Двойная игра

Автор: Ayamur4ik
Персонажи: Шоквейв (ака Лонгарм)/ Блерр
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp
Краткое содержание: использование служебного положения в развратных целях.
Предупреждение: молчаливый Блерр и умерший в муках обоснуй.
Комментарий: по заявке Химе-чан на фестиваль в сообществе ТF-porn ко дню Святого Валентина 2012.

Играть роль двойного агента оказалось делом непростым.
Важно было не только создать внешность и голос, вызывающие доверие, надо было правильно говорить, а самое главное - совершать правильные поступки. Последнее для Шоквейва оказалось самым тяжелым. Его положение среди автоботской верхушки обязывало проявлять внимательность к своим подчиненным и ставить интересы общества превыше личных. А чтобы завоевать доверие к себе, необходимо было быть тактичным, вежливым и заботливым. Эти пункты выводили десептикона из себя. Но что не сделаешь ради Мегатрона?
Игра в двойного агента была затеяна только с одной целью: привести Мегатрона, а вместе с ним и десептиконов, к победе. Но иногда даже от таких возвышенных целей легче не становилось. Шоквейв рассчитывал многое получить от своего лидера за самоотверженность. Ну, хотя бы благосклонную улыбку. Поэтому и старался изо всех сил. Среди автоботов с трудом можно было найти таких приверженцев своего знака, как Лонгарм. Но по иронии судьбы, ему довелось работать с истинным автоботом, правильность которого зашкаливала до невыносимых высот.
Этот же автобот лежал сейчас перед Шоквейвом на ремонтной платформе и, не отрываясь, смотрел на командира. Из-за этого взгляда десептикон ненавидел двойную игру. Слишком чистый, слишком невинный и верный.
- Командир, я… - затараторил Блерр, дернувшись и пытаясь встать. Но оказался крепко примагничен к платформе. Через грудь и бедра шли фиксирующие ленты, такими же захватами красовались руки чуть выше запястий и ноги в районе голеней. И немудрено. Гонщику было невероятно сложно удержаться на одном месте. Он все время куда-то спешил, бежал, путался под ногами и надоедал. Поэтому в целях безопасности ремонтники позаботились о неподвижности своего подопечного.
- Я уже в курсе успешной операции, - поднял ладонь Лонгарм, призывая начинающего говорить Блерра к молчанию и изобразив на губах улыбку, - поэтому и пришел так скоро, как позволили дела.
На лице Блерра отразилось неподдельное счастье. И радовался он не факту похвалы, а тому, что командир нашел время навестить его. Как же Шоквейв ненавидел этот взгляд, эту улыбку. Он не представлял, что кто-то может быть настолько омерзительно преданным.
- Ваше мнения для меня ценно, но операция не может считаться успешной, учитывая понесенные потери. Я проявил себя некомпетентным в некоторых вопросах, за что и поплатился. Такого впредь не повторится! Что касается моего отчета, то я…умнфффммм...
Ладонь десептикона мягко легла на губы Блерра, прерывая словесный поток и принуждая к молчанию. Палец другой руки он приложил к собственным губам, прошептав:
- Тссс, медики запретили много разговаривать. Особенно о работе. Отдыхай.
Шоквейв не удержался и провел пальцами по губам гонщика, самодовольно отметив, как тот задрожал. Это выглядело забавно, особенно в сочетании с непонимающим и умоляющим взглядом. Конечно, не каждый же день командование позволяет себе вольности. Он уже пожалел, что не может стереть это выражение с чужого лица, заменив болью или ужасом, а еще лучше и тем, и другим, приправленным отчаянием.
