Правила этикета

Автор: Skjelle
Персонажи: Мегатрон/Оптимус
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp
Краткое содержание: о внезапных культурных различиях в романтических обычаях. По заявке murr_miay на день Св. Валентина в сообществе TF-porn.

Оптимус Прайм - бессменный и непреходяще героический лидер самых храбрых во Вселенной автоботов - занимался непривычным для себя делом. Сидел на удобном валуне, подставив физиономию излучению желтой звезды, и предавался отвлеченным размышлениям.
На блаженствующего трансформера упала тень, и Прайм сразу же бдительно включил линзы. Обнаружив зависший в воздухе силуэт десептиконского истребителя, Оптимус поднял руку и помахал. Истребитель покачал крыльями в ответ и неторопливо поплыл дальше, нарушая все законы земной техники и представления о скоростях. Под брюхом у него раскачивалась грузовая платформа, набитая контейнерами.
Мирное сотрудничество. О это прекрасное словосочетание, воплощавшее в себе всю цель его функционирования. Наконец-то все они вместе и занимаются общим делом.
Люди не понимали их внезапного примирения, они были уверены, что вражду следует поддерживать до последнего уголька. Невыносимо сложно было объяснить им, что есть и другие приоритеты помимо составления списка погибших товарищей и методичного уничтожения во славу их имен еще большего количества трансформеров. Автоботы неоднократно пытались и так и эдак пояснить своим белковым друзьям, что они никого не предают, но бесполезно. Да, с человеческой точки зрения было ужасно то, как неделю назад трансформеры обменивались шквальным огнем, а теперь уже мирно обсуждают что-то на кибертронском языке, не пытаясь придушить друг друга при случае.
Возможно, люди злились еще и потому что в отличие от автоботов десептиконы их полностью игнорировали. Конечно, не до такой степени, чтобы случайно наступить, но достаточно для того чтобы переступать кричащих и машущих руками человечков словно трещины на пешеходном полотне. Определенно, людей это не устраивало.
Автоботы же были вполне довольны сложившимися обстоятельствами, активно занимаясь любимой деятельностью - созиданием и восстановлением. Пылая энтузаизмом, они очень быстро привлекли к этому делу и десептиконов. Изначально витали слухи, что десептиконы презирают все, что не связано со стрельбой по бегущим мишеням, но наступившее разочарование было приятным. Им действительно не хватало точки приложения усилий, и они ее успешно нашли в строительстве.
Помимо функциональной пользы внезапно выяснилось, что у десептиконов есть еще и функция эстетическая, по крайней мере, с точки зрения автоботов. Военные модели были не только построены с огромным запасом прочности, но еще и с точным динамическим расчетом, подчеркивающим их функциональность. Прямые и скругленные линии, четкие срезы и плоскости, усиленные шарниры, крепкие пальцы, тонкая фокусировка линз... Если отвлечься от войны, что сейчас и происходило, стоило признать, что выглядят они крайне привлекательно. Особенно когда работают с тяжестями. Напрягающиеся тела, движение сервоприводов, еле уловимый шум компенсаторов - все это создавало восхитительную картину, запечатлеть которую не погнушался бы любой мало-мальски обладающий чувством вкуса художник.
Автоботам ужасно нравилось наблюдать, как вкалывают их нынешние товарищи, а поскольку работали все посменно, то зачастую свой законный отдых носители красного знака проводили все на тех же раскопах, страдая созерцательностью, как однажды выразился Мираж.
Оптимус поступил как истинный беспристрастный лидер и выбрал себе валун, расположенный таким образом, что с него было видно сразу все поле деятельности.
Социологически увертюры тут цвели и пахли. Вокруг увертюры, что-то яростно строящей в глубокой яме, порхал диверсант, пытаясь присесть на краешек ограждения и влезть с ногами в чужое личное пространство. Оптимус подавил неприличное и недостойное хихиканье, выкрутив оптические настройки на предельную мощность. Разумеется, чтобы блюсти нравственность подчиненных.
