Детонатор

Автор: Skjelle
Персонажи: падальщики/Фулкрум
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp
Краткое содержание: у Фулкрума внезапно возникают проблемы, напрямую касающиеся его опасной альтформы. Приходится иметь дело с этими проблемами во весь рост.
Комментарий: строго говоря команда десептиконов - это мусорщики, scavengers. Однако учитывая то, что копаются они не просто в мусоре, а в трупах, то падальщиками они смотрятся лучше.

О десантниках К-группы толком не было известно ничего. Ну за исключением того, что абсолютно все они были вынужденными самоубийцами, чей прыжок даже с небольшой высоты превращал десантника в боеголовку. И всё. Большой бум.
Фулкрум честно и без оговорок считал, что ему шлаковски, просто-таки юникроновски повезло. Он не только избежал участи разлететься поражающими осколками в радиусе пары сотен метров, но и избежал щедрых объятий карательной Дивизии. Более того, ему не пришлось приносить себя в жертву. Наконец, он оказался счастливым образом избавлен от детонатора, угрожавшего его и без того незавидному положению. Плюс компания нормальных... нет, адекватных... хотя тоже нет... В общем, компания других десептиконов, которых объединяли чуть ли не самые теплые отношения. Доставшийся им шикарный корабль тоже заслуживал внимания.
Короче говоря, жизнь налаживалась.
Но никто не знал о десантниках К-группы ничего, и никто не мог предсказать, что будет происходить с тем, кто так и не смог выполнить свою единственную миссию, после которой его существование не предполагалось. Поэтому Фулкрум испытывал легкое беспокойство. Действительно легкое в сравнении с тем, что он и так оказался еще больше микросхемами наружу, чем вечно недовольный Крэнкейс. Хотя... Неизвестно еще, что лучше - ходить с выставленной на всеобщее обозрение искрой или демонстрировать всем наполовину снесенный шлем и все что под ним. Уф.
В этом смысле найденный безымянный дредноут (Супермегадестроерный Могучий Крушитель, если все-таки уступить экстатическим восторгам Мисфайра) оказался очень кстати. Несмотря на все запиханные в него стремные и страшные вещи, корабль дал возможность подлататься каждому. Впрочем, не каждый этим воспользовался. Крэнкейс заявил, что не может доверить свою голову оборудованию, на котором выращивали деревянных роботов. Фулкрум же с удовольствием подновил броню, при этом борясь с желанием сделать ее совсем бронебойной. Сам он был хоть и прочный, но легкий, и в сравнении с новыми тяжеловесными приятелями выглядел мелко и несерьезно. Впрочем, не стоило же ждать, что его модификация будет солидной и увесистой. К-группу не для того собирали...
Так или иначе его мысли снова и снова возвращались к этому неприятному периоду. Несмотря на то, что детонатора в нем больше не было - спасибо гениальным рукам опасного психа - какое-то неудобное чувство все равно сохранялось. Периодически его Искра словно делалась больше и тяжелее, начинала тяжело и быстро пульсировать. Ладно. Если честно и откровенно говоря - это пугало. Хорошо, что успокаивалась она быстро. Однако он чувствовал, что в эти моменты не просто подозрительно быстро нагревается всем корпусом, но еще и начинает генерировать какое-то странное излучение. Странное не потому что неопределимое - на самом деле это была всего лишь серия быстрых электромагнитных импульсов узкофокусного действия - а потому что бессмысленное и не поддающееся логичному трактованию.
В конце концов он списал это на побочный эффект от бьющейся Искры. А само явление искробиения сам для себя обосновал как остаточное влияние от так и не сработавшей трансформации. В конце концов, ведь именно Искра и являлась тем самым источником мощной энергии, который при взрыве в пределах корпуса начинал крушить все вокруг. Хорошо, что теперь такая возможность была исключена.
По умному надо было бы обратиться к тому же Спинистеру и попросить его покопаться в начинке. Однако памятуя о загонах винтолета, Фулкрум сначала долго сомневался, а потом и вовсе решил, что лучше отложить вопрос до момент обострения. Если станет совсем худо, его по крайней мере не будет мучить паранойя, что сейчас Спинистер решит, что Искра его выглядит подозрительно, и с размаху влепит по ней из личного оружия. Брр.
Корабль засел на месте падения прочно, и вырваться на нем в первые же пару солярных циклов не удалось. Команда падальщиков взялась за ремонт с энтузиазмом, который сложно было ожидать от таких разгильдяев и раздолбаев. Фулкрум в меру возможностей помогал им, в основном занимаясь ползаньем по слишком узким для Крэнкейса техническим ходам и подтягиванием тонкой машинерии, ориентируясь на указания механика. Еще он регулярно наведывался к Кроку, который занял почетное место на ремонтной платформе, и чья голова был облеплена кучей важной механики. Ну и наконец именно за Фулкрумом с занятной настойчивостью таскался утративший мыслительные функции Гримлок. Периодически здоровенный трансформер буквально сшибал с ног десантника и всякий раз пытался что-то извинительно мычать. А еще он тонко чуял, когда Искра Фулкрума начинала свои выкрутасы, и буквально садился десантнику на покрышки, беспокойно рыча в низком диапазоне.
