Замкнутый круг 2

Авторы: Aksalin & Diana Vert
Персонажи: Слэг/Старскрим
Рейтинг: NC-17
Жанр: драма/дарк
Краткое содержание: Старскрима насильственным методом выводит из стазиса Слэг и долго яоит.
Предупреждение: А еще здесь насилие, поедание заживо второстепенного персонажа... бред, трава и чорный юмор.
Примечания авторов: действие происходит где-то в третьем сезоне, впрочем, событийный канон все равно толком не соблюден. Чтобы понимать, как Старскрим оказался в стазисе и вообще дошел до жизни такой, желательно прочесть первый "Замкнутый круг". По мнению читавших первую часть, эта еще жестче =)

Возвращение Старскрима к жизни было на редкость болезненным. Металлическая пластина на затылке отсутствовала, и чьи-то руки рылись в проводах около центрального процессора. Истребитель успел увидеть перед собой серую металлическую поверхность, на которой лежал – но тут с хрустом лопнул кабель, соединяющий оптические сенсоры с центром управления, и мир снова погрузился в темноту. Старскрим попытался что-то сказать, но из динамика раздавалось лишь хриплое бульканье.
- Моя игрушка снова функционирует! – радостное восклицание Слэга привело истребителя к мысли, что чуда не случилось, и ситуация еще хуже, чем раньше.
Спешная диагностика внутренних систем сообщила, что крылья на месте, хотя поврежденное правое так и свисает на хрупком металлическом шве. Но гораздо более тревожной новостью было то, что диноботы, ковыряясь в центральном процессоре, случайно или специально лишили его подвижности. Ноги Старскрима были парализованы полностью, руки слушались лишь частично…
Тем временем Слэг наугад воткнул один из штекеров в подходящий по форме разъем, и динамик истребителя наконец заработал.
- Что вы со мной сделали?! – взвыл Старскрим.
- Я, Слэг, еле нашел в твоем дурацком устройстве аварийное выключение, неблагодарная дрянь! – оскорбленно зарычал динобот, убирая свои пальцы из чужих внутренностей и помещая на место закрывающую процессор пластинку.
Старскрим сосредоточился и обнаружил, что провода аварийного выключения самым грубым образом перезамкнуты, причем так, что отключиться самостоятельно теперь невозможно. Кабели поблизости оборваны так, что не действуют ни оптика, ни внутренние часы, ни механизм трансформации… впрочем, трансформироваться в таком состоянии было бы самоубийством.
- У меня самое совершенное устройство! – возмутился истребитель и попробовал опереться на руки, приподнимая свой корпус. – А ты все поломал!
- Если б оно было совершенным, оно бы не пострадало, - хмыкнул Слэг, - вот мы, диноботы, устроены правильно, и нас почти невозможно повредить!
Левая рука Старскрима не выдержала нагрузки и со скрипом поехала вбок, выворачиваясь под неестественным углом. Истребитель с ужасом осознал, что его тело совершенно не реагирует на команды центрального процессора, и приготовился ощутить, как плечевой сустав ломается с отвратительным влажным хрустом – но руки Слэга подхватили легкий корпус и перевернули Старскрима на спину. Почти сразу же истребитель почувствовал, что тяжелый динобот уселся на него и открывает заправочный люк. Ничего не видеть и не иметь возможности пошевелиться было крайне неуютно. Оставалось только попытаться прояснить ситуацию устно:
- Эй, а зачем ты вообще меня включил?
Слэг осторожно ввел топливный шланг в соответствующее отверстие, не желая еще больше повредить и так искалеченного пленника, и начал заливать внутрь энергон. Приятно было почувствовать в себе струю энергии, однако слишком плохие были с этим связаны воспоминания, чтобы Старскрим действительно обрадовался.
- Слэг скучал без своей игрушки. Диноботы приходили и делали слияние, но им скоро стало неинтересно, потому что игрушка не дергалась и не кричала. И тогда Слэг придумал немного починить свою игрушку.
Старскрим просто обалдел от такого заявления. Получается, пока он был в стазисе, с ним развлекались все диноботы. А теперь его починили, причем больше сломали в процессе, и только ради того, чтобы он «дергался и кричал».
- Чтоб тебя ржавчина заела, рогатая сволочь! – прошипел истребитель, дрожа от ярости и унижения.
Слэг издевательски рассмеялся.
- Я так и не оторвал тебе крылья, маленький десептикон! И теперь уже никто не помешает мне это сделать!
И динобот проиллюстрировал угрозу выразительным жестом.
- Нет! Пожалуйста, нет! – взвыл Старскрим, пытаясь непослушными манипуляторами оттолкнуть чужие руки.
Динобот неожиданно ласково провел ладонью по надломленному крылу.
- Я, Слэг, не стану ломать свою игрушку, если игрушка будет хорошо себя вести!
- Я! Не! Игрушка! – оскорбленный и перепуганный истребитель изо всех сил стремился наладить систему управления. Но как ее наладить, если провода просто разорваны?
- А у тебя есть выбор? – раздраженно осведомился Слэг, сжимая горло Старскрима.
«Надо как-то объяснить, что я не предавал диноботов», - мелькнула спасительная мысль в его процессоре.
- Это недоразумение! Вы неправильно поняли! Я не предавал диноботов, я не убивал Прайма, я вообще ничего плохого не делал!
- Я, Слэг, устал слушать твою ложь! – зарычал динобот и выпустил несколько электрических разрядов прямо в кабинку.
От неожиданности Старскрим громко вскрикнул и ударился головой о пол. Слэг довольно заурчал и продолжил развлекаться с электричеством, с каждым разом усиливая напряжение. Истребитель очень скоро забыл о своих бестолковых оправданиях. Искалеченный корпус слабо подергивался, перекошенное крыло ерзало по металлической поверхности с пронзительным скрежетом, динамик генерировал жалобные всхлипы – динобот, столько лет ожидавший этого момента, наслаждался необычайно соблазнительным и беспомощным видом измученного десептикона. Медленно раздвинулись створки брони, открывая пульсирующую, жаждущую слияния Искру. Когда раньше они приходили сюда, к своей мёртвой игрушке, она не отзывалась так живо, не светилась так ярко. Те игры были скучными, но они ушли в прошлое… Слэг облизнулся и осторожно прижал дрожащее тело к себе, раскрывая собственную Искру. Старскрим жадно ткнулся губами в его плечо и проскулил что-то неразборчивое. Через какую-то долю секунды произошло слияние, но истребитель никак не мог перезагрузиться – Искра болезненно пылала, обжигая внутренности, тяжелый корпус динобота мертвым грузом вдавливал Старскрима в пол.
Наконец Слэг очнулся, расслабленно вздохнул и с грохотом перекатился на спину. Изнемогающий от безумной пульсации неудовлетворенной Искры истребитель еле сдержал раздосадованный возглас, услышав мерно удаляющиеся шаги динобота и механическое пищание запирающего дверь устройства. Старскрим, с трудом подняв руку, вцепился в собственные чувствительные кабели, ведущие к панели управления; сжал, выкрутил, рискуя порвать хрупкие стальные проводники – но перезагрузка не наступала.
«Система выключения… сломана… шлак!» - с ужасом осознал истребитель и застонал на пределе громкости, не в силах больше переносить сладкую выматывающую боль, растекающуюся от Искры по всему корпусу…

Старскрим не знал, сколько часов он корчился от неудовлетворенного желания, крича в пустоту, проклиная и умоляя неизвестно кого. Когда Искра наконец обессилела и перестала рваться наружу, он обмяк на полу, отчаянно надеясь, что никто не видел и не слышал такого непристойного проявления слабости. Оставалось только ждать, пока не закончится энергия – или пока кому-либо из диноботов не придет в голову снова поиграть с десептиконом.
«Нет!» - мысленно взвыл Старскрим и приказал своей броне вернуться на место. На такое простое действие, по внутренним ощущениям истребителя, ушло не меньше получаса. Точнее определить время он не мог. Защитив Искру, Старскрим собрался было приступить к самому главному – дотянуться до центрального процессора и исправить нанесенные диноботом повреждения. Проблемы начались сразу же…
После пятьсот третьей попытки перевернуться на живот, опираясь на дрожащие непослушные руки и волоча внезапно ставшие очень тяжелыми ноги, десептикон понял, что судьба окончательно повернулась к нему шипастым диноботским хвостом.
Старскрим мысленно выругался. Вынужденное бездействие и невозможность изменить положение тела очень сильно нервировали истребителя. Он даже не знал, где он находится! Оставшиеся в рабочем состоянии после «ремонта» сенсоры сообщали лишь то, что Старскрим лежит на полу в каком-то замкнутом помещении с предположительно металлическими стенами – только металл мог так фонить, напитавшись выброшенной во время слияния энергией.

Истребитель не знал, сколько времени прошло до того, как он услышал пронзительный писк запирающего устройства – как минимум сутки, возможно, и больше… За эти сутки Старскрим, кажется, начал медленно сходить с ума. По крайней мере, раньше ему никогда не хотелось разговаривать с заведомо отсутствующим собеседником. Одно дело – выругаться в чей-то адрес от избытка эмоций, но совсем другое – задавать вопросы! Большую часть времени Старскрим с надеждой и ожиданием вслушивался в окружающую тишину. И, наконец, дождался – но кого?
Тяжелые шаги, по которым истребитель опознал Слэга, стихли, и раздался невнятный шум справа, предположительно означающий, что динобот усаживается на пол рядом с поломанным крылом. «Шлак», - обреченно подумал Старскрим, и с ужасом осознал, что случайно произнес это вслух.
Слэг рассмеялся и бережно погладил истребителя по обнаженным проводам грудной начинки, вызвав содрогание внутренних систем Старскрима и судорожные рывки манипуляторов – истребитель пытался отползти, но его нарушенная координация движений не позволяла это сделать.
- Я, Слэг, думаю, что ты очень забавно дергаешься, - голос динобота выражал крайнюю степень самодовольства.
Старскрим замер, ощущая себя бесконечно несчастным, но почти сразу же с усилием поднял дрожащие руки, отталкивая инородный предмет от своих чувствительных внутренностей. Истребитель понимал всю бессмысленность и бесполезность своих попыток сопротивления, но лежать спокойно, позволяя трогать себя, он не мог.
- Хмм? – поинтересовался Слэг, с легкостью отбрасывая его манипуляторы. – Разве тебе больно?
Старскрим отрицательно мотнул головой и поежился.
- Я, Слэг, не хочу ломать свою игрушку, - успокоил его насмешливый голос динобота.
- Я не предавал диноботов, никогда! – торопливо затараторил истребитель. – Просто когда я прилетел, Мегатрон уже собирался к базе автоботов! Он убил бы меня, если б я попробовал его задержать…
- Я знаю, - перебил его Слэг.
Старскрим от изумления поднял голову, пытаясь посмотреть в оптику динобота, потом вспомнил, что его собственные зрительные сенсоры отключены от центрального процессора:
- Что-что?!
Двигатель Слэга заурчал чуть громче, отвлекая истребителя от анализа только что услышанной информации.
- Диноботы знают про это. И про то, что было дальше, тоже знают, - спокойно ответил Слэг, запутывая Старскрима еще больше.
Истребитель неуклюже дернул головой, снова забыв, что все равно ничего не увидит.
- Откуда?
- Я, Слэг, хотел знать, где моя игрушка. Гримлок слетал на базу десептиконов и обменялся данными с Гальватроном, - снисходительно объяснил динобот.
Старскрим почувствовал, что его процессор скоро взорвется от таких новостей. Если диноботы узнали, что истребитель ни в чем не виноват… но нет же, что в таком случае Слэг «хотел знать»? Выходит, они выяснили это до того, как поймали Старскрима в космосе? Тогда реакция Гальватрона объясняется… объясняется тем, что он был в курсе унизительных и непристойных подробностей этой истории… Истребитель застонал и со всей силы ударился головой о пол.
Удивленный Слэг осторожно подсунул руку под затылок Старскрима, не давая повредить одну из немногих функционирующих частей:
- Я не понимаю.
- Зачем было показывать это Гальватрону? – истребитель обессиленно запрокинул голову.
- Я, Слэг, думаю, так было справедливо. Обмен, - усмехнулся динобот.
- Проклятье!
- Тебя до сих пор волнует мнение Гальватрона? – в голосе Слэга зазвучала ярость.
Старскрим занервничал. Диалог уходил куда-то не в ту сторону, а рычание динобота было предвестником того, что сейчас Слэг очень сильно разозлится и забудет, что собирался не ломать истребителя…
- Я, Слэг, задал вопрос!
«Ревность?! - поразился Старскрим. – Но что же ответить, чтобы он успокоился?»
Лицо истребителя выразило всю гамму испытываемых им эмоций: удивление, страх, отвращение к самому себе…
- Дело не в Гальватроне!
- Да?!
Тяжелая пощечина заставила Старскрима истошно взвизгнуть и судорожно дернуть руками в бесполезной попытке защититься. Через несколько секунд истребитель завопил от невыносимой боли – Слэг сжал целый пучок его проводов и потянул на себя, отрывая корпус Старскрима от пола.
- Маленькая лживая дрянь, - выдохнул динобот прямо в аудиодатчик и подстегнул истребителя слабеньким электрическим разрядом.
- Подожди! – замотал головой Старскрим, торопливо подбирая нужные слова.
- Я, Слэг, все равно тебе не верю!
- Если ты знаешь, что я ни в чем не виноват, почему ты меня мучаешь?!
Динобот насмешливо посмотрел на свою игрушку и резко поднялся с пола, не выпуская из сжатых пальцев чужие провода. Старскрим повис в крайне дискомфортном положении, уткнувшись лицом куда-то в корпус Слэга и тихо скуля; манипуляторы истребителя судорожно ерзали по бокам динобота, пытаясь найти опору.
- Потому что мне так хочется, - Слэг обхватил свободной рукой талию Старскрима и поднял легкое тело так, что их лица оказались на одном уровне, - и потому что ты меня не любишь.
Истребитель, шокированный и возмущенный услышанным, собрался что-то сказать, но в это время динобот грубо поцеловал его, одновременно выкручивая чувствительные провода системы управления.
«Любить?! Этого звероящера?! Никогда!» - Старскрим почувствовал, что его системы перегреваются от напряжения. Оскорбленное чувство собственного достоинства мешало мыслить здраво, хотя программа самосохранения и подсказывала, что разумнее скрыть свои эмоции и притвориться…
Слэг наконец оторвался от его губ и чуть не оглох от возмущенного вопля:
- Как будто ты меня любишь! Когда любят, не делают так больно! И не унижают!
Чувствуя, что сейчас скажет что-нибудь на редкость нецензурное и оскорбительное, дрожащий от ярости Старскрим выгнулся в меру своих возможностей и запрокинул голову, пытаясь отодвинуться от чужого корпуса как можно дальше.
- Я, Слэг, не виноват, что по-хорошему ты не понимаешь!
Динобот наконец убрал руку из начинки истребителя и обхватил его за плечи, притягивая к себе. Старскрим вскрикнул от неожиданности, ударившись шлемом о рог, и осознал, что уже ничего не может сделать.
Ощутив, что его вжали в стену, а пальцы Слэга уже раздвигают защитные створки, истребитель истерично завизжал:
- Нет! Не надо!
- Маленькая строптивая тварь, - прошипел Слэг, сдвигая свою грудную броню.
Старскрим замер, с ужасом ожидая повторение того невыносимого слияния, без возможности перезагрузки…

*прошло четыре месяца*

Когда Слэг после очередного своего посещения бросил Старскрима на пол – не очень сильно, видимо, полагая, что такой пинок не причинит ему особенной боли – и собрался уходить, вместо сдавленных проклятий он услышал нечто совсем другое. И невероятно удивился.
- Пожалуйста… Не уходи…
Слэг обернулся и выразительно посмотрел на свою игрушку. После привычных воплей "я тебя ненавижу", "ах ты рогатая дрянь" и прочих ласковых фразочек, услышать от маленького десептикона такое он не ожидал.
- Почему я не должен уходить? – поинтересовался Слэг.
- Мне…
"О, Праймус! За что?.. Почему я должен это говорить, почему?.."
- Мне страшно, - выдавил Старскрим. Сложнее всего было заставить себя сказать это, но как только признание было произнесено, несчастный десептикон наконец-то смог продолжить, быстро, пространно, с упоением. – Ты уходишь и оставляешь меня здесь, в полной темноте и тишине!.. Я не могу даже отдохнуть, уйти в стазис, не могу расслабиться, потому что чувствую боль!.. Если ты решил вернуть меня в онлайн, почему не привёл в порядок?.. Если ты хочешь, чтобы я… чтобы я тебя любил, зачем держать меня здесь?.. – он услышал, как Слэг топчется на месте, разворачиваясь. – Каждый раз, когда я вынужден, не имея возможности даже во времени ориентироваться, лежать тут в одиночестве, мне очень страшно… Я хочу, чтобы со мной кто-нибудь был, - совсем тихо повторил Старскрим.
"Во что я превратился? – подумал он. – Ненавижу… ненавижу себя!"
- Маленькая игрушка больше не оскорбляет Слэга, - динобот наконец вернулся и сел рядом с лежащим на полу десептиконом. Тот, почувствовав его рядом, попытался сдвинуться – но не отстраниться, как он делал это раньше, а напротив, приблизиться. Слэг следил за ним настороженно: нестандартное поведение не укладывалось в его голове, и на всякий случай он ожидал какой-нибудь подлости, даже несмотря на абсолютную недееспособность Старскрима.
Десептикон обнял одной рукой его колени и положил на них голову.
- Я, Слэг, думал: ты устал и больше не можешь совершать слияние, - прогудел динобот.
- Я устал, - согласился Старскрим глухо. – Я не могу… Я очень хочу отключиться.
- Я, Слэг, не хочу отрывать тебе голову. И я не знаю другого способа тебя выключить.
Старскрим застонал.
- Если ты не хочешь слияние, зачем я тебе нужен?..
"Я никогда его не хотел, - горько подумал Старскрим, - но разве хоть кому-то из вас до этого было дело?.. Тупые зверюги… Праймус!.. Зачем я это делаю? Почему я не могу умереть, почему вынужден дрожать, свернувшись перед ним на полу?"
- Без тебя мне будет плохо, - проговорил он. – Побудь со мной просто так.
- Маленький десептикон боится темноты? Ха! Я останусь ненадолго, - снисходительно ухмыльнулся Слэг.
Старскрим потёрся щекой о жёсткое колено динобота, и попробовал представить себе что-нибудь умиротворяющее. Мешала распространившаяся повсюду в корпусе боль, не отступавшая и не притупляющаяся.
- Мне нужно идти, - Слэг сдвинул его с себя, поднимаясь.
- Когда ты вернёшься?..
- Когда Гримлок не будет следить за мной, - помолчав, ответил Слэг.
Это был неопределённый ответ. Старскрим хотел услышать "скоро", или даже смириться с "ещё нескоро", но только не вновь быть поглощённым ощущением полной неизвестности.
- Пожалуйста, почини меня, - сдавленно произнёс он. – Я клянусь, что больше тебя не обману… Слэг?..
Оказывается, пока Старскрим рефлексировал, динобот уже ушёл. И, скорее всего, не слишком бесшумно – просто истребитель разбирался со своими ощущениями и совсем позабыл про необходимость прислушиваться к окружающему миру.
Лишённый возможности провалиться в лишенную запахов, звуков и боли пустоту оффлайна, десептикон заерзал, устраиваясь с максимально возможным комфортом: аккуратно разместил покореженное крыло, чтобы случайно не причинить себе вреда неосторожным движением руки, правильно уложил вывороченные из груди кабели и запрокинул голову. Из прокушенной нижней губы медленно сочился энергон – густой, с вкраплениями слизи, почти горячий – привкус перегретого топлива вызывал подпрограммное отвращение, напоминая о плачевном состоянии искалеченного, неудовлетворенного тела. Как будто мало было изматывающей боли из глубины Искры…
"Я должен убедить его починить меня, или сойду с ума", - сказал он себе и вздохнул.

Гримлок поймал его у входа в ангар, не дав войти в дверь, и прижал к стене. Не очень двусмысленно – очевидно было, что лидер диноботов просто раздражён, не больше.
Слэг рассердился и попытался его ударить.
- Я, Гримлок, вождь! – возмутился тот. – Не смей меня бить!..
- А ты не смей хватать меня без разрешения!..
- Я, Гримлок, могу, - отрезал тираннозавр. – Ты, Слэг – нет!..
Вконец разозлившийся Слэг размахнулся снова, пнул лидера ногой, но трансформироваться не стал. В последнее время они часто дрались, и во время этих стычек всегда страдали стены и аппаратура, попавшаяся под хвост. Автоботы слишком много ругались с диноботами, диноботам было неприятно – и по негласной договорённости проблемы частенько решались кулаками.
Гримлок ударился о противоположную стену, зарычал и ответил Слэгу не менее сильным толчком в живот. Пластины погнулись под его кулаком. Подчинённый обладал огромной силой, но в узком пространстве было неудобно сопротивляться, и Слэг снова оказался сдавлен в хватке босса.
- Успокоился? – спросил Гримлок.
- Чего ты хочешь?
- Разговор, - коротко пояснил лидер. – Я, Гримлок, хочу задать тебе вопрос.
- Хорошо, - Слэгу не пришло в голову, что в нормальном обществе, если хотят задать какой-то вопрос, не начинают с мордобоя. Всё происходило вполне по обычаю диноботов. Надо же разминаться как-то… Не с автоботами ведь. Они маленькие и слабые. Их легко случайно повредить.
- Ты всё время ходишь к нашей бывшей игрушке. Почему?..
- Это не твоё дело, - рявкнул Слэг. – Задай другой вопрос!..
- Я, Гримлок, уже спросил, что хотел. Если ты не ответишь, я подключусь и всё узнаю силой. Зачем ты так часто ходишь туда?..
Слэг никому не рассказывал, что починил Старскрима, в том числе и своему вождю. И ему несложно было представить, как Гримлок разозлится, узнав, что Слэг многое скрывал. Диноботы забросили мёртвую игрушку, когда она им наскучила, и только Слэг продолжал навещать её…
- Я, Слэг, очень редко хожу.
- Ты лжёшь! – воскликнул Гримлок и стиснул тяжелого подчиненного руками, поднимая над полом. Корпус Слэга затрещал от болезненного сдавливания; острые когти на запястьях тираннозавра с отвратительным скрипом терлись о спину, раздирая красную краску в клочья.
- Мне приятно вспоминать нашу игрушку, - Слэгу было сложно лгать. Этот процесс требовал большого напряжения процессора и определённого изящества. Поэтому он постарался сказать такую правду, которая, оставаясь правдой, скрыла бы большую часть реальности.
- Живой партнёр лучше мёртвого, - заметил Гримлок. – Я, Гримлок, не хочу, чтобы ты ходил туда.
Его оптика опасно сияла гневом и ревностью. Слэг хорошо различил этот оттенок во взгляде лидера. Он сам приходил в неистовство, когда думал, что Старскрим может принадлежать кому-то еще. Несложно было провести аналогию. Гримлок пользуется всем, что получает силой и своим положением в иерархии, и Слэг – один из тех, кто тоже ему принадлежал иногда. Слэгу нравился Гримлок – кроме того, что он слишком много командовал. Он был сильный, не устающий так быстро, как игрушка, и умел причинять боль вместе с удовольствием. Это был прекрасный партнёр, но он не давал Слэгу использовать себя. Слэг хотел быть главным во всём, а Гримлок ему не позволял…
- Тебе нравилась наша игрушка, Гримлок, - ответил Слэг. – Ты вспоминаешь её?
- Да, - полыхнула оптика.
- Я, Слэг, должен злиться на тебя за это?
Если внимательно прислушиваться к словам динобота, можно было различить ехидство. Слабенькое – в меру возможностей Слэга.
- Я, Гримлок, понимаю, - задумчиво отозвался лидер, слегка ослабляя хватку. Слэг упёрся ногами в пол – ему не нравилось болтаться в воздухе. – Но я хочу, чтобы ты был со мной, а не с ним. Он – мёртвый. Я – живой.
"Он тоже живой, - подумал Слэг. – И он боится".
Почему-то мысль о том, что Старскриму там, в подземном отделении, среди прочего ненужного хлама, сейчас очень страшно, уколола Слэга. Он не стал рычать на Гримлока, требуя отпустить его немедленно, но и ничем не показал своего согласия с просьбой лидера.
- Если ты будешь бывать там слишком часто, я растопчу этого десептикона в пыль, - пригрозил Гримлок, убирая руки с его корпуса. Слэг посторонился, пропуская начальство вперёд. Гримлок вошёл в ангар, Слэг потоптался на пороге, но всё-таки отправился следом. Ему всё ещё хотелось вернуться к Старскриму, но ситуация осложнилась. Теперь нужно быть осторожнее, и не допустить, чтобы Гримлок заподозрил неладное.

- Я, Слэг, не люблю чинить! Я люблю разрушать!
- Я тебе подскажу, что нужно делать, - затараторил Старскрим, едва уловив в тоне Слэга отсутствие безоговорочного "нет". Он слишком часто отчаивался за последнее время, чтобы терять сейчас такой шанс проявить настойчивость. – Я всё объясню. Просто мне невыносимо такое состояние, я не могу ни отдохнуть, ни расслабиться… Ни увидеть, что вокруг меня. Мне всё время больно!.. Я не могу даже… Я даже не могу подарить тебе достаточно удовольствия, - подсказал процессор правильную дорожку.
- Ты хорошая игрушка, - возразил Слэг.
- Но я тоже хочу… жить, - всхлипнул Старскрим. – Я хочу видеть, я хочу ходить…
- И летать, - добавил Слэг.
- Летать, - мечтательно повторил истребитель. Это был предел его самых смелых предположений. Когда теряешь возможность видеть окружающий мир и управлять собственными ногами, полёт отходит на задний план.
- И снова вернуться к десептиконам.
Старскрим замер с открытым ртом, а потом замотал головой:
- Нет!.. Я к ним не вернусь!.. Слэг, я никуда не уйду!..
Истребитель больше не называл его рогатой скотиной. Не пытался отползти, когда Слэг приближался, и только слегка дрожал, когда динобот зарывался неосторожной рукой внутрь, добираясь до самой Искры.
Слэг не мог решить, нравится ему смена поведения десептикона, или нет. Игрушка сама просила его быть рядом, а раньше – кривилась от отвращения. Диноботу больше нравилось, когда Старскрим давал повод для ярости. Тогда можно было применить свою силу, подкрепляя её гневом. Но с другой стороны, игрушка делала то, что он начал требовать от неё совсем недавно. На самом деле, он хотел этого и раньше, просто не высказывал вслух. Она пыталась показать, что его любит.
Слэг помнил, что десептиконы – очень ловкие обманщики, но Старскрим не был похож на лгуна. Он был похож на сломанного, близкого к отключению трансформера, которому очень сильно не повезло.
- Я, Слэг, не верю тебе. Но если ты так просишь, можно попробовать вернуть тебе зрение.
- Я буду благодарен, - простонал Старскрим, упираясь лбом в пол. Он лежал на животе – так меньше болели крылья.
- Я ещё приду к моей игрушке, - бросил Слэг, открывая дверь.
Он снова ушёл, и Старскрим остался в безжизненной темноте.
Слэг внушал ему страх. Воспоминания о том, что с ним творил звероящер, заставляли его заново переживать всё то, что когда-то он уже испытывал. Ужас, отвращение, фантомную боль… Электрические разряды, приносившие в работу его систем экстатический хаос. Уже тогда одно имя Слэга вызывало жгучую ненависть в Искре и неконтролируемую дрожь во всем корпусе.
Сейчас Слэг был единственной его надеждой. Старскрим не перестал бояться, но чувство изменилось. Это был не страх пойманного зверька, с которым играет более крупный хищник, прежде чем сожрать, а тонкое ощущение собственного ничтожества перед более сильным. Да, он, такой прекрасный трансформер, самый быстрый среди десептиконов, экс-заместитель Мегатрона… Он – с трудом ползающий по кучам ржавого мусора железный червь. Теперь Слэг был его хозяином, мог причинить боль, мог заставить стонать от наслаждения. Старскрим бывал брошен им, с распалённой Искрой, на долгое время, без возможности перезагрузиться… и страдал, выл, умолял пустоту вокруг прекратить его функционирование. А иногда Слэг мог просто его обнять - неловко, грубо. Перебирать провода, гладить разъёмы и пускать в искалеченное тело небольшие электрические разряды.
Старскрим заёрзал на полу, пытаясь устроиться поудобнее. Может быть, вскоре к нему вернётся зрение. Если он будет угадывать, что Слэг от него хочет…

