Лето, поле, васильки

Автор: Skjelle
Персонажи: Кикбэк, Шрапнель и Бомбшелл
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp
Краткое содержание: жучиная похотливая возня в полях и болотах. По заявке Джазза на день Св. Валентина в сообществе TF-porn.

У каждого трансформера была своя приоритетная программа, определяющая его основное поведение. У кого-то это было разрушение, у кого-то созидание, некоторые довольствовались какими-то иными, менее глобальными задачами, страдали от сиюминутных страстишек и постоянно метались из одной крайности в другую. У инсектиконов всегда было цельное и единое мнение на этот счет. Оно заключалось в одном слове, обозначающем самое главное действие. Жрать.
Неправы были бы те, кто сказал бы, что их куцые умишки полностью заняты тем, что ищут новые места для кормежки. Вечный голод был только стимулом, заставляющим постоянно двигаться и что-то искать. Разум же был занят сложнейшими вычислениями, генетическим моделированием и абстрактными расчетами, например, что случится с планетой, если начать клонировать себе подобных в арифметической прогрессии с допустимыми конструктивными нарушениями, из-за которых популяция будет равномерно сокращаться. Или какие виды питания можно выращивать, скрестив технику и органику. Интересно же. Очень.
Кикбэк равномерно полз по полю высокосортной качественной пшеницы, старательно взращенной заботливыми людьми. У каждого органического топлива был свой неповторимый вкус, и эта пшеница тоже обладала уникальными параметрами. Особую прелесть ей придавали то и дело попадающиеся сторонние травы или мелкая органика, не успевшая сбежать из-под мощных челюстей, двигающихся с внушающей страх скоростью.
Периодически инсектикон посматривал по сторонам в поисках чего-нибудь интересного, и опомнился только когда понял, что уже давно не чувствует запах Бомбшелла.
Вообще-то им не нужно было постоянно общаться, скорее даже, они были жуткими индивдуалистами, старающимися сводить контакты к необходимому минимуму. Слишком тесное общение обычно приводит к разногласиям, поэтому они искусственно поддерживали некоторую отстраненность. Впрочем, ее всегда можно было нарушить, когда становилось скучно. Можно было пристать к Шрапнели с генетическими выкладками или втянуть Бомбшелла в соревнования на запрограммированных представителях фауны. Каждый был волен делать что хочет, но все-таки старался не уходить слишком далеко.
- Кикбэк-бэк! - недовольно стрекотнул откуда-то из пшеничных волн Шрапнель, словно подслушивал размышления замершего на месте инсектикона. - Где этот шляется-тся?
Шрапнель не любил, когда его гнездовые разбегались, не предупредив соседей.
- Найду, - коротко отозвался Кикбэк, между делом торопливо пожирая часть пшеницы, которая по всем правилам должна была достаться Бобмшеллу.
Не уследил за добром - сам тупой болт. Хотя, конечно, это-то и заставляло беспокоиться. Ни один из них не мог отказаться от хорошей жрачки ради какой-нибудь мелочи. Либо Бомбшелл нашел что-то еще более вкусное, либо внезапно чем-то отвлекся. Вряд ли он внезапно склеил лапки, они бы это почувствовали, равно как и боль от повреждений. Конечно, гештальтом они не были, но Бомбшелл весьма неплохо выступал для всех ретранслятором. Главное было - не слишком глубоко закапываться в его голову, иначе можно было со свистом слететь с шарикоподшипников.
Задумчиво пережевывая несколько синих цветков, Кикбэк двинулся к краю поля зигзагами, напрягая все анализаторы. Переходить в двуногую форму он не стал, инстинктивно предпочитая отложить это до тех пор, ока не окажется под защитой огромных даже по трансформерским меркам деревьев. Рыская по полю, он довольно скоро наткнулся на нечто, заслуживающее внимание. В пшенице был промят широкий след, явно оставленный не каким-нибудь мохнатым пожирателем корнеплодов. Судя по ширине, протоптал эту тропу никто иной как их пропавший приятель. Интерес вызывали полупрозрачные капли, усеивающие этот путь. Странно и резко пахнущие. Не пугающие, но и непригодные для поедания. Жаль. Он все-таки вытянул пробник и слизнул одну такую каплю. Своеобразный вкус у нее был, однако энергетическая ценность стремилась к нулю.
Он пополз дальше, по пути все больше вымазываясь в щедро рассеянных каплях. Вскоре его лапы оказались почти полностью покрыты мутноватой жидкостью.