- А что это тут у вас происходит? - интересовался автобот, настырно опираясь на ограждение и суя нос через защитную пленку.
- Раскопки, - проворчал конструктикон, не отвлекаясь от дела.
- Даа? - протянул диверсант, окончательно устраиваясь на оградке локтями и укладывая на руки бампер. - Подо что копаете? Фундамент, шахты, опоры?
- Фундамент, - коротко сообщил Скрэппер, выпрямляясь и отставляя бур.
- Ужасно интересно! - с восторгом сказал Джазз, пялясь на мощные ноги, попирающие землю в яме.
Скрэппер с неменьшим интересом покосился на высоко задранный зад и свесившийся вниз тяжелый бампер, после чего ухнул и снова вгрызся в землю. Гораздо более активно, чем раньше.
Помимо искусства подглядывания, некоторые стали осваивать искусство обсуждений, сравнительного анализа и экстраполяций. Строителей разных приятных гипотез развелось как инсектиконов. То и дело датчики Оптимуса улавливали что-нибудь занятное.
Уйдя со своего наблюдательного поста он в очень скором времени наткнулся на группку автоботов возле инфотерминала.
- Интересно, какой у него диаметр разветвителя? - томно вздыхал Санстрикер.
- Говорят, штекеры у них с дейоневым напылением, - радостно делился Блюстрик.
- Эй! Вы совсем что ли помешались? - возмутился Сэндсторм.
- А что? - недовольно отозвался снайпер.
Молчаливый Хаунд еще раз перекрутил на терминальном экране процесс разнесения горных пород в пыль силами одного нетерпеливого и вспыльчивого гештальт-лидера. Ооо...
- Не стоит говорить об этом так громко на каждом углу, - строго сказал трехрежимник. - Они могут услышать.
- Да ладно? - наигранно изумился собеседник. - А то я не знаю.
- А про диаметр хорошо бы и узнать, - почти невпопад сказал Санстрикер, заглядывая Хаунду через плечо.
Тут уже дружно вздохнули все. Оптимус не выдержал и кашлянул, произведя легкую панику в рядах автоботского состава.
- Я уважаю право каждого разумного существа на сплетни, - высказался Прайм, когда перед ним выстроился разномастый, но одинаково виноватый отряд. - Однако, на мой взгляд, вашу энергию можно направить в гораздо более созидательное русло. Нет, Санстрикер, не в это.
Сэндсторм издал невнятный звук - нечто среднее между фырканьем и смешком. Санстрикер поспешил согнать с лица несколько идиотскую мечтательную улыбку, ясно указывавшую, что он понимает под созидательностью.
Любопытно, но предводитель десептиконов во всем этом не участвовал и совершенно не контролировал процесс культурной ассимиляции. Сразу после заключения дипломатического договора он куда-то смотался. Как сообщали дружелюбно настроенные десептиконы и беспристрастные автоботские разведчики, на Земле его точно не было. То ли подался на ближайший спутник, то ли решил напрямую дотянуть до Кибертрона.
Потом оказалось, что он действительно засел на родной планете. Неизвестно, чем он там занимался, да и вообще сам факт узнавания, где находится Мегатрон, был полностью заслугой Шоквейва. Последний настроил прямую передачу между двумя планетами и нагло вломился на ведущую частоту автоботского оборудования. Мегатрон потребовал всеобщего собрания через пару часов и с ухмылкой пообещал пламенную речь. Автоботы напряглись, однако срочно перевооружаться и менять настройки на вражду не стали. Десептиконы и вовсе были не в курсе дела, пока им не объявили, что назначен общий сбор и прямой эфир.
В рубке с транслятором вместились все, набившись как шарктиконы в бассейн. Некоторые счастливчики успели захватить сидячие места и отгоняли остальных претендентов. Заодно автоботам удалось удачно потолкаться.
Персептор недолго думая устроился возле объекта своих негласных притязаний и осторожно потерся бедром о твердое плечо. Раз, другой...
