Дипломатическая неприкосновенность

Часть 1

Автор: Skjelle
Персонажи: Мегатрон/Родимус Прайм и др.
Рейтинг: NC-17
Жанр: романтика
Предупреждение: Альтернативная Вселенная, многабукф, главные секасы еще не здесь.
Краткое содержание: АУ-шное настоящее Кибертрона, в котором хитроумные автоботы очень ловко обставили текущую политику. Представители обоих рас отправляются на свежеоткрытую планету с дипломатической миссией. Вследствие чего образуются любопытные межкультурные отношения. Ккактус курили я и Ladena ^_^
Иллюстрации к фику: Ladenа (то есть фик к иллюстрациям... а потом иллюстрации к фику. И все заверте...)

- ...несомненного процветания!
- Ура, ура, урааааа!!!
- А теперь перейдем к цифрам и фактам...
Лорд Высочайший Защитник, действительный глава планетарной обороны Кибертрона, полновластный император Чаара и сюзерен многочисленных колоний - Мегатрон (Великий и Ужасный) отчаянно скучал.
Восемьдесят четвертая итоговая конференция только-только начиналась, а он уже был готов бежать отсюда со всех ног. Преисполненные энтузиазма докладчики толпились за трибуной, жаждая как можно скорее обрушить на головы участников массу данных, свидетельствующих о том, как неуклонно развивается благосостояние родной планеты, стремясь к поистине астрономическим величинам.
Мегатрон почти проклял тот день, когда согласился прибыть на переговоры. Видимо, тогда он был не в своем уме, позволив переговорам завершиться подписанием ошеломительного соглашения, согласно которому... впрочем, исторические факты можно было почерпнуть из любого информатория, а лично Мегатрону это принесло помимо всего утомительную обязанность заседать на этих клятых конференциях. Самое печально было, что он не мог просто удрать, кратенько высказавшись в начале - потому что его роль была итоговой, завершающей, подводящей черту и так далее. Только после его слов конференция наконец-то плавно переходила в банкет.
Нагло удалившись из действительности посредством включения в развлекательный ви-канал, Мегатрон едва не прохлопал момент собственного выступления. Шоквейв, все это время изображавший статую за его креслом, деликатно ткнул любимого вождя когтем в наплечник. Мегатрон вынырнул из виртуальности и обвел присутствующих фирменным императорским взглядом, с удовольствием отмечая, как многие поеживаются от такого внимания.
- И завершает наше собрание Лорд Высочайший защитник! - торжественно объявил Альфа Трион.
Мегатрон демонстративно медленно поднялся, сразу почувствовав себя в два раза выше окружающих (за редким исключением).
- Благодетельствуют ли сателлиты? - торжественно вопросил Трион.
- Да, - внушительно ответил Мегатрон.
- Здравствует ли империя-побратим? - прогудел Персептор.
- Да.
- Есть ли внешняя угроза Кибертрону? - добавил Ультра Магнус.
Мегатрон помедлил с ответом и еще раз осмотрел присутствующих. Автоботы напряглись, некоторые даже вытянули шеи. Сам Мегатрон считал это глупым представлением, но, похоже, многие верили, что масса загадочных врагов готова накинуться на Кибертрон в любую секунду.
- Нет, - наконец ответил он.
Зал взорвался аплодисментами. Высочайший Защитник опустился в кресло и монументально устроил руки на подлокотниках.
Переждав ликующие волнения, слово взял Ультра Магнус, объявивший, что на этом съезде есть еще одно радостное событие - появилась очередная кандидатура в Совет. Молодой, но очень перспективный и зарекомендовавший себя во всех смыслах представитель Стражей - бурные аплодисменты - Родимус Прайм. Еще раз бурные аплодисменты.
Сопровождаемый овациями, на сцену поднялся тот самый перспективный и зарекомендовавший себя, выпятил грудь колесом и уставился на Мегатрона, поедая того линзами.
Мегатрон осмотрел кандидата с ног до головы и перевел взор на Магнуса.
"Только попробуй не одобрить", - говорил взгляд мерзопакостного старца.
Скандал, крики в прессе, народные волнения. Как же! Лорд защитник отказался одобрить выпестованную в элитные стражи кандидатуру. Лорд боится конкурентов! Лорд не дает дороги новому!
"Возьму и не одобрю", - ухмыльнулся Мегатрон в ответ.
Три предыдущих раза он зарубал гипотетических Стражей на корню, невзирая на гневные вопли Ультра Магнуса по коммлинку. Один слишком вышколен, другой осолдафонен, третий себе на уме и вообще мелочь вертлявая... Впрочем, сейчас на него тоже взирала мелочь, но Мегатрон успел изучить кое-какие данные по нему. Допустим, этот подходил больше. Но...
"Ты хочешь, чтобы я одобрил это? - безмолвно говорил весь вид Мегатрона. - Маленькое, цветастое, нахальное?"
"Да, я хочу", - сияла оптика Магнуса.
- Подтверждаю, - неохотно выговорил Мегатрон.
Ультра Магнус расплылся в широченной улыбке. Родимус Прайм взвизгнул и подпрыгнул на месте, заработав по шкале оценок Мегатрона минус двадцать один балл. Однако тут же смутился, кашлянул и воздвигся за трибуной, после чего произнес коротенькую благодарственную речь.
Конференция наконец-то закончилась, и шумная пестрая толпа повалила в соседний банкетный зал. Мегатрон присоединился, двигаясь среди автоботов как айсберг в азотном море.
Энное время повращавшись в светском обществе, Мегатрон счел свой дипломатический долг исполненным и задумал покинуть пиршество. Отыскав Шоквейва взглядом, он убедился, что тот весело проводит время, приставая к какому-то голубому автоботу, и сбросил послание на коммлинк - мол, удаляюсь по делам: пытать невинных, сжигать целые кварталы и топтать посевы культуры. Шоквейв коротко засмеялся и вежливо пожелал Императору удачи в этом праймасоугодном деле.
Главный десептикон уже вышел на стартовую площадку, когда за спиной раздался быстро нарастающий шум двигателя. Рев мотора достиг крещендо, последовали звуки быстрого торможения и привычный лязг трансформации. После чего неизвестный уже затопотал, явно бегом направляясь к десептикону. Мегатрон развернулся всем корпусом, заранее скептически подняв надлинзовые щитки.
Честно говоря, увидеть нового члена совета он не ожидал. Родимус Прайм оттолкнулся от пола, врубив антигравы, налетел на главу внешней обороны и еще раз оттолкнулся - от коленной накладки военачальника. Ухватившись рукой за острие наплечника, он на мгновение оказался лицом к лицу с Мегатроном.
- Спасибо! - сияя улыбкой выдал он и тут же оттолкнулся, соскакивая на пол.
Прежде чем Мегатрон успел слепить какой-нибудь подходящий ответ, оранжевый автобот трансформировался и рванул обратно, мгновенно растворившись вдали. Мегатрон издал громкое "хм!" и осмотрел себя с ног до головы. Там, где Родимус Прайм упирался в его грудь свободной рукой, красовалось голубое послесвечение электромагнитного послания. Припечатал его автобот от души, перекрыв половину грозно-фиолетового символа. Еще раз хмыкнув, Мегатрон дал команду на открытие шлюзов, трансформировался и тоже покинул негостеприимный стартовый док.
На Чааре его встретили традиционными славословиями и докладами о текущем положении дел. Выслушав все сводки, Мегатрон одобрительно кивнул и направился в собственные апартаменты. Ну не совсем в собственные, если смотреть широко. Огромный жилой комплекс раскинулся среди тщательно выпестованного кристаллического парка. Множество приближенных, обслуживающих, охраняющих, докладывающих, сопровождающих и просто ошивающихся трансформеров бродило тут целыми днями. Периодически попадались стайки туристов, сопровождаемых преисполненными важностью экскурсоводами. Мегатрон фыркнул, еще раз посмотрев на это кипение вокруг императорской кормушки, и удалился уже в окончательно свои покои. По пути встретил Старскрима, и заместитель напыщенно представил ему текущую даму сердца. Дама сердца оказалась из автоботов, при этом отличаясь высоковатым для них ростом. Во время представления она кокетливо замерцала оптикой. Откликалась автоботка на имя Ред Алерт.
Одновременно Старскрим с умеренной ядовитостью по закрытому каналу полюбопытствовал, почему же Повелитель не приволок с автоботского сборища кого-нибудь себе на заклание. Мегатрон надменно проигнорировал намеки и заперся у себя. После конференций он всякий раз находился в расстроенном состоянии духа. Очень хотелось жахнуть по всем этим болтунам из своего наручного плазмомета и полюбоваться истерикой и паникой. А потом устроить налет на столицу, планомерно превращая ее в дымящиеся руины.
Он был сконструирован для завоевания и разрушения! Но как, как можно было охотиться на тех, кто искренне тебя обожал и считал своим главным защитником? Ужасно. Проклятые политики и психологи очень точно все рассчитали, и он фактически оказался в ловушке. Из улыбок, обожания и преклонения. Тьфу. Они даже выпускали охранные системы марки "Мегатрон"!
Впрочем, в этой галактике все равно оставалось множество миров, в которых можно было порезвиться.
Гигацикл спустя его вновь пригласили на конференцию. Мегатрону сначала хотелось послать их к Юникрону на рога, но благоразумие возобладало. Народные массы жаждали видеть столп опоры и надежности, и столпу надлежало явиться.
Помимо всего прочего на конференции состоялся круглый стол, посвященный обсуждению кибертронской экспансии. Количество участников было довольно ограничено, и среди них Мегатрон с легким удивлением узнал бывшего перспективного кандидата, как там его... А, Родимус Прайм. Автобот с жаром развивал тему массированного расселения чуть ли не по всей вселенной. Мегатрон почувствовал некий энтузиазм, зародившийся в искре, и начал внимательно разглядывать присутствующих. Гладкие, разноцветные автоботы не походили на завоевателей галактик. Мегатрон для себя давно отметил принципиальную разницу, выражавшуюся в общем строении тела. Автоботы всегда отличались плавностью линий, даже если это были гиганты-строители или ловкие и подвижные ниндзя. Десептиконы же - даже самые мелкие и безобидные - непременно несли в себе острые углы. Законцовка крыла, линия шлема, наплечник - хоть какая-то мелочь должна быть угрожающей. Признак агрессивности характера. У Родимуса Прайма таким признаком с натяжкой мог выступить спойлер, и Мегатрон начал внимательно изучать разливающегося речами автобота.
В коммлинке заскреблись. Десептикон неохотно отвлекся от происходящего и разрешил входящий вызов.
"Прекрати пялиться на моего подопечного", - немедленно радировал Ультра Магнус.
"Что-что?" - рассеянно откликнулся лидер десептиконов.
"Хватит пожирать его взглядом! - уточнил Магнус. - Этот кристалл не про тебя, понял?"
Мегатрон недоуменно посмотрел на синего вредителя, а потом до него дошло, и десептиконский правитель медленно растянул губы в зловещей ухмылке.
"Вообще-то я об этом и не думал, - передал он. - Но ты подал мне хорошую идею..."
Ультра Магнус подавился вслух. На жуткий скрежет обернулись все присутствующие, а Родимус приостановил свою речь.
- Извините, - проскрипел Магнус. - Старые повреждения... Прошу вас, Родимус, продолжайте.
- Ну в общем-то я сказал все, что хотел, - немного смущенно сказал Прайм. - Благодарю за внимание.
И прошел на свое место. Благодаря чудесному стечению обстоятельств оно находилось прямо по соседству с мегатроновым. Десептиконский лидер устроился поудобнее и настроился на частоту приятного соседа. Ему не составило труда проникнуться самыми искренними похотливыми чувствами к оранжевому автоботу. В принципе, он мог бы захотеть любого здесь, если бы ему вдруг стукнуло такое в голову. Как ни крути, автоботы в массе своей были симпатичны. Поэтому он как следует возлюбил ближнего своего, и вскоре еле заметные в видимом спектре электромагнитные завихрения поползли в сторону Прайма. В третьем спектре зрения они выглядели как розоватые завитки.
Сначала никто не обращал на них внимания, но долго игнорировать изменившийся фон в помещении было невозможно. Завитки уже вовсю ластились к автоботу, сидящему с совершенно невыразительным лицом - словно блок эмоций отключил. Мегатрон тоже сохранял внешнюю невозмутимость, но даже не думал смирить разбушевавшееся электромагнитное поле. Он прекрасно знал, что такая интенсивность волей-неволей вызывает ответную реакцию у того, на кого направлена. Правда, существовала малая вероятность, что реакцией будет жесткое зеленое гамма-излучение, вопиющее "не тронь меня!" К счастью, Прайм пока не спешил излиться гневом. Зато Ультра Магнус полыхал от злости, и совещание не клеилось. В конце концов тот же Магнус взял на себя смелость объявить совещание прекращенным. Мол, всем участникам надо обдумать выдвинутые Праймом идеи. Встретимся в следующий раз.
