Эволюция

Автор: Skjelle
Вычитка: Megan Z. Marble
Персонажи: Файрстар/Шоквейв, фемки/Шоквейв
Рейтинг: NC-17
Жанр: юмор
Краткое содержание: когда-то фемки были плоские и суровые, но Шоквейв решил поменять ситуацию, преследуя далеко идущие научные цели ^_^ Да, это АУ.
Комментарий: для bulldozzerr на фестиваль Мартовских Бензокроликов в сообществе TF-porn (2014 год).

"Первая линия, запрос связи"
Браул недовольно почесал трак.
"Первая линия, запрос связи"
Почесав второй трак, боевикон все-таки обратил внимание на настойчивый зуммер.
"Первая линия, запрос связи"
Обычно дежурство было самым ужасно скучным занятием в мире. Единственное, что в нем было хорошего - возможность покемарить в ждущем режиме, не получив за это нагоняев. Кто мог пообщаться с дежурным – так это Шоквейв, но комендант аж целого Кибертрона был вечно занят своими важными комендантскими делами и до разговоров с простыми солдатами не снисходил. Он вообще предпочитал личный канал связи с Мегатроном. Странно, может ошибка?
"Первая линия, запрос связи. Вторая линия, запрос связи"
Ну точно ошибка, вон уже множественные пинги посыпались. Надо будет сказать конструктиконам, чтоб чинили. Или кто там еще за это отвечает...
"Срочная линия, запрос связи"
Почесав еще и дуло для надежности, Браул все же решил включить прием. Экстренная линия никак не могла использоваться злоумышленниками, разве что коварные и наглые автоботы пробрались и хотят наговорить гадостей. Это-то Браул с удовольствием бы посмотрел, а потом бы еще и достойно ответил по-военному. Всякие там особо буферастые...
Перещелкнув тумблер, он настроился за те несколько секунд, пока экран рябил помехами, возникающими из-за чрезмерной защищенности канала, и уже приготовился заорать приветственное оскорбление, но проступивший силуэт заставил его вовремя задавить рвущиеся из вокалайзеров звуки.
- Почему не отвечаете, Немезис?!
Всегда спокойный и целеустремленный, комендант Кибертрона почти вопил. Пожалуй, это было еще страшнее, чем его обычные отстраненные запросы об экспериментальных материалах. Материалы обычно орали, извивались и пытались вырваться из транспортных обвязок.
- Дежурство без происшествий, - пробасил танкор, постаравшись занять подобающую позу в кресле, но как назло нога застряла под самопальным столиком, и он никак не мог выпрямиться, перекосившись на один бок.
- Зато у меня тут происшествие! - заорал Шоквейв. - Немедленно вышлите подкрепление!
- Какое подкрепление? - Браул от изумления выкрутил дополнительные настройки визора так, что на экране заиграли красные отблески.
- Тяжеловооруженное! - Шоквейв уже перешел на высокие частоты, панически оглядываясь. - Немедленно! Доложи Мегатрону!
- Опишите ситуацию, командующий, - Браул покосился одним из множества датчиков на "Устав корабельного дежурства". Датапад глумливо открылся на странице "лучшие порно-кадры "Большой Берты". Какая-то сволочь закачала в устав левое содержимое. - Согласно, эээ, протоколу о чрезвычайных...
- Заткнись! Я сказал - подкрепление! И лорда Мегатрона! Праймас милосердный, срочно!
- Принято, - отчеканил Браул и преданно вытаращился на коменданта всеми остальными датчиками, хотя сквозь визор этого все равно видно не было.
- Проклятые ультрумы!
Шоквейв заполыхал окуляром и взмахнул рукой, прерывая связь. Сквозь поток помех пробился еще один вопль "Срочно!" и передача окончательно оборвалась.
Задумчиво попялившись на пустой экран, Браул вызвал журнал учета событий, развернул виртуальную клавиатуру и, пыхтя от усердия, принялся набирать длинные строчки глифов, то и дело промахиваясь и досадливо бурча при этом. Ему очень хотелось узнать, какая ржавая гадина залила ракетным топливом всю систему управления мнемонической записью, а какая - завалилась бронированной кормой на ту часть консоли, где активировалась внешняя аудиозапись.
"За время дижурства праишествий ниобнаружена", - тщательно записал Браул. - "Вызов командущево Шоквейва - адин шт. Зафексированны очивидные галюценацыи на фоне", - тут Браул сделал передышку и следующее слово набрал со всем старанием, - "пренудителнай изаляцыи. Неопходима кансултацыя спецеалиста".
Полюбовавшись изящно сформулированной записью, Браул подумал, кивнул сам себе и уверенно исправил в последнем слове вторую "е". На "ы".