В очередной раз вслушиваясь в тишину и ожидая Слэга, Старскрим внезапно осознал, что динобот не видит ровно никакого смысла в ремонте своей игрушки. Слэгу и так хорошо, и ему лень тратить ограниченное время и силы на заведомо трудное и опасное занятие. Опасное в том смысле, что очень просто уничтожить Старскрима нечаянно… За последние шесть посещений динобота, он ни разу не заводил разговор о починке истребителя. Сам Старскрим боялся напоминать об этом, потому что жалобы на жизнь сильно раздражали Слэга – он полагал, что десептикон сам во всем виноват, и еще должен быть благодарен, что хоть как-то функционирует. Старскрим предпочел бы снова стать призраком – тогда он мог бы вселяться в чужие корпуса и развлекаться – или даже умереть насовсем, превратившись в горстку пепла… Но объяснить это Слэгу было просто невозможно. Старскрим путем долгих размышлений вывел теорию, что на мышление диноботов слишком сильно влияет их животная сущность, часто полностью заслоняя трансформерскую.
Привычный писк дверной панели вызвал в Старскриме отчаянную надежду. Немного потерпеть, и, может быть, если Слэг в этот раз останется посидеть с ним полчасика… снова попросить его о ремонте. Хотя бы зрение. Это же совсем несложно – всего лишь соединить разорванный провод, даже паять необязательно…
Сегодня это было почти не больно. Было хорошо. Даже слишком хорошо. Судя по громкому урчанию динобота, он был в прекрасном настроении и хотел доставить своей игрушке удовольствие. Пульсирующие разряды электричества вынуждали Старскрима извиваться и хныкать – лишь изредка в его перегретом процессоре мелькала мысль, что потом, когда Слэг удовлетворится, будет очень больно. Истребитель все равно не мог достаточно сосредоточиться, чтобы внятно попросить Слэга прекратить это издевательство. Кроме того, Старскрим был уверен, что подобное возражение вызовет либо приступ ярости, либо насмешку… Поэтому десептикон позволил металлическим створкам раздвинуться и открыть Искру, с облегчением думая, что чем быстрее закончится слияние, тем больше времени будет на разговор…
Это действительно было очень и очень больно. Старскриму казалось, что от него осталась только раскаленная, бьющаяся Искра, которая вот-вот взорвется от невыносимого желания. Десептикон не замечал, что Слэг еще здесь – нестерпимые ощущения в груди заслонили весь окружающий мир.
Динобот, конечно, знал, что Старскрим не способен перезагрузиться… но о такой интенсивности данного переживания и не подозревал. Впрочем, быстро просмотрев файлы памяти, динобот понял, что раньше такого и не случалось. Маленький гордый десептикон никогда не позволял себе истошно выть. И не бился в судорогах, царапая скрюченными пальцами свой собственный корпус и пол вокруг себя. Искра в корпусе Старскрима сияла, как маленькое солнышко, и жутковато пульсировала, то дергаясь вверх и почти отрываясь от металлической опоры, то расползаясь белым светящимся пятном по своему хранилищу. Слэг улегся на бок рядом с истребителем и осторожно обнял бьющийся в странных судорогах корпус, не давая игрушке калечить себя.
Старскрим, сквозь пелену боли и похоти кое-как осознавая чужое присутствие, ткнулся шлемом в шею динобота:
- Сделай… что-нибудь…
Искра снова рванулась вверх, оставшись соединенной с металлическим хранилищем лишь тоненькой ножкой энергии, и десептикон взвыл на пределе громкости, цепляясь дрожащими пальцами за руку Слэга.
- Я… аах… умираю! – сообщил Старскрим, когда белое сияние чуть-чуть угасло, и вновь упоенно забился в стальных объятиях динобота, явно не контролируя себя.
Несмотря на огромную силу, Слэгу было сложно его удерживать. При этом динобот понимал, что сам довел свою игрушку до такого состояния, и даже испытывал некоторое чувство вины, наряду с бесконечным самодовольством.
«А вдруг умрет?!» - подумал Слэг, и решил остановить эти ненормальные движения Искры.
Конечно, было на редкость приятно наблюдать за корчащимся Старскримом и ощущать его хрупкое тело вместе с пульсацией электроцепей во всех еще работающих деталях… но, во-первых, диноботу уже порядком надоело, что игрушка визжит ему прямо в аудиодатчик. А во-вторых, мало ли кого занесет на склад, еще придут с вопросами, и будут проблемы… Поэтому Слэг дождался, когда бешеное сияние Искры вновь пойдет на спад, и быстро ткнул в нее пальцем. Реакция была точь-в-точь такой, какую динобот и ждал: Искра съежилась и утратила свою неестественную яркость, а Старскрим, дернувшись в последний раз, обессиленно замер и со свистом выдохнул воздух из полуоткрытых губ. Довольный Слэг осторожно нашарил защитные створки Искры и соединил их, затем перекатился на спину, затаскивая истребителя на себя.
Старскрим устало вжался носом в шею динобота и тихо прошептал:
- Спасибо…
- Ха! – насмешливо отозвался Слэг, рассеянно поглаживая здоровое крыло истребителя.
Динобота необычайно умилял тот факт, что раньше прикосновение пальцем к Искре вызывало у игрушки вопли ужаса, судорожные попытки отползти и торопливые просьбы убрать руку – а сейчас все произошло совсем наоборот.
Десептикона подобная реакция на его искреннюю благодарность совсем не оскорбила. Ему впервые за долгое время было хорошо и уютно. Возможно, подобное состояние было вызвано лишь контрастом между невыносимой болью в одиночестве и блаженной расслабленностью на чужом урчащем корпусе… Старскриму не хотелось об этом думать. Он лишь поражался, как сам не додумался до такого простого способа прекратить свои страдания. Впрочем… у него бы просто рука не поднялась прикоснуться к своей пульсирующей Искре. Слишком страшно.
Придя в относительно адекватное состояние разума и тела, истребитель вспомнил о своем намерении уговорить Слэга на ремонт. Старскрим нежно потерся о броню динобота носом, затем приподнял свой корпус, опираясь на предплечья – так было меньше риска свалиться в самый ненужный момент. Сосредоточился, придавая лицевой пластине уместное выражение оголтелой благодарности, поднял голову и вслепую нашарил губы Слэга, ласково проникая внутрь языком и скользя по чувствительному металлу чужого рта… Динобот какое-то время не реагировал, но потом вроде как догадался и стал совершать ответные действия. Истребителю нравилось быть сверху – теперь они хоть целовались как приличные трансформеры, не то что раньше, когда Старскрим постоянно испытывал боль и очень боялся, что динобот откусит ему язык или повредит тонкий металл лицевой пластины…
Чувствуя, что поврежденные манипуляторы сейчас поедут в стороны под его весом, десептикон оторвался от своего занятия и расслабленно опустил корпус на грудь Слэга, нашаривая непослушными пальцами его левый рог, неприятно колющийся статическим электричеством, и осторожно его поглаживая. Если бы Старскрим мог сейчас видеть динобота, он наверняка бы не сдержался и сказал бы что-нибудь неподходящее – потому что лицо Слэга выражало искренний шок. Звероящер явно и не подозревал до этого момента, что поцелуй может быть нежным и тем более взаимным. И вообще не ожидал от десептикона подобных действий.
- Я, Слэг, хочу еще! – наконец-то сообразил динобот и немедленно вцепился в верхний край крыла, вынуждая Старскрима снова подняться и продолжить прерванное занятие.
Истребитель старательно заигрывал с чужим языком, радуясь, что наконец-то ситуация меняется в лучшую сторону, и даже немного увлекся… пока его не притормозила резкая боль в уставших руках.
Старскрим осторожно улегся обратно, лизнул неровный стык металлических пластин на шее Слэга, и тихо проговорил:
- Если ты починишь меня… я смогу еще лучше! Я буду…
Истребитель на секунду замолк, концентрируясь на необходимости произвести наилучшее впечатление, и продолжил:
- Я буду нежной и ласковой игрушкой… Только почини меня! Пожалуйста!
Слэг молчал некоторое время, сжимая крыло Старскрима. Почти до боли, но сейчас это было скорее хорошим знаком – динобота заинтересовало предложение.
- Слэг? – умоляюще прошептал истребитель, нервничающий из-за неизвестности и своей беспомощности, и снова провел языком по шероховатому металлу…
- Я, Слэг, думаю, что ты очень мило просишь. Но я все равно тебе не верю, - наконец отозвался динобот.
Старскрим ощутил, что его процессор перегревается от возмущения и обиды. Истребитель так старался выразить свою благодарность и преданность, но его опять отвергли. Да этой скотине просто нравится над ним издеваться! Как Старскрим мог подумать, что возможно улучшение?! Это ведь не наивные автоботы – хоть и носят красный знак… это просто омерзительные полуживотные, твари, способные только разрушать и уничтожать!
- Да чтоб тебя перезамыкало! – прошипел истребитель и дернулся влево, приподнимаясь на руках.
Ему хотелось уползти куда угодно, лишь бы подальше от Слэга. И в миллиардный с чем-то раз попробовать дотянуться рукой до центрального процессора – вдруг именно сегодня получится частично отремонтировать себя? Но слезть с чужого корпуса Старскриму не удалось – он наткнулся на чужой манипулятор и был немедленно возвращен на место.
- Еще! – потребовал Слэг, про себя насмехаясь над глупой обидчивой игрушкой.
- Пошел ты! – злобно взвизгнул Старскрим и попытался было выскользнуть из-под тяжелой руки, давящей на крылья и корпус, но внезапно ощутил, как чужие пальцы болезненно сдавливают место разлома.
Боль и паника пронзили нервные цепи истребителя, когда Слэг негромко засмеялся и усилил нажим на то место, где надломленное крыло еще соединялось с корпусом, по миллиметру увеличивая рану. Старскрим почувствовал, как крыло медленно отрывается от корпуса, как рвутся тонкие нейронные проводки и топливные шланги, и уже потек горячий энергон… Все близлежащие сенсоры непрерывно посылали панические сигналы в центральный процессор.
- Не надо… пожалуйста… - заскулил десептикон, признавая свое поражение, и дернулся вверх, опираясь на дрожащий манипулятор.
Вопреки ожиданиям Старскрима, Слэг не убрал пальцы из раны – он всего лишь начал грубовато поглаживать место разрыва; боль не уменьшалась. Но теперь истребитель хотя бы чувствовал, что больше ему ничего не отрывают. Дрожа от унижения, Старскрим ткнулся носом в чужие губы, еще немного поднял голову – и с горечью осознал, что теперь ему даже не позволят проявить инициативу: динобот крепко удерживал его за шлем, не давая отвернуться и прервать поцелуй. Истребителю казалось, что прошла целая вечность, прежде чем довольно урчащий Слэг вернул голову Старскрима к себе на плечо и ласково погладил его по крылу. Немного подумав, десептикон пришел к выводу, что сейчас не время строить из себя оскорбленную невинность… а кроме того, выбранная тактика была вполне-таки верной, просто Старскрим никогда не умел терпеливо ждать… С такими мыслями истребитель повернулся к огромному рогу и осторожно лизнул его, слегка побаиваясь – вдруг Слэг не так его поймет и ударит электричеством… Старскрим не желал представлять себе, что там динобот думает по этому поводу, но громкое довольное урчание подсказало истребителю, что он на правильном пути. С внезапно проснувшимся энтузиазмом Старскрим продолжил свои действия, тщательно вылизывая широкое основание рога и даже немножко прикусывая металлический ствол. Странный звук откуда-то из корпуса динобота отвлек истребителя, и он с большим трудом заставил себя не дергаться, не кричать и не прекращать стимуляцию неожиданно чувствительного рога – лишь через несколько секунд Старскрим сообразил, что это мурлыканье. Десептикон никогда не слышал, чтобы динозавры блаженно мурлыкали; он даже не представлял себе, что трансформер способен издавать такой низкий, вибрирующий, странно ритмичный, но определенно довольный звук.
- Мрр… - довольно проурчал Слэг, лениво рисуя пальцем на здоровом крыле Старскрима какие-то узоры. – Если моя игрушка будет послушной… я, Слэг, починю ее. Когда-нибудь.
Если б не это ехидное «когда-нибудь», истребитель окончательно уверился бы, что наконец нашел ключ к управлению рогатой сволочью. Но, видимо, у Слэга, стараниями покойных психопатов-конструкторов, наличествовали чересчур активные блоки подозрительности, доминантности и цинизма…
- Я очень благодарен, - торопливо ответил Старскрим, утыкаясь лицом в промежуток между шеей динобота и рогом.
Десептикон сильно сомневался, что на его лицевой пластине действительно выражается благодарность, а не раздражение или обида.
- Опять врешь, - хмыкнул Слэг, впрочем, без недовольства, обычно сопутствующего подобному выводу.
- С чего ты взял? – не слишком искренне возмутился Старскрим.
- Я, Слэг, чувствую, как в тебе движется ток. Когда ты нервничаешь, он бежит быстрее.
Истребитель во второй раз за краткий промежуток времени испытал шок. Впрочем, Саундвэйв вообще мысли читает… но Саундвэйву никогда не пришло бы в голову оторвать Старскриму крыло или кабинку, даже если б он прочел в процессоре истребителя нелестное мнение о себе!
- Я нервничаю, потому что мне страшно быть таким беспомощным и полностью зависеть от тебя, - попытался оправдаться Старскрим. – Это не всегда значит, что я хочу тебя обмануть!
- Ха! – довольно заявил Слэг. – Когда ты просто меня боишься, ток бежит иначе!
Истребитель довольно сильно ударился головой о пол. В его логических цепях производила полный хаос мысль о том, что все это время рогатая тварь прекрасно знала, что именно Старскрим чувствует. И он совершенно не представлял, как ему обмануть эту неожиданно обнаружившуюся способность Слэга. Десептикон и внешние проявления эмоций скрывал с огромным трудом, а уж внутреннюю работу нервных цепей… Все снова оказалось бесполезно и бессмысленно. Но откуда же истребитель мог знать такие подробности устройства диноботов?!
- Я, Слэг, опять тебя не понимаю, - грустно сказал динобот, осторожно перемещая легкий корпус Старскрима так, чтобы тот не мог себе навредить.
- Значит, и не надо! – прошипел раздосадованный истребитель.
Удивленный динобот, скосив оптику, некоторое время с большим интересом наблюдал, как Старскрим методично бьется лбом о его грудь и тихонько шипит что-то нецензурное. Вскоре эта ситуация начала казаться Слэгу очень забавной.
Истребитель, услышав громкий смех динобота, от изумления замолк и прекратил свою деятельность.
- Ты такой смешной! – прогудел Слэг, в порыве умиления гладя Старскрима по шлему. – Неужели ты думаешь, что сможешь мне этим повредить?!
- Ой… - пискнул испуганный десептикон, осознавший, что вновь потерял контроль над своими эмоциями в самый неуместный момент. – Я совсем не хотел тебя повредить!
- Я, Слэг, знаю. Ты просто огорчен, но я не понимаю, почему?
Старскрим задумался:
- Я не хочу врать, а на правду ты рассердишься…
- Мрр? – вопросительно мурлыкнул динобот, сдвигая руку поближе к надломленному крылу.
Истребитель снова задрожал, вызвав довольное и громкое урчание Слэга. Диноботу ужасно нравилось, что Старскримом так легко можно управлять. Он так прелестно боялся… лихорадочная пульсация нервных цепей так приятно отзывалась в чувствительных рогах…
- Мне очень нелегко быть твоей игрушкой, - выдавил Старскрим едва слышно.
Истребителю крайне не нравилось, что его редкие внятные диалоги со Слэгом постоянно уходят от темы ремонта черт знает куда. Например, сейчас Старскрим вообще не понимал, что от него хочет услышать этот извращенец. И надо же было так расстроиться, чтобы колотиться головой о Слэга! Наверное, это в самом деле выглядело по-идиотски… От грустных размышлений десептикона отвлекло жужжание коммлинка. Слэг убрал руки с корпуса Старскрима и, видимо, поднес свои запястья к лицу, чтобы нажать на кнопку и ответить.
Услышав явно возмущенный голос Гримлока, истребитель задрожал еще сильнее.
- Я, Гримлок, хочу знать, где тебя носит!
Старскрим моментально вспомнил фразу Слэга: «Когда Гримлок не будет следить за мной». Так значит, рогатый динобот зачем-то скрывает от своего командира то, что приходит сюда… Любопытно…
- Я, Слэг, занят! И не смей на меня орать! – возмущенное рычание сопроводили сильный удар кулаком по полу и звон закрепленной на плече лазерной винтовки.
- Я имею полное право на тебя орать! Потому что я знаю, что ты опять пошел к игрушке, хотя я запретил тебе это делать!
- Ты не прав! Сегодня я не ходил к игрушке и не собираюсь!
Донельзя заинтригованный истребитель внимательно прислушивался к диалогу, попутно делая важные выводы.
- Тогда я, Гримлок, хочу знать, где ты шляешься!
- Я, Слэг, не «шляюсь», - ехидно сообщил динобот, и Старскрим очень ярко представил усмешку на его лице.
- Не зли меня! Я спущусь в подвал и растопчу твою обожаемую игрушку в пыль, как и обещал!
Осознав только что сказанное Гримлоком, десептикон испытал леденящий ужас. Он совершенно не понимал, за что его собираются растоптать, и даже не мог никак защититься…
- Мрр, - извинительно проурчал Слэг, - я совсем не хотел тебя злить! Просто я не люблю, когда ты кричишь, Гримлок!
На том конце линии связи воцарилось молчание. Старскрим затрясся – он представил, что тираннозавр уже спускается сюда, и…
- Хорошо, - более спокойным тоном произнес командир диноботов, - я, Гримлок, спрашиваю: где тебя, шлак забери, носит?!
- Хмм… - лениво протянул Слэг, но истребитель четко осознавал, что он просто тянет время. – Я, Слэг… шлак забери…
Перепуганный Старскрим максимально бесшумно приподнялся на локте, приблизил губы к аудиодатчику динобота и еле слышно проговорил:
- …гуляю в секторе Сигма.
- Гуляю в секторе Сигма! – повторил Слэг и отсоединился.
Истребитель глубоко вздохнул и опустил голову, пытаясь прекратить непроизвольную дрожь ужаса в своем искалеченном корпусе. Повезло еще, что он догадался опереться на левую руку, а то бы точно выдал свое присутствие скрежетом перекошенного крыла….
- Шлак забери, - наконец смог выразить Старскрим свое мнение по поводу только что произошедшего диалога.
- Я, Слэг, не знаю, где сектор Сигма! – отозвался динобот, осторожно подхватывая корпус десептикона и укладывая обратно к себе на грудь.
- Далеко. Мне оттуда лететь минут сорок. Если вы не меняли дислокацию базы.
- Хмм… Не меняли. А мне сколько оттуда лететь?
- Два часа как минимум. Так что ты вполне можешь провести их со мной, - Старскрим потерся лицевой пластиной о шею Слэга.
Кажется, динобот забыл о том, что он собирался выяснять до разговора с Гримлоком – и это было просто прекрасно, тем более что у истребителя возникло множество новых вопросов…

*прошло две недели*

- Ты уже сделал самое главное, остальное я могу сам! – Старскрим попытался отстранить руки Слэга от своих раскрытых внутренностей.
Динобот негромко зарычал и дернул какой-то провод, вызвав у истребителя испуганный вскрик. Старскриму было жутко. Впрочем, следовало предугадать, что Слэга очень воодушевит аргумент, приведенный десептиконом в минуту отчаяния – если динобот научится чинить свою игрушку, он сможет ломать ее и ремонтировать снова, сколько захочет.
- Глупый маленький десептикон не доверяет Слэгу! – заявил оскорбленный динобот, раскручивая сияющий лазерный меч по какой-то немыслимо сложной траектории.
- Я просто хотел сказать, что если я сделаю это сам, мы закончим ремонт быстрее! – Старскрим попытался отползти. – И не надо так размахивать этой штукой, пожалуйста!
- Агррх! Убери руки, я сказал!
Истребитель неохотно подчинился, но буквально через несколько секунд истошно взвизгнул и резко дернулся, загораживая манипуляторами раскрытую кабинку – лезвие только что пролетело в сантиметре над панелью управления, и Старскрим даже успел почувствовать жар.
- Маленький десептикон уже забыл, в чем клялся Слэгу?! – ехидно осведомился динобот, не прекращая играть с мечом.
Старскрим нервно замерцал оптикой – за последние дни он наговорил этой скотине так много, что большую часть действительно успел забыть. Тем временем сияющий смертоносный поток энергии затанцевал прямо перед его лицом. Истребитель очень захотел провалиться сквозь пол, но это было невозможно, хотя бы потому, что под этим помещением была только металлическая поверхность планеты. Рука Слэга почти не двигалась, но кончик меча с безукоризненной точностью выписывал знак бесконечности, пентаграммы и еще какие-то фигуры, которые Старскрим не мог опознать.
- Это символ автоботов? – поинтересовался истребитель, осторожно отползая подальше.
Слэг согласно кивнул и с улыбкой сдвинул руку, сокращая расстояние между лезвием и Старскримом:
- Мой вопрос не был… хм… риторическим. Я жду ответ.
- Я обещал быть твоей… игрушкой… - истребитель до сих пор вынужден был бороться со своей программой, произнося это отвратительное и унижающее его слово.
Меч, несмотря на старания Старскрима, никуда не делся и даже приблизился к носу десептикона.
– Послушной игрушкой! – торопливо выпалил Старскрим, ощущая невыносимый жар, исходящий от лезвия.
Не хватало только, чтобы рогатый садист расплавил его красивую лицевую пластину! Пожалуй, это был самый извращенный и мучительный ремонт за все миллионы лет существования истребителя – бестолковому диноботу не пришло в голову, что нужен паяльник, и вообще хоть какой-то инструмент; Слэг даже не знал, где его можно достать на базе автоботов – и поэтому все повреждения Старскрима, требующие сварки и пайки, устранялись жутким мечом длиной в половину его роста… Повезло еще, что эта сволочь действительно умела обращаться со своим оружием. Но, даже доверяя Слэгу по причине отсутствия выбора, Старскрим на протяжении всего ремонта недостойно хныкал. Десептикон вполне мог вытерпеть подобную процедуру без отключения, ему несколько раз приходилось самому припаивать разорванные провода во внутренних системах, превозмогая боль… но огромное смертоносное лезвие, прикасающееся к поврежденным деталям, вызывало в процессоре Старскрима дикий ужас. То, что истребитель не мог увидеть движение меча внутри своего корпуса – только лишь ощущать обжигающее прикосновение и надеяться, что Слэг не перепутал нуждающиеся в соединении контакты – нервировало Старскрима еще больше.
- Мрр, - довольно проурчал динобот, - вот именно. Так что убери руки за голову и не дергайся, или я, Слэг, сильно разозлюсь.
Истребитель осторожно завел манипуляторы в указанное место, неотрывно наблюдая за изящными движениями лезвия. Меч наконец погас, но пальцы динобота немедленно скользнули вглубь корпуса, и Старскрим еле сдержал порыв вцепиться в Слэга.
- Мм… а это что? – спросил динобот, ощупывая поломанные микросхемы.
- Блок надменности и высокомерия… - проскулил истребитель и до хруста сжал пальцы в замок. – Осторожнее, мне больно!
- Ха! Я, Слэг, думаю, это не надо чинить! – ухмыльнулся Слэг и переместил руку к топливным датчикам.
- Там все в порядке! – прошипел Старскрим. – И вообще, ты сам хотел отремонтировать меня быстрее! А если Гримлок сейчас придет сюда?!
- Гримлок улетел на Землю с Родимусом Праймом и прочими автоботами, так что спешить некуда. И пока я здесь, никто тебя не тронет. Даже Гримлок.
Старскрим мысленно выругался и попробовал постучать в следующую дверь:
- Чем быстрее мы закончим ремонт, тем больше времени останется на… - тут Старскрим запнулся, потому что собственно слияние в исполнении Слэга длилось ровно то время, которое уходило на перезагрузку, - более приятные вещи!
Динобот помотал головой, поглаживая и выкручивая провода истребителя:
- Слэгу очень нравится твой страх. Это даже приятнее, чем слияние, мрр…
- Извращенец ржавый! - тихо прошипел ошарашенный Старскрим.
С таким он еще не сталкивался, и даже не думал, что чей-то страх может быть лучше слияния.

Когда Слэг перетрогал все внутренности Старскрима и пришел к выводу, что чинить больше нечего, истребитель наконец осмелился спросить:
- Слэг… можно, я проверю, как все работает?
Динобот мигнул оптикой, явно не понимая, как Старскрим собирается это проверять.
- Полетаю, - пояснил десептикон, возбужденно шевеля вновь здоровыми крыльями.
Слэг одобрительно мурлыкнул, и Старскрим немедленно вскочил на ноги. Подпрыгнул. Трансформировался и полетел. Праймус, как это было чудесно… Даже то, что полет происходил в каком-то захламленном подвале, не смущало истребителя. Старскрим радостно засмеялся, разгоняясь до сверхзвуковой скорости и кувыркаясь под потолком в череде мертвых петель. Резко спикировал к самому полу, почти коснувшись его носовым выступом, и снова поднялся вверх.
- Я снова самый быстрый и красивый истребитель! – гордо сообщил Старскрим Слэгу, проносясь мимо.
Динобот, похоже, был удивлен. Мало кто из летающих трансформеров стал бы так рисковать собой в небольшом помещении, не опасаясь врезаться во что-нибудь. В искусстве полета Старскриму не было равных, ни среди автоботов, ни среди десептиконов. А от скорости носящегося кругами самолета у Слэга замутило в оптике. Диноботы вообще редко обращали внимание на тренировки Старскрима со Свупом, да и самому истребителю не приходило в голову демонстрировать свои таланты по максимуму. Во время битв Слэгу тоже было не до наблюдения за самолетами – они волновали его только в том случае, если их можно было достать смертоносной струей пламени… Поэтому динобот поднялся с пола и отошел к стене, внимательно отслеживая взглядом траекторию хаотичных перемещений Старскрима.
Через полчаса Слэгу стало надоедать это пассивное времяпровождение. Динобот громко зарычал, и Старскрим неохотно развернулся носом в его сторону, зависнув под потолком. Истребитель настолько увлекся долгожданным полетом, что мысли о Слэге отошли куда-то на задний план, погребенные бесконечной радостью и прочими позитивными эмоциями.

- Я, Слэг, помню, что ты мне обещал! – ехидно усмехнулся динобот, и Старскриму ничего не оставалось, как трансформироваться и опуститься на пол.
Истребитель применил титаническое усилие воли, чтобы спокойно приблизиться к Слэгу. Старскрим понимал, что пришло время расплатиться за ремонт – несмотря на отвратительное качество этого мероприятия, теперь десептикон хотя бы мог управлять своим телом. Притушив оптику и напомнив себе, что это вынужденная мера, Старскрим поднялся на кончики стоп, уткнулся шлемом в плечо динобота и неуверенно погладил маленькие крылышки. Слэг довольно заурчал – внутренняя поверхность крыльев, которые на самом деле были частями его боковой брони в трансформе динозавра, мало что ощущала, но сам факт прикосновения приятно грел самолюбие. Истребитель тем временем судорожно размышлял, каким еще способом он может доставить удовольствие диноботу. Придя к выводу, что все чувствительные места скрыты под броней, Старскрим попытался нащупать, где же она открывается.
- Хм? – Слэг неприятно сжал его крыло.
- Раздвинь грудную броню, пожалуйста, - попросил десептикон.
- Глупая игрушка хочет повредить Слэга?! – негромкое рычание вызвало испуганную дрожь в корпусе Старскрима.
- Нет! – пискнул истребитель.
- Ха! Я чувствую, что ты мне врешь! – паника Старскрима отдавалась аритмичной пульсацией в рогах, и Слэг ощутил злость и обиду – неблагодарный десептикон решил обмануть его, после того, как он потратил столько сил на ремонт.
- Я клянусь, я не хочу тебя повредить! Я только хочу сделать тебе приятно!
Резкая боль в крыле заставила Старскрима застонать и вцепиться в плечи динобота.
- Я, Слэг, тебе не верю! Я чувствую, как в тебе бежит ток! Ты даже боишься посмотреть на меня, лживая дрянь!
В процессоре истребителя внезапно возникла мудрая мысль.
- Мне стыдно, - тихо проговорил Старскрим совершенно убитым голосом. – Я не знаю, как доставить тебе удовольствие и показать мою благодарность…
Слэг какое-то время обдумывал услышанное, затем осторожно поднял голову десептикона за подбородок. Лицевая пластина Старскрима была искажена страданием, безжизненно-серые линзы влажно блестели от выступившего омывателя – ему даже не нужно было особо притворяться, потому что измятое крыло до сих пор болезненно ныло.
- Глупая игрушка! – проурчал динобот, с максимальной нежностью прикасаясь к полуоткрытым губам Старскрима.
Истребитель покорно ответил на поцелуй, радуясь тому, что избежал разрушительного приступа ярости…