Шоквейв страстно желал сомкнуть ладонь на хрупкой шее гонщика, пережимая топливные магистрали, а затем исполосовать ее, разорвать на куски, отделив голову от тела - великолепный трофей. Но вместо этого его пальцы аккуратно заскользили по гладким кабелям, особое внимание уделяя стыкам нового покрытия, серебристым пятном красующегося на правой стороне шеи. Именно здесь задел гонщика выстрел, повредив обшивку и несколько кабелей. К сожалению, эта рана не была смертельной. Но разве что-то мешает десептикону превратить ее в таковую? Он сжал шею крепче, вовремя прервав очередную попытку Блерра заговорить. Тот невнятно захрипел, быстро замолчав. Но надолго ли? Взгляд Лонгарма неотрывно следил за меняющимся выражением лица агента, отмечая нерешительность и шок.
А его ладонь нашла новую цель. Он с огромным удовольствием переломал бы тонко настроенные шарниры кистей, вырвал палец за пальцем, а затем принялся за локоть. Но вместо этого мягко, еле касаясь поверхности, проскользил от плеча до локтя, помассировав сгиб, а затем спустился к ладони, переплетая свои пальцы с чужими. На это незамысловатое действие Блерр ответил легким вздохом и увеличением фона Шоквейв же не чувствовал ничего приятного, кроме вспыхивающей с новой и новой силой ярости. И дальше по пункту в его разрушительных грезах шла камера искры и грудная броня в целом.
Свободной ладонью он провел по гладкому металлу основного корпуса, к которому по бокам присоединялись подпитывающие трубки. Броня заметно нагрелась, отражая скорость работы двигателя. От легкий поглаживаний Блерр неловко заерзал, выдав нечленораздельную фразу, потонувшую в тихом томном вздохе, когда пальцы десептикона забрались в бока между подпитывающих кабелей, настойчиво поглаживая свободные разъемы. Тогда Шоквейв подумал, что не прочь подсоединиться к ним. Говорили, что гонщики горячие штучки. А у каждого бота был стандартный набор переходников, штекеров и портов, которые можно было бы использовать.
"Надо чем-то заткнуть ему рот", - подумал Шоквейв, весело блеснув линзами. О да, он придумал чем. Когда в губы Блерру толкнулся толстый наконечник кабеля, агент даже возразить не смог.
"Посмотрим, насколько хорошо ты умеешь работать языком", - мысленно усмехнулся Шоквейв, протолкнув наконечник глубже, с удовольствием отмечая, как гонщик пытается его вытолкнуть. Десептикон находил ощущения вполне приятными и возбуждающими. Особенно нравилось выражение лица Блерра. Если бы не кабель, занявший все пространство рта, то Шоквейв услышал много интересного.
"Это аморально? Отвратительно? Неправильно? - веселился он, угадывая, что сказал бы гонщик, - Я нагло пользуюсь служебным положением? Да ты что, крошка. А сам-то как причмокиваешь, и притушил оптику от удовольствия".
- Сегодня праздник, - непривычно ласково проворковал Лонгарм, взобравшись на ремонтную платформу , оседлав бедра гонщика, откинувшись назад и медленно поглаживая ноги жертвы, - и я подумал, что должен лично поздравить своего лучшего агента. Как ты считаешь?
Он мягко сжал ладонями колеса на ногах гонщика, получив в ответ захлебывающийся стон. Да, эти места у такого типа мехов были крайне чувствительны. И пока он выводил узоры на шинах, Блерр самозабвенно извивался в своих оковах, протестуя против такого изощренного насилия. Но вместо слов вырывались лишь заглушенные стоны. И Шоквейв отмечал, что чем быстрее автобот говорит, тем активнее касается насадки кабеля язык. Перестав мучить чувствительные колеса, десептикон уделил пристальное внимание уже прямому подключению.
Шоквейв пожалел, что имеет ограниченный доступ к системам маленького агента. Несмотря на свой размер, мощностью двигателя и прочностью соединений тот не уступал самому десептикону. Отведенные в стороны панели корпуса открывали аккуратную, тщательно смазанную соединительную систему. Шоквейв не отказался бы, чтобы каждый его штекер был обласкан шустрым языком Блерра. Он довольно грубо выдернул шланг из его рта, методично выбирая по одному кабелю и поднося их к губам агента, требуя уделить усиленное внимание. А затем обласканный штекер соединялся с подходящим ему гнездом порта, пока другой быстро занимал его место во рту гонщика, не давая толком опомниться и заглушая нетерпеливые стоны.