Несколько оборотов тому назад

- Рейд в секцию перерабатывающих терминалов закончился неудачей, - Хромия монотонно бубнила, глядя даже не на Элиту, а в потолок. - Как обычно были исследованы загрузочная, очистительная, сливная и остальные секции по списку полного цикла. Результаты нулевые. Там энергона не осталось даже на полджоуля. Мы все перекопали.
Опустив взгляд, она посмотрела на Элиту, пристроившуюся на краешке кресла. Командир фемботов рассеянно изучала терминал, где помимо общих графиков висели двумерные карточки. Приглядевшись, Хромия разобрала в них снимки с гонок, фестивалей и, кажется, с одного из праздников всеобщего Единения. Яркий и красочный мирный Кибертрон. Среди наземных альтформ то и дело мелькали воздушные, и Хромия даже заметила знакомый силуэт. С обладателем подобного силуэта она в свое время завела очень бурные, хоть и краткосрочные отношения. Еле вынырнув из приятных воспоминаний, Хромия выразительно кашлянула в верхнем регистре.
- Что? - Элита оторвалась от созерцания. - Ах да, пустой рейд. Впрочем, этого следовало ожидать.
- По-видимому, Шоквейв утащил все что можно, - досадливо фыркнула Хромия.
- Один десептикон не способен ограбить целую планету, - назидательно сказала Элита.
Хромия заложила руки за спину, прошлась взад-вперед, остановилась прямо перед Элитой и с размаху плюхнулась той на колени. Командир фемботов успела среагировать и отодвинуться достаточно далеко, чтобы Хромия не попортила ей полировку. Кресло прекрасно вмещало сразу двоих фемботок, и даже оставалось чуть-чуть места, например, для пары больших витых энергофоров. Только вот ни энергофоров, ни достаточного количества топлива у них не было. В миллионный раз обсуждать грустные перспективы Кибертрона обеим фемботкам совершенно не хотелось. По правде говоря, экран с яркими красками привлекал куда больше, чем суровая военная действительность.
- Хочу крылатого, - почти капризно произнесла Хромия, складывая ноги на консоль.
- А я и колесного хочу, и крылатого, и вообще любого, - Элита хихикнула.
- А может на Землю? - в сотый раз предложила заместитель.
Кончиком стопы Хромия раздвинула на экране скучные графики, вытащив на первый план самую большую картинку. Ярко-красный и ярко-желтый автоботы прижимались к огромному ширококрылому десептикону, на плечах которого восседала фемка, машущая обеими руками. Все четверо выглядели настолько счастливыми, что охватывала зависть. Уж им-то точно не приходилось делать вылазки в технические тоннели, грабить дронов, перевозящих энергоновую руду и периодически посылать тому же Шоквейву оскорбительные стихи, на сочинение которых оказалась горазда Мунрейсер.
Элита не ответила на риторический вопрос. Они уже рассматривали эту возможность десятки раз, но им всегда мешало то самое, что в других случаях спасало. Построенные по иному принципу, чем типовые трансформеры, фемки являлись совершенными машинами для выживания в условиях почти полного отсутствия ресурсов. Они могли получать энергию от самого Кибертрона, и до тех пор, пока металлическая планета функционировала, фемботы могли функционировать вместе с ней. Однако это же и было проблемой. Слишком крепкая связь с собственной планетой делала почти невозможной перспективу путешествия в другие миры.
До войны в научных центрах велась активная исследовательская работа по модификациям корпусов с целью предоставить возможность всем гражданам Кибертрона свободу передвижения. Большая часть фемок успела получить базовые наработки, но потом эксперимент пришлось затормозить, и фемботы остались в пограничном состоянии: прежней связи с Кибертроном еще нет, новых возможностей толком не появилось.
С началом боевых действий все они перешли в режим консервации, а оставшийся небольшой отряд согласился представлять красный знак на покинутой планете. Как раз те, кто по разным причинам не успел принять участие в эксперименте.
Потеряв связь с "Ковчегом" фемки взялись за дело, грозившее затянуться на многие ворны. Они решили сами восстановить Кибертрон, для чего активно начали реконструкцию научных центров, хотя ни одна из них не имела соответствующего профильного образования. К сожалению, весь отряд состоял из бывших работников искусства и сугубо гуманитарных наук. Впрочем, в долгосрочной перспективе даже гуманитарии могли получить достаточно знаний, чтобы добиться нужного результата. Фемботам помешал сам Кибертрон. В один не очень прекрасный оборот они одна за другой почувствовали слабость и отключились быстрее, чем успели понять, что происходит.
Пробуждение состоялось одновременно с сигналом, пришедшим из далеких секторов космоса. Заботливо посчитанные хронометрами ворны пролетели для фемок словно один миг, и на Кибертроне не изменилось ничего, разве что разрушения сделались еще больше: уже не из-за бомбежек и перестрелок, а из-за времени.
Радость, охватившая их от встречи с автоботами - пусть и по дальней связи, без личного присутствия - не омрачалась даже теми сведениями, что обе противоборствующие группировки застряли на примитивной биологической планете. Зато там они могли перерабатывать местные источники сырья и добывать энергон. Они даже могли построить космический мост!
Правда, позже выяснилось, что мост строят десептиконы, а у автоботов для аналогичной постройки ресурсов не хватило. Вспомнив о присутствии Шоквейва на Кибертроне, фемки спохватились и первым же делом бросили все силы на разведывание ситуации. К счастью, долговременный стазис настиг не только их. Хранилища данных были забиты показаниями с камер слежения, расставленных пятьдесят тысяч ворн назад, и все записи были пусты. Единственное, зачем стоило их просматривать - ради уникального исторического процесса разрушения построек. В ускоренной прокрутке здания оползали, слой пыли вырастал как колония паразитарных наноботов, дороги проседали и исчезали под грудой обломков. Несколько служебных дронов рассыпались в пыль, так и не сдвинувшись с места за все время.
Ситуация оставалась точно такой же, какой была после отлета "Арка" и "Немезиса".
Но теперь небольшому отважному отряду жилось гораздо легче. Они уже были готовы защищать граждан в стазисных камерах - хотя, по большому счету, защищать их не было нужды, поскольку Мегатрон не стремился к полному уничтожению собственной расы, а следовательно, и Шоквейв держал своих дронов на коротком поводке, не позволяя разорять огромные хранилища. Только изредка он пытался своровать кого-нибуль из стазисных, но в большинстве случаев отряд сопротивления успешно отбивал грабительские налеты.
Каждый раз после общения с автоботами ностальгия накатывала с новой силой.
- Хорошо бы сюда пару десятков ученых, - прервала Элита тишину. – Может, хоть кого-нибудь из нас смогли бы переделать. Чтобы слетать туда, посмотреть, как они там устроились... У нас здесь так тихо; знаешь, мне не хватает шума. А раньше я так злилась, когда в коридорах орали, выскакивала все время, призывала к порядку... помнишь?
- Еще бы, - Хромия сдвинула очередную картинку. - А мне вот этих не хватает, ну как их по-научному, энергообменных процессов...
Воцарилась очередная пауза, на этот раз - смущенная. Поднимать скользкую тему не рекомендовалось, чтобы не огорчиться еще больше. Из-за уникального строения фемботы легко могли контролировать взаимный энергообмен, превращая его в незабываемый эксперимент для обоих участников. Или для троих. Четверых или пятерых - это как получится. Заниматься интерфейсом было просто, легко, весело и очень, очень приятно. Отказаться от подобного в здравом уме было просто немыслимо. Однако в отсутствие носителей противоположного потенциала картина складывалась совсем невеселая. Тренировки друг с другом быстро наскучили, тонкие грани разницы между собственными электромагнитными рисунками - изучены до последнего пика, и личная жизнь партизанского отряда сделалась невыразимо скучной. Хромия на всякий случай поерзала, толкая Элиту округлым плечом, но командир только выразительно вздохнула, пропуская холодный воздух исследовательского центра через вентиляцию. Поток даже не нагрелся. Хромия уныло подперла подбородок ладонью и одним движением ступни смахнула с экрана все изображения, так раздражавшие разум и чувства.
- Можно поймать дрона, - вынесла она очередное предложение.
- На нашем счету уже сорок восемь непоправимо испорченных дронов. А они, между прочим, не враги. Для восстановления Кибертрона каждый такой дрон будет на полный топливный вес.
- Между прочим, я их не портила, - Хромия слегка обиделась. - Это все Файрстар, я ей говорю, не налегай так, у них пробойный уровень ниже нашего в полтора раза, а она - да ладно, да ладно... Вот и да ладно. В следующий раз сама поймаю и ни с кем не поделюсь.
- Заговоры, интриги, скандалы, - процитировала Элита вступительную заставку некогда популярного сериала "Большая мойка". - Следите за нашими выпусками: фемки крадут друг у друга уборщиков и монтажников. Драки за наиболее энергоемких дронов, выяснение отношений в прямом эфире.
- Ну, ты даешь! - восхищенно поаплодировала Хромия. - Тебе надо будет пойти в шоу-звезды, когда мы тут все приведем в порядок.
- Я вообще-то хотела бы политикой заняться, - Элита тоже оживилась и подняла палец. - Продвинуть ряд проектов, которые еще до войны были заморожены, а ведь там были такие идеи, что...
Договорить она не успела. Экран перед ними внезапно полностью почернел, затем медленно разгорелся и с отчетливым шипением переключился на внешнюю частоту.
- Фемки Кибертрона, - торжественно изрек с монитора Шоквейв. - Вы необходимы мне для научного эксперимента.
Хромия обнаружила, что уже стоит в боевой стойке, да еще и целится в монитор из табельного лазера. Встряхнувшись, она опустила оружие, но слишком далеко убирать не стала.
- Шоквейв, что ты делаешь на нашей частоте и со смехотворными заявлениями?
Элита подобралась, от мечтательной расслабленности не осталось ни следа. Хромия с уважением посмотрела на командира. Ей никогда не удавалось так тщательно скрывать эмоции. Сейчас Элита казалась выточенной из железобетона, вмурованной в командирское кресло и совершенно недвижимой. Даже Шоквейв с его дурной славой многопроцессорного протонного лазера не выглядел настолько величественно.
- Вы, фемботы, являетесь уникальной разработкой, - мелодично продолжил Шоквейв, полностью игнорируя вопрос о частоте, - в своих исследованиях, ведущих Кибертрон к неизбежному процветанию, я дошел до этапа, в котором требуется участие альтернативных форм кибертронской жизни.
- Мы не альтернативные формы! - в ярости крикнула Хромия, тут же забыв и о субординации, и о чувстве собственного достоинства. - Заткнись, ты, выкидыш Сигмы! Если здесь кто и альтернативный, то это только ты!
- Уточнение: нестабильные фемботы мне не нужны. Рекомендую полную утилизацию.
Хромия сжала кулаки, но в этот раз переборола себя и осталась на месте.
- Какие условия? - спокойно поинтересовалась Элита.
Хромия едва не выскочила из собственной брони. Как можно? Кто сломал командира? Элита почти незаметно перебрала пальцами по крохотной консоли на подлокотнике кресла, и в воздухе повис глиф "успокойся", предусмотрительно спроецированный там, где Шоквейв не мог его увидеть.
- Участие в разработке транспортировки дополнительной энергии, - тут же ответил Шоквейв, даже не удивившись желанию сотрудничества. - Участники эксперимента получают альтернативную систему хранения топлива, что снимает ваши... проблемы с мобильностью.
- Ты необычайно вежлив, - холодно произнесла командир фемботов. - Это что-то удивительное.
- Ради науки я готов обратиться к глупым социальным нормам, - мгновенно среагировал Шоквейв.
- Какова вероятность неблагоприятного исхода? - уточнила фембот.
- Практически отсутствует.
Шоквейв не стал называть точных цифр, и этим взбесил Хромию еще сильнее. Педант и светило интеллекта, Шоквейв никогда не пользовался приблизительными величинами, это они успели понять даже из всех случаев немногочисленного общения. Если он о чем-то умалчивал, значит, стоило ждать неприятностей.
- В чем подвох, Шоквейв? - буквально повторила Элита ее мысли.
- В эстетической составляющей. - Шоквейв помолчал и продолжил не совсем уверенно. - Я не занимался социальными исследованиями, поэтому не могу предположить, является ли для альтернативной... - наткнувшись на взгляд Хромии, он исправился: - фемботов приоритетным эстетика внешнего вида. Мои наработки предполагают видоизменение корпуса для целей транспортировки и повышенной емкости.
- Ты что, баки на спину приваривать нам собрался? - опять не выдержала синяя фембот.
Возмущенный глиф "Хромия!" повис в воздухе, и фембот отпустила голову, досадуя на собственную резкость.
- Не совсем, - загадочно ответил десептикон и умолк.
- Мы обсудим твое предложение. В зависимости от принятого решения будут выдвинуты условия.
- Я рассматриваю это как согласие, - пропел Шоквейв.
Элита протянула руку и ткнула в консоль, принудительно выключая монитор. Экран погас, но Хромии пару мгновений казалось, что внимательный желтый окуляр все еще мерцает в черной глубине.
- Ну и как понимать эти заигрывания с десептиконом? - сердито спросила она, уперев руки в бока.
- Ты же сама жаловалась, что тебе скучно, и что мы никак не можем добраться до "фиолетового гаденыша". Почему бы не воспользоваться шансом?
- Что? В качестве подопытного материала?!
Возмущению Хромии не было предела. Элита поднялась из кресла, подошла к подруге, обхватила ее за плечи и повлекла к выходу, чеканя шаг.
- Он уже давно грезит идеей усовершенствования, и мы для него как болт в энергоблоке, - пояснила она на ходу. - Говорят, он и до войны был слегка ударенный, а когда все завертелось, то его совсем понесло на этих изысканиях. Ты обращала внимание, куда он пытается дронов натравливать? Они все лезут в двадцать четвертое хранилище.
- Там где все ультрумы, - Хромия кивнула, подтверждая очевидное.
- Ой, не выражайся так официально, - Элита недовольно покрутила головой. - Тоже мне, сверх-кибертронцы...
- Но мы же правда лучше многих, - улыбнулась Хромия.
- Вот поэтому мне и не страшно за любую из нас, даже окажись мы прямо у него на разделочном верстаке! - подхватила Элита. - Идем быстрее, надо поговорить с остальными, пока мы не начали стрелять в потолок от безделья.