Поднявшись одним из первых, Мегатрон широкими шагами направился к двери и покинул помещение, тут же направившись в сторону перехода на открытые улицы. Мгновение назад он твердо решил, что пока не станет отправляться на Чаар, и уже заказал номер на универсальной стоянке. Его никто не остановил, и это было вдвойне приятно. Во-первых, потому что Ультра Магнус придержал вокалайзеры, во-вторых - Прайм не стал подымать крик и стучать в императорскую спину кулаком. Данные обстоятельства наводили на мысль о благоприятном исходе и заставляли сладко мерцать оптикой в предвкушении.
Твердо вознамерившись поучаствовать в прерванной дискуссии, на следующий день Мегатрон явился в означенный конференц-зал едва не раньше всех. Рассевшись в одном из немногих подходящих ему по габариту кресел, пусть и чертовски низких при этом, он принялся выжидать с терпением охотника, мечтающего о знатной добыче. И оная добыча не заставила себя долго выслеживать.
Едва Мегатрон устроился со всем возможным комфортом, как дверная панель тихо зашипела и сдвинулась. Будучи самым первым прибывшим, Мегатрон не стал командовать искину кабинета включить освещение, поэтому сейчас фигура второго участника торжественно прорисовывалась на фоне яркого света за спиной. С такой точки зрения размах спойлера выглядел еще более привлекательно, и Мегатрон с неприкрытым интересом уставился на хорошо очерченный абрис Прайма.
- Ага, - сказал Родимус и решительно направился к нему, сжимая в руке цилиндрический накопитель словно меч. - Ты-то мне и нужен.
- Для тебя на "вы", Прайм, - сухо поправил Мегатрон, выделив голосом последнее слово, словно намекал, что Родимус для него вовсе даже не Прайм, а скорее Минор.
- Нет уж, уволь, - неожиданно язвительно отозвался тот, подойдя вплотную и встав прямо перед главой обороны. - Учитывая твои вчерашние поползновения, я хотел бы попросить об одной услуге.
- Да? - без особого интереса спросил Мегатрон, прикидывая, сможет ли обхватить пальцами одной руки талию автобота.
- Не надо на меня искрить, - раздельно проговорил Родимус.
- С каких это пор выражение чувств считается запретным? - изумился Мегатрон.
- В данной сложившейся ситуации, - холодно заявил автобот, потрясая накопителем, - я возражаю.
- Прошу меня простить, но это невозможно, - осклабился Мегатрон. - Я привык доверять своим программным инстинктам, и сейчас они отчетливо дают мне знать, чего я хочу. И кого.
- Прошу меня простить, но любой трансформер владеет навыками блокировки программных инстинктов, - парировал Родимус. - Я мог бы посоветовать тебе ряд инструкций по разработке этого важного навыка.
- Еще раз - нет, - ослепительно улыбнулся Мегатрон.
Родимус упер руки в бедра, не выпуская накопитель, и смерил императора грозным взглядом. После чего повел себя более чем благоразумно - выдохнул и отвернулся, явно намереваясь отойти к самому дальнему от Мегатрона краю стола.
Десептикон мгновенно протянул руки к объекту вожделения.
- Я могу поискрить и в индивидуальном... порядке, - промурлыкал он, осторожно кладя ладони на гладкие бедра Прайма и тем самым зажимая его ноги вплоть до колен.
- Хм? - громко отозвался тот.
Мегатрон сдержал самодовольное фырканье. Он верно угадал характер разноцветного автобота, предположив, что тот довольно легко относится к мимолетным связям. Дело было не в самом факте приставаний, а в личности пристающего. Однако Мегатрон считал, что у него есть все шансы на успех - все-таки он был значимой персоной, да и вообще... Как можно не хотеть такого великого, мудрого и эталонного десептикона?
- Пойдем ко мне сегодня, - предложил он, слегка понизив голос. - Я тебя так пощекочу электричеством, что...
Прайм развернулся всем корпусом, и тяжелый накопитель с размаху съездил по физиономии Императора.
Мгновение десептикон ошарашено молчал, а потом разжал руки.
- Попрошу больше не совершать телодвижений в мою сторону, - процедил Родимус.
После этих громких слов Мегатрон начал подниматься.
Обычно при разговорах с автоботами он предпочитал не вставать, поскольку в противном случае для беседы ему бы приходилось каждый раз солидно наклоняться. Поступать таким образом он считал ниже своего достоинства. Но когда требовалось произвести на кого-то угрожающее впечатление, прием срабатывал моментально.
Однако довести представление до эпической кульминации ему не дали. Дверь вновь зашипела, Мегатрон молниеносно оказался в прежней вольготной позе и одновременно резко дернул Прайма к себе. Родимус приложился об него как о броневую плиту, при этом снова ударив накопителем, хотя уже и не намеренно.
- Добрый эээ... как я рад вас видеть, - путано поздоровались от двери.
- Я тоже очень рад, - оскалился Мегатрон улыбкой шарктикона, завидевшего плывущий обед.
- Какие скользкие полы! - очень громко сказал Родимус, вставая на ноги.
- Ужасное недоразумение, - поддакнул Мегатрон, продолжая скалиться.
- Прискорбно! - поддержали от двери, а в оптике говорящего читалось понимающее "застукал-застукал!"
Совещание прошло на повышенных тонах - взбудоражены были все участники, и их состояние только подхлестывалось интенсивным излучением со стороны Мегатрона. Видя, что Магнус уже готов поступиться всеми принципами и выгнать его вон из зала заседаний, Мегатрон выложил ключевую комбинацию.
- У меня есть разведданные, - внушительно сообщил он.
- Какие? - взвинчено поинтересовался Магнус.
- Лазербик, съемка.
Мегатрон раскрыл ладонь, в которой до сих пор находился крохотный кассетник, и крылатый минитрансформер тут же выдал трехмерное головидео. Планета, напичканная органикой и населенная хрупкими существами, передвигающимися как инсектиконы.
- У них там мно-ого энергона, - с интонацией профессионального искусителя произнес Мегатрон.
- Я за освоение! - выпалил Родимус.
- Позвольте, кажется, я заметил там города... - встрял со своего места Уилджек.
Мегатрон тут же сжал кулак, стиснув недовольно вякнувшего кассетикона, но было поздно.
- Города? - оживился Магнус. - Прекрасно! Значит нам нужно не освоение и разведка, а полноценная дипломатическая миссия. Нисколько не колеблясь, я предлагаю роль посланца нашему самому молодому участнику Совета.
Прайм открыл рот, закрыл и расплылся в улыбке, впрочем, тут же попытавшись придать лицу серьезность. Получилось плохо - горделивое желание бить себя кулаком в грудь перло изо всех щелей. Мегатрон стиснул дентопластины так, что между ними проскочило несколько электрических искр. Он мгновенно дешифровал план Магнуса. Да, старый паршивец прекрасно все рассчитал. Во-первых, устраняет с поля действий внешнюю оборону в лице, собственно, главного десептикона, а во-вторых, убирает из его поля зрения аппетитный кусочек автоботского тела, увенчанный прекрасный желтым спойлером.
- Я полагаю, представитель нашего ведомства тоже будет участвовать в этом дипломатическом рейсе? - наконец осведомился император, не разжимая челюсти.
- Конечно, - с энтузиазмом кивнул Магнус, - один. На твой выбор, лорд Мегатрон.
- ОйлСлик, - тут же определился Мегатрон.
- Но...
- Ойл. Слик.
- Хорошо, - кивнул Магнус и постучался по коммлинку, но Мегатрон его проигнорировал.

Когда вопрос шел о энергодобыче, бюрократию обычно не разводили. В этот раз все было решено почти мгновенно, и подготовка к дипломатической мисси шла на полном ходу. Мегатрон укрылся на Чааре, заслав своего представителя в шумное автоботское сборище, и на этом успокоился. Во всяком случае, появляться на Кибертронской орбите, где приводился в порядок "Арк-17", не счел необходимым. Последним его проявлением интереса к этой проблеме было присутствие на торжественном отбытии Арка к заданным координатам. Вместо торжественно прощальной речи он сказал с трибуны ровно три слова: "достаньте нам энергон" - и был вознагражден волной аплодисментов. Присутствующая публика бесновалась в экстазе. Надо же как точно, как лаконично, как восхитительно патриотично! Оо, настоящий военный!
Благодаря последним разработкам в технологии гиперпереходов, появившимся на основе принципа действия пространственных мостов, все путешествие обещало занять три полных цикла. Один - на разгон, второй - полет сквозь гипер, третий - торможение и маневрирование. За это время некоторые лентяи даже не успели бы перезарядиться как следует. Впрочем, таковых на корабле не было, и шумная компания, состоящая из десяти автоботов, одного Прайма и одного десептикона, постоянно шарахалась по кораблю, с энтузиазмом занимаясь планированием предстоящей встречи. ОйлСлик с похвальным упорством предлагал всем желающим испробовать его новейшие химикалии, помогающие усвоению информации на подпроцессорном уровне, а так же защищающие от коррозии на атмосферных планетах. Единственным купившимся на его предложения был Хэдшот, который потом провалялся в ремонтном блоке весь гипер-период. ОйлСлик оправдывался перед Праймом, что не рассчитал дозу, по умолчанию выдав Хэдшоту десептиконскую. Впрочем, оправдывался он таким тоном, что еще чуть-чуть и его можно было бы счесть оскорбительным.
За столь занимательным времяпрепровождеием это самое время пролетело незаметно, и корабль автоботов вынырнул прямо на границе нужной солнечной системы. Первый навигатор, недолго думая, врубил полный комплекс сканирования, и чувствительные лучи множества самых разнообразных радаров зашарили в межзвездном пространстве. Информация поступала столь плотным потоком, что выводилась сразу на экран, минуя включенного в систему навигатора. Второстепенные и неопасные объекты тут же отсеивались, остальные анализировались, снова перетряхивались, часть отсеивалась - и так по кругу, пока на мониторе не отразился список подозрительных вещей.
Первое - несколько крупных астероидных обломков, второе - несколько явно искусственных обломков, третье - десептиконский крейсер.
- Это же... да это же "Немезис"! - возмущенно возопил Тракс, тыча в экран пальцем.
- Сам вижу, - недовольно отозвался Родимус. - Какого... что они тут вообще забыли? ОйлСлик!
- Откуда мне знать? - удивился химик, без интереса мазнув взглядом по экрану. - Сказали с вами лететь, я и полетел. А что там другие творят - не мое дело.
- Ладно, - нахмурился Родимус. - Тракс, включай общую частоту. Будем приятно беседовать.
- Так точно! - отрапортовал пилот и зашарил по каналам общей связи.
"Немезис" не откликался. Сигнала не было.
- Попробуй на военной, - наконец посоветовал ОйлСлик.
- На какой? - удивился Тракс.
Химик встал со своего места, подошел к пульту и одним когтем поправил несколько настроек. Шипение заполнило рубку и сменилось четким постукиванием найденного канала.
- "Немезис", вызывает "Арк-семнадцать", как слышите меня? - раздельно произнес Родимус.
- Арк, слышу вас хорошо, - отозвался женский голос. - Родимус, это ты?
- Элита! - обрадовался Прайм. - Ты-то там откуда?
- Продвижение по карьерной лестнице, - весело отозвалась фемка. - Я теперь штурм-навигатор!
- Отлично, поздравляю, - Родимус улыбнулся и тут же стер улыбку с лица. - А теперь скажи мне, пожалуйста, какого болта вы тут висите? Это мы летим сюда с дипломатической миссией, а не чаарцы.
- Ну мы тут болтаемся уже два декацикла, - хмыкнула Элита. - Что-то такое я слышала по общим каналам, когда сквозь гипер ловила новости...
- Два декацикла? - Родимус быстро подсчитал, что "Немезис" висит тут еще до того, как Мегатрон обнародовал свои разведданные. Значит они просто не улетали отсюда. А значит... - Вы уже показывались им? Проводили десантирование?
- Нет, до особых указаний мы даже не приближались к стационарной орбите, - вздохнула Элита. - А жаль, там очень красиво, на планете этой...
- Значит, мы будем первыми, - облегченно вздохнул Родимус. Тракс показал ему большой палец.
- Не думаю, - после паузы неожиданно сказала Элита.
- Что? - Родимус поднял надлинзовые щитки. - Почему же?
- Добро пожаловать в систему Нол-четыре, - отозвался вместо Элиты очень знакомый голос.
Тракс поперхнулся. ОйлСлик сложил пальцы шалашиком и позволил себе ядовитую улыбочку.
- Арк-семнадцать, включите видеосвязь, - скомандовал голос императора Чарра.
Мегатрон лично явился на "Немезис", совершив гиперпрыжок.
Родимус втайне ужасно завидовал этому умению Мегатрона. Поговаривали, главдесептикона однажды затянуло в неисправный пространственный мост, и выплюнуло где-то у Юникрона на рогах. Император наверняка бы погиб в неизвестности, если бы его не разыскал Старскрим. Он доставил полуразрушенного главу внешней обороны в ремонтные доки и, говорят, просидел с ним всю реабилитацию, понося императора последними словами. Так же поговаривали, что Мегатрон выкарабкался исключительно для того чтобы набить морду заместителю, успевшему вылить на него весь словарный запас гадостей. Впрочем, это были слухи. А вот неоспоримым фактом являлось то, что после окончательной реабилитации Мегатрон приобрел умение двигаться через гипер самостоятельно. В принципе, именно эта его особенность однажды заставила кибертронскую научную элиту задуматься о возможности создания отдельных кораблей, способных совершать такие же прыжки. Без привязки к мостам, просто так, на чистом топливе.
