Дюна

Автор: Skjelle
Вычитка: Биполярная Лисица
Персонажи: песочек/Уилджек, Скайквейк/Дредвинг/Уилджек
Рейтинг: NC-17
Жанр: приключения
Краткое содержание: классические погони, крушения, враги, вынужденные скооперироваться... и монстр.
Предупреждение: в эти стародавние времена (с) в поведении автоботов и десептиконов еще не было столько звериной серьезности =) В смысле, это AU.
Комментарий: для Naitmare на День Большого Интерфейса в сообществе TF-porn (2014 год).

Уилджек не без оснований считал себя отличным пилотом. Привыкнув в одиночку бороздить космические пространства, он постоянно совершенствовал свой корабль, не жалея средств на апгрейды и установку всевозможных экспериментальных примочек. В конечном итоге его корабль мог похвастаться почти такими же характеристиками, как трансформер высокого полетного класса. Ну а его хозяин – способностью мастерски управлять этим чудом техники.
Уилджек мог свободно перемещаться на расстояния, недоступные обычному транспорту. В основном он курсировал в пределах обитаемых миров, отслеживая, не появятся ли где-нибудь десептиконы. Пока группы автоботов сражались с врагами локально, порой увязая в конфликте на орны, Уилджек предпочитал быстрые точечные удары, с успехом вредя десептиконам в самых разных и зачастую неожиданных местах.
Последние полдекады он висел на орбите небольшой планеты условно-кислородного типа. Помимо бесконечных пустынь на ней имелись гигантские метаморфные обитатели, прятавшиеся под поверхностью, и один космопорт весьма скромных размеров. Космопорт затаился в скалах, постоянно страдая от нападений метаморфов, но построившие его каванки были упрямы и цеплялись за теплое место всеми жвалами.
Уилджек мог их понять - под слоем песка находились не только метаморфы, но и гигантские залежи топлива. Даже не особо разбираясь в химическом составе, автобот точно знал: топливо легко преобразуется и подходит для любого типа корабельных двигателей. Именно поэтому в космопорт Великой Белой Прародительницы регулярно наведывались самые разные существа.
В том числе прилетали сюда и десептиконы.

Уилджек неотступно караулил дуэт штурмовиков – Скайквейка и Дредвинга. За ними он следовал из соседней звездной системы, поскольку там не рискнул устроить сражение. Для перегруженных трасс это кончилось бы плачевно, как и для него самого. А еще это ударило бы по репутации автоботов. Несмотря на тщательно сохраняемый статус независимого одиночки, Уилджек всегда старался следить за собственными поступками, чтобы не оказаться тем худшим представителем расы, по которому судят обо всех остальных.
Следующий удачный момент он смачно упустил, когда оба десептикона только-только покинули регулируемые территории. Уилджек просто не успел добраться - оба прыгнули, арендовав стационарный телепорт. Очень дорогое развлечение, редко используемое, исключительно для важных мероприятий. Значит, не зря он зацепился взглядом за два темных угловатых корпуса, когда впервые пролетал по развилочной трассе. Надо было еще тогда в них пальнуть, но он захотел перепроверить – и вот результат.
Уилджеку пришлось порядком потратиться, чтобы выяснить, куда именно направились десептиконы. Маршрутные карты официально не выдавались, но их можно было задорого купить. Еще больше пришлось заплатить за прыжок на корабле, не имеющем официального разрешения для бросков. Чем-чем, а лицензиями и сертификатами Уилджек никогда не обзаводился, потому что большинство внесенных им изменений вообще противоречили всем нормам в кораблестроении.
Порядком обеднев и крупно разозлившись, автобот оказался над пустынной планетой с общим названием «Белая», где застрял надолго. Подчеркнуто нейтральная территория сохраняла вооруженный до кончиков антенн мир, а заходить на посадку Уилджек не собирался. Чрезвычайно маленькая обитаемая территория позволяла каждому шарктикону тут же узнать, кто это там приземлился в трех шагах от твоей посадочной опоры.
Терпения у автобота всегда было маловато, но упорство порой переходило все мыслимые пределы. В данном случае упорство побеждало, и Уилджек собирался сидеть на месте до тех пор, пока десептиконы не свалят по своим делам, выйдя из-под защиты местного законодательства. Синхронизировавшись с периодом вращения планеты, Уилджек отключил двигатель и без потерь для энергозапаса висел точно над космопортом. Несколько стандартных запросов он отклонил, на один очень настойчивый ответил, что ожидает друга, поэтому пока не садится, чтобы не тратиться на оплату стоянки. Его тут же засыпали выгодными предложениями о рассрочке и кредитовании под залог имущества.
Уилджек караулил, попивал энергон и развлекался чтением кредитных буклетов, громогласно фыркая всякий раз, когда натыкался на очередную нелепицу или явное вранье.

Его упрямство было вознаграждено спустя три местных оборота. Вполсилы работающий радар добросовестно зафиксировал старт двух кораблей, сопровождаемых пометками "труп-1" и "труп-2" - Уилджек никогда не мелочился, обозначая приоритеты. Бывший врекер мгновенно перешел в повышенную боевую готовность и потер руки, предвкушая сражение. Конечно, два десептикона штурмового класса - это не толпа их калечных дроидов, по недоразумению наделенных речью и некой автономностью. С другой стороны, Уилджек - тоже не просто автобот, поневоле взявший в руки оружие. Уилджек любил и умел воевать. В этом он был профессионал.
Сдвинувшись с точки слежения, корабль как приклеенный проследовал за десептиконами, огибающими планету на низкой орбите. Дождавшись, когда космодром останется на другом полушарии, Уилджек стремительно рванулся вниз, настигая медленно ползущих штурмовиков. Выходя на дистанцию стрельбы, он насмешливо подумал, что они слишком медлительны, будто занимаются разведкой - но им же хуже. Геосканирование отнимало много ресурсов, из-за этого некоторые даже могли отключить внешнюю защиту. Вдруг ему повезет, и десептиконы действительно окажутся настолько глупы, насколько о них думают некоторые?
Уилджек перебросил тумблер, отвечающий за бортовые установки залпового огня, взял все управление на себя и приготовился одним ударом красиво накрыть обоих.
Кликом позже бортовая сирена истошно взвыла. Радар выдал гигантское пятно, мгновенно расползшееся и занявшее весь экран. Внешняя система слежения панически оповестила о гравитационной аномалии.
Над поверхностью планеты медленно поднималась чудовищно огромная слепая башка, раззявившая неправильной формы челюсти.
Уилджек автоматически сместил прицел и так же автоматически открыл огонь по новой угрозе. Массированный залп исчез в клубах пыли или дыма - с орбиты было не разобрать, - не причинив чудовищу никакого вреда. Но башка среагировала и начала поворачиваться к источнику раздражения. Уилджек изо всех сил рванул гашетки на себя, вынуждая корабль задирать нос. Двигатели жалобно застонали, расход топлива подпрыгнул сразу на двадцать пунктов. Радар не работал, но Уилджек чисто визуально успел заметить, что силуэты штурмовиков внизу растворяются в бурлящей серо-желтой массе. Автобот только сейчас в полной мере осознал, что вся эта гигантская тварь, словно выползающая из планеты, состоит из песка. Того самого пустынного песка. Это был один огромный, сверленый во все дыры, метаморф.
Длинные челюсти оказались за пределами атмосферы, сопровождавшие тварь клубы тут же исчезли, и Уилджек в отчаянии понял, что не успевает.
Гигантские массы песка сомкнулись вокруг его корабля и рванули назад, утягивая в гравитационную воронку.

