Косплей третьего уровня

Автор: Skjelle
Персонажи: Крэллок / Рэтчет
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp
Предупреждение: трупы, трупы, трупы... гхе-хе. Один труп. Десептиконы вытащены из канонов.
Краткое содержание: последствия модных увлечений. Решено посвятить DarkRatchet, но заказанного Джазза сюда вместить не удалось. Сюжет неожиданно срулил в сторону. Поэтому Джаззу очень, очень, очень повезло...

В ходе исторического развития Кибертрон, а вернее его обитатели, проходили через самые разные стадии увлечения чем попало, начиная с живописи и примитивной трехмерной скульптуры и заканчивая массовым сумасшествием по трекам звероботьей музыкальной команды.
Самым последним увлечением, заразившим умы простых жителей, стали холозаписи. Многосерийные истории с простеньким сюжетом повествовали о героическом походе отважных героев против какого-нибудь вселенского зла, в котором то и дело неуловимо проглядывали гнусные квинтессоньи черты. Герои же выглядели прекрасно однотипными идеалами, с зачастую совершенно недостижимыми для обычных кибертронцев пропорциями. Вообще-то с такими пропорциями нормально ходить было невозможно.
Неимоверно длинноногие, с узким "летящим" разрезом оптики, с декоративными элементами брони и смелой раскраской - герои уверенно разили мерзких злодеев, снова и снова спасая мир, галактику и заодно Вселенную от тотального уничтожения. Владельцы звучных имен красиво трансформировались во что-то мегаубойное под завораживающую музыку - и все это обязательно демонстрировалось с повторами, с трех разных ракурсов и в трех разных подсветках. С воплем вроде "иллюзорная волна всеобщего уничтожения!" герой начинал гвоздить бессильно плюющееся кислотой Зло, периодически ухитряясь еще и отпускать шуточки в адрес противника.
Популярность этих произведений сомнительного искусства была просто огромна.
Еще более огромной стала популярность так называемых "альтернаторов", начавших выходить на какой-то безвестной студии. Правообладатели оригинальных пленок плевались кислотой не хуже наказуемого Зла, но сделать с расползающейся заразой ничего не могли.
Благодаря неизвестным умельцам, торговые терминалы запестрели многочисленными обложками, на которых какого-нибудь известного героя как-нибудь изощренно воспитывало Зло. В основном с применением многочленных щупалец, медицинского инструментария, оружия и прочих интересных штучек, совать которые в трансформера просто неприлично. Культовые альтернаторы стояли на полочке у каждого уважающего себя "извращенца и психопата".
Путешествие на ярус запретных удовольствий, бои на платформе, возвращение Тентаклятора, Мунлайт и семь агресоров - все это были названия самых хитовых записей. Но, конечно, безусловным лидером считалась трехчасовая холо "Бар "Мокрая гаечка". Преисполнившиеся нездорового энтузиазма фанаты отгрохали на одном из нижних ярусов его точную копию, тщательно изучив не только холо, но и прилагавшиеся к ней дополнительные материалы. Естественно, такого угара как в холозаписи, тут не происходило, но показы новых серий альтернаторов устраивались регулярно, а в энергоне было гораздо больше запрещенных присадок, чем в стандартном клубе для всех и вся.
По слухам, бродившим среди законопослушных кибертронцев, в этот бар приходили еще и те, кому очень хотелось связаться с кем-нибудь на один раз, отринув правила приличия.
Рэтчету было несвойственно шляться по слабоосвещенным улицам в гордом одиночестве, однако некоторые его интересы иногда требовали таких рискованных отлучек. Бытие штатным медиком в его понимании представляло постоянное развитие. Талантливый ремонтник не может останавливаться на достигнутом уровне, он всегда должен искать путь к самосовершенствованию. Если для этого требуется договориться с кем-то и получить кое-что, произведенное вне официальных сборочных линий - почему бы и нет? У него была обширная сеть контактов, к нему порой приходили странные пациенты, он имел дело с апгрейдерами и искрофорсерами, он одним из первых получал неопробованные, но перспективные химикалии. Поэтому в данный момент он относительно бодро шел по одному из неспокойных районов, демонстративно повесив на себя два плазмомета так, чтобы ими можно было мгновенно воспользоваться. К некоторому его сожалению возможность использовать таковые пока что не подвернулась.