Таким образом сейчас Мегатрон в буквальном смысле слова свалился на головы экипажу обоих кораблей.
Еле сдерживаясь от скандального тона, Родимус высказался в том духе, что не считает разумным появление у новой планеты сразу двух кораблей, один из которых к тому же столь явственного военного характера. Особенно Родимус упирал на то, что большинство известных им цивилизаций созданы на основе органики, и потому отличаются малыми размерами. Следовательно, появление двух гигантских кораблей окончательно их деморализует.
- Отлично, - осклабился Мегатрон, тоже включивший видеопередачу. - Что может быть лучше превентивной деморализации противника? Только предупредительный выстрел с орбиты.
- Это. Совершенно. Недопустимо, - отчеканил Родимус, сияя оптикой.
- Тогда примите нашу делегацию на своем корабле, Пра-айм, - еще шире улыбнулся Мегатрон.
- Отлично, - холодно сказал Родимус, не собираясь уступать ни пяди. - Троих, включая вас. Наш корабль не рассчитан на лишних пассажиров.
- О, ничего страшного, я выберу тех, кто пониже ростом, - уверил Мегатрон. - Конец связи.
- И вовсе нет у меня комплексов по поводу роста, - обиженно сказал Тракс в установившейся тишине.
Выползший из ремонтного отсека Хэдшот неприлично заржал. Засмеялась даже Арси. Родимус махнул рукой и позволил себе улыбнуться. Ладно, одна проблема, кажется, была решена. Несмотря на то, что десептиконы явились в эту систему, они все-таки висели почти на ее границе - до искомой планеты надо было пройти еще три пылевых кольца - и он только что не позволил им нарушить эту черту. С другой стороны, неприятная делегация должна была вот-вот оказаться на борту Арка, и при мысли об этом у него начинал раздраженно шевелиться спойлер.
Еще на Кибертроне Магнус предупредил его, что с десептиконами надо держать антенны развернутыми, потому что в самой их природе заложено энное количество подлости, наглости, агрессии и множества других качеств, которых у автоботов нет и быть не должно. Теперь к этим качества Родимус добавил бы еще и коварство, граничащее с упомянутой уже наглостью. Больше всего ему хотелось опять вызвать Мегатрона и заорать - ты, высокомерный, сюда приперся чтобы насыпать ржавчины в шарниры именно мне? Но как же глупо он будет выглядеть, если император посмотрит свысока и удивленно поинтересуется - с чего ты взял? Нет уж, спасибо.
То и дело поплевывая плазмой маневровых двигателей корабли наконец-то притерлись друг к другу, и на Арк торжественно выдвинулась делегация. Родимус понятия не имел, сколько десептиконов осталось на "Немезисе", но как Мегатрон и обещал, с собой он взял только двоих. Увы, среди них не было штурман-навигатора. А Родимусу хотелось бы с ней поговорить о старых добрых временах. Фемка, выбравшая военную карьеру и более того, - карьеру межпланетного уровня - это редкий случай. Родимус действительно гордился тем, что они знакомы. Интересно, к чему приравнивается статус штурман-навигатора на главном десептиконском корабле? И каково ей там, такой маленькой? Как они на нее не наступают?
Процедив слова приветствия, Родимус посторонился, давая гостям пройти на корабль. Может Мегатрон и считал, что выбирает кого поменьше, но сравнивал он их явно с собой, а не с хозяевами "Арка". Родимус вздохнул и пошире расправил плечи. Десептиконы, поздоровавшись, попробовали максимально распихаться по рубке и даже вполне органично вписались в свободное пространство. Мегатрон недолго думая занял возвышение перед мониторами. Родимус плюхнулся в обзорное кресло и отдал команду антигравам. Кресло мягко поднялось и зависло рядом с Мегатроном, вынудив того потесниться. Родимус не стал потакать ребяческому желанию зависнуть над головой десептикона, и отрегулировал высоту так, чтобы они могли при случае смотреть друг другу оптика в оптику. Закинув ногу на ногу, он набрал несколько команд на встроенном миникомме.
- Тракс, расстыковка, - скомандовал он.
Первый навигатор подтвердил приказ и начал расстыковку. Корабли плавно отошли друг от друга, Элита пожелала экипажу Арка счастливого пути, и утяжеленная дипломатическая миссия направилась в сторону столь вожделенной планеты. Двигались неторопливо, включив всю наличную внешнюю подсветку и создавая возможный шум на всех отысканных каналах связи - вот они мы, не крадемся, не выныриваем из темноты, а стучимся в парадную дверь и хотим познакомиться.
- А цивилизация развитая, - высказалась Арси, бегло просматривая постоянно ведущиеся записи. - Очень много признаков выхода в космос.
- Опять придется торговаться, - вздохнул Родимус. - ну хотя бы общий язык сразу найдем.
- Опять придется угрожать, - пробормотал Мегатрон себе под нос.
Вряд ли кто-то его слова разобрал, но Родимус слышал их прекрасно, и предупреждающе толкнул креслом в плечо. Мегатрон чуть скосил на него взгляд и характерно приподнял надлинзовые щитки, словно недоумевая, кто это тут мельтешит рядом.
- Я попросил бы вас придержать свои агрессорские стремления, - прошипел Родимус.
Император весьма неожиданно промолчал. Родимус перевел взгляд на экран и нахмурился. Они почти подошли к планете, однако до сих пор не было видно никаких систем орбитальной обороны или хотя бы спутников слежения. Зато естественных спутников было сразу три, и два из них соединяла какая-то неимоверная конструкция. Огромная, словно платформа Дайсона.
- Вот это да, - сказал Хэдшот, пялясь на мониторы. - Они что, решили построить единую спутниковую систему? Рисковые ребята. Такая развалится - и хана планете со всей ее органикой.
- Это не стройка, - неожиданно сказал Мегатрон. Голос его звучал ровно и почему-то тускло. - Это корабль.
После столь ошеломительного заявления на Арке воцарилась тишина, нарушаемая лишь привычным стрекотом механизмов. Все упорно пытались переварить сказанное, но в головах не желало укладываться - как нечто безумно огромное, практически не поддающееся обозрению, может быть кораблем? Каким образом работают обслуживающие системы? Сколько топлива он пожирает? И, наконец, какое оружие несет на борту?
Первым пришел в себя Родимус. Тряхнув головой, он вновь подтолкнул креслом Мегатрона и ехидным шепотом поинтересовался:
- Ну что, как мы будем им превентивно угрожать?

Зар-цинн трепетал с головы до ног, восхищенно поводя усиками и то и дело расправляя жесткие крылья. Замечательные, потрясающие, удивительные новые гости рассаживались за торжественным столом, украшением которого руководил лично он сам. Учитывая то, что гости оказались совершенно невообразимыми созданиями, потребляющими чистую энергию, Главный Распорядитель Ветви постарался сделать так, чтобы и этот скудный рацион заблистал всеми цветами радуги и был надлежащим образом подан на блюдах. Самый большой из гостей уже потянулся было отведать яств, но маленький с псевдокрыльями за спиной стукнул его по руке. Зар-цинн позволил себе мысленно захихикать и поделиться наблюдением с добрым десятком присутствующих. Поймавшие картинку хиаты дружно умилились и впали в настроение третьего запаха, ответственного за покровительство, семейственность и любовные томления.
- Намешают они туда чего-нибудь, и покроешься тут ржавчиной с ног до головы, - шипел между тем Родимус, проявляя отнюдь не этикет, как подумал хиат, но обычную осторожность.
- Там ничего нет, - возразил Мегатрон и вновь потянулся к энергофору. Родимус мертвой хваткой вцепился в его руку. - ОйлСлик проверял, - наконец-то изволил добавить десептикон.
- Удивительные господа, прибывшие с мирными намерениями! - возгласил один из местных хозяев. - Прошу вас, не стоит стесняться! Мы все с нетерпением ждем начала трапезы!
- Чего они ждут? - переспросил Хэдшот.
- Заправки, - перевела Арси и обратилась к местным с ответным щелканьем, шипеньем и стрекотом.
Мегатрон с некоторым любопытством посмотрел на маленькую переводчицу. В его команде таких ксеноаналитиков не было, и он сделал мысленную пометку - обзавестись столь же уникальным переводчиком. Именно благодаря Арси они быстро нашли контакт с местными жителями, чья цивилизация к огромному сожалению оказалась весьма хорошо развита. А учитывая их вооружение надеяться на быстрое разрешение вопроса не приходилось. Долгие и мучительные переговоры. В шлак. Мегатрон ненавидел подобное времяпрепровождение. Краем линзы заметив, что остальные уже вовсю трескают цветные энрегофоры, он наконец-то тоже взял себе один на пробу.
Зар-цинн с удовольствием выслушал речь Арр-сии, и подал знак, разрешающий начало вкушения. Хиаты дружно схватились за многозубые вилочки и впились в свое лакомство. Гости тоже присоединились, с видимым удовольствием поглощая хитро оформленные Распорядителем энергоскрутки. Зар-цинн еще раз умилился, в особенности - при виде того как элегантно употребляет пищу крохотная розовая женщина.
"И не забывайте, - между тем инструктировала всех крохотная женщина, - совершенно недопустимы противоречивые утверждения! На основе проделанного мной семантического анализа я могу конкретно утверждать, что у этой расы нет предрасположенности к искажению действительности"
"Соврать не могут что ли?" - влез Хэдшот.
"Именно"
"Какая безнадежная скука", - прокомментировал Мегатрон.
"Прошу прощения, император, - ядовито отозвался Родимус. - Всем известна склонность вашей расы к искажению действительности, но здесь вам впервые придется вести себя честно"
Мегатрон не сказал ни слова, но протянул руку под столом, покрытым материалом органического происхождения, положил руку на оба колена Прайму разом и сжал пальцы. Родимус выпрямился, будто энергофор застрял у него в грудине. Невероятное хамство сразило его в самый генератор. С трудом проглотив невовремя откушенный кусочек, он яростно оглянулся. Однако Арси уже отвернулась и радостно защебетала с каким-то хиатом (так звали себя аборигены), и остальные трансформеры тоже нашли себе дела поинтереснее. Родимус отчаянно дернул ногами, но тщетно.
"Лорд Мегатрон! - возопил он на приватной частоте. - Немедленно прекратите!"
"Мне нравятся твои ноги, - неизвестно как, но Мегатрон ухитрился это прорычать, - но на самом деле я хочу гораздо большего"
"Но не здесь же!" - утратив разум воззвал Прайм.
"Где?" - коротко и весомо осведомился Мегатрон.
"Нигде и никогда", - спохватился Родимус.
- ...мы бы хотели услышать какое-нибудь приветственное слово от наших гостей! - радостно завершил поднявшийся со своего места хиат.
Родимус еще раз судорожно дернул ногами.
- У вас какое-то повреждение конечностей? - участливо осведомился хиат.
- Нет! - поспешно ответил Родимус и пихнул Мегатрона локтем в бок. Раздался лязг.
- Аа! - весело закивал хиат. - Шутит ваш... родитель?
- Нет! - теперь уже Мегатрон опровергал сомнительные утверждения.
- Старший брат? - изумился хиат.
- Нет! - хором рявкнули оба, и Родимусу наконец-то удалось высвободиться и резко встать.
"Партнер!" - с радостным хохотом транслировал капитану налопавшийся энерофоров Хэдшот.
Арси, сосредоточенно изучающая вязкую энергоновую смесь в узорчатой чаше, подавилась и совершенно некультурно и недипломатично выплюнула горсть энергоновых шариков.
После чего Хэдшот понял, что сказал это вслух.
ОйлСлик состроил самый незаинтересованный вид и воровато спрятал под стол мензурку, из которой предыдущие полчаса то и дело капал во все емкости, появляющиеся перед жизнерадостным трансформером. Неутолимая страсть к опытной химии владела его поступками, и впервые за все свое существование он осознал, что это не всегда хорошо. Ну ничего. Главное, чтобы никто его не заподозрил.
- О, - сказал хиат и совершил несколько сложных движений усиками. - Прошу прощения, мы сразу не догадались...
- Я пошутил! - ляпнул Хэдшот, мысленно прощаясь с карьерой.
- У него проблемы с речью, - безэмоциональным от ужаса голосом произнес Родимус.
- Пошути-ил? - изумленно протянул хиат. - Но... простите, мы не поняли, в чем смысл...
- Давайте оставим эти маленькие моменты непонимания, - лениво сказал Мегатрон, мгновенно привлекая всеобщее внимание. Хэдшот на секундочку испытал приступ благодарности. - В конце концов, мой партнер должен сказать торжественные слова.
Хэдшот решил, что лучше всего будет наглотаться ржавых гаек и таким образом удавиться.
