Дао техосмотра

Автор: Skjelle
Персонажи: Вортекс/Клокер
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp
Краткое содержание: нелегка ты, доля обслуживающего персонала...
Поянсительные иллюстрации: Клокер, Клокер в сравнении с Арси, Вортекс.

- Свободна платформа номер восемь! Следующий!
Привычно рявкнув в транслятор, Клокер обтер руки антистатиком и повращал плечами. Между тем здоровенный рельсовый трубоукладчик неторопливо заполз на платформу, раздвинул траки и бухнулся всем весом на стабилизаторные опоры. Клокер оглядел его с ног до головы и тяжко вздохнул системой вентиляции.
Чтоб его, этот генеральный план восстановления. Он и не предполагал, что заключение мирных соглашений будет сопровождаться правилами об обязательной занятости, согласно которым каждый трансформер должен был трудиться не покладая рук, захватов и колес, чтобы совместными усилиями вывести планету на довоенный уровень. Кошмар в пятой степни. Ему еще повезло, что он со своими практически бесполезными для каких-то работ данными угодил в сектор сопроводительных услуг. Не в уборщики, упаси Искра, а в техники.
Невероятно хотелось бросить все и вновь отправиться на гонки, однако вместо этого приходилось беспросветно трудиться в ремонтной. Хотя, конечно, это была очень хорошая ремонтная, со множеством смотровых подъемников, с самым лучшим оборудованием и с охраной.
Последнее было весьма немаловажно. Процесс отмывания среднестатического автобота или десептикона от производственной пыли требовал глубокого подхода, равно как и отладка деталей, развал-схождение, чистка, смазка, протирка, полировка и общее тестирование. Последовательность этих процедур была очень приятной для каждого трансформера. Особенно после долгого трудового цикла. Поэтому как маленькие машины, так и огромные тягачи или строители одинаково быстро приходили в возбуждение от прикосновений ловких рук и умелого использования соответствующих технических приспособлений.
Те, кто был небольшими по размеру, просто отказывались слезать с подъемников, пока не получат перезагрузку, а воинственно настроенные гиганты с завидной регулярностью пытались отлавливать мелких техников, чтобы удовлетворить разогнавшиеся интефрейс-процессы. Здесь охрана очень даже помогала, избавляясь и от тех, и от других.
Впрочем, Клокеру было прекрасно известно, что за определенную плату маленькие возбужденные машинки и флаеры могли рассчитывать на горячие объятия охранников. Насчет ублажения большегрузов он не был уверен, но краем датчика слышал сплетни, что кто-то из пятой смены раздвигает ноги перед любым, кто больше заплатит, а вся седьмая бригада вообще состоит из дырявых гаек. Лично он к таким эскападам относился крайне неодобрительно.
Поэтому когда очередной отрихтованный и охочий до маленьких партнеров кибертронец схватил его поперек корпуса и что-то замолол про быстрое приятное времяпрепровождение прямо на подъемнике, Клокер без лишних размышлений сбросил сигнал охране. Представитель сегодняшней смены явился тут же. Клокер пискнул на тревожной частоте, привлекая внимание десептикона, и тот опустил голову.
- Пристают, - обозначил проблему техник.
- А ну быстро разжал клешню, - проворчал охранник, грозно светя окуляром.
- Эй, - почти обиженно протянул трубоукладчик, послушно разжимая пальцы. - Я только хотел немного развлечься. Я бы заплатил!
- Вставай давай, - нетерпеливо сказал охранник.
Клокер, довольно протиравший себя салфеткой, вспомнил, что его зовут Вортексом.
- Ну? - буркнул поднявшийся клиент и оказался почти одного роста с охранником.
- Если тебя возбудило то, как его маленькие пальчики натерли твои интимные места, - вдохновенно начал Вортекс и обхватил трубоукладчика за плечи, - ...я готов помочь.
Длинный палец скользнул по темной броне и уперся в треугольный щиток, закрывавший тазовую секцию посетителя. Тот явственно вздрогнул.
- Согласен!