Спустя несколько оборотов Шоквейв приветствовал у себя ценную гостью. До этого ему пришлось перенести самые длинные переговоры за последние пятьдесят тысяч джооров. В основном фемботы делились с ним своими рассуждениями о том, какие ужасные последствия ждут Шоквейва, если их подруга пострадает хотя бы самую малость. Отдельную часть высокие договаривающиеся стороны посвятили моменту эстетического оскорбления - считать ли это причинением вреда и следует ли рассматривать как повод для объявления войны до последней капли энергона. Шоквейв имел неосторожность заметить, что как раз фемботам энергон и не нужен, что едва не сорвало всю сделку. Но в конечном итоге пакт о персональном ненападении был заключен, и вооруженная до кончиков антенн Файрстар отправилась в логово "безумного ученого", торжественно пообещав всем пообрывать ему оставшуюся руку и обе ноги, если он вздумает плохо себя вести или дурно отзываться о ее подругах.

- Открывай, телескоп ходячий! - энергично вопила Файрстар, изящной ногой пиная дверь, ведущую в комплекс лабораторий. Дверь содрогалась, но не уступала. Фемботы, наблюдавшие этот штурм Каона, дружно схватились за головы.
- Не следует разрушать строения Кибертрона, - сообщил невидимый Шоквейв, после чего дверь медленно отворилась. Самым натуральным образом раскрылась двумя створками.
Файрстар шагнула в полутемное помещение, и дверь так же медленно и торжественно закрылась. Связь прервалась, на мониторах осталась только ровная линия, показывающая стабильность состояния разведчицы.

