Замкнутый круг

Авторы: Aksalin & Diana Vert
Персонажи: диноботы и Старскрим
Жанр: драма/дарк
Рейтинг: NC-17
Предупреждение: насилие, принуждение
Краткое содержание: трагическая история любви динозавров к самолетику =))
Примечания авторов:
1. Сосредоточьтесь и представьте себе канонического Скандалиста из G1. А теперь - канонических диноботов. Как вы думаете, возможно ли между ними что-то романтическое/эротическое добровольно?... И возможно ли вообще что-то романтическое?
2. В данном фике, пожалуй, все основные персонажи являются абсолютными, клиническими идиотами. Если вспомнить канон... они действительно, хм, умом не блистали никогда =)
3. И не надо слать нас на Тархулон, мы там уже были и все разрушили =)

...но повстречался ему звероящер, который внезапно сказал: "I fuck you"
"Крематорий"

Вряд ли многие трансформеры могли похвастаться, что на своём веку видели, как Старскрим сидит тихо и боится слово вставить. Сегодня это удивительное явление можно было наблюдать на базе автоботов. Пленник, который уже дал исчерпывающую информацию на все вопросы, какие мог, сидел в окружении врагов и исподлобья косился то на Проула, убеждённого, что от десептикона надо избавиться, то на Оптимуса, который с этим как-то не особенно яростно спорил.
- Мы не можем просто его убить, - говорил он.
- Отключить и бросить на склад для ненужных деталей можем, - подал голос Рэтчет.
Старскрим меньше всего хотел закончить своё славное функционирование грудой потускневшего металла где-нибудь на задворках базы автоботов. Когда такой вопрос вставал перед Мегатроном, у Старскрима всегда находилось, что сказать в свою защиту, начиная с того, что он самый быстрый истребитель в армии десептиконов, заканчивая тем, что красивее его едва ли кто-то есть во всей вселенной.
Но вряд ли до какого-то из этих пунктов было дело автоботам, как до лётных способностей, так и до прекрасной внешности. Он бросил на Прайма ещё один тоскливый взгляд. Если бы…
Благородный Оптимус Прайм всячески сопротивлялся всеобщему желанию избавиться от Старскрима. Истребитель не думал, что это из-за каких-то особенных там чувств, просто он сам по себе такой. Мегатрон бы не раздумывал.
Он и не раздумывал, легко швыряясь ценным солдатом. Ну чуть-чуть не сдержался, опять нахамил, а тот сразу отвесил такого пинка в сторону автоботов, что тут не до лётных способностей было - так шлемом землю и пропахал. Мегатрон велел больше не показываться на базе и улетел вместе с остальными, Тандеркрэкер гнусно похихикивал, понимая, что должность Старскрима автоматически переходит ему…
Автоботы добивались от него информации - совсем не так, как это неоднократно делал сам Старскрим. Его даже ни разу не попытались заживо расчленить, никто насильно не ломился в основную программу, скорее, его склоняли к сотрудничеству. Всем было ясно, что положение у Старскрима безвыходное. Мегатрон спасать его не прилетит, а самому удрать вряд ли получится.
Он даже сломался не скоро, только когда понял, что сопротивляться Оптимусу совершенно невозможно. Ему перестало казаться удивительным, что Прайм умудряется держать вокруг себя автоботов, не используя тактику кнута и пряника, а просто общаясь с ними почти на равных. Допусти такое Мегатрон, по нему протоптались бы мгновенно!.. Старскрим сначала испугался, когда обнаружил, что не способен просто послать Прайма построить мост и броситься с него, потом начал поддаваться его ненавязчивому влиянию, и даже…
- Оптимус, о чём ты думаешь, ты же имеешь дело с десептиконом! - нажал Проул. - Даже если всё, что он тебе рассказал, чистая правда, неужели ты думаешь, что завтра он не выстрелит тебе в спину?
- Не выстрелю, - буркнул Старскрим едва слышно.
Истребитель ещё надеялся, что повелитель десептиконов в очередной раз поменяет свое мнение и примет его обратно. Старскрим знал много способов смягчить Мегатрона… Поэтому он не хотел, чтобы его отключали. И был готов на всё, чтобы этого не случилось, а врать ему было не привыкать.
Хотя, Оптимус вызывал у него такие ощущения внутри, каких не пробуждала даже счастливая мысль о своём восстановлении в рядах десептиконов. Как он сделал это, ни разу даже не сказав Старскриму ничего особенно личного?.. Искра десептикона разгоралась от каждого взгляда на лидера автоботов, и скрывать это было очень трудно. Если придётся бежать с боем, сложнее всего окажется убить именно Прайма. Старскрим скривился, чувствуя ненависть к себе.
Тут пол под их ногами затрясся. Диноботы не сумели бы ходить тихо, даже если бы захотели… Гримлок пригнулся, заходя в помещение, позади столпились его подчинённые. Кто-то, шедший самым последним, явно влетел кому-то в спину, и грохот усилился.
- Что, Гримлок?.. Мы тут немного заняты, - Оптимус явно хотел поскорее избавиться от диноботов.
- Я, Гримлок, хочу сказать: если вам не нужен пленник, мы заберём его.
Старскрим подпрыгнул на месте, и если бы Проул не дёрнул как бы между прочим в его сторону пушкой, непременно вскочил бы на ноги.
- Зачем это тебе, Гримлок? - подумав, спросил Прайм.
"Да они же меня на запчасти разделают! - мелькнула паническая мысль в голове Старскрима. - Нет, нет, нет, я не хочу!.. Пожалуйста, не надо!"
- Ветрорез не хочет учить Свупа красиво летать. Он говорит, мы тупые, и с нами неприятно работать.
- Как я его понимаю, - проговорил еле слышно Рэтчет. - Надо было сделать их поумнее.
- Я, Гримлок, думаю, что раз он летун, пусть учит летать Свупа, - здоровый динобот ткнул в Старскрима пальцем. - Свуп всегда бьётся о деревья, когда летает.
- Это вон того кривокрылого урода, что ли?! - взвился Старскрим. К его ужасу, Оптимус Прайм, видимо, задумался именно об этом варианте. - Я не согласен!.. Эй!
- Старскрим, я думаю, это твой единственный шанс, если ты не хочешь, чтобы мы тебя отключили, - Прайм обернулся к нему. - Мы не можем доверять тебе, и неразумно тратить энергон на бесполезного пленника.
"Да у вас этого энергона - можно Юникрона накормить!" - зло подумал Старскрим.
- Я не хочу иметь ничего общего с этими страшилищами!
- Я, Гримлок, не страшилище! Я - король!.. - разозлился динобот.
- Диноботы как раз такие же не очень умные, как ты, хорошая компания, - сыронизировал Проул.
- Я не урод! - добавил Свуп, наконец сообразив, что его недавно оскорбили, и даже вознамерился подобраться к Старскриму поближе и хорошенько врезать, но Прайм осадил их всех.
- Если вы хотите, чтобы он с вами работал, не наносите ему никаких повреждений, ясно! Я не позволю жестокости с пленниками!..
- Я, Гримлок, понимаю, - согласился лидер диноботов и оттеснил Свупа за свою широкую спину.
- Вы что, не шутите? - жалобно спросил Старскрим. - Я не хочу!..
- Ну тогда успокойся и дай себя отключить, - Рэтчет повертел отвёрткой между пальцами. - И хватит канючить.
Потратив несколько секунд, чтобы оценить своё положение, Старскрим отчаянно закивал головой:
- Хорошо! Хорошо! Я на всё согласен!.. Только не надо меня отключать!..
- Раз я сказал, диноботы тебя не тронут, - негромко подбодрил его Оптимус. Старскрим с ненавистью посмотрел на отвратительных на его взгляд роботов, подумал, как у автоботов ума хватило создать такое посмешище над расой трансформеров, и обречённо соскользнул с платформы на ноги. Возможно, если придётся учить этого придурка "красиво летать", то удастся и улететь совсем.

Старскрима ждало жестокое разочарование. Мало того, что для полётов ему отвели огромный ангар с такой прочной крышей, которую без членовредительства не пробьёшь даже с большим ускорением, так еще и заставили большую часть времени проводить в компании уродливых и тупых диноботов. Других автоботов, по сути, он даже не видел.
За последние дни он ещё сильнее возненавидел этих железных тварей. С ними даже не поговорить нормально!.. До них доходит спустя полчаса даже просьба заправиться топливом, и все эти тридцать минут его яростно пинают в спину, как будто он действительно способен сейчас взлететь! Кретины!..
Тем не менее, они были сильными и, как ни прискорбно, в этом ангаре главными. И не то, чтобы прониклись к пленнику благодарностью за долгие десятки часов, которые он возился с этой огромной железной недоптицей. Стоило Гримлоку отвернуться, как Слэг норовил Старскрима или пнуть, или больно дёрнуть за крыло… Огрызаться в ответ было опасно - а ну как растопчут и не заметят?.. И даже Оптимус спохватится не сразу, что от пленника ничего не слышно. Да и что должно быть слышно от пленника, который теоретически занимается своим делом и живёт где-то на другом конце базы?.. Даже энергон он получал не автоботский, а тот, что вырабатывал Снарл - ходячая энергостанция, динозавр, броня которого усыпана солнечными батареями.
Старскриму никогда не приходилось никого тренировать, и он быстро выходил из себя, когда подопечный вместо того, чтобы развернуться у стены, благополучно впиливался в неё носом. Крылья бились обо что попало, постоянно гнулись и царапались; про себя Старскрим окончательно поверил, что Рэтчет и Уилджек психопаты и садисты, раз собрали такое техническое убожество. Уж могли бы позаботиться хотя бы о самом главном для летающего трансформера!..
По крайней мере, Свуп хотя бы после очередного раза говорил Старскриму "спасибо". Старскрим хмыкал, горестно поднимал оптику вверх, мечтая убраться отсюда вон, но если бы его просто пинали в отведённый ему угол, было бы куда обиднее.
Ко всему прочему, эти проклятые тупицы никак не понимали, что Старскрим - не тренировочный аппарат, а благородный десептикон, и хочет потреблять энергон, как все приличные трансформеры, а не - при воспоминаниях истребителя всегда передёргивало - прямым получением топлива. Если бы кто узнал - засмеяли бы… Но даже вроде бы самый умный из всех диноботов - Гримлок - совершенно не понимал, чем Старскрима не устраивает присоединение к топливохранилищу Снарла. Что такое "отвращение" он, видимо, не знал.
- Тупоголовая скотина, - шипел всякий раз Старскрим. Он пробовал даже наотрез отказываться, но в таком случае либо Свуп, в силу особенностей своего мышления не понимающий связи между "заправиться" и "действовать", вынуждал его летать с ним на последнем издыхании, либо доставалось от Слэга, причём больно.
Самой страстной мечтой Старскрима было добраться до Оптимуса Прайма и нажаловаться ему на жизнь. В особые моменты ему даже казалось, что лучше бы он согласился лежать отключенным - вдруг повезёт, и однажды его вновь активируют, авось Мегатрон будет к тому времени мёртв, и можно будет захватить власть над десептиконами, а потом над всей вселенной?..
Впрочем, единственная его встреча с Праймом произошла совсем не так, как хотел Старскрим. Лидер автоботов оказался в диноботском ангаре случайно, а Старскрим как раз отбивался от назойливого Свупа. Тот требовал научить его вращаться в полёте, а сикер ломал голову, как объяснить этой железной курице, что у него неподходящая для таких пируэтов трансформа, и вообще, с его грацией лучше бегать по земле.
- А, Старскрим! - громко поприветствовал его Прайм. Старскрим быстро обернулся и сам не заметил, как сделал навстречу Оптимусу несколько шагов. Он успел истосковаться по обычному общению, когда не надо следить ни за предельной простотой предложений, ни за внятностью, и когда возможен просто вопрос "как дела?", а не "глупый маленький десептикон, ты будешь делать, что тебе говорят, или мне оторвать твои крылья?".
- Я… Оптимус…
Старскрим быстро сообразил, что он в слишком большой компании, чтобы броситься Оптимусу на шею и разрыдаться в меру трансформерских возможностей. К тому же, один взгляд на излучающего благородное спокойствие Прайма пробуждал шевеление Искры. Истребитель невольно схватился за кабинку, словно опасаясь, что кто-то заметит. Хотя кому какое дело?.. Диноботы могут даже Бамблби не заметить и раздавить, не то, что чужие проявления чувств. А Прайм будет всё равно держать дистанцию, Старскрим чувствовал это. Снова захотелось ныть - в последнее время это был единственный способ выплескивать отчаяние и бессильный гнев. Здесь он не мог даже побить кулаками стенку!..
- С тобой всё в порядке, Старскрим?
"Интересуется", - со слабым энтузиазмом подумал Старскрим и собрался было попроситься отсюда куда угодно, хоть подставкой быть для использованных энергонных кубов!.. Но в этот момент его за крыло схватила чья-то лапища. Со стороны это выглядело вполне дружеским жестом, но так, как сжали чувствительный металл - Старскриму выть захотелось. Он выдавил с большим трудом:
- Нормально.
- Хорошо, - ответил Прайм, - передай через Гримлока, если тебе будет что-то надо.
"Мне и так надо, - простонал про себя Старскрим, проклиная Слэга, сжимавшего крыло. - Мне надо свободу, небо, нормальный энергон и уважение!!!"
А Прайм так и ушёл, вероятно, даже не подозревая, как на самом деле томится десептикон, а ночью, когда темно, и эти тупые скотины отключаются, осторожно отстёгивает кабинку и позволяет себе ненадолго забыться, поглаживая чувствительные детали и провода. Это было последнее развлечение, которое у него осталось, и меньше всего он хотел, чтобы кто-то из диноботов его засёк.

Бух-бух-бух и бешеная тряска пола под ногами оповестили о приходе Гримлока. Старскрим уже научился распознавать диноботов по походке. Самая лёгкая у Свупа, самая тяжёлая у Гримлока… Самая медленная - Снарл…
- Что ещё? Сейчас не время для тренировок, - попробовал отстоять свои права на личное свободное время Старскрим.
- Я, Гримлок, хочу поговорить с тобой.
"Даже не попытался понять, что я сказал", - с тоской подумал Старскрим.
- А я хочу полежать спокойно, чтобы ко мне не приставали!
- Я, Гримлок, не собираюсь к тебе приставать, - поразмыслив, ответил динобот. Старскрим демонстративно закрыл ладонью оптику. Не знаешь, о чем молиться - о том, чтобы все диноботы передохли, или чтобы поумнели. - Я хочу узнать у тебя про Оптимуса Прайма.
- Чего ещё? - с подозрением спросил Старскрим.
- Мне интересно. Когда ты его увидел, у тебя внутри что-то вспыхнуло. Я видел это в твоём животе, - Гримлок протянул лапищу к кабинке, но Старскрим, во-первых, ещё не растерял всей своей ловкости, во вторых, был слишком возмущён, что его кабину назвали животом, и увернулся на редкость быстро. И прижался к стене. - Я никогда такого не видел.
- С каких это пор ты стал таким внимательным?..
- Я, Гримлок, лучший из диноботов, - громила ткнул себя большим пальцем в грудь. - Я всё вижу и всё слышу!..
- Да ну? И что же ты слышишь?..
- Иногда, когда гаснет свет, ты, маленький десептикон, произносишь его имя. И имя Мегатрона.
Старскрим изумлённо уставился на Гримлока. Что?.. Разве диноботы не вырубаются, когда все на базе устраивают перерыв и временно отключаются? Расписание вроде бы общее для всех!..
- Ну мало ли что, - развёл руками Старскрим, думая, в какую сторону лучше увести опасный разговор.
- Я, Гримлок, думаю…
- Сомнительно, - прошептал истребитель, но в этот момент лидер диноботов шагнул к нему и "слегка" ткнул пальцем в грудь, так, что едва не вышиб Искру.
- …что ты строишь какой-то заговор!..
- Заговор?! - лицевая пластина Старскрима перекосилась. - Как я могу строить заговор, если я тут заперт, и у меня нет даже нормального энергона!.. Я сбился здесь сутки считать, тупица!..
- Не смей называть меня тупицей! - на ругательства Гримлок почему-то всегда отзывался быстрее, чем на попытки спокойно донести до него информацию. - Мы, диноботы, примитивные, но не тупые! Ты ведёшь себя подозрительно! Я, Гримлок, думаю, что ты хочешь уничтожить автоботов!
"Конечно, хочу, уродец, - мелькнуло в голове истребителя. - И Мегатрона тоже неплохо было бы в эту компанию!"
- Если это так, я, Гримлок, оторву тебе голову, - заявил Гримлок, и не было оснований думать, что это у него такие шуточки. С шуточками у динобота дело обстояло не лучше, чем с соображалкой.
- Да нет же, - пискнул Старскрим. - Я не строю никаких заговоров, - он подумал и добавил, - великий Гримлок.
На Мегатроне подобострастие всегда срабатывало. Хотя он, по крайней мере, был действительно незаурядной личностью, а распинаться перед этим убожеством конструктора как-то было неохота, но… Чего не сделаешь, чтобы тебе не оторвали голову!
- Тогда объясняй мне всё, как есть.
Старскрим судорожно пытался что-нибудь придумать. Когда чёрная тяжёлая ладонь опустилась ему на голову, и пальцы сжались, он запаниковал и понял, что воображение ему изменяет.
- Он мне нравится, - затараторил Старскрим. - Я на него искрю. Что может быть непонятного?!.. Всё просто…
Давление на шлем прекратилось. Ещё не хватало, чтобы он оказался помят после этого! Старскрим и так был не в лучшей форме, и терять остатки былого прекрасного корпуса тоже не хотелось.
Видимо, простым дело Гримлоку не показалось.
- Что такое "искрить"? - поинтересовался динобот. - Это может причинить автоботам зло?..
"Разве что только мне!.. Нет, ну что за кретин, - подумалось Старскриму. - Или это всё-таки автоботы такие идиоты?.. Кажется, этот даже примерного понятия не имеет, о чём я".
- Конечно, нет! - Старскрим развёл руками. - Я совершенно не желаю автоботам никакого зла. Мне даже нравится у вас, клянусь!
- Ну ладно, - Гримлок убрал руки. - Я, Гримлок, верю тебе, - и он ушёл, явно в раздумьях. И эти раздумья так напрягали его примитивный, но не тупой процессор, что Старскрим слышал скрип даже из своего угла.
Он был очень рад, что Гримлок не стал требовать объяснить термин, и надеялся, что диноботу не придёт в голову ни у кого спрашивать пояснений.