- Я не... - начал Родимус, но потом понял, что все возможное уже разрушено, и дальше он будет делать только хуже. Глубоко вздохнув и прочистив системы вентиляции, он отрегулировал голосовые настройки и сначала не очень уверенно, а потом все цветистее и цветистее начал вещать о непременной необходимости двух рас начать плодотворнейшее сотрудничество, украшенное кристаллами добродетели и друзами взаимопонимания. Все вежливо внимали, но некоторые при этом все-таки ухитрялись что-нибудь кинуть на зуб. Мегатрон даже почувствовал нечто вроде веселья, заметив, как хиаты на разных концах стола то и дело судорожно запихивают что-то в рот, немедленно принимая позу восторженных слушателей. У одного из них очень забавно остались болтаться из-под хитинового клюва чьи-то длинные суставчатые ножки, смахивающие на усы.
Родимус закончил речь на глубокомысленном "и...", видимо, взяв паузу, чтобы подвести окончательный итог. И Мегатрон вклинился в эту паузу с изяществом линейного крейсера.
- А еще нам нужен ваш энергозапас, - сказал он в полной тишине.
- Чудесная, восхитительная речь! - экзальтированно воскликнул хиат и задергал жесткими крыльями, производя неистовый треск.
Остальные поддержали его с бешеным энтузиазмом. Родимус повернул голову к Мегатрону и одарил его убийственным взглядом. Император полностью проигнорировал взгляд, в свою очередь хмуро рассматривая уклонившегося от ответа аборигена. Хиат совершенно очевидно не желал поддерживать разговор о столь важной статье экономических отношений. По правде говоря, Мегатрон сомневался, что им нужны и какие-то культурные отношения, и дипломатические сношения.
На последнем термине его заклинило, и он с бесстрастным лицом положил руку на соседнее сиденье. Ладонью вверх.
Благодаря тому, что культура хиатов не предусматривала отдельных кресел, препятствия в виде подлокотников не было, и когда Родимус с размаху плюхнулся на твердое сиденье, то угодил прямиком на оригинальную подложку. Впрочем, в самообладании ему нельзя было отказать, и он даже не подскочил, однако выражение его лица стало еще более бесстрастным, чем у Мегатрона, хотя казалось, что это невозможно. Сидящий справа от него Хэдшот покосился вниз и тоже обрел неожиданное спокойствие духа, граничащее с равнодушием обреченного на переплавку.
Мегатрон слегка сжал пальцы и сразу же расслабил. Горячий зад в его ладони напрягся, под броней задвигались механизмы. Мегатрон погладил свободным большим пальцем круто изогнутый металл, наслаждаясь его гладкостью и температурой. Недолго думая он опять включил электромагнитку на полную мощность, излучая статочную энергию в максимально возможном количестве. Энергофоры на столе приятно замерцали, а широкое поле заглотило автобота по самые кончики спойлера. Даже Циклонус, до сих пор изображавший собственный посмертный памятник, слегка поерзал на месте. Конечно, он соблюдал дистанцию, старясь не касаться императора, но не предусмотрел такой вариант развития событий. Длинные завитки излучения пощекотали его под броней.
"Закройся, - передал ему Мегатрон. - А то вымокнешь"
Циклонус с удовольствием захлопнул все каналы связи, обрубил все приемные частоты и отгородился от эмоционального фона императора напрочь.
Родимус вновь заерзал, сидя в горячей ловушке. Он чувствовал, как шевелятся пальцы Мегатрона, и вкупе с обволакивающим излучением это было невыносимо. Он постарался сосредоточиться на энергофорах, однако неумолимо начал подмокать. Капельки смазки скатывались по внутренним деталям, неудержимо стремясь вниз.
"Ах, смотрите, они выполняют ухаживание!" - восхитился глазастый Лой-цаан, щедро делясь картинкой со всеми заинтересованными.
Распустившееся гигантским цветком запаховое поле серого пришельца полностью окутало маленького и оранжевого. Зрелище было удивительно красивым.
Застолье продолжалось еще некоторое время, а потом Зар-цинн дальновидно предположил, что гости хотели бы отдохнуть. Гости подтвердили, что да, неплохо бы где-нибудь почистить антеннки и вообще расслабиться. У Распорядителя вообще сложилось впечатление, что гости до сих пор находятся в состоянии легкого потрясения, вызванного первым контактом с расой хиатов.
- Конечно, мы произведем некоторые перестановки в связи с открывшимся статусом уважаемых Родимуса и Мегатро...
- Нет! - заорал оранжевый гость, перебив красивое завершение фразы. - Это не в наших традициях! Мы живем отдельно! Всегда!
- О, значит мы все-таки угадали! - обрадовался Зар-цинн, и вдвойне обрадовался, видя, как веселится крошечная розовая женщина, прикрывая рот ладонью.
- Благодарю вас, уважаемый, - прошипел Родиус, наконец-то сумев высвободить многострадальный зад из крепкой длани. - Надеюсь, вам не составит труда выделить нам провожатых?
Взаимные раскланивания продолжились. Мегатрон разочарованно убрал руку, видя, что новоявленный партнер садиться не собирается. Ладонь еще хранила замечательное пульсирующее тепло.
- Надеюсь, что на следующий... солнечный оборот мы сможем поговорить о энергетических поставках, - неумолимо напомнил он, поднимаясь с места.
Хиаты загалдели что-то о грядущих экскурсиях, тоже покидая длинные сиденья. Мегатрон постарался сохранить прежнее выражение лица, но далось это ему нелегко. Мало того, что хрупкие разноцветные твари были на диво уклончивы, так они еще и возвышались над ним все как один! Это было особенно оскорбительно. Самому маленькому из этих хиатов Мегатрон доставал только до груди. Отчасти примиряло его с суровой действительностью только то, что хиаты отличались чрезмерно изящным телосложением, и потому даже здоровались с гостями осторожно, опасливо протягивая длинные тонкие конечности. Если бы император захотел, он бы переломал каждого из них в отдельности напополам. Он в принципе и не возражал против такого развития событий. Если хитиновые клоуны не перестанут увиливать от главной темы.
В этот момент глава внешней обороны даже не вспоминал о гигантских кораблях хиатов и об их системе превращения планетарных спутников в автономные боевые крепости на световом ходу.

Разместили всех гостей на одном этаже вычурного здания, вернее, целого комплекса, объединяющего в себе функции гостиницы, точки съездов и культурного центра. И, вероятно, подлые хиаты успели подсуетиться, перетасовав комнаты. Родимус и Мегатрон оказались не по соседству, но зато друг напротив друга. Родимус в расстроенных чувствах загрузился в отведенную рекрию и громко хлопнул внушительной дверью. Хэдшот жалобно покребся в мощную пластину, выполненную из местного растительного материала с металлическими накладками, но ответа не дождался и тогда, совершенно перестав соображать, начал ломиться в дверь к Мегатрону. Спустя невероятно долгую паузу дверь распахнулась, едва не сбив с ног автобота.
- Почему в вашей цивилизации не предусмотрено автоматическое управление дверью? - прорычал Мегатрон, глядя куда-то вверх.
Не обнаружив хиата, он опустил взгляд и наткнулся на автобота.
- Нам надо поговорить! - отчаянно сказал тот и рванулся вперед, словно собирался протаранить десептикона.
- Эй-эй-эй, - остановил его Император, - в чем дело, маленький друг? - последнее слово прозвучало не очень дружелюбно. Мегатрон возвышался в дверях непрошибаемо, как астероид.
- Это по поводу сегодняшнего, - сказал Хэдшот, уставясь в пол. - Я не хотел...
Раздался гул сервоприводов, и Мегатрон присел на корточки, чтобы иметь возможность смотреть в лицо собеседнику. Хэдшот автоматически чуть-чуть отступил. Десептикон подцепил его под подбородок холодным пальцем, заставляя поднять голову.
- А кто сказал, что я разочарован? - осклабился император Чаара. - Ты сделал мне замечательный подарок. Возможно, я даже должен поблагодарить тебя за столь своевременную реплику.
- Э...
- Спасибо, дружочек.
Мегатрон опустил палец ему на грудь и толкнул, заставив автобота отступить на пару шагов. Заем поднялся и закрыл дверь с почти неслышным щелчком.
- Я неудачник, - вслух произнес Хэдшот.

На следующий "день" (так хиаты называли половину солярного оборота) дипломатические пляски и ужимки продолжились. И еще через день. И еще два дня спустя. У гостей сложилось впечатление, что хиаты погрязли в государственных праздниках, а прилет дипломатической инопланетной миссии позволил им нырнуть в эти клятые праздники с головой и пускать там радостные пузырики ничегонеделания. Автоботы еще могли понять и стерпеть все эти мероприятия, но Мегатрон уже пребывал в состоянии весьма далеком от миролюбия. Если бы он точно знал, какими военными мощностями располагают эти инсектоиды, то давным-давно бы уже затеял небольшой ресурсный кризис в этом секторе галактики. Правда, неясно, что в таком случае делать с автоботами, охотно поддерживающими весь этот дипломатический бред...
Исходя флюидами недовольства, Мегатрон предпринял целый ряд действий, направленных на получение разведданных. ОйлСлику было предписано заняться разработкой убойных, языкоразвязывающих и просто отравляющих химикалий. Циклонус старательно примерял на себя роль солдафона, жутко интересующегося чужим вооружением и рвущегося на каждую военную или как-то связанную с военной тематикой выставку. Заодно ему полагалось облазить музеи. Шоквейв, как изначально двуличный гражданин, занялся разнюхиванием, выцарапыванием и откровенным воровством информации.
На этом Мегатрон относительно успокоился и занялся прессингом гостеприимных хозяев. То и дело в ходе какого-нибудь мероприятия он поднимал вопрос о перспективной торговле, но хиаты только взмахивали крыльями и наспинными ноголезвиями - мол, как можно говорить о делах, когда сегодня у нас праздник сбора урожая? Нет-нет, завтра у нас праздник сбора остатков урожая, а послезавтра - праздник подчищения поля после сбора остатков урожая. Нет, никак, никак нельзя нарушить славную традицию празднеств пошлыми разговорами об экономике. Совершенно невозможно.
Они не врали, не отмахивались, не отказывали - они просто не желали об этом говорить. Зато, как обратил внимание Мегатрон, они очень и очень интересовались чужой культурой, ахали и восхищались, расспрашивая об обычаях Кибетрона. Тут начиналось жуткое вранье со стороны трансформеров, старавшихся переплюнуть друг друга в изобретении нелепых традиций - чего только стоила попытка Хэдшота реабилитироваться путем заявления, что партнеры вообще не встречаются... Мегатрон тут же парировал, что традиция это устаревшая. Хиаты со своей стороны всячески выражали желание когда-нибудь на чужой планете побывать. Императору этот энтузиазм не нравился совершенно.
- А как у вас обстоят дела с защищенностью? - как-то раз поинтересовался один из хиатов, чье имя никто из трансформеров так и не смог вспомнить. - Видимо, вам нет нужды опасаться за случайные повреждения?
- Совершенно нет, - уверенно сказал Мегатрон.
- Значит, вся опасность может быть только внешней, из космоса? - снова закинул крючок хиат.
"Хм!" - очень громко транслировала Арси.
"Согласен, фем", - отозвался Мегатрон.
- У нас опасностей нет, - заявил он уже вслух. - А у вас?
- О, мы столь миролюбивы, что некому и незачем нападать на нас, - замахал лапами хиат. - К тому же у нас есть защитники из улья воинов!
- У нас тоже есть, - с похвальным спокойствием ответил Родимус.
- И это мы, - добавил Мегатрон, постучав себя по символу.
- Хотя в основном опека оказывается слишком назойливой и ненужной, - заметил автоботский посол.
- Но это исключительно в целях благополучия наших легкомысленных друзей, - закончил Мегатрон и пнул автобота под столом. На сей раз они сидели не рядом, поэтому десептикону пришлось действовать совсем не деликатно. Громко лязгнуло, и один из хиатов забавно пошевелил усиками.
"Мои ноги, болт драный!" - громко радиографировал Родимус.
"Они что-то вынюхивают", - однозначно подвел итог Мегатрон, транслируя на общей частоте.
"Обычная десептиконская паранойя", - воспротивился Тракс.
Сидящий рядом Циклонус повернулся к нему и насадил неверующего на бритвенно-острый взгляд. Тракс поперхнулся, поправил стеклышки бинокуляров и схватил первый попавшийся под руку энергофор.
Дальнейшая беседа напоминала Мегатрону клубок из проводов, разрезание хотя бы одного из которых грозило взрывом. Он понятия не имел, почувствовали это автоботы или нет, но его солдаты дружно подобрались и внимательно отслеживали каждое прозвучавшее слово.
После банкета последовали экскурсии, встречи, местная самодеятельность и многое, многое другое. Таки праздники устраивались и на Чааре, и на Кибертроне, но тут, на Жель, у Мегатрона очень быстро начал плавиться процессор и портиться настроение.