Скучать было определенно некогда.
- Эй, камикадзе! - окрик Крэнкейса отвлек Фулкрума от пространных размышлений. - Ты там застрял что ли? Или тебя трансформирует в дерево?
- Ха! Все нормально! - бодро отозвался десантник. - Еще пара швов, и на этом участке все будет готово!
- Собралось тут оптимистов, - заворчал Крэнкейс. - Лады, как закончишь, выбирайся и пошли наружу! Эти энтузиасты опять желают сидеть у костра. Только топливо тратят!
Фулкрум хмыкнул, а потом и заржал в голос, представив себе физиономию Крэнкейса, жмотничающего на корабельные запасы топлива. Отсмеявшись и залив герметиком мелкие пробоины, он двинул назад.
Даже с учетом его облегченной конструкции развернуться тут было невозможно и приходилось пятиться, иногда цепляя спиной выступы где-то сверху. Наверное тут должна была иметь место толпа ремонтных инсекто-дронов, не могли же прежние владельцы дредноута сами тут ползать?
На последних нескольких метрах он застрял. Ноги и задница уже свесились из технического хода, а вот плечи и голова не проходили. Фулкрум недовольно дрыгнулся и тут же почувствовал, как его хватают за лодыжку и тянут вниз.
- Осторожнее! - возопил десантник. - Куда так резко?
- Да не боись, сейчас уже не взорвешься, - фыркнул Крэнкейс. - Опа!
- Ржа возьми!
Фулкрум выскочил из ловушки как снаряд из погрузочного люка. Тьфу, шлак, опять эти ассоциации... И вдобавок Искра снова яростно дрогнула - и еще раз, и еще. Электромагнитный импульс тоже не замедлил себя ждать. Только вот на этот раз он не ушел куда попало, а прямиком достался первому стоящему на его пути трансформеру. Крэнкейс передернулся и подозрительно сверкнул визором. Фулкрум с самым честным и невинным видом решительно почистился и вопросительно глянул на механика. Тот секунду смотрел на него в упор, но затем фыркнул и расслабился.
- У тебя ничего не сбоит? - уточнил он, направляясь к выходу.
- Чего? - удивился Фулкрум, догоняя его. - В смысле сбоит?
- Показалось значит, - резюмировал Крэнкейс. - Осторожно, тут мыслящий полип.
- Бррр.

Посиделки у костра традиционно превратились в длинную беседу о смысле жизни и вообще, щедро перемежаемую байками, а так же лирическими отступлениями в исполнении Мисфайра. Фулкрум тоже поднапряг процессор и вспомнил несколько забавных случаев из своей до-десантной жизни. Надо же, оказывается, и ему было чем похвастаться, а то что-то совсем грустно выглядели его заслуги на фоне остальных. В отличие от них у него, конечно, не было послужного списка и зарубок на броне по одной на каждый десяток врагов. Вообще-то у него даже оружия не имелось. Он сам по себе должен был стать одноразовым оружием десептиконского возмездия непокорным. Уххх.
- ...так что мы из них выложили натурально посадочную полосу, - жизнерадостно окончил он повествование о нехватке материалов на строительство фопроста и удачно использованном избытке автоботского населения, имевшего несчастье оказаться в этом же месте.
- Уважаю! - коротко высказался Крэнкейс.
Спинистер молча показал большой палец, а Мисфайр на волне энтузиазма и хорошего настроения немедленно разразился еще одной историей, но уже не из своего личного опыта, а из третьих рук, куда она попала, будучи рассказанной одним хорошо знакомым ему трансформером... В общем, явно какая-то брехня, но веселая.
Когда запас историй подошел к концу, а костер начал медленно затухать, жадно облизывая последние химические блоки, Мисфайр заявил, что всем нужен отдых, чтобы к новому восходу местной звезды быть полными сил и готовыми совершать подвиги. Фулкрум вновь испытал легкое чувство иррациональности происходящего - он никак не мог привыкнуть к некоторым их закидонам, например, вот к этому бессмысленному утверждению о необходимости регулярного отдыха во время отсутствия освещения. Ведь для восстановления сил нужно было всего лишь заправиться энергоном. Ну может быть в крайнем случае подзарядиться от тех же корабельных систем, но это прямо уже вообще на случай крайнего истощения. Однако остальные десептиконы тут же загомонили, что это прекрасная идея и начали энергично готовиться к перезарядке на открытой местности.