Когда кто-нибудь из его детищ заглядывал в медотсек, Рэтчет старался поскорее спрятать всё, что плохо прибито к столу, желательно в непробиваемый сейф. А ну как кто-то из этих малышей ненароком снесёт полстены? К тому же, у них была отвратительная манера ходить большой компанией и всё делать вместе. И даже вместе тупить.
- А, Гримлок! Что-нибудь случилось? - максимально вежливо поинтересовался он. Ну хоть на этот раз один, а не с приятелями.
Гримлок сделал большой шаг вперёд, что-то под ним хрустнуло - как выяснилось, на полу лежал набор инструментов. Когда-то это были хорошие инструменты, но сейчас - уже механические блинчики.
"Твою мать", - хотел было по-земному выругаться Рэтчет, но мгновенно просёк простейшую логику, по которой матерью Гримлоку приходится едва ли не он, и промолчал.
- Я, Гримлок, хочу спросить у тебя, что такое "искрить", - прогромыхал динобот на всё помещение, да и в двух соседних его наверняка было слышно. Рэтчет резко развернулся к нему, думая, что ослышался.
- Чего-чего?
- Я, Гримлок, - послушно начал гудеть лидер диноботов снова, и Рэтчет замахал руками.
- Ясно, ясно, не надо повторять!
Ещё не хватало, чтобы на этот рёв сюда сбежалась половина автоботов. У них частенько бывают неадекватные реакции, особенно у молодёжи.
- Э… Кто тебя таким словам-то научил? - уточнил медик осторожно.
- Маленький десептикон, - подумав, ответил Гримлок.
Рэтчет постучал пальцем по шлему. Нашёл, чему детей учить, Старскрим!.. Впрочем, хорошо, что объяснение спросили именно у него. Что способен рассказать необразованным молодым, хоть и вон каким огромным, трансформерам десептикон, медик и представлять себе не хотел. Нда, как-то Рэтчет и не думал, что сексуальным просвещением роботов-динозавров придётся заниматься именно ему и так скоро.
- Маленькому десептикону этому надо бы крылья оторвать, - проворчал Рэтчет.
- Это можно сделать легко, - с готовностью отозвался Гримлок.
- Э… нет-нет, это я пошутил! - как легко забыть, что рядом с тобой существо, принимающее всё за чистую монету. Наврать, что ли, ему что-нибудь?.. Или потом хлопот не оберёшься, попробуй докажи такой громадине, что ты думал, что ему не по уму такие тонкости. - Слушай, я постараюсь тебе объяснить. В общем, так бывает, что тебе кто-то нравится, - Рэтчет прошёлся по кабинету, выглянул за дверь, с облегчением заметил, что на горизонте никого не наблюдается, и продолжил. - М-м… Возможно, даже очень нравится. Кто-то один.
- Мне, Гримлоку, нравятся все автоботы, - подумав, сделал честное признание Гримлок.
- Нет, не в этом смысле!.. В другом. К кому-нибудь конкретному ты чувствуешь что-то более сильное, - Рэтчет засомневался насчёт таких сложных эмоций у диноботов, но раз уж взялся объяснять, придётся выкручиваться и бороться с тупой прямолинейной логикой. - И очень хочешь быть к нему ближе.
- Я, Гримлок, не понимаю, что значит "ближе", - отрезал динобот. - Мы с тобой близко.
Рэтчет на секунду представил совсем иную картину и затряс головой. Кто сказал, что у медиков должны быть действительно стальные нервы?.. Так и на стенку полезть недолго!
- У тебя в теле есть Искра, вот здесь, - Рэтчет ткнул себе в грудь. Потом одумался и ткнул в грудной отсек диноботу, чтобы тот уж точно ничего не перепутал. - Иногда её тянет к другой Искре. Ты испытываешь желание их объединить, - тут медика настигло косноязычие, потому что он никак не мог заставить себя адекватно объяснить процесс слияния. И не столько из скромности, сколько из неуверенности, что Гримлоку действительно надо это знать. - В общем, обычно, все до этого сами доходят, - выпалил он.
- Я, Гримлок, так и не понял, что такое "искрить", - повторил динобот.
- Это когда одна Искра стремится найти другую и слиться с ней, - пробубнил Рэтчет. - Что может быть непонятного?
- Зачем это надо?
- О, Праймус! - простонал медик, поднимая глаза к потолку. - Это надо, если тебе хочется! А если не хочется, не надо!
Гримлок молчал и шумно дышал. Рэтчет на всякий случай отодвинулся в сторону.
- Я тебя понял, - успокоил его Гримлок и похлопал медика по плечу. Дружески. Тот почувствовал, как под ним прогибается пол. - Спасибо, Рэтчет.
- Д-да пожалуйста, - автобот с облегчением посмотрел вслед огромному диноботу.
"Надеюсь, ему не придёт в голову проверять на практике? - запоздало подумал он. - Надо было ему сказать!"
Гримлок шагал обратно и думал, что Рэтчет очень непонятно объясняет и слишком сильно чего-то боится, и нужно спросить кого-нибудь ещё. Наверное, Оптимуса Прайма спрашивать неудобно. В логических цепях динобота легко сходилось, что если Старскрим сказал, что "искрит" на Оптимуса, а Рэтчет сказал, что "искрить" - это нечто очень личное, то говорить на эту тему с Праймом будет неправильно. Довольный собой и своей догадливостью, Гримлок пошёл искать следующую жертву для расспросов.

Дверь со скрипом поехала в стену, и Старскрим включил оптику, разворачиваясь в сторону внезапного звука. Последние несколько дней его никто не беспокоил, что было просто прекрасно. С одной стороны. С другой - энергия истребителя была на исходе, он был не уверен даже, что сможет самостоятельно подняться.
В ангар вошел Слэг. Старскрим испытал что-то похожее на панику, вспомнив, как эта рогатая злобная скотина недавно чуть не спалила ему крыло - просто так, от скуки. Если бы Гримлок не остановил своего подчиненного, тот все же достал бы истребителя огненными струями. А какова мощность этих струй, десептикон помнил еще из прошлой, свободной жизни - однажды Слэг расплавил на его руке винтовку, перепугав Старскрима до неимоверной степени. Рогатый динобот больше прочих ненавидел Старскрима и при любом удобном случае начинал убеждать Гримлока, что десептикона давно пора уничтожить.
Заблокировав дверь изнутри, Слэг подошел к истребителю и злобно сверкнул на него оптикой.
- Я, Слэг, собираюсь тебя заправить.
Старскрим, обреченно вздохнув, снял защитную крышку и начал выкручивать топливный шланг. И тут в процессоре Старскрима появилась мысль, что у Слэга способности вырабатывать энергию нет, и заправлять энергоном он никого не может.
- Ты же не можешь этого сделать, тупой звероящер! Вы опять все перепу…
Динобот наклонился и резко дернул Старскрима за ноги, отчего тот рухнул на спину и проехал с отвратительным скрежетом по полу. На пару секунд истребитель потерял ориентацию в пространстве; настроив оптику снова, он увидел в непосредственной близости усмехающееся лицо Слэга. Сенсорная система передала, что корпус придавлен к полу тяжелым телом, а чужой заправочный шланг медленно ввинчивается в топливное отверстие. Процессор Старскрима не мог так быстро обработать эту информацию, и только поэтому истребитель никак не прокомментировал происходящее. Наконец он принял решение и начал активно вырываться, одновременно пытаясь выдернуть свои ноги из-под многотонного динобота и выбить тому оптику. Слэг решил проблему очень просто - прижав руки истребителя к полу. Старскрим с ужасом обнаружил, что язык динобота проник в его рот, и сдавленно замычал. Тем временем топливо действительно поступало в баки истребителя, и это было просто прекрасно - было бы, если б не странные действия Слэга…
- Слэгу нравится твой вкус, - довольно заявил динобот и облизнулся.
- Отпусти меня сейчас же, ржавая рогатая дрянь! Не смей ко мне прикасаться! - в панике заорал Старскрим на пределе громкости, безуспешно вырываясь.
Динобот жизнерадостно заржал.
- Слэгу смешно! - сообщил он, отсмеявшись.
Старскрима крайне раздражала манера диноботов выражать свои мысли. Но сейчас это было не столь важно, потому что Слэг снова потянулся к его губам. Старскрим резко отвернулся:
- Нет! Немедленно слезь с меня! Меня тошнит!
Старскрим действительно был готов избавиться от заливающегося внутрь энергона при одной только мысли о том, что именно с ним делает Слэг.
Пожалуй, истребитель сказал бы что-нибудь еще, более оскорбительное, но внезапная боль в стиснутых кистях заставила его истошно кричать. Динобот, садистки усмехаясь, сдавливал его манипуляторы так, что их сложная начинка непрерывно сигнализировала о поломках. Старскрима трясло от боли и унижения. Почему, почему он, такой умный и красивый, вынужден раз за разом подчиняться грубой силе этих отвратительных созданий?
- Я, Слэг, могу превратить твои внутренности в кашу, если захочу! - гордо заявил динобот.
Старскрим не мог придумать ничего умнее, чем попытаться привлечь внимание Гримлока. Или Прайма. Или кого угодно, лишь бы это прекратилось. Истребитель нужен диноботам целым и здоровым, и, кроме того, автоботы запрограммированы против насилия и садизма. Поэтому Старскрим снова закричал.
Но вскоре Слэгу надоели его вопли, и он прекратил сдавливать манипуляторы истребителя. Вместо этого динобот слегка изменил положение своего тела, впихивая топливный шланг глубже и входя наконечником в узкое горло бака.
- Ржавая скотина, ты меня разорвешь!
Старскрим дергался, бился шлемом о пол и безуспешно пытался отодвинуться от Слэга хотя бы на миллиметр. Металлический наконечник царапал бак изнутри, вызывая боль.
- Ненавижу! Ненавижу! Слезь с меня сейчас же!
Разозленный динобот прервал эти крики очередным грубым поцелуем. Старскрим, не оказывавшийся в такой ситуации уже давно, ощутил, что его системы начинают перегреваться, то ли от безысходности и унижения, то ли от неумелых, но пробуждающих его инстинкты эротических действий Слэга - истребителя это не волновало. В его процессоре существовала лишь одна мысль: это надо прекратить. Старскрим понимал, что не в силах помешать диноботу, но продолжал вырываться и мычать.

Внезапно раздался страшный грохот, и на целующуюся парочку сверху упало что-то очень тяжелое. Слэг от неожиданности больно укусил Старскрима и одновременно послал два электроразряда со своих рогов ему в голову. Десептикон непроизвольно выгнулся, скрежеща шлемом по полу, и ушел в оффлайн. Из прокушенной губы потек вкусный энергон, Слэг довольно заурчал и начал торопливо слизывать его с лица и шеи истребителя. Но долго наслаждаться этим ему не дали - Гримлок сдернул придавившую их дверь и отшвырнул ее к стене. Слэг поднял голову и увидел в ангаре четырех диноботов:
- Это была дверь? Я, Слэг, подумал, что это десептикон!
Подумав еще немножко, Слэг возмущенно зарычал на своего командира:
- Почему ты бросил в меня дверью, Гримлок?
- Мы услышали вопли и попробовали открыть дверь, но она нас не пропустила. Тогда я вырезал ее своим лазерным мечом, - командир диноботов продемонстрировал сверкающий поток энергии, переливающийся оттенками золотого и красного. - Что здесь происходит?
- Я, Слэг, делаю то, о чем ты мне рассказывал, - гордо заявил рогатый динобот.
Гримлок задумался, покачивая мечом и наблюдая за постоянными движениями частиц внутри него. Как раз в это время Старскрим очнулся и решил в целях собственной безопасности не подавать признаков жизни.
- А! Я, Гримлок, понял! Он кричал от счастья! - с этими словами Гримлок ткнул мечом в Старскрима, чтобы остальные тоже поняли, о ком идет речь.
Истребитель взбесился окончательно и больше не мог притворяться отключенным.
- Чтоб вас ржавчина съела, тупые уроды! Причем здесь счастье?! Я вас ненавижу! Ненавижу! - завизжал он на пределе громкости и яростно рванулся вперед, рискуя напороться на лазер.
Гримлок не зря был самым умным диноботом и командиром маленькой, но крайне опасной армии. Он моментально отключил свой меч, убрал еще теплую рукоятку на место, и принял рациональное решение не поддаваться ярости. Гримлок не уничтожил наглую десептиконскую козявку и даже не приказал сделать этого Слэгу. Пленный истребитель был ценным ресурсом. Тренировочным ресурсом. Если Свуп тренировался с его участием летать, почему бы диноботам не потренироваться в слиянии?
- Я заставлю тебя кричать от счастья, самолетик, - процедил Гримлок, и его оптика загорелась темно-синим огнем.
Старскрим отозвался нецензурными ругательствами, извиваясь под рогатым диноботом. Тем временем Гримлок опустился на колени позади его головы.
- Дай мне его руки, Слэг.
Через несколько секунд Старскрим ощутил, что он больше не может пошевелиться. Вообще. На его руках удобно устроился тяжеленный командир диноботов, огромная ладонь которого удерживала неподвижно его шею и подбородок. Истребитель услышал торопливые шаги - это Сладж и Снарл подбирались ближе, собираясь то ли присоединиться, то ли просто смотреть. Свуп с характерным треском трансформировался и взмыл к потолку - Старскрим увидел его огромные крылья, распахнутый клюв и жадно горящую оптику прямо над собой. Слэг перестал прижимать его к полу всем телом и сел, процарапав топливный бак насквозь наконечником своего шланга. Внутренние системы Старскрима пронзили болезненные судороги. Руки динобота осторожно погладили нижние края крыльев. Старскрим дернулся, вызвав довольную усмешку и немедленное продолжение. Грубые, но все равно приятные прикосновения к поверхности крыльев и корпуса заставляли истребителя извиваться. Это было довольно возбуждающе; если бы это был не примитивный звероящер, а Мегатрон или Оптимус Прайм, Старскрим был бы счастлив - но в данной ситуации безмолвно подчиниться было слишком унизительно.
- Убери руки с моих крыльев!
Как ни странно, динобот послушался; впрочем, Старскрим немедленно почувствовал болезненно приятные ощущения в проводах, проходивших рядом с обнаженным топливным отверстием.
- Нет! Не надо меня трогать! Перестань!
- Гримлок, а где в нем Искра? - неожиданно спросил Слэг.
Истребитель испуганно дернулся, пробороздив несколько собственных микросхем чужим топливным шлангом, и тихо пискнул.
- В груди, я думаю, - раздался низкий голос Гримлока.
Слэг медленно провел пальцем по желтой кабинке, отчего Старскрим издал сдавленный звук. Когда динобот обхватил кабинку ладонью и начал дергать ее в разные стороны, истребитель затрясся:
- Нет! Не трогай меня!
- Заткнись, - буркнул Слэг, пытаясь отыскать, где эта дурацкая сфера открывается. Наконец ему вроде бы удалось подцепить ее… Динобот потянул этот маленький выступ к себе, но кабинка не открывалась. Дрожь истребителя мешала нормально ухватиться. Слэг взялся за найденный выступ обеими руками, сминая пальцами броню, и резко рванул на себя. Вопль Старскрима заставил наблюдавших диноботов поморщиться, а Свуп даже потерял равновесие и был вынужден сделать круг под потолком, едва не задев своим хрупким крылом стену. Обалдевший Слэг рассматривал кусок грудной брони десептикона, с которого свисали искрящиеся провода и стекал розовый энергон. Гримлок быстрее всех сообразил, что истребитель сильно поврежден. Его грудь была залита энергоном, беззащитная Искра ежилась и мерцала, и вдобавок в оборванных проводах что-то закоротило, судя по запаху паленой резины. Энергон, поступающий к оторванной кабине, уже стекал на пол, но Старскрим был в таком шоке, что не мог перекрыть поступление топлива. Командир диноботов резко воткнул металлическую пластину, украшавшую его запястье, в шов, соединяющий голову и шею десептикона. Таким образом Гримлок мог установить прямое соединение и взять под контроль центральный процессор истребителя, не тратя времени на поиск и состыковку штекеров и разъемов их принципиально разных конструкций. Старскрим дернулся всем телом, ощущая, как плотно подогнанные механизмы с треском и скрипом расходятся, пропуская инородный предмет.
"Это мои когти. В трансформе", - сообщил ему Гримлок как бы изнутри. Он уже успел подключиться к системам истребителя, отключить подачу энергона в кабинку и даже убавить звук динамика до тихого шепота. Теперь динобот выяснял, где же именно произошло короткое замыкание. Действовал он скорее инстинктивно, чем опытно, но инстинкты его не подводили.
Страскрим не успел еще толком осознать, что в его высокоточных мозгах самым наглым образом ковыряются, когда Слэг гордо заявил:
- Я, Слэг, не думал, что я такой сильный! Вот ты, Сладж, не смог бы оторвать от десептикона такой большой кусок!
- Я, Сладж, могу оторвать кусок еще больше! - возмутился тот, вскочил и направился к истребителю с явным намерением нанести травмы, несовместимые с функционированием.
Старскрим попытался вжаться в пол и сделаться незаметным, но у него ничего не вышло - Сладж наступил ему на крыло. Истребитель услышал хруст собственного металла и тихо взвыл.
- Сладж, сойди с него. Немедленно!
Все четыре динобота с удивлением посмотрели на своего командира.
- Я, Гримлок, думаю, десептикон нам еще пригодится, а разорвать его на кусочки можно и позже.
Старскрим поклялся себе, что убьет этих звероящеров. Если сам останется жив.
"Гримлок смеется над глупой козявкой", - услышал истребитель, и он был уверен, что это не было произнесено вслух.
- Не смей рыться в моем процессоре! - прошипел Старскрим.
- Гримлок здесь вождь! - зарычал динобот. - А тебе, Сладж, я приказал отойти!
Тяжелая нога динобота наконец-то перестала давить на измятое крыло.
- И как он будет летать? - поинтересовался Свуп, возбужденно фланировавший над ними и рассматривавший новые повреждения.
- Я, Сладж, не хотел! Я просто не заметил, что там его крыло!
- Тихо! - рявкнул Гримлок. - Сейчас нам не надо, чтобы он летал! Потом отнесем его к Рэтчету и починим!
Тем временем Слэг отложил в сторону отломанные запчасти истребителя и обратил внимание на впервые виденную им чужую Искру. "Мило", - подумал Слэг и ткнул в нее пальцем, отчего Старскрим испытал леденящий ужас. Еще никогда его существование не подходило так близко к концу.
- Не надо… пожалуйста! Это не так делается! - торопливо проскрежетал истребитель.
Рогатый динобот вопросительно глянул на своего командира.
- Я, Гримлок, согласен. Надо открыть грудную броню и соединиться двумя Искрами.
Слэг кивнул и начал расчехляться.
"Ты слишком боишься нас, самолетик", - прогудел Гримлок по внутренней связи и пустил серию слабых электрических зарядов по внутренним цепям Старскрима. Десептикон заскулил и начал биться в судорогах, тревожа топливный шланг внутри себя. Энергон тонкими ручейками стекал по его корпусу, заливая пол. По рогам Слэга пробежали белые всполохи. Его Искра ярко и ровно мерцала, протягивая крохотные язычки к Искре истребителя.
Старскрим наконец начал получать удовольствие от происходящего, но в перерывах между судорогами его процессор выдавал панические сообщения о недопустимости данной ситуации. Его, командующего ВВС могучей десептиконской армии, собирается принудить к слиянию омерзительный динобот, в то время как прочие твари жадно наблюдают и ждут своей очереди! Нет! Старскрим отключил оптику, чтобы не возбуждаться при виде чужой пульсирующей Искры, и попытался сосредоточиться на плане спасения. Ехидный смех Гримлока в перегретом процессоре нарушил призрачное уединение истребителя, и в это время Слэг рухнул на него сверху, соединив Искры и отправив в измученное тело мощный разряд. Старскрим захрипел, и мир взорвался в ослепительной вспышке двойной перезагрузки. В момент слияния рога динобота выпустили беспорядочные молнии максимально высокого напряжения, зацепившие не только Гримлока, но и Свупа, опустившегося слишком близко. Оба динобота, не готовые к такой атаке, с грохотом рухнули в эпицентр процесса, составив беспорядочную кучу отключенных механизмов. Через несколько секунд расслабленной вечности, где-то в самом низу этой свалки тяжелых наэлектризованных тел очнулся и забарахтался Старскрим.
- Свуп, взлетай, - проскрипел Гримлок, - а то мы ненароком раздавим нашу игрушку.
Свуп очумело щелкнул клювом и попытался взмахнуть крыльями.
- Я, Свуп, тоже хочу слияние!
- Ты даже взлететь не можешь, - отозвался Сладж.
Гримлок аккуратно спихнул обессиленного птеродактиля на пол со своих могучих плеч, вернулся в прежнее положение и потряс Слэга.
- Слэгу хорошо… Гримлок, теперь ты попробуй! - рогатый динобот поднялся на колени, дрожащими руками закрывая створки своей грудной брони.
- Я, Гримлок, уже попробовал немножко, а наши братья Сладж и Снарл - еще нет. Сладж, иди сюда!
- Нет! Нет! - задергался Старскрим. Он наконец нашел причину, которая могла бы остановить это надругательство. - Оптимус Прайм запретил мне вредить!
- Я, Слэг, тебе еще не вредил, - усмехнулся динобот и резким движением выдернул свой топливный шланг из чужих внутренностей, по пути разорвав какие-то провода. Из отверстия потек энергон, ощутимо насыщенный электричеством и даже слегка искрящийся. Сладж уже нетерпеливо открывал броню, готовясь занять место Слэга.
- Мы не подчиняемся автоботам, самолетик. Мы никому не подчиняемся, запомни это, - прорычал Гримлок, нажав коленом на уже поврежденную руку истребителя.
- Ааа… отпусти! - выгнулся Старскрим и попытался вслепую пнуть кого-нибудь.
Сладж навалился на него, жадно ощупывая искалеченные контакты и обрывки проводов рядом с Искрой. Истребителю было страшно, противно и больно. Его Искру, центр жизненной энергии, в любой момент могли снова ткнуть пальцем, лизнуть… Диноботы и не представляли себе, сколько есть способов довести трансформера до панических судорог. Даже Мегатрон не обладал такой изощренной и жестокой фантазией…
Дальнейшее слилось для истребителя в непрерывную череду волн наслаждения вперемешку с отчаянным внутренним сопротивлением, тихими жалобными стонами и недостойными всхлипываниями. Но самым отвратительным было то, что Гримлок удерживал его на грани перезагрузки, не давая окончательно раствориться в безумном удовольствии. Да еще и Слэг сидел рядом, царапая и поглаживая его броню. Когда Снарла сменил птеродактиль, рухнувший на десептикона в трансформе и начавший сдуру тыкаться клювом в искрящиеся кабели, Искра Старскрима сама потянулась вверх, полыхая светло-голубым. Сдирая краску и царапая броню, истребитель дернулся к Свупу.
- Трансформируйся, Свуп, - спокойно произнес Гримлок.
Старскрим жалобно заскулил, наблюдая за трансформацией и медленным раскрытием грудных створок.
- Пожалуйста… скорее… - прохныкал он, презирая себя и одновременно желая слияния всем существом.
- Гримлок, посмотри, как наша маленькая игрушка хочет Свупа! Я, Слэг, думаю, они не летали, а как раз уже делали это, м?
Птеродактиль замер, обдумывая сказанное.
- Я, Свуп, не понял, к чему ты это сказал!
- Раз ты уже делал с ним слияние, ты уступишь свое место мне! - радостно заявил Слэг и дернул Старскрима за маленький шланг, подававший энергон в кабину.
- Я ничего не делал! - возмущенно заорал Свуп и пнул рогатого динобота так, что тот отлетел к стене вместе с вырванным шлангом. Слэг угрожающе зарычал и поднял свою лазерную винтовку.
- Я, Гримлок, приказываю немедленно прекратить хаос! - рявкнул командир. Слэг покосился на него, поразмыслил и убрался в дальний угол, злобно сверкая оптикой. Птеродактиль вернулся к прерванному занятию, и Старскрим снова утратил способность здраво соображать. В процессоре вертелось и пульсировало лишь одно слово - перезагрузка. Истребитель сам не заметил, как произнес его вслух. Также он не замечал, что его уже не держат, а он сам, окончательно растаптывая свою честь десептикона, цепляется за Гримлока, пытаясь приблизиться к его Искре.
- Хорошо, - усмехнулся командир диноботов, и в процессоре Старскрима как будто взорвалась атомная бомба. Истребитель забился в конвульсиях и провалился в оффлайн.