Оставшись в одиночестве, Старскрим долго и радостно летал, наслаждаясь забытыми ощущениями здорового и послушного корпуса. Как долго он ждал этого! Как прекрасно снова функционировать в полной мере! Теперь он сможет отомстить за все… когда выберется отсюда. Вспомнив о том, как он часами, сутками мучился от боли, не в состоянии даже видеть, самолет чуть не врезался в стену. Он не может допустить, чтобы это повторилось. Он должен сбежать. Любой ценой. Мысль о реакции Слэга, если Старскрим попадет ему в лапы после нового предательства, несколько отрезвила десептикона, но он убедил себя, что ему просто должно повезти.
Прошло уже восемь суток, но рогатый динобот не возвращался. Старскрим готов был биться о потолок от скуки, но тщательный анализ окружающей среды указывал на то, что единственным способом выбраться из помещения была дверь. Причем выбить ее самолет не сумел бы – помещения для диноботов строились с учетом их таланта мимоходом сносить все, что весит меньше них… Поэтому Старскрим ждал, когда дверь откроется, чтобы спокойно вылететь.
Слэг инстинктивно прижался к косяку, когда буквально перед его носом пролетел красно-белый самолет и скрылся в темном коридоре. Динобот возмущенно зарычал, трансформировался и побежал за Старскримом. Он не беспокоился, что пленник сбежит – все двери в этом отсеке были такими же прочными, и без кода доступа выбраться наружу Старскрим не мог. Но все равно Слэг испытывал бесконечную, испепеляющую злость, и он не мог удержать ее в себе. Истребитель, уже обнаруживший, что выход заперт, с визгом шарахнулся от смертоносного огня, вылетевшего из пасти трицератопса. Старскриму приходилось совершать невероятные пируэты в узкой бетонной кишке, избегая раскаленных струй – разъяренный Слэг плевался пламенем без остановки.
- Успокойся! – истерично завопил десептикон, уклоняясь от очередной огненной струи. – Ты все неправильно понял! Я… Ай! – Старскрим немного не рассчитал свой путь и ударился носом о стену. - ...все объясню!
В ответ трицератопс зарычал и чуть не опалил замешкавшемуся самолету крыло.
- Я нечаянно… - Старскрим попытался выйти из опасной зоны, обогнув Слэга, но металлический динозавр занимал своей тушей весь узкий коридор, - …вылетел! Я не хотел!
Трицератопс медленно приближался к нему, и вскоре истребитель понял, что его загоняют в угол. Пространство для спасительных маневров уменьшалось с каждым шагом Слэга. Окончательно перепуганный Старскрим поразил даже сам себя, совершив немыслимый прыжок под потолком и резко спикировав вниз. Десептикон спешно трансформировался и повис на шее трицератопса – здесь его было невозможно достать огнем. Но можно было достать электричеством, и об этом Старскрим вспомнил только сейчас, получив тысячевольтный разряд. От ухода в стазис его чудом удержала мысль, что быть растоптанным этой рогатой сволочью – еще хуже, чем расплавленным. Новый разряд… истребитель почувствовал, что его цепкий захват ослабел, и заорал на пределе громкости. Слэг досадливо тряхнул головой и побежал вперед, пытаясь достать Старскрима хвостом. К счастью для десептикона, хвост до него не дотягивался, но теперь Старскрим не мог опираться о пол – ноги скользили, руки тоже, и бесславная гибель под тяжелыми лапами динозавра была близка как никогда. В конце коридора Слэг развернулся, задев повисшим на нем истребителем металлическую дверь.
- Я клянусь, я не хотел сбежать! – пискнул Старскрим. – Я просто так долго тебя ждал, что начал сходить с ума! Прости меня!
Трицератопс очень ехидно хмыкнул и потерся им о стену, вызвав истерический визг и новую серию многословных извинений. Тем не менее, нахальная козявка не отцеплялась. Слэг с характерным треском начал трансформироваться, и Старскрим был вынужден отпустить его – голова трицератопса скользнула вверх и назад, угрожая прищемить манипуляторы десептикона. Рухнув на пол, Старскрим не успел еще прийти в себя после сумасшедшей тряски, как сильный пинок отправил его обратно в захламленную комнатку, ставшую его тюремной камерой…
Скорчившись на полу, истребитель с ужасом наблюдал за тем, как Слэг нарочито медленно закрывает дверь и разворачивается к нему. Садистское мерцание синей оптики, фирменная ухмылка «сейчас-я-оторву-тебе-крыло» и танцующие белые молнии на огромных рогах заставили Старскрима тихо заскулить и неуклюже поползти, увеличивая расстояние между собой и диноботом. Обнаружив сзади себя какой-то ржавый шкаф, истребитель понял, что его уже ничто не спасет. Сейчас его начнут долго и мучительно убивать, причем с жизнерадостным мурлыканьем… Старскрим открыл рот, но так и не придумал, что сказать по этому поводу. Когда Слэг подошел к дрожащему истребителю, тот наконец понял, что поможет ему остаться целым. Старскрим поднялся на колени, обхватив руками талию динобота, и лизнул шов между его ног. Удивленный Слэг с интересом уставился на него, но мешать не стал. Десептикон торопливо сдвинул паховую пластину. «Слава Праймусу, хоть здесь диноботы устроены стандартно», - мелькнуло в его процессоре. Преодолевая брезгливость, Старскрим медленно провел языком по гофрированной резине заправочного шланга; он изо всех сил старался не думать, что он делает, и, главное, с кем он это делает… Вскоре его усилия привели к ощутимому результату - Слэг вцепился руками в его крылья и громко замурлыкал.
- Я, Слэг, понял: чтобы моя игрушка не забывала свое место, ее надо регулярно пинать, - хрипло выдохнул динобот и переступил на месте, слегка раздвигая ноги – он чувствовал, что они его уже не так прочно держат. Ему очень нравилось то, что делал Старскрим, но смутное беспокойство требовало сохранять бдительность.
Истребитель еле сдержал порыв укусить Слэга. «Ненавижу!» - мысленно взвыл Старскрим. «Когда-нибудь ты за все мне заплатишь, рогатая сволочь!»
- Мрр… Ляг на спину, - приказал Слэг. – Я хочу тебя заправить.
Переливая в чужой корпус живительную энергию, динобот напряженно размышлял о случившемся. Перепачканное энергоном лицо истребителя выражало смесь отвращения с облегчением; оптика была потушена; лихорадочное биение электроцепей нервной системы свидетельствовало о том, что Старскрим испытывает сильные и явно отрицательные эмоции. Все-таки маленький десептикон не врал, обещая, что может доставить Слэгу больше удовольствия. Пожалуй, это было еще приятнее, чем вылизывание рогов… в какой-то момент динобот даже испугался, что не выдержит и упадет на пол. Но если у Слэга шланг оказался настолько чувствительным… то восприимчивый истребитель должен испытывать гораздо более сильные ощущения! Динобот улыбнулся своим мыслям, втягивая в себя заправочный шланг и помещая паховую пластину на место. Старскрим включил оптику и собрался было сделать тоже самое, но его остановила чужая рука, нагло вторгнувшаяся прямо в заправочное отверстие. Истребитель не смог сдержать испуганного вскрика, но одного взгляда на Слэга хватило, чтобы не пытаться немедленно это прекратить.
Когда динобот начал пропихивать внутрь свое широкое запястье, совершенно не обращая внимания на скрип готового треснуть металла, Старскрим не выдержал и жалобно заскулил:
- Ты меня повредишь! Туда вообще нельзя совать лапы, извращенец! Мне больно!
- Больно?! – ехидно ухмыльнулся Слэг, вызвав у десептикона очень нехорошие предчувствия. – Я покажу тебе, что такое «больно»!
Старскрим истошно заорал, чувствуя, как сильные пальцы ломают у него внутри все подряд, выворачивая из креплений микросхемы, разрывая кабели… до этого Слэг просто царапал его изнутри, проталкивая ладонь между плотно подогнанными деталями, но сейчас… это было невыносимо. И это не прекращалось. Несчастный десептикон бился в судорогах, пытаясь ухватиться за своего мучителя, и выл, срываясь на ультразвук.
- Слэг… - застонал Старскрим, когда разрушительное движение в его внутренностях наконец прекратилось.
- Еще? – облизнулся Слэг и со смехом пропихнул руку глубже. Металл с отвратительным скрипом разламывался, сложная начинка разрывалась на кусочки, только что полученный энергон медленно вытекал обратно из образовавшейся дыры.
Коснувшись хранилища Искры, динобот остановился. Измученный истребитель со свистом выдохнул и замер - присутствие чужой руки в его корпусе все равно причиняло боль, но уже не столь нестерпимую. Теперь он больше страдал от общей унизительности ситуации. А сколько в нем повреждений, Старскрим даже думать боялся.
- Прости меня, пожалуйста! – прохныкал он, судорожно цепляясь за Слэга дрожащими руками. – Все… все, что захочешь, только не делай так больше! Я этого не вынесу!
Пальцы динобота медленно заскользили по искалеченным деталям, влажным от энергона:
- Мрр… Слэгу понравилось!
- Не надо! – взвыл истребитель, выгибаясь от вновь нахлынувшей боли. – Пожалуйста, не надо!
- Открой кабинку! – проурчал динобот, не переставая поглаживать сломанные микросхемы и провода в корпусе Старскрима.
Десептикон подчинился, и Слэг резко и больно дернул конечностью у него внутри, меняя положение своего тела. Истерзанная заправочная горловина не выдержала такого обращения и негромко треснула, выплеснув на пол фонтанчик энергона. Свободная рука динобота крепко ухватила запястья Старскрима, прижимая к полу. Истребитель заскулил, когда Слэг наклонился к его чувствительным проводам, находящимся над Искрой, и быстро пробежался по ним языком. Старскрим выгибался, сучил ногами, пытался вырваться – бесполезно, каждое движение лишь усиливало боль в развороченных внутренностях… и блаженное, изысканное удовольствие в раскрытом моторном отсеке… Десептикон уже приближался к перезагрузке, когда Слэг нашарил где-то внутри пучок влажных проводов и сильно сдавил.
Старскрим не знал, сколько уже длилось это издевательство. Он путал боль и наслаждение, непристойно подаваясь навстречу ломающим его пальцам, он каскадно перезагружался, возвращаясь в реальность через какую-то долю секунды; он стонал, хныкал, скулил… и умолял о продолжении. Впервые в жизни его возбуждало то, что он абсолютно беспомощен – он ощущал, что буквально вывернут наизнанку. В его распотрошенном корпусе хозяйничала чужая рука, дергая и выкручивая скользкие, нагретые от близости Искры детали; Слэг облизывал и обсасывал самые чувствительные провода и разъемы в его кабинке – в этом не было ни капли нежности, это было так унизительно… и так хорошо… Когда динобот сжал зубами тонкий кабель, едва не перекусив его, истребитель взвыл и провалился в оффлайн.
Очнулся Старскрим от сильной боли внутри корпуса – это Слэг вытаскивал из него руку, запутавшуюся в проводах. Истребитель возмущенно дернул головой, когда мокрые черные пальцы, с которых безжизненно свисал обрывок какого-то кабеля, коснулись его губ. Старскрим испытывал жуткое отвращение к себе… и ужас непонимания своего собственного поведения. Как, как он мог опуститься до такого… разврата и неприличия?! Десептикон предпочел бы навсегда стереть из памяти тот факт, что он искренне этим наслаждался.
- Я, Слэг, могу повторить, - хмыкнул динобот и медленно повел руку вниз по корпусу Старскрима.
Истребитель вздрогнул, ощутив прикосновение к горячим проводам в груди… и осознал, что сейчас… снова…
- Нет! Нет! – он потянулся к руке Слэга, уже скользящей по низу его живота, но динобот с ехидной усмешкой сдавил его запястья, не позволяя подняться.
- Мрр? – вопросительно мурлыкнул Слэг, поглаживая края развороченного топливного отверстия.
Старскрим застонал, еще раз безуспешно дернулся и выдавил из себя:
- Дай мне облизать твою руку!
Никакого результата.
- Пожалуйста! – добавил истребитель после недолгих размышлений.
Давясь собственным энергоном, Старскрим тщательно вылизывал чужие пальцы и убеждал себя, что все это происходит не с ним. И вообще не происходит. Потому что с ним такое просто не может происходить! Видимо, это сбой программы. Вся история с диноботами, начиная с того, что он согласился учить летать этого дурацкого птеродактиля – просто сбой программы… Он скоро очнется и обнаружит, что ничего это не было…
Избавившись наконец от постороннего предмета во рту, Старскрим глубоко вздохнул и попытался сдвинуть ноги, превозмогая боль.
- Я, Слэг, не разрешал тебе двигаться! – рыкнул динобот.
Этот рогатый извращенец так пристально рассматривал его, явно наслаждаясь непристойным зрелищем, что истребитель затрясся от унижения. Яростно горящие красные линзы… темное лицо, измазанное омывателем и энергоном… влажные спутанные провода в раскрытой кабинке… развороченное топливное отверстие с торчащими обрывками кабелей… завершала соблазнительную картину лужа остывающего энергона, в которой плавал маленький кусочек какой-то микросхемы…
- Моя красивая игрушка… - нежно промурлыкал Слэг. – Я никогда тебя не отпущу.
Сильные руки перевернули легкое тело и поставили на четвереньки – Старскрим даже пискнуть не успел.
- Вот так, - донельзя гордое урчание динобота свидетельствовало о том, что он задумал какую-то пакость. – И не шевелись. У Слэга есть хорошая идея.
Услышав характерный звук трансформации, истребитель забеспокоился, но огромный трицератопс уже подходил к нему сзади. Старскриму категорически не нравилась «хорошая идея», в чем бы она ни состояла, но он просто не мог сопротивляться.
- Мрр… - металлическая туша нависла над десептиконом, задние лапы Слэга зафиксировали его ноги и талию в неподвижном положении. – Наши белковые собратья так делают маленьких динозавриков, - трицератопс лизнул шею Старскрима, и, прежде чем истребитель осознал сказанное, в изуродованное отверстие начало с усилием протискиваться что-то огромное.
Старскрим взвыл и рванулся вперед, но зубастая пасть болезненно прикусила его крыло. Впрочем, ощущения в крыле были даже приятными – если сравнивать с ощущениями в корпусе… Неизвестный предмет разрушал все, что еще оставалось более-менее целым; мало того, он почему-то расширялся… и снизу у него были острые шипы! Судорожно цепляясь за передние лапы Слэга и дергаясь в безуспешной попытке выскользнуть из-под него, истребитель понял, что рогатый садист решил сунуть в него свой хвост… вспомнил пугающие размеры этого хвоста и затрясся от ужаса.
- Я… я не белковое! И не динозаврик! И не фемка! И вообще это не хвостом делают! – затараторил Старскрим.
Четкое осознание того, что хвост с легкостью достанет до его Искры, заглушило нестерпимую боль. Нужно было любой ценой объяснить бестолковому звероящеру, что никакого динозаврика не получится.
- Я, Слэг, думаю – это не важно! – отозвался трицератопс, проталкиваясь еще глубже… почти до хранилища Искры…
- Ты меня уничтожишь, идиот! – взвыл несчастный десептикон и ударился шлемом о пол.
- Я осторожно, - успокоил его Слэг, вытаскивая хвост и оставляя в Старскриме лишь шевелящийся кончик. Это все равно было больно, но истребитель обрадовался – его доводы все-таки повлияли на рогатую сволочь… и тут хвост резко вошел внутрь корпуса по уже расчищенному пути.
- Нет! – завопил Старскрим на пределе громкости.
- Мрр! – ответил Слэг и начал ласково вылизывать его крыло, совершая возвратно-поступательные движения хвостом.
Истребитель понял, что его судорожные рывки причиняют только лишнюю боль, и прижался грудью к полу. Теперь он скользил по нему чувствительными проводами, но подняться уже не было ни сил, ни возможности. Трицератопс продолжал насиловать его, выводя хвост почти полностью и с силой задвигая обратно; при каждой фрикции Старскрим больно проезжал по металлу раскрытой кабинкой и лицом. Он уже не кричал – только скулил, слушая утешающее мурлыканье Слэга:
- Потерпи немного, мой хороший… У нас будет красивый-красивый динозаврик. Розовый, как ты, и обязательно с крылышками. И с рогами, как у меня.
- Я… ааау… не розовый! - простонал десептикон, чувствуя, что его процессор не в силах переварить этот бред. Старскрим, конечно, догадывался, что трицератопс – редкостный псих… но не подозревал, до какой степени распространяется его безумие…

Оставленный, наконец, в покое, Старскрим обессиленно растянулся на полу, чувствуя, как из его растерзанных внутренностей медленно вытекает энергон.
- Не будет у тебя никакого динозаврика, - со злорадством выдохнул истребитель. – Потому что я сейчас отключусь, а починить меня ты не сумеешь.
- Я, Слэг, помню, где у тебя аварийное выключение, - возразил динобот, осторожно переворачивая свою игрушку и заглядывая в измученное лицо.
Старскрим ядовито улыбнулся:
- Ты разворотил мне все баки, и без новых деталей я не смогу функционировать. Мне просто негде будет удержать энергию!
Слэг занервничал – он не собирался уничтожать десептикона… просто слегка не рассчитал свои силы.
- Нужны детали? – уточнил он, бережно снимая броню с корпуса Старскрима и внимательно рассматривая месиво проводов и металлических обломков.
Истребитель застонал, когда динобот неловко попытался упорядочить представший перед ним хаос.
- Мрр… Я, Слэг, не хотел тебя ломать, - в урчании рогатого садиста Старскрим услышал явственное сожаление. – Что мне теперь делать?
- Убрать руки и дать мне спокойно сдохнуть! – прошипел десептикон, отключая оптику.
Он чувствовал, как Слэг трясет его и окликает. Но реагировать не хотелось – Старскрим предпочитал истечь энергоном и уйти в стазис. Слишком отвратительные вещи происходили в реальности, и теперь не было даже надежд на удачный побег отсюда…
Динобот зарычал и ударил кулаком по полу. Наконец, Слэг пришел к выводу, что нужно отнести игрушку Гримлоку – он умный, он придумает что-нибудь.
Ощутив, что его поднимают на руки и куда-то несут, Старскрим не выдержал и поинтересовался:
- Решил отдать меня автоботам?
- Автоботы не знают о тебе, - пробормотал Слэг, пытаясь открыть дверь и при этом не выронить свою драгоценную ношу. – Зато Гримлок может помочь.
Хриплый смех истребителя совершенно ошарашил динобота.
- Я, Слэг, тебя не понимаю!
- Если ты просто бросишь меня здесь – я уйду в стазис… но если ты покажешь меня Гримлоку, он меня убьет – и я снова стану призраком! – разъяснил Старскрим.
Слэг издал странный звук – смесь вопля с рычанием – и несколько раз подряд пнул дверь, изнемогая от непривычного чувства вины. Наконец, динобот сел на пол, прислонился к двери спиной и ласково обнял искалеченный корпус истребителя:
- Моя маленькая красивая игрушка… моя радость… я не хотел тебя ломать! Ты меня оскорбил, и я разозлился! Мрр, расскажи мне, как тебя починить!
- А вот не расскажу, - ехидно выплюнул Старскрим.
- Слэгу будет без тебя скучно! – обиженно проурчал динобот и сильно встряхнул десептикона.
Старскрим еле сдержал вскрик – сотрясение вызвало новую волну боли во всем корпусе.
- Зато мне было очень весело, когда ты совал в меня хвост! – возмутился он. – Спасибо, я больше не хочу! Лучше умереть!
- Это было весело, - задумчиво согласился Слэг. – Но почему ты больше хочешь?
Истребитель выругался и дернулся, собираясь выскользнуть из объятий динобота –идиотский диалог с этим тупицей точно не являлся его предсмертным желанием.
- Я, Слэг, понял: тебе больно! – радостно воскликнул тот, с легкостью возвращая Старскрима к себе на колени. Пафоса в этом заявлении было столько, как будто динобот сделал необычайно важное открытие.
- Чтоб тебя ржавчина заела, кретин! Да, мне больно! – прошипел несчастный истребитель, с нетерпением ожидая, когда энергия наконец переработается… и закончится. По его расчетам, на это должно было уйти около трех часов.
- Больше не будет больно! – проурчал Слэг, нежно проводя рукой по крылу Старскрима. – Я тебя починю, только объясни мне, что делать!
- Нужны детали, - терпеливо повторил истребитель. – У тебя их нет.
- Я, Слэг, не знаю, где их взять! – огорчился динобот.
Старскрим отозвался нецензурными ругательствами, явно не желая вступать в адекватный контакт. Расстроенный и обиженный Слэг спихнул корпус десептикона на пол и поднялся. Он совершенно не представлял, что ему делать и к кому обратиться за помощью.
Услышав писк открывающейся двери, Старскрим испытал страх – его снова оставляют одного, искалеченного и беспомощного…
- Я знаю, где достать детали, - торопливо проговорил он и съежился на полу, убеждая себя, что это было не проявление слабости и тем более не просьба… он всего лишь прибег к тактической хитрости.

*прошло три месяца*

- Слэг? – неуверенно выдохнул Старскрим.
Динобот одобрительно мурлыкнул, продолжая лениво перебирать провода истребителя. После того как Слэг, со словами «глупая игрушка слишком много болтает», два месяца тому назад чуть не вырвал десептикону кабинку, Старскрим опасался лишний раз издавать осмысленные звуки.
- Я так устал сидеть в замкнутом пространстве… - вкрадчиво проговорил истребитель. – Может быть… ты выпустишь меня на воздух? Я обязательно вернусь, честное слово!
- К десептиконам, - рыкнул Слэг, больно сжимая попавшиеся под руку кабели.
- Гальватрон меня убил! - оскорбленно воскликнул Старскрим. – И убьет еще раз, если я окажусь на расстоянии выстрела!
Динобот, похоже, задумался над этим очевидным фактом, и Старскрим воодушевленно продолжил:
- Я только хочу ему отомстить! И если ты мне поможешь…
- Я, Слэг, это уже слышал, - прорычал Слэг. – Ты полагаешь, я позволю обмануть себя второй раз?!
Злобный рокот его голоса заставил Старскрима задрожать.
- Вовсе нет, я не то имел в виду! - выдавил он, но Слэг успел вспомнить, как маленький десептикон выставил его идиотом, сочинив дурацкий план и сбежав… и сильно разозлиться.
- Ты жив, потому что я, Слэг, этого захотел! - распалялся он. - Жалкая дрянь! Что ты о себе представил?! Я, Слэг, ничего тебе не должен! Захочу - и снова тебя сломаю!
Его рука вывернула тонкие стальные проводники и резко потянула прочь из корпуса. Старскрим охнул, попытался приподняться, чтобы уменьшить боль в чувствительных кабелях - но динобот приобнял его за талию, с легкостью удерживая хрупкое тело в прежнем положении, и десептикону ничего не оставалось, кроме как вцепиться в предплечье Слэга и жалобно проскулить:
- Нет! Не надо!..
Слэг чуял чужой страх, и ощущал желание его увеличить. Старскрим хрипел и корчился, не выпуская руку динобота, хотя пальцы скользили.
- Я, Слэг, никуда не отпущу мою игрушку! - рявкнул Слэг, дергая сжатые провода снова и снова.
Самые тонкие из них лопнули, а прочие потянули за собой чувствительную начинку панели управления полетом. Детали отсоединялись друг от друга с отвратительным хрустом, электроцепи нервной системы зашкаливало от моментально возросшего напряжения. При каждом рывке из порванных шлангов в груди Старскрима обильно брызгал горячий энергон.
- Я знаю! Слэг... Не надо... Мне... Мне больно!
- Слэгу тоже было больно, когда он остался без игрушки! - обиженно заметил динобот.
"Что я сказал такого, чтобы он разозлился?" - подумал Старскрим отчаянно. Просить Слэга не мучить его было бессмысленно.
Десептикон слабо стонал, непроизвольно цепляясь за уничтожающую его руку, и пытался сохранить хоть какие-то остатки собственного достоинства.
- Давай… убей меня, - выплюнул он, запрокинув голову и дико улыбнувшись. – Я стану… призраком… вселюсь в твой… корпус! И ты… будешь делать… то, что я хочу! Ты сам… сделаешь меня… повелителем десептиконов!
- Повелителем?! – расхохотался Слэг, наконец отпустив истерзанные кабели Старскрима.
Впрочем, рука динобота немедленно схватила край крыла, сминая чувствительный металл и выкручивая.
- Помолчи и послушай Слэга, - прошипел он, склонившись к аудиодатчику истребителя. – Тебе никогда не стать ничьим повелителем! Потому что ты – ничтожество!
Крыло медленно превращалось в уродливую гармошку: Слэг просто загибал его край, сворачивая и вдавливая в нетронутую часть… и повторял эту нехитрую операцию, захватывая все новые и новые кусочки… Старскрим никогда не думал, что у диноботов столько силы… и что это так больно!
- Нет! – прохрипел он, имея в виду и происходящее с крылом, и оскорбительные слова Слэга.
- Да! – проурчал динобот. – Сколько тысячелетий ты пытался свергнуть Мегатрона? Ты придумывал планы и даже осуществлял, но у тебя ничего не выходило! Мало того, все эти тысячелетия ты отдавал Мегатрону свою Искру, и ненавидел его! Трусливая дрянь! Ты осмелился пойти против своего командира лишь тогда, когда Прайм его почти добил! Я понимаю, почему Гальватрон хочет твоей смерти – ты выбросил его в космос, беспомощного и покалеченного! И что же ты сделал, когда твоя мечта осуществилась?! Ха! Ты устроил дешевую комедию, вместо того чтобы руководить десептиконами!
Каждое слово Слэга отдавалось болезненным эхом в процессоре истребителя; дикая, невыносимая боль в сминаемом крыле мешала сосредоточиться и найти, хотя бы мысленно, достойное опровержение… С ужасом осознавая, что все сказанное диноботом – правда… просто Старскрим никогда не рассматривал свою жизнь под таким углом… десептикон еле слышно простонал:
- Замолчи! Я прошу тебя… замолчи!
- Я, Слэг, знаю: ты любишь врать, - мурлыкающим шепотом продолжил динобот. – Ты так ненавидишь правду, что обманываешь даже сам себя. Но вспомни, что же было дальше? Ты уговорил Юникрона помочь тебе – и тоже его предал… - Слэг замолк на пару секунд: столь длинные речи он произносил нечасто. - А как мило ты предложил себя Гримлоку? Ведь ты сам сказал ему про слияние, глупый, глупый Старскрим! Тебе нравился Оптимус Прайм, я знаю… но ты спокойно позволил его убить! Поэтому Гримлок думает, что ты виноват в его смерти!
Истребитель дернулся, но ничего этим не добился. Он даже не мог отключить аудиодатчики, не мог закричать, перекрывая этот спокойно-уверенный голос, расчленяющий его поступки, растаптывающий его убеждение в своей идеальности и непогрешимости… Старскрим ощущал только, что его несчастное крыло укоротилось почти на половину… и он совсем ничего не мог сделать… он мог только слушать обвинительную речь динобота:
- Ты так забавно делал вид, что тебе с нами хорошо… и только Слэг чувствовал твой страх! Я верю, что ты хотел убить Мегатрона. Но ты не смог даже задержать его! И после этого ты полагаешь разумным выпустить тебя отсюда?! Ты даже не можешь себя защитить! Ты игрушка для любого! От тебя нет пользы в бою – ты только и можешь, что летать где-то в небе, боясь приблизиться к врагу, и швырять вниз всякую гадость!
«Что этот кретин понимает в полете?» - мелькнуло в процессоре Старскрима, пока динобот собирался с мыслями.
- И ты, слабое, бесполезное ничтожество, еще считаешь себя самым прекрасным во Вселенной?! – пальцы Слэга проткнули крыло насквозь, вызвав приглушенный вскрик истребителя. – Ты думаешь, что ты красивый, умный, сильный - я знаю! Но ты просто хитрая эгоистичная дрянь! Ты даже не можешь быть послушной игрушкой – капризничаешь, задаешь идиотские вопросы и хнычешь! Сколько всего ты обещал Слэгу – и спокойно об этом забыл! В тебе нет никакого смысла! Я сейчас оторву твое драгоценное крылышко – а ты никак не сможешь мне помешать, ха!
Практически скатанное в трубочку, крыло без особых проблем отсоединилось от корпуса – достаточно было правильно применить свою огромную силу. Горячий энергон полился из образовавшейся щели. Слэг повертел в руке то, что когда-то было частью Старскрима, и положил на пол. Истребитель не подавал признаков функционирования – но в чувствительных рогах отзывалась медленной пульсацией работа основных цепей. Центральный процессор заблокировал поступление энергона в оторванное крыло… но как будто автоматически. Странно – Старскрим, судя по медленному движению электротока, будто ничего и не заметил. Раньше даже намек на поломку вызывал в цепях десептикона истерическую пульсацию и перегрев…
Слэг с нажимом провел пальцем по свежей ране, игрушка не пошевелилась. Сила тока осталась прежней.
В Слэге вскипала ярость. Игрушка вспомнила свою десептиконскую гордость и пытается игнорировать его?! Что же, получается, теперь Старскрим обиделся? Глупо обижаться на чистую правду!
Слэг развернул безвольно обвисшее тело Старскрима и взглянул в лицо пленника. Оптика десептикона была бледно-розовой, почти белой.
- Говори! - рявкнул Слэг, встряхивая истребителя.
Никакого результата. Он внимательно осмотрел Старскрима - потускневший измятый корпус, с открытой кабинкой и снятой паховой пластиной, был залит свежим и уже засохшим энергоном. Приоткрытые тёмные губы не шевелились.
- Может, он умер? - произнес динобот вслух и расстроился. Это очень грустно, если он случайно убил свою игрушку. Слэг как можно более осторожно уложил безвольное тело маленького десептикона на пол, а потом занялся разгребанием проводов в поисках хранилища Искры.
По его представлениям, когда трансформер умирал, его Искра гасла. Искра Старскрима же теплилась, пусть едва-едва. Динобот чувствовал ее слабое, медленное биение своими рогами – но происходящее не укладывалось ни в какие рамки, и он предпочел проверить все визуально. В конце концов, сложная начинка, отвечающая за отслеживание и распознавание любого электричества в окрестностях, вполне могла пострадать во время последней драки – Гримлок совершенно разумно хватал трицератопса за рога, не желая быть проткнутым… напротив, разозленный лидер хотел отрезвить его болью. Прочие части тела вряд ли бы испытали дискомфорт от обычного сдавливания.
Слэг никак не мог понять, что же случилось. Он вроде как испробовал всё: окликать, бить, даже целовать...
- Слэгу это не нравится, - прогудел динобот, несильно ударив Старскрима по лицу. Снова бесполезно. - Что мне теперь делать?! - он с рёвом обрушил кулаки на пол, выпуская гнев наружу.
Надо было спросить у кого-нибудь более умного. Слэг вспомнил, что раньше им в этих вопросах очень помогал Рэтчет. Но его убили десептиконы - Старскрим и убил. Наверное, он не слишком любил автоботского медика. И диноботов тоже. Глупая игрушка.
Это было похоже на отчаяние. Слэг заскулил.
Ему придётся позвать Гримлока. Гримлок умный. А звать автоботов нехорошо - они ничего не знают о Старскриме и, наверное, будут злиться ещё сильнее Гримлока.

То топанье, с которым перемещались диноботы, способно было поднять даже находящегося в оффлайне трансформера, у которого повреждены аудиодатчики. Особенно если они все собирались куда-то вместе, и, не приведи Праймус, торопились. Тогда не только грохот сопровождал их, но и треск случайных преград.
Отчасти поэтому диноботов незаметно перевели жить подальше, как только утряслись дела с Юникроном. Гримлок чаще остальных появлялся среди автоботов, потому что, как лидер небольшой, но сильной армии, он должен был быть в курсе событий. Тем не менее, новый командир Гримлоку нравился куда меньше прежнего, и то, что диноботы постепенно становились все более независимыми от автоботов, его вполне устраивало. Сами звероящеры с самого начала мнили себя самостоятельными, однако автоботы, без сомнения, считали их не шибко умными и потому неспособными без контроля и шагу ступить.
Так вот, диноботы, ведомые Слэгом, спускались вниз. Трицератопс молчал, хотя вопросы ему задавались неоднократно.
"Маленький десептикон ожил и очень странно выглядит", - нашёл нужную формулировку Слэг, возгордился ей и преподнёс Гримлоку.
Лидер, очевидно, всё понял, и оптика у него опасно потемнела, но он не затеял драку сразу. Гримлок на многое насмотрелся за время своей жизни, много более короткой, чем у кибертронцев, и успел заметить, что лидер должен держаться с достоинством и не бить с плеча, едва услышав что-то неприятное.
По крайней мере, так было заведено у автоботов. Короткое общение Гримлока с Мегатроном и его второй версией показывало, что и противоположный вариант годится, однако Гримлок десептиконов не любил. Так что Гримлок нашёл золотую середину – он вёл себя грубо и резко при личных разборках, а при решении важных вопросов он невольно подражал Праймам.
И только потому, что дело показалось Гримлоку важным, уберегло Слэга от столкновения с шефом. Трицератопс был уверен, что это ненадолго.
Картина на полу в захламлённом помещении заставила диноботов удивлённо загалдеть. Скрюченное в странном положении тело Старскрима, залитое энергоном, с развороченной грудной технической начинкой, под которой едва тлела Искра, лежало посередине. Рядом валялось смятое крыло.
Оптика десептикона тускло светилась.
- Ты, Слэг, его нашёл? - удивился Сладж.
- Давно, - прогудел проницательный Гримлок. – И починил.
- Я, Слэг, никого не чинил! Ты говоришь глупости! Я, Слэг, не умею чинить! – воспротивился трицератопс.
- Он выглядел совсем не так, - отрезал лидер.
- Кто его знает! Может, он сам починился! – Слэг внезапно понял, что его попытка скрыть правду всё-таки не удалась. Оставался ещё один шанс – убедить собратьев, что десептиконы достаточно подлые твари, чтобы самостоятельно отремонтироваться и опозорить таким образом кристально чистую совесть честных звероящеров.
- Он был выключен, - грубо оборвал его Гримлок. - И не приходил в себя, когда мы использовали его. Значит, ты, Слэг, его включил!..
- Слэг брал у меня больше энергона, - прогудел Снарл равнодушно, косясь на трицератопса. Тот зло фыркнул в ответ.
- Я вижу, что ты совершал с ним слияние, - тут же провозгласил Гримлок. Слэг сложил на груди огромные руки, сделал отрешённое выражение лица и отступил подальше. На самом деле, его волновало, чтобы лидер придумал, как Старскрима починить. Почему-то предположение, что Гримлок захочет скорее не чинить, а сломать конкурента, у него не появилось. А шеф тем временем Старскрима слегка пнул. Тот замычал, глухо и неразборчиво, если вообще пытался выговорить что-то определённое.
- Он живой, - удивился Свуп.
- Я, Слэг, так и сказал!..
- Это хорошо, - Свуп закивал головой.
Диноботы за спиной Гримлока загалдели, соглашаясь. Друг с другом им было не слишком комфортно… А теперь вернулась игрушка, плохие воспоминания о предательстве которой отходили на второй план по сравнению с тем, как приятно было ей иногда пользоваться.
Гримлок подумал не так, но спорить не стал. Разумеется, он был главный, и если сказал бы, что игрушку надо убить – то ему никто не смог бы помешать. Но, поразмыслив несколько минут, созерцая неподвижное тело, он решил, что, в общем-то, такой поворот событий даже неплох.
- Ты, Слэг, его сломал, - констатировал он.
- Ты, Гримлок, не можешь решить – сломал или починил, - съязвил Слэг. – Сначала ты сказал, что я, Слэг, починил его. И ты недоволен. Теперь ты говоришь, я сломал его. И тоже недоволен.
Лидер показал Слэгу кулак. Это был лучшее и доступнейшее выражение совета не умничать.
- Почини его второй раз, - приказал Гримлок.
Слэг так и не смирился, что его попытка остаться в стороне не увенчалась успехом, но прекратил бессмысленный спор и только заметил, что если бы он мог, он бы не позвал остальных.
- Надо привинтить ему крыло, - предложил Сладж.
Свуп с сомнением посмотрел на металлическую гармошку, в которую превратилась гордость любого летуна. Он сочувствовал Старскриму, пожалуй, больше всех присутствующих. Отчасти потому, что считал себя наиболее хорошо знающим пленника, отчасти из-за того, что сам нередко страдал от повреждений в хрупких крыльях… и слишком хорошо помнил свои ощущения, когда Слэг пытался отгрызть ему подвижную часть крыла, громко мурлыкая, слизывая обильно текущий энергон и наслаждаясь чужим страхом и болью.
- Это крыло нельзя, - заявил летун. – Нам нужно другое. Я, Свуп, знаю, где его искать!..
На него уставились с интересом. Свуп какое-то время стоял, с сосредоточенной миной на лицевой пластине, а потом внезапно сорвался с места и исчез за дверью. Его проводили озадаченными взглядами.
- Вы, - сказал Гримлок, глядя на Снарла и Сладжа, - поднимитесь. Скажите, когда Свуп вернётся. Нехорошо, если он приведёт Прайма. Надо держать всё в секрете. Это наша игрушка. Она нужна нам. Нельзя отдать автоботам.
Снарл и Сладж застряли в узком проходе, отчаянно пинаясь, но в конце концов дверь за ними захлопнулась. Слэг напрягся, чувствуя, что гроза близко, и он не зря весь состоит из железа – все молнии придутся непосредственно в его корпус.
- Ты мне врал, Слэг! – с нотками ярости в голосе прорычал лидер.
Трицератопс приготовился к драке, ощущая одновременно и досаду, и энтузиазм. Совершенно не опасаясь в азарте окончательно раскрошить несчастного Старскрима в металлическую пыль, они крепко сцепились, не стесняясь в проявлении эмоций – били так, что прогибалась обшивка и искрили провода.

