Глазки закрывай, баю-бай...

Автор: Skjelle
Персонажи: Блэкаут/Леннокс
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp, драма
Предупреждение: несвойственный мне анхэппиэнд. Приснилось.
Краткое содержание: человека заедает совесть и прогрессирующий психоз.

Капитан Уильям Леннокс видел сны.
Это звучало вполне логично. Разумеется, люди видят сны. Самые разные - кошмарные, забавные, мирные, скучные, эротические, наконец. Сны - отражение того, что мы когда-то видели, о чем думали, о чем переживаем. Область подсознания, с трудом поддающаяся контролю. Нормальное явление для здорового организма, и даже в эротически снах, заканчивающихся конфузом в виде подпорченных простыней, ничего особенного нет. Кошмары тоже легко объяснимы - зачастую люди годами просыпаются от собственного крика, потому что во сне, закрывшись в уютной комнате, спрятавшись под одеялом, они все равно видят, как их снова и снова сбивает машина, рвет клыками собака, ударяет ножом псих из переулка.
Поэтому Уильям не удивился бы, если бы ему и год, и два, и три снились кошмары, связанные с той масштабной битвой, развернувшейся в благополучном американском городе прошлым летом. Он и сейчас не удивлялся тому, что раз за разом видит, как несется по асфальту, усыпанному осколками и щебнем, как оказывается прямо под огромной черной тушей, за спиной у которой раскачиваются острые лопасти винта. Не удивлялся, когда опять и опять стрелял вверх, затормозив между широко расставленных чудовищных ног, упирающихся в асфальт.
Он боялся.
Потому что в один прекрасный день, точнее, в одну кошмарную ночь он вдруг начал сочувствовать трансформеру. Сочувствовать огромному монстру, который не задумался бы ни на мгновение, прежде чем уничтожить все население Земли одним ударом. Он неожиданно начал чувствовать, как это больно и страшно, когда в твой корпус, в самое уязвимое место врезается кумулятивный снаряд, прожигает броню и начинает уничтожать внутренности. Он слышал дикий крик систем оповещения, тут же захлебывающийся истошным воем умирающих датчиков. Он чувствовал ужас существа, которое могло спокойно существовать многие галактические эпохи подряд и вдруг понимало, что прямо сейчас его существование заканчивается - нелепо, страшно и так больно...
Больнобольнобольно...
Уильям никогда не был силен в управлении снами, но когда степень слияния с чужими чувствами достигла опасной отметки, он с мрачной решимостью отправился за снотворным. Ему вовсе не хотелось однажды так и не проснуться, потому что во сне он в стотысячный раз стреляет во врага, и тут же умирает сам от повреждений всего корпуса... то есть торса, проклятье. Мысль о семейном психологе он отбросил сразу - как-то плохо представлялось ему, что он будет обращаться к мистеру Гаррету со словами "Док, знаете, я тут во сне надираю задницу огромному человекоподобному роботу, и очень ему при этом сочувствую, помирая вместе с ним! Не подскажете, как полечиться?" - нет уж, спасибо. Да и жена заметила, что он стал нервный и раздражительный. Итак, снотворное и еще раз снотворное.
Три ночи подряд он спал тяжелым, но абсолютно безопасным сном. Восемь часов в сутки его окутывала серая муть, в которой не было места издыхающим от боли трансформерам и точно так же загибающимся капитанам армии США. Однако потом снотворное перестало действовать. Ну или начало действовать совсем другим образом - Уильям затруднился бы точно сказать.
Во всяком случае, теперь он видел себя совсем в новой роли. Сначала он с удивлением понял, что видит трансформера несколько иначе - теперь огромный бронированный монстр был всего лишь на голову выше. Сначала Уильям решил, что Блэкаут... Откуда пришло это имя? Уильям не знал, но был твердо уверен, что трансформера, взломавшего сервер базы зовут именно так. И сначала он думал, что Блэкаут почему-то уменьшился. Но когда посмотрел по сторонам, то понял, что и сам город кажется ему несколько меньше. А потом капитан медленно поднял руки к глазам.
И закричал.
Следующую ночь он ждал, как ждут смертной казни - с содроганием и беспомощным ужасом. И снова увидел, как Блэкаут поворачивается к нему всем корпусом, внимательно смотрит полыхающими линзами, а потом его лицевые пластины разъезжаются в ухмылке. Уильям точно знал, что это ухмылка, а не гримаса ненависти, к примеру. Потому что чувствовал, как по его собственным энергоканалам течет искрящаяся субстанция, не имеющая аналогов в земной химии и даже физике. Он чувствовал, как гудят тысячи сервоприводов под тяжелой броней, и он видел свои собственные руки - массивные, покрытые сложно сконфигурированными броневыми пластинами, отблескивающие прочным металлическим сплавом, четырехпалые, с короткими и острыми лезвиями когтей.