- Что, места мало? - рявкнул Мотормастер, хватая автобота за локоть.
Персептор собрался одновременно заорать о помощи и врезать десептикону тубусом по голове, но прежде чем он успел реализовать эти задумки, Мотормастер дернул его к себе и усадил на колени.
- Не мельтеши, - прошипел эффектикон, обхватывая его поперек корпуса обеими руками.
Персептор издал невразумительный хрип и затаился, поглядывая по сторонам. Он надеялся, что если его вздумают снасильничать прямо сейчас, окружающие придут на помощь. Несколько взглядов, пойманных от тех самых окружающих, сначала заставили его почувствовать себя не в своей ячейке, но затем ученый разозлился, задрал подбородок и устроился поудобнее. Кругом одни завистники. Тем более, он прекрасно видел, как кое-кто пользуется теснотой и жмется поближе ко всяким некоторым.
Оптимус сложил руки на груди, глядя в монитор, но заодно оценивал и окружающую обстановку. Его товарищи радовались до неприличия, и стороннему взгляду творящееся тут столпотворение показалось бы прелюдией к оргии. Автоботы тискались возле больших фигур, задевали их дверцами, ногами, ладонями, норовили встать впереди и ненавязчиво прижаться. Десептиконы охотно уступали место, придерживали беспокойно топчущихся трансформеров за плечи и за руки. Некоторые, как Мотормастер, просто отлавливали снующую туда-сюда помеху.
Однако, как сделал вывод Прайм, то что у автоботов было самой откровенной формой заигрывания, десептиконы едва ли воспринимали как хотя бы намек на близкий контакт. Их обычное поведение выглядело как непрерывная череда тактильных взаимодействий. Ужасно неприлично и... волнующе.
Наблюдая за тем как десептиконы постоянно лапают друг друга, среднестатический автобот очень быстро нагревался и делался среднестатическим озабоченным автоботом. Оптимус к числу среднестатических не относился, поэтому возбуждался гораздо сильнее.
Особенно когда речь шла о Мегатроне. В каком-то смысле это было естественно, потому что серебристый десептикон был единственным, кто мог соперничать с ним по силе, неубиваемости, и еще этот яростный энтузиазм... О да.
Гипотетически он мог предположить, что традиция постоянно прикасаться друг к другу и следить за руками пришла к десептиконам в силу постоянной политики выживания сильнейших. Необходимость постоянно быть настороже могла спровоцировать эти крайне... тесные взаимоотношения. Ведь на самом деле гораздо безопаснее, когда твой возможный враг всегда находится рядом, а не прячется в бункере на другом полушарии, строя зловещие планы.
Объект его размышлений как раз возник на экране, словно подслушивал. Десептиконы встретили его восторженным ревом, автоботы ограничились невнятным вежливым шумом. Старскрим приветствие проигнорировал, Оптимус дипломатически кивнул. Мегатрон благосклонно всех поблагодарил за проявленное внимание и кратко изложил текущую ситуацию на Кибертроне, которая, по его словам, была весьма неплоха, и все исключительно благодаря его усилиям в деле возрождения родной планеты. Тут уже ликование стало всеобщим. Мегатрон купался в лучах славы и в итоге объявил, что скоро прибудет с визитом. Посмотрел на слегка напрягшихся трансформеров и пояснил, что визит будет мирным.
К прилету серебристого завоевателя Оптимус втайне долго готовился, репетируя вовсе не приветственную речь, которую Мегатрон наверняка бы обозвал бессмысленным сотрясением воздуха. Прайм ответственно готовился к тому, чтобы не просто при всех пожать ему локоть, выражая глубокую степень доверия, а может быть обнять. Столь глубокое проявление чувств должно было показать его товарищам, что даже их лидер готов махнуть рукой на все ради мирного существования.