- Подумаешь, устроил тут лабораторию, - бурчала фембот на ходу, то и дело оглядываясь, когда ей казалось, что она слышит подозрительные звуки. - Эй, Шоквейв! Где ты запрятался, дрон трусливый?
- Прошу следовать по световым указателям, - десептикон по-прежнему предпочитал дистанционное общение.
Недовольно пыхтя, фемка послушно двинулась по редко вспыхивающим треугольникам, уводящим все дальше вглубь комплекса. Треугольники переливались разными цветами, и в конце концов наблюдение за ними настолько увлекло ее, что окончание пусти было полной неожиданностью. Файрстар едва не врезалась в очередную глухую преграду. Эта дверь выглядела куда солиднее, и фембот не решилась колотить в нее с тем же задором, что проявляла снаружи.
- Я знаю, ты там! - громко сказала она. - Я уже пришла, будь вежлив!
На двери вспыхнул сенсорный экран, фемка автоматически приложила к нему ладонь, и не ошиблась - экран приветливо мигнул и погас, дверь поползла вверх. Файрстар прикрыла оптику ладонью, а потом просто выставила светофильтры. Слишком ярким было пространство, располагавшееся за дверью.
Подождав, пока откалибруется видеосистема, Файрстар сделала первый шаг к своему не очень понятному будущему. Ей было страшновато, но совсем чуть-чуть. Будь она потрусливее, никогда не смогла бы убедить остальных фемок, что именно ее следует отправить на встречу с самозваным комендантом. Но она и правда была лучше всех. Более новая модель с ускоренными реакциями, дополнительными сенсорными наборами и много чем еще. Элита только вздохнула, выслушав все эти убедительные аргументы. Видимо, командиру хотелось самой ввязаться в приключение. Файрстар усмехнулась, проходя между рядами безукоризненно чистых подсвеченных криокамер. Пустых, к счастью. До чего они дошли, даже встреча с десептиконом уже воспринимается как новое приятное событие. А может быть и не очень приятное.
Шоквейв стоял у пульта спиной к фемке и, как всегда, производил отталкивающее впечатление. Тяжелая фигура, будто вросшая в пол, всем видом сообщала, что владелец ее не склонен к мирным беседам и предпочитает общение на уровне выстрелов. Мунрейсер как-то раз обронила, что у Шоквейва плохое личное излучение, но более подробно объяснить не смогла, сославшись на собственную сенсорику. Тоже уникальную, особенную, но чуть-чуть хуже, чем у Файрстар. никакого излучения фемка не чувствовала, однако угрозу ощущала прекрасно.
- Ну что, я здесь, - сказала она, предусмотрительно останавливаясь в нескольких шагах. - Даже не поздороваешься, десептикон?
- Приветствую, Файрстар.
Монотонно произнесенное приветствие опять-таки оставляло желать лучшего в плане искренности.
- Не будем терять времени, давай сразу к делу. - Файрстар сбросила с плеча тяжелый излучатель, выразительно грохнувшийся об пол. - Учти, я вооружена.
- И, конечно же, очень опасна, - теперь Шоквейв обернулся, и хотя у него не было лица, Файрстар готова была поклясться, что десептикон ухмыляется.
Файрстар сложила руки на груди и смерила Шоквейва презрительным взглядом с ног до головы. Десептикон терпеливо перенес осмотр, а затем поманил фемку ближе, одновременно указывая рукой - вернее, тем, что ее заменяло - на большой экран.
- Прошу, ознакомься с моим проектом. - Это усовершенствованная модель корпуса, позволяющая аккумулировать жидкий либо кристаллический энергон и сохранять его стабильность неопределенно долгое время.
- Странный какой-то проект, - после паузы протянула Файрстар. - Ты что, хочешь сделать из меня одного из этих, с капотами, которые появляются из-за угла раньше, чем их владелец?
Шоквейв помолчал, а затем заскрежетал. В этом неестественном звуке Файрстар с удивлением опознала хохот. Какой ужас, куда катится мир, сначала фемки идут навстречу десептикону в его исследованиях, потом самый бесчувственный трансформер на Кибертроне начинает веселиться. Определенно пятьдесят тысяч ворн стазиса не пошли на пользу никому из них.
- Ни в коем случае, - перестал скрежетать Шоквейв. - Это особенности альтформы, а не корпуса. Я предлагаю функциональное изменение, не затрагивающее трансформацию. Обрати внимание на обтекаемые аэродинамические формы. Ничего лишнего, только два контейнера.
- А почему два? - Файрстар уже заинтересовалась необычными изгибами фигуры, изображенной на экране. - Почему не три, не один, не пять?
- А почему у тебя две руки, а не восемь? - в тон ей ответил Шоквейв. - Я следую основным принципам конструирования. Две камеры обеспечивают оптимальную загрузку и балансировку. Могут использоваться для раздельного хранения разных видов энергона...
- Жидкого и кристаллического, я уже поняла, - перебила Файрстар. - А почему вот здесь тоже изгиб контура? надеюсь, в это место ты не собираешься прятать контейнеры?
- Это эстетическая составляющая, - с достоинством ответил десептикон и бесцеремонно ткнул Файрстар в то место, которому по его проектам надлежало округлиться. - Соотношение пропорций в фигуре обязательно должно соблюдаться.
- Не тронь мой зад! - возмутилась Файрстар. - Домогательства в проект не входят!
- Домогательства? - удивленно повторил Шоквейв.
- Ах да, прости, я забыла, ты же весь в науке, - захихикала Файрстар. - Ладно, где тут у тебя стол для расчленений?
- Не спеши, фембот. - Сначала мне нужно совершить ряд тестов. Мы же не хотим, чтобы ты пострадала?
Файрстар поскребла шлем, тут же зазудевший, словно его просверлили особо варварской дрелью, и кивнула. Она не сомневалась, что может постоять за себя, если Шоквейв захочет ей навредить, но не собиралась упрощать ему задачу собственным излишним рвением.

