус будоражил воображение. И как они на чистых внутренних ресурсах ухитрялись готовить такое лакомство?
Пыхтящий и задыхающийся механоид орудовал длинным энергофором в широком шлюзе, наполненном все тем же розовым. Саундвэйв отвлеченно подумал, что если бы у него не имелось маски, то челюсть бы точно успела отвиснуть до самой деки. Труженик гурманского дела застонал и закричал, напрягаясь всем телом. Связист подхватил энергофор и медленно потянул наружу, следя за тем, чтобы густая сладкая пена равномерно покрывала длинные изящные стенки. Последним штрихом стал затейливый фестон, увенчавший самую верхушку.
Саундвэйв взялся за пробу, и порадовавшего его механоида тут же попытались спихнуть в сторону. Однако Саундвэйв погрозил пальцем черному взгонщику, и тот понятливо отодвинулся. Десептикон выждал, когда ярко-розовое сокровище придет в себя и отставил незаметно опустевший энергофор в сторону.
- Уточнение: искусство приготовления – единственный способ удовлетворения? – поинтересовался он.
- Нет, – механоид помотал головой, – искусство... много... много способ искусно удовлетворение.
- Вопрос: можно ли принять участие? – почти пропел Саундвэйв.
- Ай! Стыдить! – механоид закрылся обеими руками, и его развернутые фигурные антенны почему-то тоже налились розовым свечением струйных диодов.
- Поправка: принять участие без посторонних, – добавил Саундвэйв, пересиливая настойчивое и привычное желание приступить к делу прямо сейчас без всяких вопросов.
- Интерес большой, – механоид выглянул из-за пальцев, и по треугольным линзам прокатился целый каскад бликов. – Совмещать вариации опасное соединение?
- Заверение: профессиональное обращение, – утешил будущего партнера связист. – Уважение экзотических форм существования и их особенностей.
Механоид чуть сдвинулся по столу и прямиком по собственным лужицам соскользнул на колени к десептикону. Саундвэйв оглянулся, убедился, что боевиконы давно уже разбрелись по заправке, и в мельтешении разноцветных тел никого не видно, и поднялся с места.
Механоид оказался намного ниже его – едва доставал до нижнего края деки. Телосложение у него было чрезмерно легким и фигурным, повсюду были непонятные элементы, каждый шарнир двигался в странном ритме. Но Саундвэйв в самом деле любил экзотику и умел с ней обращаться.
Поэтому когда механоид привел его на промышленный узел топливной переработки и призывно растопырился у первого же стола, Саундвэйв не стал терять время даром.

Браул настолько увлекся пробами, снимаемыми с разных веселых крошек, что далеко не сразу заметил важную потерю. Последующие несколько минут он проклинал себя на всех диалектах и гневно колотил по стене, из-за чего ранее осаждавшие его механоиды быстро разбежались.
Только раздавив пробегавшего по этой же стене удивительно знакомого микродроида, он опомнился. Сопоставив один и один, Браул оглянулся, определил, где происходит самый большой ажиотаж, и попер туда, не сворачивая.
Свиндл действительно обнаружился среди всего этого скопища: он уже успел организовать тотализатор: кто больше выпьет, – и сейчас наслаждался просмотром. Пока что уверенно побеждал БластОфф, невозмутимо поглощавший различные смеси, иногда категорически противоположные по составу. В корпусе шаттла урчало от сверхрежимной переработки, тяжелые дюзы то и дело окутывались маревом сброса.
- Эй! – Браул хватанул боевикона за плечо. – Слышь, торгаш! Мне нужно, чтоб ты выпотрошил своих дроидов!
- Что? – Свиндл оторвался от занятного зрелища и с удивлением глянул на танкора. – Зачем?
- Мне надо знать, куда ушел Саундвэйв! – рявкнул Браул. – Твои гаденыши все пишут! Давай их сюда!
- Не надо так орать, – Сивндл лениво заложил ногу на ногу и ущипнул механоида, сидевшего рядом с ним, за форсунку. Тот мелодично засмеялся. – Я и так могу тебе дать маршрут. Это же мои микродроиды.
- Гони давай, – буркнул танкор, невольно пялясь на интересную конструкцию механоида.
На грудной секции у него имелось две здоровенных полусферы, судя по всему, податливых на прогиб. Колыхающееся в них топливо переливалось всеми оттенками синего, и каждый раз когда Свтиндл дергал коническую форсунку, оно начинало охотно капать. Удивительно.
Между тем Свиндл отправил ему коротенький файл, и это отвлекло Браула от разглядывания конструкторских выдумок.
Прочитав все перемещения, он энергично двинулся на поиски, готовясь сделать что-нибудь такое, после чего Саундвэйв наконец-то перестанет трусливо прятаться. Не исключено, что Саундвэйв мог попросту потеряться, пытаясь скрыться от непривычного ему шумного сборища – и если он потерялся, то Браул с удовольствием его спасет, тем самым завершив недоделанное. Больше не надо будет находиться в долгу.