Мегатрон прибыл в точно назначенный срок, эффектно спустившись из мрачных туч, словно специально сгустившихся для придания величия столь немаловажному моменту. Оптимус собрался с мыслями и сделал навстречу десептикону первый шаг.
- Здравствуй, Прайм, - ухмыльнулся лидер десептиконов, небрежно помахивая заманчиво мерцающим энергофором.
- Рад тебя видеть, Мегатрон, - откликнулся Оптимус. - Особенно в мирное время.
- Особенно с топливом, а? - проницательно заметил Мегатрон и захохотал, небрежно хлопнув Прайма по плечу.
Оптимус подавил нервное вздрагивание и осторожно обнял его за плечи, внутренне опасаясь, что такой откровенный жест вызовет негативную реакцию. Однако десептикон поднял энергофор, махнул им в воздухе и залпом употребил сразу половину, после чего обхватил Прайма за талию.
Оптимус в ужасе посмотрел на Джазза, на чьем растерянном лице читалось "Что, прямо так сразу?" Отважный заместитель даже дернулся, видимо, собираясь немедленно спасать вождя от посягательств, однако дальнейших действий Мегатрон не предпринимал, и все участники сцены остались на своих местах.
Только потом Оптимус сообразил, что вновь попался на крючок выработанной традиции. Никто и ничего не собирался с ним делать. А жаль... То есть... фу, фу, стыдно, Прайм.
Мероприятие, приуроченное к возвращению десептикона, было психологически верным приемом. В ходе окончательного культурного слияния Прайм краем оптики наблюдал, как некоторые стихийно образовавшиеся парочки исчезают за дверьми, и уж явно не собираются заниматься совместными вычислениями интересных молекулярных траекторий. Скорее, намерены укреплять посредством прямых связей дипломатические отношения.
Мегатрон был неприлично бодр и весел, делился глобальными планами, в которых Оптимус всего восемь раз насчитал такие слова как "завоевать", "приструнить" и "все падут".
Постепенно так или иначе разошлись почти все. Прайм, тайно наслаждавшийся засунутой под боковую пластину ладонью, обнаружил, что Мегатрон сворачивает разговор о перспективах кибертронского развития, и собирается куда-то отчаливать.
- У нас тут есть свободные каюты, - сообщил он, с неохотой отодвигаясь. Помимо умения поддерживать беседу у Мегатрона оказался на редкость приятный радиационный фон. Совсем не то жесткое излучение, которым он подавлял ряд несущих частот во время рукопашной. - Довольно большие и неплохо оборудованы.
- Мне здесь неинтересно, - махнул рукой десептикон. - Слишком шумно, невозможно думать в такой обстановке. Я предпочитаю уединение.
- Почему же шумно? - рассеяно возразил Оптимус, поднимаясь с намерением проводить гостя и убедиться, что тот не вздумает по дороге свернуть куда-нибудь не туда.
- За каждой стенкой трахаются, - обозначил проблему Мегатрон.
Оптимус почувствовал, как на кончиках антенн у него собираются искорки. Возмутительно. Он изо всех сил старался соблюдать политес, в то время как Мегатрон позволял себе такие комментарии. Типично десептиконское поведение, которое не исправишь никакими мирными договорами. Решив не вступать в спор, он все-таки двинулся следом за десептиконом. В обоюдном молчании они прошли по коридорам и оказалась за пределами Арка. Не размениваясь на слова прощаний, Мегатрон включил антигравы, и тут Оптимус не выдержал.
- С какой стати ты не хочешь оставаться со всеми нами? - задал он колючий вопрос. - У тебя есть какие-то дела, требующие отсутствия свидетелей?
Тонкое пение антигравов, слышимое только в определенном диапазоне, угасло. Десептикон развернулся на месте и сделал два широких шага.
- А что? - почти весело спросил Мегатрон. - Тебе никак не дает покоя желание следить за всеми, а, Прайм?
- Мы договорились работать вместе. Но только ты скрываешься даже от собственных солдат, - Оптимус проигнорировал провокацию, вновь выставив углом собственный интерес.