Потянулись долгие и унылые циклы тестов. От Файрстар не требовалось прилагать никаких усилий. Шоквейв со стаей вспомогательных дронов крутился вокруг нее, снимая десятки тысяч различных показателей в различных условиях. Как минимум пятнадцать раз ее обмеряли с ног до головы, и Файрстар регулярно мрачно шутила, что десептикон наверняка сейчас прикидывает для нее криокамеру посимпатичнее. На шестнадцатом обмере Шоквейв ответил, что планирует возведение мемориала с памятником в полный рост, и потрясенная фемка замолчала, даже забыв традиционно пнуть нескольких дронов, норовящих внимательно ощупать ее бедра и то место, где планировалась балансировка для контейнеров.
Файрстар исправно отсылала своим товарищам отчеты, наполненные унынием по самый край. Иногда она пыталась скрасить их описанием забавных происшествий, в основном связанных с неуклюжестью дронов, которые периодически теряли измерения или умудрялись спроектировать на их основе будущий каркас так, что контейнеры повисали по обе стороны головы, например. Шоквейв эту дурную деятельность не пресекал, видимо, тоже считая ее забавной. Его собственные расчеты такими погрешностями не страдали, и постепенно контур усредненного фембота прорастал подробными деталями, становясь все ближе и ближе к оригиналу, который шлялся по лаборатории и тыкал пальцем в каждую пробирку. Против этого Шоквейв опять же не возражал.
Судя по отсутствию интересных образцов, все самое занимательное он спрятал в надежном месте, и Файрстар оставалось только листать дневники различных наблюдений. Только такой ненормальный педант как Шоквейв мог заняться расчетом относительного темпа прироста мусора на улицах заброшенных городов, да еще и с прогнозами на ближайшие сотни ворн. Кое-где были пометки вроде "учесть после завоевания Кибертрона" и Файрстар неизменно злорадно размышляла, что учитывать Шоквейв будет в лучшем случае при следующем своем воплощении. Она, как и все фемботы, верила в сверхспособности Кибертрона, который в буквальном смысле давал им жизнь. Поэтому она была убеждена и в том, что эта жизнь циклически повторяется, каждый раз выбирая новую оболочку. Файрстар была уверена, что в будущем Шоквейва ждет очень прискорбная участь. Пока что она даже не могла придумать подходящего воплощения, но смутные образы, роившиеся в секторе свободного моделирования, были весьма интересными.

Изучив все дневники и ознакомившись с собственным конструкторским замыслом вплоть до последней шестерни, Файрстар начала скучать. Из доступных занятий оставалось издевательство над дронами, но это было ниже ее достоинства, поэтому энергичная фемка переключилась на Шоквейва. Она взяла в привычку маячить у него за спиной все время, которое он проводил в лаборатории, и доставать его разнообразными вопросами. Шоквейв больше отмалчивался, но иногда давал скупое объяснение процесса, а иногда явно назло ей выдавал длиннющую непонятную тираду, сплошь состоящую из специфических терминов. Файрстар злилась и требовала перевода, но в основном ее игнорировали.
На исходе восьмого цикла она решила, что ее терпение тоже имеет пределы, и затянувшуюся подготовку к эксперименту следует прервать. Фембота уже даже мало интересовала перспектива получить переносной запас топлива. Файрстар собрала все свои вещи, успевшие потихоньку расползтись по всей лаборатории - щетка для полировки на полке с образцами, противопыльные наклейки в вечно открытой пустующей криокамере 28Z, набор для чистки оружия на выдвижной подставке под столом с нагревателем. Нацепив излучатель, она последний раз явилась в лабораторию, чтобы проинформировать Шоквейва о принятом ею решении в одностороннем порядке расторгнуть нелепый договор. Дверь уже не требовала обязательного распознавания и вежливо поднялась, пропуская фемку. Однако внутрь войти Файрстар не смогла. Шоквейв, выходящий из лаборатории, едва не снес ее всем корпусом.
- Смотри куда идешь, буферастый! - возмутилась Файрстар.
- Что-то случилось? - Шоквейв сверху вниз посмотрел на нее, и прицел окуляра явственно остановился на оружии.
- Я ухожу, - заявила Файрстар. - Мне надоело. Все ты врешь про свои контейнеры, наверное, просто захотел с кем-то пообщаться. Так вот, моя благотворительность закончилась!
Развернувшись, она стремительно направилась к главному выходу. За спиной бухнуло два шага, и ее поймали за плечо.
- Прошу не торопиться, - зарокотал Шоквейв, даже слегка угрожающе, как ее показалось. - Тесты подошли к концу. Операция начнется сейчас.
- По... подожди!
Фемки были сильные, но легкие, и от рывка Файрстар буквально пролетела по воздуху, тут же врезавшись в те самые буфера, по поводу которых она ехидно проходилась буквально каждый цикл, а иногда и чаще. Излучатель от удара соскользнул с плеча и бесславно упал. Шоквейв сделал все те же два шага, но теперь назад, и Файрстар даже не успела начать сопротивляться, как дверь лаборатории с шорохом опустилась.
- Поставь меня на пол! - заорала фемка, брыкаясь изо всех сил. - Дуло оторву! Я не шучу!
- Прошу соблюдать тишину в операционной, - Шоквейв то ли издевался, то ли опять проявлял невыносимую серьезность. - При необходимости буду использовать успокоительные препараты.
- Я тебя сейчас навеки успокою!
Несмотря на боевые крики, Файрстар все-таки медлила. Виновата была проклятая разность потенциалов. До сих пор вокруг нее вились только дроны, если не считать того момента, когда Шоквейв оскорбительно отозвался о ее прекрасной плоской корме. Теперь десептикон тащил фемку буквально в объятиях, и знакомый рисунок чужого поля, имеющий строго противоположные пиковые значения, действовал так, что захватывало дух.