Проводив взглядом габаритную парочку, Клокер тихо хмыкнул. Обратив внимание к платформе, он обнаружил, что туда уже пришвартовался триплан и нетерпеливо покачивает крыльями. Отбросив посторонние мысли, Клокер решительно взялся за разнокалиберные шланги.
Его смена была последней, и вдобавок после всего этого он оставался на дежурство. Хорошо, что случалось оно нечасто, поскольку не любил он эту обязанность страшно. Раскатить оборудование по местам, загнать в соответствующие держатели, аккуратно свернуть все провода и шланги, некоторые из них еще и отмыть от подозрительно остро пахнущих жидкостей. Кое-каким его коллегам доставляло удовольствие игриво шевелить инструментарием где поглубже, вынуждая посетителей дрожать и пробуксовывать на месте.
Клокер нагнулся и двумя пальцами поднял толстый шланг прямой подачи, тёмно поблескивающий в тусклом дежурном освещении ремонтной. Потянул за шланг, разворачивая свитые кольца, и неожиданно подрагивающий гибкий конец выплеснул фильтрующее масло. Клокер фыркнул от возмущения. Он сам всегда приводил рабочее место в порядок, а кому-то явно не хотелось этим заниматься.
Обрабатывая внушительный агрегат, он никак не мог отделаться от навязчивых картин, всплывающих из моделирующего сектора. Особенно хорошо ему представлялось, как кто-то из техников с очень серьезным видом просовывает шланг все глубже в чей-нибудь широко раскрытый для осмотра шлюз, покручивает его, елозит им туда-сюда, приговаривая о важности своевременной замены топлива...
Он поймал себя на том, что задумчиво поглаживает конец шланга, а тот словно льнет к нему, быстро нагреваясь от прикосновений к гладкому металлу. Смутившись, он резко сжал распоясавшийся шланг, и тот прыснул новой порцией масла ему на броню. Ругнувшись сквозь фильтры, Клокер отложил непослушный агрегат и начал вытираться. Шланг бессильно валялся на полу, настойчиво привлекая внимание. Неодобрительно покосившись на него, в следующее мгновение Клокер осознал, что озирается по сторонам, ища тех, кто мог бы стать свидетелями... Так, стоп, свидетелями чего они могли бы стать? Ай-яй-яй, Клокер, что за мыслишки посещают твой процессор?
Пройдясь по ремонтной и щепетильно поправив все вычищенное и загнанное на места оборудование, он снова вернулся к месту недопреступления. Шланг все так же валялся на полу и всем своим видом намекал, как недавно хорошо и плотно посидел по очереди в нескольких шлюзах, а теперь не прочь бы посидеть и еще в одном. Клокер переступил на месте, чувствуя внезапную волнующую щекотку. Глас порядочности нуверенно сказал свое "фу" и заткнулся.
Возбужденно засопев, Клокер вцепился в шланг и полез на платформу.
Повертевшись на ней, он нашел удобное положение и, сдвинув защитные пластины на оптике, с головой кинулся экспериментировать в области новых ощущений.
Вортекс традиционно бесшумно обходил вверенную ему территорию. На системы слежения в таком заведении как ремонтная не разорялись - дешевле было держать охранников в пустую смену. Поэтому каждый остававшийся на дежурство проводил его в непрерывном курсировании по периметру здания изнутри. Удобнее всего такими делами было заниматься летунам, которые экономно использовали свои способности. Вортекс знавал тех, кто во время облета ухитрялся оставлять активной только сотую долю всей процессорной деятельности, а всем остальным объемом уходили в энергосберегающий режим и развлекались просмотром подпрограммного произвольного моделирования. Главное было в таком случае не увлечься и не навернуться в реальности.
Заметив неожиданную активность на одной из ремонтных платформ, Вортекс поначалу решил, что случайно вывалился в то самое моделирование. Настолько удивительным и небывалым оказалось зрелище. Маленький чопорный серебристо-синий техник вытворял такое...
Включив маскировочное поле и шумоподавители, Вортекс неслышной габаритной тенью подплыл ближе. Потрясающе. Автобот активно использовал важнейшие детали оборудования в неположенных целях.