Это самое настроение ему волей-неволей спас безымянный хиат, во время экскурсии по местному парку достопримечательностей тихонько отозвавший в сторонку "достопочтенных господ партнеров". Родимус на секунду притормозил, видимо, соображая, стоит ли отказаться - поскольку партнером ему быть не хотелось, или же согласиться - дабы не бросать тень на ограду дипломатических сношений. Мегатрона занимали примерно те же мысли - отказаться из принципа или согласиться, чтоб позлить автобота, - но потом Родимус сделал неуверенный шаг вперед, и Мегатрон решительно кивнул хиату.
- О, спасибо, спасибо большое, - прошелестел сине-зеленый переросток, мерцая огромными глазищами и шевеля крыльями. - Прошу вас... вот сюда, где тень... я от имени всех полу хотел бы принести вам извинения и небольшой подарок...
- Полу- кого? - перебил его Мегатрон.
- Просто полу, - чуть растерянно повторил хиат.
- Ну полуросликов, полубезумцев, - более доходчиво разъяснил Мегатрон и позволил себе ухмылочку, заметив, как Родимус делает угрожающее лицо.
- Полу - как он, - мягко произнес хиат, тыкая лапкой в Родимуса.
Тот попробовал согнать с лица угрозу, но посередине пути она столкнулась с изумлением, и посла банально перекосило.
- А что я? - искренне удивился Родимус, на всякий случай вставая поближе к Мегатрону. Не то чтобы он опасался каких-то действий со стороны пришельца... но в случае чего удобнее скрыться за широкой серой спиной, использовав ее владельца как щит.
- Вы партнеры, несмотря на то, что ни один из вас не является... - тут хиат воспроизвел некое жуткое звукосочетание, которое лингвограмма, составленная Арси, с трудом перевела как "производящий новые протоформы". - Поэтому мы ошиблись. И мне, как представителю полу, выпала честь хоть немного загладить нашу вину.
- Ээ... спасибо. Мы не в обиде, - вежливо ответил Родимус.
- Да, нас куда больше интересует энергон, - пробурчал Мегатрон.
Хиат укоризненно посмотрел на него и сунул лапу в традиционную для всех хиатов мягкую сумку, носимую через плечо. Покопавшись там, он извлек коробочку, украшенную лентой.
- Примите, дорогой Родимус, в подарок от нас - проникновенно сказал он, сгибаясь в четыре погибели, чтобы оказаться лицом к лицу с автоботом.
- Благодарю, - автоматически отозвался тот, принимая непонятное подношение. - Это... ваша пища?
Одновременно со словами деликатный и вежливый посол открыл коробку и достал оттуда что-то непонятное - воздушное, светлое и ажурное.
- Ну что вы! - засмеялся-затрещал хиат. - Это предмет ношения! Надевается сюда и сюда, - длинный тонкий палец поочередно скользнул по ногам Родимуса снизу вверх.
- Защитные чехлы, - прокомментировал Мегатрон почти без удивления.
"По-моему, они подразумевают что-то совсем иное", - пожаловался посол Мегатрону прежде, чем успел сообразить, кому, собственно, жалуется.
"Не могу сказать, что я против, - мгновенно среагировал тот. - Любопытно будет посмотреть"
- Благодарю вас, друг хиат, - с улыбочкой сказал Родимус, вертя чехлы перед носом.
"Не дождешься", - параллельно сообщил он Мегатрону.
- Я так рад, что вам понравилось! - мелодично восхитился хиат. - А у вас тоже скоро начнется сезон спаривания?
"Был у вас один такой, в черных чехольчиках..." - рассуждал Мегатрон, но его передача оборвалась на этих словах хитинового паразита.
- У нас нет такого сезона, - громко сказал Родимус.
"И он очень любил их приспускать в общественных местах", - договорил Мегатрон, решив удовлетвориться мелкой местью, раз уж автобот все испортил.
- Как жаль! - огорчился хиат. - А ведь у нас это такая красивая традиция...
Не остановившись на сказанном, он начал разъяснять суть традиции. Согласно давно установившимся эволюционным закономерностям в период размножения хиаты начинали сбрасывать старый хитин. В условиях современного общества это был своеобразный сигнал готовности к бурной личной жизни. Отставший хитин выделывался особым образом и не покидал владельца до тех пор, пока не совершалось приятное предразмножательное действо. Потом отработавшая свой статус хитиновая броня откидывалась окончательно. Родимус уже держал подарочек на вытянутом пальце, и Мегатрон чувствовал, что автоботу хочется выкинуть его куда подальше. Хиат добавил, что подарок выполнен из синтетических материалов, и Родимус добавил к одному пальцу еще два, передумав выкидывать подношение. На этом вредительский хиат не остановился, и решил презентовать оригинальный предмет и Мегатрону для чего вновь полез в сумку. Император Чаара отреагировал четко и быстро: состроив весьма скорбную физиономию, он сообщил, что не может принимать подарки лично, поскольку все, совсем все передает своему дорогому партнеру. Да, такая вот интересная кибертронская традиция. Ничего себе и все другим. Родимус открыл было рот, но потом решил промолчать по каким-то своим, неведомым Мегатрону причинам.
Наконец-то хиат оставил их в покое, и оба довольно мирно вернулись к основной группе, безнадежно застрявшей перед гигантским панно, отображающим историю хиатов чуть ли не со дня зарождения на Жель. Правда, Мегатрон не отказал себе в удовольствии громко рассуждать на приватной частоте о несомненных достоинствах одного болтливого гонщика. Родимус хмурился и морщился, но терпел, даже не закрывая частоту. По правде, ему было интересно, что именно привлекло Блерра в десептиконах. Если послушать императора, гонщик сваливался им как астероид на голову, весь истомленный и жаждущий немедленной групповой ласки. В итоге Родимус решил, что это последствия искусственно ускоренного восприятия. И, честно говоря, слушать пошлые воспоминания десептикона было интереснее, чем чужую историю.
В результате утомительной экскурсии все нажрались какого-то редкостного энергона, и даже непробиваемый Циклонус что-то с энтузиазмом втолковывая Траксу, крепко держа его при этом за плечо. Остального Родимус не запомнил, а лезть в архивы памяти было лень. К тому же в такой обстановке...

Из приятной перезарядки его выдернул жуткий шум. Родимус поднялся на локте, машинально подвигал диафрагмами, настраивая фокус зрения, и прислушался. Шум не стихал, обретя форму пения. Да какого отвратительного! Кто-то, совершенно не обладающий слухом, но одаренный громким голосом, немузыкально орал... Родимус прислушался и резко сел, разом узнавая голос и язык. Довелось ему в свое время послушать безобразно искаженный кибертронский и подобные этой песни.
- Выходи на встречу, крошка, дай твои пощупать ножки! - горланили снаружи.
Праймас всемогущий, за что ему все это?
Родимус мучительно схватился за голову, потом оглянулся, взял одну из тех круглых мягких вещей, которые были разбросаны по платформе... то есть лежанке, и запустил ее в окно с мастерством энерголучника.
- Круглый бампер, нежный стан, крошка, джампер мой восстал! - разорялись за стеной.
А вот это уже хамство. Прайм в бешенстве вскочил с лежанки. Хорошо известный неизвестный замолчал, потом послышался четкий шум вентиляции, и уже следом - сладостное мурлыканье.
- Прррайм, - позвали оттуда же. - Иди ко мне.
Родимус подскочил к окну, пылая праведным гневом и от этого не соображая, что в самый раз выполняет наглую просьбу. Как и всё у хиатов, окно это было огромным. К счастью, под нижней границей находился выступ - видимо, чтобы можно было с удобством на нем посидеть, полюбоваться тремя лунами. Сначала Родимус хотел запрыгнуть на него с ногами, но потом передумал и взгромоздился только коленями. И так хватит.
Высунувшись за окно, он был тут же сграбастан за руку и дернут вниз. Рефлекторно отшатнувшись, Родимус высвободился, но от жуткого падения уже не удержался... и благополучно уперся ладонью в очередной выступ - уже на внешней стене. Этот, видимо, создавали, чтобы различным орущим под окнами типам было куда пристроить свой зад, дабы пообщаться с пассией, находящейся в рекрии. Орущий тип как раз упирался локтями в выступ, в остальном явно нагло используя антигравы. Родимус уставил на него палец, открыл рот и издал жуткое шипение, подавившись кучей обличительных фраз, крутившихся в процессоре.
- Да-да? - с энтузиазмом произнес Мегатрон, лыбясь во всю физиономию.
- Ахххх ты сссс... - Родимус вновь захлебнулся, но на этот раз ткнул пальцем в подбородок десептикона.
Император всея Чарра поднял взгляд, наткнулся на высоко задранный бампер, сияющий в лучах местного солнца, и почувствовал, что все его дипломатические намерения обхаживать и облизывать неуступчивого автобота рассыпаются в прах. Хотя-я... облизать он бы не отказался.
Первым делом он, не переставая улыбаться, прихватил Родимуса за палец дентопластинами. Потом расцепил руки, протянул одну и все-таки положил на соблазнительный зад, тут же властно сжав. Ладонь была большая, а зад - маленький и округлый, поэтому пальцы сразу легли на паховую пластину. Родимус охнул и немедля выдернул собственный палец, едва не ободрав краску. В следующее мгновение он без раздумий треснул императора по лицу, а тот сильно дернул - и тогда Родимус действительно вывалился из окна. Мегатрон успел чуть отодвинуться от выступа, и как только Родимус увидел под собой многометровую пустоту, в нем тут же сработала программа самосохранения. Он мгновенно вцепился в ближайший надежный объект, которым, само собой, был паскудный десептикон. Плюнув на все правила приличия, он юрко, как дроид, буквально вскарабкался по массивной фигуре, после чего схватил Мегатрона за острые наголовные выступы и попытался затрясти. Не очень получилось.
- Что тебе надо под моими окнами с утра пораньше? - зашипел посол. - Что ты орешь? Что тебе неймется?
- Странный вопрос, - почти возмутился Мегатрон. - Я хочу тебя видеть.
- Хоти меня видеть во время официальных церемоний!
- Там слишком много народу, - ответствовал Мегатрон. - И меня раздражают эти сине-зеленые дылды.
- Они эстетически прекрасны, - из вредности возразил Родимус, а потом почувствовал, что здесь что-то не так.
Быстро оглянувшись, он понял - Мегатрон успел переместиться в пространстве ровно настолько, чтобы встать на подоконник, и по всему выходило, что Родимус совершенно добровольно висит на нем с руками и ногами. Мысленно плюнув, он аккуратно отпустил чужую голову, разжал ноги и спрыгнул.
- Вон из моей рекрии, - сказал он, точно зная, что никуда Мегатрон не уйдет.
- Ни за что, - подтвердил тот, тоже спрыгивая на пол, но с гораздо большим грохотом.
Потом огляделся и направился прямо к лежанке, тяжело ступая по настилу, сплетенному из органических растений. Родимус прислонился к стене возле окна и скрестил руки на груди, задумчиво оглядывая спину десептикона. Не то чтобы он примеривался, куда можно выстрелить... Просто забавно, странно и необычно было разглядывать Мегатрона в таком интерьере. К тому же разительно изменившееся поведение наталкивало на мысль, что вчера было что-то эдакое, позволяющее Императору так вести себя сегодня. О не-ет... Родимус мысленно застонал и ринулся в собственные банки памяти, спеша прокрутить события минувшего дня и вытрясти из них что-нибудь, поясняющее ситуацию. Впрочем, ничего слишком предосудительного он не нашел, разве что очередные факты вопиющего излучения со стороны Мегатрона. А потом он жаловался десептикону на нелегкую посольскую долю... хмм... Родимус подозрительно изучил кусочек записи, демонстрирующей его собственные руки, хватающиеся за толстенное предплечье десептикона, но ничего предосудительного в этом жесте не обнаружил. Затем угол съемки изменился - взгляд посла явно двинулся вниз - и Родимус с неприязнью выяснил, что сидит отнюдь не как полагается послу, а вовсе даже перекинув обе ноги через десептиконское бедро. Впрочем, это все еще ничего не меняло - автоботы были весьма тактильными созданиями, сие общеизвестный факт. Поэтому кричать "караул!" на фоне того, что ты с кем-то немного потерся, было бы глупо. Что еще?
Тем временем Мегатрон обошел всю комнату, словно искал некий тайник, и, не найдя его, плюхнулся на широкое ложе, покрытое органическими материалами. Родимус уже успел обнаружить, что, оказывается, позволил себе вкушать всякие мелкие сладости из десептиконских рук во время миновавшего торжества, будь оно неладно. Это, конечно, было несколько хуже.
Мегатрон словно услышал его рассуждения (хотя Родимус тщательно блокировал внутреннюю связь) и полез в набедренный отсек. Мгновением позже на свет появилось что-то блестящее, цвета энергона.
- Хочешь, Прайм? - с полуулыбкой предложил Мегатрон.
- Вон отсюда, - утомленно произнес Родимус, отрываясь от окна и направляясь к Мегатрону. - Я серьезен.
- Хорошо, - неожиданно сказал Мегатрон, поднимаясь. - Я уйду. Но только сегодня.