Поле закончилось, начался лес. Кикбэк немного подумал и двинулся дальше, по-прежнему не меняя формы. Что-то подсказывало ему, что Бомбшелл будет не очень рад видеть его, ломящегося сквозь подлесок.
След привел инсектикона к густым зарослям тростника. Дальше начиналась болотистая местность, где водилась разная экзотическая закуска. Редкие виды трав, напичканных тяжелыми металлами и редкими микроэлементами. Вертлявая живность, странные, но вкусные птицы.
Кикбэк осторожно высунул морду из зарослей и едва сдержался, чтобы не застрекотать. Тяжеловесный приятель, тоже сохранявший инстектоидную форму, нашел какое-то замшелое бревно, вскарабкался на него вниз головой, уперся вытянутыми передними лапами в растопыренные корни и шумно терся брюхом о покрытую мхом кору. Уже знакомые капли летели во все стороны, исчезая в болотной жиже и покрывая тягучим узором те немногочисленные растения, которые Бомбшелл еще не вытоптал. Из вокалайзеров инсектикона вырывались странные ухающие звуки, то и дело срывающиеся на стоны. Кикбэк машинально потер задние лапы друг об друга. С таким же успехом он мог бы сейчас выступать на месте нещадно эксплуатируемого бревна - тоже весь устряпанный чужими выделениями по самое не могу. Хотя он, конечно, орал бы и отбивался, чего бревно сделать не могло.
Меж тем Бомбшелл видимо решил, что бревну и так порядочно досталось, и медленно слез с него. Но брюхо у него все равно отчаянно подергивалось. Покрутившись на месте, он нашел какую-то кочку, раскорячился над ней и начал с силой раскачивать всем туловищем вверх-вниз. Плоский живот шлепался о кочку с отчетливым влажным звуком, и когда задние лапы Бомбшелла выпрямлялись, вновь поднимая его в воздух, Кикбэк успевал заметить тянущиеся длинные нити. Собственные задние лапы от такого зрелища начали двигаться энергичнее, уловители на них встали дыбом.
Этого развлечения Бомбшеллу надолго опять же не хватило. Огромный инстектоид опрокинулся на спину и заелозил, суча лапами и царапая ими брюшную поверхность. Кикбэк поймал себя на том, что тоже слегка покачивает задней частью туловища. Хотя интерфейсом они занимались не особо часто. Была гипотетическая вероятность, что увлекшись одним из базовых процессов можно соскользнуть и на другие и попытаться сожрать партнера. Кикбэк сам однажды чуть не цапнул лидера за лицо. Осторожно надо быть с такими вещами. Лучше просто мирно жрать.
Бобмбшелл наконец перешел в двуногую форму, поднялся и потянулся, раскинув руки. При этом он отчетливо застонал. Кикбэк пошевелил антеннами, пытаясь уловить его настрой. Стоит ли соваться или лучше отступить. В этот момент сзади его толкнули под панцирь. Он присел на месте и резко подался назад, тесня неизвестного всем корпусом. Развернувшись на утоптанном пятачке, он обнаружил, что следом за ним по тому же следу явился и Шрапнель, тоже украшенный знакомыми пахучими разводами. Со стороны Бомбшелла раздалось вжиканье сервоприводов. Кикбэк приглашающе качнул головой и снова сунулся подглядывать. Шрапнель протопал по грязи острыми лапами, пихаясь жесткими надкрыльями, и оба инсектикона продолжили наблюдение, притиснувшись друг к другу. Бомбшелл кругами натирал живот - весьма симпатичный живот, надо сказать. Прямо под животом начинались вываленные на свет шланги, протекавшие охладителем. Бомбшелл подобрал их и начал играть с длинными подвижными кончиками, то и дело пытаясь засунуть в них коготь. Вот этого уже вытерпеть было нельзя.
Кикбэк трансформировался и рванул с места. Шрапнель не отставал, и, стремясь обогнать конкурента, прямо в прыжке подсек тому ноги.
Перед судорожно стиснувшим несчастные шланги инсектиконом бухнулись оба его товарища, обдав страдальца жидкой грязью и илом. Яростная короткая драка закончилась тем, что Шрапнель победил и, оседлав брыкающегося Кикбэка, протянул жадные руки к гнездовому.
- Чего? - испуганно вскрикнул Бомбшелл, отпрыгнув на добрые пару шагов.
- Иди сюда-да, сладкая капелька-ка, - позвал его Шрапнель и захихикал, облизываясь.
