Берег закатов

Автор: Тернуша
Персонажи: Арси/Микаэлла
Рейтинг: R
Жанр: романтика
Предупреждение: трансформер/человек
Краткое содержание: Море, песочек, романтика. Острое желание забить на все.
Иллюстрация автора: отдых

Микаэлла.
Сборы. Скомканное прощание с отцом. Звон сбитых со стола инструментов. Лишняя пара вечерних босоножек, запиханная под стол. Тени, помады, косметика оставлены в шкафу. На плече только полупустая спортивная сумка. Простые джинсы, мокасины, футболка. Этого достаточно для того, куда они собрались. Дикое место, как сказал Сэм.
Выбежать по дорожке через лужайку. Газонная трава серебрится от росы.
Желтый "камарро" уже припаркован поблизости, урчит своим прокачанным неземным движком, помигивает фарами. Микаэлла помахала в ответ, подбежала, сунулась в открытое окно у водительского места. Дежурный поцелуй, почти символический, для сэмовых родителей, чья машина как раз выруливала из-за угла. После того как прошел горячечный подростковый раж, они с Сэмом стали друзьями. Очень близкими, но все же друзьями. К тому же у него есть его "камарро"… И внутри их троицы все прекрасно знали, кто к кому и как относится. Микаэлла для них была чем-то вроде алиби. Ежели девушка есть, то и не подкопаться. Для нее самой этот довольно нестандартный союз имел такие же преимущества, у нее есть парень - остальные идут погулять. Видимость отношений с Сэмом, поначалу тяготившая, стала мелочью вроде ненавязчивой обязанности, сеанса утреннего душа или похода в супермаркет.
Обежав капот, девушка открыла дверцу и плюхнулась на пассажирское место, закинув назад сумку.
- Не мало ли с собой взяла? - удивился Сэм.
- Мы же не в Вегас едем, - улыбнулась Микаэлла, - Пара полотенец, купальник, крем от загара. Что еще нужно?
- Мои родители с тобой бы не согласились, - вздохнул парень, - Весь багажник Би забили барахлом. Хорошо, если половину распакуют.
Бамблби промолчал, он с самого отъезд дулся из-за этого самого барахла.
- Знаешь, - сказала девушка, - Как инструктируют женщин-военнослужащих? Если вас насилуют и какое-либо сопротивление бесполезно, то просто расслабьтесь и получайте удовольствие.
Сэм отвернулся и что-то мрачно пробормотал.
Микаэлле стало смешно.
- Ну, вы едете или уже здесь романтику решили разводить? - раздался совсем рядом голос, несомненно, принадлежащий миссис Уитвики, судя по интонациям, уже изрядно развеселившейся. То ли будет днем.
- Надеюсь, никаких даров природы на этот раз не будет, - пробормотал Сэм, уже достаточно разборчиво.
- Надеюсь… - эхом отозвался Бамблби, выцепив слово из радиоэфира. Голосовой процессор ему починили, но привычка еще иногда его посещала.
- Поехали что ли? - взмолилась Микаэлла.
Машины заскользили по спящему крепким утренним сном городку, вырулили на шоссе и понеслись к побережью.

Затишье.
Перемирие затянулось уже почти на шесть местных месяцев. Когда были закончены все ремонтные и восстановительные работы, наступило безделье, казавшееся поначалу величайшим благом. Оно переросло в нечто тягостное, тягучее с приходом невыносимой жары. Спарринги и тренировки, сколько-нибудь спасавшие, были уже невозможны. Асфальт и то становился мягким под лучами солнца, а крыша ангара, где приютились автоботы, раскалялась так, что под ней невозможно было находиться. Казалось, сам воздух плавится и прилипает к стенкам воздуховодов, стекая горячими каплями в перегретое нутро.
Большую часть времени Оптимус проводил в офф-лайне, пережидая невыносимую погоду. Дни и ночи слились в непрерывную тягучую ленту, сплавленную воедино палящими лучами местной звезды.
- Оптимус, ты он-лайн? - голос Рэтчета вырвал его из полудремы.