Задавив чувство смущения от нелепости ситуации, Фулкрум присоединился к общественным поискам наиболее удобной ямки и даже поучаствовал в разгребании обломков, чтобы как следует "подготовить гнездо" опять-таки по выражению Мисфайра. Крэнкейс тут же возразил, что ему необходим бункер, а Спинистер согласился на нору.
- А ты что будешь строить, Отважный Подбородок? - со смешком поинтересовался Мисфайр.
- Я как-нибудь так, - Фулкрум пошевелил пальцами. - Натурально. Кстати, Гримлок где?
- Дрыхнет в отсеке с эпидермисом, - отозвался Крэнкейс. - Мне кажется, он его втихую жрет.
- Кто кого? - изумился Мисфайр. - Эпидермис Гримлока или?...
- Ну ты покрышка дырявая, - с удовольствием сказал Крэнкейс. - У кого тут полбашки снесено?
- Ну не у меня, - важно сказал Мисфайр.
Фулкрум сдавленно заржал и улегся на твердую землю, наслаждаясь теплом, растекающимся от прокаленной почвы под костром. Главарь их маленькой банды еще некоторое время доказывал вяло отбрыкивающемуся механику, что это очень важно - точно знать, кто именно кого ест под покровом темноты, но через некоторое время угомонился. Последним проявлением активности было бурчание Спинистера насчет всяких подозрительных костров, которые то смотрят, а то не смотрят, и это делает их вдвойне подозрительными.
Наконец воцарилась тишина.
Десантник совершенно честно запустил дефрагментацию, чистку, вторичную проверку и еще несколько рутинных процедур, требовавших некоторое количество свободного времени. Но когда все они были выполнены, он откровенно заскучал. Больше всего ему хотелось вернуться на корабль и заняться там чем-нибудь полезным. С другой стороны, оставаться в одиночку на этом экспериментальном полигоне... нет, пожалуй не стоит. Еще и Гримлок там где-то бродит, кто его знает, какие инстинкты копошатся в отформатированном процессоре.
Фулкрум перевернулся на спину и снова почувствовал судорожное биение, почти трепетание в собственной груди. Шлак. Наверное, все-таки придется во всем признаться и сдаться Спинистеру. Вообще, чего тянуть-то, можно прям сейчас сдаться. Где там этот винтолетный...
Ровно в тот момент, когда он подумал о гениальном умственно-неполноценном хирурге, с места его парковки раздался шорох и скрежет. Нет, если серьезно, это было до шарктиконов громкое лязганье и рокот сервоприводов, сопровождающий движение большого трансформера. При этом никто из присутствующих не среагировал. Видать, выставляли настройки, позволяющие игнорировать грохот, издаваемый товарищами по габаритам. Фулкрум перекатился на бок и приподнялся на локте - как раз чтобы успеть увидеть, как поднявшийся Спинистер вразвалочку идет к... к чему? Явно не к кораблю. Просто куда-то в сторону скал. Идет, идет и скрывается за ними. А потом снова настала тишина, ни одна зараза не дернулась.
Фулкрум задумчиво пялился на скалы, сам не зная, чего хочет там увидеть - то ли зарево новой эры, то ли ядерную вспышку.
Вообще-то порядочного трансформера не должно было интересовать, куда это по планетнарным ночам уходит товарищ. Но то порядочного трансформера, а вот порядочный десептикон... Фулкрум ухмыльнулся, бесшумно сел и так же бесшумно встал. Он и для своих-то всегда двигался пугающе беззвучно, а для здоровых боевиков должен был превратиться в неощутимую тень.
Повторив путь, проделанный Спинистером, уже у самых скал Фулкрум слегка притормозил и перешел на крадущийся шаг. Да уж, его личный тренер мог бы гордиться успехами подопечного. Мысленно себя вознаградив, Фулкрум прислушался, и определил предполагаемое местонахождение винтолета. Отчетливое позвякивание выдавало того с головой. Неприятно ухмыляясь, Фулкрум проследовал на звук, выбрал стратегически пригодную скалу и очень осторожно из-за нее выглянул, подкрутив видеозахват в форсированный режим.
Настройка длилась несколько секунд, а затем Фулкрум почувствовал, что сейчас его топливный насос от изумления прекратит работать. Здоровенный винтолет сидел на земле, опираясь на камень и широко раскинув колени. Визор у него полыхал так, словно передавал не просто свет искры, а показывал дорогу в Плавильни. Неизвестно, что именно видел запрокинувший голову тяжеловес, однако чем он занимался - это Фулкрум увидел очень даже замечательно. Тяжело гоняющий вентиляцию десептикон самозабвенно игрался с собственным джампером. Развернутые во всю длину контакты лихорадочно щелкали в прохладном воздухе, обильно просыпая искры. Подвижные соединительные элементы двигались с такой энергией, будто уже находились в чьем-то корпусе и искали, куда приткнуться поудобнее. Про шланги, которых в составе столь могучего комплекса оказалось аж три, и говорить не стоило. Их явно переполняло всем, что мог иметь в запасе жидкостей такой здоровенный трансформер. Кольца ограничителей яростно подсвечивали всю эту феерию. Спинистер то стискивал шланги в кулаке и с силой оттягивал их, то щелкал электричеством по напряженно вздрагивающим головкам переходников, а то и вовсе собирал всю машинерию в ладонь и начинал выкручивать, пока из шлангов не брызгало. В общем, если бы не его тяжелое дыхание и сладостные вздрагивания всем телом, можно было бы подумать, что тут происходит членовредительство.