Силверболту хватало проблем и без крылатого звероящера, но отвязаться от Свупа было практически невозможно. Он "повис на хвосте" командира аэроботов и "стряхиваться" не хотел. Самой удивительной была та просьба, которую Свуп упорно высказывал. Точнее, он твердил не затыкаясь одно и то же: "мне нужны ваши запасные крылья".
- Послушай, - наконец, не выдержал Силверболт. – Тебе всё равно не подойдут наши крылья. Ты не самолёт!..
- Я, Свуп, хочу крылья самолёта, - тут же ответил птеродактиль.
- Ты не сможешь с ними летать!..
Свуп внимательно посмотрел на него. У динобота был такой вид, будто бы он хочет задумчиво пощёлкать клювом, но так как в основном режиме этого полезного агрегата у птеродактиля не было, ничто не могло пробудить в нём возможность соображать быстрее.
- Я, Свуп, хочу крылья не для себя.
На самом деле, динобот размышлял, можно ли рассказывать автоботам про Старскрима. Он забыл проконсультироваться у Гримлока на этот счёт, и сам опасался принимать решение. Но и воровать крылья у аэроботов не хотел. Да и не смог бы – слишком шумный для тайных операций.
- А для кого?.. – удивился Силверболт. Тут же у него за спиной возник Айр Рэйд, который заинтересовался, почему это шеф прогуливается тут с диноботом по их ангару и активно беседует, и Свуп замолчал. Силверболт немедленно предположил, что подчинённый Гримлока просто очень медленно соображает, и приготовился ждать ответа ещё минут двадцать. Однако Свуп нашёл, что ответить.
- Это тайна!
- Ах тайна? – воодушевился Айр Рэйд. – А ты расскажи. Это должно быть весело.
Свуп припомнил Старскрима и решил, что вряд ли ситуация достаточно весёлая.
- Это грустно, - ответил он.
- Послушай, "запасные крылья" просто так не бывают, - попытался объяснить Силверболт. С такими вопросами к нему ещё никто не обращался.
- Надо как у него, - заявил Свуп, ткнув пальцем в Айр Рэйда. И только тогда Силверболт начал что-то подозревать.
От всех товарищей своего подразделения Айр Рэйд отличался одной в общем-то незначительной мелочью, которая только сейчас пришла Силверболту в голову. Он принадлежал в своей лётной трансформе к тем же сверхзвуковым истребителям, к которым и троица из лучших воинов Мегатрона. Давно уже не существовало ни Скайварпа, ни Тандеркрэкера, да и Старскрима след затерялся где-то после тех событий, когда он переполошил всех своим внезапным появлением, а потом так же неожиданно исчез.
О плохо попахивающей истории, связывавшей диноботов с заместителем Мегатрона, Силверболт знал только невнятные слухи. В бытность пленником Старскрим жил в их ангаре и общался как раз с этим товарищем, Свупом, его неоднократно видели притаскиваемым к Рэтчету в сильно измятом состоянии, а когда он наконец-то освободился, диноботы выглядели столь потерянными и удручёнными (сколь, впрочем, и разъярёнными, в их случае одно другому не мешало), что смешки про тайные пристрастия вскоре стали казаться более-менее подкреплённым фактами материалом. Мало ли что там было… Слишком давно, чтобы кто-то теперь это вспоминал.
Однако вот сейчас Силверболт вспомнил. Айр Рэйд, видимо, нет – но зато насторожился.
- Вы часом не Старскрима решили себе собрать? – с лёгкой улыбкой спросил Силверболт. – А?..
Свуп бросил на него быстрый взгляд и сделал такой жест, словно хотел невысоко взлететь и тут же опуститься. Он подумал, что Силверболт, наверное, просто невероятно умный, если сумел догадаться, что случилось в подвалах под жилищем диноботов по тем словам, которые услышал.
- У него оторвано крыло, и он странно работает, - признался птеродактиль. – Я, Свуп, думаю, что ему больно.
- Что?! – Айр Рэйд переменился в лице. – Он хочет сказать, что?..
- Постой-ка, - встрепенулся Силверболт. – О чём это ты?.. Уж не о том, что… Что Старскрим где-то у вас?
- Я, Свуп, подумал, что ты знаешь, - смутился динобот, обнаружив, что всё перепутал. Отчаянно выбранив себя, он тем не менее решил, что притворяться, будто шутил, уже поздновато. – Я, Свуп, не должен ничего говорить автоботам.
- Да ты что!? А кому тогда?.. Когда все уверены, что Старскрим мёртв, он на самом деле где-то вами припрятан.
- Не кричи! – встревоженно воскликнул Свуп. – Не кричи!.. Я, Свуп, говорю: надо делать всё тихо!..
- Какое тут тихо, - заворчал Айр Рэйд. – Прайму надо сказать.
- Я, Свуп, не позволю! – рассердился динобот. – Я, Свуп, прошу крылья!.. Дай мне крылья и больше ничего не делай!..
- Сейчас свои отстегну, - оскалился истребитель.
- Мне, Свупу, всё равно, - протянул птеродактиль. – Можешь свои. Они, наверное, хорошие.
Непритязательный комплимент, подразумевавший за собой совершенно не нравившуюся Айр Рэйду идею расчленёнки, заставил аэробота отказаться от мыслей продолжать как-либо острить.
- Ты должен отвести нас к своим, - предложил Силверболт, рассудив, что ругаться со Свупом прямо сейчас – мысль не очень здравая, можно привлечь слишком много свидетелей, а только конфликтов с диноботами им не хватало.
- Я, Свуп, не буду, - проворчал тот в ответ.
- Послушай, Свуп, - терпеливо начал командир аэроботов. – Дело сложное. Ты всё равно уже мне проговорился. Если не хочешь, чтобы я говорил Прайму – я не буду. Но ты сам говоришь, нужно крыло, и всё такое… Ты умеешь чинить? Вообще инструмент когда-нибудь в руках держал?..
- Какой? – спросил Свуп, силясь вспомнить, держал ли он что-либо в руках и когда, а потому совершенно забыв о теме разговора.
- Да любой, - махнул рукой Силверболт. – Я не о том. Вам всё равно нужны профессионалы, те, кто знают, какое у самолётов строение, и… Ну подумай сам, - с надеждой попросил он, не уверенный, что Свуп в силах выполнить эту просьбу.
- Зачем нам это? – спросил у него с раздражением Айр Рэйд.
- Помолчи, - шикнул Силверболт. – Я разберусь.
- Мне это не нравится, - обычно настроенный на позитив истребитель внезапно помрачнел. – Старскрим, и эти…
Свуп бросил на него заинтересованный взгляд. Айр Рэйд предпочёл многозначительную паузу в разговоре.
- Ты, Силверболт, починишь Старскрима?! – наконец, сделал свой вывод птеродактиль. – Я, Свуп, думаю: это хорошо!..
- Сначала надо во всём разобраться. Мы сначала думаем, потом делаем, - хмыкнул аэробот.
- Мы, диноботы, тоже, - с гордостью ответил Свуп и позвал Силверболта за собой. Айр Рэйд сначала предположил, что ему лучше остаться, но потом любопытство взяло верх, и он догнал Силверболта на самом выходе. Командир имел на лице несколько двоякое выражение – не то насмешливое, не то встревоженное. Видимо, думал, что сам не понимает, как влип в сомнительную историю. Ещё неизвестно, какую кучу мусора глупые звероящеры обозвали "Старскримом". Мало ли что может случиться с их примитивными процессорами…

Представший перед аэроботами хаос с едва функционирующим трансформером среди прочего хлама, венчали с немалым грохотом катающиеся по полу диноботы. Слэг в трансформе динозавра и его лидер дрались так, словно хотели разрушить вместе с противником ещё и эту галактику, как минимум. Появление посторонних остановило только Гримлока, он выпрямился и злобно уставился на гостей, Силверболт едва не струхнул перед огромным диноботом, но тут тираннозавра отвлекли. Слэг, когда Гримлок повернулся к нему спиной, бросился на него и всадил бы в корпус рога на полную длину, если бы не своевременная реакция лидера. Гримлок отделался искрящими царапинами, схватил рогатого динозавра поперек туловища и поднял в воздух. Трицератопс рычал и бил Гримлока огромным хвостом по плечам и шлему, оставляя заметные вмятины. Пожалуй, аэроботы восхитились бы этим величественным зрелищем, но их больше волновало на данный момент неподвижное тело Старскрима. Несмотря на отсутствие крыла и весьма потрепанный вид, заместителя Мегатрона они опознали сразу.
- Эй, пожалуйста, полегче! - воскликнул Силверболт, отгораживаясь рукой, хотя, если Слэга швырнули бы в его сторону, то судьбы металлического блинчика было бы не избежать. - У вас тут эмм... Раненый!
Раненый, чудом не растоптанный сражавшимися диноботами, не шевелился, хотя его оптика светилась, пусть и слабенько.
- Я, Свуп, не принёс крыло, - очевидно, дерущиеся Слэг и Гримлок для диноботов не были из ряда вон выходящим зрелищем.
"Оно само пришло", - мысленно закончил за него Айр Рэйд, разглядывая десептикона, вернее, то, что от него осталось.
- Пусти меня! - потребовал Слэг. - Я не буду драться!
Несмотря на сомнительную выполнимость данного обещания, Гримлок поставил Слэга на лапы и немедленно потребовал от Свупа объяснений, что на их территории делают автоботы. Трицератопс тем временем трансформировался и сладко потянулся. Весь его корпус был порядочно измят, кое-где соединительные швы разошлись, и по металлу стекал энергон… Но по Слэгу было незаметно, что это его хоть немного тревожит.
- Послушай, Гримлок, - торопливо вмешался Силверболт, - Свуп хотел взять крыло, и мне показалось это странным. Я сам догадался про Старскрима.
- Автоботы любят показать, какие они умные, - проворчал Гримлок.
- Я всё равно не позволил бы просто так пользоваться нашими запасами, - заметил Силверболт.
- Ха! – ехидно оскалился Слэг, неоднократно в эти запасы совавшийся.
- Что вы с ним делали?! - не сдержался и вмешался Айр Рэйд. Ему жутко было на Старскрима даже смотреть, а уж представлять себе, как трансформера можно довести до подобного состояния…
- Не твоё дело, автобот, - рыкнул Слэг. - Мою игрушку надо починить!..
- Игрушку? - с опаской переспросил Айр Рэйд.
- Уж заметно! - воскликнул Силверболт. - Э... Если он - ваш пленник, то ты позволишь его осмотреть, Гримлок?..
"Я всякое видел, но только не такой кошмар, - по внутренней связи сказал ему Айр Рэйд. - Ты на его грудь взгляни, и на топливное отверстие... Шлак! Силверболт, у меня омерзительные предположения!"
"Диноботы жестокие, потому что непосредственные, - ответил шеф. - Пусть Старскрим и наш враг... Или был им, по крайней мере, - засомневался Силверболт, - то представь... Каково ему сейчас!"
"И думать не хочу!" - возразил Айр Рэйд. Ему стало вдруг так неуютно на территории диноботов, что пришлось усмирять панику обещаниями впредь никогда не приближаться к их ангарам в одиночку.
Гримлок, довольный тем, что у него спросили позволения, важно кивнул.
Силверболт наклонился над Старскримом и помахал рукой перед оптикой. Потом заглянул внутрь развороченного корпуса и содрогнулся, прикидывая количество и степень повреждений.
"Надо забрать его отсюда под благовидным предлогом. Скажем, что отремонтируем его сами", - Силверболт переглянулся с Айр Рэйдом. Аэроботу точно было не по себе.
"Я не удивляюсь, что он потерял контроль, - проворчал по внутренней связи Айр Рэйд. - Давай, пошли уже отсюда".
- За что вы его так? - строго спросил командир аэроботов у Гримлока.
Слэг что-то заворчал.
- Десептикон, - поднял руку Гримлок, решивший, что излишняя откровенность Слэга, если он успеет ответить, может оказаться некстати. Он давным-давно заметил, что автоботы, как правило, такие чувствительные, что даже о своих врагах пытаются заботиться. А нужно было помимо всего прочего удержать их от желания бежать с жалобами к Прайму, мол, Старскрима тут просто так обижают. Гримлок поискал варианты возможных решений проблемы и подобрал лучший. - Я, Гримлок, думаю - Старскрим во всём виноват.
- В чём? - Силверболт, предполагая, что причиной полуактивности десептикона может быть защемление какого-нибудь важного провода, пытался хотя бы слегка упорядочить мешанину измятых, изорванных внутренностей. Старскрим дёрнулся, когда аэробот запутался в одном из беспорядочных переплетений и резко пошевелил рукой.
- Война, - протянул Гримлок, пожимая плечами. - Оптимус Прайм умер. Много кто умер.
- Рэтчет, - подсказал Свуп и тоже замолчал.
- Идиоты, - зашипел Айр Рэйд тихо. - Вы ничего на самом деле не понимаете, лишь бы крушить! - повысил он голос, оборачиваясь к Гримлоку. - Вешаете всё на одного!..
- Кто тогда виноват? - уточнил Гримлок, призывая себе в помощницы свою убийственную логику. - Он десептикон, он и виноват.
"Он всё чувствует, - услышал Айр Рэйд по внутреннему коммлинку. - Проклятье! Его надо или отключить, или переместить под ремонтный подвес. Я копаюсь у него внутри, а он дрожит..."
"Не истери, командир, - вздохнул Айр Рэйд. - Ты бы слышал свой голос!.."
- Глупость! - воскликнул он вслух. - Ты абсолютно ничего не понимаешь, Гримлок! И твоя компания!
"Эй, не зли ты их, ради Праймуса!"
"Они плохо смотрят на моё крыло", - не очень в тему ответил истребитель.
- Давайте потом разберёмся с этим! - Силверболт выпрямился. - Вы хотите, чтобы Старскрим жил или нет?..
- Моя игрушка должна быть целой! - рявкнул Слэг прежде, чем Гримлок ответил.
- Тогда мы его заберём.
- Не дам! - Слэг стиснул кулаки.
- Эй, эй! - Айр Рэйд напрягся.
- Выбора нет. Нам нужно оборудование, - отрезал Силверболт. - Или выключите его и забудьте.
Гримлок ткнул пальцем в неподвижное тело:
- Слэг, бери его и отнеси к аэроботам. Чтобы вас никто не видел!
Ворча, динобот сделал в сторону Старскрима шаг, но тут полумертвый десептикон дёрнулся и попытался отползти от приближающегося трицератопса. Силверболт изумлённо замер - он был уверен, что истребитель не способен двигаться - а потом замахал руками:
- Не подходи к нему!
- Что?! - оптика Слэга засияла так яростно, что аэроботы струхнули. Ему запрещают подходить к собственной игрушке?!..
- Боится он тебя, - пояснил Силверболт. - Пока мы его не починим, делайте, как скажу, ясно? – он в поисках поддержки посмотрел на Гримлока. Всё-таки лидер был среди них самым сознательным, а вот как договариваться о чём-либо со Слэгом, аэробот даже представить не мог.
- Я, Гримлок, понял. Но Прайм знать не должен.
- Сами хотите мою игрушку, - зашипел Слэг. - Я, Слэг, с вас глаз не спущу!
Старскрима на руки поднял Свуп, настолько осторожно, насколько это было для него возможно, и Слэг мог только недовольно фыркать. Они ушли. Айр Рэйд взволнованно косился на топавшего следом рогатого динобота - трицератопс не собирался от них отставать.
"И как мы от них отвяжемся?" - спросил аэробот у командира.
"Увидим. Сейчас важнее другое".
"Ох, зря мы ввязались в это дело, надо было в хвост гнать летуна из нашего ангара! Ты думаешь… он того стоит, чтобы его спасать?"
"Он точно не стоит того, чтобы мы его в таком состоянии оставили, - задумчиво ответил Силверболт. – Он был нашим врагом, но ещё воином… А не только их игрушкой".


Столько проблем аэроботы не видали даже во время самых сложных заданий. Силверболту было проще смириться с тем, что со своим тайным страхом полёта он должен руководить другими аэроботами, чем с необходимостью прикрывать абсолютно беспринципное занятие. Его процессор и так слишком часто перегревался от размышлений на тему, как следует поступить в такой нестандартной ситуации. Слэг у аэроботов почти поселился, не желая по доброй воле ни на час оставлять Старскрима с благодетелями наедине. Устраивался в уголке, обхватив мощные передние лапы шипастым хвостом, и часами не отрывал взгляда от изуродованного бело-красного корпуса на ремонтной платформе – лишь изредка по его рогам пробегали белые всполохи. Попытки выгнать его вон были пустыми. И судя по тому, как он комментировал свой отказ, причиной была неутихаемая ревность. Он подозревал Айр Рэйда и его командира исключительно в коварных намерениях. Чудом иногда он пропадал, переставая дышать в затылок обоим. Только в такие моменты они могли заниматься ремонтом, вернее, полной реабилитацией.
Условия были не лучше, чем у партизан в плотном вражеском окружении. Силверболт, с помощью Айр Рэйда, отвлекавшего потенциальных свидетелей, сумел скрыть Старскрима от чужой любопытной оптики. Даже присутствие Слэга пока оставалось никем не замеченным, благо тот не стремился прыгать по их ангарам и превращать всё в руины. Айр Рэйд умудрялся утаскивать прочих аэроботов как можно дальше в самые опасные моменты.
А вообще, никогда не было так сложно двум заговорщикам. Если бы они могли заниматься Старскримом без перерывов, то закончили бы скоро. Однако, чтобы не вызывать подозрений, они тратили на это свободное время.
Состоянием Старскрима интересовались, так или иначе, все диноботы. Снарл и Сладж - если подлавливали без свидетелей кого-то из аэроботской парочки, а Гримлок - вскользь и будто бы без интереса. Кроме Слэга, навещать, а точнее мешать, залетал Свуп. И вечно любопытствовал, хотя вряд ли был способен переварить ответ.
Например, его интересовало, как можно быть в онлайне и совершенно ни на что не реагировать.
- Если бы тебе выдрали крыло, ты оставался бы таким же бодрым? - спросил Айр Рэйд раздражённо.
- Я, Свуп, никогда не позволил бы вырвать мне крыло. Но однажды Гримлок оторвал Слэгу рог. Слэг был бодрым. Он дрался хвостом, а не лежал мёртвым.
- Рог - это не крыло!
- Да, на рогах не летают. Поэтому я, Свуп, не имею рогов, - тут же воодушевился птеродактиль.
- Скорее, поэтому Слэг так топает, что вмятины остаются. Пусть бы он, что ли, порхал! - посетовал Айр Рэйд.
- Уж лучше не надо! - предостерёг Силверболт. - Увольте, летающие трицератопсы - это уже слишком!
- Слэг может летать. Но не любит. Мы все можем летать, если хотим, - похвастался Свуп.
В процессе они обнаружили ещё немало любопытного и жутковатого. Например, принадлежавшие им запасные детали. Детали за последние месяцы у них пропадали, но Силверболт подозревал, что товарищи просто не признаются ему в этом сами. А оказалось, что потрачены они были на пленника-десептикона.
Кроме того, удручал вид, в котором они находились, и то, как неловко и насильственно были привинчены, вставлены, припаяны. Когда вопрос, как это всё объяснить, был задан Слэгу, тот, определённо не испытывая угрызений совести, ответил, что, мол, Старскрим был доволен, летал под потолком и вообще получал удовольствие.
- Каково же ему до этого было, - бормотал Айр Рэйд. - Сумасшествие.
На время Старскрима всё-таки отключили, присоединив к аппарату жизнеобеспечения. Он перестал чувствовать - если чувствовал, потому что Силверболт не мог поставить точный диагноз - но получал переработанную энергию. Иначе, опасались аэроботы, процессор может и отказать. При таких поломках опасно совсем прекращать функционирование.
Сейчас они уже приблизились к завершению своей работы. Новый корпус и отлаженная начинка - Старскрим стал похож на себя, только на новых крыльях не темнели перевёрнутые десептиконские знаки.
- Почему мне кажется, что мы зря старались?.. - спросил Айр Рэйд, скрепляя последние швы. Кроме него и Силверболта в помещении никого не было. - Диноботы ему снова всё оторвут.
- Ты хочешь отдать его им? - задумчиво спросил Силверболт.
- Нет, командир, - признался истребитель. - Это слишком жестоко. Но ты представляешь, какой это будет... конфликт?
- Проблема, - согласился шеф.
Айр Рэйд задержал взгляд на неподвижном теле, смотревшем мёртвой оптикой вверх. Потом рассеянно провёл ладонью по тёмному лицу, по свежеокрашенному воздухозаборнику – гладкая алая броня была необычайно приятной на ощупь, к ней хотелось прикасаться снова и снова…
- Говорят, с кем он только не крутил в своё время...
- И наконец оказался в лапах грубых звероящеров?
- Да! Я не захотел бы возвращаться, - дёрнул плечами Айр Рэйд. - Лучше бы умер!
- Старскрим - самый живучий трансформер во вселенной, - улыбнулся Силверболт.
- И самый красивый, - буркнул аэробот.
- Ты думаешь?..
Айр Рэйд спохватился и отдёрнул руку.
- Прости, командир...
- Пойду и немедленно свяжусь с Родимусом Праймом, - Силверболт развернулся к дверям, и добавил ехидно. - Ты его уж не трогай, пожалуйста! А то будет смешно, если опасения Слэга окажутся справедливыми!
- Да я ничего!.. - начал было возмущаться Айр Рэйд, но оборвал себя и пообещал. - Не буду.
- Тогда я скоро вернусь, - Силверболт приблизился к двери, и она в тот же миг с характерным шипением скользнула в стену, пропуская нежданного гостя. Открывшийся проём целиком занимала фигура Слэга.
- Что ты тут делаешь?! - воскликнул Айр Рэйд.
- Я же велел тебе связываться заранее и предупреждать, когда собираешься притащить на мою территорию свой хвост! - выругался Силверболт.
- Я, Слэг, так и думал, что вы его починили, - возмущения Слэг слушать не собирался. - Я его заберу.
- Куда?
- Ничего мы не закончили!
- Если вы его мне не отдадите, я, Слэг, возьму силой!
Оптика динобота опасно мерцала, но он то и дело переводил взгляд с аэроботов на Старскрима.
- Он цел! – в голосе Слэга прозвучала искренняя радость.
"Чтоб его", - по внутренней связи ругнулся Силверболт.
"И что нам делать теперь?"
- Послушай, Слэг, мы еще не знаем, будет ли он функционировать!
- Так проверьте, - резонно заметил Слэг.
Понимая, что бессмысленно препираться, Айр Рэйд наклонился над Старскримом и включил его. Силверболт уже предчувствовал, какие эмоции испытает десептикон, сначала обнаружив себя в новом теле, а потом увидев Слэга. Он полагал, что именно с рогатым диноботом связаны наихудшие воспоминания Старскрима...
Однако оптика десептикона едва затлела, совершенно неосмысленно любуясь потолком.
- Что-то не так, - недоумевая, сказал Айр Рэйд.
- Я же предупреждал, - быстро сориентировался Силверболт. - Мы же не профессиональные медики.
Слэг с любопытством заглянул в ничего не выражающую оптику Старскрима.
- Даже не понимаю, что мы сделали неправильно, - Айр Рэйд помахал рукой над лицом "пациента". Десептикон так и лежал с приоткрытым ртом. - Эй, ты меня слышишь?..
- Вы его не починили, - заявил Слэг. - Вы врали. Что вы делали!? - рявкнул он.
- Да ты сам видел! - возмутился Силверболт. - Мы пытались, по крайней мере! Всё, что было в пределах наших возможностей…
Старскрим вдруг дёрнулся и едва не свалился с узкой платформы. Поймавший его Айр Рэйд решил, что он отреагировал на голос Слэга...
- Я, Слэг, его забираю!
- Нет, погоди, - остановил его Силверболт. - Мы попытаемся всё исправить!
- Вы ничего не знаете и не умеете. Вы не справитесь.
- А ты?!..
- Я, Слэг, забираю свою игрушку! - отрезал динобот. - Положи его! - велел он аэроботу, который и так еле держал тяжёлого Старскрима.
- Я дам его унести, только когда все уйдут на перезарядку, - смирился командир аэроботов.
"Отдашь его?" - удивился Айр Рэйд.
"А как иначе? Не драться же со Слэгом!"
- И ещё, раз уж так, объясню тебе кое-что, Слэг. Возможно, он получил слишком сильный болевой шок, и ему нужно время, чтобы прийти в себя. Не калечь его.
Слэг промолчал, но выражение его лицевой пластины явно говорило, что, на самом деле, если он захочет, то никакие просьбы и убеждения его не остановят. Однако при этом он чувствовал расстройство по поводу того, что Старскрим не ожил.
- К тому же, я выделю вам нормальный энергон.
- У нас есть свой, - возразил Слэг.
- Он не подойдёт почти недействующему трансформеру. Старскриму сейчас нужен энергон только высокого качества.
"Мы так и будем прикрывать это безобразие, командир?"
"Я никак не могу решить, - ответил Силверболт. - Но что поделать! Придётся! Разве ты не чувствуешь ответственность?"
"Я чувствую, что дело это плохо пахнет!"
- Хорошо, - веско сказал Слэг вместо "спасибо". Он подумал, что от автоботов опять никакого толку.

Слэг шестой день лежал на своей платформе, обнимая дрожащее тело Старскрима. Динобот равнодушно пересчитывал количество целых энергокубов – аэроботы почему-то вручили ему эти странные розовые штучки, но энергон в них был самый настоящий. Кубов было двадцать семь. Плюс один начатый. Слэгу совершенно не хотелось выходить на воздух, не хотелось думать и разговаривать. Пожалуй, так отвратительно динобот себя не чувствовал даже в те времена, когда по его вине игрушка сбежала…
Собратья сперва хотели… чего-то они хотели, но Слэг с легкостью отбил у них всякое желание приближаться к игрушке, выпустив пару болезненных электроразрядов в незваных посетителей. С рогами все было в порядке, и не было причин сомневаться в том, что пульсация нервных цепей Старскрима осталась такой же медленной, как и до ремонта. Но гораздо больше проблем доставляло абсолютное нежелание истребителя пить энергон. Он делал пару глотков и замирал; мало того, Старскрима постоянно приходилось крепко удерживать – он все время пытался отползти от динобота подальше и при этом свалиться с платформы. Это было бы забавно, если бы не было так грустно. Слэг никак не мог прийти к определенному выводу – аэроботы сломали истребителя или все же он сам сломал свою игрушку…
- Я, Гримлок, приказываю тебе пойти заправиться, - голос командира отвлек Слэга от грустных размышлений.
- Я, Слэг, не хочу и не буду! - прорычал он, еле удержавшись от автоматического рефлекса как следует шарахнуть Гримлока электричеством.
- Ты лежишь здесь слишком долго. Тебе нужно выйти на воздух, - проурчал Гримлок.
- Чтобы ты убил мою игрушку?! – оптика Слэга яростно загорелась. – Отойди!
- Я, Гримлок, пойду с тобой, - хмыкнул лидер. – А Свуп посидит с игрушкой.
Слэг подумал немного и соскользнул с платформы на ноги, осторожно передавая Старскрима сочувственно улыбающемуся Свупу. Сделав несколько шагов, Слэг покачнулся и, наверное, упал бы – если бы не своевременная реакция подхватившего его Гримлока.
Над Кибертроном сияли бледные звезды. Легкий ветер обдувал корпуса обнимающихся диноботов – несмотря на возмущенное рычание Слэга, командир фактически тащил его на себе. Осторожно положив рогатого динобота на металлическую поверхность, Гримлок улегся на него сверху и начал вливать энергон. Судя по выражению лица Слэга, данное действие не вызывало у него особого восторга, но сил для достойного сопротивления просто не было.
Испытывая непривычные колебания между чувствами и долгом, Гримлок осторожно нашарил безвольно раскинутые руки Слэга и резко воткнул в соединительные швы на запястьях свои острые когти. Возмущенный трицератопс немедленно заорал вслух и по внутренней связи что-то нецензурное, брыкаясь и пытаясь ударить его электричеством… но первым действием лидера была полная блокировка рогов. Гримлок придавил Слэга всем своим немалым весом к земле и пустил серию слабых зарядов по его внутренним цепям. Реакция удивила обоих – рогатому диноботу в жизни ни разу не приходилось быть принимающей стороной во время подобных игр; будь он в нормальном состоянии, он вообще бы заметил только факт чужого тока….
Слэг взвыл, выгибаясь от незнакомых ощущений, и очень эмоционально транслировал:
«Сволочь! Прекрати сейчас же! Убью!»
- Ха! – ехидно мурлыкнул довольный Гримлок и принялся взламывать файлы памяти, где хранилась информация о Старскриме.
Слэг отчаянно сопротивлялся, но силы были не равны. Когда лидер наконец пересмотрел все происходившее в подвале за последние полгода, трицератопсу было уже все равно – он жаждал слияния, и все его мысли были лишь о том, что нельзя допустить самопроизвольного открытия Искры, пока Гримлок не удовлетворит свое любопытство.
«Игрушка никогда не полюбит Слэга и не поймет», - передал он, ознакомившись с историей чужих отношений.
«Хорошо… умеет… притво.. ряться», - изнемогающий от желания Слэг транслировал с мучительными перерывами, но считал нужным объяснить свою позицию.
«Гримлок не притворяется!»
«Сли…яние!» - умоляющий мысленный вопль вызвал счастливый смех Гримлока.
Как давно Слэг не просил его о близости – постоянно сбегал, прятался, а если лидер прижимал его к стене, отдавал свою Искру без особого энтузиазма…
После перезагрузки трицератопс не попытался немедленно выбраться из-под чужого тела, лишь грустно улыбнулся:
«Жалость. Не хочу!»
«Сначала – жалость. Сейчас – нет», - транслировал Гримлок, медленно вытягивая свой шланг из Слэга. Тот довольно заурчал, осторожно высвобождая израненные запястья. Ему было хорошо, партнеру тоже, все проблемы – почти не имели значения.