К его огромному разочарованию быстро отыскавшийся Саундвэйв вовсе не страдал в мрачных и темных подземельях, тщетно взывая о помощи. Фактически, выбредший по следу к промышленному узлу Браул просто ошлаковел от увиденного.
Холодный и монументальный связист склонился над кем-то маленьким и растопыренным, и его бедра двигались так, будто он присоединил к себе строительный молот и пытался что-то заколотить. Справлялся он с этим успешно, если судить по отчетливо восторженному прерывистому визгу, доносившемуся из-под широченного корпуса.
Испытывая неимоверную гамму эмоций, Браул топтался на месте, не зная что сделать. Абсолютно незапланированное поведение связиста лишило его всякого соображения. В конечном итоге ему стало невыносимо обидно, что постоянно изображавший из себя чугунную болванку Саундвэйв на самом деле был так же беспорядочно похотлив, как и любой на «Немезисе».
Обида переросла в злость, и сначала Браул намеревался просто выстрелить в ритмично двигающуюся корму, но затем в раскочегаренном процессоре созрел коварный план.
- Сссаундвееейв!
Рык, сотрясший немаленькое помещение, оказал невероятное действие. Саундвэйв развернулся так резко, что с размаху грянулся о подобравшегося вплотную боевикона. Браул воспользовался моментом, сграбастал связиста в объятии и силком развернул обратно, толкнув на вякнувшего механоида. Под весом нападавшего Саундвэйв невольно согнулся, а следом Браул применил все свои выдающиеся таланты в сфере боевого интерфейса, вломившись под раскрытую броню Саундвэйва буквально со всех сторон.
На осторожное подключение он рассчитывать не мог, поэтому применил грубую силу, чтобы не дать связисту времени опомниться.
Саундвэйв заорал. Впервые на памяти Браула связист издавал такие кошмарные немоделированные звуки.
Механоид под ним испуганно сжался и тоненько взвизгнул, а потом и вовсе замолк. Саундвэйв тоже умолк и начал неумолимо изворачиваться всем телом, начав с поворота головы на невозможные для его конструкции сто сорок градусов. Браул разжал одну руку, схватил Саундвэйва за лицо и точно так же с усилием начал разворачивать обратно.
По правде говоря, он был жутко напуган. При мысли о том, что сейчас связист высвободится, и, к примеру, выжжет ему микросхемы, делалось невыносимо страшно. Но раз уж он влез в это, то не оставалось ничего иного кроме как продолжать. И Браул упорно ломился электричеством и прямыми информационными посылами, забивая своими потоками все возможные откаты.
- Браул: некорректное поведение! Немедленно прекратить! – в голосе десептикона звучала почти самая настоящая истерика. – Это приказ!
- Нет уж! – Браул зарычал и поднажал еще сильнее, – зачем ты выбрал какую-то инопланетную мелочь, когда мог иметь любого из нас?
- Саундвэйв: имеет кого хочет! – связист ударил локтем назад, но промахнулся. – Браул: последнее предупреждение!
- Ннннгах!
Браул приложил финальное усилие, и все-таки чуть-чуть опередил последнее предупреждение. Саундвэйв подавился собственным приказом, и отчетливо задохнулся дополнительно прокачиваемым воздухом. Механоид под ним удивленно застонал.
- Еще желать, – прокурлыкал он в образовавшейся между противниками паузе. – Двойное импульсование, хорошо!
- Давай заделаем ему двойное импульсование, – Браул навалился на напряженно застывшего связиста. – Я тебе помогу, а, Саунд?
- Предупреждение: взыскание неизбежно, – сердито сказал кассетник, тем не менее, зримо расслабляясь. – Дополнение: ноги выдерну.
Браул от неожиданности фыркнул. Если бы его кабели сейчас не потрескивали от напряжения, которое связист гнал обратно, он бы засмеялся. Наверное, он был первым трансформером, который услышал нечто большее, чем протокольные фразы и выражения.
Он осторожно убрал руки и так же осторожно утвердил их на холодном столе. Саундвэйв немелодично просигналил и слегка наклонился вперед, давая Браулу больше места для маневра. Боевикон попробовал начать стандартный обмен, но у Саундвэйва имелись свои планы – механоид под ним все еще жаждал "импульсования", и поэтому связист вновь задвигался. Боевикон досадливо зарычал, но сильные толчки бедер вынудили его подчиниться, и в конечном итоге он задвигался в синхронном ритме.