Живот и бока Блерра уже были заполнены чужими контактами, но у Шоквейва оставалось еще масса незадействованной аппаратуры. Подавая слабые сигналы на подсоединенные штекеры, десептикон раздумывал, куда еще может подключиться. Ох, если бы он мог добраться до спины своей жертвы, где под броней скрывалось еще немало соблазнительно-аккуратных портов. Но перевернуть гонщика не размагнитив захваты было невозможно. Давать же свободу Шоквейв не собирался. Он медленно скользил взглядом по вздрагивающему корпусу, уже разогретому и влажному, хотя десептикон только входил во вкус и еще не успел как следует разогнаться. И он решил особое внимание уделить ногам гонщика. И там были чувствительные разъемы, которые не стоило оставлять без внимания.
Несколько кабелей зазмеилось, оплетая вздрагивающие серво и подсоединяясь к открывшимся на внутренней стороне бедра портам. Блерр дернул ногами, пытаясь развести их, но магнитные захваты держали крепко. При этом он издавал приятные для аудио деспетикона почти музыкальные трели, которые углубились, стоило только Шоквейву обнаружить заправочный клапан на внешней стороне правого бедра и бесцеремонно подсоединится, стирая резьбу. Гонять топливо он не собирался, но не мог отказать себе в удовольствии послушать болезненные вздохи не ожидавшего грубости гонщика. Тот оказался утыкан проводами буквально с ног до головы. Хотя голове стоило уделить отдельное пристальное внимание. Не хорошо было обделять старательный язык болтливого агента. И приглушить громогласные, не контролируемые стоны не мешало.
Не долго раздумывая, Шоквейв просунул в приоткрытый рот Блерра несколько пальцев, генерируя на их кончиках несильный разряд. Автобот, не ожидавший такой изощренности от командования, захлебнулся стоном, замотав головой и крепко обхватывая пальцы губами. Стоны превратились в заглушенные всхлипывания, сменяясь периодически причмокиванием, как будто гонщику подсунули леденец вместо пальцев.
От накатывающей энергии Блерр уже не раскачивался, а метался по платформе, пытаясь изогнуться, отстраниться от болезненно-сильных импульсов и взять дело под свой контроль. В какой-то момент Шоквейв подумал, что захваты не выдержат под напористостью разгоряченного гонщика. Но вместо этого протяжно и сладко для аудио десептикона застонали перегруженные шарниры, готовые вот-вот раскрошиться. Шоквейв удвоил усилия, страстно желая увидеть, как автобот сам себя сломает. Но тот оказался крепче, и даже в таком беспомощном состоянии умудрился сгенерировать ответный импульс, щедро поделившись с десептиконом.
Совместная перезагрузка была фееричной, а возвращении в онлайн более чем приятным. Лонгарм с трудом разъединился с разнеженным гонщиком, пребывающим еще на вершинах блаженства, и поспешил из медотсека, чуть не забыв скрыть под маскировкой свои антенны, появившиеся в одно из мгновений, когда десептикон потерял над собой контроль. Еще не хватало, чтобы агент пришел в себя и затребовал повторения. Ох уж эти спорткары. Заводятся с пол-оборота и долго остывают. Таких партнеров стоило беречь. Разобрать на запчасти Шоквейв автобота всегда успеет, а впереди еще долгие циклы двойной игры и неплохо было бы иметь под боком того, кто может скрасить это время.
Бросив прощальный взгляд на изможденного, но довольного, Блерра, Шоквейв отметил, что, в целом, поздравление удалось на славу.

Вернуться к фанфикам