Фулкрум никак не мог заставить себя отвернуться или хотя бы отвести взгляд. Лихорадочно скачущие мысли в основном крутились вокруг вопроса - а что в таком случае должен сделать порядочный десептикон? Настоящий боевик, выдравший каждую планету в радиусе нескольких гиперпрыжков? Может быть... Может надо помочь, а?
При одной мысли об этом Искра вновь натужно бухнула в груди, импульс сорвался с каждого сенсора, и задохнувшийся Фулкрум увидел, как Спинистер, оказавшийся на траектории импульса, со сдавленным рычанием выгибает спину и яростно стискивает задрожавшие кабели усилителей. Потом хватается за раскрытые детали уже обеими руками, и в несколько мощных движений... о Праймас... Фулкрум тоже схватился за промежность и неслышно застонал, упершись остекленевшим взглядом в мощные дуги контактных разрядов, тут же свивающиеся в тугие клубки ослепительного сияния. Его Искра рванулась снова и снова, задергалась и неожиданно вспыхнула. И в этот момент Фулкрум ослепительно четко осознал, что означают все эти дерганья, мучавшие его последнюю декаду.
Ему дико, немыслимо, просто до крика хотелось трахаться.
Интерфейса хотелось до такой степени, что не выдержали коленные шарниры, и Фулкрум еле успел схватиться одной рукой за скалу, чтобы не съехать по ней. Другая рука была занята - почти без его осознанного участия трясущиеся пальцы лихорадочно отдирали защиту, которая, по совести, после всех передряг была никакущей, и... ооо Праймаас... Ннааах... ааах... Шла-ак...
Он был настолько разогретый и заискривший, что пальцы сами собой оказались на раскрывшихся контактных пластинах. Стоило ему только пошевелить ими, как чистый пульс блаженства пронзил каждый сенсор. Напряжение в Искре сделалось почти невыносимым, исправно стекая все туда же - между сладостно сведенных бедер, в распустившийся набор хорошо изолированных разъемов и переходников свободного профиля. Фулкрум со всхлипом втянул прохладный воздух, пытаясь компенсировать растекавшийся повсюду жар, и окончательно потерял самоконтроль. Бухнувшись на колени и засунув в промежность вторую ладонь, он почти закрыл диафрагмы, смутно видя, как Спинистер извивается на месте и слыша сдавленное рычание в самых низких частотах, уже переходящих в вибрационные.
Яростно потираясь о собственные пальцы, Фулкрум готов был грызть треклятую скалу, быстро нагревающуюся от его жара. На кой шлак он поперся следом за озабоченным винтолетом? Надо было лежать и не рыпаться, а теперь... мммм... ооо... аааах! Он не смог удержаться. Сдавленный вопль блаженства вырвался из вокалайзеров, одновременно с острой вспышкой наслаждения в самой глубине корпуса. Принудительно вызванный хладагент брызнул так, что датчики зарегистрировали плеск жидкости, ударившейся о скалу. Дикое биение электричества вцепилось в его пальцы, вызывая натуральные микросудороги, и он никак не мог отнять руки, чтобы прекратить мучительное трепетание экстаза.
Придя в себя после выбивающей все предохранители перезагрузки, Фулкрум медленно подгрузил сначала аудиовыход, а затем и передачу изображения. Разгоревшаяся оптика бесстрастно зафиксировала и передала в центральный процессор очень печальный вид. А именно стоявшего рядом Спинистера - с упертыми в бока кулаками и недружелюбным блеском визора. Фулкрум не сдержался и посмотрел чуть ниже - по-прежнему пугающий своей сложностью джампер тяжеловесно растопырился между широко расставленных ног. Прямо под взглядом Фулкрума несколько капель конденсата сорвалось с длинных игл тонкого подключения.
- Привет, - сказал Фулкрум, снова переключаясь на верхний обзор. - Как дела?
Он не мог придумать ничего более умного, что можно сказать, после того как тебя застукали с обеими руками, запиханными между ног и с лужей под задницей.
- Шпионим, - без вопроса сказал Спинистер, и обозначил свое отношение к этому, тяжело припечатав кулаком о собственную ладонь.