В онлайн Старскрим вернулся, по-прежнему лёжа на полу. Только теперь истребитель ощущал себя полной развалиной. Слэг, эта рогатая скотина, сидел рядом с ним, глумливо улыбаясь, и перебирал обрывки проводов. Старскрим попытался отползти, но сил не хватало даже на такое простое действие.
- Куда? - заржал Слэг.
- Слэг, бери нашу игрушку. Мы летим в медотсек, - раздался довольный и бодрый голос Гримлока.
- Я, Слэг, с удовольствием это сделаю, - заявил динобот, с легкостью поднимая искалеченное тело истребителя.
- Нет, только не на плечо! - в ужасе проскрежетал Старскрим. Они из него так всё вытрясут, включая Искру.
- Тебе ничего нельзя поручить, Слэг! У него же Искра открыта! Дай сюда, - Гримлок осторожно взял сикера на руки, - и подбери его запчасти.
Диноботы вышли в коридор. Не слишком быстро, но у прославленного покорителя небес закружилась голова от скорости. Старскрим обвис в стальных объятиях динобота, поражаясь тому, что еще как-то функционирует.

- Праймус! - воскликнул Рэтчет, когда перед ним на медицинский стол внезапно опустили Старскрима. Вернее, не опустили, а хорошенько шарахнули им по платформе. Десептикон тихо охнул, от сотрясения оптика тут же выключилась - а скорее, он сам наконец-то выключился. - Проклятье! - Рэтчет развернулся к столпившимся диноботам. - Это что ещё такое?! Как вы мне это объясните?! - голос он всё повышал и повышал, а диноботы только переглядывались.
- Я, Гримлок, проверял на нём слияние, - прогудел динобот, как всегда, на всю базу. Рэтчет, мимоходом удостоверившись, что Старскрим действительно в оффлайне, встал на цыпочки и потряс перед лицом Гримлока кулаком:
- Какого Мегатрона, дубина! Ты! Проверял! Да вы его демонтировали!..
Гримлок почувствовал, что Рэтчет очень-очень зол, но никак не мог понять, на что. Он сам рассказал ему про слияние - ну ещё полбазы шёпотом в самые аудиодатчики добавили всяких подробностей, от которых у Гримлока едва цепи не закоротило, потому что он сам такого никогда не смог бы придумать - но орать так зачем?
Рэтчет развернулся к платформе и тут же обнаружил, что упустил момент, когда к ней подкрался Слэг. Сейчас динобот запустил манипулятор в расколотый корпус и перебирал там провода. Вид у него был довольный, как у победителя на арене.
- Убери лапы! - возмутился Рэтчет. - Что ты ухмыляешься! - он так махнул инструментом, что Слэгу пришлось уклониться и высвободить руку. Недовольно ворча, он отступил на несколько шагов.
В развороченном теле истребителя едва мерцала истасканная Искра. От каши внутри его корпуса становилось дурно даже видавшему виды Рэтчету. Он совершенно не хотел представлять, что конкретно делали со Старскримом, зато представил, как будет объяснять это Оптимусу. Безусловно, эти повреждения причинили Гримлок с компанией, но имел неосторожность пояснять интимные подробности именно Рэтчет. Надо было думать центральным процессором, а не выхлопной трубой!
- Металлолом, - присвистнул Рэтчет. - Так! - он обернулся и скорчил самую злую физиономию, на какую была способна его лицевая пластина. - Если я узнаю, что вы ещё на ком-то что-то проверяли, я вас самих отключу! Садюги! Вон пошли! - взъярился он, тыкая отвёрткой в сторону двери. - Кретины!..
Не привыкшие к тому, чтобы на них так срывались товарищи автоботы, диноботы даже не стали спорить с тем, кретины они или нет, попятились, застряли в дверях и ещё долго галдели за спиной Рэтчета. Рэтчет отвернулся, чтобы в ту сторону вовсе не смотреть. У него тряслись руки от гнева.
Только он решил, с чего начать, и потянулся рукой к чужим проводам, как Старскрим пришёл в себя. Видимо, даже аварийное отключение у него работало нестабильно. В локоть Рэтчета впились пальцы истребителя.
- Я к ним… обратно… не пойду, - прохрипел Старскрим.
Тут Рэтчет в красках представил, что устроит ему Оптимус, если узнает, какую кашу заварил незадачливый медик со своей пропагандой тонких знаний в раннем возрасте.
- Слушай, мне тебя очень жалко, но детали тоже жалко. Давай я тебя отключу? - предложил Рэтчет. - И ты не вернёшься к диноботам.
- Сволочь, - выплюнул подыхающий динамик Старскрима. - Ублюдочный автобот!
- Тихо, - Рэтчет что-то повернул, что-то переключил, и Старскрим перестал чувствовать свой корпус, а заодно и динамик. - Я тебя починю, проведу разъяснительную беседу с Гримлоком. Они тебя больше пальцем не тронут. Или отправляйся на свалку, ты никому здесь не нужен, ясно?.. - Рэтчет сверкнул оптикой. - От тебя одни проблемы!..
Старскрим не хотел никаких разъяснительных бесед. Он чувствовал, что будет плеваться энергоном всякий раз, как ещё увидит этих тупых тварей. Но видимо Рэтчет вознамерился скрыть проступок диноботов от своего лидера, и поэтому ему было слить топливо на тяжёлую душевную травму десептикона.
- Ну, отключать? - уточнил автобот грозно. Он чувствовал усталость, да ещё и новая ответственность тяжелым грузом лежала на плечах - угораздило же его. Поди эти кретины тащили Старскрима сюда у всех на глазах. Теперь что всем рассказывать? Что Старскрим хотел пробить потолок и немножко пострадал?..
Старскрим попытался помотать головой, видимо, у него не получилось, но Рэтчет по оптике пленника понял, что истребителю даже в таком состоянии идея отправиться на свалку не нравится.
И принялся за свою работу.

Чтобы вернуть Старскрима в ангар диноботов, нужно было долго отпаивать его энергоном и уговаривать. Уговаривать не шуметь, не распространяться - самому же стыдно, что другим рассказывать - и вообще, вести себя как ни в чём не бывало. И ни в коем случае не соваться с этими делами к Прайму!
Рэтчет поклялся, что приставать к нему больше не будут - воспитательные беседы с диноботами хороших результатов не давали, но Рэтчет решил, что Старскриму этого знать не обязательно.
По крайней мере, Гримлок пообещал, что больше Рэтчету не придётся "собирать маленького десептикона из маленьких кусочков" и "так сильно ругаться на диноботов". Такое ощущение, словно Рэтчет только из-за этой лишней работы изводился… Особенно долго Рэтчет грозил отключением Слэгу, но тот спрятался за спину своего более умного шефа и что-то бурчал. Явно был обижен, мечтал всадить кому-нибудь рога в корпус и пару раз вдарить электричеством, но Рэтчета трогать не смел, а своих бить вроде как Гримлок запрещает.
Старскрим спрятался в свой угол, прикрывая руками кабинку исключительно по старой и недоброй памяти, и, как только Рэтчет ещё раз громко сказал Гримлоку, чтобы "пленника не обижали, чтоб вас ржавчина сожрала" и ушел, почувствовал себя невероятно одиноким. Если бы они его просто сильно побили, так ведь слияние… Искра внутри задрожала.
Пять голов одновременно повернулись в его сторону. Старскрим попытался вжаться поглубже в стену.
- Наша игрушка вернулась, - громко заявил Слэг.
- Я тебе не игрушка, болван! - тут Старскрим вспомнил, что Рэтчет запретил ему провоцировать диноботов. Большую часть своей жизни Старскрим занимался различными провокациями, особенно ту, что был знаком с Мегатроном и служил под его началом. Он так и знал, что привычка всё равно возьмёт своё! - То есть, прости, - пролепетал он. - Я, Старскрим, не хотел обижать Слэга.
"Проклятье, я же отупею так, - вздохнул Старскрим. - Если проживу ещё пару дней…"
- Можно мне его ударить, Гримлок? - Слэг занёс кулак над головой истребителя.
- Нет. Рэтчет запретил, - отрезал лидер.
- Нам больше нельзя слияние? - уточнил Снарл.
- Тупица, - тихо-тихо прошептал Старскрим. - Только попробуйте, я… Я вам сексботом не нанимался! - завопил он, после предложения Снарла поймав на себе сразу несколько заинтересованных взглядов. - Мне сказали, я должен тренировать этого летучего засранца! - он вскочил на ноги. Как он жалел, что оружия при нём нет! Эти наглые тупые морды получили бы по заслугам!..
- Он опять обзывается, - обиделся Свуп.
- Сейчас я тебя раздавлю! - развеселился Слэг, пытаясь схватить истребителя за голову. Старскрим оказался более ловким, благо только что отремонтированным, увернулся, трансформировался и… с размаху влетел в потолок ангара, оставив там заметную вмятину. Дымящийся истребитель с грохотом рухнул вниз и замер, вернувшись в обычную форму. Он лежал на спине, смотрел в пострадавший потолок над собой, и думал, что его придется таранить не раз и не два, чтобы вылететь…
- Я, Гримлок, не понимаю, чего ты боишься, маленький десептикон. Я запретил тебя бить. Никто не нарушает мои приказы.
"Твои приказы!? Пустой бачок из-под мусора у тебя, а не голова!" - Старскрим проглотил все обидные слова, которые крутились у него на грани вылета из динамиков. Бесстрастная физиономия Гримлока над ним по-настоящему пугала. Ещё и Слэг заржал сбоку.
- Пожалуйста, не надо меня трогать, - проговорил тихо Старскрим. - Я буду учить летать кого угодно, хоть тебя, но только не надо меня трогать…
- Ха! Этот маленький десептикон - трус! - заявил Слэг.
"Хотя бы живой", - подумал Старскрим, с трудом поднимаясь на ноги. Когда Гримлок взял его за плечо, Искра чуть не выскочила из груди от страха, но, как выяснилось, он зря боялся. Командир диноботов хотел помочь ему встать - и оторвал от пола ненароком.
Ещё он думал, что при первой же возможности, когда-нибудь в бою, оторвёт Рэтчету что-нибудь очень нужное. Выбор большой, от пальцев рук до Искры. Старскриму не терпелось отомстить.
- Эй. Я уже встал. Отпусти мою руку! - он покосился на Гримлока. Тот продолжал удерживать его осторожно, но крепко. Старскриму вдруг стало нехорошо. - Пожалуйста, отпусти мою руку, - повторил он.
Рука исчезла.
- Я, Гримлок, говорю: мы будем жить мирно! Всем ясно?
- Ясно! - ответил стройный рёв.
"А может, отправиться на вечный покой было хорошей идеей?" - обречённо подумал Старскрим.