Увлекшись почти забытым ощущением, Файрстар опомнилась, когда Шоквейв усадил ее на верстак и поднял подвижную спинку так, что Файрстар оказалась в кресле. Блокираторы он предусмотрительно не использовал. Фембот уставилась на контейнеры, расположившиеся рядом на столе, и невольно передернулась. Она видела каждый чертеж, прекрасно знала, как эти контейнеры должны встать поверх ее искры и прочей машинерии, но осознать, что вот сейчас это действительно произойдет, было нелегко.
- Переходим к финальной стадии, - вежливо сообщил Шоквейв и взял в руки микро-пилу.
Файрстар втянула воздух, охлаждая тонкие элементы вокруг искры, и медленно разомкнула броню. Шоквейв тут же подсоединил к ней толстые кабели поддержки энергообмена, и включил пилу. Инструмент противно взвыл, тонкое полотнище вгрызлось в простую и крепкую конструкцию, формировавшую основную часть грудной секции, и Файрстар слегка пригасила оптику. Не то чтобы ей было страшно... нет, по правде говоря, действительно страшновато. Она не чувствовала боли - об этом тоже была договоренность - но все равно ждала ее и готовилась встретить достойно.
Впрочем, десептикон сдержал обещание - видимо, научные исследования были слишком важны для него, чтобы заниматься мелким пакостничеством. Десептикон работал без помощи дронов, поэтому дело продвигалось довольно медленно, но с филигранной точностью. Сначала один контейнер встал на место, затем второй, дальше последовала интеграция, следом Шоквейв сбросил ей обновленные программные решения для управления дополнительными энергокомплексами, и уже под конец занялся модификацией нагрудной брони. Разрезав литую пластину, он установил вспомогательные сервоприводы, позволявшие сдвигать только часть, и даже слегка отметил эти сегменты другим цветом. Файрстар недовольно подумала, что такая аэрография слишком хорошо выдает появившиеся у нее слабые места, и сделала заметку немедленно стереть краску, как только она окажется на собственной базе.
На самом последнем шаге исследователь отключил кабели дублирующей энергосистемы и аккуратно вкрутил в новые контейнеры патрубки, обладающие свободным регулирующим профилем. В идеале, к таким могли подключаться любые шланги, но Файрстар все еще плохо представляла механизм работы конвертации, с помощью которой она теперь могла собирать еще и кристаллический энергон.
Выгрузив архивы слитых ей данных, она для начала тщательно проверила их на вредоносный код или маленькие неприятные сюрпризы, и только потом разрешила полную установку. Для наглядности фемка вывела на внутренний экран полосу загрузки. Тем временем Шоквейв покончил с модификациями верхней части и молча ткнул пальцем в соседний верстак. Там спинка была наоборот опущена до отрицательного угла. Файрстар с независимым видом завалилась на эту конструкцию, тут же почувствовав, как контейнеры слега сжимаются под броней и принимают новую форму с учетом деформации. Шоквейв деловито звенел инструментами у нее за спиной.
- Что, для этих модификаций тоже нужна будет поддержка систем? - не выдержала Файрстар. - Вдруг я испытаю нейрошок, когда ты отключишь мне... хм...
- Впервые слышу, чтобы кто-то вошел в стазис из-за спиленной кормы, - отрезал Шоквейв. - Мне необходимы внутренние отчеты. По открытому каналу связи на точку доступа Забикс.
- Дурацкое название, - проворчала Файрстар, но точку отыскала и начала выгружать туда бесконечно длинные тестировочные отчеты.
Ей самой они были не нужны, Файрстар всегда больше полагалась на ощущения, которые сейчас говорили, что интеграция прошла успешно. Осталось надеяться, что с гораздо менее значимой для его эксперимента частью Шоквейв не напортачит, и у нее не появится квадратная площадка для приземления шаттлов.

* * *

Окончательно привыкнув к своему новому виду, Файрстар хотела немедленно свалить из мрачных лабиринтов, но Шоквейв вцепился в нее, еще раз напомнив про договор, который они заключили в устной форме, но у него все записано. Из-за этого Файрстар была вынуждена постоянно тестировать на себе энергон, и в конце концов даже мысленно согласилась с выспренними заявлениями Шоквейва о том, что это его величайшее достижение, воплощенное в металле и ведомое чистой искрой. Праймас спаси, кажется, ходячий процессор делал ей комплименты.
Мешало только его постоянное стремление ощупывать апгрейд, проверяя, не начались ли необратимые процессы, которые испортят весь эксперимент. Файрстар видела, что им руководит исключительно научный интерес, но самой ей было довольно тяжело спокойно реагировать. Она постепенно училась расходовать энергон точно так же, как это делали обычные трансформеры, не ультрумы - она очень любила это определение, но использовала редко, так как Хромия и Элита постоянно ругали ее за это и говорили, что нельзя ставить себя выше обычных кибертронцев. И это обучение привело к неожиданным результатам. На максимальном заряде ей хотелось если не перевернуть Айакон вверх дном, то сделать что-нибудь великое. Может быть, на руках взбежать на самую высокую из покосившихся башен Воса. Или пропрыгать на одной ноге от одного мегаполиса до другого.
Однако Шоквейв гостью не выпускал, а плохо обходиться с дронами она все так же не могла - маленькие неуклюжие машинки старательно обихаживали ее, тщательно записывая все изменения в физическом состоянии. Энергия требовала выхода, и Файрстар начинала все более хищно поглядывать на десептикона. Она прекрасно помнила, что ультрумы зачастую не гнушались приставать к красивым трансформерам на улицах, а если трансформер был достаточно мелкий, то можно было затащить его в переулок и там предложить бесплатно повеселиться. Шоквейва вряд ли получилось бы принудить к интерфейсу с такой же легкостью, но и Файрстар с дополнительными обвесами чувствовала себя сильнее.
Она честно терпела до последнего, но однажды это все-таки случилось.
- ...состояние удовлетворительное, все показатели в норме, - бубнил Шоквейв скорее для нее, чем для себя. - Интеграция прошла успешно, фембот, отпусти мою руку, ты мешаешь исследованию.
- Не пущу! - Файрстар сверкнула оптикой и сильнее прижала широченную ладонь к выставленным контейнерам. - Чувствуешь, как бьется?
- Пульсирует, - педантично поправил Шоквейв. - Обычные колебания искры.
- Нет, не обычные, - Файрстар приподнялась на кончики стоп. - Шоквейв! Давай займемся интерфейсом!
Десептикон замерцал окуляром. Файрстар уже наловчилась определять состояние ученого по этому мерцанию. Сейчас Шоквейв был страшно изумлен. Пожалуй, она никогда не видела такой частоты мигания, и можно было казать, что он шокирован. Смешно звучит - Шоквейв шокирован.
- Это не включалось в условия эксперимента, - сухо сказал ученый и высвободился из крепкой хватки, хотя ему и пришлось приложить для этого усилия. - На сегодня обследования закончены. Фембот, тебе необходимо успокоиться.
Файрстар упрямо сжала губы и проводила недобрым взглядом удаляющуюся спину. Ну уж нет, просто так десептикону не сбежать. Дождавшись, когда Шоквейв отойдет на приличное расстояние, Файрстар метнулась с места. Легкая и быстрая она нагнала Шоквейва в несколько длинных прыжков, и на последнем кинулась ему на спину.
- Шокве-ейв!
Все еще незакрытые контейнеры упруго толкнулись в толстую броню. Файрстар повисла на ученом, вцепившись руками и ногами. Десептикон судорожно шагнул вперед, Файрстар включала главное оружие ультрумов, и изо всех сил приложила по десептикону раскоординированной электромагнитной передачей.
Шоквейв механически вскрикнул и споткнулся о толстую опору криокамеры. Не удержав равновесия, десептикон качнулся, взмахнул руками и полетел на пол. Файрстар вовремя успела соскочить с Шоквейва, поэтому не пострадала, разве что морально – когда десептикон выругался. Разъяренно заскрежетав, Шоквейв перевернулся на спину, и Файрстар тут же запрыгнула на него снова, теперь верхом, сбросив пластины, защищавшие ее соединительную систему.
По привычке она устроилась прямо там, где у обычного трансформера было лицо. Гладкий холодный окуляр скользнул по разгоряченным лепесткам защиты, они тут же развернулись, и Файрстар восторженно взвизгнула от необычного ощущения. Шоквейв явственно рванулся, и так же явственно его окуляр вспыхнул. Тепловая волна приятно прокатилась по приемной системе, затопила весь низ живота дрожащим напряжением. Файрстар откинулась назад, уперлась обеими руками в выдающиеся формы десептикона, и лихо завертела бедрами. Многие ее партнеры после такого жаловались на стесанную краску и поврежденные мимические серво, но Шоквейв только полыхнул еще злее, заставив Файрстар завизжать еще счастливее. Как же давно она этого не делала!
- О Шоквейв, ты самый лучший! - выпалила она, даже не думая, что говорит. - Порадуй меня еще! Сильнее!
Десептикон наконец-то скоординировал все конечности и схватил ее за бедра, насильно отрывая от себя. Файрстар разочарованно взвыла, не в силах удержаться на месте. Шоквейв на мгновение замер, а потом медленно опустил ее обратно. Фемка от счастья почти поперхнулась теплым воздухом, и тут же яростно заерзала, стараясь вызвать еще больше приятных ощущений.
Здоровенные ладони обхватили ее модифицированный бампер, пальцы легли прямо на расставленные коротенькие кабели, и приятно за них потянули. Файрстар закатила видеодатчики под верхнюю кромку линз. Ей не хотелось задумываться, с чего вдруг десептикон пошел ей навстречу, он просто так приятно делал это своим окуляром... То короткие и частые вспышки, то пронзительные долгие тепловые потоки, прошивавшие ее до самой искры... до самых... да, до самых ее контейнеров...
Жидкий энергон, залитый в оба контейнера сразу, начал колыхаться в такт ее движениям и словно тоже разогреваться от поступающих импульсов. Тонкие шланги, проведенные вдоль всего корпуса, зашевелились, мучительно тыкаясь в броню изнутри. Файрстар не успела открыть пазы на боках, а шланги уже самостоятельно спустились туда, где броня отсутствовала, и вынырнули двумя наконечниками прямо между ее сжатых бедер. От неожиданности она широко раскинула колени, и в этот момент Шоквейв опять вонзил в нее свой...
О Праймас, он вонзил в нее свой взгляд. От нелепости сравнения у Файрстар совсем полетели подшипники, она перестала контролировать собственное тело, и энергон из контейнеров внезапно хлынул по шлангам. Одновременно с настигшей ее перезагрузкой включился сброс топлива. Файрстар несколько кликов обалдело наблюдала крутые изогнутые струи, а потом ее сбросило оффлайн. Она успела решить, что такая преступная растрата энергона еще никогда не была столь приятной.