- Теперь, да, - откликнулся тот, - Лучше бы это было не так, - вокабулятор едва справлялся, - Наверно я впервые так искренне хочу отключения.
- У меня хорошие новости, - сказал медик, пытаясь немного пошевелиться, чтобы размяться.
- Разве в этом мире еще могут быть хорошие новости? - подал голос Айронхайд, заворочавшись у стены.
- Бамблби прислал сообщение, - продолжал Рэтчет, не обращая внимания на ворчуна, - Приглашает на море. Забавная фраза "на море", но он написал именно так. А вот и координаты.
- Ответь ему, что мы не задержимся, - сказал Оптимус, обводя взглядом свою команду, которая сейчас больше всего походила на раскаленные почти до температуры плавления груды железа.
Пространство, зажатое между стеной ангара и дрожащим маревом, стоящим над освещенным солнцем миром, было полностью занято лежащими трансформерами. В попытке охладиться хоть чуть-чуть, они набились в эту тень, но чтобы не греть друг друга, им приходилось соблюдать некую дистанцию. Так и лежали, вывернувшись.
- Автоботы, transform and roll out! - скомандовал он, трансформируясь.
Все замерли, услышав голос командира, решили, что у него наконец случился тепловой удар и подплавленный процессор щедро отсыпал щедрую горсть глюков в пространство, но потом подчинились. Думать на такой жаре было совершенно невозможно.
Никто не обратил внимания на выехавшую из города колонну разномастных машин. В большом городе вообще никто ничего не замечает.

Берег.
Длинный пустынный пляж, довольно обширный, но рассеченный местами причудливыми скалами. Получалась цепочка довольно уединенных маленьких пляжиков со своими бухточками, в которых стояла неправдоподобно-бирюзовая теплая вода.
Микаэлла бежала вдоль неровной линии прибоя, по колено утопая в соленой воде, взбивая фонтаны брызг. Вдоволь наплававшись, но не почувствовав убыль энергии и желания двигаться, невесть откуда взявшихся по прибытию сюда, она теперь просто носилась, стараясь повыше выпрыгивать, чтобы не споткнуться о воду. И как это часто бывает, в конце концов, споткнулась, рухнула плашмя в набегающий бурунчик волны, вынырнула и поняла, что достаточно. Едва выбравшись, девушка рухнула на песок.
Сэм и Би высадили ее, как только исчез из виду уютный домик, снятый на время отдыха семейством Уитвики, и умотали заниматься своей романтикой в песчано-скальные прибрежные дали.
Над головой проплывали редкие беленькие пухлые облачка…
Внезапно Микаэллу разбудил звук. Она и не заметила, как задремала, а спросонок не поняла, что за звук раздался. Пахнуло запахом разогретых моторов.
Прислушиваясь, девушка села, а потом и встала, потому что вслед за хозяйкой начало просыпаться любопытство, распушать и чистить перышки. За скалой, разделявшей бухточки, происходило нечто, что сопровождалось нервными взревываниями движка, точнее нескольких движков. Больше двух, но меньше десяти, на большего на слух определить было нельзя. Квадрациклы, решила для себя Микаэлла, хотя не очень на них похоже. Будто что-то потяжелее гоняет. Ну, не джипы же. Натянув поверх подсохшего купальника обрезанные до состояния шорт джинсы, она отправилась смотреть.
Обходить скалу не захотелось, зато появилась тяга полазить. Однако по достижению вершины скалы выяснилось, что место занято. Там находились гигантские боевые человекоподобные роботы в количестве трех штук: развалясь, словно в шезлонгах в углублениях камня, они наслаждались свежим морским ветерком. А внизу по широкой полосе мокрого песка гоняли, взметывая из-под колес фонтаны брызг, более юные представители автоботской команды. Четыре машины и три мотоцикла выписывали по песку головокружительные вензеля, в то же время, стараясь не выскакивать на сухой песок и не забираться в воду. После удушающей жары и вынужденной неподвижности им хотелось двигаться и двигаться, однако вода все еще внушала им опасения, а в песок соваться было как минимум неприятно, если ты не внедорожник. В числе катающихся таковых не наблюдалось. Все кто мог подойти под это определение сейчас восседали на скале, походя на статуи языческих богов.