Падение Уилджек запомнил плохо. От трения корабль мгновенно разогрелся, не спасали даже охладительные контуры, поэтому сам Уилджек едва не отключился. Он запомнил дикий рев, жар и громкий треск прогибающейся обшивки. Несколько ребер жесткости лопнули с грохотом выстрела, но на фоне общего шума эти звуки показались слабыми и тихими. Уилджек вцепился в удобное командирское кресло, накинул сверху еще два дублирующих блокиратора и приготовился к удару.

Момент приземления он все-таки не отследил. Возможно, отключился на короткое время, не выпадая оффлайн. А сейчас вокруг царила тишина. Только потрескивал корпус корабля, периодически срываясь на длинные стоны перегруженного железа.
Уилджек дотянулся до пульта управления, потыкал по кнопкам и с печалью обнаружил, что оборудование не отвечает. Надо было выбираться из кресла и идти в дублирующую секцию. Уилджек оглянулся и сразу же понял, что дублирующая секция ему не поможет - пространство за спиной было смято как легкий пластик. Стены деформировались, наползли друг на друга и частично даже оплавились. Уилджек втянул раскаленный воздух в системы и сразу заторопился. Отсиживаться в филиале Плавилен ему вовсе не улыбалось.
Выпутавшись из поломанных блокираторов, автобот прихватил все, что могло быть полезным посреди пустыни, особое внимание уделив блистерам с охладителем. Обвешавшись ими как пулеметными лентами, Уилджек пролез между покосившихся тамбурных створов и уже занес палец над кнопкой экстренного открытия, но в последний момент передумал. Корпус корабля все еще скрипел, как будто его сдавливало. Секунду поразмыслив, Уилджек полез обратно. Становилось все жарче, высокая температура постепенно начинала его доканывать, и Уилджек опять заторопился.
Вытащив из-под кресла промышленный бур, Уилджек обвел взглядом некогда идеально благоустроенный отсек и тяжело качнул воздух. Сделал он это зря – жар устремился в топливные системы, и автобот едва не подавился. Пообещав себе больше не совершать таких неосмотрительных поступков, Уилджек выбрал место, наиболее поврежденное при захвате корабля. Уперев туда сверло, он включил двигатель. Бур взвыл - оглушающе громко в тишине отсека - и вгрызся в погнутые пластины.

Пришлось потратить немало времени на разрушение того, что во многом собиралось и совершенствовалось руками Уилджека, но в конце концов он добился чего хотел: бур проскочил дальше, тут же завизжав на высоких оборотах, и Уилджек сразу отключил перегретое оборудование.
Медленно вытащив бур, он убедился, что подозревал неладное очень не зря. Из дыры немедленно посыпался песок. Уилджек отступил, радуясь выбору не самого толстого сверла – песок сыпался слишком быстро и выглядел довольно странно. Песчинки постоянно стремились слиться, совершенно точно не желая существовать по отдельности. Вдобавок песок не образовывал горку, а расползался лужицей. Больше всего Уилджеку не понравилось, как эта лужица обросла бахромчатыми краями и целеустремленно сдвинулась в его сторону.
Недолго думая, он выстрелил в проделанную им же брешь. Металл вскипел, надулся пузырем и застыл, перекрывая лазейку.
Лихорадочно размышляя о способах прорыва на поверхность, Уилджек не сразу понял, что к треску и скрежету добавился еще один посторонний звук. Ровные удары шли из той части корабля, которую больше всего смяло и перекорежило.
Вооружившись буром, Уилджек направился туда. Несмотря на пугающую самостоятельность песка, твердым он не выглядел и по обшивке стучать не мог. Удары камнями Уилджек тоже прекрасно разбирал и, например, никогда бы не спутал обычный метеорит с метеоритом, содержащим большую массовую долю железа. То, что сейчас упорно стучало по его кораблю, состояло из металла.
Автобот максимально протиснулся вглубь, но застрял в двух шагах от источника ударов. С трудом протащив бур между собой и стеной, он вытянул руку, еле удерживая тяжелый инструмент, рванулся вперед еще сильнее и застрял окончательно. Но теперь он мог дотянуться до стены. В ответный удар он вложил все силы, одновременно посылая запрос по полосам радиочастот и открытой электронной связи. Ответ пришел, но только в виде нового удара. На запрос никто не отозвался. Уилджек расширил диапазон до самых редких и экзотических способов и вновь радировал. Не получив обратной связи и на этот раз, он впервые задумался, что снаружи могут быть какие-то дикие формы жизни, не умеющие общаться в кодированном виде. Однако в спасателей хотелось верить больше.
- Эй! - крикнул он. - Здесь я!
По обшивке заскрежетало, потом за ней загудело, и от стены пошел ощутимый жар. Уилджек дернулся назад, видя, как медленно меняет цвет гладкое серое покрытие, но застрял он качественно. В спину упирался острый обломок, при чрезмерном усилии автобот рисковал распороть себе всю броню и даже насадиться каркасом.
- Подождите! - снова крикнул он. – Эй, там, наверху! Заденете!
Он сам не заметил, как перешел на множественное число. Более того, обращался на чистом кибертронском. Он старался думать о спасателях, но кто еще кроме десептиконов мог специально влезть на его корабль, отозваться на стук, а потом еще и начать проплавлять дыру? Никакими подручными средствами пробить защиту не получилось бы, и только десептиконские штурмовики имели в арсенале подходящее оружие.