Место встречи традиционно было назначено в одной из многочисленных заправок, которые... тут Рэтчет вздохнул и усилием воли избавился от литературных штампов, всплывающих в процессоре как только речь заходила о заправках. В принципе, все эти штампы соответствовали истине, но было настолько утомительно пережевывать их снова и снова, что медик предпочел вообще от них избавиться. К тому же он считал назначение встреч в подобных местах проявлением дурновкусия. Еще ни один его поставщик не додумался пригласить медика в какое-нибудь более культурное место вроде постановочного зала, выставки или на худой конец заправки высокого класса. Нет, что вы, что вы - все они предпочитали таиться в самом темном углу самого низкопробного заведения, найти которое у них хватало процессорных мощностей. Уники поставщиков Рэтчет не считал, поэтому насчет ограниченных платежных способностей домыслов не строил.
Добравшись до заправки, медик плюхнулся на выбранное место, вызвал расширенное меню и придирчиво изучил, что входит в составы предлагаемых здесь взгонок и взвесей. Все выглядело крайне сомнительно за исключением двух позиций, одну из которых медик и выбрал в конечном итоге.
Меланхолично помешивая варево тонким заборником, прилагающимся к каждому напитку, он дожидался поставщика, ради развлечения прикидывая, на сколько тот опоздает.
К удивлению Рэтчета поставщик явился ровно в назначенное время. Плюхнувшись рядом с медиком, он невнятно пробурчал приветствие, вызвал голографический образ меню и старательно за ним спрятался. Не выглядывая из-за полупрозрачной завесы, он громким шепотом начал разговор. Рэтчет позволил себе тонкую улыбочку, а внутренне и вовсе ухмыльнулся по поводу дешевых шпионских приемов, однако поддержал навязанную игру. К соглашению они пришли довольно быстро, и облегченно вздохнувший всеми системами вентиляции поставщик откинулся на спинку кресла.
- Прекрасно, - подытожил Рэтчет. - Когда я смогу забрать мой товар?
- Ээ, - поставщик снова наклонился вперед и оперся на локти. - Не так все быстро, дорогой клиент.
- Что значит не так быстро? - холодно поинтересовался Рэтчет. - Если я что-то заказываю, я хочу это именно быстро.
- Один момент, - поставщик важно поднял палец и покачал им из стороны в сторону.
Рэтчет невольно зацепился взглядом за палец, и почти не удивился, когда в неожиданно замедлившемся режиме увидел, как верхняя фаланга откидывается назад, высвобождая спрятанное под ней...
Что именно там было спрятано, он рассмотреть не успел.
Выход в онлайн наградил его неприятным эффектом потери ориентации. Так всегда бывало, когда процессор неожиданно отключался и потом так же неожиданно запускался вновь. В основном пара "отключение-включение" происходила отнюдь не по желанию самого трансформера.
Рэтчету удалось подавить автоматическое сокращение сервоприводов. Ну по крайней мере процентов на девяносто семь. Однако оставшихся трех процентов хватило, чтобы его услышали. А он, соответственно, сразу услышал чужое движение.
- Привет, красавец, - поприветствовал его незнакомый голос.
Рэтчет покрутил головой, но плотная наклейка на линзах не давала никаких шансов разглядеть говорящего. К тому же она была не просто из куска литилена. Здесь явно находилось несколько слоев, блокирующих полный спектр зрения во всех диапазонах. Рэтчет на всякий случай оскалился.
- Оо какой злющий характер, - искренне обрадовался говорящий. - Ну-ка, скажи, ты меня сейчас ненавидишь?
- А то! - подтвердил Рэтчет сиплым от злости голосом. И неожиданно с некоторым удивлением понял, что действительно ненавидит этого незнакомца, хотя даже не знает, какова его роль в теперешнем положении медика. Да ладно, наверняка самая паскудная! Раздавить бы гада!
- Верю, верю, - тихо засмеялся собеседник, и его рука неожиданно коснулась груди Рэтчета. - А остальные чувства такие же сильные, а?