К его удивлению это было даже удобно – импульсы раскачивались вместе с ними, и это равномерное движение накручивало спираль тугого напряжения все сильнее... Браул уже перестал думать о партнере, и наслаждался исключительно своими ощущениями, беспорядочно лапая синюю броню, и наконец-то нажимая на заветные кнопки альтформы, так удачно располагающиеся в паху связиста. Наигравшись с ними, он скользнул одной ладонью вверх и нагло попытался открыть деку. Сначала ему это удалось, и в образовавшуюся щель попало сразу три пальца, однако в следующий миг Саундвэйв низко зарычал на басовой частоте, и дека захлопнулась. Неожиданная боль, хлестнувшая по сгибам пальцем, одновременно подстегнула Браула, и боевикон взревел на пике экстаза.
- Аиииихорошооо! – взвыл механоид, растопыривая ножки еще сильнее.
Саундвэйв искренне попытался не издать ни звука, но его прекрасно настроенные аудиовыходы не могли позволить скрыть прекрасный звук чистого восторга. Длинное стенание полилось на свободу, и Саундвэйв вскинул голову, наслаждаясь метанием чужих эмоций. Страсть подчинения и восхищение победителя хлестали с обеих сторон, захватывая и выкручивая, заставляя отражать обе эмоции и усиливать их до невозможного...

На шквал перезагрузки, долбанувший по прямой связи, боевиконы среагировали одинаково – все как один помчались к источнику.
В основном потому что Свиндл, точно знавший, куда Браул насолидолился, сразу же после этого шквала пришел в такой ужас, что досталось опять же всем остальным оптом.
Ситуацию надо было срочно спасать, и в точку тревоги прибыли не просто бесконечно грызущиеся уголовники, а единый боевой отряд с общей конкретной целью. Завидев скульптурную композицию, Онслот глухо и яростно взвыл, и кинулся оттаскивать Браула от неположенного объекта притязаний. Этого им точно не простят!
- Стоять! – металлически приказал Саундвэйв, даже не поворачивая головы. – Спасение задницы: не требуется.
Хрип, вырвавшийся из боевиконских глоток, яснее ясного показывал, что без объяснений все тут же деактивируются на месте. Онслот от неожиданности разжал стиснутые на дуле Браула руки и попятился.
- У нас все отлично, – самодовольно пояснил очухавшийся танкор.
- Это что... по обоюдному согласию? – взвыл Вортекс. – Как?!
- Предложение: попробовать, – с отчетливо ухмылкой в интонациях предложил Саундвэйв, слегка поворачивая голову. Багрово-фиолетовый визор мог отпугнуть любого, кто рискнет соблазниться на подобное дикое предложение.
Любого, но не боевиконов.
- Болта с два! – вертолет вскинул подбородок. – Я выше этого!
- А вот я как раз по росту подхожу, – с ленивой наглецой протянул Свиндл, сделал пару шагов и расстегнул броню. – Что, Саунди, хочешь попробовать боевиконского джампера?
Нахально вываливший провода коммерсант был весьма удивлен, когда Саундвэйв протянул руку и жестко сграбастал его за свисающий набор для удовольствия.
- Это ты зря, – прокомментировал Браул, вновь дотягиваясь до чужих кнопок.
- Эй, Саун-нд!..
Аккуратно отпихнув экзотического красавца, с которым под шумок уже успел разлочиться, Саундвэйв силком закинул на его место боевикона. Свиндл изумленно мигнул оптикой и уже собирался ответить яростным сопротивлением, но затем, подчиняясь безмолвному сиянию визора из-за спины десептикона, подчинился и откинулся на локти. Впрочем, одно колено он держал свободно согнутым, и любой, кто знал его достаточно хорошо, мог бы сказать, что в случае чего Сивндл готов влупить ногой, в подошву которой любовно инсталлирован портативный деструктор.
- Мы вдвоем сработаем на отлично, – пообещал Браул.
- Втроем, – мягко поправил его Вортекс, выразительно опираясь на спину танкора. – Эту паскуду я даже пальцем не трону, но мимо тебя не пройду. А ну, детка, раздвигай ножки, я соскучился...
- Бесплатный шоу-группа! – радостно захлопал в ладони механоид. – Ужасно любопытство! Ах!
Онслот огляделся, понял, что ситуация вышла из под контроля и по линку велел всему гештальту включить запись событий. Не зафиксировав улики, они всем составом рисковали огрести вплоть до извлечения искр – теперь уже навсегда.
Убедившись, что запись ведется исправно, Онслот выразительно щелкнул пальцами у себя над плечом. БластОфф привычно зашел за спину командиру.
Когда речь заходила о групповых развлечениях, Онслот либо предпочитал либо пялить кого-то, либо наблюдать и раздавать команды, либо же оставить тройничок развлекаться, а сам подставиться шаттлу для полной зарядки конденсаторов. Видимо сейчас ему хотелось утопить все потрясения в интерфейсе.

Файншот вздохнул и напрягся, удерживая наполнившее его переработанное топливо. Ведь когда его удивительные новые большие друзья закончат, им обязательно надо будет подзаправиться!

Вернуться к фанфикам