Стена выгнулась, вспучилась, пошла волнами, а затем ярко-красное пятно лопнуло. Брызги раскаленного металла полетели во все стороны. Уилджек прикрылся буром, насколько смог, но все равно броню обожгло в десятке мест. К счастью, в оптику ничего не попало, зато досталось маске. Уилджек выронил бур, чувствуя, как горят мимические пластины, и тут же сорвал дополнительную защиту. Продырявленная маска покатилась по полу, Уилджек еле сдержался, чтобы не схватиться за лицо. На губах жгло, он прямо-таки ощущал, как попорчена его в меру суровая внешность.
- Шлак недовинченный! - выругался он. - Десептохлам!
- Что я слышу, какая невежливость, - пробасили сверху. - И это в благодарность, авторжавчина?
- Вы бы еще кумулятивный заряд использовали! - заорал Уилджек. - Сейчас я выберусь и начищу вам корму!
- Не забудь полироль прихватить, - точно таким же басом отозвался второй десептикон. - Что-то ты до сих пор не выбрался.
- Прихорашиваюсь перед выходом на публику, - мрачно буркнул автобот.
- Ладно, мы подождем, - с заметной ехидцей проговорил все тот же десептикон.
Несколько кликов прошли в тишине, потом сверху зашумели и вроде как начали спускаться с корабля.
- Стоять! - Уилджек чувствовал, как припекает ему корму. - Я застрял! Давайте заключим соглашение о ненападении!
Шум переместился, и через остывшие края свесилась темно-синяя десептиконская туша.
- Автобот, зажаренный в собственной скорлупе, - с выражением сказал Дредвинг. - Какое редкостное зрелище.
- Что, ни вперед, ни назад? - поинтересовался второй десептикон, отпихивая близнеца и тоже заглядывая внутрь.
Уилджек попробовал дотянуться до бура, но безуспешно. Тогда он просто погрозил кулаком обоим весельчакам.
- Второй тоже протяни, - посоветовал Дредвинг. - Выдернем в два счета.
- Руки вы мне выдернете, - отказался Уилджек. - К тому же вторая застряла. Кто-то один должен спуститься и поработать сервоприводами.
Десептиконы исчезли из поля зрения, некоторое время совещались на непонятном диалекте, а потом Скайквейк начал протискиваться внутрь. Места ему катастрофически не хватало, поэтому в итоге успешного вторжения Уилджек имел сомнительное счастье созерцать броню десептикона чуть пониже пояса.
Скайквейк долго шарил между погнутыми несущими конструкциями, потом что-то нашел и уперся всем телом. Уилджек боролся с желанием пробуравить десептикона насквозь, однако, во-первых, до бура все равно не мог дотянуться, во-вторых, сам же первый и предлагал перемирие. Даже если он сейчас уделает одного из них, то второму будет достаточно уйти. Тогда жара доконает автобота.
- Быстрее, - послышался недовольный голос снаружи. - Песок двигается.
- Отстань, - пропыхтел Скайквейк. - Он тут застрял, как дроид в вентиляции! Слишком большую корму нарастил!
- Нормальная у меня корма, - процедил Уилджек. Покоцанная физиономия отражалась в десептиконской броне и совершенно не радовала.
Скайквейк проскользил по полу, заворчал, уперся еще сильнее и подналег. Корабль истерически застонал, срываясь на визг металла, и Уилджек рванулся вперед, едва только почувствовал, как ослабевает давление на спину. Используя корпус десептикона как якорь, он высвободился, слыша как лопнуло несколько блистеров с хладагентом, рухнул на пол и облегченно вытянулся.
Пару мгновений он просто наслаждался возможностью свободно шевелить конечностями, а потом резко вскочил на ноги, стукнулся головой о балку и на всякий случай приготовился к сражению. Скайквейк отпустил покосившуюся стену, и проход вглубь корабля закрылся окончательно. Поверхность под ногами ощутимо накренилась, по обшивке проехалось нечто крупное, вроде падающего десептикона, и выругалось.
- Скайквейк, на выход! – гаркнули снаружи. - Корабль затягивает!
Скайквейк молча кивнул на дыру, и Уилджек подпрыгнул, жалея о брошенном буре. Ухватившись за края, он подтянулся, выбросил себя наружу одним рывком и перекатился по раскаленной обшивке. Праймас всемогущий! Тут было почти так же жарко, как в корабле!

Дредвинг встретил его суровым взглядом, но сразу же расслабился, как только Скайквейк появился следом за автоботом.
- Ну, где тут у нас космопорт? - бодро поинтересовался Уилджек, не теряя лица.
- Вправо пойдешь или влево? - вежливо поинтересовался Дредвинг.
- В смысле?
- В прямом, - Дредвинг последовательно указал в обе стороны. - Туда и туда идти одинаково. Полпланеты.
- С чего бы это я шел? - Уилджек фыркнул и трансформировался. Антиграв у него был слабым, но достаточным, чтобы не елозить брюхом в песке. - За пару часов доберусь.
Десептиконы молчали, и уже вознамерившийся было соскользнуть на песок врекер притормозил. Как-то подозрительно выглядело их поведение. Собственно, в корабль грабить не полезли, бить автобота не стали, сами не летят, хотя и могли бы...
- Заряд у вас, что ли, кончился? - с сомнением уточнил он, нерешительно качаясь над крылом корабля.
- Езжай-езжай, - Скайквейк мигнул обеими линзами. - Только повыше прыгать не забудь.
Уилджек решительно трансформировался обратно и уселся на крыле.
- В чем подстава, десептиконы? - поинтересовался он. - Чувствую, что надурить хотите, но понять не могу в каком месте.
- Отважный автобот боится поездок по пустыне? - ласково поинтересовался Дредвинг и переглянулся с близнецом.
- Только после вас, мои друзья-десептиконы, - ядовито отозвался Уилджек.
Отломив покрытый окалиной кусок обшивки, он бросил его как можно дальше, насколько хватило силы замаха. В том месте, куда упало железо, песок тут же забурлил и взметнулся миниатюрной копией давешней чудовищной морды. Песчаные челюсти сомкнулись и ушли обратно в песок. Даже следа не осталось.
Уилджек присвистнул и тут же подавился сухим воздухом. Тонкие мембраны вокалайзеров постепенно начинало корежить от мельчайшей пыли. Крыло под ним угрожающе накренилось, корабль опять застонал на сотню голосов и отчетливо пополз вниз.
Дредвинг молча махнул близнецу и спрыгнул прямо на песок. Уилджек хотел попрощаться с ним теплыми словами "Ура самоубийцам!", однако его ждало разочарование. Десептикон прочно стоял на месте, лишь слегка погрузившись в зыбкую поверхность. Песок волновался, облизывал броню, но выше не поднимался.
- Так, я не понял, - сердито сказал автобот.
- Как мы, по-твоему, до корабля дошли? - насмешливо спросил Скайквейк. - Просто так оно хватать не будет, а вот альтформы терпеть не может.
- Что ж оно вас не сожрало, когда только сцапало, - пробурчал Уилджек, сползая следом. - Шлак, ну и пекло!
Корабль медленно погружался, и Уилджек обернулся, чтобы попрощаться с боевым товарищем. Врекер не имел склонности к излишним сантиментам, но корабль свой все-таки уважал и любил. Что поделать, инструменты не служат вечно. Следующий будет таким же верным и надежным.