Родимус хотел ответить что-нибудь ехидное, но не успел. Мегатрон сделал один широченный шаг, мгновенно оказавшись рядом, и склонился, словно переломился в поясе. Поймал автобота за руку, слегка потянул к себе и... Родимус застыл на месте от изумления. Император Чаара, так же известный как главный среди десептиконов, кои обладают многими пакостными качествами характера, - он поцеловал кончики пальцев автоботского посла. Скорее даже просто коснулся их губами. Прайм глупо мигнул оптикой. А в следующий миг то, что десептикон держал в руке, оказалось в его не менее глупо приоткрытом рту. Родимус автоматически сомкнул челюсти, ощутил вязкую сладость, разлившуюся по языку, и так же автоматически сглотнул. Только потом до него дошло, что он сделал, и он по-настоящему испугался, немедленно вспомнив про злокозненного химика, прописавшегося в состав дипломатической миссии.
- Не бойся, - сказал Мегатрон, в очередной раз занявшись преступным мыслечтением. - Там ничего нет. Вчера в твоем исполнении это выглядело очень... провоцирующе. Я решил повторить.
Родимус еще раз сглотнул, уж слишком липким был лопнувший энерголеденец.
- Нет, спасибо, император, я сейчас в здравом уме, - ответил он, выдернув по-прежнему удерживаемую руку. Хотя оказываемое внимание было приятно, и тот, кто скажет, что подкатывание со стороны столь высоких персон может не польстить - пусть первым включит дезинтегратор.
Мегатрон очень внимательно посмотрел на него, выпрямился, развернулся и покинул его, на секунду притормозив у двери, которая все никак не желала реагировать привычным кибертронским способом. Родимус вздохнул, все еще чувствуя привкус неожиданного угощения, и сосредоточился, вспоминая, какая программа запланирована на сегодня. Чтоб этим хиатам пусто было.
Мегатрон покинул уютную рекрию посла в приподнятом положении духа, несмотря на резко заявленный отказ от общения. Все-таки он был не кем-нибудь, а самым главным десептиконом, и задумки имел соответствующие. Дареная конфетка, так ловко впихнутая между дентопластин автоботу, действительно почти ничего не содержала... За исключением хитрой комбинации нейронного воздействия, подвязанной на излучение определенного трансформера. Мегатрон не собирался вызывать у автобота похотливый припадок или внезапную ошалелую влюбленность. Ему нужно было, чтобы оранжевый трансформер начал относиться к нему с симпатией. Не коситься с подозрением каждые три секунды и не ждать подвоха. Собственно говоря, нужно было доверие. На базе которого Мегатрон собирался выстроить прочные отношения, увенчанные замечательным и бурным интерфейсом.
Император прекрасно видел, что его доверенные воины, спустившиеся на эту гнусную планетку, то и дело алчно поглядывают на разноцветных и бодрых автоботов, явно лелея нечто большее, чем создание крепкой межрасовой дружбы. Отставать он не собирался, и без лишних предисловий потребовал от ОйлСлика строго определенной химии. Тот не стал долго раздумывать и выдал необходимый результат за пару часов, закатав его в красивый энергоновый леденец. Похоже, он тоже отметил интересную особенность автоботов - они все были жуткими сладкоежками. Мегатрон живо представил, как суровый и неприступный Магнус втайне обжирается энергоновым безе, запивая его сгущенным и подслащенным энергоном, и фыркнул от смеха.

Последующие три дня безумная праздничная вакханалия продолжалась. Дорогих гостей таскали по всей планете, предъявляя самые разнообразные памятники культуры. Архитектура, промышленность, пищевое хозяйство... не было только одного - энергоновых источников. А ведь планета была буквально напичкана ими - стоит включить собственные анализаторы, как они зазудят на высокой торжествующей ноте, сигнализируя о находке. Просто ложись и копай голыми руками. К утешению Мегатрона, его команда уже рассосалась, и теперь регулярно то один, то другой слали сообщения из разных уголков планеты. Информационная база потихоньку обретала очертания, складываясь из груды хаотических сведений. Вполне вероятно, что автоботы занимались тем же самым шпионажем, но Мегатрона это не слишком заинтересовало. Разве что периодические выкладки Арси, не могущей удержать в себе массу интереснейших с ее точки зрения сведений, удостаивались внимания. То она рассказывала про очередной семантический загиб в коммуникативном поведении хиатов, то вещала о невероятной для органических существ сплоченности, то еще о чем-нибудь столь же абстрактном.
По большей части Мегатрон присматривался к собственной перспективной добыче. Родимус перестал пялиться на него как голодный дроид, ошпаренный кислотой. Более того - когда выдавалась возможность, скажем, выбрать место для проведения очередного застолья или просмотра какой-нибудь редкости, автобот в порядке само собой разумеющегося действа оказывался рядом. Мегатрон внутренне ухмылялся и строил глобальные планы, украшенные буйной десептиконской фантазией, однако внешне оставался политкорректен до приторности. А заодно выполнял целый ряд деталей этикета, обычно предназначаемых для ведомых партнеров или для фемок. В их число входило как открывание дверей, так и пододвигание всяких деликатесов, как покровительственное внимание ко всем высказываемым мыслям, так и ненавязчивая опека во время различных шумных мероприятий.
На очередном празднике многие хиаты в восхищении складывали усики в замысловатые фигуры, видя как большой (по условной мерке) и серый гость вроде бы равнодушно проводит рукой над головой маленького и оранжевого, но при этом мгновенно отлавливает радужных прыгунцов и пискучие соцветия, не давая им шлепнуться на гладкий блестящий шлем.
- Ну и флора тут, - протянул Родимус, щеголяя новым словечком, выведенным Арси на основе постоянного изучения чужого языка. - Такая... энергичная.
- Я полагаю, что частично это фауна, - поправил Мегатрон, точно так же используя новый термин, после чего опять отловил несколько радужных пузырьков и два вибрирующих растения.
Третье он поймал, уже бросив на землю предыдущую добычу. Растение было молчаливым и идеально симметричным, к тому же радовало оптику богатым цветовым спектром. Поразмыслив мгновение, император аккуратно перехватил растение двумя пальцами и протянул автоботу.
- Зачем это? - искренне удивился тот, но растение взял.
- Кажется, это украшение, - пояснил Мегатрон, кивая на безудержно порхающих и снующих хиатов, многие из которых были просто увешаны гирляндами таких растений.
- Оо, - глубокомысленно отозвался Родимус.
Подумал, принюхался к аромату растения и сунул его под шеврон. Помимо сладкого запаха в атмосфере клубящимся облаком расползалось электромагнитное поле десептикона. Прайм слегка повел плечами и с трудом заставил себя сдерживаться. На волю прорвалось только несколько ответных завитков, недвусмысленно окрашенных нежно-бирюзовым. Если, конечно, знать в каком спектре зрения смотреть. Мегатрон знал, и Родимус остро чувствовал его за спиной, словно турболиса - охотника. К тому же он стоял на возвышении, и ему казалось, что еще чуть-чуть - и он затылком почувствует горячее дыхание систем вентиляции. Но пока что он чувствовал только низкую пульсацию эм-поля. Родимус чуть беспокойно покосился в сторону, где Арси с каким-то хиатом весело трещали на непереводимом диалекте. Универсальный лингвист, что еще сказать... Тракс, обвешанный растениями не хуже иного хиата, что-то с жаром рассказывал коллегам. Часть автобтов разбрелась между длинных столов, то и дело тягая с них что-нибудь аппетитное. Напряжение со стороны Мегатрона ощущалось так четко, что в конце концов Родимус не выдержал. Легко спрыгнул со свого возвышения и шагнул назад. В спину, вернее пониже крестцового отдела тут же уперлась тяжеленная и острая коленная накладка. Родимус чуть двинулся, уже собираясь отстраниться от столь опасного соседства, но владелец накладки положил руку ему на плечи, сграбастав и спойлер заодно, наклонился и проникновенным голосом поинтересовался, не желает ли достопочтенный посол отведать чего-нибудь вроде энергоновых кристаллов. Родимус стрельнул взглядом по сторонам, не увидел осуждения ни на чьих лицах и почти кокетливо дал согласие. Вообще-то ему даже показалось, что в мимолетном взгляде Хэдшота мелькнула зависть...
Хэдшот действительно позавидовал совершенно искренне. Он сам был бы не прочь стать объектом ухаживаний со стороны такого значительного партнера. Даже на фоне гигантских аборигенов Мегатрон ухитрялся производить сногсшибательное впечатление. Глядя как кэп вдохновляюще виляет задом, будучи сопровождаемым к одному из столов, Хэдшот неожиданно мысленно хихикнул. Ну кто бы мог подумать... Он даже пожалел, что остальные десептиконы оказались такими ценителями местной культуры и разлетелись по всему гигантскому государству хиатов. Любопытно, как они вообще смотрят на романтическую часть жизни? Прямо микросхемы чесались поучаствовать в эксперименте добровольцем.
Родимус вздохнул, видя, как Мегатрон небрежно отодвигает в сторону многочисленные настольные приборы и широким жестом предлагает сесть, одновременно другой рукой выставляя на очищенное пространство пластину для блюд. Интересно, когда же это он, Родимус Прайм, перестал смотреть на десептикона с извечной автоботской подозрительностью? Чем именно подкупил его Лорд Мегатрон и из-за чего принимать оказываемые им знаки внимания так приятно? Возможно, все дело было в безукоризненных манерах. Несмотря на периодически прорывающиеся черты грубияна, Мегатрон на девяносто девять процентов сохранял безупречный аристократизм, приправленный должным высокомерием плюс уверенностью в собственной неотразимости. Весь этот мощный коктейль изливался на одного автобота, что последнему несомненно льстило. Родимс прищурился и отправил в рот сразу парочку энергоновых кристалликов. Вкусно.
Мегатрон совершенно невозмутимо подложил очередную убойную дозу искусственной химии, заточенной в сладкую оболочку, на плоскую круглую пластину перед Родимусом. Прайм рассеянно сгреб подношение вместе с другими хитро поблескивающими кристаллами и тут же употребил.
- Кстати говоря, я слышал, что мой подарок тоже находится у тебя, - светским тоном сообщил Мегатрон.
- Я его вместе со своим отложил, - после секундной паузы отозвался Родимус. - Не думаю, что тебе понравилась бы ткань, оборачиваемая вокруг бедренной секции.
Мегатрон фыркнул, действительно не обрадовавшись такой перспективе.
- Но на защитные чехлы я бы посмотрел, - вкрадчиво заметил он.
- Даже не знаю чем помочь, - парировал Родимус, подозрительно глядя на Флапа, уже прикорнувшего за дальним столом.
- Ты мог бы устроить мне персональный показ.
- Исключено, - решительно сказал Родимус.
Мегатрон положил руку на резную спинку общей скамьи. Пожалуй, он мог бы сжать в ладони упрямую голову посла и... Впрочем, сейчас деструктивные мысли еле-еле тлели.
- Как раз в порядке исключения, - выразительно проговорил он, отрегулировав обертоны на самый интимно звучащий уровень.
- Я не собираюсь напяливать на себя подобие чужой изношенной брони, - раздраженно сказал Родимус.
- А кстати, откуда ты знаешь, как выглядел мой подарок? - промурлыкал десептикон.
Родимус едва не подавился очередным энергоновым лакомством и автоматически отодвинулся. Только мгновение спустя он понял, что опасается удара сбоку. Он хотел отодвинуться еще чуть-чуть, однако сервоприводы Мегатрона издали мягкое вжиканье, а тяжелая рука, возлежащая на спинке скамьи, чуть повернулась. Кисть руки обманчиво небрежно опустилась эдакой преградой, и Мегатрон пару раз стукнул длинными пальцами по все той же резной спинке.
- Мне показалось, что упаковка несколько странная, - почти невозмутимо сказал Родимус. - Поэтому я решил проверить. Вдруг там находилось что-то... скоропортящееся, например.
Пятипальцевая угроза не убралась, но растеряла значительную часть своей угрожаемости.
- Мне кажется, что мы никогда не выберемся из этих праздников, - вздохнул Прайм в целях поддержания беседы. - Кажется, мы тут уже оборотов десять торчим.
- Одиннадцать, - педантично поправил Мегатрон. - Разве твоя команда не собирается сбором сведений?
- Возможно, возможно, - туманно ответил посол, не желая сдавать собственных разведчиков. - Ладно. Я не вижу смысла оставаться тут еще дольше. Похоже, они скоро начнут свои хороводы. Не хочу оказаться засыпанным мусором.
Мегатрон издал согласное ворчание. Традиционные полеты хиатов в гигантских хороводах вздымали с поверхности почвы все, что обладало относительной легкостью - и оно обязательно летело в лица гостям, вынужденным передвигаться по земле. Ни автоботы, ни десептиконы не стали демонстрировать хиатам способность к трансформации и тем более - встроенное оружие.
Родимус все-таки отодвинулся, ловко избежав хватания за спойлер, бочком перебрался на дальний конец скамьи и поднялся. Вполне официально распрощавшись с Мегатроном, он двинулся к гостевой резиденции, в которой они пребывали вот уже второй оборот. И он опять чувствовал, как тяжелый взгляд буквально пробуравливает его спину насквозь. И не только спину, кстати говоря.