Фулкрум втянул голову в плечи, а затем лихорадочно затряс ею. Именно этот момент выбрала его предательская Искра, чтобы снова требовательно дернуться. Он коротко вскрикнул, запрокидывая голову. Только что расслабившиеся захваты в глубине живота вновь крутанулись, сжимаясь в тугие спирали. Винтолет переступил на месте и тяжело задышал. Фулкрум изо всех сил стиснул дентопластины, однако безуспешно. Горячий стон нетерпения вновь покинул его вокалайзеры. Плохо. Ой плохо!
- Ах вот кто мне так помогает? - прорычал Спинистер, наклоняясь и отковыривая десантника от скалы. - Давно надо было догадаться!
- Я не нарочно, - еле управляя вокалайзерами, выдал Фулкрум, вернее сказать, пролепетал на грани отключки. - Это... не специально я...
- Да не волнует меня, специально или нет, - ремонтник фыркнул, теперь разворачивая легкого трансформера и прижимая спиной к многострадальному куску базальта. - Но ради твоей же безопасности лучше б ты таких странных вещей не делал.
- Спинистер! - шепотом взвыл расчухавшийся десантник. - Я безобидный! Я ничего не замышляю! Мы же уже сошлись на том, что я не зомби, не шпион какой-нибудь! Не надо меня расстреливать!
- Кто сказал расстреливать? - удивился винтолет. - Я вообще-то про клац-клац говорю.
- Чего? - переспросил Фулкрум, автоматически продолжая попытки освободиться. В попытки входило отпихивание тяжеленного куска самоходного железа, при чем на броне упомянутого куска оставались светлые следы пролитого десантником хладагента.
- Ща узнаешь, - пообещал Спинистер.
В следующее мгновение Фулкрум оказался внизу, на земле и в неестественной позе - фактически упираясь в землю только плечами и всем что выше. Из такого ракурса он мог прекрасно наблюдать собственные ноги, стиснутые в ручищах винтолета и разведенные под углом, стремящимся к ста восьмидесяти градусам. Тысяча шарков в глотку, если это не...
- Спинистер! - теперь Фулкрум достиг новых вокальных высот, ухитряясь трагически верещать во все том же диапазоне шепота. - Ты, болт летучий! Тебе это с рук не сойдет! Убью!
- Интересно как, - хмыкнул ремонтник, отпуская его ноги и наклоняясь вперед, так что десантник оказался буквально похоронен под тяжелым корпусом. - Взорвешься что ли? Забавно будет.
Экс-кмикадзе задергался, но затем ощутил невероятно возбуждающее прикосновение - заряженные статикой штекеры к нагретым разъемам - и сдал все позиции. Он был слишком возбужден, чтобы сопротивляться. Правда, несколько мгновений он все-таки переживал насчет того, что в этом корпусе он еще ни с кем этого не делал, особенно с такой разницей в размерах... С другой стороны, его и так всего расколотило буквально до протоформы, поэтому можно было не особенно напрягаться насчет повреждений инт... Ахрррроооааа!
Спинистер едва сдержался от громкого экстатического стона - ооо шлаак! Универсальная подстраивающаяся система приема - как раз то что ему требовалось! Он с силой качнул бедрами, пробиваясь еще дальше в автоматическом поиске новых мест подключения. Десантник под ним задергался и сипло задавленно пискнул. Спинистер наклонил голову, заглядывая себе под корпус. Не то чтобы его волновало чужое состояние, но они вроде как были в одной команде, и ему было бы слегка неудобно раздавить сокомандника в момент, который должен был стать самым приятным в его жизни. Но нет, все было в порядке. Фулкрум под ним запрокинул голову, уперся обеими ладонями в широкую грудь, и производил впечатление трансформера крайне довольного происходящим. Спинистер прервал и вновь восстановил подключение несколько раз подряд, каждый раз зарабатывая интересные звуки от десантника, и медленно, но неумолимо начал входить в ритм импульсной передачи, постепенно загоняя обоих в синхронизацию. Фулкрум подергивался, пытался сжать ноги на его боках, но безуспешно - слишком широко разведенные бедра не двигались с места. Спинистер упирался в землю, честно стараясь не налегать всем весом на десантника. Может трансформеры К-группы и были очень прочными, но зачем лишний раз в этом убеждаться? А вдруг что-нибудь сломается?
- Аа, шлак, давай резче! - застонал десантник под ним. - Сильнее! О Праймас, еще, еще!
Спинистер с удовольствием поддал жару, переходя в режим генератора, наслаждаясь тем как быстро и часто откликаются подсоединенные системы партнера. Фулкрум самым настоящим образом взвизгнул раз, другой, и неожиданно Спинистера так сладко зажало, что он не выдержал. Переполненные конденсаторы тут же дали залп. Горячая волна облегченной плазмы прокатилась по всем внутренностям легкого партнера. Фулкрум замычал, и его сервоприводы вновь сократились - после чего Спинистер ощутил ответный шпарящий магнитным перепадом поток.