Очнувшись, фемка первым делом высвободилась из нетвердой хватки. Шоквейв, пришибленный кольцевым разрядом, вяло пошевелил пальцами, но не более того. Подскочив с неудобного "сиденья", острыми краями впивавшегося в тонкие провода, Файрстар кинулась к монитору, даже не захлопнув броню. За спиной заворочался десептикон, заскрипел что-то невнятное, но Файрстар некогда было его слушать. Ей срочно надо было поделиться с подругами потрясающим открытием! Торопливо набрав комбинацию прямого вызова (подсмотрела, когда Шоквейв связывался с Элитой, чтобы убедить ее в плановом течении эксперимента) и нетерпеливо заплясала перед экраном. Едва на нем появилась Хромия, Файрстар затараторила, теряя слова от волнения.
- Хромия, всех скорее зови! Я вам такое скажу, он меня обновил, а я сразу после этого вся такая с новой энергией и представляешь, все как заискрит, и я сразу поняла, что мне надо срочно с этим что-то делать!
- Подожди, подожди, Файр, о чем ты? - встревоженно перебила ее Хромия. - И что с твоим корпусом? Почему ты... что это вообще? Что он с тобой сделал?
- Изнасиловал! - счастливо выпалила Файрстар, позабыв о правильном словоупотреблении.
- Дура! - рев десептикона перекрыл яростный крик Хромии.
Налетевший со спины Шоквейв буквально смёл фемботку, схватив и одним движением выдергивая из поля зрения передатчика. В буквальном смысле слова пролетая над пультом, Файрстар неуклюже махнула ногой и сшибла настройки канала. Хромия тут же исчезла.
- Что ты наделала, фембот? - Шоквейв отпустил ее, но тут же затряс за плечи. - У тебя совсем процессор сорвало от недоинтерфейса? Что ты ей сказала?!
- Я все исправлю, подожди! - заторопилась Файрстар. - Я сейчас, сейчас, - она лихорадочно активировала комимлинк, - Элита! Пожалуйста, скажи Хромии, что я перепутала! У меня все хорошо! Мы занимались интерфейсом, и он такой потрясающий!
Шоквейв зажал ей рот, перекрыв половину лица сразу. Но отключить передачу он не мог, и Файрстар успешно вывалила все новости в прямой эфир, сопроводив это коротким роликом. Голограмма над коммлинком замерцала, а потом изображение Элиты стало крупнее, словно она наклонилась к передатчику.
- Шоквейв, не убегай, мы скоро придем, - сказала она и улыбнулась.
Связь прервалась, Шоквейв отшвырнул Файрстар и схватился за голову, при этом звонко стукнув дулом по металлу.
- Вон отсюда! - рявкнул он, вконец утратив всю мелодичность. - Эксперимент провалился, убирайся, фембот!
- Я никуда не пойду, - упрямо сказала Файрстар, поднимаясь с разбитого лабораторного шкафа. - Теперь ты от меня точно не избавишься! Сам виноват, нечего было меня постоянно трогать!
Шоквейв двинулся было к ней, но Файрстар прыгнула назад и в сторону, нырнула между двумя криокамерами и помчалась к выходу. Десептикон кинулся за ней, категорически не успевая. Файрстар ринулась под едва начавшую открываться дверь, перекатилась, успев закрыть броню, чтобы не навредить контейнерам, и поднялась на ноги, уже сжимая любимый излучатель.
- Стоять, - приказала она десептикону, прорвавшемуся сквозь дверь. - Буду стрелять.
Только что проломивший броневую плиту Шоквейв пугал, но не настолько, чтобы поверить, будто он может устоять против выстрела в упор.
- Руки подними, чтоб я видела, - велела фембот. - Коварный план номер два не пройдет.