Рэтчет задергался, пробуя кандалы на прочность. Он хотя бы не лежал, а стоял - и то энергон. Жаль, что невидимый болтун не пожелал потрогать его за лицо - разу бы половины пальцев лишился! Рэтчет в очередной раз дернулся, и из его вокалайзеров вырвалось утробное рычание, напугавшее даже его самого. Он замолчал, часто гоняя воздух по вентиляции.
- Очень злющщий, - довольно прошипел незримый гаденыш.
Рука начала опускаться ниже, и Рэтчет буквально заизвивался, неожиданно почувствовав острый приступ нервозности. Ему жутко не нравилось, что его смеют касаться, что его совершенное тело лапают какие-то грязные руки. Медик вновь зарычал и дернул головой, вхолостую клацая дентопластинами. Неизвестный в ответ поцокал языком, погладил автобота по животу и вкрадчиво, если так можно сказать о прикосновениях, спустился к самой интимной области. Рэтчет попробовал приподнять на кончики стоп, уходя от возмутительного домогательства, но не преуспел. Вытянувшись в струнку, он добился только одобрительного хихиканья от своего мучителя. Последний на что-то нажал, и паховая броня с радостным щелканьем разошлась. Рэтчет едва не подавился холодным воздухом от изумления и возмущения. Подлая реакция собственной брони произошла совершенно без его участия и даже вопреки его желанию. Во всяком случае он точно не собирался ни перед кем раскрываться.
Пока все эти мысли вихрем неслись через его процессор, неизвестный не тратил время зря, и очень глубоко засунул пальцы куда-то в промежутки между подвижными внутренними сегментами. Рэтчета поразило, как легко разошлись пресловутые сегменты, и как удобно скользнули между них явно немаленькие пальцы. Неизвестный подвигал ими, и Рэтчет мысленно взвыл - как он осознал мгновение спустя, вокалайзеры его с готовностью издали тот же вопль, разве что немного потише. Паскудный исследователь издал странный звук, будто то ли смачно лизнул что-то, то ли вообще причмокнул. После этого он уже традиционно захихикал.
- Чтоб ты собственной левой ступней подавился, гаденыш ржавый, - прошипел Рэтчет с ненавистью, изрядно приправленной беспокойством, и оттого еще более острой.
Пальцы его откровенно волновали, причем нельзя сказать что с отрицательной стороны. Впрочем, если считать интерфейсовое домогательство физически отвратительным, то это, конечно, было отрицательное волнение... Рэтчет запутался в собственных умопостроениях и вместо этого выдал откровенный стон. Создавалось такое ощущение, что у него прохудились маслопроводы, а вернее - что какой-то умелец сделал прямую связь между стимуляцией сенсорных датчиков и участками нейронных цепей, отвечающими за работу гидравлики. А сами датчики настроил так, что любое прикосновение вызывало острую необходимость блаженно задергать ногами. Рэтчет содрогнулся, рванулся в сторону, но так же тщетно.
Неизвестный громко вздохнул и сунул пальцы под капот медика - где пластины брони находили друг на друга, образуя гибкое сочленение. Рэтчет издал протестующий звук, однако уже не смог убедить себя в неприятности происходящего. Анонимная падла аккуратно засунула сначала пальцы, а затем и всю кисть руки под разогретую броню. Рэтчет запрокинул голову, стукнулся шлемом о теплую стену и часто задышал, гоняя воздух по всем системам. Ему сделалось просто неимоверно жарко, а естественные опасения быть покалеченным куда-то испарились. Он быстро качнул бедрами, пробуя заставить нарисовавшегося партнера сильнее потереть датчики. Еще, еще, еще... Медик уже чувствовал приближение бурной перезагрузки. Оторвать голову этому кривому болту он еще успеет, а пока что... ооо...
- Хватит, хватит, драгоценный мой, - неожиданно резюмировал до сих пор удивительно молчаливый гад. - Расслабься и подумай о чем-нибудь постороннем.
Почувствовав, как его лишают приятных игрушек, Рэтчет яростно взвизгнул.
- Ты, кусок хлама, а ну быстро засунь обратно! - гаркнул медик с неожиданной для себя бешеной жаждой.
