Разговоры шестифазников

Автор: SSC
Персонажи: Тарн/Блэкшедоу
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp
Краткое содержание: Попойка особых десептиконов плавно превращается... превращается плавно... в элегантное порно без рук.
Комментарий: Написано для Nueteki на День Большого Интерфейса в сообществе TF-porn (2014 год).

- Эй, здаров! - за спиной грохнуло, как из пушки. - Слышь, скучаешь, а?
На плечо приземлилась огромная ладонь, обладатель которой - это ощущалось безо всякой телепатии - полагал всех мельче себя законной добычей, а тех, кто слабее - беспомощными кибервошками, заслуживающими только залпа.
Его собеседник мог бы рассказать, насколько ошибочно это мнение, как важно - смотреть по сторонам, изучать меха вокруг… Мог бы, но не собирался. Он не был альтруистом. К тому же его забавляла эта безапелляционная мощь.
- Слышь, ну, - громадина Блэкшэдоу хлопнулась рядом. Он был даже немного больше, чем Тарн ждал, и очень хорошо выглядел, - скажешь чо про кокпит - убью.
Тарн посмотрел, оценил забавный дизайн: между роскошных алых выступающих воздухозаборников срединный серый блок будто разъем под ключ зажигания выпячивал вперед. Наверняка эта красота собрала много комментариев разной степени непристойности. Чем-то Блэк Шэдоу не угодил Шоквейву?..
...неважно. Тарн перевел взгляд на гигантскую голограмму внешнего города.
На самом деле вокруг, за стенами, был только смертельный кислотный туман. Город совсем недавно раскатало бомбардировками, но Мегатрон все равно собрал их в последнем уцелевшем бункере защиты, чтобы представить свое новое оружие - третьего шестифазника с усиленной мощью, позволяющей обращать в радиоактивную пыль целые планеты. Строго говоря, они уже довольно долго работали вместе, втроем, но конструкцию Блэкшэдоу значительно переделали после приказа о шестой фазе. Теперь десептиконам было что отпраздновать, после ряда этих тяжелых, выматывающих военных неудач.
Тарн перевел взгляд на Блэкшэдоу, оценивая его, взвешивая, изучая. Опасный. Сильный. Верит в свою силу. Уязвим. Недостаточно умен, чтобы совершенствоваться - пользуется полученной мощью, и не более того. Если бы Мегатрон доверил такую мощь ему, Тарну - то, возможно, недолго оставался бы лидером. Тарн подозревал в этом причину, почему разрушителем планет стал именно Блэкшэдоу, а не он сам или Оверлорд.
Управляемый.
Простой.
- Слуш, не пялься, - Блэкшэдоу сгреб Тарна за плечо, и сунул под самую маску энергоновый куб с дозатором. Тарн в мыслях чуть-чуть повысил его вероятную лояльность и принял куб.
- Я просто смотрю, - Тарн не стал отстраняться, вместо этого осторожно пристроив кончик дозатора в неудобном захвате под маской.
Теперь они сидели вдвоем - за сияющими пологами, создающими уютный, и при этом не закрытый полностью уголок, достаточно просторный для двух машин разрушения и смерти. Опасность, возможно, скрытая под пологом, приятно щекотала воображение, и Тарн позволил себе расслабиться. На три процента.
- Раскатали, ржа, - голос Блэкшэдоу сочился горечью. Он поднял ладонь, обводя голограмму. - Н-наболт, полворна всего валялся, а уже раскатали! Шлак это!
В сущность, Тарн был согласен с такой оценкой. Слишком легко оказалось преодолеть орбитальную защиту планеты. Не ключевая, но важная колония, важная эмоционально — их форпост, их... дом. Дивизия правосудия оказалась слишком занята нейтрализацией целой группы перебежчиков, Мегатрон оставался на Кибертроне, даже попал к автоботам - и колония оказалась под ударом Сто Тринадцатого Батальона.
- Вынесу всех наболт, - мрачно пообещал Блэкшэдоу, и эта угроза прозвучала весомо.
Хотя Мегатрон и не приказывал Тарну лично создавать позитивное подкрепление у солдат - прежде всего дивизия карателей специализировалась на страхе, преследовании, кошмаре и дезактиве - в данный клик усилить и зафиксировать этот всплеск показалась разумным.
И даже приятным. Тарн очень редко ощущал такое удовольствие от предвкушения несмертельного воздействия. Два клика он настраивал вокалайзер - Блэкшэдоу даже не услышал слабого хрипа в нескольких тональностях.
- Я могу пообещать тебе, - голос плавно выходил на рабочие частоты, и громадная ладонь, прижатая за крыльями, коротко вздрогнула. Тарну не требовалось поддерживать визуальный контакт - достаточно было слабых звуков, скрежета, внезапно вставших и усиленно заработавших вент-систем, чтобы отслеживать и контролировать эффект, - Я могу пообещать тебе, Блэкшэдоу - ты лично уберешь этот батальон. Растопчешь его. Уничтожишь. Оторвешь каждый шлем, координировавший атаку, и каждую руку, жавшую на кнопку сбросу, и каждое крыло - за то, что посмело принести владельца к нашему дому.
Он помолчал клик - эффект паузы часто недооценивался другими, но не им - и позволил Блэкшэдоу повернуть себя, схватить за второй плечевой блок, до боли впиться в решетки вентсистем:
- Ты обещаешь? А где ты был, когда тут все горело?!
- В космосе много неспокойных точек, - Тарн в ответ положил ладонь на сияюще-алую боковую вставку грудной панели, скрывающей - под многими слоями брони и синт-покрытий - очень горячую Искру. Возможно, Каон оценил бы этот жар лучше.