Его сил все-таки хватило на то чтобы не свалиться на распяленного десантника, хотя тот вроде и не возражал, сладостно хрипя во всю вентиляцию. Но Спинистер все равно был благоразумен. Подавшись назад, он очень осторожно отсоединил местами подпаленный джампер, стряхнул капли электролита и только после этого позволил себе улечься на землю. Ему было слишком жарко.
- Хорошо-о, - протянул он, вспомнив, что многие трансформеры любят услышать что-нибудь приятное после интерфейса. - Горячо было.
- Мгмм, - отозвался Фулкрум.

Блаженствуя после удивительно мощной разрядки, Фулкрум пялился в звездное небо, будучи даже не в силах связно размышлять. Ему было так хорошо, что думать не хотелось вообще. Даже опасения оказаться порванным вдоль по шву оказались лишними. Новый корпус и впрямь был гораздо прочнее, так что стандартная приемная система с честью выдержала первое испытание, удачно разнулившись.
- Опа, - сказали сверху, и на фоне неба образовалась тень, подсвеченная красными линзами. - Что тут у нас происходит? Несанкционированная проституция?
- ...Шлак, - коротко оценил обстановку Фулкрум.
- Где? - весело удивился Мисфайр, опираясь на скалу. - У тебя видать от перегрузки датчики слетели. Теперь хуже Крэнкейса будешь. Да, безголовый?
- Хрмф! - в традиционно дружелюбном стиле откликнулся механик.
- Я что, так громко орал, что сюда все сбежались? - обреченно поинтересовался десантник.
- Ну шмаляло импульсами порядочно, - захихикал Мисфайр. - А я-то думаю, что мне последнюю декаду так сильно хочется кому-нибудь засадить пару разрядов? Так оказывается наш новый друг хочет потрахаться и вместо того чтобы предложить, фонит во всех режимах...
- Я понятия не имел, чего хочу, - сообщил Фулкрум и живо сел, а потом и встал. Независимо отряхнулся, всем видом показывая, что ничего выдающегося не произошло.
- Ну куда же ты торопишься? - Мисфайр отлепился от скалы и подошел ближе. - Это нечестно, знаешь ли. Почему кому-то все, а кому-то ничего?
- Потому что кто-то успел первым, - отбрил десантник и сделал шаг назад. Ровно для того чтобы наткнуться на Крэнкейса. - Эй! С дороги!
- Болта с два, - ответил механик.
Фулкрум резко развернулся, чувствуя опасность, исходящую от покалеченного десептикона, и от неожиданности опять шагнул назад. Крэнкейс улыбался. Смотрелось это настолько дико и непривычно, что Фулкрум попятился еще сильнее и всполошился только угодив в крепкое объятие.
- Ух ты, что я поймал, - хихикнул Мисфайр, пробежавшись пальцами по разошедшейся грудной броне десантника. - Натуральная искорка. А если я так сделаю?
Пальцы нажали на соединительные швы, и Искра Фулкрума полыхнула в полтора раза ярче обычного. Очередной импульс дико выплеснулся навстречу. Сдвоенное рычание двигателей сигнализировало о том, что оба десептикона поймали этот острый сигнал.
- Ну надо же, - Крэкнейс опять разулыбался. - Просто само совершенство... - и тут же, вновь приняв вид трансформера, которому дали понюхать дохлого шарктикона, зашипел в адрес товарища: - Имей в виду, Мисфайр! Я впереди, и меняться местами не собираюсь!
- Я не в претензиях, - фыркнул Мисфайр, придерживая извивающегося десантника за бедра. - Как по мне, топливная стимуляция это тоже отлично.
- Эй! - взвыл Фулкрум, отчаявшись вырваться. - Я вообще-то возражаю! Это противоестественно!
- Я люблю все противоестественное, - радостно сказал Мисфайр и неумолимо потянул его вниз.
Сразу несколько шлангов настойчиво потерлись о корму десантника, и Фулкрум возопил во весь голос, немедленно начав отбиваться. Крэнкейс, до сих пор с интересом наблюдавший, решительно оскалился, нырнул вперед и схватил орущего десептикона за ноги. Фулкрум сорвался на скрежещущее завывание.
- Да он походу никогда еще так не давал, - внезапно заявил Спинистер. - Вот и боится...
- Что, правда? - Мисфайр легонько поднажал на отысканные шлюзы, и скрежет стал еще громче.
- Правда! - наконец заорал Фулкрум. - Ай шлак, правда не давал! Пусти! Твой болт, Мисфайр!
- Почему все время Мисфайр? - возмутился Крэнкейс. - Такое ощущение, что нас не двое!
- Я бы хотел, чтобы вас вообще не было! - Фулкрум попытался заехать ему ногой куда-нибудь, но механик оказался ловчее.