Добраться до личной рекрии удалось не сразу, потому что пришлось иметь дело с несколькими хиатами, жаждущими общения с представителем иной цивилизации. Когда Родимусу все-таки удалось оказаться в своем убежище, он морально устал. К счастью, все разведданные скидывались на коммлинк, а не напрямую к нему в память. Если бы пришлось иметь дело с таким широким потоком данных, он бы точно свихнулся. Оказаться на чужой планете с синдромом перегорания - не больно-то весело.
Плюхнувшись на лежанку, он облегченно вздохнул и потянулся, с хрустом разминая каждый самый мелкий сервопривод. Ему было необходимо как-то отвлечься.
Вот, допустим...
Он покосился на заботливо поставленный на полку подарок. Небольшая аккуратная коробка с чехлами внутри. Он еще толком не рассматривал их, в памяти осталось только впечатление легкости и ажурности. Подарок, предназначавшийся Мегатрону, стоял на полу и был почти целиком обмотан лентой, завершающейся целым ворохом петель. Словно гигантское растение вроде того, которое до сих пор находилось за его шевроном. Родимус вздохнул и поднялся. А почему бы и нет?
Местное светило уже исчезло за линией освещенности, и он включил искусственный свет, чтобы видеть окружающий интерьер во всем богатстве красок. Очень кстати оказалась отражающая поверхность, частично украшающая одну из стен. Родимус взял собственный подарок и осторожно снял крышку. Извлеченные чехлы действительно были полностью декоративны. Он отложил один из них, а второй начал натягивать на ногу. Искусственная ткань плотно облегал броню, и белый узор экзотически прорисовался на оранжевом фоне. Следом пошел еще один чехол, и Родимус полюбовался собственным отражением, неожиданно приобретшим столь интересные новые детали. Подумав еще секунду, он с головой нырнул в чужой подарок, выудив оттуда длинные цепочки из блестящих полупрозрачных шариков, капель и кристаллов. Лихо обмотавшись ими, Родимус сделал пируэт, заставивший бы удавиться от зависти любого кибер-ниндзя, и приземлился в грозную боевую стойку. Еще раз посмотрел на себя в отражатель и фыркнул. Не-ет, определенно боевая стойка не вязалась с его новыми элегантными модификациями. Почесав в затылке, Родимус подошел к лежанке и сдернул с нее кусок ткани. Завернувшись в него, официальный автоботский посол элегантно вытянул ногу, чтобы та не скрывалась под тканью, и сверкнул линзами в отражатель. Так выглядело намного лучше. Родимус представил, как в таком виде возвращается на Кибертрон и захохотал. Вот он входит к Ультра Магнусу и первым делом - опа! - выставляет ногу в белой оплетке. Родимус представил, как у старого генерала от возмущения с антенн срываются синие искры, и развеселился еще сильнее. Вот Магнус гневается и вопит, что это совершенно недостойное поведение... А он, Родимус, принимает самую обольстительную позу из своего арсенала и интересуется - не слишком ли Магнус взволнован? Ведь это так вредно для поршневой системы... Грозное начальство восстает из-за стола, однако вместо ярости на его лице написано уже совсем другое выражение...
Родимус снова захохотал, раскрутил ленту с коробки для Мегатрона и нацепил ее на себя. По его мнению он тут же стал сам напоминать большое и несомненно прекрасное растение. Да-а, Кибертронская пресса содрогнулась бы, вздумай он действительно явиться в таком виде домой.
- Оо, дорогой Магнус, - пропел он, склоняясь в коротеньком приветствии. - Кажется, вы взволнованы?
Невероятное количество петель на ленте мешало свободно двигаться, и в результате он решил красиво разместиться на еще одной лежанке - маленькой, с подголовником. Припомнив все эротические кадры виденные им в разнообразных сетевых журналах, он постарался устроиться ничуть не хуже.
- Да, дорогой Магнус, вы действительно взволнованы, - заключил он.
Ухмыльнувшись, он на секунду опустил диафрагмы, а подняв их, скользнул взглядом по тускло поблескивающей отполированной стене. В стене отражались фигурные переплеты, удерживающие куски стекла - после визита Мегатрона Родимус категорически отказался селиться в комнатах с открытыми оконными проемами - а вот уже за стеклянной преградой...
Прайм резко сел и гневно уставился за окно. Фигуру, возвышавшуюся среди множества растений, он просто не мог не узнать. Несмотря на темноту здешнего полуоборота, Мегатрон, казалось, состоял из космического мрака, по ошибке помещенного на мирную планетку. Оптика, полыхающая ядерным огнем, только усугубляла положение. Ну или подчеркивала, это как посмотреть.
- Уйди, император извращенцев! - воззвал Родимус, неловко пряча ноги под ткань.
Тень за окном блеснула оптикой и пошевелилась. Родимусу показалось, что он видит блеск дентопластин, оскаленных в ухмылке. Он остро пожалел, что окно не обладает свойствами поляризации. Ну ладно. Похоже Мегатрон успел рассмотреть все что хотел, и дальше прятаться просто глупо. Родимус встал, откинув ткань, и решительно направился к проему. В этот момент тень подняла руку и одним пальцем толкнула стекло. Переплет скрипнул, и окно попросту открылось, оказавшись подобием двери. Прайм открыл рот, не в силах подобрать достойные слова, а Мегатрон уже перешагнул низкий порожек и оказался в рекрии.
- Это мой подарок? - с почти искренним любопытством спросил он. - Автобот, обвязанный ленточкой и обвешанный кристаллами? Какое интересное чувство прекрасного у этих аборигенов...
- Ничего подобного - хрипло возмутился Прайм, наконец-то совладав с голосом. - Я сам по себе.
- А бантик? - тоном обвинителя спросил Мегатрон.
- Какой... бантик? - повторил незнакомое слово Прайм.
- Эта штука называется бантик, - Мегатрон указал на петли, ворохом собранные за спиной Родимуса. - По крайней мере, ваш лингвист сказал, что это так.
- Слишком много общения с моим лингвистом, - пробурчал Родимус себе под нос. - Ты же сказал, что тебе не нужны подарки, - уже громче напомнил он.
- Смотря какие, - откликнулся Мегатрон, пожирая его взглядом. - Раз уж ты решил примерить роль моего подарочка, то...
- Ничего подобного! - тут же отказался Родимус, начиная сдирать с себя эксклюзивную обертку. - Забирай! Целиком и полностью передаю в твое распоряжение!
Не дав ему разоблачиться до конца, Мегатрон шагнул вперед, присел на корточки и сграбастал Прайма за талию одной левой. При этом он не произнес ни слова, прекрасно зная, какой эффект оказывают такие действия, и предоставляя Прайму право отреагировать.
- Ничего у нас не получится, - решительно, но с нотками отчаяния сказал Прайм. - Никогда.
- Почему же? - протянул Мегатрон.
- Дело даже не в том, что ммм...
- Мы враги? - любезно подсказал Мегатрон.
- Я не это имел в виду, - нахмурился Прайм.
- А что тогда? - Мегатрон потянул его еще ближе.
- Вот что, - сказал Родимус, хватаясь за его наплечники и глядя прямо в оптику настойчивого собеседника.
- Детальнее, Прайм, - нахмурился десептикон.
- Ты вдвое выше меня и втрое тяжелее, - раздельно произнес Родимус. - Я могу смотреть тебе в лицо только потому что ты фактически сидишь на полу. У тебя рука толще моего корпуса.
Нет, ну конечно ему было приятно, что у него появился столь большой во всех смыслах слова поклонник. Особенно, пока он не предпринимал никаких активных действий. За широкой спиной было довольно удобно прятаться в случае чего, но когда эта спина оборачивалась к тебе передом... и когда начался переход от слов к делу, то объект привязанности начал испытывать чувство легкого беспокойства, которое вот-вот грозило перейти в категорию ужаса обыкновенного.
- А остальное устраивает вас, посол? - ухмыльнулся Мегатрон.
- Этого недостаточно? - картинно изумился Родимус.
- Я всегда считал, что дипломаты отличаются особой гибкостью... и широтой... взглядов, - заявил Мегатрон.
Родимус хотел отступить, однако ладонь на талии опустилась чуть ниже, и он почувствовал, что от следующего рывка может потерять равновесие. Мегатрон продолжал пристально смотреть на него, поэтому Прайм даже не уловил момент, когда император десептиконов пустил в ход другую руку. Широченная по меркам автобота ладонь заставила его волей-неволей раздвинуть ноги, и горячий металл соприкоснулся с его собственной паховой броней.
Родимус успел сказать ровно одно междометие, прежде чем его ударило низкочастотным импульсом. Он автоматически попробовал отшатнуться, однако Мегатрон само собой не был настроен отпускать его. Целая последовательность импульсов вонзилась в пах автобота, заставляя внутренние мембраны яростно содрогаться. Прайм очень громко и мелодично вскрикнул. Еще несколько импульсов заставили его колени подогнуться, а генераторы - заискрить.
- Прекрасный подарок, - хрипло сказал Мегатрон, потирая интимную область автобота.
Родимус странно всхлипнул и закрыл рот ладонью. Он не особо интересовался, как у кого с этим делом, но когда возбуждался лично он сам, хладагент начинал подниматься прямо по горлу, норовя заполниться рот и пролиться из уголков губ. Жидкость можно было сглотнуть, перекрыть шлюзы, но тогда она бы точно нашла другой выход... а если перекрывать все отводы, то перегретый синтетик начнет повреждать магистрали...
Лихорадочные размышления были прерваны очередным импульсом. Родимус судорожно заглотал антифриз и налил топливом на последствия. После следующего импульса нижние шлюзы открылись, и перегретая начинка хлынула в ладонь мучителя. Колени у Прайма ослабели окончательно.
- Просто восхитительно, - промурлыкал Мегатрон, придерживая намочившего его руку автобота.
Вздрагивая от терзающего нейронную сеть возбуждения, Прайм попробовал отступить, но тщетно. Пути вправо и влево тоже были перекрыты - Мегатрон сидел, широко раздвинув колени и заперев Родимуса в ловушке из собственных бедер. Можно было его толкнуть, однако что-то подсказывало Прайму, что это будет плохой затеей. Пока он все обдумывал, Мегатрон решительно взял все на себя, лишив Прайма возможности сомневаться и дальше. Резко поднявшись, он перехватил автоботского посла словно тренировочный манекен, и широкими шагами двинулся к лежанке. Усевшись на мягкую ткань, застилавшую лежанку, он закинул ногу на ногу и усадил Родимуса сверху.
- Я не согласен, - панически сказал Прайм, начиная елозить. - Я не могу. Я тебя убью, честное слово.
- Я еще ничего не сделал, - ухмыльнулся Мегатрон, протянул руку и коснулся пальцами его шлема. - Поверни ко мне голову. Ну давай же.
Родимус извернулся, чувствуя, какая горячая броня у десептиконского Императора, и уставился прямо на него, полыхая линзами.
Мегатрон с видом фокусника выудил откуда-то подозрительно знакомый леденец. Родимус подался назад и с видом оскорбленного достоинства сразу же вслух обозначил, что лопать сомнительные сладости не собирается. Однако означенная сладость так шибала по всем обонятельным датчиком набором химических испарений, что от жадности у него почти дрожали руки.
- То, что я не могу иметь, я хочу хотя бы пощупать, - сообщил Мегатрон, подсовывая автоботу умопомрачительное лакомство.
Расшифровав это как "не трахну, так полапаю" Родимус быстро согласился на угощение и открыл рот. Император, словно дорвавшийся до первой фемки юнец, с удовольствием поводил сладкой игрушкой по языку посла. Леденец начал быстро таять, и Родимус хотел сглотнуть сладкую жидкость, но Мегатрон не дал ему этого сделать, и искрящиеся розовые струйки потекли на грудь Прайма.
- Фу, - неодобрительно сказал Родимус и облизнулся.
- Немного липкости не повредит, - заверил его Мегатрон.
В результате продолжающихся игр леденец так и не оказался в положенном месте, а неравномерно распределился по броне Родимуса и Мегатрона. Последнему досталась самая малость. Сочтя такой расклад неудовлетворительным, Мегатрон вновь занялся фокусничеством и извлек из небытия очередное лакомство. Родимус вздохнул и привычно открыл рот.
- Нет, сейчас мы будем действовать иначе. Это релаксант, - сказал Мегатрон. - Приподнимитесь, дорогой посол.
- Знаете, император, мне вполне ясен ваш намек, - сухо сказал Прайм. - Но я на это не согласен. Я по-прежнему считаю, что мы несовместимы. И я имею в виду не только физиологические параметры.
- Я думаю, что сейчас ты не в том положении, чтобы вспоминать о статусах и рангах, - заметил десептикон. - Остальное исправимо.
- Нет, - Родимус поднял руку, и его тройные генераторы на предплечьях заискрили.
- Я только потрогаю, - Мегатрон позволил себе улыбку и уже совсем другим тоном добавил: - Пожалуйста.
Прайм задумчиво покатал на языке остатки сладкого угощения, вздохнул, в который раз подивился тому, как лояльно относится к авансам большого десептикона, традиционно испытал приступ гордыни и кивнул.