Десептиконы уже неторопливо шагали по песку, с усилием переставляя ноги. Уилджек подумал и пошел следом. В сложившейся ситуации не имело смысла рвать друг друга, лучше скооперироваться и добраться до космопорта вместе. А вот потом...
Насчет "потом" Уилджек не был сильно уверен. Он хоть и стремился по возможности снижать поголовье десептиконов, но предпочитал открытые столкновения. Поэтому надо было дождаться, когда обе противоборствующие стороны окажутся на равных. Уилджек задумался над возможными вариантами развития событий и едва не врезался в широченную синюю спину.
Не тратя время на выкрики "что встал?", Уилджек просто обошел десептикона и убедился, что тот остановился не просто так. Близнецы пристально разглядывали скважину, ведущую в недра песков. Вертикальная узкая трубка с неровными краями слегка гудела от дуновений ветра.
- Интересно, а сырец там внутри есть? - озвучил Уилджек общие мысли.
- Проверить нечем, - Дредвинг покачал головой. - Судя по дальномеру, она тянется до топливных слоев, но у меня нет подходящих шлангов.
- Аналогично, - поддакнул Скайквейк.
Уилджек опустился на одно колено и заглянул внутрь. Само собой, ничего он там не разглядел, но зато уловил запах, слегка похожий на запах жидкого энергона. И впрямь жаль, что ни у кого нет подходящих шлангов. Вдруг некоторые удачно отравились бы?
- А кто вообще эти скважины бурит? – риторически поинтересовался он.
- Местные считают, что это сама планета, - буркнул Дредвинг. - Ладно, что тут стоять. Раз нет маяка, значит, она дикая, никто не прилетает проверить.
Оставив неисследованную скважину, трансформеры двинулись дальше.

Уилджеку было легче, он не проваливался так сильно, но зато песок почему-то настойчиво карабкался по его ногам тонкими струйками. Через каждый десяток шагов автоботу приходилось отряхиваться, и вскоре он уже начал ругаться сквозь стиснутые денты. Десептиконы молчали, идя абсолютно синхронно, но на особо заковыристом и громком ругательстве остановились.
- Мы предлагаем сделку, - заявил Скайквейк. - Твое передвижение в обмен на твой хладагент.
Уилджек еще раз подпрыгнул, стряхивая ползущий щупик, и свирепо уставился на десептиконов. По мере понимания сделанного предложения, ярость сменялась все большим искушением согласиться. Щупик ткнулся в зазор между опорными сегментами, и Уилджек махнул рукой на попытки просчитать ситуацию.
- Сколько надо? - только и спросил он.
- Много не потратим, - Дредвинг протянул руку. - Давай по два на каждого.
Уилджек отстегнул блистеры и положил на горячую ладонь. Металл почти обжигал, и Уилджек со смешанным чувством досады и стыда понял, что десептиконам приходится намного хуже, чем ему. Перегрев, должно быть, уже достигал критических отметок.
Блистеры со щелчками встали в приемники на запястьях, и десептиконы одновременно с облегчением расправили плечи. Уилджек почувствовал искушение спрятаться в густую тень, отбрасываемую Дредвингом. Хотя тень от Скайквейка была ничуть не хуже. Жаль, что нельзя сложить две тени и получить компактный охладитель...
Поняв, что у него тоже начались магнитные завихрения, Уилджек поспешил поставить блистеры и себе. Десептиконы молчали, но он слышал отголоски прямого инфообмена, по итогам которого слово опять взял Скайквейк.
- Давай сюда свои обвязки, сделаем переноску.
Уилджек без слов снял с себя упомянутые обвязки и протянул десептикону. Длинные ленты быстро превратились в сетчатую конструкцию с двумя петлями, которые близнецы накинули на плечи. Уилджек все так же молча полез в люльку и постарался компактно в ней устроиться, по максимуму загородив оптику от сияния местного светила.
Под ненормально громкое шипение пневматики десептиконы двинулись с места.

Не похоже, что их тяготил лишний груз, но явно мешала жара. Уилджек рассеяно смотрел в песок, волновавшийся у них под ногами, и с легким злорадством отмечал, как вздымаются фонтанчики, тщетно стремящиеся достать до него самого. С одной стороны, такое любопытство метаморфа не могло не волновать, с другой - агрессии не наблюдалось, и кидаться на них песок не торопился.
Однообразный пейзаж быстро утомлял, поэтому Уилджек бессовестно воспользовался дармовой тягловой силой и попросту отключился, оставив только чрезвычайный режим слежения. Предварительно, чтобы попусту не тратить энергозапас, он перекрыл циркуляцию жидкой фазы, развернул небольшие солярные батареи на плечах и скорректировал цикл их вращения на максимально совпадающий с передвижением звезды в небе.

Ждущий режим прервался сигналом тревоги умеренной степени. Уилджек включил оптику и не сразу сообразил, почему так плохо видно, что происходит. Потом до него дошло, что его больше не заливает ослепительный свет. Звезда ушла за горизонт, и пустыню накрыло темнотой. Уилджек пошевелился, обнаружил, что теперь ему стало холодно, и задергался. Десептиконы стояли неподвижно, как будто вросли в песок и зацементировались.
- Эй, мы уже пришли, что ли? - он потянулся и ткнул в бок одного из близнецов.
В темноте цвет их брони оказался почти одинаковым, а Уилджек ленился подгружать дополнительные фильтры. Но вроде бы справа стоял Дредвинг. На тыканье он не среагировал, и Уилджек переключился на Скайквейка. Однако второй десептикон тоже остался глух к воззваниям и нечувствителен к воплям. Уилджек завозился, начал раскачивать люльку, а потом и всерьез вырываться. Лежать в ней было удобно, особенно если свернуться до протоформенного состояния, но выбраться оказалось совершенно невозможно. Проклиная замороженных десептиконов, Уилджек раскачивался как ненормальный, раздражаясь все больше от нелепости происходящего.
- Что ты дергаешься? - зарычал Дредвинг.
Уилджек от неожиданности ухитрился подпрыгнуть прямо в воздухе. При этом одна нога высвободилась, и он тут же пнул десептикона куда смог.
- С какой радости мы стоим? - возмутился он, не давая десептикону среагировать на удар.
- Потому что темно и холодно, мы заряд тратить не будем, - уведомил его Дредвинг. - Ждем восхода.
- Неженки, - буркнул Уилджек, затаскивая ногу обратно и снова сворачиваясь. В одиночку он бежать тоже не собирался.

Через некоторое время Уилджек начал банально и противно мерзнуть. Набранный заряд потихоньку расходовался на компенсацию внешнего охлаждения, и теперь Уилджек позавидовал близнецам, чья толстенная броня надежно отгораживала внутренние системы от воздействия извне. Он еще раз вытянул руку и для проверки ткнул в Скайквейка. Металл был холодным. Значит все тепло сконцентрировано внутри. Сам Уилджек быстро отдавал накопленное, несмотря на все попытки прекратить вредное расточительство. Он свернулся еще плотнее, буквально задвигая пластины друг под друга, волевым усилием отключил всю внешнюю сенсорику и запустил принудительный переход в системную блокировку.