Вместо этого его начали отстегивать от стенки, хитро при этом переводя в блокираторы. Рэтчет умудрился воспроизвести весь спектр звуков, издаваемых разозленными звероформерами, попытался укусить неизвестного, активно лягался, выкручивался и пару раз наудачу плюнул антифризом. Все эти этюды из жизни сопротивленцев не возымели особого действия, и Рэтчету пришлось тащиться неизвестно куда, будучи нещадно подгоняемым тычками в спину. Правда, следует отдать должное деликатности сопровождающего, - тычки не были болезненными. Скорее носили упреждающий характер.
К сожалению Рэтчету так и не удалось избавиться от наклейки, и маршрут путешествия остался неведомым. Единственное, что он мог определить - это общий характер их пути. Они все время шли по коммуникациям, проложенным глубоко под поверхностью официального первого яруса. Потом они вроде бы поднялись до минус третьего яруса и снова пошли куда-то в неизвестное далеко. Как Рэтчет ни старался, уловить чужие энергетические следы он не смог. Местами приходилось идти очень осторожно, и проводник заставлял его обходить какие-то невнятные кучи. Дважды Рэтчет вляпался в холодные лужи. Его передернуло от гадливости - неизвестно какой состав жидкостей там был. Медик не удивился бы, если бы оказалось, что это выпущенный из кого-то энергон.
А потом чужие сигналы заполнили все пространство, доносясь из-за какой-то преграды, и неизвестный положил руку ему на плечо, вынуждая остановиться.
- Ну, дорогой мой, у тебя сейчас две задачи, - сообщил он. - Подтвердить высокий класс новой модификации и... не умереть.
Обалдевший медик услышал шипение сдвигающейся дверной панели, а затем с него сдернули блокираторы и отвесили мощного шлепка по заду, от которого он с визгом пробежался вперед, путаясь в собственных ногах.
Сорвав повязку, Рэтчет яростно огляделся, и тут же застыл на месте. О Праймас, он куда-то влип.
Здесь было полно народу, и у всех были подозрительные злобные хари. Упомянутые хари посвечивали красной или желтой оптикой, а владельцы харь были закованы в темную тяжелую броню и сжимали в руках какие-то инструменты, больше смахивающие на орудия убийства. Больше всего смахивало на то, что он попал в нелегальную форсерную. Рэтчет почти ощутил, как его разбирают на запчасти. Постепенно разговоры стихали, и он почувствовал себя центром общего недоброжелательного внимания.
- Прошу прощения, - сказал он и едва не поперхнулся, услышав тонкий звон в собственном голосе. - Я... попал сюда по ошибке. Считайте, меня тут не было.
Он попятился и неожиданно услышал за спиной громкий лязг. Резко обернувшись, Рэтчет понял, что путь назад отрезан. Там возвышался какой-то неприятный с виду нейтрал, упиравшийся рукой в тяжелую несущую опору.
- Куда-то собрался? - нейтрал поднял надлинзовые щитки.
- Извиняюсь, - чуть раздраженно сказал Рэтчет, намереваясь проскользнуть мимо.
Нейтрал вытянул свободную руку, перегораживая дорогу. Рэтчет быстро попятился, но теперь залязгало со всех сторон, и когда он лихорадочно оглянулся, то обнаружил, что попал в плотное окружение.
Трансформеры сошлись как можно ближе, стиснув кольцо до предела, и молча рассматривали безоружного и явно растерянного посетителя. Создавалось впечатление, что перед ними стоит оживший герой холо. Длинные ноги в чехлах защитной пленки, высокий капот, хорошо очерченный бампер, стремительные линии корпуса... Большие линзы странной формы испуганно мерцали, а точеные губы... мм... Посетители сдвинулись еще плотнее, скрежеща широкими плечами. Автобот вовсе не напоминал фемку и не казался хлюпиком - во всяком случае, не больше, чем все автоботы - однако его вид наводил на сладостные размышления, от которых джамперы ощетинивались штекерами прямо под защитой. Белая броня, украшенная отдельными красными отметинами выглядела как результат многочисленного посещения тюнинговочных, где один сеанс стоит целое состояние. И еще - от него шла целая генерация призывных импульсов, сопровождаемых таким же влекущим ароматом смазки. Все в точности, как в записях. Автобот переступил на месте и вроде бы неуловимо, но как-то очень естественно качнул задним бампером.