- Я, Свуп, не могу с ним общаться! – взмахнул крылом птеранодон, как только Гримлок и Слэг вернулись.
Слэг в первую очередь отметил, что Старскрим от Свупа не отползает – лежит безжизненной куклой. Если бы трицератопс не ощущал слабую пульсацию его Искры, он решил бы, что истребитель мертв. Следующее открытие было весьма неприятным – этот бестолковый птеранодон залил весь корпус Старскрима энергоном, полностью израсходовав на это почти целый куб. Слэг поднял пустую емкость и несильно стукнул ей Свупа по клюву.
- Он не хотел пить, - извинительно проурчал птеранодон.
Трицератопс хмыкнул, уселся на платформу – истребитель моментально затрясся, рванулся в сторону… и упал бы на пол, если бы Слэг не притянул его к себе на колени. Обхватив корпус Старскрима, другой рукой он взял новый энергокуб из кучи и прижал его край к губам истребителя. Никакой реакции.
Вздохнув, трицератопс применил открытый им в первый же день способ кормить свою игрушку – он сильно встряхнул Старскрима и громко прорычал в его аудиодатчик:
- Пей!
Дрожащий истребитель покорно сделал несколько глотков и снова замер, индифферентно уставившись немигающим взглядом на Гримлока. Тот заурчал и бережно погладил Старскрима по щеке, потом провел ладонью по влажному крылу. Вопреки ожиданиям командира, Слэг не проявил никакой агрессии – теперь, когда мир между ними был восстановлен, трицератопс не имел ничего против прикосновений к их общей игрушке.
Довольно мурлыкая, Гримлок положил руку на его плечо, пластиной на своем запястье как бы случайно коснувшись чувствительного рога.
Мысленное послание вызвало на лице Слэга безумную и счастливую улыбку:
«Старскрим красивый. Но Слэг лучше!»
В ответ трицератопс транслировал сердечко, и Гримлок немедленно отозвался непрерывной чередой таких же красных сердечек. Свуп с интересом смотрел на них – будучи не в курсе интимных переговоров, он не понимал, что происходит… но тут обрадованный Слэг дернулся к Гримлоку, обнимая его за шею… Истребитель непременно упал бы, если б тираннозавр не подхватил его. Связь прервалась, и с руки Гримлока плавно слетело маленькое яркое сердце.
Свуп радостно взмахнул крыльями и погнался за ним. У самого потолка он щелкнул огромным клювом, и сердечко исчезло.
- Ты сожрал мое сердечко, сволочь! – возмущенно заорал Слэг, вырываясь из объятий командира.
Чтобы удержать его от немедленной трансформации и погони за птеранодоном по всей базе, Гримлоку пришлось бросить Старскрима на платформу, прижать к себе Слэга обеими руками и направиться к стене, толкая взбешенного трицератопса перед собой.
- Я, Гримлок, пошлю тебе еще много-много сердечек! – ласково урчал он. – Это всего лишь голограмма, успокойся!
- Убью! – прорычал Слэг, титаническим усилием освобождая одну руку и направляя на Свупа лазерную винтовку.
Выстрел скользнул по потолку, птеранодон довольно расхохотался, без проблем избежав смертоносного луча.
- Я, Свуп, наконец узнаю нашего Слэга! – сообщил он и вылетел из ангара; Слэг и Гримлок тем временем запутались в конечностях друг друга и рухнули на пол, попутно сбив платформу Сладжа.
Командир уютно устроился на чужом разгоряченном корпусе, ожидая, пока агрессивный трицератопс относительно успокоится и сочтет разумным употребить свою клокочущую энергию на более приятные вещи…

*прошло три недели*

Слэгу было мучительно скучно и тоскливо. Гримлок опять улетел на Землю, а прочие диноботы отправились куда-то: им не хотелось сидеть в помещении в такой замечательный день. Трицератопс снова желал слияния, но поблизости был только Старскрим. Конечно, он странно функционировал – но это не помеха. Слэг просмотрел файлы памяти: аэроботы лишь просили не калечить истребителя, про слияние разговора не было.
Внимательно посмотрев в тусклую, равнодушную оптику Старскрима, динобот наконец решился и осторожно его поцеловал. Слэг гладил крылья своей игрушки, нежно проводил рукой по тонким проводам – это было приятно, снова прикасаться к Старскриму, воскрешая воспоминания… но диноботу хотелось большей реакции, чем отчаянная дрожь. Он запустил в чужую Искру серию слабых разрядов, потом немного увеличил напряжение, еще немного – и, наконец, его действия возымели успех: истребитель перепуганно замерцал вновь яркой оптикой, издав вопль экстаза, смешанного с болью…
- Мрр! – проурчал довольный Слэг и продолжил генерировать ток, заставляя Старскрима дергаться и стонать.
Сквозь пелену возбуждения десептикон пытался понять, что вообще происходит. Последним, что он помнил, был обвиняющий голос рогатой твари.
«Ничтожество. Тебе никогда не стать ничьим повелителем», - эхом отозвалось в перегретом процессоре, и Старскрим попытался сбросить с себя тяжелого Слэга. «Крыло!», - следующая мысль только увеличила панику истребителя, но в этот момент тело подвело Старскрима – раздвинулись створки, защищающие распаленную Искру, и динобот немедленно рухнул на него. Слияние моментально увлекло обоих в сенсорную перезагрузку.
Очнувшись, Слэг в первую очередь ощутил страх. Лишь через несколько секунд динобот понял, что это не его эмоция. Аритмичная пульсация ужаса болезненно отзывалась в рогах, после слияния особенно реагирующих на раздражители. Десептикон дрожал и пытался оттолкнуть своего мучителя. Слэг вздохнул, закрыл грудную броню, уселся, ласково обнимая Старскрима, и поднес к его губам свежий энергокуб. Истребитель, много месяцев не видевший нормального энергона, пораженно замерцал оптикой и даже перестал трястись, увлекшись чудесными ощущениями в обонятельных рецепторах. Темное лицо озарила счастливая улыбка – Старскрим вцепился в куб и жадно стал пить необычайно вкусную жидкость, стараясь не упустить ни одной капли такого качественного и чистого топлива. Через минуту куб был пуст, но рядом, на полу, находилась еще кучка… двадцать энергокубов.
- Я, Слэг, рад, что ты теперь нормально пьешь энергон! – проурчал динобот. – Это все тебе, и тоже надо выпить!
- А… можно еще? – неуверенно переспросил истребитель, абсолютно не понимая, с чего ему привалило такое счастье.
Когда Старскрим уничтожил три куба и потянулся к четвертому, его остановил удивленный голос:
- Я, Слэг, боюсь, что ты лопнешь!
Десептикону хотелось еще и еще. Он уже ощущал себя наэнергонившимся, но данное состояние, пожалуй, было наилучшим из возможных. Весь сложный механизм Старскрима заработал чуточку быстрее; из динамиков рвался с трудом сдерживаемый блаженный смех; крылья шевелились сами по себе, возбужденно намекая, что истребитель так давно не летал… Крылья?!
Старскрим прижал энергокуб к блистеру, попутно отметив, что стекло почему-то испачкано уже засохшим топливом, и глянул на Слэга. Неужели этот бестолковый ящер не знает, как бывает хорошо после пары кубов качественного энергона?!
- Если пить много… и именно в кубах! … будет хорошо! – объяснил десептикон. – Попробуй! – он мотнул головой в сторону розовой кучи.
Слэг с сомнением посмотрел на явно радостного Старскрима и отважился отпить из энергокуба. Да, на вкус этот энергон был приятен – динобот знал это и раньше. Много – так много: Слэг залпом опустошил емкость и взял следующую.

- Очень… ммм… странно! – признался он, неспешно отхлебывая из последнего куба.
Вокруг платформы все было усеяно пустыми емкостями. Привычный ангар казался милым и родным, рядом сидела обожаемая игрушка и жадно косилась на энергон в руке Слэга.
Глотнув немного, Старскрим задал интересующий его вопрос:
- А что вообще было?
- Я, Слэг, позвал диноботов, потому что не знал, что с тобой, - начал рассказывать трицератопс, рассеянно поглаживая крыло истребителя…
Вопреки обыкновению, Слэг сбивался с мысли, обрывал слова на середине и вообще очень медлил с речью. Узнав, что крылья ему отдали аэроботы, Старскрим переключил процессор на синхронизацию нового оборудования. Это занятие требовало предельной концентрации, чтобы потом не обнаружилась какая-нибудь неисправность – десептикон твердо решил сбежать, и, разумеется, ему не хотелось пострадать из-за сенсорики, забарахлившей по закону подлости в самый ответственный момент…
Отвлекли Старскрима грохот и сильная вибрация платформы – истребитель вздрогнул и уставился на динобота, который еще раз ударил кулаком по металлу.
- И Свуп… Свуп хороший, хоть и добрый слишком… Да, Свуп! Свуп сказал: «Псих!»
Старскрим испуганно пискнул, когда Слэг сжал его подбородок и внимательно уставился прямо в оптику совершенно безумным взглядом:
- Скажи мне… скажи, маленький десептикон: я, Слэг, псих?! Или я, Слэг – не псих?!
- Эээ… я не знаю, - максимально спокойно произнес Старскрим: мысль о том, что скоро эта сволочь отключится от количества выпитого, необычайно воодушевила истребителя обещанием близкой свободы. – Мне с тобой лучше всех, когда ты не пинаешь меня и ничего не отрываешь…
По рогам Слэга пробежали белые всполохи; облизнувшись, он прижал истребителя к себе и блаженно замурлыкал. Старскрим не успел еще продумать свое дальнейшее поведение, как оказался отброшен на пол. Трицератопс смазанной молнией метнулся к входящему в ангар Гримлоку, трансформируясь в полете и выпуская струю огня еще не вставшей на место пастью – смертоносное пламя лишь опалило потолок.
Слэг вспомнил, как его командир мешал посещать игрушку – и сам не заметил, как превратился в динозавра и ударил Гримлока рогами. В процессоре трицератопса осталось лишь желание крушить, убивать и уничтожать.
Очнулся и стал относительно соображать Слэг лишь тогда, когда Снарл и Сладж вцепились в него с двух сторон, оттащив от соперника. Они что-то говорили, но все слова воспринимались как назойливый гул в перегруженных аудиодатчиках.
- Я, Свуп, вижу – тут нет игрушки! – прорвалось в наэнергоненный процессор трицератопса и вызвало сильное удивление.
Окинув взглядом помещение и не найдя Старскрима, Слэг на пару секунд сосредоточился – он искал в окружающем пространстве статическое поле истребителя. О том, что не так уж далеко от помещений диноботов находятся самолеты с красным знаком, Слэг не вспомнил: с диким ревом он бросился в сторону аэроботских ангаров.

Старскрим действительно находился там и общался с аэроботами. Лично ему это было совсем не нужно, но Силверболт очень невовремя попался на пути истребителя со своей автоботской гуманностью. И у аэроботов, в отличие от Старскрима, имелось оружие.
- За пределами базы тебя убьют! Мы не для того тебя чинили! – уговаривал Айр Рэйд.
- Видимо, вы хотите, чтобы меня убил Слэг? – возразил десептикон. Он уже ощущал последствия передоза энергии – перегруженная нервная система готовилась к уходу в стазис, и лишь усилием воли Старскрим стоял прямо и разговаривал адекватно, незаметно для собеседников опираясь рукой о стену.
«Мы можем его спрятать…» - неуверенно предложил Силверболт по внутренней связи.
«Слэг придет за ним. Проще доложить Прайму!»
«И что мы скажем? В смысле, почему мы не сказали раньше?» - обеспокоился командир аэроботов. – «Шлак забери, почему от него так несет энергоном?»
«Видимо, диноботы уронили на него куб – посмотри», - отозвался Айр Рэйд.
И тут прямо из стены вылетел взбешенный трицератопс и выпустил в аэроботов струю пламени.
Отлетев за угол, Силверболт ответил уже вслух:
- Диноботы совсем сошли с ума. Если мы позовем сюда Прайма, Слэг его убьет. А если мы вступимся за Старскрима, Слэг убьет нас.
Тем временем Айр Рэйд осторожно выглянул, и увиденное повергло его в шок: истребитель дрожащими руками отстегивал желтую сферу кабинки. Слэг почти уткнулся в него мордой, негромко рыча; с его сияющих рогов непрестанно срывались маленькие молнии, большая часть которых попадала в Старскрима. Когда чувствительная начинка наконец была открыта, трицератопс немедленно лизнул ее огромным языком – десептикон заскулил и вцепился в левый рог. Высокое напряжение заставило его отдернуть руку, но буквально через полминуты Старскрим судорожно обхватил шею Слэга. Ноги истребителя явно подкашивались – если бы динобот не поддерживал его передними лапами, Старскрим бы просто съехал на пол.
От захватывающего зрелища Айр Рэйда отвлек командир. Аэробот поморщился – его собственные системы уже ему не подчинялись, он чувствовал, как возрастает напряжение в процессоре, приближая к перезагрузке… но не мог отвести оптику от искаженного наслаждением темного лица с пылающими алыми линзами.
- Свуп! Кажется, кто-то хотел, чтобы никто не знал о Старскриме?! – ехидно прошипел Силверболт в свой коммлинк. – Будь добр, приди к нашим ангарам и прекрати это безобразие!
Динобот что-то пробурчал в ответ, вызвав возмущенный крик аэробота:
- Сам увидишь! Как найти?! Ваш Слэг сделал новый коридор прямо к нам!

Через этот новый коридор отлично было видно, что происходит в ангаре звероящеров. Птеродактиль полетел впереди, и добрался до места назначения быстрее всех.
Трансформировавшись, Свуп схватил Слэга за хвост и заднюю лапу, пытаясь оттащить от Старскрима. Естественно, трицератопс этому не обрадовался; разозленный Слэг повернулся к птеранодону, пытаясь проткнуть его искрящимися рогами. Тем временем Старскрим, наконец оставленный в покое, немедленно провалился в оффлайн, свернувшись на полу.
- Я, Свуп, не понимаю! – взвыл динобот, с трудом удерживая Слэга от резких движений. – Он ведет себя неправильно!
Трицератопс заметно шатался; Слэг сам понимал, что с ним что-то не так - в его оптике все двоилось и расплывалось.
- Он наэнергонился, видимо! – ответил пораженный Силверболт, отходя подальше. – Сколько кубов он выпил?
- Я, Гримлок, нашел только пустые емкости, а когда мы уходили, энергокубов было двадцать один, - сообщил подоспевший лидер диноботов.
Он и Сладж ухватили Слэга с двух сторон и попытались приподнять, но тут трицератопс запел низким басом:
- О славннный Киберрртррронн! Планнннета стальннной луннны!
«Праймус! Он же все тут разнесет!» - транслировал шокированный Айр Рэйд.
Диноботы от неожиданности ослабили хватку, и Слэг счастливо расхохотался, бросаясь вперед. Пробив головой стену, трицератопс зацепился за кабель внутренней проводки рогом. Посыпались искры, запахло паленой резиной.
Шарахнувшись назад в попытке выдернуть рог, Слэг оскорбленно возопил «Мяяяяааау!».

Несмотря на неадекватное поведение, дрался трицератопс так, как будто его убивают. Снарл медленно шел вслед процессии, баюкая проткнутую насквозь кисть. Участок базы позади диноботов, волочащих отбивающегося Слэга по какому-то странному зигзагу, фактически был превращен в руины.
В ангаре звероящеров поджидали Силверболт, Айр Рэйд и Свуп, охраняющие тело десептикона. На лице Старскрима застыло выражение абсолютного удовольствия. По прикидкам аэроботов, истребитель должен был быть в отключке еще несколько часов после такого количества употребленного энергона.
«Хорошо, что он этого не видит», - сказал Силверболт по внутренней связи.
«Меня удивляет, что этот рогатый энергоголик еще функционирует», - хмыкнул Айр Рэйд, наблюдая за попытками втащить Слэга внутрь.
И тут трицератопс внезапно вспомнил, что умеет летать. Перепуганные аэроботы шарахнулись к стене – им показалось, что потолок рушится прямо над ними. На самом деле, дыра неправильной формы, пронзившая внутреннее перекрытие, даже не доходила до платформы Слэга. Виновник суматохи кубарем вывалился с верхнего этажа, с грохотом прокатился по полу, встал на шатающиеся лапы…
Увидев аэроботов и Свупа рядом со Старскримом, лежащим на платформе, трицератопс пришел в бешенство. Он попытался спалить Силверболта огнем, но тот оказался проворней. Отогнав, наконец, всех соперников, Слэг рысью подбежал к десептикону и запрыгнул на платформу. Металлические конструкции для диноботов делались на совесть, поэтому трицератопс улегся рядом с отключившимся Старскримом, положив на него рогатую голову.
- Моя любимая игрушка… - блаженно проурчал Слэг и немедленно ушел в оффлайн.

Возвращение в реальность было для Слэга на редкость неприятным. Болело все, особенно голова. Естественно, трицератопс постарался разделить свою боль со Старскримом. Истребитель негромко застонал, включая оптику – динозавр достаточно сильно кусал его за чувствительные края крыльев. Обнаружив, что игрушка наконец функционирует, трицератопс жалобно прохныкал:
- У Слэга болят рога! И воротничок! И это ты во всем виноват!
- Эээ… - прохрипел Старскрим, отстраняя зубастую пасть непослушными манипуляторами. – Надо пойти к аэроботам и взять у них еще энергона. Мы немножко подзаправимся, и сразу станет лучше.
- Я, Слэг, не помню, как к ним идти, - прогудел трицератопс.
- Ты сделал новый коридор от диноботов к аэроботам, - улыбнулся Старскрим, осторожно слезая с платформы.
Слэг казался удивленным. Если бы истребитель не был свидетелем вылета динозавра из стены, он сам бы не поверил. Но огромная дыра, в конце которой виднелись чужие ангары, подтверждала факт того, что нетрезвому трицератопсу перегородки не помеха. Старскрим аккуратно трансформировался и полетел по новому коридору. Обнаружив, что Слэг не идет за ним, десептикон немного подумал и вернулся. Его сложный механизм тоже работал не слишком хорошо, и поэтому Старскрим разумно полагал, что не стоит злить динобота.
- Пойдем, - недовольно прошипел истребитель, почти утыкаясь носом в бок трицератопса.
Слэг с трудом сполз на пол, ударившись брюхом о металл так, что наверняка в конце тоннеля было слышно. Кое-как утвердившись на лапах, динобот побрел за медленно и криво летящим самолетом. Впрочем, странное покачивание Старскрима в воздухе Слэг списал на сбои собственного процессора. Оптика до сих пор не желала демонстрировать окружающий мир таким, каким он по логике должен выглядеть… впрочем, блок логики тоже барахлил, генерируя совсем уж странные мысли.
От размышлений о вреде энергона в кубах трицератопса отвлек истошный писк истребителя – откуда-то в коридоре появился Гримлок в трансформе динозавра и цапнул Старскрима зубами за крыло.
- У Слэга болит голова! – взвизгнул истребитель, пытаясь вырваться. – И ему нужен энергон, поэтому мы летим к аэроботам! Отпусти меня, ржавая скотина!
- Ха! – ехидно сказал тираннозавр, не очень вежливо роняя Старскрима на пол. – Я, Гримлок, думаю: нечего было Слэгу биться головой о все стены!
- Я, Слэг, не бился головой о стены, - удивленно прорычал трицератопс, вперив в командира невинный взгляд синей оптики.
Истребитель тем временем трансформировался и потихоньку начал отходить в сторону, дабы не оказаться на пути у динозавров, если им вдруг приспичит подраться…
- Ты! – тираннозавр угрожающе щелкнул громадными зубами и ткнул в сторону Старскрима короткой передней лапой. – Ты, маленькая зараза, развратил мою армию, свел Слэга с ума и споил!
Трицератопс угрожающе зашипел, метнувшись наперерез Гримлоку – не хватало только, чтобы глупая игрушка выразила свое мнение и разозлила командира! Сейчас было очевидно, что Гримлок хотел всего лишь совершить со Старскримом слияние… но, зная характер истребителя, Слэг был уверен, что тот будет сопротивляться, возмущаться - и нарвется на бессмысленную драку. В принципе, трицератопсу было абсолютно наплевать на то, что Старскримом будут пользоваться собратья-диноботы: игрушка изначально была общей. Но выражение лица Старскрима и лихорадочное движение тока в его внутренних системах заставили Слэга обеспокоиться – истребитель был в ужасе. Вероятность того, что игрушку случайно покалечат, с каждой секундой повисшего в воздухе напряжения возрастала в геометрической прогрессии.
- Не трогай, - в рычании трицератопса угадывалась просьба, но вместе с тем было ясно, что Слэг готов драться и с Гримлоком, и с другими диноботами, столпившимися за спиной тираннозавра…
Старскрим, ощутив на себе похотливые взгляды появившихся в проеме звероящеров, задрожал и приблизился к трицератопсу, выбирая меньшее зло.
- Я, Гримлок, вождь! – взревел разозленный тираннозавр. – Я говорю: мы тоже хотим поиграть с самолетиком!
Диноботы согласно заурчали.
- Я, Слэг, включил Старскрима, починил и заботился о нем! А вы его забросили! Так что это моя игрушка! – трицератопс легонько коснулся истребителя хвостом, чтобы тот подошел поближе.
Ощущение чужой паники вытесняло боль в рогах. Слэг спешно анализировал ситуацию – в принципе, все шло к полюбовному решению проблемы, но если что… трицератопс готов был драться со всем миром, если мир пожелает обидеть Старскрима.
- Я, Свуп, хочу сказать! – рявкнул птеродактиль, перекрывая возмущенный галдеж. Диноботы замолкли и уставились на Свупа.
- Маленький десептикон теперь нам не враг. И вообще не десептикон, - действительно, на крыльях Старскрима больше не было фиолетовых знаков. – Пусть сам решит!
Истребитель потерял дар речи – наверное, впервые за девять миллионов лет своего функционирования. Старскрим смог лишь вцепиться в шею Слэга, впрочем, этого хватило. Диноботы с восхитительным равнодушием разбрелись по своим платформам, собираясь отдохнуть. Разозленный Гримлок ударил хвостом по стене, сильно расширив созданную трицератопсом дыру, пробурчал что-то оскорбительное в адрес истребителя и побрел прочь.
Слэг, довольно мурлыча, боднул Старскрима головой к платформе…

- Я, Слэг, кошка! Мяяааау! – от дикого вопля прямо в аудиодатчик у Старскрима чуть не закоротило логические цепи.
Истребитель чувствовал себя очень странно, лежа под тяжелым трицератопсом. Впрочем, Слэг не причинял ему вреда – напротив, он ласково вылизывал искусанные крылья Старскрима. Десептикон мелко дрожал, испытывая одновременно и панику, и возбуждение.
- Ты не кошка! – прогудел птеродактиль откуда-то сбоку. – У тебя рога!
- Это не рога, а ушки, болван! – Слэг довольно болезненно ткнул кончиком хвоста прямо в турбину, отчего Старскрим непроизвольно выгнулся и сжал пальцами край платформы.
Общая слабость, вызванная недавней передозировкой энергона, постепенно проходила, и десептикон снова мог адекватно мыслить. Сопротивляться рогатой скотине было очень неразумно, тем более что Слэг защитил его от разъяренного Гримлока… В процессоре Старскрима созревал новый гениальный план реабилитации с последующим захватом Вселенной и жестокой местью всем, кто посмел его оскорбить. Как ни странно, к трицератопсу истребитель ощущал нечто вроде благодарности. По крайней мере, влюбленный динозавр, живое оружие, вполне мог быть использован в гениальном плане – и поэтому занимал там фактически центральное место.
- Я, Свуп, все равно не понимаю, - хмыкнул птеранодон. – Зачем кошке самолет?
Слэг в задумчивости выдохнул раскаленный воздух на влажную поверхность крыла, заставив Старскрима дернуться.
Наконец, трицератопс подыскал достойный ответ:
- Я, Слэг, кошка – а это мой котенок! Скажи «мяу»!
- Мяу, - послушно выдавил «котенок», прилагая все усилия, чтобы не засмеяться.
Очень скоро ему пришлось сосредоточиться на том, чтобы не издавать слишком громких звуков – он и так чувствовал липкие, тяжелые взгляды звероящеров… Даже мысль о том, что Слэг мог, например, сунуть в него свой хвост, не уменьшала унизительности знания – Старскрима, тирана небес, самого прекрасного трансформера во Вселенной, вынуждает скулить и биться в сладких судорогах рогатая тварь. Старскрим был уверен, что Слэг делает это нарочно, демонстрируя прочим диноботам исключительность своих прав на игрушку.

Белёсые пятна облаков смазываются в бесконечную спираль. Быстрее, быстрее, свист оглушает аудиодатчики, воздух бешено бьёт в корпус, гладит и щекочет крылья.
Айр Рэйд с завистью констатировал, что ему не под силу повторить пируэт. Он снизил скорость, любуясь, как Старскрим яркой стрелой проносится низко над поверхностью земли и взмывает вверх. Старскрим смеялся - громко, восторженно и бессмысленно. Что так смеяться, рискуя привлечь лишнее внимание?.. Не так уж редко в последнее время Старскрим летал, чтобы каждый раз так отчаянно радоваться... Но Айр Рэйд слушал с болезненным удовольствием. Голос Старскрима, его заразительный хохот вызывали в нём странные чувства. Хотелось смотреть и слушать дальше, не прерывая разошедшегося истребителя.
- Эй, вы, неучи! - крикнул Старскрим сквозь смех. - Сразу видно, что вас собирали не для войны! Что замерли?!.. Если будете просто смотреть, ничему не научитесь!..
- Да я в жизни так не пролечу, - пробубнил Силверболт. Ему было не по себе даже смотреть на виртуозные пируэты десептикона.
- Ну не будьте трусами! - Старскриму не терпелось летать, резать небо сверкающими лезвиями крыльев. А аэроботы были слишком зашуганные, и небо смущало их, хотя для него они были созданы.
Истребитель, презрительно хмыкнув, сделал в небе ещё один круг, но только разогнался, как мощная огненная струя преградила ему дорогу. Едва не опалив крылья, он увернулся и возмущённо завопил:
- Какого?!.. За что?..
Силверболт бросился к Слэгу, не очень вежливо хватая его за рог и "сбивая прицел". Старскрим резво метнулся к Айр Рэйду и на всякий случай спрятался за его спиной.
- Слэг! Ты что, с ума сошёл?! Ты бы его спалил!
- Я, Слэг, так и хотел, - невозмутимо согласился динобот.
- За что?! - повторил Старскрим жалобно.
- Я, Слэг, позволил тебе летать. А ты всё время проводишь с аэроботами! Думаю, что зря разрешил тебя починить.
Айр Рэйд обернулся и увидел на тёмной лицевой пластине десептикона отвращение и ужас. Аэробот прекрасно представлял себе, что чувствует Старскрим, вынужденный подчиняться примитивному звероящеру. И возможность летать с автоботами, которую для него выторговал Силверболт, явно была его единственной радостью.
Кроме того, Айр Рэйду было приятно, что Старскрим искал спасения именно у него. Может, ему и всё равно, где прятаться от гнева Слэга, но он обратился к нему, Айр Рэйду... Аэробот был уверен: Слэг Старскриму искренне противен. Он хотел бы как-то помочь истребителю, но Старскрим избегал бесед, переводя всё общение с аэроботами в учебные полёты. "Это моя судьба, вероятно, учить летать всяких недотеп", - смеялся лучший выпускник Академии Кибертрона.
- Слэг, пожалуйста, послушай. Старскриму необходим полёт, иначе он... Не может. Ты же помнишь, ты же видел... Что ему это очень важно, - Силверболт осторожно подбирал слова.
- Вижу. Мне, Слэгу, это не нравится.
- Но Старскрим нам очень полезен, - попробовал по-другому командир аэроботов.
Слэгу было слить топливо на полезность или бесполезность Старскрима, он хотел видеть свою игрушку рядом. Но Силверболт, тем не менее, не кривил душой – Старскрим, возможно, оказал им услугу в благодарность за лечение, а может, таким образом выторговал возможность как можно чаще находиться на расстоянии от рогатого ублюдка, которому принадлежала его Искра.
Старскрим услуги предложил самостоятельно. Сначала он в привычной манере обсмеял Силверболта - и было за что, сам аэробот это понимал. Потом намекнул, что за небольшую цену готов кое в чём помочь. От Силверболта требовалось только обеспечить возможность летать в открытом небе.
Удирать Старскрим не пытался, причём едва ли мог сам объяснить, почему. Одно чувствовал точно - вернуться сейчас к десептиконам он не желает, даже имея такую возможность. Злопамятность у истребителя была отменная. Гальватрон с охотой отдал его диноботам для развлечения. А свергнуть его в таком состоянии... Да и солдаты у него попреданней, чем в прежние времена.
Силверболт не отказался от предложенного Старскримом сотрудничества. Десептикон, долгое время летавший в триаде – пусть он и любил больше всего на свете вещать о собственной незаменимости и уникальности – согласился подарить эти знания и опыт аэроботам.
Достаточно изворотливый, чтобы повернуть ситуацию максимально выгодной себе стороной, Старскрим заявил, что будет тренироваться вместе с Силверболтом и Айр Рэйдом. Он должен быть частью триады, иначе вся работа будет бессмысленна – именно такое утверждение было произнесено. Силверболт согласился – слишком заманчивое было предложение.
Они летали вместе. Глубоко внутри Старскрим презирал аэроботов за их бестолковость, за отсутствие желания разрушать, за страх слишком опасных для корпуса пируэтов, неумение восхититься тем, что восхищало его. Если не летать на грани возможности – то как ещё?.. Но нужно было смиряться с чужими правилами, вгонять себя в рамки. По его мнению, аэроботам следовало благодарить провидение, что они в полёте не сталкивались друг с другом… и, по чести сказать, он действительно кое-что с этим сделал.
Разумеется, не позволяя Силверболту усомниться в собственной значимости. Куда проще было бы сгрузить архивы информации, вбитой в процессор ещё полётами в Академии и долгим военным опытом, но Старскрим настаивал на тренировках. И хотя десептикон был вынужден давать ведущую позицию Силверболту – воспитывать командира подразделения автоботов, мог ли он когда-либо помыслить о такой карьере?! – он всё равно радовался даже такому варианту развития событий. Кроме того, Старскрим не так давно соблазнил Силверболта на первую серьёзную операцию – месть Гальватрону за тот жест, который он позволил себе во время последнего их свидания, он лелеял так же нежно, как собственные новые, лишённые знаков крылья. Айр Рэйд считал это мероприятие сомнительным, но у него не было возможности отказаться от участия. Зато он замечал, что в воздухе, когда дело становится горячим, Старскрим перенимает командование, причём Силверболт ни капли не сопротивляется и охотно выполняет резкие, порой даже слишком, приказы истребителя. Вероятно, он тоже признавал опыт и стратегический талант десептикона, пусть тот и был не самым внушающим доверие пленником.
Силверболт не позволял остальным аэроботам узнать о Старскриме, но из-за того, что они частенько надолго пропадали с Айр Рэйдом, поползли разнообразные слухи. Пока удавалось уводить их куда-нибудь в другое русло, а то и вовсе отмазываться, но если Слэг возьмёт в привычку бегать за ними и плеваться огнём, вряд ли получится и дальше это скрывать.
А сейчас ситуация накалялась, Слэг ругался, Силверболт был в растерянности и не знал, что делать… И тут, к удивлению Айр Рэйда, из-за его же крыла высунулся Старскрим. Удивительно сладкое выражение на его лице навело автобота на странные подозрения, которые он не стал ни озвучивать, ни даже внятно формулировать.
- Послушай, Слэг, - мягко и вкрадчиво проговорил десептикон, - пожалуйста, не злись. Я вовсе не пытаюсь избегать тебя, я делаю нечто полезное и рад этому, - он улыбался с таким скромным видом, что его было просто не узнать. – Я никогда не нарушу нашего уговора, - голос даже не дрогнул на обидных, оскорбительных словах, - я принадлежу тебе.
Айр Рэйд едва не присвистнул. На его памяти Старскрим пытался всячески Слэга избегать, и это было понятно. Айр Рэйд с охотой сделал бы многое, чтобы уберечь пленника от жестокости динобота, который унижал Старскрима с явным удовольствием, принуждал к слиянию и вообще вёл себя катастрофически негуманно. Аэробот даже сознавал, что это его желание в своей природе имеет отнюдь не инстинкты братской привязанности и круговой поруки.
Слэг что-то невнятно проворчал, явно сомневаясь.
- Я постараюсь сделать всё, чтобы ты поверил в мою искренность, Слэг, - добавил Старскрим. – Только, пожалуйста, оставь мне немножко неба, хорошо?.. Пожалуйста!
- Хорошо, - буркнул Слэг. – У тебя есть шанс. Я, Слэг, буду за тобой следить, - и, гордо махнув хвостом, он потопал прочь. Старскрим быстро отвернулся, Айр Рэйд только успел заметить яростно сверкнувшую оптику.
- Старскрим? – неуверенно спросил он. – Всё в порядке?..
- Всё прекрасно, - ответил десептикон, и было не очень понятно, что это: ядовитая ирония или горькая вынужденная ложь.