Очередной онлайн уже не был таким мучительно-неприятным. Уилджек проверил хронометр - всего два джоора с момента предыдущего периода активности. Он никак не мог понять, почему сейчас ему так приятно, несмотря на продолжающийся холод. Приятно, но при этом слегка некомфортно, словно он делает что-то неприличное в общественном месте... Например, сливает отработку, полностью игнорируя принятые способы утилизации. Уилджек качнулся и немедленно осознал, что у него действительно есть повод для беспокойства. Он самым натуральным образом терял энергон! Кто мог к нему подключиться?
Яростно изворачиваясь в люльке, он сумел сложиться так, что увидел собственный пах, хотя для этого пришлось пожертвовать бедренным шарниром, неестественно его вывернув. Увидев, кто до него добрался, Уилджек немедленно заорал в полный голос.
- Скайквейк! Дредвинг! Подъем! Нужно уходить!
Десептиконы молчали, и в этом молчании Уилджек услышал страшную тишину дезактива. Мгновенно загрузившиеся светофильтры сделали мутную картину окружающего мира четкой и резкой. Песок взобрался по ногам десептиконов, длинными щупальцами лежал на руках и на плечах, тонкими усиками пробирался под края шлемов. Уилджеку даже показалось, что он стекает из-под линз, но потом ужасное видение рассеялось. Сам автобот совершенно точно получил несколько омерзительно скользких песочных конгломератов прямиком в топливные шлюзы номер два, четыре и пять. Энергон будто выкачивали силком. Серый песок мокро поблескивал, иногда выдавая радужные блики.
Уилджек изо всех сил качнулся и врезался всем весом в бок Дредвинга. Десептикон пошатнулся, песок с шорохом посыпался, и Дредвинг вздернул голову.
- Очнись, кретин алюминиевый! - гаркнул автобот. - Шевелись! Двигай ковырялками! Нашли, где встать, идиоты!
- Что за... что случилось? - проскрипел Дредвинг, заметно подрастеряв гладкость интонаций. - Где...
- В пустыне, кретин! - Уилджек едва не надорвался.
Дредвинг дернулся, тяжело шагнул в сторону и осел, проваливаясь. Видимо, это оказало гораздо большее воздействие, чем автоботские вопли, потому что десептикон сразу дернулся, зарычал и с усилием попер на свободу, загребая песок. Уилджек по-идиотски висел в люльке, растянувшейся между десептиконами, и просто орал, не заботясь оцензуриванием выкрикиваемого.
Наконец его вокальные упражнения дошли и до Скайквейка. Десептикон заворочался, в точности повторил все действия близнеца, за исключением используемого набора слов, и в аккурат так же провалился. Рванулся в другую сторону, забуксовал, удерживаемый петлей на плече, и немедленно сменил направление.
Благодаря слаженным усилиям, десептиконы выбрались из ловушки. Уилджек умолк, перестав тратить энергию, и теперь яростно ковырялся в шлюзах, вытаскивая из себя тугие скользкие витки. Десептиконы упорно ломились вперед, перестав экономить энергию, потом начали сворачивать. Уилджек вознамерился спросить у них, что это за смена курса, но его больно приложило обо что-то жесткое.
- Смотри, куда прешь! - взвыл автобот.
- На камни! - огрызнулся Дредвинг. - Хочешь провалиться? Сейчас сброшу!
Камни показались Уилджеку хорошей идеей. Там песок точно не мог до него добраться. А еще там можно было наконец-то выбраться из юникроновски неудобной люльки.
Пару кликов спустя десептиконы загрохотали по твердому, а потом Уилджек полетел в короткое путешествие, закончившееся чувствительным приземлением.
- Ни болта себе, сделка, - прорычал он, выпутываясь из сетки. - Где вы таких доставщиков видели, на нижних ярусах? Да мусор аккуратнее выкидывают, чем вы автоботов грузите!
- Мы обычно автоботов не грузим, - фыркнул Дредвинг. - Только если дезактивы надо в топку сбросить.
Уилджек отшвырнул сетку и поднялся на ноги. Его слегка шатало. Песок шелестел вокруг камней, а вдобавок еще и начал потрескивать, выбрасывая синие и зеленые искры.
- Да я тоже много ваших отправил в Плавильни, - с достоинством сказал он.
- Кстати, чей энергон? - Скайквейк смахнул с себя последние песчинки и внимательно присматривался к камням.
Уилджек обернулся. Жадно высунувшаяся из песка пасть тыкалась длинным языком во влажное пятно на камне, и оно постепенно испарялось, зато песок начинал светиться сильнее. Уилджек сделал два шага в сторону, пасть повернулась на звук его шагов, вытянула язык, и тот раздвоился на конце, затрепетав в холодном воздухе.
- По-моему, кого-то вскрыли, - констатировал Скайквейк. – Точно не нас. Дай глянуть. Надо залатать, пока тут не началась война за автоботские резервы.
- Это не раны, - неохотно сказал Уилджек. - Это... в общем, утечка. Техническая. Случайно.
Дредвинг отодвинул близнеца в сторону, шагнул к автоботу и присел на корточки. Уилджек почувствовал, как противное чувство смущения сковывает его искру. Дредвинг со скрежетом провел кончикам пальца по камням, выразительно отслеживая цепочку капель, а потом наклонил голову, выворачивая, чтобы заглянуть к Уилджеку между ног. Автобот изо всех сил сдвинул пластины. Струйка песка то ли высыпалась, то ли вылилась, и заскользила по камню к выжидательно раскачивающейся пасти.
- Да эти твари предпочитают деликатес, - хмыкнул Скайквейк, тоже заметивший струйку.
- Но не пытаются сожрать его целиком, - уточнил Дредвинг. - Предлагаю остаться тут до восхода.
Уилджек, перешедший в категорию деликатеса, был полностью согласен с этим предложением.