Один день сменялся другим, и все они были до отвращения однообразными. Его действительно почти не били - разве что Слэг так и норовил, как только Гримлок отвернётся, сдавить Старскриму крыло или пробурчать в аудиодатчик что-нибудь обидное… или обещание потыкать пальцем в его Искру ещё раз, если он будет плохо себя вести. Старскрим уже почти привык к такому отношению, и то, что Мегатрон порой срывался на него и даже калечил корпус, казалось невинной сказкой. Истребитель просто старался не оставаться со Слэгом наедине и по возможности вообще не подпускать его близко. Труднее всего гордому десептикону было не реагировать на подначки и провокации.
Один-единственный раз он не сдержался. По привычке отступив в темный угол, когда в коридоре раздались тяжелые шаги Слэга, истребитель умудрился наступить на какую-то железяку и с грохотом рухнуть на пол. Прежде чем Стаскрим успел хотя бы подняться, динобот уже навис над ним и ехидно осведомился:
- Маленький десептикон так боится Слэга, что не может устоять на ногах, да?
- Отстань от меня! - прошипел Старскрим.
Он действительно испытывал неконтролируемую панику каждый раз, когда Слэг приближался к нему; истребителя крайне раздражала подобная слабость, но при воспоминании о том, как Слэг решил его заправить, и что в результате вышло, Старскрима каждый раз передергивало от ужаса, отвращения и бессильной ярости.
И сейчас, похоже, все могло повториться, судя по многообещающему мерцанию синей оптики динобота. А уж когда Слэг с легкостью поднял истребителя с пола и прижал к стене, Старскрим окончательно убедился, что ему крупно не везет.
- Мне, Слэгу, нравится, что ты так меня боишься, - выдохнул динобот прямо в аудиодатчик десептикона и выпустил в его корпус несколько слабых электроразрядов.
От неожиданности истребитель не смог сдержать вскрика, ощущая, как его Искра отзывается и тянется к Слэгу. Старскрим изо всех сил пнул динобота - и немедленно об этом пожалел.
- Пожалуйста, отпусти меня, - жалобно произнес он, надеясь, что Слэгу не придет в процессор идея дать сдачи.
Вместо ожидаемого удара Старскрим ощутил, как чужие руки жадно шарят по его крыльям.
- Нет! Ты же обещал не трогать меня!
- Я обещал тебя не ломать и не бить, - Слэг медленно погладил чувствительные лопасти турбин, потом переместился к закрылкам…
- Я не хочу! - испуганно сообщил Старскрим, вцепляясь в манипуляторы динобота.
Слэг задумался.
- Почему?
- Потому что не хочу!
- Слэг знает, как сделать, чтобы ты захотел, - гадко ухмыльнулся динобот и впился черными пальцами в чувствительный металл крыльев, как будто хотел проткнуть их края насквозь.
"Потерпеть. Скоро ему надоест, и он оставит меня в покое. Еще немножко", - мысленно уговаривал себя Старскрим, огромным усилием воли сохраняя невозмутимый вид. Ну, не совсем невозмутимый, но хотя бы не скулил от боли - и то достижение.
- Я буду играть с тобой, пока ты не попросишь о слиянии, маленький десептикон, - проурчал Слэг и дернул крылья в разные стороны, одновременно пытаясь выкрутить уже смятые края.
Металл отвратительно скрипел, боль не давала ни на чем сосредоточиться. "Я не буду кричать и просить, - мысленно простонал Старскрим, - не буду и все".
Когда истребитель ощутил, что висит, удерживаемый за крылья, не имея возможности ни опереться об пол, ни дотянуться до Слэга, он испытал не просто панику - всепоглощающий ужас. Сейчас крылья с невыносимо отвратительным треском вывернутся из креплений - и плевать рогатой скотине, что кто-то там запретил издеваться над беззащитным пленником…
- Хватит! - проскулил Старскрим. - Пожалуйста, отпусти меня!
Слэг радостно облизнулся:
- Ммм? Слияние?
- Чтоб тебя ржавчина заела… - тихонько прошипел истребитель. - Да!
Давление на крылья не прекращалось, Старскрим безвольно дёргался в воздухе, не имея под собой никакой опоры, пока колено динобота не ткнулось между его ног. Слэг прижал его к стене и нагнулся так низко, что его грубый корпус оцарапал стекло кабинки десептикона. Оптика динобота сверкала прямо перед ним.
Внимательный взгляд Слэга заставил истребителя поежиться и отвернуться.
- Я, Слэг, сказал "попросить"!
"Ненавижу", - успел подумать Старскрим прежде чем взвыть от невыносимой боли в крыльях.

И тут истребитель ознакомился своим корпусом с другой стеной, ускоренный сильным пинком Слэга. Скорчившись на полу, Старскрим увидел Гримлока и услышал возмущенный рык:
- Я, Гримлок, запретил тебе трогать десептикона!
- Он согласился!
Командир диноботов внимательно посмотрел на покореженные крылья Старскрима и на вмятину, образовавшуюся от его столкновения со стеной.
- Ты опять врешь, Слэг!
- Я, Слэг, говорю правду!
Истребитель едва успел отскочить от мазнувшего по стене огромного шипастого хвоста.
Еще ни разу диноботы не начинали драться всерьез в непосредственной близости от Старскрима. Через какую-то долю секунды в логических цепях истребителя родился вывод, что дело не в нем - звероящеры не настолько безумны, чтобы из-за "игрушки" уничтожать друг друга. И если это была обыкновенная стычка - демонстрация своей силы и сброс негативных эмоций, - Старскрим очень не хотел бы оказаться на пути у разъяренных звероящеров. Передними лапами Гримлок схватил Слэга за рога; трицератопс извивался всем телом и бил хвостом куда ни попадя; пол трясся так, как будто вот-вот провалится под огромными металлическими чудовищами.
- Гримлок вождь! - прогремел огромный тираннозавр.
Старскрим на всякий случай прижался к стене - он опасался, что не переживет случайного удара хаотично мечущегося хвоста. В это время Слэг изловчился и пнул Гримлока передними ногами - один рог оказался на свободе, острые зубы впились в белую лапу. Командир диноботов рванулся всем корпусом вперед, взлетая; громко зашипели реактивные двигатели на его задних лапах; стена, в которую испуганно вжался десептикон, внезапно покосилась, и Старскрим грохнулся на бок. Его слуховые датчики отказали; повернув голову, истребитель сначала подумал, что его программа сбоит - половина толстенной железобетонной стены просто исчезла, а тот ее край, к которому только что прижимался Старскрим, был частично оторван от потолка. Поднявшись, десептикон осторожно заглянул в образовавшийся проем и увидел двух катающихся по полу динозавров. Мощная огненная струя из пасти Гримлока опалила пол у ног истребителя, и он решил скорее убраться из этого места.
Когда Старскрим добрался до своего угла, аудиодатчики, хоть и с помехами, уже могли воспринимать звуки.
- Я, Свуп, устал тебя ждать, - прогудел птеродактиль из-под потолка и немедленно рухнул вниз, увидев помятые крылья истребителя. Потрогал, проигнорировав возмущенное шипение Старскрима, и зарычал:
- Слэг?
Истребитель кивнул, и моментально трансформировавшийся птеродактиль вылетел в коридор, даже не задев края дверного проема. Через несколько секунд раздался оглушительный взрыв, потом еще один, и еще... "Ракеты", - по привычке классифицировал десептикон. Отчаянная надежда, что эти кретины перебьют друг друга, вызвала слабую улыбку на его лице.
К великому сожалению Старскрима, это в самом деле была банальнейшая стычка из серии "кто тут круче". Как позже снисходительно пояснил Свуп, до появления маленького десептикона такие драки - с выбиванием стен и обрушением потолков - проходили чуть ли не еженедельно, потому что "Слэгу скучно".

Стену залатали, вернее, поставили на место. Беспросветное существование потянулось дальше, грозя медленно свести истребителя с ума. Тем не менее, с каждым днём процессор Старскрима разрабатывал новые планы освобождения.
Мешало то, что он совершенно не был в курсе происходящих снаружи событий. Как добывать информацию от косноязычных звероящеров, Старскрим придумать не мог. Более-менее нормальный разговор был возможен только с Гримлоком… И однажды Старскрим поймал такой момент. Гримлок зашёл в ангар без своих подчинённых. Те или на солнышке заигрались, или наконец-то свернули себе шеи в бесконечных потасовках, Старскриму всё было до лампочки. Он выбрался из своего угла, подошёл к лидеру диноботов и спросил:
- Слушай, Гримлок. Ты ведь знаешь, что там снаружи творится?.. Расскажи мне, а то я уже давно не слышал никаких новостей, - он придал красной оптике самое невинное выражение.
Лидер диноботов посмотрел на него, как показалось Старскриму, скептически. На самом деле истребитель не был уверен, что такая сложная эмоция доступна этому тупице, но чем больше он видел только эти угрюмые морды, тем больше отвыкал от нормальных красивых лицевых пластин. Даже Мегатрон по сравнению с ними казался писаным красавцем.
- Снаружи солнце, - заявил Гримлок. - Иногда оно сменяется другим солнцем, потемнее. Разве ты этого не знал, глупый маленький десептикон?
"Я не глупый! И не маленький! - взбесился про себя Старскрим. - Ты, громила с мозгом меньше, чем у последнего калькулятора!"
- Я не про то, - с милой улыбкой произнёс он вслух. - У нас же война. Мне интересно, как там дела. Кто побеждает, кто проигрывает…
Гримлок внимательно уставился на него.
- Зачем тебе это знать? А, я, Гримлок, понял! Ты готовишь что-то против автоботов!..
- Опять! - не выдержал Старскрим. - Послушай, Гримлок. Ты ведь воин?..
- Я, Гримлок, храбрый и сильный воин! - прогрохотал динобот и ударил себя в грудь кулаком. По ангару загудело эхо.
- Ну вот и я, Старскрим, тоже воин. Тебе нравиться сражаться?.. Ну вот и мне скучно, если я даже не слышу историй о войне, - он развёл руками и стал ждать, пока динобот обдумает его слова.
- М-м… Я, Гримлок, тебя понимаю. Я тебе расскажу!..
"Звучит ужасающе, но хоть что-то", - решил для себя пленник и выжидающе посмотрел на Гримлока. Тот, кажется, искал нужные слова.
- Постоянно дерутся. Десептиконы уничтожают всё. Мегатрон ищет энергию!
- А меня не ищет? - грустно спросил Старскрим. Так вот послушаешь, и крылья опускаются.
- Нет, - честно ответил Гримлок, которому было наплевать на чужие душевные переживания. - Его интересует энергон. Он дурак. У нас есть Снарл и всегда есть энергон. Если бы Мегатрон собрал себе Снарла, у него тоже всегда был бы энергон.
Старскриму стало дурно при воспоминании о том, как ему приходилось заливать в себя этот полусырой снарловский энергон, годившийся только для диноботов, которым безразлично качество, но он всё-таки сдержался и не стал изображать приступ острой боли в топливном отсеке. Жить можно, а значит, можно дальше строить сумасшедшие планы на будущее.
- Хотя, - отвлёкся Гримлок на смешную штуку - логику, - если бы Мегатрон собрал Снарла, Снарла не было бы у нас. У нас не было бы энергона. Плохая идея.
- Э… Гримлок, - постарался отвлечь его Старскрим, чувствуя, что диноботские рассуждения способны раньше времени свести его с ума. - А что ещё происходит?..
- Автоботы защищают. Автоботы хорошие, - машинально отозвался Гримлок. - Мегатрон отступает.
- Всегда?..
- Когда воюем мы - всегда, - лидер диноботов гордо трансформировался в свою ящероподобную форму, потом обратно. - Мы - самые сильные трансформеры!.. Десептиконы боятся нас!
"Да-да, конечно…"
- А знаешь, почему Мегатрон всегда отступает?.. Потому что с ним нет меня, да! - Старскрим вздёрнул подбородок. - Я был лучшим воином десептиконов!.. Теперь, без меня, они всегда проигрывают!..
- Должно быть, ты действительно очень сильный, - согласился Гримлок. - Но только когда ты летишь! Здесь, на земле, ты слабый, - и он едва не подкрепил это утверждение пинком, но вовремя вспомнил, что не всегда нужно показывать на примере. Некоторые и так всё понимают. Вот остальные диноботы не понимают, пока им не покажешь. Всё-таки, Гримлок чувствовал себя невероятно умным, и бить Старскрима не стал.
И тут до элиты лётных войск Кибертрона, командира военно-воздушных сил десептиконов дошло, как можно использовать своё слишком близкое знакомство с диноботами. Поражаясь гениальности своего плана, он продолжил:
- Тем не менее, даже с такими сильными воинами как вы, автоботы не могут победить, да?
- Десептиконы всегда остаются живы. Это очень плохо.
- Возможно, автоботам всё-таки не хватает какого-нибудь очень сильного воина, - ненароком предположил Старскрим. - Поэтому им так не везёт.
- Я, Гримлок, думаю, что ты говоришь дело, - динобот задумался и сел на платформу Старскрима. Та прогнулась, но Старскрим на это даже слова не сказал. Он только подумал, что будет ещё противнее на ней отдыхать теперь. - Но где найти такого сильного воина?.. Мы, диноботы, очень сильные!.. Но почему-то всё равно мы никак не убьём десептиконов.
Чувствуя, что размышления динобота на темы добра и вселенской справедливости грозят затянуться надолго, Старскрим поторопился развивать свою мысль дальше:
- Но в конце концов, у вас есть я!
- Ты? - встрепенулся Гримлок.
- Конечно. Я - то, что вам нужно, чтобы убить Мегатрона, - Старскрим переборол себя и подошёл поближе. - Если дать мне оружие и выпустить отсюда - я мог бы разгромить десептиконов в один момент!..
- Ты - враг! - замотал головой динобот. - Я, Гримлок, тебе не доверяю!..
Тут Старскрим окончательно решил, что пришла пора потоптаться на своей гордости. Он собрался с мыслями, постарался придать лицу не слишком вымученное выражение, и подошёл к Гримлоку поближе, легко поместившись между разведёнными коленями.
- Но ведь можно и начать мне доверять, правда? - спросил Старскрим. - Ты, Гримлок, сильный и мудрый. Ты должен понимать, что я не люблю десептиконов, - старательно прогоняя отвращение, он положил руки Гримлоку на здоровенные плечи и, притушив оптику, прижался к чужому корпусу. - Они отдали меня автоботам, и я их ненавижу!..
Некоторое время в ангаре было тихо.
"Этот тупица что, решил подумать пару часиков?.." - мелькнуло в процессоре Старскрима. В ожидании ответа он едва не подпрыгивал от нетерпения.
- Я, Гримлок, знал, что тогда тебе понравилось, - рявкнул довольный голос прямо над аудиодатчиком, и Старскрима потрепали по крыльям так, что он едва не завопил. Потом напомнил себе, что это ровно то, что ему надо.
Возможно, в конце концов эти придурки действительно ему поверят. Можно и потерпеть немного. Ради феерического финала.