Вортекс с интересом наблюдал, как приличных размеров шланг влезает в порядком раздвинутый шлюз, раздвигая жесткое кольцо уплотнителя. Так что даже пластины защиты стояли дыбом. Автоботу явно было приятно, но не слишком удобно. Широко расставленные ножки упирались в стабилизаторы, одна рука тоже шла в помощь удержанию равновесия, а свободная с трудом двигала жестким и тяжелым для такого компактного трансформера шлангом. В него даже не полностью влезал гладкий наконечник, и самая интересная часть - с бороздкам токоприемников - оставалась без должного внимания. Автобот пыхтел и стонал, трудясь над собственным удовольствием. Вортексу прекрасно было известно, как шланги могут несказанно порадовать. Было совершенно очевидно, что ему нужна помощь.
Сняв защиту, Вортекс протянул руку и одновременно с деактивацией шумоподавителей сомкнул длинные пальцы на разогретом автоботском корпусе.
Визг ужаса и изумления почти взорвал ему датчики.
Дико взбрыкнув на месте, автобот завопил на частоте бедствия, тут же попытался его пнуть, забарахтался и в конце концов соскочил со шланга. Тот шмякнулся на пол, брызнув маслом.
- Эй, тише, тише, - прогудел Вортекс, перехватывая извивающегося трансформера. - Это всего лишь я.
- Кто "я"?! - завизжал автобот, выворачивая голову через плечо. - Ты кто? Какого болта? Отпусти немедленно! Руки прочь! Я вызову охрану! Болт ржавый, чтоб тебя!
- Я и есть охрана, - заметил Вортекс. - Ты меня сегодня уже вызывал.
- Гайка рваная! - взвыл Клокер. Он явно был не рад их встрече. - Отцепись от меня!
- Прошу прощения, что помешал твоему дежурству, - с ощутимой ехидцей произнес Вортекс, убирая одну руку и наклоняясь за шлангом. - Я не хотел прерывать важный технологический процесс.
Автобот захлебнулся словами и от злости перешел на машинный код, выдав что-то крайне оскорбительное про медленную тактовую частоту и устаревшие нейронные связи. Вортекс даже обиделся. В качестве воспитательной меры он хлестнул автобота подобранным шлангом по корме и только после этого поставил на пол. Чисто номинально, до соприкосновения подошвами с поверхностью.
Клокер взвыл с новой силой и рванулся, но тщетно. Проклятый охранник даже не думал освобождать его, извиняться и исчезать по делам. Напротив, он судя по всему вознамерился принять самое активное участие в развлечении. Клокер почувствовал скользко щекочущий между бедер конец шланга и с визгом забуксовал на месте, пытаясь увильнуть от приятного, но нежеланного внимания. Бесполезно.
Зажатый в трехпалой лапище десептикона Клокер подвывал и совершал робкие попытки вырваться, однако очень быстро они сошли на нет. Вздрагивая от удовольствия, автобот перетаптывался на месте и периодически поджимал то одну ногу, то другую. Охранник развлекался тем, что вдумчиво вытаскивал шланг полностью и загонял его обратно, стремясь вызвать электрическую реакцию. Он постоянно менял ритм, то делая это в синхронном режиме, о чем свидетельствовала яркая пульсирующая подсветка в паху автобота, то в хаотически-беспорядочном. Потом ему надоело лицезреть пусть и красиво выгнутую, но спину. Загнав шланг поглубже, чтобы не выпал, он аккуратно перевернул автобота лицом вверх и продолжил.
Клокер брыкнулся, скорее уже для поддержания чувства собственного достоинства, и вцепился в длинные широкие пальцы. Его компактная, растревоженная происходящим с ней гидравлическая система отчаянно сокращалась, соответствующим образом пережимая шланг, и он чувствовал, что еще немного, совсем чуть-чуть осталось до того, чтобы...