- Эй, хорошенький, ты что здесь делаешь? - наконец поинтересовался Вайлдфлай.
- Я... - начал Рэтчет.
- Да какая разница! - не выдержал Зажим, выдираясь из рядов товарищей. - Флай, ты серьезно хочешь знать? Ты глянь, это ж чистый Мунлайт! Вздрючим его!
- Дааа! - заорали трансформеры, разом превращаясь в похотливую толпу.
Рэтчет возопил от ужаса, но его крик растворился в общем шуме. Его подхватили на руки, крепко удерживая и одновременно стараясь не попортить сверкающую броню. Протащив медика через половину ангара, его водрузили на верстак, больше всего смахивающий на пыточный агрегат. Блокираторы щелкнули, надежно скрепляя дрожащие от напряжения руки медика за его головой. Ноги ему приковывать не стали, и Рэтчет без малейшего раздумья начал лягаться. Впрочем, несколько мгновений спустя его перехватили, и так же осторожно, но сильно сжали за щиколотки и колени. Едва его ноги - стройные ножки, как он видел теперь - приняли полусогнутое положение, как броня в паху щелкнула и разошлась. В точности, как у героев альтернаторов. Десептиконы, нейтралы и прочий сброд одобрительно загалдели. Рэтчет задрожал и пустил несколько капель смазки, обильно вырабатываемой его новым телом.
Крэллок подошел к разложенному на столе красавчику и провел когтистым пальцем по наполовину раскрытым лепесткам. Пленник снова заизвивался, из вокалайзеров у него вырвался сдавленный писк, а линзы, казалось, расширились.
- Друзья, для меня это огромная честь, - выразительно сказал рептилиум. - Я постараюсь сделать из этого незабываемое представление.
Рэтчет молча извивался, чувствуя, что если потеряет контроль над вокалайзерами, то начнет недостойно скулить. Новая конструкция его систем вновь подтвердила статус безумно отзывчивой - под тонкими пластинами было напихано такое количество сенсорных датчиков, что в процессоре начинался белый шум от сильных надавливаний.
Рептилиум зацепил тонкий край последней защитной секции и потянул вверх. Пластина тихо щелкнула и поднялась, обнажая порты доступа и крохотные разъемы для диагност-подключений. Автоботский медик молча перенес обычное подключение, но когда ящеркон выпустил длинные контактные иглы, Рэтчет взвыл.
- Не надо-о! - орал автобот, отчаянно двигая бедрами и пытаясь просочиться сквозь пласт-плиту. - Я не могу-у! Горячо! Ааах!
- О-ох... мм... - вторил ему Крэллок. - Какая тонкая настройка... Восхитительно...
Рэтчет дрожал от переполнявших его ощущений. Горячее колотье разбегалось по всей нервной системе, и он просто пылал от этого вторжения. Внутренности начали дергаться, вдоль спины прокатился щекочущий разряд, заставляя выгибаться. Он запрокинул голову и издал протяжный стон, в котором отчаяние и злоба перемешались со страстью. А потом последняя игла мягко соединилась с контактной точкой. Рэтчет только успел почувствовать, как его брандмауэры сгорают, и последовал взрыв. Медик завопил, чувствуя, как в нем активируются до сих пор не выдававшие себя импланты. Разряд, разряд, еще разряд... Ему казалось, что он перезагружается от каждой вспышки, но блаженного оффлайна все не наступало.
Кончиками пальцев он вцепился в края верстака, потому что от усилий партнера его попросту мотало туда-сюда. Не в силах терпеть, он стиснул ногами бедра рептилиума, и выскользнувшие на свободу лезвия вошли в чужую броню как в ржавчину.
- Сладкая игрушечка, - прохрипел Крэллок, гладя его и не чувствуя, как из порванных энергопроводов льется моментально сгустившееся топливо.
- Оо, Прааймааас!
Рэтчет завизжал, рванулся вверх, и под раздирающий скрежет железа освободил руки. Не отдавая себе отчета, он автоматически вцепился в спинные накладки трансформера. В локтевых и запястных суставах что-то с хрустом двинулось, застряло и рванулось вперед. Продолжая визжать от нестерпимого блаженства, Рэтчет инстинктивно рванул скрюченные пальцы в разные стороны.