Обнаружив, что их "игрушка" не против предоставить им свою Искру, диноботы невероятно воодушевились. Первый опыт им весьма понравился, но Рэтчет так ругался, что они опасались выносить новые умения за пределы своего ангара. До возможности слияния между собой они пока не додумались, а к Старскриму почти не приставали - обычно он впадал в истерику и начинал биться головой о потолок. Гримлок думал, что Рэтчет очень расстроится, если они опять принесут ему в отсек несколько разрозненных частей маленького десептикона, и, пользуясь кулаками и непоколебимыми односложными логическими утверждениями, охлаждал пыл своих подчинённых.
Но вдруг Старскрим изменился на глазах, стал относиться к диноботам даже дружелюбно, и от развлечений не отказывался. Самого десептикона это не слишком радовало, но ему было жизненно важно заслужить доверие тупых звероящеров. А эти недоумки вполне считали за дружеское расположение то, что Старскрим не сопротивляется, когда чужие неосторожные лапы шарят по его корпусу…
Приходилось терпеть, чего не сделаешь ради свободы.
В кои-то веки Старскрим занимался делом - пытался вдолбить Свупу в голову, что на худой конец, если ты боишься за крылья, можно трансформироваться в воздухе и оттолкнуться от преграды ногами - когда прозвучала аварийная сирена. Старскрим слышал их за время своего пребывания в этом непристойном рабстве не одну и не две, но о причинах никогда в курсе не был.
Сложнее всего в этой работе было проявлять к Свупу симпатию и не сыпать старокибертронскими ругательствами направо и налево. Ему нужно расположение всех диноботов, а не только Гримлока. Конечно, сложнее всего вон с тем рогатым чудищем, которое думает только о том, как бы кого растоптать… Пожалуй, самым приятным воспоминанием Слэга о Старскриме было то, как десептикон визжал, когда ему отрывали кабинку. Правда, больше такого не повторялось, но только из-за бдительности Гримлока. А то пришлось бы Рэтчету не раз собирать пленника по кусочкам, и скрывать происходящий разврат от Прайма становилось бы всё труднее.
- Я, Гримлок, думаю: автоботам нужна помощь диноботов, - прогудел Гримлок. - Давайте пойдём и поможем.
Свуп отвлёкся, потерял высоту и красиво распластался по полу. Старскрим замер в воздухе.
- Мы стараемся, а десептиконы не умирают, - пробормотал Сладж. - Глупо.
- Всё равно, мы должны помочь, - заупрямился Гримлок. Сирена тем временем стихла - видимо, большинство автоботов уже покинуло базу и отправилось на битву с врагами. Диноботы всё ещё препирались.
- Послушайте, э… друзья мои, - Старскрим осторожно приземлился на пол. - Возьмите меня с собой. Я помогу вам убить десептиконов раз и навсегда.
- Что это он говорит? - заворчал Слэг. - Я, Слэг, не такой дурак!..
- Ну подумайте, что плохого вы от меня видели? - увещевал Старскрим голосом оскорбленной добродетели. - Я хочу вам помочь!.. Гримлок, пожалуйста! Ты же знаешь, как я не люблю десептиконов!..
Лидер диноботов молча взвешивал информацию. Думать надо было основательно, а обстановка накалялась. Значит, товарищи-автоботы там дерутся с врагом, которого всё равно никак не победят, а они сидят тут, потому что часть диноботов считает, что их помощь лишена смысла. Это было очень сложное решение.
- Если ты, Старскрим, предашь нас, я, Гримлок, убью тебя, - наконец, изрёк он.
Старскрим почувствовал такую невероятную радость, что едва не бросился диноботу на шею. Ах, как хорошо порой иметь дело с тупицами!.. Пусть после них и весь корпус болит.
- Но я привяжу тебя к себе, - тут же добавил Гримлок.
- Эй! Послушай! Я тогда не смогу летать! - возмутился Старскрим.
- М-м… Я, Гримлок, могу летать, - возразили ему.
- Но я не смогу летать как я. Я не смогу быть полезен, - заканючил Старскрим. - Клянусь, я только хочу вам помочь!
- Десептиконы большие жулики, - высказался Слэг. - Я не верю ему. Тем более что он ничем нам не поможет.
- Я могу помочь, правда! И хочу! Я летаю лучше всех вас, вы же знаете! - попытался настоять на своем истребитель, старательно изобразив лицевой пластиной дружелюбие.
Рогатый динобот с треском трансформировался и двинулся к нему, и лишь огромным усилием воли Старскрим заставил себя не шарахнуться в сторону.
- Я, Слэг, хочу убедиться, что ты в самом деле что-то можешь!
- Но у меня нет оружия! - воскликнул истребитель - и тут же понял, что сказал это абсолютно зря, потому что динозавр презрительно расхохотался. В трансформе смех Слэга был еще отвратительнее.
- Слэг может не пускать огонь! Так они смогут драться честно! - вмешался Свуп и на всякий случай отлетел в угол, зависнув под потолком - мало ли, вдруг самому агрессивному диноботу не понравится его идея…
По рогам динозавра пробежали крохотные молнии, огромное тело напряглось, собираясь броситься вперед, но Гримлок остановил его раздраженным напоминанием:
- Автоботы ждут!
Слэг неловко повернул голову в сторону командира.
- Если мы нужны автоботам, они могли бы и сами нас позвать! Они нас не уважают, ты ведь сам говорил это, Гримлок!
- Гримлок говорил, что автоботы откусывают больше, чем могут проглотить, а потом зовут нас, - подтвердил Сладж.
Повисла мучительная пауза.
- Я, Гримлок, запутался, - искренне признался огромный динобот и внимательно поглядел на своих подчиненных. - Вчера Слэг ругался, что ему не дают биться с врагом…
- Я, Слэг, не собираюсь лететь неизвестно куда по прихоти этих придурков автоботов, когда враг прямо здесь! - рыкнул динозавр и наставил на десептикона огромные рога, потрескивающие и тускло светящиеся от напряжения.
Старскрим понял, что его гениальный план рушится на глазах - диноботов явно больше заинтересовало, как будет спасаться от Слэга маленький десептикон; и если б он сам знал, как - он мог бы надеяться, по крайней мере, что придумает что-нибудь еще…
- Я, Свуп, не думал, что он враг, - сообщил из угла птеродактиль.
- Когда Слэг злится, ему все враги! - Снарл предусмотрительно трансформировался в более огнеупорную форму динозавра; теперь он мог опасаться лишь того, что при прямом столкновении со Слэгом несколько золотистых пластин-батарей отвалится.
- Я, Гримлок, хочу подумать в тишине! Я ухожу! Но если ты, Слэг, повредишь маленького десептикона, понесешь его к Рэтчету сам!
Старскрим с тоской посмотрел на выходящего из ангара огромного тираннозавра. Все насмарку, а ведь Гримлок уже почти согласился взять его с собой… Если б не эта рогатая скотина, истребитель уже летал бы в просторном небе, далеко-далеко от этих тупых уродов! Тем временем трицератопс медленно подбирался к беззащитному десептикону, похотливо урча и виляя хвостом - это выглядело бы забавно, если бы динозавр был хотя бы чуточку меньше и безопаснее. Слэг, конечно, не обладал внушительными размерами Гримлока или Сладжа, но его поднятые рога были вровень с оптикой истребителя, а мощное тело без проблем могло пробить стену. Десептикон попятился, не сводя испуганного взгляда с искрящихся рогов приближающегося динобота.
- Значит, без оружия ты ничего не можешь? - насмешливо осведомился Слэг.
Ответить положительно означало похоронить идею о своей полезности в бою вместе с надеждой наконец-то вырваться отсюда. А отвечать отрицательно Старскрим попросту боялся.
- Я не считаю тебя врагом и не хочу с тобой драться, - почти честно ответил истребитель, делая еще один маленький шаг назад.
Металлический нос динозавра ткнулся прямо в кабинку, сбив Старскрима с ног.
- Я, Слэг, не собираюсь с вами делиться! - от громогласного рыка затряслись стены.
Птеродактиль тут же вылетел из ангара, проскрежетав крылом по стене; Сладж и Снарл переглянулись и дружно потопали к выходу.
"Вот и подлизывайся к этим кретинам, которые спокойно оставят тебя на растерзание взбесившемуся собрату, - грустно размышлял Старскрим, - и как теперь я откажусь делать с ними слияние? Ладно бы ради свободы, но оказалось, для них это не повод относиться ко мне лучше".
- Ты сумел одурачить даже Гримлока, но Слэга тебе не обмануть, - прервал раздумья истребителя динозавр.
- О чем ты? - дернулся Старскрим, недоуменно мерцая оптикой.
- Я, Слэг, чувствую твой страх и твою ненависть! Ты хорошо притворяешься, что тебе с нами приятно! Но Слэг знает, что ты мечтаешь от нас избавиться!
Такой проницательности от примитивного динобота Страскрим никак не ожидал. Но согласиться с его утверждением было бы опасно, поэтому истребитель старательно изобразил оскорбленную невинность:
- Слэг, ты ошибаешься! Я клянусь, мне у вас очень нравится!
Динозавр резко трансформировался обратно и уселся на пол рядом. От улыбки на лице Слэга Старскрима затрясло.
- А ты повторишь это, когда я ткну пальцем в твою Искру, маленький десептикон?
Окончательно перепуганный истребитель попытался вскочить, но динобот был слишком близко. С довольным урчанием Слэг притянул брыкающегося Старскрима к себе на колени.
- Ржавая тупая скотина! Безмозглый ублю… - возмущенный вопль истребителя сменился сдавленным мычанием.
- Я, Слэг, думаю, что ты очень мило злишься, - задумчиво произнес рогатый динобот, не обращая внимания на яростно кусающего его руку Старскрима, - но если ты будешь так орать, Гримлок легко поймет, что ты ему врал.
Истребитель пораженно замер.
"Да эта рогатая сволочь, чтоб его ржавчина заела, того и добивается, чтобы Гримлок понял! Что же тогда он мне рот затыкает? Или…"
- А если великий Гримлок поймет, что ты ему врал, он разорвет тебя на маленькие кусочки. И будет прав!
"Понятно, Слэг сам хочет разорвать меня на мелкие кусочки", - догадался Старскрим. Придя к такому обнадеживающему выводу, он сразу же сообразил, что единственно верной стратегией в такой ситуации будет напомнить Слэгу о том удовольствии, которое рогатая тварь получала от слияния.
Этот медленно соображающий извращенец прекрасно разбирался только в одной вещи - той, что была заложена в его программе. Он так умело обращался с генерируемым электричеством, что, несмотря на дискомфорт, превышающий представления Старскрима о собственной выносливости, десептикон получал невероятное удовольствие. Даже отвратительные комментарии Слэга и маниакальное стремление причинить партнёру как можно больше боли моментально теряли значение, стоило диноботу задействовать свои электрические рога. Кончалось это обычно тем, что Старскрим буквально терял разум от удовольствия; а после перезагрузки начинал отчаянно презирать себя и ненавидеть Слэга.
Мазохистом истребитель не был и больше любил причинять боль другим; тысячелетия сожительства с Мегатроном приучили его к мысли, что малая толика боли обостряет удовольствие, но излюбленной прелюдией рогатого динобота был именно панический ужас в оптике беспомощной игрушки…
Старскрим запихнул подальше страх и отвращение и осторожно лизнул черную ладонь динобота. Как только ошарашенный Слэг перестал зажимать истребителю рот, Старскрим умоляюще произнес:
- Я буду делать все, что ты захочешь! Только не надо разрывать меня на кусочки! Пожалуйста!
- Я, Слэг, думаю, что это хорошее предложение, - радостно оскалился динобот и немедленно вцепился в желтую кабинку.
- Только не отрывай! - взвизгнул истребитель, судорожно хватаясь за чужой манипулятор.
- Тихо! - рыкнул Слэг. - Если ты еще раз попросишься с нами убивать десептиконов, я вырву тебе и кабину, и крылья, ясно?!
Старскрим торопливо закивал и сам отстегнул желтую сферу…

Утратив безумную надежду вырваться из мрачных подземных ангаров, Старскрим потерял и терпение, необходимое для постоянных слияний с диноботами и сохранения хороших с ними отношений. На базе автоботов было полно пустующих помещений, и Старскрим завел привычку тихонечко скрываться от своих "друзей" и предаваться воспоминаниям о прошлой, свободной жизни. Порой десептикон яростно пинал металлические стены, ругая всеми известными ему словами диноботов, автоботов и десептиконов. Больше всего проклятий выпадало на долю Слэга, Рэтчета и Мегатрона. А иногда Старскрим взмывал к потолку, совершая замысловатые пируэты в воздухе, и безумно хохотал, представляя до мельчайших подробностей, как отвинтит Рэтчету Искру или наконец-то свергнет Мегатрона, обрекшего его на такое отвратительное существование…
Сначала истребитель уходил ненадолго, совмещая свои прогулки с отсутствием диноботов на базе и стараясь вернуться до их появления. Но однажды диноботы оказались не в духе, а может, напротив, весьма возбуждены, и Старскрим стал жертвой особо унизительной серии слияний со Снарлом, Свупом и Сладжем (на которую Старскрим согласился лишь под угрозой остаться без положенной порции топлива). Слэг всё это время вертелся рядом, отпуская оскорбительные комментарии и периодически пытаясь вдохновить истребителя мощным электроразрядом. После этого Старскрим понял, что больше так жить не может, и решил не возвращаться вообще.
У него не хватило храбрости слить с таким трудом полученное топливо или же замкнуть себе контакты. Кроме того, свои последние дни перед отключением на неопределенный срок истребитель хотел прожить с удовольствием, предаваясь разнообразным приятным фантазиям и наслаждаясь свободным полетом хотя бы под потолком длинного захламленного коридора где-то в дальнем углу базы автоботов. Этим Старскрим и занимался - носился по коридору вперед и назад на сверхзвуковой скорости, генерируя образы униженного и умоляющего о пощаде Мегатрона, и радостно смеялся. Через несколько часов истребитель предположил, что диноботам уже самое время вернуться в свой ангар и начать беспокоиться о его отсутствии, и заполз под ржавую металлическую платформу с погнутыми ножками, стоящую в самом конце коридора. Убедившись, что от входа его заметить невозможно из-за наваленного хлама, Старскрим продолжил мечтать, предусмотрительно отключив динамики, аудиодатчики, оптику и даже внутрисистемные часы, чтобы убогая реальность не смогла ему помешать…
В момент триумфа, когда счастливый Старскрим, доблестно уничтожив Мегатрона и захватив власть над десептиконами, начал свою торжественную речь, его внезапно схватили за крылья и начали сильно трясти. Сначала он даже не понял, какая свинья осмелилась прервать его коронацию; постепенно до истребителя дошло, что его физическая оболочка находится предположительно в куче хлама на базе автоботов, а Кибертрон бесконечно далеко… Огорченный Старскрим включил оптику и звуковые устройства; после первых же услышанных им слов он понял, что лучше бы он этого не делал. Слэг наконец отпустил его крылья и бесцеремонно полез манипуляторами в заправочный люк, продолжая вполголоса шипеть свое мнение "о маленьком кретинском десептиконе, который постоянно капризничает, врет и лицемерит, нарываясь на то, чтобы ему оторвали крылья, руки, ноги, голову и Искру".
- Эй, - хрипло сказал Старскрим еще не прогревшимся динамиком, - чего ты там делаешь?
Слэг зарычал и сильно ударил истребителя по лицевой пластине. К счастью для Старскрима, это была всего лишь пощечина - оскорбительно, конечно; но если бы динобот врезал ему по-настоящему, осознать это было бы уже нечем. Топливный шланг начал ввинчиваться в соответствующее отверстие, вливая истребителю живительный энергон. Одновременно включились регулирующие датчики, и Старскрим проанализировал прежнее состояние топливного отделения - судя по тому, что оно было почти пусто, он провалялся под ржавой платформой не меньше недели, и от полного отключения его спасло лишь то, что он не двигался.
- Даже сдохнуть не дадут, - прохрипел истребитель и попытался настроить заново внутренние часы. Процессор работал медленно и с перебоями.
- Я, Слэг, тебя не понимаю!
Старскрим демонстративно вздохнул и притушил оптику.
- Ах ты маленькая крылатая дрянь! - новая пощечина.
- Не надо меня бить, - прохрипел истребитель. - Я ничего плохого не сделал!
- Слэг еле-еле убедил Гримлока, что ты не сбежал, а просто где-то потерялся! Слэг перерыл всю базу в поисках своей игрушки! Немедленно объясни, зачем ты сюда залез, глупый маленький десептикон!
Старскрим почувствовал, что рогатый динобот очень разозлен, но никак не мог понять, почему.
- Я просто хотел немного побыть в одиночестве, - самым невинным голосом сказал истребитель, - я не думал, что вы заметите…
Динобот зарычал и послал несколько молний в потолок. Явно не находя слов, чтобы выразить зашкаливающие эмоции, Слэг выдернул свой шланг, вскочил на ноги и стал метаться по узкому коридору, пиная попадающиеся на пути предметы. Старскрим попробовал было забраться обратно под уютную платформу - и немедленно скорчился от меткого удара прямо в незакрытое топливное отверстие.
- Ты издеваешься, да? - взревел динобот, вздергивая истребителя на ноги.
- Это ты надо мной издевался! Все время! Я больше не могу так! Я пойду к Рэтчету, и пусть он меня отключит! Лишь бы не видеть ваши тупые морды! - заорал Старскрим, яростно отбиваясь. - Я хочу летать не в ангаре, а в небе! Хочу воевать! И хочу, чтобы никто меня не трогал и не называл игрушкой!
На лицевой пластине динобота большими буквами было выражено искреннее удивление. Когда истребитель относительно успокоился, Слэг осторожно положил его на платформу и стал прилаживать на место крышку заправочного люка, между делом посылая в корпус и крылья слабенькие молнии. Старскрим, выплеснув свою злость, счел бессмысленным дальнейшее сопротивление и даже начал получать удовольствие от пульсирующих ласковых прикосновений электричества.
Закончив с приведением чужого корпуса в изначальный вид, Слэг сдвинул его на край платформы и уселся на освободившееся место. Ржавая железяка немедленно треснула пополам - оба трансформера с грохотом рухнули на пол, перемазавшись в клочьях пыли и ржавчине.
- Только разрушать, и ничего более! Что ты там хотел мне оторвать?! Давай, не стесняйся! Я наконец-то буду избавлен от вас! - раздраженно высказался Старскрим, пытаясь выбраться из-под тяжеленного динобота и одновременно стряхнуть с оцарапанного корпуса всю гадость.
- Я, Слэг, люблю разрушать! - согласился тот. - А почему маленькому десептикону это не нравится?
- Разрушай что угодно, бестолковый ящер, только подальше от меня!
Динобот заурчал и схватил Старскрима за голову, разворачивая оптикой к себе.
- Эти кретины сделали моей игрушке больно?
Старскрим понял, что Слэг вроде как настроен на конструктивный диалог, и выдвинул ультиматум:
- Если ты еще раз назовешь меня игрушкой, я буду биться о стену, пока не переломаю себе все! Ты меня понял?!
- Игрруш-ка... - издевательски протянул Слэг, сжимая правое крыло сикера. - Ну?
Истребитель запоздало вспомнил, что провоцировать диноботов опасно.
- Я не то хотел сказать! Я хотел сказать, что мне нужно… - Старскрим запнулся, подбирая верные слова, - хотя бы немножко уважения с вашей стороны! Потому что я так больше не могу!
- Я, Слэг, не знаю, за что тебя можно уважать!
- Я, Старскрим, умный, красивый и образованный, в отличие от некоторых!
- Зато любой из диноботов может размазать тебя по потолку! - совершенно логично возразил Слэг. - Поэтому мы воюем с десептиконами, а ты, такой умный, тихо сидишь в углу нашего ангара! И боишься!
"Ты дай мне оружие, и посмотрим, кто кого размажет", - чуть не вырвалось у гордого десептикона из динамика.
- Грубая сила - это не аргумент. И вообще, если б не твоя подозрительность, я давно бы уже был на свободе!
Слэг гордо встряхнул головой.
- Я, Слэг, оказался умнее!
"Конечно-конечно, - подумал Старскрим, - но настанет миг, когда я смогу и тебя одурачить, рогатая сволочь!"
- Зато я могу придумать, как вам победить десептиконов!
- Ха! Если мы уничтожим всех врагов, Слэгу будет не с кем драться! - засмеялся динобот. - Лишь поэтому они до сих пор живы!
- Гримлок так не думает, - с милой улыбочкой вставил Старскрим, чувствуя, что нашел ключ к спасению.
Если звероящеры не верят, что от него может быть какая-то польза кроме слияния… Почему бы не придумать гениальный план, который диноботы не смогут осуществить без его помощи? Тем более что Слэг, кажется, заинтересовался его словами - судя по отсутствующему взгляду и скрипу процессора…
- Да, Гримлок восхищался тем, что ты умный, - нехотя согласился Слэг. - Он сказал мне, что маленького десептикона почти не приходится бить. Он и так все понимает.
"Сомнительный комплимент, - хмыкнул про себя Старскрим, - не нужно быть гением, чтобы понять этого безмозглого тираннозавра!"
- Но я, Слэг, думаю, что ты просто притворяешься! - вернул его к суровой реальности возмущенный голос динобота.
- Притворяться тоже иногда полезно, - согласился истребитель.
- Ты боишься сказать Гримлоку то, что он не хочет слышать, маленький трусливый десептикон!
"Ага, я скажу, и мне крылья вырвут! Я же не виноват, что они такие сильные и тупые!" - мысленно оправдал себя Старскрим.
- Я, Слэг, знаю, что ты что-то задумал! И сейчас ты расскажешь это мне! - черные пальцы больно сжали чувствительное крыло истребителя.
Старскрим испуганно замерцал оптикой.
- Я еще ничего не придумал, честное слово!
- Я тебе не верю, маленькая хитрая тварь! - зарычал динобот, трансформируясь.
Истребитель торопливо отполз к стене, опасаясь, что сейчас его или раздавят, или расплавят, или просто проткнут огромными рогами…
- Я клянусь, я ничего не придумывал! Я просто хотел хоть немного побыть в покое!
- Я, Слэг, подсоединюсь к твоему процессору и узнаю все твои мысли! Вставай и открой кабинку!
- Не надо! - взвизгнул Старскрим, уклоняясь от нацеленных на него острых искрящихся рогов.
- Тогда рассказывай, - проурчал трицератопс.
Истребитель попытался придумать хоть что-нибудь, что могло сойти за план, но нависшая над ним металлическая туша не давала сосредоточиться.
- Я, Слэг, устал ждать! - рявкнул динозавр, вцепляясь зубами в крыло десептикона и дергая его вверх.
Старскрим торопливо вскочил на ноги, непроизвольно потирая пострадавшее крыло.
- Открывай кабинку! - острый рог уперся в желтую сферу, угрожая проткнуть корпус истребителя насквозь.
Сикер подчинился, и синяя оптика внимательно уставилась на его открытые внутренности. Наконец, Слэг нашел вроде бы подходящий разъем и немедленно ткнул в него рогом. От сорвавшихся в чувствительную панель управления маленьких молний Искра Старскрима задрожала, и корпус резко дернулся. Слэг едва успел отодвинуть голову.
- Слэг мог проткнуть тебя насквозь, глупый маленький десептикон! - возмутился динобот.
Старскрим испуганно дрожал, наблюдая за движущимся вдоль его кабинки рогом. Не найдя места, куда можно было бы подсоединиться без риска приколоть свою игрушку к стене, словно коллекционную бабочку, Слэг рыкнул:
- Открой Искру!
"Он что, всерьёз предполагает, что это как-то связано? - переполошился Старскрим. - Или он меня напугать хо…"
То, что просто угрозой эта фраза динобота не была, стало ясно сразу, как только Слэг попытался выполнить желаемое самостоятельно.
- Нет! - закрылся манипуляторами Старскрим. - Ты же меня уничтожишь!
Динобот задумался ненадолго, и, кажется, понял, как можно получить информацию вместе с удовольствием… Он трансформировался и направился к куче хлама где-то в середине коридора - там Слэг видел подходящую для его задумки не слишком ржавую цепь. Старскрим тем временем поместил желтую сферу на место и понадеялся было, что динобот передумал выбивать из него несуществующий план… Десептикон недооценил упорство примитивных железных ящеров.
Увидев в руках Слэга длинную цепь, Старскрим очень удивился; но когда динобот накинул ему на шею удушающую петлю, пережимая шланги с энергоном, идущие к главному процессору, истребитель догадался о новой идее Слэга и захрипел, пытаясь схватиться за чужие манипуляторы:
- Ты мне голову оторвешь, кретин!
Динобот наконец отрегулировал самодельный ошейник так, чтобы удерживать Старскрима на вытянутой руке, не давая ему ни дотянуться до своего мучителя, ни нормально опереться обо что-либо. Только истребитель обрел равновесие, кое-как встав на цыпочки, и попытался ослабить петлю дрожащими руками, Слэг заставил его забыть об этом с помощью мощного разряда прямо в кабинку. Старскрим забился в судорогах; пол под его ногами все время куда-то ускользал, а проходящий близко к поверхности шланг с энергоном готов был лопнуть под давлением толстой цепи… Слэг наслаждался паникой десептикона и гордился тем, что придумал такое забавное развлечение.
Плохо соображающий от нехватки энергона в процессоре Старскрим был готов на все, чтобы динобот его отпустил, и поэтому в перерывах между электроразрядами вдохновенно импровизировал, особо не заботясь о логике и адекватности повествования…. Когда Слэг наконец опустил руку, истребитель тяжело рухнул на колени. Он не чувствовал ни рук, ни ног, и мог лишь бессловесно радоваться тому, что выматывающая пытка прекратилась. Даже под угрозой вырвать Искру он не смог бы вспомнить и повторить сочиненный им в таких экстремальных условиях бред.
Слэг потянул за цепочку, заставив Старскрима сдавленно заскулить и с трудом подняться на ноги, цепляясь дрожащими руками за корпус динобота.
- Я, Слэг, думаю, что мне нравится твой план, - задумчиво произнес динобот и почти ласково погладил истребителя по крылу, - я расскажу его великому Гримлоку, и он поймет, что я тоже очень умный!
Обессиленный десептикон прислонился к груди Слэга, пытаясь сообразить, что же такого он наговорил, если диноботу это понравилось… Цепочка зазвенела, Старскрим испуганно обернулся в сторону звука:
- Сними эту гадость! Пожалуйста!
Слэг довольно расхохотался и направился к выходу, подталкивая истребителя перед собой.
- Я прикую тебя к платформе, и ты больше никуда не спрячешься, маленький десептикон!
"Ненавижу!" - в который раз мысленно простонал Старскрим, спотыкаясь на ровном полу и судорожно сжимая пальцами металлический ошейник, грозящий при каждом неосторожном движении оторвать истребителю голову…