Мобильный отряд сопротивления прибыл на место со скоростью, с которой в свое время не работали даже курьерские службы. Файрстар руководила ими по ходу передвижения, не забывая внимательно следить за десептиконом. Шоквейв перетаптывался на месте, каждый раз вызывая угрожающее движение дулом, и по всему было видно, что он нервничает. Файрстар между делом ухитрялась строить кокетливые физиономии и выразительно поглаживала новый корпус, иногда игриво запуская пальцы между ног. В эти моменты окуляр десептикона ярко вспыхивал, и Файрстар страстно мечтала вновь присесть на полюбившийся ей генератор. Главное, не вспоминать, что вообще-то это часть чужой оптической системы.
- Файрстар!
Голос Хромии было слышно издалека. Синяя фембот при желании могла орать так, что нервно вздрагивали на другом конце мегаполиса.
"Да здесь я, все хорошо, - отозвалась Файрстар. - Давайте быстрее, рука устала!"
Ворвавшись в коридор, фемботы тут же рассыпались, окружая Шоквейва и беря на прицел.
- Ого, - уважительно сказала Мунрейсер, поглядывая на проломленную дверь. - Неслабые вы эксперименты тут устраивали.
- Это нарушение договора, - проскрипел Шоквейв, обращаясь к Элите и напрочь игнорируя остальных. - Командующий фемботов, я прошу принять меры.
- Да ладно тебе, десептикон, - Элита поигрывала бластером. - Не все же вам обманывать и менять правила. Иногда и нам можно, хотя мы очень порядочные и благородные.
- Хватит болтать, я попробовать хочу! - пискнула Мунрейсер. - Можно я, можно я?
- Нельзя, - строго ответила Элита. - Сначала пусть протестирует Хромия. Мы без апгрейдов, а у нее самая высокая отказоустойчивость.
Файрстар сдвинулась по кругу, остальные фемботы тоже поменяли расположение, и Хромия оказалась прямо напротив Шоквейва. После некоторой заминки она убрала собственное оружие и широко расправила плечи.
- Ну ладно, ты, подлый десептикон, - Хромия решительно задрала подбородок. - Давай показывай, куда ты там смотришь так, что искру захватывает.
- Это ошибка, - Шоквейв попятился, но дальше отступать было некуда. За спиной стояла Мунрейсер. - Незапланированный сбой...
- Пристрелю, - пообещала зеленая фемботка.
Шоквейв махнул рукой, прекратил вялые попытки бегства и медленно уселся на пол. Хромия промаршировала к нему, на ходу отшвырнув съемные части брони, и легко запрыгнула на плечи десептикона. Шоквейв удивленно клокотнул вентиляцией и автоматически поднял руки. Мунрейсер и Элита одновременно щелкнули предохранителями, но Файрстар бешено замахала, и фемботки расслабились. Хромия сосредоточенно смотрела в потолок, потом сосредоточенность сменилась удивлением, и, наконец, разведчица сдавленно ахнула.
- Вот видите, я же говорила! - Файрстар подпрыгнула.
Под аккомпанемент изумленных стонов удовольствия Шоквейв повалился на спину, не выдержав энергично задвигавшейся фемки.
Файрстар рванула с места, в который раз позволив излучателю прогрохотать о бетонный пол, и с яростью шахтера вцепилась в монолитную броню, защищавшую низ корпуса Шоквейва. Мунрейсер точно так же отбросила разрядник и бросилась на помощь. Элита прикусила губу, не в силах остановить безобразие. Яростное излучение, шпарившее от Хромии, пробуждало самые непристойные мысли.
- Отдай! Я первая!
- Я нашла застежки! Не будь жадиной! Уступи хоть половину!
Фемки уже почти дрались над высвобожденной джамп-системой. Элита подавила искушение воспользоваться правом командира и завладеть богатством самолично.
- Ну, поделите вы уже и правда пополам, - посоветовала она. - Я таких здоровенных еще не видела, тут модификации стоят. А все время говорил, что интересуется только исследованиями.
Шоквейв, лишенный зрения, но не лишенный слуха, начал со слов "Инсинуации никогда не" и тут же подавился продолжением, едва только фемботки наконец сошлись во взглядах на чужой джампер и подстыковались к нему одновременно.
Элита аккуратно отложила бластер, соединила руки за спиной и начала нарезать круги, осторожно переступая через раскинутые ноги десептикона и стараясь не слишком завидовать происходящему. Фемки не сдерживались, визжа хором на разные голоса, и как обычно выкладывались на полную.
Первой закончила Файрстар, повторив удивительный фокус с жидким энергоном, следом за ней красиво и чисто перезагрузилась Мунрейсер, неистово бликуя оптикой, и уже в последнюю очередь к ним присоединилась Хромия. Долгий финальный стон эхом отдался в коридоре, и после этого некоторое время царила тишина.
- Эй, а можно теперь мне? - не выдержала командир.
От сдерживаемой зависти ее голос прозвучал неожиданно жалобно, и остальные фемботы тут же заторопились. Файрстар просто свалилась в сторону и замерла, блаженно раскинув руки-ноги. Мунрейсер и Хромия освободили территорию более аккуратно, но тоже далеко не ушли, пристроившись рядом. Хромия для надежности прихватила Шоквейва за дуло, исправно выполняя долг телохранителя.
Элита с улыбкой кивнула ей и расположилась на бедрах десептикона, неторопливо подключаясь. Вместе с последним штекером ее сдержанность растворилась, и отважная фемка пустилась во все тяжкие, почти прыгая на десептиконе от заданного ею же темпа импульсной передачи.
Шоквейв рывком высвободился из захвата Хромии, прижал дулом Элиту за бедро, а второй рукой перехватил за оба запястья. Элита не стала возражать - так было даже удобнее, а определенный игровой элемент подчинения делал ощущения еще острее. Шоквейв исправно отзывался на все ее хитрые вихревые потоки, и Элита быстро престала играть с ним, отдавшись наслаждению прямой передачи. Запрокинув голову, она устремилась к перезагрузке, чувствуя как та накатывает с каждым ударом электричества, и спустя несколько кликов командир фемботов громко и с удовольствием закричала, сбрасывая напряжение.
Шоквейв под ней напрягся, качнулся верх, подкидывая легкую по сравнению с ним фемботку, и гораздо медленнее опустился на пол, напоследок вспыхнув окуляром. Едва он разжал хватку, как Элита медленно повалилась на него, сыто и довольно улыбаясь. Оффлайн она не уходила никогда, поэтому шансов у десептикона не оставалось.
Выждав немного, Шоквейв скрипнул динамиками, и фемботы тут же вспомнили, что они боевое подразделение.
- Итак, перейдем к новым условиям, - Элита сразу же перехватила инициативу. - Первым делом мы тоже хотим апгрейд, - озвучила она общее желание при молчаливом одобрении. - А вторым...
- Вторым? - эхом повторил Шоквейв, на всякий случай напрягаясь.
- Конечно же, твои услуги, - томно протянула Элита, поуютнее утраиваясь на угловатом корпусе.
И вот тогда Шоквейв бежал.

Негероически, совсем не как комендант всего Кибертрона. Бежал, скинув с себя страшную фемботку, и на бегу передавая запрос за запросом в молчащий контрольный центр на далекой планете Земля. Он надеялся, что Мегатрон внемлет его чрезвычайной просьбе и вышлет как минимум ударный гештальт.
Но логика подсказывала, что спасения ему не дождаться.

Вернуться к фанфикам