Микаэлла ожидала увидеть кого угодно, но не их. От удивления она чуть не свалилась с камня, на который только что забралась. Услышав шевеление, Оптимус открыл один глаз, но большего от него ей дождаться не удалось. Какой же он бывает ленивый, когда не надо спасать мир, бороться со злом, руководить военными действиями, отвечать за кучу всего. Он просто смерил девушку взглядом и снова зажмурился как довольный кот.
- Бамблби скинул нам координаты этого места, - вместо командира подал голос Рэтчет. В отличие от него медик не дремал, он присматривал за возящейся внизу молодежью. - Но его самого мы не нашли.
- И не найдете, - сказала Микаэлла, она уже обрела дар речи и все больше втягивалась в завораживающий танец гонки, чувствуя, как закипает кровь, - За это время они научились хорошо прятаться.
- Они… - задумчиво проговорил Рэтчет, не отрываясь от своего занятия.
- Бамблби и Сэм, - пожала плечами девушка, - А вы не знали.
- Знали, знали… Вот почему ты одна. Не скучаешь?
- Отдыхаю… кажется, от всего на свете, - чувствуя необъяснимую легкость, девушка раскинула руки, размахивая полотенцем как флагом и засмеялась.
Рэтчет оторвался от своего созерцания и наблюдал за ней как за экзотическим редким явлением. Оптимус и Айронхайд, мастерски притворявшийся неподвижной грудой металла неподалеку, тоже заинтересованно уставились на нее.
- Ты странно себя ведешь, - немного укоризненно сказал медик.
- Я веду себя, как хочу, - веселилась Микаэлла, - В жизни красивой девушки всегда столько условностей. Ты не поверишь, как трудно в этом мире быть красивой девушкой. Возможно так же трудно как гигантским инопланетным боевым роботом… Если не сложнее…
- Ну, вот! Стоило мне отвернуться, - всплеснул руками Рэтчет, взглянув вниз.
Одна из машин, описав крутую дугу, с шумом врезалась в воду, пропахала поверхность и скрылась из виду. Через минуту счастливый наглец со смехом вынырнул, показывая большие пальцы, в жесте "все круто", почерпнутом от аборигенов.
- Вольт, чтоб тебя коротнуло! - взревел желтый трансформер таким тоном, что девушке туту же стало понятно, что в ближайшем будущем кто-то неосторожный схлопочет по шлему. Рэтчет вскочил и начал спускаться длинными прыжками.
Но поймать и отчитать никого не получилось, потому что все остальные, завидев разъяренного медика, не нашли ничего лучшего кроме как последовать примеру Вольта.
- Чтоб вас всех! - разразился он, затормозив посреди изрытого покрышками пляжа.

Микаэлла/Арси.
Поняв, что тема разговора исчерпана, Микаэлла отправилась бродить по пляжам в одиночестве, благо никто не увязался. Когда становилось жарко, она окуналась. Шорты и бикини раз за разом высыхали прямо на ней. Так она гуляла пока не начало темнеть.
Солнце в ореоле перистых прозрачных облаков еще только раздумывало сесть ему сейчас или еще немного посветить. От его света воздух казался тягучим и плотным словно мед, в котором нетрудно подняться над землей. Некоторое время девушка наслаждалась новыми ощущениями, а потом поняла, что слышит музыку. Одинокие ноты и аккорды складывались в неспешную немного грустную мелодию, чем-то смутно странную, но приятную мелодию. Микаэлла пошла на звук, гадая, что за инструмент это может быть. Не гитара точно и не банджо… что-то более экзотическое. Лютня? Но девушка с трудом могла вспомнить, как звучит этот инструмент. И это вибрирующее своего рода электронное послезвучие, как послевкусие. Так в задумчивости она шла, а музыка становилась все громче.