"Это я придумал?" - обречённо размышлял Старскрим, теребя ржавые звенья на собственной шее. Его, самого замечательного трансформера, которого когда-либо создавали, посадили на цепь, словно какого-нибудь дикого сторожевого дроида!.. Этой бы цепью, да отхлестать по тупой диноботской морде…
Пока Гримлок и Слэг беседовали - лучше бы, право, молчали, потому что слушать диноботов просто невыносимая пытка - остальные интересовались новым украшением своей игрушки, которую так давно не видели. Когда Свуп попытался взлететь, держа другой конец цепочки в клюве, Старскрим не выдержал и истерично завопил. Гримлок отвлёкся и начал втолковывать летуну основные правила пользования пленным десептиконом. Вариант железного мячика на верёвочке в них отсутствовал.
Оказалось, под угрозой мучительной смерти Старскрим наплёл что-то про своё оружие, которое автоботы отобрали и спрятали куда-то далеко, потому что им своего хватает. И про то, что вместе со всякими огнестрельными и прочими предназначенными для уничтожения девайсами там наверняка пылится коммлинк, который можно перенастроить, чтобы он не работал по своему прямому направлению, а ловил координаты владельца парного коммлинка. Автоботы связь наверняка глушат, поэтому, даже если удастся это сделать, нужно кого-то послать за пределы базы.
Старскрим умудрился разболтать Слэгу про парный коммлинк с Мегатроном, для личных бесед… Десептикон надеялся, что сами беседы, обычно по нему проводившиеся, он этой скотине не пересказывал. Ему совсем не хотелось, чтобы подробности его прежней личной жизни кочевали в качестве баек среди диноботов.
Оставленный в покое любителями подёргать за всё, что болтается, он сел в своём уголке на покосившуюся платформу и стал внимательно слушать. Если это действительно его план, то пора менять логические цепи, а желательно провести пристрастный анализ работы процессора. Такого бреда он не слышал уже давно… Или план превратился в бред только в пересказе Слэга?
- Значит, ты можешь выследить для нас десептиконов? - спросил у истребителя Гримлок. Старскрим, собираясь с мыслями, какое-то время молчал. Надо хоть самому запомнить, что придумал, а то… - Он оглох, - удивлённо заявил лидер диноботов.
- Да не оглох я! - устало воскликнул Старскрим.
"Я просто едва функционирую после этого ублюдка… И что, интересно, мне сейчас скажут?.. На такую ерунду не поведутся даже ящеры с металлической трухой вместо мозгов!"
- Э… могу, если, конечно, меня отсюда выпустить, - тут кто-то переключил внутри него тумблер "надежда" из положения "off" в положение "on".
- Я, Гримлок, не думаю, что это возможно.
- Он только настроит свой коммлинк. Мы сами уничтожим десептиконов.
- А чем вам Телетрон не нравится? - осторожно уточнил Старскрим.
- Автоботы знают, когда десептиконы что-то творят. Когда десептиконы просто находятся где-то, они не знают. Нападать надо, когда нас не ждут. Автоботы не нападают, - Гримлок сжал кулак. - Если мы всегда будем знать, где Мегатрон, мы будем знать, где десептиконы. И раздавим их.
- Десептиконы всегда следят за небом вокруг, и смогут удрать быстрее, чем вы приземлитесь, - Старскрим постарался скрыть проснувшийся энтузиазм. Он даже перестал замечать боль внутри. Диноботы начали переглядываться, и пока они не решили, что план, предложенный Слэгом, не стоит гнутого болтика, Старскрим торопливо продолжил: - Но я смогу прилететь чуть раньше и отвлечь их. Уверен, что мне это удастся!..
- А ты не предашь нас, маленький десептикон? - грозно произнёс Гримлок. На него уставилось пять пар светящихся оптических линз, таких внимательных, что Старскрим почувствовал себя кубом энергона, а диноботов - трансформерами, которые месяц не подзаряжались.
- Я хочу отомстить им, - убедительно затараторил Старскрим. - Я буду очень рад вам помочь!..
- Я, Сладж, думаю, он врёт, - угрюмо заметил один из диноботов.
- Я, Слэг, думаю, это хороший план, - огрызнулся самый агрессивный из этой пятёрки и показал Сладжу кулак. Мол, нечего выступать.
- Я, Гримлок, говорю: Слэг придумал умный план.
"Умный? - изумился Старскрим. - Я считаю это полным бредом, сам бы постыдился такое повторять!.. А они называют это умным планом!.."
- Я принесу тебе твои вещи, маленький десептикон.
Старскрим готов был от радости трансформироваться и заложить под высоким потолком пару десятков виражей, но заставил себя успокоиться и принять приличествующий данному случаю вид умеренного энтузиазма.
- Если ты предашь нас, я растопчу тебя в пыль, - добавил Слэг. Вообще-то его не радовало, что приходится довериться десептикону - это слабое место в плане, который он выдал за свой, обнаружилось неожиданно. Слэг рассудил так: Старскрим не сказал, что придётся пустить его вперёд, а значит, нарочно умолчал о такой важной детали. Теперь, если что-то пойдёт не так, можно спихнуть всё на Старскрима, и истребителю стоит ещё сильнее беспокоиться за свою шкуру.
Но Старскриму сейчас было не до страха, мыслями он был уже далеко. Глупая выходка неожиданно обернулась реальной возможностью отомстить Мегатрону за всё, пережитое в плену.
Истребитель откинулся назад, перегоняя внутри воздух, и ещё раз, смакуя каждое мгновение, подумал о маленьком шансе снова оказаться на свободе, который у него появился. Он был необычайно воодушевлён. Старскрим почти успел забыть, что это такое - делать что-то, потому что тебе действительно хочется, а не из-за угрозы демонтажа. И даже цепь на шее его сейчас не смущала.

Крылья разрезают сильный, рваный ветер, который способен закрутить и вывести из строя любой земной самолёт… После долгого заточения в замкнутом ангаре, это было настоящим блаженством.
Возбуждённый свободой, он на какое-то время даже забыл, что хотел сделать, пока перенастроенный коммлинк у него в руке не ожил, напоминая необходимые координаты. Разогретые сверхзвуковой скоростью механизмы дрожали внутри, как у людей перед ответственным делом иногда дрожат руки.
Ему удалось одурачить диноботов! Старскрим сам поражался своему везению - обычно донельзя медлительные динозавры разобрались с вопросом реализации плана за несколько часов. И буквально выпихнули истребителя вперед. Впрочем, следовало особо поблагодарить Слэга за такую расторопность. Рогатого динобота, похоже, очень взволновал выпавший шанс доказать Гримлоку, что он, Слэг, умнее всех. Хм! Хотя, есть очень много вариантов... Если он сейчас бросит их и улетит, он лишится возможности быстро и без особых усилий уничтожить Мегатрона, так что сила этих болванов ему очень нужна. А терять такой шанс убить лидера…
А раз его сейчас ничего не сдерживает, то он успеет, если что, улететь из-под самого носа диноботов. Главное, чтобы они действительно помогли ему уничтожить Мегатрона. Иначе ради чего он так мучился всё это время?..
- Я самый гениальный трансформер во вселенной, - убеждённо сообщил он облакам вокруг себя и с сумасшедшим смехом бросился вперёд. Как он скучал по этому ветру, по огромным скоростям… Эта тоска была ещё сильнее тех чувств, что он испытывал, бывая с диноботами слишком близко… слишком близко для порядочного, уважающего себя десептикона.
"Ничего, об этом всё равно никто не узнает, - говорил он себе, - никто не узнает!"

Появление Старскрима было весьма эффектным. Мегатрон явно не ожидал ничего подобного, и вообще, занимался своим делом. Ещё издали Старскрим заметил, что вокруг никого нет. Лидер опять играл в конструктор "собери супероружие своими руками и получи главный приз - вселенную". С тех самых пор, как они очнулись на этой планете, в Мегатроне проснулся хромой изобретательский талант. Вечно какие-то планы, и вечно неудачные реализации.
- Старскрим! - воскликнул Мегатрон ошарашенно. - Ты жив?..
Заместитель, которого они давным-давно похоронили, выглядел живым-здоровым… ну хотя, не особенно здоровым, судя по тому, как выглядит его корпус.
Мегатрон взял его на прицел прежде, чем истребитель коснулся земли. Старскрим, который надеялся, что Мегатрон уже забыл, за что прогнал его, или хотя бы просто соскучился, тут же сообразил, что особенной радости лидер почему-то не проявляет. Значит, сейчас не время ничем хвалиться.
Поэтому приземлился Старскрим на колени, и на всякий случай смиренно уставился на шефа снизу вверх. Теперь надо было потянуть время и поболтать с Мегатроном подольше, пока не прилетят диноботы. Главное - не дать лидеру сразу сбежать… И самому под шумок слинять. Можно даже вместе вот с этой страшной штукой, с которой Мегатрон тут возится. Наверняка очень нужная вещь.
- Я старался выжить, чтобы снова быть тебе полезным, великий Мегатрон, - без зазрения совести воспользовался Старскрим своими любимыми способами избежать неприятностей - враньём и подхалимством.
- Автоботы что, держали тебя включенным? - удивился повелитель десептиконов. - Должно быть, ты прожужжал им все аудиодатчики, вот они и выбросили тебя вон!
- Я сбежал с большим трудом, - обиженно возразил Старскрим. - Ты простишь меня, Мегатрон?..
- Опять? - уточнил лидер с ухмылкой.
- В последний раз, - убеждённо отозвался заместитель. По его представлению, этот раз действительно должен быть для них с Мегатроном последний, потому что дымящиеся оплавленные останки прощать точно не умеют.
- Ну так хватит ползать. Может быть, столько времени в плену хоть чему-то тебя научили.
"Если бы ты знал, чему, - с ненавистью подумал Старскрим, приближаясь. - И даже не рад меня видеть!.."
- Впрочем, ты появился вовремя, - вдруг заявил Мегатрон. - Возьми эту штуку, и улетаем.
- Улетаем?.. - переполошился Старскрим. - Куда?..
- С помощью этой вещички я уничтожу автоботов без проблем. А ты докажешь мне, что не разучился стрелять…
- Мы а… атакуем автоботов прямо сейчас? - спросил встревожившийся истребитель и обернулся, разглядывая небо. Что же эти тупицы тормозят, когда они так нужны.
- Зачем ты озираешься, Старскрим? - с подозрением осведомился Мегатрон.
- Да так… Давно небо не видел, - протянул Старскрим дрогнувшим голосом.
- Не стой столбом. Бери и следуй за мной. Нас все ждут, здесь недалеко.
- Все… ждут, - эхом повторил Старскрим, понимая, что тянуть время не может.
Ну что ж, он тут даже не виноват, что так получилось. Надо было быть расторопнее и тащить в указанное место свои железные задницы с большим усердием. Истребитель не был уверен, что стоит нападать на Мегатрона в одиночку. Во-первых, он, судя по выражению лица, только того и ждёт. Во-вторых, тут где-то рядом, как нетрудно догадаться, остальные десептиконы.
Ну, и потом, всё не так плохо. Точнее, всё как раньше. Только корпус не так блестит, и нервы слегка расшатались, но всё это поправимо.
"А было близко", - расстроился Старскрим.

- Здесь никого нет, - сообщил Свуп расстроенным голосом, делая уже третий или четвёртый круг над местностью.
- Нашей игрушки тоже нет, - проворчал Слэг.
- Я, Гримлок, говорю: это Слэг виноват. Десептикон бросил нас и улетел.
- Я, Слэг, никогда не доверял десептикону! - возразил подчинённый, резко разворачиваясь к Гримлоку.
- Ты придумал этот план, Слэг!..
- Я предложил его тебе, Гримлок! Ты сказал, это хороший план!
- Ты дурак, Слэг, - не стал пускаться в долгие объяснения лидер и с размаху врезал диноботу по голове кулаком.
Слэг слегка покачнулся, но тут же трансформировался и попытался рогами проткнуть соперника. Гримлок перехватил его поперёк корпуса и бросил в сторону.
- Я, Гримлок, лидер! Ты не должен нападать на меня!..
Слэг встал на лапы, потряс головой и задумался. Должно быть, остальные диноботы сейчас примут сторону Гримлока. Они наверняка думают, что это Слэг во всём виноват.
- Это ты одобрил мой план, Гримлок. И вообще, это был план маленького десептикона.
- Ты дурак, Слэг! - повторил Свуп сверху.
Слэг попытался подбить его струёй огня, но Свуп увернулся. А раньше бы - не сумел. Нет, всё-таки, от Старскрима была польза.
- Нельзя верить десептиконам, - прогудел Снарл. - Теперь мы остались без игрушки.
- Я, Гримлок, говорю: хватит спорить! Вернёмся домой.
- Автоботы будут ругаться, - заметил Сладж.
- Мы не подчиняемся автоботам. Мы им помогаем, потому что они слабые и не могут победить десептиконов, - Гримлок попытался задуматься, а зачем тогда вообще заботиться об автоботах, но всё-таки программу ему писали Рэтчет с Уилджеком, так что особых камней преткновения не нашлось, традиционное "автоботы хорошие" сгодилось залатать дыру в логических последовательностях.
Ещё издали, приближаясь к базе автоботов, они заметили неладное. Вместо привычного спокойствия то тут, то там вспыхивали взрывы. Слышались яростные крики и гул сверхзвуковых двигателей в небе.
Мегатрон заметил пять стремительно приближающихся чёрных точек на горизонте и путём простого вычитания выяснил, кого среди врагов сегодня не хватало. Конечно, диноботов. Эти проклятые железные твари, тупые, но сильные, устроили десептиконам немало проблем.
Старскрим тоже их увидел, и ему стало нехорошо при мысли, что разъярённые диноботы сделают, если он попадёт к ним в лапы. Они даже в миролюбивом настроении случайно могут руку оторвать… Небось, представляют себе, что Старскрим их подло предал.
Да нет, он собирался предать их чуть попозже, но… так уж получилось, что Мегатрон на редкость метко почуял неладное и не стал задерживаться на месте своей предполагающейся смерти.
- Что ты стоишь, Старскрим, - немедленно рявкнули у него над ухом. - Сбей этих уродов!..
- Э… у нас уже столько энергона, повелитель, - меньше всего Старскрим сейчас хотел приближаться к диноботам даже на расстояние выстрела. А ещё хуже, если эти твари решат с истребителем поболтать, прямо при всех, и тогда неизвестно, кто прикончит его раньше - Мегатрон, диноботы или автоботы, во имя собственного спокойствия. Впрочем, большинство из автоботов было ранено. Сегодня была действительно удачная атака. - Может быть, пора отступать?..
Заподозрил что-то Мегатрон или нет, было неясно, но никто из диноботов не успел даже задеть десептиконов. Подхватив свою добычу, они улетели раньше, чем те достигли базы. Автоботы даже не попытались их преследовать.
А заметив взгляд Рэтчета, Гримлок предпочёл смущённо отвернуться. Так сложилось, что медик был по сути единственным автоботом, которого диноботы действительно опасались, пусть он и был много меньше их. Ну ещё они уважали Оптимуса Прайма, как хорошего лидера и всё такое… Но это совсем не то. К тому же, Прайм был сейчас серьёзно повреждён.