Старскрим оборвал свою речь на полуслове, увидев в дверном проеме темную фигуру с огромными рогами на плечах. Слэг появился на редкость невовремя – в данный момент истребитель должен был летать с аэроботами, но вместо этого вынужден был задержаться на базе для окончательного обсуждения плана новой операции. Очевидно было, что Старскрим не просто собирается тренировать автоботские самолеты – на руках десептикона уже были закреплены винтовки, под крыльями располагались ракетные установки и бомбы. Старскрим, моментально проанализировав ситуацию, бросился к Слэгу и обхватил его за шею, изобразив лицевой пластиной бесконечную радость. За спиной сочувственно хмыкнул Айр Рэйд – он видел, какой злостью замерцала красная оптика в первые секунды, когда динобот возник в дверях. Аэробот подумал, что был бы счастлив оказаться на месте Слэга… и когда-нибудь, был уверен Айр Рэйд, он сумеет избавить несчастного десептикона от столь незавидной участи. Да, пока что Старскрим вел себя идеально, но не может ведь он притворяться вечно...
Старательно отвечая на поцелуй и ласково поглаживая рога динобота, истребитель размышлял, как ему объяснить Слэгу тот факт, что уже несколько месяцев… да, несколько месяцев Старскрим хранил маленькую тайну: используя аэроботов как пушечное мясо, он планомерно уничтожал своих бывших соратников. Логично, что от простых полетов меньше пользы в плане обучения новым приемам, чем от тренировочной битвы. А так как Силверболт не представлял себе, как объяснить своим соратникам происходящее… ему приходилось помогать бывшему десептикону в партизанской войне против порожденной Юникроном нечисти. В принципе, аэроботы ничего не имели против уничтожения десептиконов. Но все равно, данная история издавала отчетливый дурной запах, и поэтому тщательно скрывалась ото всех, в том числе и от Слэга. Боевые тренировки давали заметный эффект, и это не могло не радовать Силверболта, хотя порой он даже боялся Старскрима… совсем чуть-чуть. Настолько «чуть-чуть», что это чувство вполне списывалось на подозрительность – все-таки десептикон, все-таки убийца… все-таки враг, даже если на данном периоде функционирования их цели схожи.
- Я, Слэг, не понимаю, зачем моей игрушке оружие?! – негромкое рычание указывало на близость нового приступа ярости.
Старскрим храбро улыбнулся, еще сильнее прижимаясь к вибрирующему шершавому корпусу:
- Я хотел доказать тебе, что я не такое ничтожество, каким ты меня считаешь!
Еще никто так не унижал и не оскорблял лучшего истребителя вселенной, полностью отрицая его опасность и умение прекрасно летать. Конечно, Старскрима это выводило из себя… и желание доказать рогатому кретину, кто здесь круче, в какой-то мере повлияло на то, что истребитель не улетел сразу же, увидев над собой темное Кибертронское небо. Впрочем, сейчас Старскрим уже сожалел, что не умчался вовремя в другую галактику – он совершенно не ожидал, что все его планы так резко разрушатся по причине взрывного характера Слэга…
- Хм! – динобот, похоже, впал в глубокую задумчивость, как и все присутствующие.
- Силверболт! – сладким голосом протянул десептикон. – Я надеюсь, ты не будешь возражать, если Слэг присоединится к нам?
В испуганном мерцании алой оптики командир аэроботов явственно видел мольбу о помощи.
- Конечно, лететь придется немного медленнее… - добавил Старскрим. – Но согласись, со Слэгом будет проще и удобнее потрепать десептиконов!

Со Слэгом действительно все оказалось намного проще. Но все-таки, если б не умелое руководство Старскрима, вряд ли бы нападение на Чару закончилось полным поражением фиолетового знака. Кажется, даже рогатая скотина это понимала.
Трицератопс с неестественно распахнутой пастью громко рычал и тряс рогатой головой. Старскрим, заметив это, немедленно спикировал вниз. Трансформировавшись, он опустился перед Слэгом на колени и ласково погладил его по запыленному воротничку. Истребитель неожиданно обнаружил в диноботе сходство с самим собой: в отличие от автоботов, носящихся со своим добром и гуманизмом, Слэг любил убивать. Даже не задумавшись, что трицератопс может с легкостью откусить ему руку, Старскрим осторожно нашарил и вытащил сломанную запчасть уничтоженного свипа, застрявшую между зубами.
Как очаровательно кричал умирающий десептикон! Праймус, это было воистину восхитительно; жаль, что бестолковые аэроботы не способны оценить… Старскрим не удивился, когда Силвербот шарахнулся в сторону – автоботы никогда не умели рисковать. Повезло, что Айр Рэйд не дал свипу улететь – избежав прямого столкновения с идущим на самоубийственный таран Старскримом, миниатюрный звездолет наткнулся на внезапно оторвавшегося от земли Слэга… и был разорван пополам острыми зубами. До этого трицератопс, уничтоживший вражеские ангары, подбивал десептиконов струями огня – но когда все три самолета затанцевали прямо над его рогатой головой, пришлось беспокоиться о том, чтобы случайно не расплавить соратников…
Старскрим крепко обнял Слэга за мощную шею и от избытка чувств поцеловал его в страшную морду. Как давно истребитель не разделял опьянение победы с кем-то другим! Счастливый трицератопс замурлыкал и начал вылизывать темное лицо Старскрима.
- Эй! – приблизился к ним шокированный Силверболт. – Мне жаль прерывать вашу идиллию, но нам пора на базу!
- Сначала нужно получить информацию у кого-нибудь из этих, - улыбнулся Старскрим, поднимаясь на ноги.
Свип с частично расплавленным крылом все еще функционировал – алая оптика истребителя, горящая обещанием мучительной смерти, заставила его дернуться и неловко поползти прочь.
- Он нас боится! – низко проурчал Слэг и потерся бронированной челюстью о бок Старскрима.
Истребитель нежно погладил динозавра по искрящемуся рогу и с безумной улыбкой наступил на больное крыло пленника. Обжигающее пламя из турбины Старскрима вызвало истошный вопль. Аэроботы синхронно отвернулись, скрывая лицевые пластины, искаженные отвращением.
- Если ты не будешь сопротивляться и отдашь мне всю информацию, твоя смерть будет легкой, - облизнулся истребитель, бесцеремонно срывая чужую броню.
Слэг обеспокоенно наблюдал за подсоединением Старскрима к системам свипа.
- Нам нужно знать о планах десептиконов, чтобы следующее нападение было таким же успешным! – улыбнулся Старскрим.
Трицератопс ощущал рогами, как энергия истребителя входит в чужое тело… но отдачи не происходило.
«Не хочет», - понял Слэг и грубо раздвинул толчком передней лапы ноги свипа.
Вряд ли звездолет когда-либо представлял, что его могут изнасиловать хвостом. Свипу было уже наплевать на свою гордость и на верность Гальватрону – десептикон жутко выл, хватаясь руками за Старскрима, и беспрепятственно позволял скачивать всю необходимую мучителям информацию. Получив все файлы, могущие представлять интерес, истребитель втянул обратно свои штекеры… и тут же был вежливо оттеснен настойчивым движением рогатой головы.
Посмотрев в безумно горящую оптику свипа, Слэг блаженно расхохотался. Огромная пасть с громким хрустом откусила часть лицевой пластины вместе с куском расположенного под ней центрального процессора; хвост трицератопса ритмично двигался вперед и назад… Старскрим медленно прилаживал на место желтую сферу кабинки, с наслаждением любуясь агонией врага. Сожрав голову десептикона почти полностью, Слэг наконец прекратил его мучения, пробив кончиком хвоста Искру.

- Как ты смел им это сказать?! - кричал Старскрим, метавшийся перед Слэгом от стены к стене. Динобот медленно поворачивал голову вслед за нервничающим истребителем. Причина злости, клокочущей в Старскриме, как энергон во время бурного слияния, была в утреннем разговоре с Силверболтом.
- Что ты смотришь?! - воскликнул Старскрим. - До чего ты хочешь меня довести?! Чтобы я не выдержал стыда и вырвал себе Искру?!..
- Игрушка слишком труслива, - заметил Слэг. Мельтешение Старскрима уже начинало ему надоедать.
- Праймус! - истребитель замер и опустил голову. Он очень старался терпеть многочисленные унижения, смирился даже с тем, что рядом со Слэгом уже давно начала беспокойно и часто сокращаться Искра, выдавая преступное по отношению к прежним принципам возбуждение... Но позволить аэроботам знать о себе такое - это было выше сил Старскрима.
Проблема, из-за которой игрушка устроила очередную истерику, по мнению Слэга не стоила и неработающей микросхемы.
С прошлого военного вылета, как всегда несанкционированного автоботами и даже им неизвестного, Старскрим вернулся поцарапанным. Слэга тогда с ними не было. Увидев слегка повреждённого десептикона, динобот, которому претила мысль потерять любимую собственность, решил выразить своё недовольство. И умудрился припомнить навеки отпечатавшийся в памяти Старскрима случай, когда он, невесть с чего решивший уподобиться белковым, решил "сделать ему динозаврика". И умудрился сказать, что Старскрим "носит его динозаврика", поэтому его нужно охранять от опасности смерти. У аэроботов был шок, которого давненько они не испытывали. Уж каких только нетривиальных событий им не пришлось видеть после невольного близкого знакомства с диноботами, но представить себе, что Слэг решил соотнести себя с органическими зверушками и втянул в это несчастного Старскрима... Силверболт едва вымолвил: "Да, да..."
Для десептикона то, что аэроботам вдруг стало известно о таких жутких и омерзительных подробностях его личной жизни, стало трагедией. Автоботы не сродни прежним его соратникам, они не поднимут на смех, даже презирать не начнут - только жалеть... Но как же это отвратительно!
- Ты, - глухо начал Старскрим, постепенно повышая голос, - не должен был ничего им говорить! Безмозглое трепло! - вспыльчивость всегда мешала его самоконтролю. - Никаких "динозавриков" не будет! Я тебе объяснял!
- Хватит со мной спорить! – рявкнул Слэг.
Силверболт попытался сказать ему то же самое, но изъяснялся хуже Сладжа. Видимо, слишком нетривиальной оказалась просьба Слэга. "Понял ли ты, что у трансформеров не бывает детей?", спросил он под конец.
"Главное – не результат, а процесс", - бросил ему Слэг мудрую мысль, окончательно шокировавшую командира аэроботов. Тому пришлось выдавить из себя, что он не будет чинить Старскрима, если подобное повторится ещё раз. К этому времени ставший свидетелем этой беседы десептикон едва не взорвался от вспыхнувшего отвращения и гнева.
Сейчас он испуганно притих, внезапно вспомнив, что нельзя заходить далеко. Слэг всё-таки ещё ему нужен. Придётся потерпеть, но… Ещё будет шанс вернуть себе полную свободу.
- Ты врал мне даже насчёт тренировочных полётов! – продолжил динобот.
- Это всё они, не я! – моментально среагировал Старскрим. Реакция на обвинения у него была отточена за годы общения с Мегатроном, который всегда был немного параноиком. – Силверболт боялся, что ты будешь против! А я им очень нужен.
- Это они так решили, или ты им это сказал?
По мнению Старскрима, Слэг стал слишком догадливым. И думать начал намного быстрее…
Кто бы знал, что динобот, "примитивный механизм", может оказаться весьма чутким эмпатом. Старскрим уже неоднократно проверил на себе его умение тонко чуять чужую ложь… А этот намёк и без того был понятен. Слэг, кажется, догадывался всё это время, что Старскрим вовсе не так безобидно себя ведёт, как показывает. Все эти сомнительные мероприятия, на которые он так искусно соблазнял Силверболта и Айр Рэйда…
- Э… ну… Силверболт не был против… В конце концов, я хочу отомстить десептиконам…
Старскрим осторожно, мелкими шагами приблизился к Слэгу. Динобот не шевелился, выражение оптики было самое недоверчивое и ироническое, какое только возможно.
- Я очень ценю, что ты… заботишься обо мне, Слэг, - попытался улыбнуться он, переводя тему. – Прости, что я так себя повёл.
Сильные руки схватили его за пояс, куда-то потащили. Старскрим ожидал чего-то подобного, но всё равно инстинктивно дёрнулся в сторону. Через несколько мгновений, наполненных лязгом и шумом, он был прижат к платформе.
- Я, Слэг, не верю извинениям хитрой игрушки, - заворчал динобот, навалившись на него всей тяжестью. Старскрим проигнорировал грубость и ласково обнял громадного трансформера за плечи. Электричество внутри зажило своей жизнью, горячая волна пробежала по проводам внутри корпуса, Искра отозвалась на это яростной пульсацией. Слэг был слишком грубым для того, чтобы ощущения, испытываемые при слиянии, можно было охарактеризовать словом "приятные". Но то, что они Старскриму нравились – без сомнения…
Правда, то выводящее из равновесия чувство, что заставляло его забыть обо всём и захлёбываться экстатическим криком, покидало его довольно скоро. Слэг словно не знал, что такое утомление. Ему хотелось получить как можно больше, а Старскрим уставал…
Он почти забыл, что такое просто ласка и просто комфорт. Приятные ощущения стали тем, что получаешь за пределами выносливости, корчась от электроразрядов, от пальцев Слэга внутри кабинки, от грубых укусов…
- Слэг, - выдавил он, - я… ах!..
Выгнувшись под диноботом так, что едва не смял крылья, Старскрим застонал. Слэг погрузил в раскрытую кабину лицо и не очень ласково, но поразительно результативно вылизывал ее изнутри, иногда касаясь холодным языком полураскрывшегося хранилища Искры.
- Слэг… Да… ай мне передохнуть, - он хотел перезагрузиться, но Слэг удерживал его в сознании. Неподвижный партнёр диноботу совершенно не нравился, наверное, ещё с тех пор, как он забавлялся со сломанной игрушкой несколько месяцев назад.
Слэг, решивший, что Старскрим собирается отлынивать от слияния, выразительно закрыл ему рот ладонью. Мол, нечего выступать, работай…
- Мммммне же лететь завтра! – замотал головой Старскрим, повышая голос. Истеричные нотки вернулись на своё законное место – истребитель упёрся Слэгу в грудь, пытаясь столкнуть его с себя, задёргался, и в этот же момент динобот цапнул его зубами за первый попавшийся шланг. Тот брызнул горячим энергоном, Старскрим взвыл. – Слэээг!..
- Лететь? – Слэг поднял голову, и его оптика зло вспыхнула прямо перед лицом Старскрима. Тот невольно попытался съёжиться, однако для распластанной на платформе железной махины это невыполнимое желание.
- Я… мне… нужен отдых, - робко произнёс Старскрим.
- Я, Слэг, думаю, что тогда ты не полетишь, - отрезал динобот. Старскрим с ужасом понял, что он не шутит. Ему ничего не стоит взять и не отпустить никуда Старскрима, заставив находиться при себе… И даже надолго. – Если ты не можешь делать, что я, Слэг, хочу, и летать с аэроботами, значит, последнее не надо.
- По… почему?!
- Потому что мне нужен ты! – Слэг стиснул его руки так, что металлические пластины неохотно прогибались под сильными пальцами. – А не твои смешные планы и глупое небо!..
- Н-не надо, - выдохнул Старскрим, нервничая. Опасения вполне оправдывались, и это ужасало десептикона. Проклятая ненасытная тварь!.. – Ты мне нравишься, Слэг! Просто я не такой сильный, как ты…
Очень хотелось уйти в оффлайн, но теперь он понимал невозможность данного действия. Слэг должен быть доволен… Слэг должен отпускать его… иначе всё рухнет.
Он потянулся вперёд, к плечу динобота, и лизнул рог Слэга. Электрический разряд, несильный, но достаточный, чтобы взбудоражить измученную нейросеть Старскрима, скользнул по языку внутрь… Десептикон действовал из последних сил, добиваясь реакции Слэга – и добился. Динобот был невероятно доволен происходящим. Поддерживая рукой спину обессилевшего Старскрима, он оставил в покое его провода и позволил своей игрушке действовать самостоятельно. Несомненно, ему нравился такой поворот событий.

- Я, Слэг, вспомнил, как ты лизал мне топливный шланг, - низко промурлыкал динобот, - это было хорошо!
Старскрим от неожиданности резко дернулся, отстраняясь от чужого корпуса. Оптика истребителя запылала ярко-алым оттенком крайнего возмущения.
Слэг ехидно фыркнул:
- Не хочешь?
- Я… я не могу, - прошептал Старскрим, чувствуя, что еще немного – и он действительно вырвет себе Искру от стыда, унижения и брезгливости к самому себе.
- Тогда и летать ты больше будешь, - проурчал Слэг.
Старскрим смерил его полным ненависти взглядом и потянулся за желтой сферой. Это было чисто автоматическое действие – потребность защитить Искру и важные запчасти.
Динобот неприятно усмехнулся, убирая искомый предмет из зоны досягаемости:
- Я, Слэг, думаю: это будет гарантией, что ты не сбежишь.
Слэг думал весьма правильно: Старскрим, конечно, мог лететь и с открытой кабинкой, но ему бы в голову не пришло показаться аэроботам в таком виде, да и кому-либо другому – тоже.
- Но… в меня попадет пыль! – взвизгнул десептикон, бросаясь к заветной части своего корпуса.
- Мрр, - проурчал Слэг, прижимая Старскрима к себе и откидываясь на спину, - если ты будешь лежать так, то не попадет.
Истребитель на мгновение замер. Он наконец-то добился возможности уйти в оффлайн и спокойно отдохнуть… но, как бы ему того ни хотелось, ради собственного уважения Старскрим должен был возмутиться. Объяснив Слэгу, какая тот отвратительная и мерзопакостная дрянь, истребитель констатировал факт, что данная стратегия привела к забавному результату: динобот, похоже, оскорбился, потому что пообещал разбить сферу кабинки на мелкие осколки и отдать Старскрима своим собратьям для развлечения… если услышит еще хоть одно слово.

Вернувшись в онлайн, Старскрим принялся за медленный анализ ситуации: как в сложившихся обстоятельствах добиться всего желаемого. Увы, способ, предложенный Слэгом, катастрофически не устраивал десептикона. Основным приоритетом его сознания было тщательное охранение собственного болезненного самолюбия. Искренне ощущая себя прекраснейшим трансформером во Вселенной, Старскрим не мог себе позволить так унизиться перед примитивной тварью. Вспомнив тот случай, когда невовремя включившаяся программа самосохранения заставила его сделать это, истребитель испытал столь сильное отвращение к себе, смешанное с жалостью и болью, что его оптика увлажнилась от выступившего стеклоочистителя.
Когда до назначенного часа тренировки осталось десять минут, Старскрим наконец решился. Он должен притвориться. Должен потерпеть. Об этом все равно никто не узнает – а если аэроботы придут сюда, и Слэг расскажет им еще какие-нибудь подробности интимных отношений между самолетом и динозавром… вот тогда действительно останется только вырвать себе Искру. С такими мыслями Старскрим торопливо сполз пониже, ткнувшись лицом в паховую пластину Слэга.
Динобот резко сел, слегка раздвинув ноги, чтобы игрушке было удобнее. Старскрим, очевидно, надеялся пару раз провести языком по шлангу и, выполнив свои обязательства, умчаться к аэроботам. Когда Слэг силой удержал его голову на месте и даже втолкнул металлический наконечник в рот истребителя, больно царапая чувствительный металл языка крупной насадкой – Старскрим задергался и глухо взвыл. Осознав собственную беспомощность, он попытался повредить плотную резину зубами. Довольно мурлыча, динобот усилил давление на шлем, вынуждая истребителя либо сломать себе шею… либо вжаться губами в чужой пах, принимая вместе с наконечником небольшой кусок собственно шланга.
Старскрим старательно вылизывал отвратительный, невкусный, влажный от энергона шланг, убеждая себя, что это вынужденная мера… и когда-нибудь он обязательно отомстит. И тут в его глотку ударила сильная струя энергона. Истребитель попытался отстраниться – бесполезно, Слэг продолжал крепко прижимать его голову к себе. Открыть шире рот – технически невозможно. Оставалось лишь молча терпеть, заполняя почти пустые баки омерзительным диноботским энергоном – Старскрим ненавидел этот вид топлива, но для поддержки функционирования оно все-таки годилось.
Наконец, Слэг втянул свой шланг обратно в тело и приподнял истребителя, заглядывая в ровно горящую алую оптику.
- Слэгу понравилось! – проурчал динобот, нежно целуя Старскрима в губы. Десептикон висел в его руках безжизненной куклой, не реагируя ни на что.
- Мрр? – забеспокоился Слэг. – Тебе пора к самолетикам, ты помнишь?
- Помню, - вымученно улыбнулся Старскрим.
Хотя внутри все кипело от ярости, десептикон с невозмутимым видом вытер лицевую пластину от энергона и омывателя и отправился к аэроботам. Они ничего не заподозрили, и это не могло не радовать. Подумаешь, опоздал на двадцать минут – такое нередко случалось и раньше… Мерзкий привкус диноботского топлива мешал сосредоточиться, но вскоре мысли о Слэге вытеснила радость полета.

Когда Слэг снова решил заправить Старскрима подобным образом, истребитель не выдержал и устроил грандиозную истерику.
- Я, Слэг, знаю: ты считаешь правильным заправляться через рот, - спокойно заметил трицератопс. По выражению его лица невозможно было понять, издевается он или же абсолютно серьезен.
- Но не так же, - попытался спокойно объяснить Старскрим, сдерживая свои бушующие эмоции, - я имел в виду энергокубы!
- От кубов Слэгу плохо, - возразил динобот, - и тебе тоже. Энергокубы – зло.

После такого заявления Старскриму оставалось лишь смириться. Он даже перестал гадать, сколько в поведении Слэга заботы, а сколько – откровенного садизма. Понять диноботов полностью десептикону никогда не удавалось. Поэтому он титаническим усилием воли подавлял в себе желание с воплем забиться в дальний угол или протаранить собой потолок, когда Слэг приближался. Даже получая удовольствие, Старскрим каждую секунду напряженно ожидал новых унижений. Он смирился с отвратительным способом заправки и многочасовым развратом на грани сенсорной перезагрузки. Все свои силы Старскрим прилагал к тому, чтобы успешные военные вылазки с аэроботами продолжались. И даже если на тренировках ему приходилось быть очень осторожным – измученная нервная система выдавала признаки неуместного возбуждения как раз во время особо сложного пируэта – то перед реальными битвами Слэг был удивительно нежен.