Бомбшелл не успел достойно ответить, поскольку в этот момент Кикбэк изогнулся всем телом и сделал коронный удар обеими ногами. Даже нанесенный в прямоходящей альтформе этот удар был страшен. Шрапнель оказался в воздухе и вверх тормашками. Грянувшись с высоты обратно в грязь, он издал гневный вой пополам с шипением. Бобмбшелл почувствовал себя особенно неуютно, когда к нему двинулся сияющий визором Кикбэк, растопыривший жадные пальцы.
Обычно в их троице именно у Бомбшелла было весовой преимущество, но сейчас он чувствовал себя удивительно беспомощным. Устьица на животе отчаянно зудели, дергались, горели и бесконечно производили вязкую жидкость. Он беспокойно переступил на месте и попятился. За спиной у Кикбэка поднялся оскорбленный, но не побежденный Шрапнель и с яростным стрекотом бросился на гнездового. Бомбшелл чувствовал утомление. Пока эти идиоты грызлись друг с другом, будто не поделили пшеницу, он мучился ужасно. Пшеница. Ему было беспокойно и жрать тоже хотелось...
- Хочу пшеницы, - громко сказал он и цвиркнул на высокой вопросительной ноте.
Приятели тут же перестали грызть друг друга и уставились на него.
- Пшеницу и этих голубых цветочков, - тоскливо сказал Бомбшелл. - Жрать хочу.
Инсектиконы переглянулись и драпанули с места. Бомбшелл проводил их взглядом, плюхнулся на землю и начал тереться паховой пластиной о мягкий влажный мох. Он был прохладный и немного остужал его разогретые металлические части. Сам процесс трения тоже был приятен. Он вырубил оптику и сосредоточился на этом процессе. Руки сами собой вновь поднялись к животу и начали играть с устьицами как раньше со шлангами. Шлак, ему явно не хватало конечностей... ну или чьих-нибудь рук, которые могли бы взять на себя часть приятных задач.
Ему показалось, что прошло совсем немного времени, прежде чем рядом раздался топот. Включив видеозахват, он обнаружил, что перед ним уже нетерпеливо переминаются недавние противники, сжимающие в руках охапки желтой пшеницы и мелких синих цветков, таких приятных на вкус. Он потянулся было к заманчивой еде, но приятели, видно, сговорились и дружно отступили.
- Что? - злобно фыркнул он. - Жрать хочу!
- А за брюшко-шко дашь пощупать-ать? - уточнил Шрапнель.
- Дам, - угрюмо вздохнул Бомбшелл и вновь потерся о мох.
Шрапнель немедленно шлепнулся перед ним на колени, предварительно отдав свою охапку Кикбэку. Тот предусмотрительно обошел жадно наблюдающего за ним Бомбшелла, встал у него за спиной и заманчиво свесил вниз первый пучок колосьев. Бомбшелл алчно щелкнул челюстями и подался вверх. Кикбэк тихо засмеялся, позволил ему выхватить добычу и погладил его по шее.
Пока большой инсектикон занимался набиванием камеры переработки, приятели успели обласкать его со всех сторон. Он чувствовал теплое и жадное биение их мыслей, занятых желанием устроить ему хороший свальный интерфейс, и ему жутко нравилось то, что среди всех этих мыслей скользило восхищение им самим, его телом и его поведением. Он послал им в ответ смутный образ довольного и натрахавшегося трансформера, намекая, что не прочь бы оказаться в этой роли. Шрапнель радостно цокнул и перестал осторожно исследовать его, тут же перейдя к более решительным действиям.
Бомбшелл периодически издавал стоны пополам с мычанием, когда длинный язык забирался в его дрожащие устьица. А когда еда закончилась, он застонал от разочарования. Впрочем, пожалуй, ему не нужно было больше еды. Нет, ему определенно хотелось с кем-нибудь попутаться проводами.