…плавно переносимся в период после событий фильма "Трансформеры" (1986) …

Гримлок был, пожалуй, единственным из ныне живущих существ, кто мог сохранить абсолютное хладнокровие при виде бегущего прямо на него рогатого металлического динозавра, который вот-вот выпустит смертоносную струю пламени прямо в оптику командира. Но даже храбрый лидер диноботов был несколько шокирован - в мирное время, в собственном коридоре, Гримлок тихо шел по своим делам - и тут такое! Автоматически увернувшись и позволив огненному дыханию оплавить большой кусок пола, Гримлок вложил всю свою силу в удар. Слэг влетел в стену с ужасающим грохотом и рухнул на бок, неловко дрыгая ногами. В коридоре появилось новое украшение - глубокая вмятина странной формы там, где спина динозавра столкнулась со стеной.
- Я, Гримлок, приказываю тебе трансформироваться!
Рогатая голова шевельнулась, оптика виновато замерцала.
- …агррх… не могу… - проскрежетал динозавр.
Командир собрался было оттащить незадачливого агрессора от стены и посмотреть, что в нем повредилось, но решил сперва выяснить, в чем дело.
- И какого квинтессона ты нападаешь на меня, Слэг?!
- Слэгу плохо. Слэг злится.
Гримлок зарычал и дернул Слэга за рог, разворачивая оптикой к себе:
- Я, Гримлок, не думаю, что это повод!
Металл когтей случайно соприкоснулся с наэлектризованным рогом, и в процессор командира обрушилась по прямой связи серия образов, в основном изображающих Старскрима в процессе слияния.
- Никто не хочет играть со Слэгом! - обиженно проскрипел динозавр.
- И ты, кусок ржавчины, решил слиться со своим командиром?!
- Слэг не думал, Слэг бежал! - рогатая голова потерлась о колено Гримлока, а линзы подозрительно заблестели. - Почини меня!
Гримлок вздохнул, уселся на пол и с усилием перевернул тяжеленную тушу динозавра на живот. Извечная проблема трех диноботов - Слэга, Сладжа и Снарла - их трансформа такова, что они сами не могут встать на ноги, если не вернутся в обычный вид…
Динозавр заурчал и положил голову на колени Гримлоку, обратив на него полный раскаяния и преданности взгляд повлажневших красных линз.
Командир прижал пластину на своем запястье к огромному острому рогу. "Покажи, что случилось".
В принципе, ничего нового Гримлок не узнал. С тех пор, как маленький десептикон покинул их и вернулся к Мегатрону, в когда-то дружном сообществе диноботов воцарился натуральный хаос. Пока шли военные действия, неудовлетворенность и агрессия выплескивались струями огня и разрядами электричества на врагов, но когда наступил мир, диноботы заскучали. А хуже всего было как раз Слэгу, который не мог и дня прожить без разрушительных вспышек бешенства. Присутствие Старскрима приучило диноботов к слиянию без согласия партнера, а сейчас попытки взаимно удовлетвориться в девяти случаях из десяти заканчивались драками, от которых трясся весь подземный ангар, трещали стены, полы и потолки. Каждый хотел быть сверху; кроме того, если два динобота наконец договаривались и приступали к процессу, остальные начинали вмешиваться. Со Слэгом иметь слияние вообще никто не хотел, потому что он не мог обойтись без своих садистских выходок - а диноботы, как создания гораздо менее чувствительные, чем Старскрим, ощущали боль только на грани деактивации… Гримлок лично вбил своего подчиненного в стену и даже отломил ему один рог, когда нашел Свупа с вывихнутыми манипуляторами, изгрызенными опаленными крыльями и сорванной грудной броней.
"Шлак! Что мне с вами делать?" - командиру очень не нравилась ситуация.
"Слияние", - послал отчаянный мысленный вопль Слэг и умоляюще лизнул броню Гримлока.
Динобот представил себе, что ему придется ежедневно совершать слияние с четырьмя подчиненными, и возмущенно зарычал.
"А потерпеть ты не можешь, примитивное создание?!"
Слэг сгенерировал еще несколько образов-воспоминаний о маленьком десептиконе.
"Игрушка! Почему?!"
Гримлок ощутил его тоску, обиду и снова проснувшееся раздражение. Предательство Старскрима и последовавшие за ним события, как внутри стаи, так и во внешнем мире, сильно повлияли на жизнерадостность диноботов.
"Десептикон".
"Нет! Моя игрушка! Почему?!"
"Вернулся к своим", - Гримлок отправил звуковой образ - Старскрим, шепчущий: "Аах… Мегатрон…".
Слэг зарычал и выпустил струю огня в стену. Командир диноботов задумчиво наблюдал за медленно ползущими каплями расплавленного металла.
"Почини… Убью Мегатрона… агррх".
"Мегатрона нет".
"Мертв?"
"Не знаю".
Оба динобота напряженно размышляли о сложившейся ситуации.
"Не любит нас! Почему?!"
Гримлок вздохнул и отправил образ Старскрима с вырванной броней и беззащитной дрожащей Искрой. По рогам Слэга пробежали крохотные танцующие молнии - приятное воспоминание!
"Слэг так больше не делал!"
"Десептикон. Не такой как мы. Слабый. Маленький. Много говорит. Летает. Трудно понять".
"Слэг хочет вернуть игрушку!"
Гримлок сгенерировал целую серию образов десептиконов из последних битв. Среди них действительно не было ни Старскрима, ни Мегатрона.
"Где?!"
"Не знаю".
"Автоботы?"
Гримлок задумался.
"Нет. Не могут знать".
После напряженной работы процессора, командир диноботов продемонстрировал изображение фиолетового десептикона с большой оранжевой пушкой.
"Крушить!" - беззвучно засмеялся Слэг, погасив оптику в предвкушении славной битвы.
"Гримлок пойдет один".
"Почему?!"
"Лужи металла не отвечают на вопросы".
Слэг оскорбленно зарычал вслух, потом с неподдельным беспокойством транслировал:
"Много врагов. Опасно".
Гримлок вздохнул и принялся за починку трицератопса, попутно взвешивая плюсы и минусы одиночного похода на базу десептиконов…

Огромный тираннозавр с легкостью прокусил фиолетовое крыло Циклона, мотнул головой и отшвырнул врага в потолок. Несколько десептиконов продолжили обстреливать корпус Гримлока, что не причиняло ему ровно никакого ущерба - но большинство врагов трусливо попрятались. "Хорошо", - подумал динобот. Он собрался было направиться на поиски своей главной цели, нового лидера десептиконов; но кто-то из безрассудных козявок подкрался к нему сзади и потянулся к выступающим деталям на спине динозавра. На самом деле, вряд ли Кнуту удалось бы что-то повредить, но отступать он полагал трусостью. Гримлок зарычал и грациозно взмахнул хвостом, пробив нахальным свипом стену. Гордо ударив себя короткими передними лапами по металлической груди, победитель взревел так, что краска на потолке потрескалась, и побежал вперед, снося перегородки, двери и не успевших отскочить в сторону десептиконов.
Отвлеченный от созерцания звездного неба на огромном экране, Гальватрон поднял пушку и выстрелил захватчику в морду, но динобот успел отклониться.
- Я, Гримлок, пришел поговорить с тобой!
- Нам не о чем говорить, глупый ящер! И сейчас ты поплатишься за свою наглость! - яростно закричал Гальватрон, без остановки выпуская смертоносные заряды из своей пушки.
Впрочем, попасть в Гримлока ему не удалось, и через несколько секунд пушка была перекушена пополам мощными челюстями.
- Я, Гримлок, люблю грызть железо, - признался динобот, с жутким хрустом пережевывая чужое оружие.
- Циклон! Кнут!
Тишина нарушалась лишь довольным урчанием тираннозавра.
- Да где же эти ублюдки? - взвыл Гальватрон, бросаясь с кулаками на Гримлока.
Отчаянный поступок, учитывая то, что лидер десептиконов был раза в три меньше…
Самоубийственная инициатива Гальватрона была моментально пресечена - динозавр крепко сжал его бронированные плечи и задумчиво произнес:
- Если я, Гримлок, их случайно не раздавил, то они улетели!
- Что?! - возмутился десептикон. - Подлые предатели! Уничтожу!
- Я хочу знать, где Старскрим! - Гримлок встряхнул своего собеседника, дабы тот не отвлекался на всякие пустяки.
Гальватрон очень удивился - информация о покойном истребителе, по его мнению, была последней из вещей, интересующих автоботов. Если она вообще входила в список этих вещей…
- Его пепел рассыпан где-то на Кибертроне, и уже давно… Но зачем тебе это знать?
- Гримлок хочет вернуть свою игрушку!
- Игрушку?! - поразился Гальватрон, от изумления приоткрыв рот. - Что ты имеешь в виду?
Гримлок скептически посмотрел на него сверху вниз и выплюнул оранжевый огрызок.
- Этот маленький десептикон долго был нашей игрушкой! Но потом он обманул нас, предал и сбежал! Тогда была разрушена база автоботов на Земле!
Процессор Гальватрона услужливо подбросил воспоминания о внешнем виде Старскрима в момент возвращения, а также о его более чем странном отказе возобновить близкие отношения со своим командиром… Он тогда сломал Мегатрону манипулятор и пообещал, что если десептикон еще хоть раз заикнется о слиянии - он лишится своего лучшего истребителя уже навсегда. Совершенно нетипичное для Старскрима поведение так ошарашило Мегатрона, что он действительно отложил выяснение причин на неопределенное "когда-нибудь". Но сейчас, как догадался лидер десептиконов, одна из причин сама явилась к нему на базу!
- Как интересно, - улыбнулся Гальватрон, - теперь я начинаю понимать! Я с радостью отдал бы тебе этого предателя, динобот! Но, к сожалению, от него не осталось даже запчастей!
- Я, Гримлок, еще хочу знать, где Мегатрон!
Лидер десептиконов не выдержал и громко рассмеялся.
- Мегатрон перед тобой! Только теперь меня зовут не Мегатрон, а Гальватрон!
- Я помню Мегатрона! - возразил Гримлок. - Вы не похожи!
Десептикон разрывался между любопытством и нежеланием объяснять металлической бестолковой громадине то, что сам до конца не понимал. Надо просто дать ему хорошего пинка вон. И как могли допустить, чтобы он проник внутрь так легко!?.. Впрочем, как пнёшь такого громилу? Как пнёшь, так и полетишь…
Гальватрон привык, что проблемы решаются достаточно легко. Но без пушки жизнь мгновенно осложнилась. К тому же, вам когда-нибудь отгрызали присоединённое к руке оружие? Теперь даже трансформироваться не во что.
А ещё это существо что-то угрюмо бубнит.
- Ты пришёл на мою базу, Гримлок, и разнёс здесь всё к чертям. Теперь я буду знать, что защиту лучше усилить, - он ухмыльнулся. - У меня нет никакого настроения с тобой болтать, убирайся вон, к своим автоботам. Пока тебя не разобрали на части, - пригрозил он по привычке. Его только что осенило, что до динобота вряд ли дойдёт попытаться убить его или совершить какую-нибудь мудрёную диверсию на базе врага, если он пришёл с конкретной целью. Вряд ли они многозадачные, эти недотрансформеры.
- Я, Гримлок, не уйду, пока не пойму, в чём дело.
- Тогда мы будем торчать здесь вечность! - Гальватрон прикинул, сколько силы надо вложить в удар, чтобы сбить с ног такого силача… и отказался от этой мысли тут же. - Хрр… Ладно, давай договоримся. Можешь подсоединиться к моей памяти и утолить своё любопытство, всё равно твой ржавый процессор не способен переработать эту информацию.. А потом я дам тебе уйти спокойно.
- Ты не врёшь? - осведомился громила. - Я, Гримлок, знаю: десептиконам нельзя верить!
"Так что же ты тогда пришёл, тупица? Поспрашивать тех, кому всё равно нельзя верить? Браво!" - Гальватрон подумал, что у него будет несварение в топливном отсеке после таких гостей, и отрезал как можно убедительнее:
- Конечно, простым десептиконам нельзя. Но я-то - повелитель десептиконов.
На это Гримлоку возразить было нечего, к тому же идея получить данные напрямую показалась ему на редкость заманчивой. Диноботам проще было воспринимать потоки образов, чем словесные описания. Гримлок с треском трансформировался и поднес свой коготь к горлу десептикона, примериваясь к соединительным швам.
- Стой! У тебя должны быть порты системного доступа! - отклонил его руку Гальватрон. В целом, он преследовал вполне определённую цель. Раз Старскрим так бережно хранил в тайне всё, что случилось с ним в плену у диноботов, на то у него были причины. И несомненно любопытно посмотреть, что именно честолюбивый заместитель столь тщательно скрывал.
- Я, Гримлок, сомневаюсь, что наши конструкции соединятся автоматически, - заявил динобот, но броню все же сдвинул, демонстрируя не сложную, но принципиально отличающуюся начинку.
- Доверься мне, динобот! - гордо хмыкнул Гальватрон. Из раздвинувшихся пластин потянулись соединительные провода.
После нескольких неудачных попыток связь была установлена. Гальватрон переслал свои воспоминания, начиная с возвращения Старскрима и заканчивая его предательством в шаттле Астротрейна...
"А что было дальше?"
Гальватрон замялся - демонстрировать выставляющее его не в лучшем свете общение с Юникроном он не хотел.
"Твоя очередь. Покажи, что вы делали со Старскримом".
Просмотр первого слияния диноботов привел десептикона в необычайное воодушевление. Но на самом интересном месте его отвлек очнувшийся Циклон, вбежавший в комнату и начавший палить по соединенным корпусам. Вероятно, решил, что Гримлок пытается повелителя раздавить.
- Пошел вон! Я занят! - взревел Гальватрон, возмущенно сверкая красной оптикой. После такой сцены он непременно прослывёт ещё большим психом, но сейчас ему не было до этого никакого дела.
Трансляция воспоминаний продолжилась.
"Я восхищаюсь тобой и твоими подчиненными, Гримлок. Кто бы мог подумать!"
В самом деле, кто бы мог подумать, что Старскрим оказался в такой неподходящей компании. Вероятно, то, что он испытал, заставило беднягу окончательно свихнуться. И хотя он давно стал пылью, Гальватрону было приятно смотреть на его мучения, словно это было продолжением мести.
"Так что было дальше?" - зарычал динобот.
"Пожалуй, я покажу тебе. Давно меня так не радовали, - улыбнулся Гальватрон. - Но это конфиденциальная информация".
"Что-что?" - поразился Гримлок.
"Ее не должен знать никто, кроме тебя".
"Хорошо", - согласился динобот, погружаясь в воспоминания лидера десептиконов.
Узнав наконец, как Мегатрон стал Гальватроном и как Старскрим рассыпался на атомы, Гримлок собрался было прервать соединение, но десептикон остановил его:
"Я хочу знать, как получилось, что Старскрим сбежал".
Получать информацию так было куда проще, чем беседовать с диноботом по душам. Пусть и есть что-то интимное в таком способе передачи данных, польза и собственное удовольствие - единственное, что по-настоящему важно. А эпизоды из жизни покойного командующего ВВС вызывали у Гальватрона заразительный торжествующий смех.
"Я благодарен тебе, Гримлок".
"Гримлок тоже рад".
Гальватрон прокручивал в памяти выражение лица предателя, его жалобные крики, и настолько увлёкся, что забыл отдать приказ об уничтожении динобота. Ну что ж, ушёл - так ушёл… А вот подчинённым придётся хорошенько постараться, чтобы Гальватрон их не перебил, потому что по их вине на базу смог проникнуть враг.