Первая неудача ударила по самолюбию Старскрима сильнее, чем он мог ожидать. Будучи реалистом, он прекрасно осознавал, что во многих операциях его маленькой команде просто везло. С такими членами триады, как эти летающие жестянки, действительно оставалось надеяться только на удачу… и на собственный талант.
Лазерный выстрел почти-почти коснулся крыла. Старскрим резко нырнул вниз, готовясь выпустить в нелетучих кассетников Саундвэйва последние ракеты.
«Уходите», - лаконичный приказ по внутренней связи просто ошарашил Айр Рэйда.
«Автоботы не бросают своих!» - возмутился он, не слишком изящно повторяя маневр красно-белого истребителя и, шлак забери, приближаясь к Саундвэйву на расстояние выстрела.
Сработала старая привычка, навечно вселившаяся в процессор после многочисленных боев вместе со Скайварпом и Тандеркрэкером – целостность подчиненных важнее победы. Тем более что о победе речи не шло – так, огрызнуться напоследок и быстро скрыться из поля зрения. Пока еще успешно не допуская ментальные волны Саундвэйва в свой центральный процессор, Старскрим резко изменил направление полета… и на полной скорости ударился носом в металлическую птичку, по случайности летевшую навстречу.
«Идиотизм, Праймус, какой идиотизм», - ругал себя истребитель, обстреливая Саундвэйва последними боеприпасами и давая Айр Рэйду время выйти из опасной зоны. Этого бестолкового автобота в очередной раз спасло везение Старскрима – впрочем, выглядела сегодняшняя фортуна отвратительно. Легкий корпус Лэйзербика, трансформируясь в полете, полетел к своему хозяину, и тому пришлось отвлечься. На несколько секунд, но тирану небес этого хватило. Трое истребителей без всяких повреждений вернулись на базу.
Старскрима терзали смутные, но крайне отвратительные эмоции. Он только что продемонстрировал свою некомпетентность в деле всей жизни… А уж врезаться в этого дурацкого кассетника было просто стыдно. Кроме того, истребитель совершенно не представлял, что сказать Слэгу по поводу своей задержки.
Диноботы уже замерли на своих платформах, уйдя в перезарядку, но трицератопс приподнял рогатую голову, приветствуя Старскрима. Десептикон не спеша приблизился к нему, стараясь вести себя максимально обычно.
- Как прошла тренировка?
- Все в порядке, - улыбнулся Старскрим.
- Я, Слэг, чувствую, что нет, - проурчал трицератопс и уставился на истребителя своими огромными голубыми линзами.
- У Айр Рэйда плохо получается мертвая петля, - невозмутимо соврал десептикон. – Пришлось повозиться.
- И поэтому от тебя пахнет тротилом, - фыркнул Слэг.
Старскрим быстро отступил на шаг и опустил оптику:
- Тебе кажется!
- Я, Слэг, ходил на ваше тренировочное поле, - заметил динобот.
Истребитель на всякий случай решил помолчать.
- Значит, это была ловушка?
- Да, - буркнул Старскрим, с тоской подумав, что эта рогатая скотина с каждым днем соображает все лучше.
- И теперь ты злишься, потому что понял, что я, Слэг, умнее? – самодовольно промурлыкал трицератопс.
Десептикон проглотил свое нецензурное мнение по этому поводу, готовое вылететь из динамиков. Сложились вместе унижения последних месяцев и горечь сегодняшней неудачи – рука Старскрима моментально дернулась к оскаленной морде Слэга, кисть неуловимым движением заменилась на острый бур, проткнувший ромбовидную оптику.
Реакция динобота последовала немедленно – рогатая голова рванулась вверх, зубы впились в нижний край крыла.
- Сдохни! – выплюнул истребитель, с силой проталкивая руку глубже. Стеклянные осколки поскакали по платформе и полу, что-то внутри мертвого глаза заискрило.
- Там нет центрального процессора, - прогудел Слэг. – Там металл.
Старскрим, не желающий смириться с очередной неудачей, яростно пошевелил буром. Действительно, ровная поверхность не поддавалась - только вниз от выбитой линзы уходил толстый кабель, который можно было раскрошить. Этого сделать истребитель не успел, потому что боль в прикушенном крыле стала просто невыносимой. Слэг неуклюже пытался затащить десептикона на платформу.
- Ты его оторвешь! – взвизгнул Старскрим, трансформируя руку в обратное состояние и обхватывая трицератопса за шею.
Через несколько минут, наполненных ругательствами, шипением и скрежетом, истребитель сумел взобраться к Слэгу и при этом сохранить крыло. Тяжелый динозавр улегся на Старскрима сверху – мало того, передние лапы он поставил на крылья, из-за чего левое, зажатое в пасти, согнулось под непредусмотренным конструкцией углом.
Истребитель неразборчиво заскулил, пытаясь оттолкнуть рогатую морду.
- Ничтожество, - хмыкнул Слэг, сжимая зубы и легонько дергая край крыла на себя.
Старскрим яростно замотал головой, сдерживая рвущийся стон.
- Жалкое ничтожество, - безжалостно подтвердил динобот. – С нелепыми претензиями на власть. А стоит чьей-то лапе наступить на твое крыло…
- Хватит! – выдохнул истребитель. – Хватит меня грызть, Слэг!
- Открой заправочную горловину, - проурчал трицератопс, ослабляя хватку и слегка приподнимаясь над придавленным корпусом. Теперь большая часть веса приходилась на крылья, но Старскрим постарался не обращать на это внимания – он торопливо выполнил приказание, параллельно размышляя, зачем это нужно Слэгу.
Ответ очень скоро недвусмысленно ткнулся в топливное отверстие. Пропихнув хвост до первого шипа, трицератопс с наслаждением заметил, что игрушка просто сходит с ума от ужаса. Теперь можно было и отпустить крыло, а заодно устроиться на дрожащем корпусе поудобнее.
- Не… не надо хвостом! Пожалуйста! Только не хвостом! – умоляюще простонал Старскрим, когда острый кончик зашевелился у него внутри. Даже непроизвольный сброс топлива не уменьшил боли от царапания по чувствительным стенкам шланга.
- Я, Слэг, хочу динозаврика, - возразил трицератопс, проталкивая хвост глубже.
- Слэг! – взвизгнул истребитель, судорожно пытаясь столкнуть с себя тяжелую тушу. – Я соберу тебе этого динозаврика! Клянусь! Только не надо меня ломать!
Хвост остановился.
- Соберешь? Розового, с рогами и крылышками? – уточнил Слэг.
- Да, да! Только убери это из меня! – торопливо закивал Старскрим.
Трицератопс мотнул рогатой головой:
- Сначала поиграть, потом динозаврика! Открой кабинку!
- Может, ты слезешь, а? – мрачно осведомился истребитель.
Слэг перекатился на бок, больно придавив правую руку десептикона; целая линза похотливо уставилась на искаженное страхом и злостью лицо. Хвост при этом движении остался на прежнем месте. Старскрим отстегнул желтое стекло и убрал на полочку под платформой.
- Умница, - промурлыкал трицератопс. – Я, Слэг, хочу, чтобы ты трогал себя и говорил мое имя.
Шокированный и оскорбленный истребитель резко дернулся, прикрывая раскрытый моторный отсек свободной рукой.
- Я не буду! Ты, извращенец, как тебе могло такое прийти в процессор!
Кончик хвоста забился из стороны в сторону, ударяясь о мокрую поверхность топливного шланга; Старскрим взвыл, нервно цепляясь за шип около своего паха в безуспешной попытке остановить эти хаотичные движения. Рука скользила, хвост и внутренняя поверхность бедер были залиты сброшенным топливом.
- Нет, в груди, - фыркнул Слэг. Его, похоже, крайне забавляла эта ситуация.
- Скотина! – бессильно выплюнул истребитель, помещая дрожащие мокрые пальцы на панель управления. Погасив оптику, он медленно провел по крохотным рычажкам перед сиденьем пилота, по блестящим стеклам приборов… страх усиливал возбуждение. Система вентиляции работала на полную мощность – создаваемый ей шум позволял представить, что здесь никого нет, кроме самого Старскрима. Сдвинув креслице и приборы в специальные ниши внутри, десептикон мягко прикоснулся к своим разъемам. Он максимально сосредоточился на осторожном, щекочущем поглаживании оголенных контактов и заизолированных проводов. Окружающий мир постепенно терял значение, и поэтому для Старскрима стало настоящим шоком резкое дерганье постороннего предмета, почему-то находящегося в его открытой заправочной горловине.
Буквально через долю секунды истребитель вспомнил, что это такое.
- Слэг! – зашипел он. – Ты обещал!
- Мрр, продолжай, - хвост наконец затих, болезненно уткнувшись грубым шипом в тонкую стенку топливного шланга. Отвратительная реальность, на какое-то время вытесненная из процессора Старскрима удовольствием, снова напомнила о себе: страхом травмы, неприятным чувством в готовой треснуть горловине, невнятной, тягучей болью в придавленных руке и крыле… и громким урчанием трицератопса. Больше всего на свете десептикон желал вернуться в уютный, блаженный, выматывающе нежный покой.
Синие пальцы легли поверх чувствительных разъемов и с усилием нажали – проведя по внутренней поверхности разъемов, насколько это было технически возможно, Старскрим расслабил руку… и снова ткнул самыми кончиками пальцев в узкие, окаймленные блестящим металлом отверстия. Очень скоро он подстроил ритм прикосновений под быстрые обороты двигателя, в случайном порядке стимулируя разные гнезда моторного отсека – как будто играл на пианино. Напряжение увеличивалось; по разноцветному переплетению проводов тоненькими струйками потек хладагент, брызги которого попадали на незащищенные изоляцией детали, усиливая ощущения. Старскрим был уже на грани перезагрузки, когда трицератопс неуклюже вытащил из него свой хвост – обошлось без повреждений, но тревога за собственную функциональность в очередной раз отвлекла истребителя. В тщетной попытке дойти до пика ощущений Старскрим почти до боли надавил на скользкие контакты, сжал тонкие кабели…
- Перевернись, - мурлыкнул Слэг, убирая тяжелые лапы с его крыльев.
Истребитель сдвинул бедра, инстинктивно прикрывая локтем моторный отсек и переворачиваясь на бок. Левое крыло встало торчком, проскрежетав по груди трицератопса. Взбудораженная нервная система никак не желала успокоиться – к злости неудовлетворенного механизма примешивалось мерзкое чувство полной беззащитности. Слэг грубовато подтолкнул десептикона лапой, вынуждая встать на четвереньки.
«Ничтожество», - мысленно повторил Старскрим, словно пробуя это слово на вкус, разлагая на символы и звуки. Хотелось отмотать время на несколько миллионов лет - и вернуться в прошлое. Хотелось тереться все еще горячими проводами о платформу – и наконец перезагрузиться. Хотелось грубых, но таких нужных сейчас прикосновений шершавого языка к помятым крыльям. Лучший истребитель всех трансформерских рас во все времена, тиран небес – не мог попросить рогатую тварь об этом. А если он – ничтожество, значит… можно? От всего этого разноголосого хора желаний и мыслей хотелось попросту навечно уйти в оффлайн, рассыпаться на атомы, утратить Искру… что угодно, лишь бы больше не чувствовать и не думать.
Что-то твердое вновь ткнулось в многострадальную горловину. Десептикон дернулся вперед, избавляясь от неприятных ощущений, но рука Слэга больно сжала провода в раскрытой кабинке, притягивая корпус истребителя к платформе. Трицератопс довольно фыркнул и начал медленно вводить дуло своей лазерной винтовки – выгнувшись, Старскрим наилучшим образом демонстрировал темное заправочное отверстие, окаймленное потеками засохшего энергона на белом корпусе.
- Нет-нет-нет! – затараторил Старскрим, спешно включая оптику и оборачиваясь к диноботу. Увиденное только увеличило панику десептикона, но садистски вывернутые провода не давали отстраниться – он смог только шире раздвинуть ноги, облегчая проникновение. Гладкое дуло почти полностью занимало внутреннее пространство топливопровода; в принципе, Старскрим уже успел привыкнуть к посторонним предметам в себе, вроде чужой топливной насадки… но истребителя категорически не устраивало, что длины винтовки явно хватало, чтобы войти в основной бак… и там выстрелить.
- Тогда хвост, - ехидно сообщил динобот, резко впихивая свое оружие до упора.
- Не надо хвост! – взвизгнул Старскрим. Удар винтовки о металл топливного бака болезненно отдался во всем корпусе.
Слэг негромко засмеялся и потянул приклад на себя – из горловины потек приятно пахнущий энергон; истребитель вновь попробовал высвободиться, но сразу же отказался от этой мысли, почувствовав, как опасно натягиваются чувствительные кабели. Впрочем, если не шевелиться, боль была вполне переносимой. Старскрим вцепился руками в край платформы и уткнулся лицом в теплый металл, сдерживая жалобные стоны – не хватало только, чтобы эту унизительную картину увидели и прокомментировали прочие звероящеры. Резкие, неровные движения вперед и назад, трение о мокрые поверхности вызывали странные ощущения внутри – и самым отвратительным было то, что десептикон никак не мог сосредоточиться и решить, неприятные они или же наоборот.
Ощутив, что маленький десептикон как-то сумел приспособиться и молча терпит, почти прекратив бояться, Слэг немножко подумал и переменил позу, заставляя Старскрима подняться на колени. Так было удобнее трогать чувствительные контакты – динобот наконец смог повторить те ритмичные нажатия, которые несколько минут назад совершал сам истребитель. Правда, у Слэга это получалось значительно сильнее, и вскоре игрушка, к его радости, громко заскулила, хватаясь за погруженную в раскрытый моторный отсек руку.
- Как ты себя чувствуешь? – заботливо поинтересовался Слэг, осторожно прижимая Старскрима к своей груди.
Истребитель, сквозь пелену невыносимых ощущений едва осознавший, что ему задан вопрос, попытался понять, что он, собственно, чувствует. Беспрестанные болезненные, но вместе с тем возбуждающие прикосновения к самым интимным разъемам прокатывались волнами сладкого безумия по всем нейронам, мешая сосредоточиться. Винтовка внутри ритмично перемещалась и, похоже, увеличилась в размерах, потому что Старскриму казалось, что его насадили на жесткий ерзающий кол. Где-то на окраине перегруженной системы металась паническая мысль о том, что очень важно не сползти вниз и не проткнуть собственные хрупкие механизмы этой железякой – а трясущиеся ноги скользили по вытекшему из бака переработанному топливу, не давая сохранять хоть какое-то подобие равновесия. В линзах все плыло и искажалось, периодически заслоняясь красной рябью, но программа самосохранения заставляла упорно всматриваться в полумрак ангара.
- Отвра…тительно, - честно выдавил Старскрим, удивляясь, что динамики еще в состоянии выдавать осмысленные звуки. В процессоре немедленно всплыла мысль, что Слэг рассердится на такой ответ. Пришлось уточнить:
- Я… совсем не могу думать. Это… аах… ужасно… И я… никак не могу пере… загру… зиться… это совсем…
Слэг молчал; впрочем, истребитель не был уверен, что процессор адекватно воспримет чужую речь.
- Хочу… умереть! – тоскливо резюмировал Старскрим, опуская голову. Панорама черных пальцев, грубо терзающих тонкие блестящие разъемы, окончательно выбила блок логики.
- Глупая игрушка, - промурлыкал трицератопс, - я люблю тебя и никогда не отпущу!
- Я тебя тоже, - автоматически произнес десептикон, неловко пытаясь смахнуть выступивший от жалости к себе стеклоочиститель. Почему-то получалось только тыкать пальцем в линзу – это было очень неприятно и могло привести к травме, но взять под контроль координацию руки никак не удавалось.
- Что ты сказал?!
Старскрим судорожно проверил виртуальный канал, связывающий оперативную память с постоянной, хотя произнесенная несколько секунд назад фраза никак не относилась к далекому прошлому. Ошибки обнаружено не было – истребитель сам, собственным динамиком, только что признался этой скотине в нежных чувствах. Кажется, почти все блоки ужасно барахлили и работали, как получится… Но сокрушаться по этому поводу было совсем неуместно в данный момент. Как и объяснять Слэгу, что это трагическая ошибка системы.
- Я тебя тоже… люблю… - тихо шепнул Старскрим… и немедленно завизжал на пределе громкости, чуть не выбив себе линзу: трицератопс, видимо, отвлекся на переваривание данной мысли и со всей дури вбил винтовку в топливный бак истребителя.
- Прости, моя прелесть, - извинительно проурчал Слэг, нежно проводя языком по алой кайме крыла. Движения стали более осторожными, но проталкивающееся туда-сюда в узком топливном шланге оружие все равно не способствовало получению незамутненного удовольствия.

С очередных полётов Силверболта вызвали в штаб автоботов, по какому-то очередному важному вопросу. Поняв, что на сегодня маленький кайф отменяется, Старскрим собирался уйти обратно - он старался, чтобы тюремщикам было не в чем его упрекнуть, - но его остановило очень странное предложение.
- Старскрим, можешь не уходить сегодня, - предложил Айр Рэйд, смущаясь. Десептикон быстро посмотрел на него и нервно отвернулся. - Э... Старскрим?
Пленник стоял, будто в нерешительности, но Айр Рэйд не видел его лица и не знал, что он думает.
- Я должен вернуться к Слэгу, - негромко и глухо ответил Старскрим.
- Я скажу ему, что нужно было обсудить важный план...
- В то время как вся база уходит на подзарядку? - перебил его Старскрим с нетерпеливой иронией в голосе.
- Я всё Слэгу объясню, - затараторил аэробот, подходя ближе. Он удивился тому резкому отторжению этой идеи, какое проявил Старскрим. Айр Рэйд рассчитывал, что он примет с охотой шанс провести ночь без компании тупоголового динобота, но Старскрима что-то смущало. Определив это как страх попасть под гнев Слэга, Айр Рэйд был готов пообещать пленнику абсолютную защиту.
- Не стоит! - воскликнул Старскрим, срываясь с места и быстрым шагом покидая импровизированную базу, которая служила только им троим. Силверболт подобрал помещение с запасным выходом, поставил опознавательные системы на обе двери - в общем, в пределах ангаров аэроботов это было самое тайное и удобное для них место.
- Постой! - бросился за ним Айр Рэйд и схватил за руку. - Я просто хотел, чтобы ты от него отдохнул, Старскрим! То, как он с тобой обращается - это ужасно! Я не знаю, что ты подумал, но я... без задних мыслей, клянусь!
Оптика десептикона вспыхнула так, что едва не заискрила.
- Не лезь в наши отношения со Слэгом, ясно?! - истерично воскликнул он, пытаясь вырвать руку из крепкой хватки. - Отпусти!
- Старскрим, ты не так понял, - испугался Айр Рэйд, но руку не отпустил. Старскрим попытался оттолкнуть его, они сцепились. Аэробот с волнением отметил слишком сильное возбуждение, которое вопреки самоубеждению активно воздействовало на его предохранители. - Я не имею в виду ничего предосудительного, - пробормотал он, невольно прижимая Старскрима к себе, - просто дать тебе шанс отдохнуть...
- Я сказал, пусти! - бешено заорал десептикон, пиная Айр Рэйда. Тот отпустил его и сделал шаг назад. - Не приближайся ко мне, ясно?! Не трогай меня, слышишь?! Мне не нужно никак "отдыхать"!
- Старскрим... - растерянно выдохнул аэробот, но истребитель выскочил за дверь так стремительно, что больше ничего он сказать не успел, ни оправдательного, ни возмущённого.
Почему он так отреагировал?.. Айр Рэйд потряс головой, словно это могло привести в процессор порядок. Он не удержался, и это плохо, но неужели рогатый недоумок, издевающийся над слабейшим, для Старскрима предпочтительнее?!..

Пленный десептикон с неохотой вернулся к аэроботам на следующий день. Старскрим никак не мог побороть острое неприятное ощущение. Когда-то, вернувшись из плена диноботов, он отказал Мегатрону в слиянии. Категорически. Сейчас... Злость, с которой он вчера отреагировал на скромное предложение Айр Рэйда, была той же внутренней, подпрограммной природы. Интимный план жизни ассоциировался теперь только с унижением, бесконечным и бессмысленным настолько, что нет даже желания с ним бороться.
У Старскрима было время всё обдумать на более трезвую голову. Он и раньше замечал, как аэробот восхищённо на него смотрит, как нервничает при любом знаке внимания. И вчерашнее предложение звучало довольно искренне. Старскрим был уверен, что не поведи он себя так нервно, возможно, это был бы просто вечер, свободный от издевательств и рычания ненасытного Слэга. Просто мысль о ещё каких-то отношениях сводила с ума, Старскрим чуял, что деградирует до состояния игрушки, как и хотел Слэг... Что за пользу можно получить от Айр Рэйда? Слэг - ревнивая скотина...
Он подошёл к следующей двери, уже уверенный в своей стратегии поведения, и услышал голоса изнутри. В одном, возмущённом и таком громком, что удивительно, как сюда остальные не сбежались, он узнал Айр Рэйда. Неуверенный, отвечавший ему, был голос Силвербота.
- ...Ты понимаешь?! Он предпочитает мне этого рогатого урода! Проклятая низкая натура, мусор! - кричал Айр Рэйд, очевидно, расхаживая по помещению туда-обратно.
- Зачем ты это начал? - угрюмо спросил Силверболт.
- Ты же знаешь, что он мне нравится, командир! - возразил Айр Рэйд. - Не надо этих нравоучений!
- Нравоучений? - возмутился шеф аэроботов. - Нравоучений! Я несу ответственность за всё, что сейчас творится! И Родимус голову бы мне открутил, если б знал о Старскриме! А ты ещё и разводишь тут…, - он замолчал, подбирая слово, - любовь!
- Командир! - рассердился Айр Рэйд. Старскрим притих, снижая даже ритм работы двигателя.
- Что!? Сегодня ты захочешь посидеть с ним наедине, а завтра решишь, что вам лучше улететь подальше, и что делать мне!?..
- Он...
- Десептикон, - прервал Силверболт подчинённого. Голос его снова был усталым. - И он обманул многих, так же как тебя сейчас.
Старскрим сжал кулаки. Обманул?!
- В чём-то ты прав... Ты обращал внимание, какой ненавистью сверкает его оптика, когда здесь появляется этот динобот!? Но вчера он всё равно мне отказал! - вернулся к лелеянию своего осквернённого самолюбия Айр Рэйд. - Почему!?
- Видимо, потому что ты умный, - рассмеялся командир. - Уймись, пожалуйста! Мне очень жаль Старскрима во всей этой истории, но он не гость и даже не наёмник, а пленник, причём не наш. Летая с ним, мы должны об этом помнить...
- Эта твоя рассудочность! - воскликнул Айр Рэйд. - К чему она?! Он просто мне отказал! Всю жизнь ложился под более сильных, вот и всё! Он плевал на мою искренность!
Тут их заставили замолчать быстрые удаляющиеся шаги.
- Кто это был? - встревожился Силверболт и бросился к двери. Айр Рэйд за ним. В конце коридора мелькнули яркие огни трансформировавшегося истребителя.
- Он слышал! - ахнул Айр Рэйд.
- За ним, быстрее! - приказал Силверболт. Ему было жутко представить, как зол сейчас Старскрим, и что способен сделать в состоянии аффекта. - Ох, за что это мне!..

Айр Рэйд побоялся трансформироваться в пространстве узкого коридора. Идеальный самоконтроль Старскрима в полёте защищал его от опасности влететь в стену, а вот Айр Рэйд не чувствовал в себе достаточного изящества, чтобы рисковать. Очень красиво будет, если во время погони он разворотит стены базы. Стыда не оберёшься.
Но процессор жгла мысль, что Старскрима необходимо остановить, не дать ему удрать. Аэробот предполагал, что пленник собирается совершить стремительный побег... Ориентируясь уже только на рёв чужих двигателей, он обнаружил, что Старскрим повернул вовсе не к выходу.
- Ох, нет! - воскликнул Айр Рэйд, выжимая максимальную скорость.
Доверив пленнику собственные жизни на тренировках и ещё больше рискуя на заданиях (ведь Старскрим получал своё вооружение в такие моменты), они невольно посвятили его в некоторые бытовые подробности жизни аэроботов. Например, он знал план их ангаров, хотя бы потому, что ему вечно приходилось срочно где-нибудь прятаться.
Несомненно, это должно было когда-нибудь обернуться большим злом. Старскрим направлялся к складу боеприпасов.

- Слэг!
Динобот поднял голову, оптика мгновенно вспыхнула. Когда они находились в спокойном состоянии, не под властью линейных, но очень сильных эмоций, сияние их оптики было ровным, без искры мыслительного процесса. Пустой и неинтеллектуальный взгляд животного.
Однако, увидев капитана аэроботов таким обеспокоенным, можно даже сказать взъерошенным, Слэг мгновенно начал что-то подозревать. Прочие диноботы также с интересом уставились на нежданного гостя.
- Слэг! - повторил Силверболт, часто вдыхая и выдыхая, охлаждая перегревшийся механизм. Он так торопился, что даже контроль внутренних процессов не удержал. - Этот твой Старскрим сбежал!
- Как?! - взревел Слэг. Оптические линзы мгновенно ожили, яростно вспыхнув, как две сверхновые.
Силвербот решил, что не стоит вдаваться в подробности, поэтому просто воскликнул:
- Взял и сбежал!
- Вам, автоботам, ничего нельзя доверить! - динобот отпихнул его с прохода и бросился наружу. Силверболт побежал за ним, боясь даже представить, на что способен вышедший из себя Старскрим. Тем более что отвечать за случившееся на подконтрольной территории должен был именно командир. Скрывал пленника, не по-автоботски смотрел сквозь пальцы на унижения, которым его подвергали, доверял десептикону военные операции... Что же теперь, пришла пора платить?
Он очень надеялся, что всё обойдётся.
И тут прогремел взрыв. Силверболт трансформировался и, обогнав Слэга, бросился наружу, устремляясь к клубам дыма, под которыми переливалось оранжевое зарево пожара.

На территории аэроботов царили хаос и паника. Развороченный ангар зиял дырами в стенах и потолке. Огонь ещё путешествовал по почерневшим стенам, пожирая проводку, периодически что-то внутри очага пожара взрывалось.
В небе уже растаял белый след десептиконского истребителя.
Из дыма выполз Айр Рэйд и с трудом поднялся на ноги. Местами опалённая обшивка говорила, что ему повезло не оказаться в эпицентре взрыва, но он всё равно пострадал.
- Ты его упустил?! - воскликнул Силверболт. - Айр Рэйд! Этого нельзя было допустить!
- Он меня хотел подорвать! - попытался возразить подчинённый.
Силверболт схватил его за плечи и тряхнул:
- Надо было его остановить!
- Командир! - охнул Айр Рэйд. У него подломилось колено, видимо, сустав выбило от удара. - Н-не...
- Если бы не твоё поведение, тут всё было бы цело!
Его окликнули. Взбудораженные взрывом аэроботы справедливо имели вопросы к капитану, а тут шеф колотит Айр Рэйда, и вообще дело странное.
- Что произошло?
Вопрос поддержали другие голоса.
- Случайный взрыв, - резко обернулся Силверболт, оставив неудачливого любовника в покое. Но тут появилось ещё одно недоразумение...
- Где он!? - взревел Слэг. - Где Старскрим?!
Галдёж моментально стих. Силверболт с ужасом понял, что одна тупая скотина в одно мгновение свела на нет все те старания, с которыми он и Айр Рэйд скрывали тайну Старскрима. На командира обратились полные подозрения взгляды.
- Причём здесь Старскрим? - озвучил всеобщий вопрос Скайдайв.
Силверболт понял, что придётся давать длительные объяснения. И каждую секунду во время этого процесса по нейроцепям будет проноситься яростная дрожь стыда. Придётся оправдываться перед своими подчинёнными, просить их не выносить развернувшуюся драму за пределы звена аэроботов... Родимус Прайм куда вспыльчивее Оптимуса, а если Рэтчет даже прежнему лидеру боялся сознаваться, то на что в праведном гневе будет способен новый?
- Я вас... попрошу меня спокойно... выслушать. Это... долго и сложно, - промямлил Силверболт. Отвечать на возмущённый рёв Слэга ему уже было несподручно. А избежавший продолжения гнева Айр Рэйд попятился назад... и наткнулся на огромного динобота. Тот схватил его в охапку и затащил в дым, пока никто не обращал на них внимания.
- Пусти, - шипел и вырывался Айр Рэйд. Он ещё не отошёл от взрыва, едва его не уничтожившего... Аэробот вдруг понял, что если Силверболт вдруг успел что-нибудь вякнуть Слэгу, у динобота есть повод для агрессии. А агрессию Слэга Айр Рэйд представлял себе очень красочно, причём далеко не в рамках приличия.
К удивлению аэробота, он был отпущен, поставлен на разбитый и засыпанный мусором пол. И едва не упал, потому что нога не держала вес.
- Я, Слэг, хочу, чтобы ты мне всё объяснил.
- Да пошёл ты! - испуганно, а потому рассерженно просипел Айр Рэйд. Насыщенный мелкими частицами дым нарушал обычную систему охлаждения, неочищенный воздух, проникая внутрь, причинял боль.
Их плотно скрывала от чужих глаз стена дыма. Айр Рэйд видел только сверкающую синюю оптику Слэга и... Его активированный меч.
Палёным пахло и так, но сейчас все пределы выносливости рухнули. Айр Рэйд что-то простонал и прижался к горячей стене, игнорируя возмущение рецепторных датчиков осязания.
- Куда делась моя игрушка?! - повторил Слэг, покачивая мечом.
- Улетел...
- Раньше не улетал, теперь улетел. От меня не улетал, - добавил Слэг.
"А ведь с радостью сделал бы это!" - убеждённо подумал Айр Рэйд.
Определённо, Старскриму не хватало какого-то одного последнего удара, чтобы не выдержать и взорваться гневом, броситься вон с негостеприимной автоботской базы, где даже слияние стало для него пыткой. Вряд ли он сам понимал, почему не бросал Силверболта и Айр Рэйда на заданиях и не улетал. Возвращался из раза в раз, просто по привычке...
- А теперь взял и смылся!
- Я, Слэг, думаю, есть причина.
Вращающийся меч приблизился на опасное расстояние к его лицу.
- Проклятье!.. Слэг, понимаешь, Старскрим очень обидчив...
- Ха!
- Кажется, я его оскорбил, - выдавил Айр Рэйд. - Он услышал случайно... Вот и разозлился.
- А что ты сказал? - поинтересовался Слэг. Маячившее перед глазами лезвие, жар, болезненное ощущение в корпусе действовали очень дружно, мешая соображать.
- Д-да так...
Лапища динобота вжала его в стену. Айр Рэйд вскрикнул, а пальцы Слэга заскребли по стеклу кабинки.
- Слэээг... Не трогай!.. Я... Я возмущался вашими отношениями. Я считаю их ненормальными!
- Вы, автоботы, никогда ничего не понимаете, - фыркнул Слэг.
- Старскрим к этому очень болезненно относится... А я... Грубо отзывался об этом.
- Этого мало. Вы и раньше это говорили.
Видимо, даже Слэгу было очевидно, что тонкая душевная организация Старскрима всё же не настолько хрупкая. Хотя правда всегда действовала на него, как топор на тонкое деревце.
Айр Рэйду страшно было признаваться в произошедшем, но он никак не мог придумать достойную ложь.
- Не надо на меня давить!
- Я, Слэг, не давлю. Я, Слэг, пользуюсь оружием, а не весом, - заметил динобот, мечом почти касаясь подбородка Айр Рэйда. Голос рогатого не казался злым, он словно шутил, тем временем давление на хрупкий блистер увеличивалось. Сбоку что-то вспыхнуло и заискрило, осыпав обоих какой-то горящей мелочью.
- Праймус, - прошептал Айр Рэйд тихо. Ему никогда не приходилось так врать, чтобы от этого зависела жизнь... Да его просто по-тихому прирежут сейчас в нескольких метрах от товарищей! Интересно, у Слэга после общения со Старскримом хороший нюх на обман? - Старскрим мне нравится, - пока не передумал, затараторил Айр Рэйд. - Я ему об этом сказал. Он ответил, что кроме тебя его никто не интересует, и я разозлился, - говорить всё это Слэгу было совсем не то, что возмущаться, расхаживая перед Силверболтом. - А когда жаловался командиру, Старскрим подслушал и оскорбился. Я был слишком резок!.. - Айр Рэйд был готов провалиться сквозь землю. Одновременно ему было страшно и стыдно. И вообще, признаваться в таких вещах диноботу! Силверболт, конечно, был шефом, но их многое связывало. А Слэг... - Я рассердился, что он предпочёл тебя!
Динобот рассмеялся, опровергнув страх Айр Рэйда немедленно быть измятым мощными кулаками.
- Ты, Айр Рэйд, не мог понравиться Старскриму. Ему нужен тот, кто сильнее!
Айр Рэйд предпочёл никак не отреагировать на это утверждение. Возможно, Слэг и прав. История Старскрима изобилует моментами, когда он пытался сбросить с себя оковы чужой власти, но всегда неминуемо возвращался в подчинение…
- Но я знал, что у вас плохие намерения по отношению к моей игрушке, - тут же заявил Слэг, и Айр Рэйд мгновенно возмутился определению "плохие". То-то у динобота исключительно хорошие были со Старскримом отношения, особенно когда он разворотил хвостом все внутренности несчастного истребителя.
- Что здесь творится!? – раздался буквально в полуметре голос Силверболта. Белый корпус командира аэроботов едва виднелся в сплошном дыму. – Слэг! Айр Рэйд!
На лицевой пластине Силверболта было написано утомление – очевидно, он с большим трудом выдержал эту пытку – объяснять своим подчинённым, как так получилось, и уговаривать их не расправляться с ним. Он взывал к тому очевидному факту, что они с Айр Рэйдом по мере сил защищали Старскрима от диноботов, а ещё заявлял об исключительной пользе, извлечённой из такого сотрудничества с пленником.
Обнаружив в руке Слэга активированное оружие, Силверболт мгновенно сообразил, что у кого-то был приступ излишней откровенности. Но комментировать не стал, схватил Айр Рэйда за руку и поволок вон из дыма, пока динобот не успел перейти к серьезным действиям.
"Бросил меня в самый тяжёлый момент и пошёл болтать со Слэгом?" – гневно осведомился он по внутренней частоте.
"Я думал, он меня убьёт!"
"Ничего, тебя даже взрывом не убило! Теперь, кстати говоря, надо всё это восстанавливать… И придумывать оправдания для других".
- Силверболт! – рявкнул Слэг прямо за спиной. Командир аэроботов как раз занимался тем, что стряхивал с себя гарь и копоть, испачкавшие белоснежную броню. Айр Рэйд нервно дёрнулся. – Куда полетел Старскрим?..
- Я думаю, к десептиконам, - предположил Силверболт. – Куда ему ещё деться, сам посуди.
- Глупая игрушка, - констатировал Слэг. Айр Рэйд не решился язвить на тему маленького словарного запаса трицератопса. Тот продолжал коситься на истребителя недовольно. – Ты, Силверболт, тоже хотел моего Старскрима?
У командира аэроботов случился бы обморок как следствие нервного потрясения, если бы он был представителем органики.
- С… Слэг! – наконец, справился он с внезапно отказавшим динамиком. – Ты можешь, - в голосе кипело возмущение, - ты можешь представить, что большинство трансформеров в этом мире думает не только о слиянии, но и о других вещах!.. Более важных и…
- Ха! – возразил динобот. – Я, Слэг, так и думал. Но Айр Рэйд, например, в этот список не входит.
"Он прав!.. Проклятье, он же прав!" – раздражённо подумал Айр Рэйд. Вообще-то у него была мысль прийти в возмущение, но… в последнее время он только и думал, как бы оказаться к Старскриму ближе. И не контролировал это желание…
Физиономии обоих аэроботов, вероятно, выражали слишком сильное замешательство, чтобы Слэг предпочёл дальше с ними разговаривать.
- Я, Слэг, люблю общаться с самолётиками. Вы очень забавные, - он убрал наконец-то меч и направился к зияющей в стене дыре.
- Куда ты? – встревожился Силверболт. – Надеюсь, ты понимаешь, что Прайму…
- Силверболт, не говори Гримлоку обо всём этом, - динобот собирался взлететь, и не надо было долго думать, чтобы понять – отправиться он желает на поиски своей любимой игрушки.
- Погоди-погоди-погоди! – заторопился капитан аэроботов. – Ты не к десептиконам ли собрался?! – Слэг не ответил. Айр Рэйд попытался понять, что же движет диноботом, собственнический инстинкт или что-то более возвышенное... Ведь Слэг называл возникшие между ним и пленником грубые отношения "любовью", не иначе. – Ты с ума сошёл?.. Не смей отправляться туда один!..
- Я, Слэг, подумаю, - последовал неоднозначный ответ.
- Что за упрямая тварь, - буркнул Силверболт, провожая взглядом уходящего динобота. Слэг переступил через обломки и взмыл в небо.
- Пусть проваливает, - проворчал Айр Рэйд.
- Очередная сцена ревности? – рассердился Силвербот. – Я больше ничего и слышать не хочу от тебя, ни про него, ни про Старскрима. Приказ ясен?..
- Куда уж яснее…
- И постарайся поскорее вернуться в строй, - добавил командир, не очень вежливо указывая на повреждённую ногу пальцем. – Нам будут нужны рабочие руки.