Тарн спокойно выдержал взгляд сияющих яростью и жаждой действия алых линз, и медленно сменил тональность:
- Я вижу, тебя доработали. Корпус прочнее, - он медленно потер ладонью грань воздухозаборника грудной панели, прекрасно зная, что там расположены сенсорные зоны контроля. Если нажать сильно и резко, будет неприятно, но он не желал вызывать отрицательные чувства. По крайней мере, сейчас, - Я хотел бы видеть его... ближе, - голос стал глуше, тише, и по черно-алой броне будто рябь пробежала от короткой, но сильной вибрации.
Слова не значили ничего. Только голос. Только тон.
- Т-тебя, я смотрю, тоже... Блэкшэдоу неожиданно для себя смешался, и позволил притянуть ближе, только слабо дернувшись. - Слышь, ну не трогай, свежее все...
- Я не буду трогать, - Тарн едва слышно рассмеялся, и заставил его опуститься немного в сторону и ниже. И еще ниже - пока не пристроил обширный, красивый корпус у себя на коленях, осторожно подвернув его крыловые плоскости до упора, - только говорить. Ты согласен?
Блэкшэдоу замедленно мигал. Слабый взгляд белкового счел бы его линзы ровно горящими, но Тарн прекрасно замечал полосы неравномерной подсветки, выдававшие серьезное волнение. Насиловать боевого товарища, который, возможно, будет прикрывать ему спину, или - не менее возможно - станет объектом охоты, Тарн считал неадекватным. Любители таких глупостей жили недолго и грустно. В любом случае, Мегатрон не будет счастлив, сцепись два шестифазника по причине насилия одного над другим.
О нет, он дождется согласия - и только согласия, отказ не принимается - подкрепив его легким касанием к сенсорной зоне крыла, сеточке защиты на аудиоблоке, такой восхитительно чувствительной для некоторых тонов едва ощутимого звучания... Тарн увлекся, замечая каждый вздох, каждый стон, и наслаждаясь этой властью. Блэкшэдоу не требовалось соглашаться вслух - лишь бы не отказывался - но он все равно закивал, потом поймал пальцы губами, неожиданно расслабляясь. Возможно, он хотел реального воздействия, бурного коннекта. Возможно, он сам не знал, чего хотел, но голос, который касался его аудиодатчика (а следом, кажется, и самой Искры), заставил его забыть обо всем. Голос, едва слышный, интимный, обещал ему восхитительную дрожь - и Блэкшэдоу чувствовал эту дрожь, отзываясь, будто камертон. Голос описывал его красоту, его мощь, разогревая эго; голос существовал будто бы отдельно от Тарна, проникал, как вибрация, внутрь корпуса, заполнял его целиком, принося обещания, непристойные описания, восхитительные образы. Хотелось немедленно встать на колени, так сладко сжималась Искра от этих слов; хотелось сунуть в резервный порт разрядник, хотелось раскрывать медпанель, конфигурируя себя - и Блэкшэдоу менял параметры, не ощущая этого, проваливаясь в ощущения, все более горячие и глубокие.
- Если ты сейчас потрогаешь мембрану приемного модуля, - голос тек, плавил, и Блэкшэдоу не ощущал, что делает, пока системы не прошило дрожью и сладкой острой болью от раскрытых мембран, - а потом впихнешь в себя пальцы до конца... да, все правильно, ты уже весь в масле, слей в него энергон - то мне будет хорошо видно. Открой себя сильнее. Да, так. У твоих внутренних поверхностей синеватый оттенок - он везде такой? Я хочу посмотреть. Это прекрасно. Откройся для меня, или я выдеру тебя током, пока не будешь орать и плавиться.
Блэкшэдоу открывался, и подставлялся, теряясь за стонами, и в какой-то клик лежал уже на полу, закинув ноги так, что упирался в крылья, забыв о просьбе не трогать свежепеределанные системы. Маска в виде знака десептиконов теперь почти прижималась к его намертво свитому, почти сплавленному джамперу, и просветление вновь утонуло в безумной горячке, когда Блэкшэдоу захлестнуло коротким, требовательным:
- Загруз.
Искру прошило резкой болью, Блэкшэдоу клик не мог кричать - а когда закричал, холопологи сорвало. Расширившиеся оболочки жгли так, что он вертелся, орал и стонал, непрерывно сливая хладагент и энергон, перегреваясь, утопленный по кончики задранных стоп в бешеном коктейле боли и неимоверного кайфа.
Он не слышал смешков, шагов, только резко вытянулся вверх, когда чей-то голос мягко спросил:
- Не против?
Обычный голос, простой, но...
На плоскости крыльев легли ладони, и ток нашел полюс, прошив металл, обжигая нейросеть так, что в финальном вопле Блэкшэдоу погасил голограмму.
Каон улыбнулся Тарну, прошел вперед, осторожно переступая растопыренные руки, и с интересом глянул вокруг. Любопытствующие слабого вооружения мгновенно рассосались, а через клик или два все затянуло мощными и плотными синими пологами второй фазы вечеринки. Голограмма снова разгорелась, показывая вид на Каон.
Хороший крик заставлял системы зала сменить фазу: одну за другой, до последней, новой, на которой организаторы обещали что-то потрясающее.
Низкий шепот раздался прямо у шлема Каона, и он вздрогнул, не в силах справиться с восхитительной дрожью, от Искры скатившейся вниз:
- Добьем до шестой?

Вернуться к фанфикам