Поперек полосы прибоя, наполовину зарывшись в песок, лежал большой корявый, окатанный волнами плавник. Его ветви торчали вверх, словно чудовищные корявые лапы, между ними сидел некто. Уже было видно закинутые друг на друга ноги, руку, обнимающую длинный гриф, склоненную голову. Но стоило Микаэлле переступить невидимую черту, оказавшись слишком близко, как музыка оборвалась, а в ее сторону уставились два ярких голубых огня. Среди надвигающегося мрака они слепили. Девушка остановилась, словно пригвожденная к месту этим взглядом, но вскоре тот начал смягчаться и притухать. Музыка зазвучала снова, но теперь в ней было что-то, что вызывало сладкую, томительную истому.
Легкий шорох по песку, тихий смех. Перед глазами Микаэллы промелькнула тонкая тень. Кто-то кружился и танцевал вокруг нее. Осторожное прикосновение к плечу, еще одно уже более уверенное, ласковое. Вскоре все тело обволокло нежной пеленой поглаживаний, пощипываний, легкой судороги от голубых дуг разрядов. Чтобы избавиться от мельтешения перед глазами девушка закрыла глаза, и все вокруг утратило реальность, закружилось. Ее колени начали подгибаться, но упасть не дали, подхватили и плавно уложили на песок, потянули застежку шортов. Сопротивляться совсем не хотелось, совсем наоборот тело само помогало проникнуть в те места, от прикосновения к которым удовольствие умножалось в сотни раз. Тонкие пальцы, пробираясь по миллиметру по коже, добрались до сосков и сжали. Сквозь зубы Микаэлла выдавила стон, руки, слепо шаря в темноте, скользили по швам брони, сочленениям, будя потайные датчики.
- Кто… - простонала девушка, теряя остатки здравого смысла.
- Я, - прозвучало в ответ. Голос был смутно знаком, как и интонация, с которой было произнесено слово, его легок можно было воспринять как "мы". Так обращаться с английским языком только одно существо во вселенной.
- Арси! - изумилась собственной догадке Микаэлла и попробовала вывернуться. Не от страха или, не дай бог, отвращения, а просто так, для порядка.
- Да, - ответила Арси, не разжимая тройных настойчивых объятий, - Не бойся…
- Я… не… боюсь…- с трудом проговорила девушка, чувствуя, как ее бедра раздвигают, вклиниваясь между ними. Приоткрыв глаза, она увидела прямо перед собой голубое сияние. Микаэлла и раньше видела Искры трансформеров, но так близко никогда. Захотелось немедленно прикоснуться, ощутить под пальцами гладкую поверхность защитной капсулы. Протянутая рука замерла в каких-то миллиметрах от цели, но на секунды.
Дрожь пробежала по трем корпусам и человеческому телу, в воздух вырвалось несколько полувздохов-полувсхлипов. На мгновение вокруг стало светло от языков бело-голубой плазмы, вееров искр, сияния окуляров…
Микаэлла проснулась, когда вокруг еще вовсю царила ночь, и поняла что лежит не на песке, а на теплом, живом, тихо гудящем, временами подрагивающем. Было немного жестко, но в целом приятно. Арси не спали, но и не бодрствовали, находясь на зыбкой грани, что было видно по бледно теплящейся оптике. Девушка попробовала пошевелиться, чтобы сменить положение, вытянула руки, под пальцы подвернулся изящный изгиб грифа инструмента. Подтянув к себе, девушка взяла его как гитару. Больше всего инструмент был похож именно на гитару, на ее электро-версию, которая бывает у рокеров. Такая же агрессивная, но непередаваемо красивая. Только вместо струн были тяжи силовых полей - в принципе, невелика разница.
Микаэлла осторожно тронула струны. Инструмент подал голос, пронзив ночное небо протяжным вибрирующим звуком… Задумчиво глядя вверх и чему-то загадочно улыбаясь, девушка начала вспоминать старую песню, которую однажды выучила, когда было особенно погано на душе, то ли дождь в тот раз шел, то ли поссорилась с кем-то. Грустная вообще-то песня, но уж очень хотелось сыграть именно ее.

Вернуться к фанфикам