Кикбэк у него за спиной опустился на колени и обхватил тяжелого приятеля подмышками поперек груди. После чего сильно куснул под шлемом. Бобмшелл протестующе завизжал, выгибаясь в объятиях. Шрапнель оторвался от слизывания и ласково провел заостренными кончиками пальцев по его горячему животу. Перевозбужденные устьица инсектикона немедленно раскрылись в ответ на прикосновение. Шрапнель пихнул его колени в стороны, подался вперед, навалился на слабо сопротивляющегося гнездового, и его собственные устьица с липкими краями намертво присосались куда положено. Тонкие электропроводящие ворсинки соприкоснулись друг с другом, Бомбшелл опять взвизгнул и забился всем телом. Впрочем, сдвоенные усилия инсектиконов удерживали его в нужной позиции. Кикбэк утянул его шланги куда-то к себе назад и вроде бы даже нашел куда их сунуть. Бомбшелл заметался, взрывая ногами жидкую грязь. Его собственные руки скользили по плечам Шрапнели, хватались за широко разнесенные рога-антенны, слабо царапали гладкий металл. Шрапнель поднял голову, ухмыльнулся и потерся лицом о его маску, облизывая узкие решеточные щели. Бомбшелл издал низкое шипение. Это был предел соблазнительных звуков, на которые он был способен. Впрочем, Шрапнель оценил его усилия, поощрительно сграбастал гнездового под задницу, заодно меся грязь в огромном количестве, и задвигался всем корпусом. Не слишком сильно, чтобы не разорвать слипшиеся устьица, но достаточно для того, чтобы раздраженные ворсинки начали дико сбрасывать электричество. На антеннах уже вовсю скакали голубые огоньки, и Бомбшелл стонал от радости, когда эти огоньки пробегали по его пальцам. Кикбэк сзади урчал как генератор. Чувствовалось, что ему тоже хочется как можно скорее присоединиться к забаве. Шрапнель двинулся еще раз, ворсинки слаженно брызнули восхитительными искрами, и Бомбшелл почувствовал, что больше так не может. Без постоянной практики нетренированная интерфейс-система срабатывала с огромной скоростью. Бобмшелл почувствовал, как внизу живота наливается тугой клубок, а затем клубок ярко вспыхнул, дико напряженные пластины между бедер разошлись, и он слил прямо под себя в грязь. Переполненные смешанным наполнителем устьица с чпоканьем разлепились, давая трансформерам освободить друг друга.
Шрапнель с уханьем съехал вниз, наслаждаясь скольжением клейких створок по гладкому животу. Однако долго прохлаждаться ему не дали - Кикбэк отпустил свою приятную ношу, из-за чего Бомбшелл с обиженным скрежетом опрокинулся на спину. Шрапнель почувствовал, как его хлопают по нагретому заду, а потом тащат назад за антенны, вынуждая покинуть приятную лежанку. В другое время он бы треснул наглеца электричеством, но сейчас подчинился.
Отодвинувшись в сторону и прислонившись к бревну, он наблюдал, как Кикбэк задирает ноги товарища, разводит их под опасным для шарниров углом и некоторое время возится там, прежде чем опуститься на Бомбшелла всем корпусом. После этого Шрапнель увидел, что хитрый скакун пустил в дело еще и шланги - под его вздернутым от усердия задом болталась целая связка, в которой было непонятно, что кому принадлежит - настолько глубоко и естественно эти шланги уходили между ног Бомбшелла. Они так заманчиво пульсировали, что Шрапнель не смог держать руки при себе и быстро присоединился к наслаждающимся трансформерам. Сцапав эти шланги, он начал пережимать и массировать их. В ходе этого он сумел разобраться, что кому принадлежит - на сжатие обязательно кто-то один реагировал долгими восторженными стонами.
Наспех слепленная система обмена была столь совершенной, что даже когда все завершилось бурным сливом, на свободу вырвалось только несколько тугих струек - все остальное так и ушло в обмен по этим шлангами. Шрапнель недолго думая облизал залитые детали, а потом с чистой совестью улегся на спину ахнувшему гнездовому. Ему понравилась мысль о том, чтобы подержать Бомбшелла в таком положении еще немного. Сам для себя Шрапнель решил, что тоже однажды хочет так попробовать - после того как все закончится, не расцепляться с партнером, а подождать, прислушиваясь к себе. С виду это было даже забавно, во всяком случае Бомбшелл не возражал.
- Эй, Шрап, - наконец позвал Бомбшелл обычным скрипучим голосом.
- А? - коротко отозвался лидер, для удобства просовывая ладонь под живот Кикбэку.
Тот выгнул спину и потерся об него задницей.
- Я, конечно, благодарен, - сказал Бомбшелл, - но. Вы мою пшеницу не трогали, а?
- Ну, - глубокомысленно произнес Шрапнель. - Ну ты знаешь-ешь...
- Процессор сожгу, - вздохнул Бомбшелл.
Шрапнель извернулся, протянул свободную руку еще ниже и наставительно подергал за шланги, вызвав довольные вздохи у обоих трансформеров под собой. В ладонь ему пролилось немного их отработки.
- Позже сожгу, - подумав, сообщил Бомбшелл.
Кикбэк захихикал и, судя по звукам, пощекотал придавленного партнера. Шрапнель ухмыльнулся и на всякий случай подозрительно оглянулся, следя, не подбирается ли кто-нибудь к его гнезду. Нет, все было хорошо. Даже жрать не хотелось.
Приоритетную программу явно следовало расширить еще на одно понятие.

Вернуться к фанфикам