- Вряд ли мои солдаты озабочены этим, - ухмыльнулся десептикон. - Больше всего они заняты смазливыми личиками и большими бамперами, которые предоставлены им в избытке. Уж не это ли является твоим гениальным планом? По крайней мере я занимаюсь делами нашей собственной планеты, а ты окопался на этом куске сырья и поощряешь свальный разврат. Что ты сделал важного для собственной расы? Ты можешь мне предъявить какие-то доказательства своей ценности?
С каждым словом десептикон наступал все больше, и впервые за всю историю их противостояния Оптимус начал пятиться, словно каждое слово втыкали ему под броню в уязвимые провода.
Оказавшись прижатым к скале и не имея точно выверенного ответа, Прайм автоматически выставил вперед плечо, защищаясь. После чего неожиданно для себя сбросил активный слой, покрывавший его броню тончайшей прочной пленкой.
Мегатрон даже отшатнулся, когда внезапно с гладкого плеча тускло блеснула прихотливо извивающаяся гравировка. Удивленно мигнув оптикой, Мегатрон вытянул палец и провел по узору, убеждаясь, что гравировка настоящая. Прайм застенчиво вздохнул, чувствуя приятное покалывание от этих прикосновений. Тему удалось сменить крайне удачно.
- Очень интересно, - сказал Мегатрон, облокачиваясь на стену. - И много этого у тебя?
Прайм подумал с полсекунды и решил не кокетничать.
- Повсюду, - честно сказал он.
- Серьезно? - неподдельно удивился десептикон. - Лжешь...
Прижав ладонь к животу автобота, он с силой провел вниз. Под его пальцами активный слой заскользил, Мегатрон опустил руку еще ниже, и несколько мгновений спустя он нащупал изящную гравировку на паховой броне. Прайм еще раз вздохнул, по его телу прошла дрожь, а затем он переступил на месте, раздвигая ноги. Мегатрон благоразумно промолчал, опасаясь ехидной фразой спугнуть внезапную автоботскую благосклонность. Задумываться в таких случаях вообще было опасно, начинали одолевать гадкие вопросики - зачем это и почему тебе предлагают интерфейс без всяких предварительных заигрываний? Не ждет ли тебя плазменный подарочек в живот? Вместо этого он продолжил исследовать доставшуюся ему роскошь. Даже пылающие лепестки диафрагмы были в гравировке. Мегатрон осторожно потер их пальцами, и рука его тут же увлажнилась.
- Оох, - негромко сказал Прайм, запрокидывая голову и царапая антеннами стену.
Мегатрон покосился на пристегнутый к бедру автобота лазерган, однако любопытство оказалось сильнее: он слышал, как его солдаты еще давно обсуждали, что автоботы отличаются на вкус. Для их рабочих систем подходило даже грубое топливо, поэтому на выходе получалась ядерная взгонка, не попробовать которую было просто возмутительно. Поэтому он опустился на одно колено, взял Прайма за бедра и лизнул раскрытые кончики шлангов. Автобот вздрогнул, издал басовитый мурлыкающий звук и запустил ускоренный воздухообмен. Мегатрон задумчиво облизнулся, убедился, что вкус действительно острый, сильный и заставляющий все датчики активироваться, после чего продолжил дегустацию.
Вскоре Прайм неприлично застонал, хватая его за шлем, и начал поддавать бедрами. В конце концов Мегатрону надоело, что ему норовят разбить лицо, пусть даже и столь лестным для гордости образом, и он оборвал столь приятные для автобота упражнения.
- Прайм, - прорычал он, поднимаясь и утирая губы. - Имей терпение!
- Не могу! - отрезал Оптимус, отрывая нагревшуюся спину от стены. - Иди сюда!
В следующее мгновение великий и могущественный лидер десептиконов обнаружил, что его опрокинули на спину, оседлали, и, кажется, вот-вот изнасилуют.