Блэкаут, продолжая ухмыляться, неожиданно протянул ему собственную трехпалую клешню, и Уильям инстинктивно отшатнулся, отступил, споткнулся обо что-то и едва не упал. Только сейчас он додумался оглядеться - и снова ужаснулся. Они находились вовсе не в городе, он вообще не смог бы описать в привычных словах, где именно они сейчас пребывали. Что-то огромное, циклопическое, невообразимо сложное и в то же время пронизанное идеальной гармонией. Человеческий разум, заключенный в тело гигантского создания, метался и выл не своим голосом. Уильям почувствовал, что сейчас просто умрет от шока.
Транспортник - и снова, ну откуда простому капитану это знать? - шагнул ему на встречу и бесцеремонно схватил за запястье. Уильям всхлипнул от накатившего первобытного ужаса, но звук получился гулким, больше смахивающим на рык турбинного двигателя. Блэкаут снова шевельнул пластинами и издал невообразимое уху металлическое грохотание с какими-то подвывающими обертонами.
- Впервые в этом секторе? - спросил Блэкаут.
- А... я... да. Я здесь впервые, - ответил Уильям, медленно сходя с ума от раздвоения сознания. Он произносил обычные и простые человеческие слова, но они тут же преобразовывались в такой же хаос машинных звуков и ритмичного скрежета.
В реальности Уильям Леннокс судорожно вздрогнул, приоткрыл рот и булькающе захрипел, тут же перейдя на затихающий клекот. Спящая рядом женщина вздрогнула, нахмурилась, перевернулась на другой бок, но так и не проснулась.
- Как тебя зовут? - спросил-прорычал Блэкаут.
- Уильям... - хрипло выговорил Леннокс, едва не надорвав непривычный к таким звукам... процессор.
- Уил Аларм? - переспросил Блэкаут.
Леннокс молча кивнул, пробуя сохранять спокойствие и не начинать носиться по незнакомым улицам с криком "выпусите меня!" Одновременно он деликатно попробовал высвободить схваченную руку, но Блэкаут его старания проигнорировал.
- Тоже военный? - поинтересовался он.
Леннокс опять кивнул. Блэкаут коротко хохотнул (прозвучало это так, будто кто-то рядом взорвал небольшое офисное здание).
- А трансформа какая?
Уильям почувствовал короткий приступ паники, но неожиданно за спиной качнулись тяжелые, острозаточенные полосы металла, и все стало на свои места.
- Что, не видишь? Такая же, как у тебя.
Блэкаут одобрительно проурчал короткое слово, которое Уильям воспринял приблизительно как "друг-собранный-на-том-же-заводе". Видимо, это заменяло здесь восклицание "Брат родной!".
- Идем, заправимся за встречу, - Блэкаут был преисполнен энтузиазма. - Заодно покажу тебе наш сектор. Ты увидишь, два винтолета найдут, чем развлечься...
Пронзительно зазвенел будильник.
Леннокс подскочил на постели, хватая ртом воздух и затравленно озираясь. Стены, солнце, шкафы, собственноручно развешенные картины... И сонно вздохнувшая жена рядом. О всемогущий Господи, спасибо тебе! Сон, просто кошмарный сон. Уильям крепко потер лицо ладонями и вздрогнул от боли в запястье.
- Уильям? - позвала Сара. - Что случилось?
- Ничего, дорогая. Просто... слишком жарко.
- Надо будет проверить кондиционер, - пробормотала Сара и вновь ровно задышала.
Уильям отнял руки от лица, стиснул зубы и посмотрел на правое запястье. Широкая, налившаяся густой синевой полоса окольцовывала все запястье.
Идею об анонимном посещении психиатра Уильям отмел сразу. Знаем мы эту анонимность... Сегодня ты идешь поделиться своими психозами, а завтра подробнейший доклад лежит на столе у генерала, и ты можешь сказать "адьос, детка" своей карьере, надбавкам, льготам и почетной пенсии. Армии не нужны слабонервные идиоты, которым снится, что они - гигантские трансформеры. К черту, все к черту. Лучше просто увеличить дозу снотворного.