И трансформер, прижавшийся к нему в порыве неуемной страсти, развалился напополам.
Правая половина отделилась вместе с головой, левая унесла с собой лопнувшую камеру центрального энергогенератора. Оставшаяся неповрежденной тазовая область несколько раз судорожно дернулась, провода передали остаточное напряжение и обмякли.
- Оо... - на остатках выносливости вокалайзеров простонал Рэтчет и замолчал.
Он все еще не мог понять, что только что произошло. Ему было безумно хорошо, и никак не получалось осознать, почему в паху все еще находится тяжесть, а на груди уже стало так легко. И что это липкое, теплое, густое покрывает его почти с ног до головы. Он машинально облизнулся и почувствовал острый, колющий иголочками привкус. Что... Вот ржа, неужто нетерпеливые претенденты на автоботское тело пристрелили счастливчика, не дожидаясь пока тот закончит?
Рэтчет с большим усилием разжал стиснутые пальцы и почувствовал, что не может их вытащить. Не задумываясь, он резко дернул кистями, и до его датчиков долетел пронзительный скрип рвущегося металла. Свобода пришла сразу же. Все еще слегка недоумевая, Рэтчет поднял руки и остановившимся взглядом уставился на свои пальцы. Прямо из первых фаланг выходили неимоверно длинные лезвия с истончающейся до предела кромкой по обе стороны.
- Юникрон меня сожри, если это не Мунлайт Немезис! - восторженно прошипел кто-то в наступившей тишине. - Третий уровень!
Рэтчет сел, вызвав громкие - и даже чуть напуганные - вздохи и оглянулся. На него пялились десятки линз и десятки визоров, в которых смешивалось благоговение, восхищение, страх и неугасимая похоть. Все еще находясь в состоянии шока, Рэтчет ободрал протянувшиеся попрек корпуса провода, потом обеими руками схватился за прицепленную к нему нижнюю половину трансформера и отчаянно рванул. Кабели частью выскочили из гнезд, частью лопнули. Штекеры остались неподвижны. Медик рванул еще раз, приложив для этого отчаянное усилие, и наконец-то освободился. Остатки чужих деталей он выковырял из себя с тупым упорством маньяка.
А в это время в процессоре бились и звенели мгновенно выстраиваемые логические цепочки. Мунлайт - обычный герой холо, изгоняющий Павших; Мунлайт-альтернатор - жертва озабоченных охотников за супер-оружием, невинная гаечка; Мунлайт Немезис - герой альтернатора-сиквела, напичканный вирусами охотников и хаотично апгрейднувшийся в похотливую бестию, отрывающую голову партнерам по окончании процесса...
И какой-то долбанутый на весь процессор инженерный гений переконфигурировал его в последнюю версию.
Покончив с важным и нужным делом самоосознания, он поджал ноги, оглянулся и медленно поднялся, сразу же выпрямившись во весь рост.
- Ну, - хрипло сказал он, обводя взглядом застывших вокруг верстака трансформеров. - Кто хочет... - он запнулся, однако потом подобрал верное слово, - ...рискнуть?
- Я! - выдохнула дюжина глоток.
Но вперед успел выйти только один, а остальные уступили с завистливым рычанием. Рэтчет нервно вздохнул, подивившись, сколько народу готовы с большой долей вероятности расстаться с жизнью, только чтобы трахнуть ожившего героя холо. Еще он вспомнил, как уклонялся от поползновений собственных товарищей - близнецов, Айронхайда, Тракса, Джазза... Особенно настойчивым был последний, прямо-таки норовя запрыгнуть на медика, едва тот отвернется и наклонится над своими инструментами. Окажись он здесь и сейчас, его вряд ли обрадовала бы нарисовавшаяся перспектива.
- Хорошо, - так же хрипло сказал он, аккуратно садясь на стол и раздвигая колени. Взгляды трансформеров опустились, неотрывно следуя за его раскрытым пахом. - Иди сюда, раз такой храбрый.
Рэтчет запрокинул голову, выставляя на общее обозрение напряженную шею, и томно приоткрыл рот.
В челюстях что-то тихо щелкнуло, и часть дентопластин начала стремительно вытягиваться, превращаясь в длинные клыки.

Вернуться к фанфикам