Подлетая к Кибертрону, лидер диноботов напряженно пытался увязать уже известные и только что полученные данные в логическую систему. "Если бы маленький десептикон не предал нас, база автоботов не была бы разрушена. И враги не получили бы преимущество. Тогда они не смогли бы напасть на город автоботов. И Прайм был бы жив, и Мегатрон был бы собой".
Трицератопс, урча, жадно обнюхивал вернувшегося Гримлока. Нетерпеливо ткнув рогом в его запястье, Слэг получил в полном объеме все воспоминания о событиях на базе десептиконов, а заодно и размышления своего командира. Такое количество информации нуждалось в тщательной обработке, и процессор Слэга моментально перегрелся.
Через несколько минут проанализировавший новые данные динобот транслировал:
"А откуда взялся Юникрон?"
"Был раньше".
"Почему не трогал?", - удивился Слэг.
Если бы трицератопс был таким огромным, он бы давно уже разрушил всю Вселенную. Что же мешало сделать это Юникрону, с его силой?
Гримлок глубоко задумался…
"Во всем виноват маленький десептикон. Если б он не предал нас, все было бы иначе", - наконец ответил мудрый лидер диноботов.
"Значит, он разбудил Юникрона?"
"Должно быть".
"Если бы не Мегатрон… то есть Гальватрон… я бы сам его убил", - мигнул оптикой Слэг.
"Поздно".
"Жаль", - обиженно вздохнул трицератопс.
Через несколько секунд он сообразил, что ждать возвращения игрушки бесполезно, и надо разбираться с проблемой интимных отношений.
"Гримлок, слияние!" - возбужденно транслировал он, мотая хвостом, и легонько шарахнул своего командира электричеством.
Динобот отдернул руку.
- Я, Слэг, прошу тебя! - припал к полу трицератопс, лукаво мерцая красными линзами.
- Трансформируйся! - рыкнул Гримлок, сдвигая грудную броню.
Слэг блаженно заурчал и стремительно прижался к своему командиру, на ходу заканчивая трансформацию - выдвигая голову и руки из корпуса…
Двойная перезагрузка и тысячевольтные разряды из рогов Слэга временно вывели обоих диноботов из рабочего состояния. Тяжелые тела с грохотом рухнули на пол и безжизненно замерли.
Через несколько минут Слэг очнулся, обнаружил на себе корпус Гримлока и раздосадованно заявил:
- С игрушкой было лучше!
- Я, Гримлок, больше не буду иметь слияние с тобой, неблагодарная скотина! - зарычал динобот, поднимаясь на ноги.
- Я, Слэг, только сказал правду, - улыбнулся трансформер.
Гримлок оскорбленно взревел и пнул его в корпус, затем гордо направился к остальным диноботам, намереваясь рассказать им о смерти Старскрима.
Слэг смотрел ему вслед, довольно ухмыляясь…

Через несколько дней рогатый динобот тихонько подкрался к Гримлоку и выпустил серию электроразрядов в его широкую спину. Командир взревел, разворачиваясь и включая лазерный меч.
Слэг моментально отпрыгнул.
- Я, Слэг, хочу слияние!
- Пошел вон, идиот!
Слэг недоуменно замигал оптикой, не понимая, почему Гримлок сердится.
- Пожалуйста! - униженно заурчал динобот, с надеждой глядя на своего командира.
Тот отключил свой меч и торжествующе прорычал:
- Я, Гримлок, не потерплю неблагодарности с твоей стороны!
- Слэг был неправ, - согласно кивнул динобот, прижимаясь к желтому корпусу и гладя руками огромные черные крылья Гримлока…

приблизительно после 17й серии 3го сезона

Вакуум равнодушно принял оглушенного взрывом истребителя. Когда к Старскриму вернулась способность ориентироваться в пространстве, он понял, что сильный взрыв отбросил его в темное звездное небо над Кибертроном. Это было далеко не самым страшным в нынешней ситуации: куда большими неприятностями грозили, во-первых, быстрое приближение отряда свипов во главе с ненавистными Гальватроном и Циклоном и, во-вторых, полностью отказавшая система управления. Старскрима несло наперерез десептиконам, которые уже заметили его. А Гальватрон даже направил на него пушку. Ту самую, что разнесла его предыдущий корпус на мелкие пылинки. В общем, ситуация была хуже, чем Старскрим мог предполагать. Истребитель искренне взмолился, чтобы это оказалось кошмаром, глюком программы, чем угодно - лишь бы не реальностью.
Желание Старскрима исполнилось с пугающей скоростью - в него вцепились чьи-то руки, остановив неконтролируемое падение в пустоту. Очень знакомый голос насмешливо выдохнул в аудиодатчик:
- Я, Слэг, рад видеть мою любимую игрушку!
Скосив оптику, истребитель увидел Гримлока, подлетевшего к Гальватрону. А ведь всего лишь несколько секунд назад Старскрим полагал, что хуже быть уже может. "Лучше бы меня застрелил Гальватрон", - мелькнуло в его процессоре. Истребитель решил прислушаться к разговору двух лидеров, но в это время Слэг развернул его, прижал к себе и с силой провел ладонью по линии соединения крыльев.
- Ой! - взвизгнул Старскрим и сразу же обругал себя за подобное проявление эмоций.
Десептиконы с большим интересом уставились на обнимающихся трансформеров. Слэг на пару секунд задумался, не шарахнуть ли по ним электричеством, но предупреждающий взгляд Гримлока заставил его отказаться от этой прекрасной идеи. Разозленный динобот нагнул голову и укусил истребителя за крыло, чтобы не сказать чего-нибудь лишнего и не вынудить командира в одиночку сражаться с кучкой десептиконов. Разумеется, Гримлок победил бы, как же иначе; но ситуация вроде как не представляла опасности, а Старскрим мог случайно пострадать в бою. Или, что более вероятно, тихо сбежать под шумок, как в прошлый раз. Слэг вспомнил ту битву и злобно ухмыльнулся - наконец-то этот предатель, чудом воскресший, беспомощно дрожит в его руках; раз уж Старскрим умудрился ожить, динобот с удовольствием сделает все, чтобы истребитель об этом пожалел. Слэг ласково погладил его по крылу, нащупал воздушный сенсор и с силой проткнул его. Вопль Старскрима разъярил динобота еще больше - пострадавшее крыло затрещало и частично отсоединилось от корпуса под ударом тяжелого кулака.
Гальватрон пугающе расхохотался, через какую-то долю секунды к его смеху присоединились остальные десептиконы.
- Пожалуй, я не буду мешать тебе, Гримлок. Прощай!
Командир диноботов проследил взглядом траекторию полета стремительно уменьшающихся темно-синих фигурок.
- Летим на базу, Слэг!
- Я, Слэг, хочу попробовать слияние в космосе, - ухмыльнулся рогатый динобот.
- Пожалуйста, не надо! Это очень опасно и для вас тоже! Здесь же невесомость, и когда Искра окажется открытой, она оторвется и улетит! Это смертельно опасно! - затараторил Старскрим, на ходу придумывая доказательства, чтобы диноботы поверили его отчаянной импровизации.
Слэг и Гримлок глянули друг на друга.
- Я, Слэг, ничего не понял. Еще раз и медленно.
Старскрим старательно повторил свои слова, добавив, что любой предмет в невесомости улетает неизвестно куда, если не может или не хочет сопротивляться. Как он сам совсем недавно. А Искра - это такой предмет, который не имеет источника энергии, чтобы передвигаться самостоятельно, и уж тем более не обладает разумом, чтобы выбрать направление…
Повисла мучительная пауза. Истребителю уже показалось, что диноботы не настолько тупые, чтобы не понять всю абсурдность его монолога, и сейчас опять начнутся издевательства…
- Я, Слэг, все равно ничего не понял!
Старскрим вздохнул и начал объяснять с начала, но тут раздался рык:
- Я, Гримлок, устал это слушать! Я сказал - летим на базу!
Диноботы подхватили истребителя и полетели обратно на Кибертрон.
В процессоре Слэга неспешно происходила мыслительная деятельность. Наконец его логические цепи создали вывод, жутко перепугавший динобота.
- Гримлок, а база ведь тоже предмет! Значит, она улетела неизвестно куда?!
Командир диноботов задумался.
- Ты видишь Кибертрон перед нами? Он никуда не улетел. Ну и база тогда тоже на месте.
- Я, Слэг, все равно не понимаю. Кибертрон тоже предмет, а почему он не улетел?
- Кибертрон не предмет, а планета, - спешно вставил Старскрим, понимая, что сейчас его лжетеория разобьется о железобетонную логику звероящеров.
- Но база не планета! - возразил Слэг.
Пока истребитель подыскивал адекватный ответ, Гримлок нашел собственное решение.
- Я, Гримлок, понял! - гордо заявил он. - На базе есть энергон, и поэтому она не улетает! Мы же не улетаем!
Старскрим в очередной раз мысленно проклял свою невезучесть, тупых диноботов и всю Вселенную заодно. Время полета следовало потратить на поиски вариантов спасения. Благодаря импровизации истребителя, самого агрессивного динобота сейчас гораздо больше волновал вопрос нахождения базы на прежнем месте, чем повисший на его плече Старскрим.
- Мне, Слэгу, это все не нравится!
Диноботы увеличили скорость, и темные лабиринты зданий Кибертрона стали стремительно приближаться. Истребитель понял, что его время катастрофически быстро заканчивается, и процессор заполнила липкая паника.
"Только у меня появился новый красивый корпус, как нашлось множество желающих его попортить. Этим уродам только бы разрушать - что звероящерам, что Гальватрону с его подхалимами… Никто не понимает, какой я красивый и умный! Ладно, придется согласиться на слияние. Лишь бы потом починили, и я им всем покажу! И Гальватрону, этой безумной твари, тоже!"
База, к огромной радости Слэга, оказалась на месте. Братья диноботы тоже никуда не делись и даже бросились навстречу, завидев Гримлока, Слэга и висящего между ними маленького истребителя. Старскрима бесцеремонно бросили на пол, и сразу же кто-то пнул его в здоровое крыло. Он с грохотом проехал по железу, остановился, наткнувшись на чьи-то ноги, и попытался хотя бы сесть. Внутренние системы барахлили, право и лево путались, центральный процессор выдавал испуганные сообщения о новых повреждениях.
Диноботы с интересом наблюдали за тем, как Старскрим поднимается на четвереньки, трясет головой, а потом со скрипом заваливается на бок.
- А чего ему так плохо? - удивленно спросил кто-то из них.
"Ну да, им даже ядерная бомба не страшна, - с досадой подумал истребитель, - ненавижу".
Через несколько мгновений пришла обнадеживающая мысль: "Меня невозможно уничтожить, даже сделав из моего корпуса пепел! Корпус жалко, конечно…". Старскрим очень четко и красочно вспомнил месяцы, проведенные в подземных ангарах, где бывали только диноботы; и понял, что сделает все, лишь бы это не повторилось. Хватило того, что долгое время после возвращения под начало Мегатрона он, как идиот, начинал каждую фразу словами "Я, Старскрим, думаю", чем смешил даже кассетников.
"Может, добиться, чтобы они уничтожили мой корпус? А где я возьму новый? Навсегда остаться призраком? Или, может быть, снова починить Юникрона? Если он согласится дать мне еще один корпус, что очень сомнительно…"
- Со мной… все… в порядке, - яростно прошипел Старскрим, с трудом поднимаясь на колени. Надломленное крыло пронзительно заскрипело и отсоединилось от корпуса почти на половину, уродливо перекосившись. От переполнявшей истребителя злости оптика загорелась темно-красным.
- Я, Гримлок, так не думаю.
Старскрим глянул на огромного динобота. В оптике все расплывалось, вместо одного желтого-черного Гримлока на долю секунды появлялось несколько, они снова соединялись… Тем не менее, истребитель решился на самоубийственный жест и поднял дрожащие руки, пытаясь прицелиться из обеих лучевых винтовок сразу. Процессор Старскрима никак не мог точно взять прицел. Истребителю казалось, что Гримлок улыбается, хотя сплошная черная пластина на лице командира диноботов априори не могла этого делать.
Старскрим уже почти прицелился, когда сзади к нему подобрался Слэг и резко рванул за крылья. Лучи выстрелов скользнули мимо Гримлока и ушли в стену, не причинив ей никакого вреда. Истребитель повис в воздухе, крылья опасно затрещали. Старскрим сделал вывод, что лучше не шевелиться и молча терпеть боль, а то можно потерять самое дорогое и превратиться в бескрылую и, следовательно, бесполезную развалину - какой позор, фу!
- Плохая игрушка! - укоризненно сказал Слэг, встряхивая десептикона.
Правое крыло отсоединилось еще на несколько сантиметров, и Старскрим испуганно замигал оптикой, чувствуя, что осталось не так много до того, как крылья останутся в руках динобота, а сам он, искалеченный, рухнет на пол. Гримлок приблизился, взял его за руку, внимательно рассматривая лучевую винтовку, и Старскрим неожиданно для самого себя вцепился в черные предплечья динобота. Прежде чем истребитель что-либо понял, его крылья резко дернулись назад, вынудив откинуться корпусом прямо на грудь Слэга и автоматически обхватить ногами корпус Гримлока.
- Отпустите меня! - возмущенно заорал истребитель, но базовая программа самосохранения не позволила ему начать вырываться, калеча драгоценные крылья.
Гримлок довольно заурчал, ощутив дрожь зажатого между желтым и красным корпусами хрупкого тела, и начал снимать винтовку с левой руки Старскрима. Второй динобот тем временем медленно сжимал пальцы - до глубоких вмятин на краях крыльев, наслаждаясь ответными судорогами ужаса. Истребителю категорически не нравилось происходящее, он опять был беспомощной игрушкой жестоких и примитивных звероящеров... Едкое презрение к самому себе заставило Старскрима потушить оптику и начать подготовку к аварийному стазису.
"Пусть делают со мной что угодно, я не хочу этого знать и ощущать".
Но как сосредоточиться и уйти в стазис, когда корпус и крылья бесцеремонно и нагло лапают? Истребитель в который раз проклял себя, диноботов и свой процессор, будто нарочно подбросивший наэлектризованные воспоминания о том, как порой хорошо было Старскриму, когда он прекращал сопротивление и подчинялся, запихнув подальше десептиконскую гордость…
Но тут он понял, что эти дурацкие воспоминания и есть ключ к спасению.
- Не надо… пожалуйста… не надо меня мучить… я больше не буду сопротивляться! - жалобно проскулил Старскрим.
- Почему? - удивленно спросил Гримлок.
Истребитель молчал, борясь с собственной программой. Если он хочет остаться функционирующим и относительно неповрежденным, придется закрыть глаза на то, как это омерзительно и непристойно.
Слэг потянул его крылья на себя, раздался отвратительный скрип металла…
- Я, Слэг, тоже хочу знать, почему!
- Я… я хочу слияние… - еле слышно отозвался Старскрим.
Диноботы ошарашенно замерли.
- Я не верю! - безапелляционно заявил Слэг и потянул руку к желтой кабинке. Истребитель спешно включил оптику, ощущая, что хрупкую сферу пытаются вырвать.
- За что? - дернулся Старскрим, пытаясь отстранить чужие пальцы и самостоятельно отстегнуть кабинку.
- Гримлок, он еще спрашивает! - хохотнул Слэг.
Оптика командира диноботов гневно полыхнула темно-синим. Огромная черная лапа сжала шею Старскрима, отчего истребитель захрипел и непроизвольно вцепился в Слэга. Десептикон судорожно размышлял, что же он сделал не так, чем разозлил диноботов до такой степени, что они абсолютно уверены в своем праве заживо разобрать его на детальки. Не просто право сильнейшего и примитивный садизм, свойственный Слэгу, например - а что-то гораздо более угрожающее и серьезное.
- Я не сделал ничего плохого! - испуганно проскрипел Старскрим. - Я…
- Конечно, - рассмеялся Слэг, с издевательской нежностью поглаживая корпус истребителя, - конечно, ты не сделал ничего плохого. Кроме того, что предал нас…
Желтая сфера противно заскрипела, поддаваясь грубой силе.
- …убил Оптимуса Прайма…
Хрупкое покрытие кабинки наконец поддалось и немедленно отлетело куда-то в сторону… Старскрим рефлекторно попытался вырваться, при этом судорожно анализируя слова динобота. "Какой бред!"
- …и прочих автоботов…
Пальцы Слэга скользнули на чувствительную панель управления, не дав истребителю вспомнить, каких именно автоботов он убил и, главное, каково его участие в смерти Прайма? Старскрим почувствовал, как металлические створки, защищающие Искру, раздвигаются - и чужая рука с усилием протискивается внутрь, собираясь в лучшем случае ткнуть самое ценное в трансформере пальцем, а в худшем… даже представлять страшно…
- …превратил Мегатрона в Гальватрона… хмм?
Со всех сторон раздались торопливые подсказки:
- Разрушил город автоботов…
- Уничтожил спутники Кибертрона…
- …разбудил Юникрона и взорвал Ультра Магнуса…
- …украл глаза Метроплекса…
Старскрим понял, что он уже ничего не понимает. Причём здесь Ультра Магнус, которого Старскрим успел недавно увидеть живым и целым, он вообще не понял; и с чего диноботы взяли, что он виноват во всех этих событиях? Если он в чем-то и виновен, например, в разрушении города автоботов, то уж явно не он один!
- Вы кретины! Как я мог разбудить Юникрона? Как я мог уничтожить спутники?! Это невозможно! И тем более я не превращал Мегатрона в Гальватро…
- И еще обзываешься! - завершил свою речь Слэг, прижав Искру к металлической стенке ее хранилища. Истребитель испуганно замерцал оптикой и не нашел ничего лучше, как сдавленно прошептать, имея в виду последнее обвинение:
- Я больше не буду, клянусь чем угодно…
- Я, Гримлок, удивился бы, если бы ты смог убить мертвого и разрушить несуществующее, - хмыкнул лидер диноботов.
Старскрим еще пытался что-то объяснить, но его уже никто не слушал - слишком долго диноботы не видели и не трогали свою игрушку, чтобы тратить лишнее время на обсуждение и так всем понятных вещей. Он ощущал себя почти также отвратительно, как во время первого слияния с диноботами, еще на Земле. Истребителю казалось, что он случайно попал в свое собственное прошлое, заново переживая одно из худших воспоминаний…
Очнувшись на полу после серии непрерывных перезагрузок, Старскрим в первую очередь ощутил боль. Боль была всюду, внутри и снаружи. Только потом истребитель понял, что кабинку еще не закрыли, а правое крыло так и осталось перекореженным и висело на хрупком металлическом шве. Следующей мыслью-эмоцией Старскрима стала обида.
Он повернул голову к огромной фигуре Гримлока и прохрипел перегруженным динамиком:
- А где доказательства, что я это сделал?
Лидер диноботов на мгновение задумался.
- Мне не нужны доказательства, я и так это знаю.
- Откуда ты это знаешь, если сам не видел? - упрямо продолжил Старскрим.
- Я, Гримлок, не говорил, что ты сделал это сам. Ты послужил причиной, и поэтому ты во всем виноват!
Процессор Старскрима не мог усвоить логику диноботов. Даже в условиях, когда от понимания ситуации зависело состояние его корпуса, и жизнь, в общем-то - ведь истребитель толком не знал, почему он в обход всех принципов мироздания стал бестелесным призраком, и не был уверен, что подобное чудо повторится.
- Вы все равно не сможете меня уничтожить! - в отчаянии взвыл Старскрим, срываясь на ультразвук.
- Мы и не хотим тебя уничтожать, - немедленно отозвался Гримлок.
- Я, Слэг, ни за что не позволю убить такую красивую игрушку!
"Я не игрушка", - собрался сказать Старскрим, но тут же позабыл об этом, захрипев от меткого пинка рогатого динобота прямо в десептиконский знак. Крыло теперь держалось на честном слове и готово было отвалиться в любую секунду.
- Мне только не нравится эта гадость, - продолжил свою мысль Слэг. - Гримлок, а нельзя ее сковырять?
Истребитель испытал неконтролируемую панику, представив себе этот процесс в исполнении рогатой твари. Динобот обладал воистину первобытной жестокостью - с тем же успехом он мог бы предложить закрасить знак, но выбрал наиболее болезненный вариант.
И потом… Позволить каким-то тварям сорвать с себя символ десептиконов?.. Знак, под которым он сражался столько тысяч лет?
- Гримлок думает, от этого он не станет автоботом, - весьма метко заметил лидер диноботов. - Проще оторвать ему крылья.
Старскрим остро ощутил каждый миллиметр своих искалеченных крыльев. Оторвать… они ведь могут. Ничего не соображающие, грубые ублюдки.
"Уж лучше умереть", - подумал истребитель.
Слэг пинком перевернул его раскрытой кабиной к полу, не обращая внимания на судорожные попытки отползти.
- Потерпи еще немного, самолетик, сейчас я оторву тебе крылышки, и мы дадим тебе отдохнуть!
В процессоре Старскрима что-то замкнуло, оптика погасла, и мир медленно погрузился во тьму долгожданного аварийного стазиса.

Вернуться к фанфикам