Базу встряхнуло до самого основания. Ракетный удар пришёлся по несущей стене, энергия в проходящих там кабелях подскочила, искры били изо всех узлов, освещение долго агонизировало, а потом всё-таки погасло.
Не ожидавшие, что какой-то ненормальный сунется на их территорию, десептиконы беспорядочно носились по базе.
- Что это за бардак, Циклон?! - зло и нервно спросил Гальватрон у подчинённого. Только его удалось отловить, остальные, вероятно, решили, что их атакует целая армия, и попрятались.
- Старскрим, повелитель, - отрапортовал Циклон.
- Один? - стены дрогнули.
- Один.
Гальватрон расхохотался, его осыпало очередным фонтаном искр.
- Надо же. Эта трусливая дрянь наконец-то бросила своих автоботских дружков! Вытащи этих трусов! Захватить его!
- Да, повелитель, - кивнул Циклон и трансформировался на ходу, разворачиваясь и отправляясь выполнять приказ.
Прежний предатель, вернувшийся из мертвых аж трижды, в последнее время вовсе превратился в огромную проблему для десептиконов.
Он появлялся неизменно в компании двух автоботских летунов, уменьшая ряды десептиконских воинов. Иногда их жертв было даже не восстановить. Особенно с тех пор, как к ним присоединился один из этих звероящеров.
Они устраивали засады, отлавливали поодиночке подчинённых Гальватрона, и, судя по оставляемым следам, пытали... Крайне странное поведение для автоботов.
Но при всём этом, это поведение было неплохо спланировано. Старскрим не давал себя поймать, прячась за аэроботов и Слэга, а теперь вдруг сунулся к ним один... Его действия выдавали панику. Циклон приклеился к его хвосту, не отвязываясь, даже когда Старскрим крутил невероятные фигуры, уходя от выстрелов остальных и пытаясь сбросить его. Циклон не мог не восхититься мастерством истребителя, и даже едва не уступил ему, но один Старскрим не сладил против армии.
- Идиот, - заместитель Гальватрона прижал ногой упавшего на поверхность Старскрима. Тот яростно шипел и истерично ругался. - Повелитель тебя ждёт.
Циклон вздёрнул его на ноги и скрутил за спиной руки. Старскрим дёрнулся ещё раз, но тщетно.
Однако прежде чем предоставить пленника лидеру, они его разоружили и избили. Циклон с огромным удовольствием разобрал бы Старскрима и на кусочки, заживо, за все последние финты, которые он учинил. Но, кажется, Гальватрон сам был не прочь это сделать.
- Вижу, без своего рогатого патрона ты даже ужалить нас не можешь, - ухмыльнулся Гальватрон. Красная оптика безумно сверкнула в предвкушении расплаты.
Кто-то из десептиконов расхохотался. В их кругу долгое время байки про интерфейсное рабство Старскрима, его жалкое положение при тупоголовом диноботе, были предметом для громкого веселья. Недавно эта парочка изнасиловала и убила одного из свипов. Стало не так смешно, как раньше... Циклон одарил весельчака тяжёлым недобрым взглядом, и тот заткнулся.
Старскрим на время притих. Он отбрыкивался до последнего, но, вероятно, вдруг осознал степень своих проблем. Ходили всякие слухи, что со Старскримом творилось в лагере автоботов, но это, по мнению Циклона, были преувеличенные россказни. Не стал бы гордый истребитель, всю жизнь претендовавший на трон десептиконов, позволять измываться над собой без серьёзных причин. Там что-то было... Здесь никакой пощады точно не дождаться.
Старскриму было, чего бояться.
- Выйти всем! - Гальватрон обвёл взглядом присутствующих. - Уверен, что за ним кто-то явится! Ждите и только попробуйте упустить! Живо!
Десептиконы ретировались мгновенно, только Циклон никуда не делся. По его мнению, Старскрим вполне мог представлять опасность, несмотря на жалкий вид и нелепое поведение. Он даже будучи мёртвым причинил немало проблем.
Не то Старскрим был вымотан бессмысленной дракой, не то отчаялся и потерял всякое желание обороняться, но он не пытался защититься от щедро сыпавшихся на него ударов. У Гальватрона скопилось много претензий к своему бывшему заместителю, пленнику автоботов.
- Думаешь, тебя теперь что-нибудь спасёт? - рыкнул Гальватрон, прижав истребителя к стене.
Сквозь трещины, из разорванных магистралей сочился мутноватый энергон, смятые и отслаивающиеся броневые пластины вздрагивали - Старскрим пытался собраться с силами, но у него не получалось даже удержаться на ногах. Зажатый в когтях Гальватрона, он повис, опустив голову с мерцающей, почти погасшей оптикой.
- Проси пощады, - потребовал Гальватрон, обнаружив, что бывший заместитель предпочитает, не смотря ни на что, молчать. Что ему в общем-то несвойственно.
Старскрим сдавленно, но яростно зарычал, и оптические линзы вдруг вспыхнули рубиново-алым. В памяти резко всплыли насмешливые слова Слэга.
«Ты ничтожество, жалкое ничтожество с претензиями на власть, которые рассыпаются в пыль, стоит чьей-то ноге наступить на твоё крыло. Будешь пресмыкаться, ползать на коленях, отдаваться тому, кто сильнее».
- Провались! - крикнул он, извернулся и пнул повелителя десептиконов ногой.
- Шлюха! - рявкнул Гальватрон и ударил его по лицу. - Ты пожалеешь!..
"Сдался он ему, - подумал Циклон с оттенком ревности, - сразу испепелить и ладно".
Очевидно, поражения Старскрима повелителю было не надо. Он хотел увидеть полное унижение. Только Старскрим больше не желал унижаться. Хватит всего, что было с ним на автоботской базе!
- Так убей меня, ты! - завопил Старскрим, хватая его за правую руку. - Тебе надо, чтобы я боялся?! Провались, Гальватрон! Ты от меня этого больше не дождёшься!..
- Посмотрим, - скривился Гальватрон, стиснув ладонью полусферу кабинки истребителя, - что ты заговоришь...
- Убери руки!..
- Повелитель, - вмешался Циклон, получил гневный взгляд в свой адрес, но невозмутимо продолжил, - внешняя охрана сообщает о приближении диноботов. Слэг и Сладж.
Старскрим замер с поднятой головой, с неопределённым выражением на лице.
- Скажи, что их маленькая игрушка у меня. Пусть сдаются. Посади их в камеру, - ухмыльнулся Гальватрон и обернулся к истребителю. - Твои большие тупоголовые друзья тебя не бросают...
- Тупоголовый тут - ты! - выдавил Старскрим.
Страх не возникает сразу, а просыпается лениво и медленно. Сейчас, например, он понял, что боится того, что с ним хочет сделать Гальватрон. Поддаться слиянию с этой ипостасью Мегатрона... Что тогда будет? В процессор постучалась паника, пока ещё вежливо, но Старскрим хорошо себя знал. Он всё равно поддастся соблазну. Это всё та же потребность в грубой ласке, без которой он с некоторых пор не мог жить.
- И этого туда же, - Гальватрон легко швырнул Старскрима Циклону. Тот одним движением скрутил ему за спиной запястья, истребитель только успел заметить холодную ненависть в алой оптике помощника Гальватрона. И порадоваться, что на время всё закончилось.

Слэгу хватило визуальных доказательств, чтобы поверить, что его игрушка целиком в руках десептиконов. Циклон через видеосвязь вполне дал ему понять, что убьёт Старскрима, если диноботы не сдадут винтовки и не отправятся в заключение добровольно.
Может быть, если бы на кону стояла не жизнь Старскрима, а что-то другое, Слэг попробовал бы нарушить это условие, но он видел, что Циклон не шутит. Пальцы десептикона, погружённые внутрь корпуса Старскрима, иногда едва заметно шевелились, и тогда истребитель вздрагивал - когти царапали по хрупкому кокону Искры, причиняя боль и не давая ни на мгновение расслабиться. Голова пленника была опущена, и диноботы не видели выражение его оптики, но Слэгу важно было не потерять Старскрима. Ради этого стоило рискнуть.
Потратив какое-то время, чтобы убедить Сладжа послушаться, Слэг согласился на поставленные условия. Слегка робеющие десептиконы, ощерившиеся пушками, отобрали у них оружие.
Спустя какое-то время, им в камеру швырнули сбежавшего истребителя. Он прижимал руку к груди, там всё еще болели поцарапанные детали. Ему ничего не сделали, но испытанный страх, что его Искра будет уничтожена безжалостной рукой Циклона, всё не отпускал.
Только теперь он втянул в неприятности ещё и диноботов. Вряд ли те очень довольны…

Старскрим в очередной раз подумал, что ему просто катастрофически не везет, и вжался в угол, со страхом наблюдая за нависшим над ним трицератопсом. Синяя оптика динобота внимательно изучала истребителя минуты две, после чего Слэг тряхнул головой, чуть не выткнув рогом правый глаз Старскрима, и прорычал:
- Я, Слэг, замкну решетку. Когда она погаснет, ты улетишь. Ты меня понял?!
- А потом… куда? – спросил ошарашенный истребитель.
Он ожидал чего угодно, начиная от превращения в потек раскаленного металла на стене и заканчивая слиянием в особо жестокой форме, но в самоубийство Слэга ради своей игрушки Старскрим верил с трудом.
- Хм. К автоботам ты все равно не полетишь, так что просто убирайся отсюда как можно дальше, - динозавр нежно лизнул истребителя шершавым языком по лицу.
Сдав назад, развернувшись и нацелившись рогами на то место, где электрическая решетка граничила со стеной, Слэг проурчал:
- Я, Слэг, вызову большое напряжение. Здесь все стены будут искрить. Трансформируйся и взлетай!
- Спасибо, - пролепетал Старскрим, торопливо поднимаясь на ноги.
Краем глаза он заметил, что Сладж уже взлетел и завис в воздухе, и тоже оторвался от пола. Истребитель еще завершал трансформацию, когда из рогов Слэга вылетели ярко-белые молнии. Линии электрической решетки слились, превратившись в сплошную стену пульсирующих зарядов; под потолком что-то вспыхнуло, отчетливо запахло паленой проводкой – и молнии заскакали по всему помещению, играя на стенах и потолке. Лампы немедленно перегорели, а несколько из них даже взорвалось, обдав трансформеров осколками стекла. Трицератопс продолжал генерировать электричество, пока напряжение не превысило норму, и предохранители по всей базе десептиконов выключили ток одновременно с предохранителями самого Слэга. В наступившей абсолютной темноте Старскрим рванулся в коридор и скрылся за углом.
Сладж медленно опустился на еще горячий пол с оплавленной, полопавшейся краской, аккуратно перевернул отключенного трицератопса на бок и полез в его металлическое брюхо в поисках предохранителя, возвращающего в режим функционирования.
Ремонт Слэга занял довольно много времени – сначала Сладж долго искал предохранитель, потом долго вертел его в разные стороны, пока не додумался сдвинуть переключающий рычажок… а вернувшись наконец в онлайн, Слэг долго занимался самоотладкой. Часть сложной начинки успела перегореть во время электрической вакханалии, но по завершению минимального ремонта динобот мог передвигаться и летать. Слэг и Сладж собрались уже покинуть свою камеру, когда раздался оглушающий взрыв. Половина базы десептиконов взлетела на воздух вместе с кувыркающимися диноботами.
Рухнув на землю, динозавры с полминуты трясли головами и приходили в себя, но вскоре сориентировались, оценили обстановку и принялись за разрушение того, что осталось.
Сладж с победными воплями скакал по еще не пострадавшим помещениям, легко выбивая хвостом стены и устраивая локальные землетрясения при каждом прыжке. Слэг тем временем расплавлял свипов и прочих улетающих десептиконов, пуская электрические разряды в тех, до кого не мог дотянуться струей огня.
Когда все враги бежали с планеты и разрушать было уже нечего, диноботы принялись за поиск Старскрима в руинах базы. Первым наткнулся на него Слэг. На искалеченного истребителя было страшно смотреть – левое крыло обгорело почти полностью, правое было просто погнуто; левую руку оторвало по локоть, и неподалеку сиротливо валялась почерневшая, обугленная кисть… Естественно, Старскрим не функционировал, но его броня еще сохраняла свой цвет, хоть и была изрядно повреждена. Слэг грустно посмотрел на Сладжа – трицератопса вновь заклинило в животной форме, а волочить за собой истребителя до самого Кибертрона, ухватив зубами за погнутое крыло… было, мягко говоря, неудобно.
Сладж не менее грустно посмотрел на Слэга и сочувственно замигал оптикой:
- Мне, Сладжу, очень жаль! Мы так и не смогли спасти нашу игрушку!
По рогам трицератопса запрыгали слепящие молнии – первый признак приступа дикой ярости. Слэг громко и оскорбленно зарычал, резко дергая хвостом.
- Твою игрушку! – после недолгих раздумий поправился Сладж, отступая на всякий случай.
Далеко отойти ему не удалось – динобот споткнулся о безжизненное тело Старскрима, неловко взмахнул руками и рухнул задом прямо на желтую сферу. В истребителе что-то хрустнуло.
- Ах ты лупоглазый металлолом! – возмущенно рыкнул Слэг. – Слезь с него сейчас же!
- Я, Сладж, не понял! Почему я лупоглазый металлолом?! – удивился динобот.
- Потому что я, Слэг, так сказал! Быстро встань! – трицератопс выпустил в Сладжа умеренный заряд электричества: болезненный, но не травматичный.
Динобот с ворчанием поднялся и отошел от Старскрима подальше. Воистину огромный размер Сладжа в форме динозавра был причиной тому, что динобот крайне редко замечал всякие мелкие предметы у себя под ногами. Только не хватало еще раз наступить на покалеченную игрушку – Слэг обозлится… и за свою игрушку может даже расплавить.
- Ты возьмешь его на руки и полетишь на Кибертрон! – приказным тоном заявил трицератопс.
- А ты?!
- Я, Слэг, тоже полечу! – зарычал динозавр. – Но я не могу нести свою игрушку!
Сладж задумался, отчетливо скрипя процессором – этот звук был явственно слышен в мертвенной тишине догорающей десептиконской базы.
И тут динобота осенило: Слэг зависит от него! Решив немножко развлечься безобидным шантажом, Сладж терпеливо повторил интересующий его вопрос:
- Почему я, Сладж, лупоглазый металлолом?!
- Потому что! – окончательно раздраженный Слэг расплавил начисто кусок стены, чудом уцелевший при взрыве.
- Я никуда не полечу, пока не пойму! – с жизнерадостно-дебильной улыбкой сообщил Сладж, демонстративно выщелкнув из кисти рукоятку теплового меча.
Трицератопс прикинул расстановку сил и понял, что в нынешнем, поврежденном состоянии Сладжа ему не победить. Если Сладж выйдет из зоны поражения пламени, останется только хвостом от него отбиваться – а долго это не продлится, потому что маневренность диноботов априори хуже в трансформе…
- Я, Слэг, назвал тебя так, потому что это красивое выражение! – проурчал трицератопс, примирительно мерцая синей оптикой.
Сладж неуверенно улыбнулся, подумал еще немножко и выдал:
- Но я, Сладж, не лупоглазый!
Слэг не выдержал и захохотал, припав к земле. Почти сразу же в его внутренностях что-то закоротило, и трицератопс зашипел от боли. Аккуратно улегшись и положив рогатую голову на лапу, он предложил, усиленно стараясь не заржать снова:
- Если хочешь, я, Слэг, могу назвать тебя синеглазым металлоломом!
- Так намного лучше! – обрадовался Сладж, бережно подхватывая отключенного Старскрима на руки. – Сразу красивее звучит!
Диноботы плавно взлетели и направились обратно, в сторону Кибертрона. Трицератопс мысленно хихикал и немного жалел, что истребитель не слышал их диалог. Именно от Старскрима Слэг научился и данному выражению, и разнообразным способам запутать собеседника…

На экране Телетрона автоботы увидели приближающихся к базе Слэга и Сладжа.

Силверболт беседовал с Родимусом Праймом, Ультра Магнусом и прочими автоботами. Разговор длился уже несколько часов, и все это время командир аэроботов прилагал все усилия, чтобы максимально дипломатично и сглаженно преподнести всю историю, связывавшую диноботов, Силверболта, Айр Рэйда и Старскрима.
Параллельно Силверболт прокручивал в процессоре события последнего дня. Услышав аварийную сирену, аэроботы вместе с прочими обитателями огромной базы бросились в главный зал. Увидев огромную дыру в крыше и лежащего прямо под ней в неестественной позе Слэга, Силверболт испытал шок. Лишь через несколько секунд он понял, что не меньшее удивление чувствуют и прочие автоботы: кажется, лишь Гримлок, положивший руку на плечо Сладжа, что-то понимал – впрочем, его оптика была обращена к поверженному трицератопсу, а по сплошной лицевой пластине нельзя было понять ничего. Приблизившись, Силверболт увидел совершенно изуродованного Старскрима, безжизненно лежавшего рядом со Слэгом.
- Гримлок! – возмущенно прошипел командир аэроботов, желая разобраться, что здесь происходит.
Мерно горящая синяя оптика повернулась к нему, равнодушно скользнув по искаженной лицевой пластине.
- Будет немного больно, - прогудел динобот, и, прежде чем Силверболт сообразил, к чему это было сказано, Гримлок схватил его руку и без предупреждения воткнул свой острый коготь в соединительный шов на его запястье.
Никогда раньше аэробот не имел чести соединяться таким образом с диноботами, поэтому непрерывный поток воспоминаний Сладжа, хлынувший в его процессор, просто оглушил Силверболта. Впрочем, вскоре ему стало почти все понятно.
«А что со Слэгом? Он… будет функционировать?»
«Диноботы сильны. Гримлок попробует починить».
Логика звероящеров просто поражала Силверболта – вдвоем отправиться на базу врагов, разнести ее вдребезги… хотя не слишком ясно, как Старскрим умудрился произвести такой взрыв… и подраться в небе над базой автоботов!
Командир аэроботов был искренне благодарен Гримлоку за то, что тот взял руководство ситуацией на себя. Сбросив Силверболту всю необходимую информацию, лидер диноботов подхватил отключенного трицератопса на руки и мерным шагом отправился куда-то вглубь базы, не обращая внимания на галдящих автоботов, никто из которых не решился преградить ему путь.
- Я все вам объясню, - ледяным голосом сказал Силвербот, перекрывая шум в помещении, - но прежде я хотел бы знать, почему никто не позаботился о раненом?!
- Он, кажется, мертв! – смущенно отозвался Ультра Магнус.
- Старскрим бессмертен, и это факт! – заметил командир аэроботов. – Я прошу вас не забывать о своем автоботском долге – враг он нам или нет, оставлять его в таком состоянии – отвратительно и негуманно. Отнеси его к Микроскопу, Ультра Магнус.
Силверболт теперь точно знал, что ему делать. Казалось, сдержанная высокомерность и непогрешимая уверенность в своем праве командовать передались ему от Гримлока вместе с потоком образов.
А сейчас, объясняясь с Родимусом Праймом, следовало выполнить несложную просьбу динобота – просьбу, которая больше напоминала ультиматум:
«Слэг рисковал ради Старскрима. Слэг не позволит автоботам спрятать Старскрима. Слэг будет убивать. Гримлок не будет мешать».

Слэг почувствовал, что его с Гримлоком связывает информационный канал, и немедленно требовательно спросил:
«Где Старскрим?»
«Ремонт. Слэгу тоже ремонт. Успокойся».
Трицератопс явно не успокоился, но завершить починку позволил.
«Можно», - транслировал командир, убирая руки из его внутренностей.
Слэг нежно мурлыкнул и потерся рогатой головой о плечо Гримлока, переворачивающего его на лапы. Встряхнувшись всем телом и сладко потянувшись, трицератопс побежал в ремонтный отсек автоботов – именно там, по логике, должен был находиться Старскрим.
Двери были прочно закрыты. Но разве могло это остановить Слэга? Разогнавшись, он снес часть стены и несколько стеллажей с инструментами, стоявших около нее с внутренней стороны.
- Глупое создание! – рявкнул трицератопс, нависая над почти отремонтированным телом истребителя.
Старскрим, находясь в лечебном стазисе, слышать его не мог и реагировать тоже. Слэгу пришлось трансформироваться и вручную отрывать аппараты системы жизнеобеспечения и ремонтных дроидов. Микроскоп благоразумно убрался в дальний угол, едва увидев и услышав падение капитальной стены – и лишь поэтому не пострадал.
Десептикон не успел еще ничего сообразить, он пришел в себя от резкого удара о стену и увидел разъяренного Слэга. Последним воспоминанием Старскрима была страшная, опаляющая боль при падении в энергозапасы десептиконов…
Невинно улыбнувшись, Старскрим мигнул оптикой и совершенно спокойно произнес, глядя на динобота:
- Я разрушил базу десептиконов, рискуя собой. Я чуть не умер, и все ради тебя, кретин рогатый!
Микроскоп при этих словах подумал, что истребитель, по всем признакам, влетел в склад топлива задом, и вряд ли это было сделано специально. Тем более что Старскрим успел сбросить собственный энергон – именно поэтому не взорвался сам… Но ученый совершенно разумно решил не вмешиваться в диалог. Пусть истребитель считает себя героем.
- Мрр! – проурчал Слэг, подхватывая Старскрима на руки. – Извини, я, Слэг, не хотел бросать тебя в стену, но ты никак не возвращался в онлайн!
- Ээй! – дернулся истребитель. – Не надо меня забирать, я же еще не отремонтирован до конца!
Динобот задумался на пару мгновений, затем опустил Старскрима на пол и направился к валяющимся неподалеку деталям. Слэг не очень хорошо представлял, какие здесь детали от самолета, и какие вообще нужны, но полагался на свою животную интуицию. Собрав в кучку понравившиеся ему инструменты и запчасти, динобот оторвал кусок брезента, закрывающий какие-то медицинские аппараты в углу, сделал сверток-узелочек и вернулся к Старскриму.
Возмущенный истребитель громко взвизгнул и сильно пнул Слэга куда-то в корпус, оказавшись на плече у динобота. Слэг осторожно поправил извивающееся тело Старскрима и зафиксировал его талию, сдвинув рог. Не обращая внимания на яростные пинки и удары, динобот направился к выходу, прихватив с собой отобранные детали.
Переступив через обломки стены, Слэг чуть не наткнулся на Гримлока – вовремя затормозив, трицератопс посмотрел в его синюю оптику и самодовольно улыбнулся. Лидер не спешил уступать ему путь. Повисла многозначительная пауза – почти одинаковые линзы глядели друг на друга, отражая разнообразные эмоции своих владельцев. Этот раунд выиграл Слэг – Гримлок опустил голову, кивая, и позволил трицератопсу проскользнуть в коридор.

- Я ничего не понимаю, - вежливо заметил Микроскоп, наблюдая за тем, как Гримлок поднимает куски разрушенной стены, а затем сплавляет их друг с другом. – Но я бесконечно благодарен тебе за помощь. Если тебе не трудно… не мог бы ты объяснить, что у них за отношения?
- Я, Гримлок, думаю: любовь, - фыркнул динобот, ловко орудующий своим энергетическим мечом.
Ученый на мгновение застыл – такое объяснение происходящему не укладывалось в его логических цепях. Быстрый анализ ситуации привел Микроскопа к выводу, что выражать свое недовольство было бы несколько неуместно в данный момент.
- Любовь – это прекрасно, но стены зачем ломать? – раздраженно вздохнул он.
- Да они оба психи, - ехидно заметил Гримлок. – Идеальная парочка.

Старскрим обессиленно повис на плече Слэга, убедившись в тщетности своих яростных попыток вырваться. Трицератопс нес свою игрушку в ангар диноботов – через всю базу, и лишь по счастливой случайности им пока никто не встретился. Ощутив бесцеремонное прикосновение к паховой пластине, Старскрим вцепился в крылья Слэга, царапая краску, и резко сдвинул ноги, оттолкнув чужую руку.
- Ха! – мурлыкнул трицератопс; закрепив сверток с инструментами на локтевом сгибе, Слэг осторожно, но настойчиво скользнул пальцами внутрь чувствительной турбины.
- Слэг, не надо… - прохныкал Старскрим, моментально теряя способность здраво соображать. Сквозь пелену нахлынувшего удовольствия он с ужасом осознал, что рогатый извращенец вынудил его широко развести ноги, выгнуться в совершенно непристойной позе и подставить паховую пластину под грубое поглаживание шершавой ладонью. И это, шлак забери, происходит прямо в коридоре базы автоботов! Мало того, Старскрима это возбуждало – и смириться с этим он не мог.
Довольно урча, Слэг собрался уже снять закрывающий топливную горловину кусок металла, когда Старскрим включил реактивный двигатель, обжигая руку динобота на своей турбине. Трицератопс возмущенно зарычал и переместил ладонь выше; другой рукой он не слишком сильно, но ощутимо шлепнул истребителя между ног, вызвав оскорбленный писк и яростное царапание черных крыльев.
- Нас могут увидеть! – прошипел Старскрим, упоенно сдирая краску в попытке повредить броню Слэга, хоть и понимал, что динобот почти не чувствует этого. – Ты, извращенец! Неужели ты не можешь хоть немного подождать?!
Слэг насмешливо фыркнул, отсоединив наконец паховую пластину от корпуса истребителя, и немедленно сунул пальцы в заправочное отверстие.

Добравшись до ангара диноботов, и чудом не наткнувшись ни на кого по дороге, Слэг отшвырнул принесенные детали на пол и сдернул Старскрима со своего плеча. Насадившись под тяжестью своего веса на руку Слэга чувствительными внутренностями, истребитель выругался и обхватил динобота за шею. Старскрим чувствовал, что пока ничего не сломано, но возбуждение быстро уступало место боли, и поэтому он шепнул в губы Слэга, прежде чем поцеловать его:
- Электричество, мм?
Динобот послушался, и вскоре Старскрим застонал во весь голос, откинув голову – его Искра тянулась к Слэгу, но что-то мешало… Ах да, желтая сфера, защищающая кабинку…
- Сними! – хрипло потребовал истребитель.
Трицератопс, громко мурлыча и не прекращая генерировать ток, неловко отцепил лишний предмет и с силой прижал Старскрима к своей груди…

Вернувшись в онлайн, Старскрим с ужасом осознал, что его судорожные движения под воздействием электрических разрядов привели к серьезным повреждениям – рука Слэга вошла в него намного глубже, чем раньше. В довершение к этой неприятности, динобот больно сдавил его корпус, пытаясь ее выдернуть. Данный процесс сопровождался отвратительным скрежетом брони Слэга по измятой горловине и чувствительному металлу крыльев.
- Я, Слэг, в тебе застрял! - подтвердил худшие опасения Старскрима довольный голос.
- И еще радуешься?! – возмущенно заорал истребитель, яростно вырываясь. – Ты никогда обо мне не думаешь, тебя волнует только собственное удовольствие!
- Зато теперь ты никуда не сбежишь, - извинительно проурчал Слэг, прекратив свои попытки освободить руку и ласково поглаживая Старскрима по исцарапанным, еще неокрашенным крыльям.
- Это ты, сволочь рогатая, довел меня до того, что смерть стала для меня намного предпочтительней! – выплюнул десептикон. – Ты все время меня унижал!
Слэг удивленно мигнул оптикой:
- Я, Слэг, делал тебе хорошо! Я убивал для тебя, заботился о тебе и доставлял только удовольствие!
- Ты сам знаешь, что это не так, - устало выдохнул Старскрим.
- Мрр? – вопросительно и встревоженно мурлыкнул динобот.
- Я… - истребитель собрался с мыслями. – Я пытался тебя любить, но я, наверно, этого не умею. А тебя оскорбляло, что я не могу быть полностью твоим…
Слэг молчал.
- Все бессмысленно, - равнодушным тоном резюмировал Старскрим. – Ты никогда не станешь меня уважать и ценить, а я не могу так. Не могу.

Эпилог

Старскрим беседовал с Родимусом Праймом уже второй час. Кроме лидера автоботов, в помещении присутствовали Ультра Магнус, Силверболт и Айр Рэйд. Прайм никак не мог толком разобраться в сложившейся ситуации, Старскрим обаятельно и убедительно вещал о том, что автоботам просто необходим такой высококлассный истребитель, как он. Аэроботы, осознавая всю хрупкость сложившейся ситуации, не вмешивались. Да, десептикон вел себя с достоинством, как обычно, и всем своим видом демонстрировал собственное превосходство – но Силверболт достаточно давно имел дело со Старскримом, чтобы понимать: это всего лишь маска.
- Я, шлак забери, хочу знать истинные причины! – вспылил Родимус. – Ты отомстил десептиконам так, что они еще долго не оправятся от такого удара, кроме того - ты отремонтирован и можешь лететь куда угодно. Пока я не пойму, почему ты так жаждешь здесь остаться, я не смогу тебе доверять, понимаешь ты или нет?!
Старскрим презрительно улыбнулся, про себя в очередной раз умиляясь наивности автоботов. Доверять, надо же! Такого понятия в программе десептикона просто не существовало.
- Не могу сказать, что мне доставляет большое удовольствие воевать на вашей стороне. Но на данный момент это наилучший вариант из возможных. Кроме того, мне здесь нравится.
- Нравится?! – не выдержал Айр Рэйд, подаваясь вперед и пронзая Старскрима оскорбленным взглядом ярко-синих линз.
- Смотря что и смотря с кем, - уклончиво ответил десептикон.
«Не смей устраивать здесь сцену! - возмущенно транслировал Силверболт. – Он же провоцирует тебя!»
- Почему ты строишь из себя то, чем не являешься?! – отмахнувшись от своего командира, воскликнул аэробот. – Почему ты не признаешься даже себе в том, что…
- У меня нет выбора? – закончил его фразу Старскрим.
Айр Рэйд добился откровенного проявления эмоций: в голосе десептикона проявились возмущенно-истеричные нотки, алая оптика засияла такой яростью и чем-то еще, истолкованным аэроботом как презрение… что он предпочел замолкнуть. Впрочем, следующая фраза Старскрима окончательно вывела его из себя.
- К твоему сведению, - нарочито доброжелательно улыбаясь, сладким голосом заговорил десептикон, - Слэг предлагал мне улететь, если я этого хочу. Но меня вполне устраивает как интерфейсинг, так и защита от моих многочисленных врагов.
Айр Рэйд собрался ответить, но его отвлекло неожиданно возникшее в дверях создание, летящее к Старскриму на огромной скорости.
Миниатюрный розовый самолетик выщелкнул серебристые рожки из носовой части и послал серию электрических разрядов в корпус десептикона, зависнув перед его лицом.
Аэроботы в первую очередь подумали, что произошло невозможное – именно так Слэг описывал свое потомство, которое якобы «носит» Старскрим… Ошарашенный Айр Рэйд произнес несколько слов из тех, которые приличному автоботу даже знать не положено – и немедленно провалился в оффлайн, получив максимальный разряд. Самолетик сделал мертвую петлю в воздухе, что-то рассерженно вереща – Силверболт отвлеченно подумал, что «динозаврик» унаследовал лучшие качества своих родителей: генерировать направленный электрошок такой силы на его памяти умел только трицератопс, а так изящно летать…
- Иди сюда! – властно потребовал Старскрим, сдвигая желтую сферу кабинки.
Розовое чудо спикировало к десептикону на колени и ткнулось рогом в открытый разъем. Передача информации заняла буквально несколько секунд, после чего маленький самолетик взлетел, описал круг почета над головой Старскрима, убрал рога и рванулся в коридор, моментально преодолев звуковой барьер.
- Старскрим, что это было? – полюбопытствовал Силверболт, провожая взглядом неожиданного гостя.
- Эта очаровательная штучка создана для того, чтобы доставлять срочные сообщения и защищать меня, - спокойно объяснил истребитель. – Через полчаса мне нужно быть в ангаре диноботов.

Вернуться к фанфикам