Патентованный препарат в размере двух таблеток вместо одной подарил ему еще три ночи спокойного сна. Правда, после этого Уильям чувствовал себя несколько вялым, но зато спокойным, как слон на пастбище.
А потом, устроив усталую голову на подушке и закрыв глаза, Уильям ощутил, что куда-то проваливается. И очнулся уже в каком-то заведении, сидя за неким подобием высокотехнологичного стола. Вокруг стоял шум и гам, атмосфера буквально пульсировала от вспышек света и ритмичного, пробирающего до самых турбин грохота. Уильям тупо повертел головой и обнаружил справа какого-то неизвестного трансформера, слева - хохочущего до боли в датчиках Блэкаута, а прямо на столе - кучу странных емкостей, наполненных неким светящимся одержимым. Уильям схватил первую попавшуюся и без раздумий влил в горло. Субстанция тут же попала куда-то не туда, его треснуло током, и сверкающие брызги веером полетели во все стороны.
- Во даешь! - загоготал Блэкаут еще громче. - Ты что, совсем процессор перегрел, жестянка? Кто ж так заправляется, а? Экзотики ему захотелось, уа-ха-ха!
Трансформер зашелся ухающими звуками, а Ульям неожиданно вспомнил, как надо это употреблять, и действительно почувствовал себя идиотом. Радуясь, что металл не краснеет, он цапнул другую емкость и загнул торчащие из нее трубочки в специальные разъемы под нижнечелюстной пластиной. Субстанция отчетливо забулькала, и ему стало хорошо. Он не чувствовал вкуса, но прекрасно чувствовал, как энергия насыщает каждую деталь его отлично спроектированного тела, и мир вокруг начал делаться уютнее и безопаснее. Уильям привалился к горячему боку Блэкаута и тот обхватил его за плечи, не переставая рассказывать что-то невероятно забавное какому-то своему приятелю. Уильям тоже веселился вместе со всеми, неловко пытаясь стереть с брони светящиеся потеки. Собственные когти царапали металл с противным звуком, и ничего не получалось. Это было невероятно забавно!
И тут он почувствовал некие изменения в организме. Будь он человеком, он бы незатейливо сказал, что ему приспичило поссать. Но в этом теле... он не знал, что делать. Беспокойно заелозив, он начал оглядываться.
- Что, топливо забулькало? – Блэкаут повернул к нему голову и дернул лицевыми пластинами.
- Ага, - Уильям на всякий случай согласился. – Слушай, друг, помоги дойти, а? Стабилизаторы шалят...
- Пошли, гайку тебе в сервопривод, - снова хохотнул транспортник и поднялся из-за стола.
Трансформер притащил его в аскетичное помещение, и Ульям на секунду застыл, соображая, что теперь, однако потом в памяти вновь что-то щелкнуло, и он с огромным облегчением воспользовался утилизатором по назначению. Перегоревшее, сжиженное топливо бесследно исчезло в системе переработки. Избавившись от вредной жидкости, Уильям уставился в идеально отполированную стену. Она для него послужила аналогом зеркала. Леннокс впервые видел себя в механическом обличье.
Они с Блэкаутом выглядели точно братья, только Уильям был как-то поизящнее и с более обтекаемыми обводами. Пожалуй, такие формы подошли бы истребителю, а не винтолету - решил Уильям, склоняя голову к плечу и внимательно себя осматривая. По кибертронским меркам он был определенно очень привлекателен. Правда, Уильям опять-таки не мог сказать, откуда взялись эти "кибертронские мерки", но факт оставался фактом. Он слегка переступил на месте и чуть повернулся, чтобы рассмотреть себя в самом выгодном ракурсе.
- Что, на себя любуешься? - догадливо осведомился Блэкаут и захихикал.
- Да, - самодовольно ответил Уильям. - Правда, я конструкторское совершенство?
- Правда-правда, - Блэкаут вновь издал смешок. - За тебя и подраться можно. Ну что, идем отсюда?
- Наружу, - Уильям помахал когтистой рукой, - там. Свежо и прохладно...
Пока они пробирались через общее помещение к выходу, Леннокс сосредоточенно раздумывал над внезапно взволновавшим его вопросом самоопределения полов у трансформеров. Вроде бы он думал о себе как и положено, в мужском роде. И все обращались к нему так же. Но тогда почему он думает о себе как о привлекательном с точки зрения ммм... партнера? Уильям покосился на Блэкаута и попытался представить, что будет, если...