- Ну мы же друзья, мы всегда друг с другом делимся, - сообщил со спины Мисфайр, продолжая настойчиво пытаться подсоединиться. - Позволь нам тебя убедить, что все не так страшно...
- То-то я смотрю, Спинистер с вами прям так поделился! - прошипел Фулкрум, решительно выгибаясь и уходя от контакта.
- Он нас вызвал на потрахушки, - Мисфайр игриво куснул его за плечо. - Ну же, не упрямься!
- Дай-ка я тебя уговорю, - вновь улыбаясь, предложил механик.
- Шарка тебе! - Фулкрум дернулся. - Когда ты улыбаешься, ничего хорошего не происходит!
- Только не сегодня, - совсем расплылся в улыбке Крэнкейс.
После чего наклонил голову, и между искрящих контактов десантника проскользнул длинный подвижный анализатор. Фулкрум бессловесно вскрикнул и задохнулся. Ш-шла-ак... Он не мог игнорировать... ооо... как хорошо...
- Согласись, что у нашего лоботомированного прекрасный дипломатический талант, - прошелестел Мисфайр. - А вот и наша защита расслабилась... О-оп...
Фулкрум задергался, беспомощно стискивая ослабевшие ноги. Прямой топливный обмен отнимал у него способность контролировать собственные нейроимпульсы, и поэтому любой, кто сейчас решил бы подсоединиться к нему напрямую, мог бы перехватить на себя все управление. А заблокироваться он не успел, потому что-о... Потому что проклятый механик делал свое дело та-ак... Ннгхх...
Десантник вновь застонал совершенно бесстыже. Мисфайр тоже постанывал у него над датчиками, вздрагивал и ритмично подталкивал бедрами, словно хотел запихнуть шланги еще куда-нибудь. Они и без того оказались состыкованы на предельных возможностях захватов Фулкрума, поэтому когда обмен наконец-то запустился, десантник с легким неудобством почувствовал, как просачивается энергон сквозь раздвинутую стыковку. Но потом в нем оказалось слишком много авиационного топлива, и такие мелочи перестали иметь значение.
Фулкрум закатил датчики под верхний край линз, а когда момент сладостного переполнения ушел, и он снова смог смотреть перед собой, то увидел как жадно облизывается очень близко оказавшийся Крэнкейс. Одновременно с этим он почувствовал, как трется целый набор штекеров о его промежность. Десантник с заиканием втянул воздух и дернулся ему навстречу. В основном потому что Мисфайр под ним в сотый раз толкнулся бедрами. Крэнкейс навалился на десантника, раздвинул его ноги еще шире и уверенно подсоединился - причем еще более изощренно, чем Спинистер. И шланги у него тоже были, поэтому еще пару минут оба падальщика потратили на молчаливую и яростную борьбу, увенчавшуюся капитуляцией Мисфайра и торжествующим запихиванием шланга в освободившийся шлюз. Фулкурм по этому поводу издал хрип возмущения, перемешанного с удовольствием.
- Не раздави его, - предупредил Мисфайр. - Я не хочу отскребать от себя останки!
- Он же из К-группы, - ухмыльнулся Крэнкейс. - Им неведом страх дезактива.
Фулкрум вцепился в его колеса, соглашаясь с такой трактовкой особенностей К-группы. Теперь можно было не прятаться, и экс-камикадзе стонал от наслаждения во весь голос. Кажется, этим он заводил партнеров еще больше, и они долбили его чистым электричеством его все яростнее - так что дрожали ноги, перекинутые через локти Крэнкейса. Невыносимый экстаз растянулся в бесконечное литое удовольствие, сплошным потоком растекающееся по его дрожащему телу. Фулкрум уже перестал различать, кто и где его стимулирует, с какой скоростью генерирует импульсы и как раскачивает общую частоту. Ему было просто безумно хорошо, и это ощущение делалось все сильнее.
- Аа, парни... я н-не... Уммм! Хнммм! Ка-ак хоро... оо.. О Прайма... а... я сейча..ааа... ауууу!!!
Завывание, вырвавшееся из его глотки, перешло в чистый вой полного восторга, каждый сервопривод напрягся, и Фулкрум грузанулся так, что система вторичной перекачки топлива едва не вырубилась. Кричащие десептиконы неожиданно одинаково разрядились по полной программе, разом выдав ему полный заправочный цикл. Десантник задрожал, чувствуя, как переполняет его чужой энергон, и бессильно осел на горячие колени, полностью отдаваясь на милость победителей. Загнанный и откровенно выдохшийся, он раскорячился между обоими, еле-еле гоняя вентиляцию. Разъехавшиеся ноги судорожно вздрагивали, точно так же вздрагивали едва ли не все тяжи и сервоприводы, а Искра тяжело и ритмично пульсировала между разъехавшихся грудных пластин. Но теперь уже мерно и удовлетворенно, без яростного вызова.