С восходом звезды трансформеров ожидал сюрприз. Ни один из них не помнил, чтобы у края каменного выроста торчала знакомая трубка скважины. Уилджек первым споткнулся об нее, приняв за остаточные галлюцинации на экране, и выругался так, что между камней возникло недолгое эхо.
- Понаставят тут! - закончил он длинную тираду. - Ступить уже некуда!
- А ты повсюду не лезь, - посоветовал Дредвинг.
Скайквейк, как обычно, проявил больше любопытства, чем близнец, и занялся глубинным измерением находки. Немедленно выяснилось, что скважина вовсе не пустая. Скайквейк недоверчиво опустил в нее шланг и сразу же с жадностью потянул найденное топливо.
- Это, наверное, нам подарок за вкусно приготовленного автобота, - хохотнул он.
- А может, это тебя так фаршируют, чтоб приятнее было поглощать целиком, - не остался в долгу Уилджек.
Теория фаршировки не нашла отклика в искрах десептиконов, и Дредвинг присоединился к внеплановой заправке. Уилджек пару раз завистливо фыркнул. Он-то не относился к полетным альтформам, поэтому не мог переработать такое сырье. Десептиконы поглощали драгоценную жидкость, как не в себя, и Уилджек уже начал задумываться о теории масс-шифта в десептиконских резервуарах, когда оба одновременно закончили.
- Перегруз, - констатировал Скайквейк. - Расчетное время переработки - двадцать джооров.
- Да вы рехнулись! - Уилджек воспылал свежим негодованием. - Чем дольше мы тут сидим, тем больше вероятность, что меня все-таки сожрут!
- Напугал, - прохладно отозвался Дредвинг. - Мы договаривались только на твою переноску, сроки указаны не были.
- Весь хладагент сам потрачу, - сказал Уилджек. - Думаешь, приятно будет поджариваться, даже с высококачественной заправкой?
Десептиконы переглянулись и вновь коротко пообщались по внутренней связи.
- Два джоора, - не терпящим возражений тоном сказал Дредвинг. - Ты будешь охранять, мы - работать на полном цикле.
Уилджек молча вытащил из пазов клинок и выразительно провел им в воздухе. Десептиконы одинаково пренебрежительно блеснули оптикой, но ничего не сказали. Видимо, до их процессоров добралась мысль о том, что раз все энергетическое оружие под запретом, то несерьезная с виду металлическая полоса может стать единственным способом борьбы с песком, если тот опять полезет в гости.

Песок действительно полез, и Уилджек несколько раз отсекал слишком ретивые отростки, щупающие камень. Песок немедленно отступал, после чего пробовал подобраться с другой стороны. Уилджек отсчитывал клики и опять добирал энергию за счет горячей звезды. Жара нарастала. Десептиконы заняли единственное место, куда падала тень, и вскоре Уилджек израсходовал еще один блистер.
Двигаться совсем не хотелось, он присел на камень, игнорируя недовольные сообщения от системы управления активным цветным покрытием. Чем дольше он сидел, тем больше было перспектив сверкать впоследствии голым железом, но кому какое дело в пустыне?
Уилджек почти выключился, когда десептиконы зашевелились. Докладывать о своем самочувствии они не стали, но выглядели неплохо.
- Песок наглеет, - сообщил Уилджек. – Точно говорю, это была фаршировка.
Дредвинг его проигнорировал, а Скайквейк подошел к краю и пристально уставился на песок. Потом резко пнул его, вздымая фонтанчик. Уилджек напрягся, но реакции не последовало.
- Смотри, мы ему не нравимся, - с удивлением протянул Скайквейк, тыкая ногой в раззявленную пасть. Та резко отдергивалась и шла волнами, теряя очертания.
- Ну правильно, вы же нажрались местного сырья, теперь, наверное, как родные. Того и гляди начнете ползать и осыпаться, - тут же поддел десептикона Уилджек.
- Смотри, чтобы я к тебе в шлюз не заполз, - пригрозил Скайквейк, не прерывая увлекательного занятия. - Я бы на твоем месте нас благодарил. Теперь будешь путешествовать в безопасной зоне. Пока блистеры не кончатся.
Последняя фраза Уилджеку совсем не понравилась, но он предпочел не развивать тему.
- А, может быть, мы и тебе поможем заправиться?
Предложение Дредвинг сделал самым обычным тоном, словно каждый джоор десептиконы делятся с автоботами топливом, да еще и прошедшим переработку. Уилджек сжал рукоять покрепче и покачал головой.
- Не надо подачек. Об этом мы тоже не договаривались.
Дредвинг посмотрел поверх него на Скайквейка. Уилджек осознал, что находится на прямой линии между двумя десептиконами, только что заправившимися топливом неизвестного состава, который никто не проверял на автономных механических формах жизни.
- Ты обязательно должен попробовать, - Дредвинг скупо улыбнулся. - Оно удивительное.
Уилджек плавно сдвинулся в сторону, прикидывая, как развернется сражение, в котором не участвуют плазмометы, а за ареной наблюдают песчаные твари, имеющие свой гастрономический интерес.

Десептиконы атаковали одновременно. Уилджек крутанулся на месте, приседая, и огромные руки столкнулись над ним. Одновременно Уилджек сделал круговое движение клинком, но десептиконы дружно переставили ноги, и удар пришелся вскользь, только сняв стружку. Уилджек сделал поправку на то, что близнецы используют стратегию взаимного дополнения, и тоже настроился уже не на драку с двумя, а всего с одним, но обладающим дополнительным комплектом рук и ног.
Следующий ход сделал песок. Его стратегию Уилджек не знал, а поведение предсказать не мог, поэтому задача существенно усложнилась. Уворачиваясь от длинного щупальца, автобот метнулся туда, где плоская каменная поверхность переходила в скальный массив, и легко запрыгнул на самый гребень.
Дредвинг остался на месте, но Скайквейк рванулся вперед и таранным ударом плеча врезался в монолит. Каменная глыба содрогнулась. Скайквейк отошел на два шага, поманил автобота пальцем и, не дождавшись реакции, снова бросился в атаку. Уилджек злобно ощерился, балансируя на самом краю. Дождавшись, когда Скайквейк возьмет очередной разбег, экс-врекер прыгнул с места.
Он целился на соседнюю скалу, отделенную от основного конгломерата полосой песка. И вот здесь метаморф проявил себя во всей красе. Раскрытая пасть взметнулась одновременно с прыжком автобота и перехватила его на самой высокой точке траектории.
Вскрикнув от неожиданности, Уилджек провалился, рухнул на песок и мгновенно начал погружаться глубже. Песок сомкнулся над ним, Уилджек судорожно крутанул клинком, тот ударился обо что-то и застрял. Затем последовал резкий рывок, едва не вывернувший рукоять из ладони автобота. Уилджек стиснул пальцы мертвой хваткой. Его снова рванули, и метаморф начал уступать. Третий рывок окончательно определил, кто здесь самый сильный.
Уилджек вылетел на свободу с оскорбительной легкостью. Дредвинг, сжимавший в руке острое лезвие, одарил его еще одной сухой улыбкой. Уилджек заперхал вентсистемой, пытаясь избавиться от забившегося в каждую щель песка.
Десептикон вытащил его на камень, отпустил клинок, присел и схватил Уилджека за ноги.
- Десептикон! Сражайся честно! - Уилджек опять поперхнулся и задергался.
Висеть вверх тормашками? Оскорбление!
Дредвинг несколько раз энергично встряхнул его, подбросил, поймал сгруппировавшегося автобота и аккуратно поставил на ноги. Уилджек ошеломленно мигнул оптикой.
- Так быстрее чистка получилась, - объяснил свои действия десептикон. - О чем мы говорили?
- О топливе, - услужливо напомнил Скайквейк.
Перед тем как сказать это, подкравшийся со спины десептикон сгреб Уилджека обеими руками и стиснул, лишив возможности двигаться. Уилджек умел выскальзывать из многих захватов, но против настолько тупой и грубой силы оказался беспомощен. Дредвинг выждал, пока автобот выскажется во всех подробностях, где он их видел и что их ждет, после чего заткнул Уилджека ладонью. Сегменты посередине раздвинулись, высунувшийся наконечник буквально вломился между дентапластин автобота, и из него хлынуло топливо.
Во время всех кульбитов Уилджек сумел не выпустить оружие. Не потерял он его даже во время нападения Скайквейка, и все еще стискивал в пальцах, уже начавших терять чувствительность: нейросистема, шокированная непривычной подзарядкой, путала сигналы.
Уилджек напрягся и вращением запястья рубанул по десептикону. Остро заточенная кромка впилась в толстенное предплечье, и Дредвинг коротко охнул от боли. Свою промашку Уилджек понял мгновением позже. Десептикон потерял контроль над подачей топлива, после чего относительно спокойное поступление превратилось в бушующую струю. Уилджек понял, что сейчас он должен или открыть сквозной путь, или у него выбьет все заглушки, да еще и линзы вылетят. Решение было очевидным. Уилджек отключил регуляторы.