Капитан Уильям Леннокс проснулся рано утром выходного дня, тяжело дыша и комкая в пальцах простыню. Он монстр. Он чудовище. Психически нездоровое, страдающее сексуальными отклонениями чудовище. Он повернулся на бок и посмотрел на жену. После чего решительно стянул с нее одеяло и принялся доказывать свою мужскую состоятельность. Сара явно была в восторге, да и Уильям тоже всего лишь на одно крошечное мгновение пожалел, что у любимой жены нет прекрасных и крепких лезвий за спиной...
Потом ему снилось многое - он бродил по огромной искусственной планете, знакомился с ее нравами, обычаями и обитателями. И почти все время делал это в компании огромного и агрессивного транспортника. Леннокс давно плюнул на снотворное и принял происходящее как данность - он жил в двух мирах сразу, и это ему нравилось. Правда, иногда случались накладки, например, когда он попытался поздороваться со своими друзьями на кибертронском. Издав серию чудовищных хрипов и рычания, он закашлялся, отчаянно покраснев, и под недоуменными взглядами начал отчаянно давиться пивом, пробуя залить пожар смущения. Впрочем, друзья удовлетворились кое-как слепленным объяснением про холодную погоду и легкие простудные заболевания. Хуже было, когда он во время пикника едва не шагнул с живописной обрывистой скалы, полный уверенности в том, что сейчас трансформируется и полетит. Такие мелочи несомненно портили жизнь, но пока что он справлялся. Равно как и справлялся с невероятной тягой к военной технике, разгоравшейся в нем едва ли не с каждым часом. Особое волнение у него вызывали, разумеется, вертолеты. Но он держался, хотя ему и хотелось потереться о разогретую на солнце броню. А уж если забраться в кабину... Ну, возможно, техники поняли бы его, сними он рубашку - ведь лето действительно выдалось жаркое - но они вряд ли оценили бы, если б он полностью скинул одежду и начал заниматься самоудовлетворением прямо в объятиях пилотского кресла. А ему очень хотелось это сделать. А еще - погладить все внутренние делали, облизать стекла всех приборов и вообще. Капитан Леннокс сам себе вывел окончательный и не подлежащий изменению диагноз - сексуальный девиант. Технофил. Вертолетолюб. Даже жене он стал уделять меньше внимания, хотя периодически, после некоторых снов он буквально набрасывался на супругу с нерастраченной энергией.
...Ему снова снилось, как они бороздят навигационное пространство над поверхностью планеты. Потом они сели на какую-то площадку - вокруг нее высился целый лес из причудливо свитых в спирали металлических полос. Блэкаут объяснил, что это местный памятник архитектуры, созданный сколько-то там эпох назад и посвященный иным формам жизни на иных планетах.
- Там полно всяких мелких форм жизни на белковой основе, - рассказывал транспортник. - Жуткая гадость. Не хотел бы я с ними встретиться.
Уильям непроизвольно передернулся, лезвия тревожно зазвенели, и он не смог сдержать гримасу расстройства.
"И ты, белковый, его убил", - услужливо подсказал внутренний голос.
- Что? - удивился Блэкаут.
- Мм, какая-то помеха в лезвия угодила, - буркнул Уильям.
- Дай посмотрю.
Блэкаут переместился ему за спину и начал перебирать лезвия, проводя своими вроде бы неуклюжими пальцами от основания и до самого кончика каждой металлической полосы. Уильям от удовольствия оскалился и слегка выгнулся. До сих пор у него не было повода продемонстрировать транспортнику свое отношение, а просто так лезть на трансформера с криком "я тебя хочу!" он не собирался. Блэкаут тоже не проявлял особых порывов и не делал намеков, но сейчас момент был очень подходящим. Уильям почувствовал, как его металлические внутренности начинают нагреваться и что-то в них искрит, приятно покалывая током.
Блэкаут хмыкнул, продолжая перебирать его лезвия, но уже явно не собираясь искать в них какую-то помеху. Уильям запрокинул голову и заурчал. Блэкаут взялся за его лезвия обеими руками и резко развел их в стороны, после чего обхватил Уильяма за талию и прижался вплотную.
Утробное грохотание прозвучало прямо над аудио-датчиком Леннокса, и он совершенно четко услышал в этом рычании короткое "ты мне нравишься". Уильям шевельнул лицевыми пластинами в сконфуженной ухмылке и из его собственного горла... то есть из собственного голосового процессора вырвалось рокочущее "ты мне тоже".
- Я уже думал, этого никогда не случится, - проворчал Блэкаут.
- Ну может быть надо было предложить, а?