- Оптимус! - Мегатрон попытался вывернуться или сбросить с себя тяжелого горячего автобота.
- А шлак, мои парни говорили, что вы скромники, - пропыхтел Оптимус, отчаянно лапая его всюду, куда мог дотянуться, - но я не думал что до такой степени. Ну же, давай скорее!
Мегатрон схватил его за запястья и потянул к себе, обнаружив, что для этого требуется намного больше усилий, чем в обычной драке. Тем не менее, ему удалось завладеть вниманием Оптимуса.
- Я не могу с тобой трахаться, пока ты сидишь на моей панели, - прошипел он в датчик Прайму.
Прайм вырвался, посмотрел вниз и хмыкнул, после чего встал на колени и выразительно погладил себя по животу, украшенному непрерывным узором. Мегатрон сузил оптику, пожирая взглядом столь непристойную красоту, и выщелкнул необходимое оборудование.
- Меньше чем я думал, - категорически сообщил Оптимус.
Десептикон молча раздвинул сегменты.
- Уже лучше, - одобрил Прайм.
Мегатрон нахмурился и добавил еще несколько выдвижных элементов.
- Прекрасно, - сказал Оптимус неожиданно томным голосом. - А порты?
- Я неприемный, - отрезал Мегатрон и хлопнул его по бедру. - Давай раскрывайся.
- А я не первокурсник, чтобы в одну сторону ноги раздвигать, - Прайм сложил руки на груди. - Давай играть честно, Мегатрон. Раскрывайся и ты тоже.
- Не могу! - свирепо сказал десептиконский лидер. - Не предусмотрено!
Не удовлетворившись таким объяснением, Прайм лично занялся исследованием, и с удивлением убедился, что десептикон действительно в каком-то смысле неполноценный. С такой конструкцией он явно не мог быть энергетическим донором, да и более приятных сторон функционирования был прискорбно лишен. Чувствуя какое-то неудобство из-за того, что он не сможет получить двустороннего обмена, Оптимус все-таки подчинился нетерпеливому нажиму широких ладоней и осторожно опустился на подставленный джампер. Десептикон блаженно зашипел. Оптимус с трудом подавил радостное повизгиванье, клокочущее в вокалайзерах - выступы на джампере так приятно состыковались с его внутренней конфигурацией, что даже топливоотвод задергался и раскрылся.
- Я скажу тебе, что я сделал, - сообщил Оптимус, наклонив голову и глядя на Мегатрона сверху вниз. - Я остановил бесконечную войну. И это не закончилось уничтожением нашей расы.
- Мир через платформу? - насмешливо спросил Мегатрон.
- Мир через любовь, - немного высокопарно ответил Оптимус. - А теперь перестань меня держать.
- Что... - начал было Мегатрон, но договорить не успел.
Оптимус поднялся, наполовину снимаясь с джампера, и резко опустился, включив акселераторы. Десептикон недостойно взвыл и захлебнулся статикой.
- Неужели... ты... думаешь... что если я... - Оптимус передохнул, выгнул спину, и под брюшными пластинами у него все явственно задвигалось, - если... я на тебе верхом... то я буду... как запуганный... ммм... мхх... перворазок?.. Оох!
На этом его топливоотвод напрягся и пропустил несколько струек. Оптимус сдавленно вскрикнул, упираясь в грудь Мегатрона. Прямо как неопытный, только начавший изучать интерфейс перворазок. К его счастью десептикон был вовлечен в процесс ничуть не меньше. Акселераторы едва не лопались от перегоняемого потока энергии. Усиленно прыгая на десептиконе, Оптимус успевал раздумывать о том, что совсем не возражал бы оказаться на спине, закинув ноги на эти интересные бедренные выступы, но если уж взял инициативу в свои руки... и... да... если десептикон не идет на платформу... то мы придем к нему сами... Уооох!