В пост-интерфейсовом ступоре они пробыли недолго - падальщики вздрогнули почти одновременно, приходя в себя. Складывалось впечатление, что они не ожидали от себя топливного сброса, и их недоумение чувствовалось каждым перенапряженным датчиком. Фулкрум только охнул, когда от него отсоединились. Разбитые переходники тут же сделали пакость, выдав фонтанчики искр, знатно куснувших за голую проводку. Десантник с трудом соображал что происходит, и даже не среагировал, когда его неожиданно выдернули из сплетенных объятий.
Спинистер поудобнее перехватил почти лишенного брони трансформера и повелительно рыкнул на самодовольно рассевшихся компаньонов. Те сразу же просекли о чем речь, и Фулкрум в очередной раз застонал от чужих прикосновений. Оба начисто вылизали его покрытые пленкой разных жидкостей системы.
Убедившись, что порядок наведен, Спинистер тяжело опустился и устроился на земле поудобнее, разместив на себе затраханного десантника. Мисфайр и Крэнкейс незамедлительно окопались рядом, привычно греясь о большого приятеля.
- Ну? - наконец спросил ремонтник. - Все довольны?
- Да! - хором ответили товарищи по команде.
- Не то слово, - пробормотал Фулкрум.
- Очень полезный глюк оказался, - порадовался Спинистер. - Эй, Красивый Подбородок, откуда это у тебя?
- А может это вирус? - тут же влез Мисфайр. - Опасный!
- И мы все умрем, - кисло поддержал его Крэнкейс. - Не пори чушь!
- Не перебивайте, - укоризненно сказал Спинистер.
- Ну вообще-то, теория у меня есть, - Фулкрум перебрал ногами и устроился поудобнее на теплом массивном корпусе. Слезать на землю не хотелось. - Я думаю, это тоже часть К-программы.
- Что, пробуждение интерских потребностей? - удивился Мисфайр, шевеля крыльями.
- Но-но, не надо инсинуаций, - недовольно среагировал Фулкрум.
- Да ладно, красавец, тебе идет развратный вид, - захихикал командир, протянул руку и стер каплю загустевшего энергона с бедра десантника.
- Так вот теория, - грозно сказал Фулкрум, стараясь отвлечься от приятного ощущения. - Наверное, это просто еще один триггер для эффективного срабатывания. Когда становится слишком хорошо, то Искра взрывается сильнее. Я так думаю.
- Главное, что теперь она взрывается только фигурально, - довольно пробурчал Спинистер и погладил его по бокам. - То есть в переносном смысле, понятно?
Фулкрум попытался взять себя в руки, но не стерпел и выгнулся как последняя эска, вздрагивая от удовольствия. Шлаков триггер видимо не сбрасывался перезагрузкой.
- Я надеюсь, это был не единичный случай, - словно подслушал его Мисфайр. - В конце концов мы еще Крока не починили. Я думаю, было бы несправедливо оставить его без удовольствия.
- Лишь бы не Гримлока, - разнежившись, проворчал Фулкрум, и тут же опомнился. - Эй! Что за ржа у тебя в планах? Я для вас интером делаться не собираюсь!
- Какое же это интерство! - возмутился Мисфайр.
- Интерам платят, а мы нахаляву - гыгыкнул Крэнкейс и тут же удостоился недовольного рывка ногой, каковую до сих пор небрежно ласкал от бедра и ниже.
- У нас товарищеское партнерство, - важно сказал Мисфайр, хватаясь за вторую ногу.
- Не нравится мне эта идея, - нервно пошелестел вентиляцией Фулкрум и опять передернулся от приятных прикосновений.
- Лжешь, - заметил Спинистер. - Иначе уже бы рвался на волю. А тебе нравится.
- Ннууу... - неопределенно протянул Фулкрум.
- Оставайся с нами, - Мисфайр почти замурлыкал как зверокон в нефтяной луже. - Обещаю, мы скучать не дадим. Будет весело.
- Какая-то горизонтальная плоскость у этого веселья, - кисло сказал десантник, однако, по-прежнему не делая попыток высвободиться из шести рук, ласкающих его в унисон.
- А вот это и есть самое привлекательное, - зловеще сказал Крэнкейс и вновь одарил его улыбкой. Казалось, за пару часов он истратил их многоцикловый запас.
Фулкрум вздохнул, подчиняясь неумолимым обстоятельствам.
- Ладно, - сказал он. - Посмотрим, что из этого получится.

О десантниках К-группы не было ничего толком известно, кроме того что они всегда делали большой бум. Фулкрум был единственным, кто мог узнать, на что еще способна прошивка того, кто трансформируется в оружие взрывного действия. И отказываться от этой возможности он не собирался.

Вернуться к фанфикам