Разогнавшийся до третьей тактовой автобот громко закричал и выгнулся. И без того поджатые ноги поднялись еще выше, ступинаторы сомкнулись, пальцы сжались в кулаки, голова запрокинулась. Вортекс придержал безумно вибрирующий шланг, не позволяя тому вывалиться от этой вибрации. По окантовке шлюза брызнули бело-сиреневые струйки, шланг внезапно раздался, явственно наполняясь топливом. Автобот в состоянии радостного помешательства даже врубил шокер, и охранника порядком дернуло. Когда последняя дрожь утихла, Вортекс убрал руку, и через несколько секунд шланг тяжело выскользнул на свободу. Шмякнувшись на пол, многопрофильный инструмент брызнул все тем же лиловым наполнителем. Вортекс с удовольствием пронаблюдал, как вокруг наконечника образовывается настоящая лужа, а сверху в нее капают остатки выпущенного автоботом топлива, да еще и с какими-то интересными примесями.
Дождавшись пока автобот перестанет беспорядочно вздрагивать, Вортекс шумно выдохнул и расстегнул пластины, а затем снова развернул мелкую добычу. Автобот среагировал немедленно.
- Ой! - снова взвизгнул техник. - Твой болт, не надо!
- Не шуми, гладенький, - мурлыкнул охранник, - тебе же понравилось начало, значит и продолжение придется по вкусу. Только расслабься как следует.
Автобот возмущенно заверещал, брыкаясь в его хватке. Ничего не соображая от испуга и гнева, он изо всех сил пытался спасти свое несомненно непоруганное достоинство и вырваться на свободу. Вортекс ухнул на выдохе, обхватил его покрепче за теплый живот, прижался к вздернутому заду и неторопливо начал подбирать конструкцию стыковки. Техник затрепыхался, издал совсем уже какой-то невообразимый ультратонкий писк и покорно раздвинул бедра.
Быть разорванным по швам он не боялся, поскольку размер джампера автоматически подстраивался под допустимый предел нижнего партнера. Но десептикон был настолько больше него, что Клокер то и дело терял опору под ногами.
- Хватит меня таскать! - не выдержал он, сердито пыхтя. - Я тебе доилка что ли?
- Это точно, - выдохнул десептикон. - Держись крепче...
Клокер склочно взвизгнул в сотый раз, когда десептикон неожиданно начал опускаться. Пару секунд спустя автобот хлопнулся на четыре точки. Бедра разъехались, руки подогнулись. Десептикон тяжеловесно опустился на локти, пошире раздвинул колени и накрыл техника всем телом. Клокер часто и шумно прокачивал воздух, чувствуя, как рельеф нагрудной брони упирается ему в затылок, а джампер вздрагивает и передает электромагнитные импульсы. Огромный вес десептикона был неощутим - они только соприкасались броней - но Клокер прекрасно чувствовал всю эту металлическую громаду, нависшую над его разгоряченным маленьким корпусом.
Все свое разумное существование он был поклонником спокойного интерфейса, а то и вовсе исключительно проводного коннекта. Утробное рычание десептикона над ним пугало. Но в то же время это дико заводило. Визг сервоприводов, раскачивающих сложную передающую систему, звучал лучшей музыкой для возбужденного слуха, а вдобавок ко всему рычание десептикона то и дело уходило в сверхнизкие вибрирующие частоты, натягивающие его сервоприводы так, что он бесконтрольно начинал барахтаться на месте, скользя растопыренными коленями по гладкому от его собственного масла полу. И масло выделялось все сильнее.
Вортекс фактически не видел того, кого трахал, но прекрасно чувствовал, насколько возбужден маленький автобот. На деле Вортекс ощущал только приятное сокращение сервоприводов, словно он использовал высококачственную насадку. От его усилий у автобота вырывались низкие переливчатые звуки удовольствия. Вортекс чувствовал как уже почти спазматически поджимается топливоотвод, стискивая его почти до боли. Он нащупал развернутые до горизонтальной плоскости бедра, большие пальцы легли на гладкие шарниры и помассировали их. Автобот застонал и дернул задом восхитительно стимулирующим образом. Охранник еще некоторое время упражнялся в упомянутом массаже, а затем ему надоело только слушать. Хотелось и видеть. Вортекс с усилием заставил себя оторваться от приятных моментов и извлечь гудящий от напряжения джампер. Словно подстанцию между ног запихнули... Тот вышел из захватов с трудом - гидравлическое пристанище неохотно отпустило его. Автобот удивленно и вопросительно проворчал что-то под внушительным партнером. Вортекс развернулся, вытаскивая разогретого техника, включил антигравы и осторожно опустился на стабилизаторы. Автобот оказался верхом на нем.