Забыв обо всем на свете и повизгивая в нижних регистрах, Оптимус пустился во все тяжкие, накручивая обороты за секунду. Десептикон приподнялся и ухитрился сесть, упираясь руками в землю. Оптимус обхватил его за плечи, прижался к нему вплотную и, продолжая издавать неприличные радостные звуки, заелозил вдвое активнее. Поднятые активные пластины терлись о низ десептиконского живота, превращая стандартное удовольствие в нечто гораздо большее. Оптимус с силой крутанул бедрами, джампер зацепился за что-то внутри, и от этого внезапно сделалось так хорошо, что сил на самоконтроль не оставалось. Оптимус уткнулся маской в шею десептикону и глухо взвыл, напрягаясь всем телом. Мегатрон тут же откликнулся рычанием, перешедшим в стон, и от него жахнуло мощным откатом пополам с радиацией. Оптимус почувствовал, что плавится и маленькими блаженными струйками стекает на землю. О... о да-а...
На восстановление активности много времени не потребовалось. Оба торопливо произвели настройку систем, Мегатрон снова откинулся на спину, а Оптимус утратил гордую осанку, переводя дух.
- Итак, - почти нормальным голосом сказал Мегатрон. - Почему ты так неожиданно... напал на меня?
- Что? - удивился Оптимус. - Как это - неожиданно? Я весь вечер проявлял активность.
- В своих мыслях? - издевательски уточнил Мегатрон.
- Во-первых, я обнимал тебя, во-вторых, мы соприкасались коленями, в-третьих, пили из одного куба, - перечислил Оптимус.
- А еще мы потребляли общий кислород! - трагически прошептал Мегатрон и осклабился, увидев, как засверкали голубые линзы.
- Ты меня практически домогался, - гордо сказал Оптимус, выпрямив спину.
- Когда это? - возмутился десептикон. - Мы сидели рядом, только и всего!
- Ты облил меня энергоном и взялся облизывать, - Оптимус сам не заметил, как при этих словах пустил напряжение в разъемы, откликнувшиеся сладостным подергиванием на чувствительных микросхемах.
- Это обычная бережливость, - Мегатрон погладил его зад. - Экономия топлива. Мы так всегда делаем, когда проливаем.
- Ваша распущенность немыслима, - вздохнул Оптимус и устроился поудобнее, готовясь использовать эту распущенность к своему удовольствию. - На досуге как-нибудь изучи наш этикет.
- Непременно, - согласился Мегатрон, - а теперь изволь слезть с меня.
- Мы же только начали, - Оптимус склонил голову набок и интимно покрутил бедрами.
- Прайм! - едва не испуганно заорал Мегатрон, поднимаясь на локтях.
- Что? - томно удивился Оптимус, смахивая конденсат с козырька. - Аах... Все было неплохо, но я хочу еще.
- Кто встроил в тебя интерфейс-движок? - мрачно поинтересовался Мегатрон.
- Я даже не заставляю тебя напрягаться, - снисходительно сказал Оптимус. - Тебе нужно просто лежать, пока я на тебе прыгаю.
Мегатрон открыл было рот, но Оптимус наклонился вперед и лишил его возможности исторгать угрозы, попросту накрыв ладонью половину лица десептикона. Затем приподнял зад, медленно стягивая себя с потрескивающих от напряжения деталей. Красная оптика дико блеснула, выдавая эмоциональный всплеск, испытываемый хозяином. Мегатрон зарычал ему в ладонь, и от этого звука все внутри у Оптимуса сладко затрепетало. Рычание сделалось выразительнее, и Оптимус неохотно убрал ладонь.
- Ты что, даже в интерфейсе не можешь со мной справиться? - недовольно вздохнул он.
Мегатрон, явно собиравшийся что-то сказать, со щелканьем сомкнул челюсти. Оптимус подался назад и с трудом сдержался, чтобы не ахнуть от радости, когда десептикон сграбастал его и рывком повернулся набок, подминая под себя. Появился отличный шанс проверить - так ли хороши и удобны эти набедренные выступы, как выглядят...


Вернуться к фанфикам