Уильям попробовал повернуть голову, но собственная конструкция плюс поднятые лезвия не дали этого сделать, и ему оставалось только упираться в площадку ногами покрепче, чтобы пощелкивающие сервоприводы внезапно не вздумали отказать. Он чувствовал токовые завихрения, бегущие по основным магистралям, чувствовал как наполняющий его энергон искрит и клокочет.
- Может быть, - согласился Блэкаут и тут же перешел к делу.
Широкая ладонь прошлась по животу Уильяма и легла на паховую броню. Леннокс снова дернулся, вспоминая, что прямо в это место угодил его заряд. Теперь-то он точно знал, что здесь находится огромное количество нервных узлов, которые в альтернативной форме перемещаются в центр конструкции. Острая вспышка вины была короткой и резко сменилась такой же острой вспышкой удовольствия. Ладонь Блэкаута, прижатая к броне, генерировала электромагнитные волны, которые толчками уходили в резко вздрагивающее тело капитана армии США Ульяма Леннокса... а может быть в тело Уила Аларма, лейтенанта армии Кибертрона - кто знает? Уильям не знал, но откровенно наслаждался происходящим. Его детали и механизмы отзывались с таким энтузиазмом, что сквозь стыки на броневых пластинах кое-где потекла перегретая смазка. Уильям уже почти корчился, и в пылающем сознании билась только одна мысль - если бы он был тем сервером, который Блэкаут взламывал на Земле, то отдал бы информацию сразу, лишь бы его продолжали ублажать...
В реальности, раскинувшийся на широкой кровати в одиночестве капитан - жена уехала к матери на пару дней - тяжело дышал и подергивал ногами. На каждом волоске плясал крохотный огонечек святого Эльма, и вместе они окутывали тело Уильяма светящимся туманом.
Транспортник прижимал его к себе до скрипа брони, Уильям стонал, рычал и хватался за него, так далеко отводя назад руки, насколько мог. Он чувствовал, как в ладонях у него безумно что-то щекочется, и наконец из них выщелкнулись штекеры, сами собой скользнувшие куда-то в разъемы между пластин Блэкаута. Тот взревел, и от его ладони пошла низкочастотная пульсация. Уильям попробовал закричать, чтобы выразить все охватившие его эмоции, но сил не хватало - его внутренности буквально начали медленно таять, грозя превратить его в клокочущую от удовольствия лужицу.
- Ты что, никогда этого не делал? - простонал-прорычал Блэкаут, двигая ладонью.
- Ннн... ааах!
Блэкаут резко дернул рукой, мощный импульс буквально прострелил все системы Уильяма, и капитан Леннокс начал бурно перезагружаться.
Уильям проснулся, чувствуя себя как никогда удовлетворенным. Его не смутили даже следы собственного оргазма, пережитого во сне. Ему было жарко...
За окном громыхнуло, и сверкнула молния. Уильям вздрогнул, на секунду представив, что эта молния впивается в его меха... ах да, он же сейчас дома, не во сне. И тем не менее... Ему хотелось оказаться поближе к молнии. Он потянулся к выключателю, привычно стукнул пальцами по кнопке, однако свет так и не загорелся. Вот незадача... Уильям вздохнул и встал с постели. Не одеваясь, он прошлепал через весь дом, выбрался на чердак, а оттуда - на крышу. В воздухе пахло приближающейся грозой, над горизонтом вспыхивали бледные зарницы, то и дело рокотал гром. Совсем как голос Блэкаута. Уильям снова вздрогнул от сладких воспоминаний и почувствовал, что опять возбуждается. И вдруг услышал шипение. Он резко обернулся и тут же увидел причину погасшего света - зацепившись за декоративную башенку, над крышей болтался толстенный кабель, щедро рассыпающий искры. Уильям даже удивился, что не сразу услышал это яростное шипение.
Электричество. Почти как молния. Роскошное электричество.
"Это самое чувственное удовольствие..."
Содрогание всех систем, сокращающиеся от экстаза сервоприводы.
"Это самое слабое место..."
Черные ноги, выстрел, жуткий вопль, и всепоглощающая боль.
"Ммм..."
Раскаленная броня, горячие руки и мерное урчание всех двигателей, передающее сладкую негу в разогретые механизмы.

Каптиан Уильям Леннокс лег на крышу, согнул ноги в коленях, дотянулся до кабеля обеими руками и с блаженной улыбкой ткнул яростно искрящим концом себе в пах.

Вернуться к фанфикам