- Подскажите, доктор, - вновь промурлыкал десептикон, - у меня, кажется, синдром острого недоинтерфейсинга. Какие процедуры вы мне посоветуете?
Воссиявший статическим свечением автобот фыркнул и красиво выгнул спину. Не зная что сказать, он помялся, но видя пристальное внимание Вортекса был вынужден все-таки что-то ляпнуть. Собравшись с мыслями, он кашлянул и строго посмотрел вниз.
- Вам нужно как следует потрахаться, - не менее строго сообщил он.
- Прекрасная мысль, доктор! - обрадовался охранник. - А с кем?
- За определенную плату я могу помочь, - умным голосом сказал Клокер.
- Отлично, - с энтузиазмом сверкнул окуляром десептикон. - Раздвиньте ноги, доктор.
Клокер подавился, засиял еще гуще, уперся обеими руками в живот десептикона и поднял зад. Примерившись, он решительно врубил генераторы, попробовав взять управление на себя. Довольный вскрик вырвался из его вокалайзеров. Десептикон тоже издал что-то вроде утробного клокотания.
Вортекс мысленно наградил себя званием майора за столь удачно выбранную тактику. Оказавшись сверху, автобот проявил блистательную инициативу и запрыгал в темпе геологоразведочного дроида. Вскоре эти прыжки привели к закономерному итогу - нагоняемое напряжение выросло до пиковых величин, гладкие детали на животе автобота напряглись, оптика дико блеснула, плечи сгорбились. Вортекс против воли приподнял и согнул ноги, сжимая ступинаторы. Сомкнув пальцы на стабилизаторах, он стиснул их так, что металл опор хрустнул.
Завывая на два голоса в разных диапазонах, оба финишировали в блеске электроразрядов и фонтанчиках охладителя, рванувшего из каждой щели.
Задыхающийся от полученного удовольствия автобот растянулся на широком корпусе, выпуская облачка пара из воздухозаборников. Вортекс поднял руку и положил ему на спину. Слегка вякнув, техник высвободился и задергал тазом, намекая, что ему не нравится выступать в роли пресловутой насадки. Вортекс врубил антигравы, переместился в сторону от платформы и мягко опустился на пол. После чего расщелкнул джамперные держатели. Техник немедленно снялся с него, встал на ноги, неуверенно потоптался и сделал неловкое движение плечами.
- Это была самая впечатляющая медицинская процедура, - сообщил ему Вортекс и приглашающе похлопал по полу, одновременно развернувшись в более удобную позу.
Нежно сияющий статическим свечением покрытый конденсатом автобот уютно устроился в ложементе, образованном корпусом и поднятым коленом десептикона. Дежурство, конечно, полетело к шаркам, но зато лично он сам получил огромное удовольствие. Посмотрев на десептикона, он убедился, что у того все тоже хорошо.
- Что-то не так? - осведомился охранник.
- Просто думаю, что мне за это будет, - вздохнул Клокер. - Тут вроде камеры везде стоят?
- Я тебя успокою, - вальяжно произнес десептикон. - Во-первых, камера одна. Во-вторых, с охраной трахается практически весь обслуживающий персонал.
- Ну по крайней мере я теперь не беспокоюсь за свою трудовую репутацию, - с мрачной ухмылкой сказал Клокер, но затем мрачность сменилась глупой довольной улыбкой.
- Итак, когда у вас следующие часы приема? - почти томно осведомился Вортекс, поскребывая по полу развернутыми когтевыми пластинами.
- Я дежурю каждый третий день второй декады, - Клокер сладко поежился. - Весь нерабочий цикл.
Вортекс зашевелился и вытащил пластиковую карту на разовый техосмотр. Она была уже использована, но Вортекс совершенно серьезно протянул документ. Клокер с огромным удовольствием ткнул в нее пальцем, ставя свою подпись.
- Поздравляю, у вас абонемент, - хихикнул он.

Вернуться к фанфикам