Пробивший весь корпус насквозь поток был настолько мощным, что врекера перезагрузило вхолостую. Совершенно без удовольствия Уилджек содрогнулся с ног до головы. Скайквейк поскользнулся в растекавшейся луже, сделал шаг назад, невольно освобождая автобота от принудительной заправки. Едва наконечник убрался, Уилджек клацнул дентами и стиснул челюсти, жалея, что не может их заварить. От нежеланной перезагрузки резко заболело все тело. Перепуганная нейросистема никак не могла справиться и отключить ощущения.
Все случилось буквально за несколько кликов. Уилджек даже не успел прийти в себя, как Дредвинг выдернул из руки клинок и с раздраженным рычанием ударил им по камню с размаху. Лезвие взвизгнуло, прогнулось, но выдержало.
- Твой болт налево! Ты за это отдельно заплатишь! - пообещал десептикон, отбрасывая оружие. - Понравилось перезагружаться? Сейчас еще помогу!
Уилджек все тем же коротким движением сдернул с бедра излучатель, в буквальном смысле налив топливом на связанную с этим опасность. Отвратительно бдительный Скайквейк опередил его и, не разжимая объятий, дотянулся до запястья. Одним движением большого пальца он выковырнул из автоботской ладони вредную игрушку.
- Тише-тише, - темно-зеленый десептикон подул Уилджеку на шлем раскаленным воздухом. - Нехорошо обижать тех, кто делится с тобой энергией.
Уилджек бешено сверкнул линзами, скаля дентапластины. Дредвинг опять потянулся к нему раскрытой ладонью, но Уилджек всем видом дал понять, что при следующей попытке кое-кто недосчитается оборудования. Дредвинг пожал плечами и прижал ладонь к до сих пор раскрытым шлюзам. Экс-врекер заорал. Вторая насильственная перезагрузка хлестнула по сенсорам еще мучительнее, и на этот раз он все же не смог удержаться в сознании.

- ...смотри как жрет.
Сквозь белый шум в датчиках голос Скайквейка звучал глухо и безжизненно. Затем хватка разжалась, и Уилджек грохнулся на камень. Ноги не держали, поэтому бампером он приложился порядочно. Всюду был проклятый песок. Выпущенный автоботом энергон исчезал прямо на виду. Беспокойно волновавшийся песок собрался из плоской амебной формы во все ту же уродливую голову, та повертелась и неожиданно легла нижней челюстью на колено автобота. Уилджек почувствовал странное, но приятное ощущение там, где его касалась прохладная масса.
- Кажется, ему нравится новый вид энергона, - прокомментировал Скайквейк.
Дредвинг положил руку на затылок автобота, и песчаная тварь сразу же вздернулась. Из ровной поверхности вокруг камня быстро начали вырастать ей подобные, угрожающе раскрывая пасти. Дредвинг отдернул руку. Потом снова попробовал повторить фокус и убедился, что песок реагирует, когда автобота пытаются обидеть.
- Точно желаешь проверить, как к тебе относится эта планета? - хихикнул слегка оклемавшийся Уилджек. - Или будешь послушным трансформером и станешь держать свои кривые ковши при себе?
Угрожающее рокотание вокалайзеров было единственным ответом.
На этом война закончилась окончательной десептиконской капитуляцией.

Теперь они шли следом за песком. Крутящийся под ногами метаморф настойчиво вел их от одной дикой скважины до другой. Общее направление в сторону космопорта при этом сохранялось, поэтому трансформеры не особо сопротивлялись. Тем более когда они однажды все же попробовали игнорировать метаморфа, тот устроил локальный апокалипсис, разбушевавшись так, что все трое потом целый джоор чистились, наконец-то объединившись во взаимной ненависти к подлой тварюге.
В основном метаморф льнул к Уилджеку, лишь иногда длинными лентами заползая на десептиконов. В темные периоды он вообще закрывал всю троицу с головой, вынуждая буквально откапываться к следующему восходу.
Когда метаморф начинал беспокоиться и настойчиво тыкаться в разноцветную паховую пластину, Уилджек останавливался и обреченно махал десептиконам. Те услужливо подхватывали его на руки, вежливо раздвигая автоботские ноги, и переходили к заправке. Опытным путем выяснив, что больше всего метаморф радуется, когда получает свою закуску от довольного автобота, оба деловито выполняли программу по ублажению на сто процентов. Уилджек положил большой болт на моральные стороны подобного общения, и пассивно позволял делать собой все что угодно, лишь бы побыстрее отделаться от топливной повинности.

Он уже перестал считать, сколько прошло оборотов с того момента, как его корабль рухнул на планету песка, и только надеялся, что не отупеет вконец раньше, чем они доберутся до космопорта. Врекер начал быстро уставать из-за почти постоянных циклов переработки, поэтому постепенно десептиконы вернулись в ту роль, о которой они договаривались изначально.
Большую часть времени Уилджек проводил у кого-нибудь на руках, с удовольствием прячась в тени, когда звезда оказывалась за спиной. То и дело его начинали заправлять прямо на ходу - небольшими порциями, чтобы переработка проходила более равномерно. Уилджек поначалу сопротивлялся и ругался, но затем привык. Принудительно отрегулированная нейросистема исправно классифицировала заправку как очень приятный процесс, и Уилджек получал серию мелких перезагрузок.
Когда он не выдерживал, начиная капать прямо по ходу дела, песок у них под ногами начинал волноваться еще сильнее. Метаморф выныривал и слизывал капли на ходу. Но у него было свое расписание приемов десерта, которого метаморф твердо придерживался. Целых четыре раза за световой период им приходилось останавливаться и делиться с метаморфом. Уилджек напрягался, чувствуя, как длинные подвижные псевдошланги лезут в него и жадно шевелятся, а потом десептиконы наддавали электромагнитными пульсациями с обеих сторон, и он каскадно перезагружался. Топливная система срабатывала на слив, метаморф упивался, иногда раздувая свои щупальца почти до боли в шлюзах. Насытившись до предела, песок освобождал автобота и растекался удовлетворенной лужей.
Во время одного из особо яростных столкновений Уилджек успел захватить часть песка, в прямом смысле спрятав его внутри себя. Маленький резервуар с хладагентом помог надежно изолировать метаморфа, и Уилджек твердо собирался хранить его до ближайшей лаборатории. Не зря же он терпит столько мучений, должна быть ему какая-то награда, пусть даже в виде удовлетворенного научного интереса.