Убрав броню, он взялся за массивное плечо и легко приподнял себя - ровно настолько, чтобы пропустить чужую руку. Мегатрон издал глубокое одобрительное мурлыканье и покатал в пальцах леденец. Прайм успел заметить, как курится над ним подозрительный парок, а затем Мегатрон резко подсунул под него руку и втолкнул угощение совсем не туда, куда полагалось бы. Родимус не совладал с вокалайзерами - громкий металлический визг отразился от стен рекрии, загулял эхом и медленно растаял.
- Оно холодное! - взвыл автобот, тщетно пытаясь соскочить с широкого колена и дико крутя бедрами.
Ледяной кристалл, оказавшись в тугих горячих объятьях, тут же начал таять. Родимус содрогнулся с ног до головы, а мгновение спустя внешняя оболочка подставного лакомства растворилась, и его нейросеть прошиб горячий жар сгущенного и заряженного энергона. Родимус приподнялся, снова опустился, поерзал и издал долгий стон. Ему стало невероятно жарко, особенно в узком месте, где находилась эта… гадость. Он почти чувствовал, как расширяются маслоотводы и напрягаются сенсорные датчики.
- Ооо... - снова протянул он, вздрагивая от блаженства. - Пусти... пусти... оох...
Мегатрон не давал ему пошевелиться, стиснув в ломающем объятии. Родимус мог разве что поерзать, дразня и без того перегретые сегменты интерфейс-системы. Предательский леденец уже полностью растаял, и теперь вытекал из него, пробираясь крохотными струйками между деталей. Ощущение было острым и сильным, но весьма далеким от перезагрузочного, и как бы Родимус ни ерзал, Мегатрон не давал ему разрядиться. Прайм уже вовсю елозил, страстно пытаясь простимулировать себя достаточно, чтобы излиться на эту чудесную чуть шероховатую броню... ооо!
Мегатрон положил на дрожащий серебристый язык очередной леденец, теперь уже напичканный той самой химией, и из Родимуса потекло гораздо сильнее. Мегатрон чувствовал, как дрожат его бедра и на повышенных оборотах трудится перегретый двигатель. Родимус сомкнул челюсти, глухо застонал и сделал глотающее движение. Химия отправилась в занимательное путешествие, и Мегатрон одобрительно кивнул. Убедившись, что теперь посол вряд ли соскочит с него и убежит с воплями гнева и ужаса, Мегатрон слегка разжал руки, а потом развернул Родимуса лицом к себе и вынудил встать. Взъерошенная промежность оказалась совсем рядом, поэтому он просто не мог отказать себе в удовольствии поласкать ее. Под протестующее рычание он медленно подцепил плотно скрученные провода, оттянул их и попробовал погладить рефлекторно стискивающиеся детали под ними. Большим пальцем он надавил на несколько возбужденно приподнявшихся сенсорных пластинок. Родимус вскрикнул и сделал недвусмысленное движение, пробуя добиться большего. Ноток протеста в его голосе больше не слышалось. Мегатрон тщательно покрутил пальцем, ощутил как резко ослабевает сопротивление, и неожиданно почувствовал мягкую поверхность основного фильтра. На грудную броню ему что-то капнуло.
Он поднял голову и посмотрел на посла. Родимус остановившимся взглядом смотрел куда-то в стену, а из уголков чуть приоткрытых губ струйками бежал антифриз. Кажется, он сочился даже из подшлемных воздухоотводов. Мегатрон ухмыльнулся и продолжил. Свободной рукой он вытащил последний заначенный на сегодня леденец и недолго думая пропихнул между напряженных бедер, предварительно убрав палец. Исчезновение игрушки вызвало у Родимуса недовольный стон, а появление новой - задыхающийся радостный скулеж двигателя.
- М... Мегатрон... - наконец-то собрался с силами автобот. - Т-ты извращенец... кто тебя научил так использовать эти... ооо... это же сладости... ааах...
- А кто сказал, что это надо глотать? - последнее слово Мегатрон особо выделил голосом. - Такие штуки употребляются несколько иным путем, их специально для этого делают.
- Вытащи... вытащи... аа, я не могу большеее...
Родимус отчаянно задергал задом, чувствуя, как крохотная причина его изысканных страданий медленно тает на поверхности сверхчувствительной мембраны.
- Вытащиии... - просипел Родимус на остатках здравого смысла.
- Как скажешь, - неожиданно согласился Мегтарон.
Секундой позже Родимус сильно пожалел об этой своей просьба. Мегатрон с совершенно серьезным выражением лица запихнул в него два пальца и попробовал стереть полурастаявший леденец. Неимоверно напряженные внутренности тут же отозвались пульсацией, от которой Прайм едва не вылетел на перезагрузку. Он кусал себя за язык, цеплялся за наплечники Мегатрона и терпел из последних сил.
- Не получается, - резюмировал Мегатрон, - слишком далеко все зашло, да и пальцы у меня немаленькие.
- Это... точно, - сквозь стиснутые дентопластины процедил Родимус.
- Попробуем иначе, - не смутившись, сообщил император и одним движением опрокинул Родимуса на спину, оказавшись сверху.
Прайм даже не смог заорать. От резкого перемещения в пространстве остатки леденца радостно брызнули горячим. Прайм заизвивался, елозя бампером по мягкому покрытию платформы. Мегатрон посмотрел на него с неопределимым выражением лица, а потом сдвинулся чуть назад, сильно наклонился и... Родимус возопил от негодования, ощутив происходящее всем своим естеством. Десептиконский император засунул свой ядовитый язык прямо в его сверкающую, холеную и старательно ухоженную промежность! Ооо!..
Нельзя было поспорить с тем, что это очень приятно. Возможно, император честно пытался вылизать из него сладкую добычу. Однако вместо этого он только надавливал на и без того дрожащую мембрану, совершенно незнакомую с таким воздействием. Останки энергона окончательно просочились внутрь и медленно испарялись в окружающее их пространство. Даже хладагент, автоматически подкачиваемый из резервных систем, не помогал.
- Ооо, Праймас!
Родимус взвизгнул совершенно экстатически и забился в настоящем оргаистическом припадке, вызванном сложной комбинацией из нескольких горячих предметов, оказавшихся в его сокровенном местечке. Лорд Защитник успел придавить его за бедра к платформе, поэтому избежал прямого удара красивым пахом в лицо, но наглотаться бурлящего хладагента ему довелось преизрядно.
Спустя некоторое время Родимус включил оптику и пошевелился. Его уже никто не держал и тем более в нем уже не находился дерзкий язык, посмевший так встревожить главное сокровище. На память осталась только слабая дрожь внутренних стенок и приятный жар на всем протяжении интерфейс-канала.
- Оо, - с трудом отрегулировав вокалайзеры, пробормотал Прайм. - Мне не зря говорили, что водиться с десами опасно, а особенно опасно с тобой.
- Кто это говорил? - лениво удивился Мегатрон, расположившийся на платформе в удобной позе полусидя. - Я не могу быть опасным, поскольку являюсь верховным защитником Кибертрона. Если ты забыл.
- Нет уж пожалуйста, не надо меня кормить сказками для кадетов младшего корпуса, - все еще хрипло, но уже язвительно отозвался Прайм и как бы между делом закрыл паховую броню. - Я очень хорошо изучал историю и прекрасно знаю, что вы все из себя представляете... ну, представляли, - поправился он, не в силах избавиться от неуместного в общем-то чувства, что оскорбляет старшего боевого товарища.
- Кто, мы? - изумился Мегатрон.
Он сделал это настолько искренне, что Родимус на несколько мгновений усомнился. Впрочем, за Императором ходила слава трансформера, в совершенстве овладевшего искусством управления своими эмоциями. Некоторые говорили, что он достиг абсолюта.
- Нагло врут, - продолжил Мегатрон, прижав руку к груди. - Странно слышать такие оскорбления в наше продвинутое время. Вот, для примера возьмем Старсрима. Достойный подражания пример, трансформер чистейших душевных намерений...
Родимус подавился ехидными словами и выразительно закашлялся. Все члены Совета были в курсе, что Мегатрон и вообще десептиконская раса на самом деле отнюдь не были такими белыми и гладкими, какими их представляло легковерное большинство аборигенов Кибертрона.
Больше того, за спиной Мегатрона о нем ходили некие смутно очерченные легенды, в которых фигурировало множество неприятных деталей.
Откуда они взялись, уже никто из членов совета не был в курсе, но на деле Ультра Магнус, заручившись поддержкой Капа, сыграл в этом не последнюю роль. Автоботский предводитель, зная о харизме десептикона, заранее подкинул Защитнику упитанного дроида в виде периодически выплывающих в свет исключительно среди автоботов страшных баек про то как серый и страшный Император воровал темными ночами (выкрутив предварительно все лампочки и перерезав проводку) молодняк (шляющийся когда ни попадя где попало), который затем упекал в темные-темные подземелья, где с похищенными творилось что-то ужасное. О том, что именно происходило с легкомысленными гуляками, умышленно умалчивалось, предоставляя юным умам самим додумать все самое интересное.
Родимусу Прайму уже не нужно было додумывать, поскольку он испытал все на собственной чистенькой и отполированной броне.
- Так всегда, - резюмировал Мегатрон, пронаблюдав за энергично изменяющим выражения лица послом. - Правду всегда стремятся обличить в скорлупу издевательской пошлой лжи. Или предпочитают замалчивать факты, насаждая красивые легенды.
- Это какие же? - уточнил Прайм, слегка потеряв нить десептикоснких рассуждений.
- Скажем, байка про близнецов тебе известна? - поинтересовался Мегатрон.
- Аа, эти близнецы-миф, - засмеялся Родимус. - Автоботы не летают, знаешь ли.
- Почему же миф, - Мегатрон полюбовался кончиками пальцев и зевнул. - Неудачный эксперимент.
- Чего? - Родимус сел, подавив оханье, когда его внутренние сегменты, так и не закрывшиеся до сих пор, царапнули защитную броню, и подозрительно на него уставился. - Что за эксперимент? Что за секретные телетрановские файлы?
- Я не имею представления, почему это проходит по разряду секретности. На мой взгляд, обычная научная история. Ты знаешь принцип альтформенной прошивки, автобот?
- Знаю, - Родимус судорожно выдернул из памяти кусочек общеобразовательного текста. - Наиболее удачная комбинация...
- Прекрасно, - перебил его Мегатрон. - Специализированную ТНК заказали нашему кодеру.
- Гм, - сказал Родимус, лихорадочно прокручивая в памяти еще один информационный кусочек. Надо же кто бы мог подумать, что у десептиконов найдется такой гений, занимающийся миксовкой наживую...
Неторопливо и обстоятельно Мегатрон изложил примерно следующее. Прошивка и способности трансформера подбираются на уровне всеобщего доброго искусственного интеллекта, но иногда по спецзаказу делаются всякие хитрые штучки. Самые хитрые делаются кодерами. Давным-давно автоботскому командованию понадобились летающие автоботы, соответственно был сделан заказ, и один из взявшихся за его выполнение кодер быстренько нашинковал подходящую нарезку. Но в протоформах прижилась она плохо - получившиеся автоботы могли летать, однако довесок в виде вооружения оказался довольно-таки нестабилен, и если они пробовали использовать свои возможности, доставшиеся от кодера же, - плазменные заряды и моментальный температурный коллапс, - то вредили сами себе. Очень долго близнецы учились контролировать себя, изучали кибер-ушу и нейро-дзюдо, но однажды все-таки не выдержали, и подшипники у обоих съехали моментально. Согласно бытующему мифу, командование велело обоих отловить и уничтожить, что и было с блеском проделано. Однако, кое-кому, - здесь Мегатрон сделал выразительную паузу, намекая на собственную персону, - доподлинно известно, что изловить близнецов не удалось, и они скрылись слишком далеко, чтобы отправлять за ними армаду преследователей. Впрочем, часть их ТНК некоторым добавляли. А еще кое-кто доподлинно знает, что кодер нашел сгинувших близнецов по чистой случайности и, преисполнившись непонятно чего, утащил на Чаар с прицелом на будущее. Пока же затолкал их в регенерационную камеру и запустил очередной апгрейд, поскольку после пребывания в поясе астероидов близнецы выглядели, мягко говоря, не очень хорошо.
- Просто тайны следствия какие-то, - заметил Родимус, тем не менее, пожирая рассказчика взглядом.
- Не слишком веселая, но свершившаяся и поучительная история, - согласился Мегатрон. - А поскольку я лично знаю этого кодера, то не менее достоверно знаю, что они и поныне у нас на Чааре, полностью отреставрированные и проапгрейженные.
Они на самом деле были там и ждали, когда появится внешний враг. Если таковой появится, его встретят бывшие Джетфайр и Джетсторм, а теперь - Тандервинг и Бладжеон.
- ...познавательно, - наконец сказал Родимус, когда Мегатрон завершил свое невыносимо патриотическое и торжественное повествование.
- Так ты все еще не доверяешь мне? - ухмыльнулся лорд, потянувшись к оранжевому автоботу.
- О, я доверяю собственному телу, - Родимус ускользнул из захвата с поразительной легкостью. - Оно говорит мне, что на сегодня с него хватит.

Вернуться к фанфикам