Путешествие затягивалось. Уилджек постепенно начинал волноваться: хоть его и в буквальном смысле слова носили на руках, у них все равно возникла проблема - заканчивался хладагент. Осталась всего одна блистерная лента, и он уже добрался до ее середины. Десептиконы не комментировали, но всем было понятно, что если добытчики топлива уйдут в дезактив, то переработчик тоже станет бесполезен.
В оборот, когда Уилджек отдал десептиконам четыре предпоследних блистера, удача наконец-то улыбнулась им. Автобот как раз планово отстрелялся для метаморфа, и внезапное торможение оказалось для него несколько неожиданным.
- Пришли, - сказал Дредвинг.
Уилджек впервые за долгое время услышал, как ноги десептикона ступают по жесткой поверхности. Выходить из ждущего режима не хотелось. Он подумал, что Дредвинг, скорее всего, имеет в виду очередную скважину, и удивился - обычно так часто они не попадались. Но десептикон поставил его на ноги и принудительно развернул. Уилджек прислонился к горячей громадине, неохотно включил обзор и уставился перед собой.
- Пришли! - вырвалось у него само собой.
Они стояли на бетонированной дороге, а вдалеке виднелись высоко взлетающие башни космопорта.
Уилджек готов был бежать со всех ног, а еще лучше - трансформироваться и нестись к цели. Он даже сделал шаг вперед, тут же покачнувшись.
- Только без глупостей, - предупредил Дредвинг, держа его за плечи.
- Ага, не то сожрут в последний момент, - поддержал Скайквейк. - Ну все, движемся строго по графику!
Песок на бетонку не лез, и график тут же был позабыт. Десептиконы вышагивали со скоростью средней легковой колесной модели, Уилджек сначала хотел идти сам, но потом забросил эту мысль, поскольку точно не смог бы выдержать такой темп. Поэтому он все еще выполнял роль груза, уже страстно мечтая о том моменте, когда наконец-то попадет в чистку.

- Переговоры буду вести я, - безапелляционно заявил он, едва десептиконы тормознули перед закрытым входом. - Это не десептиконское дело.
Впрочем, десептиконы все равно понадобились - чтобы скромным выстрелом привлечь внимание хозяев космопорта. В ответ хозяева едва не размазали всю троицу превентивным ракетным ударом, но Уилджек все-таки сумел предотвратить военный конфликт.
Последовали длинные переговоры, в ходе которых Уилджеку пришлось проявить все дипломатическое мастерство. Последним камнем преткновения сделался статус десептиконов. Параноидальный собеседник видел в них страшную вооруженную угрозу. Не убеждало его даже то, что оба вели себя идеально, то есть молчали и не двигались.
- Да чтоб вам третьи хвосты пообрывало! - выругался Уилджек, с трудом орудуя понятиями чужого языка. - Это вообще мои самки! - добавил он уже от отчаяния.
Скайквейк у него за спиной выдал целую гамму изумленных звуков. Однако удар в бок - Уилджек уже не глядя мог определять по звуку, кто какой частью тела соприкасается - поставил его на место. Очевидно, Дредвинг тоже воспользовался брошюрой о космопорте и был в курсе того, что построившие его каванки относятся к тому виду, у которого имеется биологическое половое разделение, а воспроизводящие особи гораздо крупнее и агрессивнее.
- Чем докажешь? - отозвались из-за стены. – Может, вы банда грабителей!
Уилджек обернулся к десептиконам и смерил обоих взглядом. На лице у него медленно проступила улыбка.
- На колени, самки! - гаркнул он, стараясь, чтобы его услышали и подозрительные хозяева космопорта.
Скайквейк явственно подвигал датчиками под линзами, но послушался. Дредвинг повторил его движение секундой позднее.
- Ниже, - прошипел автобот. - Хотя бы ради наших бамперов сделайте вид, что подчиняетесь и боитесь!
Скайквейк гулко выдохнул воздух и согнулся еще ниже, почти утыкаясь подбородком в дорогу. Дредвинг опять повторил, видимо, совсем отключив всю процессорную деятельность, чтобы не осознавать, каким идиотизмом занимается.
- Не верю! - с противными интонациями резюмировали из-за стены. - Вы сговорились!
- Эй, это не заговор, мы в середине репродуктивного цикла! - возмущенно заорал Уилджек. - Нам нельзя оставаться в пустыне, потомство не вынесет жары и умрет! Я отправлю сообщение в комитет по контролю за ресурсами! Я могу это сделать, у меня аварийный маяк!
- Все равно вы какие-то подозрительные, - жлобски уперся невидимый каванки. – Самки странные, ничего не просят!
Уилджек опять развернулся к застывшим десептиконам и поманил Дредвинга пальцем. Тот неохотно поднял голову, Уилджек вовремя положил ладонь ему на шлем и остановил движение. Десептикон смотрел ему прямо в нижнюю секцию корпуса. Уилджек сдвинул броню, обеими руками вытянул короткий шланг и повелительно хлопнул им по сжатым губам десептикона. Дредвинг бешено засиял оптикой, но медленно разомкнул дентапластины.
- Шире, шире, - почти проворковал Уилджек. – Давай, теперь я тебя заправлю.
Дредвинг мигнул, и Уилджек включил подачу. Консервированное топливо хлынуло в открытый рот, моментально переполнило его и потекло на бетон.
Покончив с демонстрацией власти, Уилджек убрал шланг. Дредвинг замотал головой, разбрызгивая темно-розовые капли. Ненависть в его взгляде просто зашкаливала. Уилджек с отстраненным интересом попробовал представить, что попытается сделать с ним десептикон, когда они покинут нейтральные территории.
- Уважаемый производитель, добро пожаловать в космопорт Великой Белой Прародительницы! - торжественно объявил каванки.
Изъеденные песком створы медленно поползли в стороны, открывая доступ к цивилизации.
- А для ваших самок мы предоставим лучшие родильные подразделения медицинского сектора! - радостно добавил гостеприимный хозяин.

Вернуться к фанфикам