Плановый осмотр

Автор: Странная Гостья
Персонажи: Хук/Саундвейв
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp
Краткое содержание: ремонт — дело тонкое!
Предупреждение: терминололгия :)
Комментарий: для SSC на фестиваль Мартовских Бензокроликов в сообществе TF-porn (2014 год).

Запрос на допуск поступил со стороны запертой двери ровно в те три клика что Хук бывал доволен окружающим миром – он как раз привел в порядок свой ремблок и, как показывала практика, ровно через эти самые клики он снова найдет где-нибудь вмятину или царапину, которая все испортит.
Но счастливое время все еще длилось, и Хук дал сигнал на открытие, повинуясь кликовому импульсу, и время хорошего настроения истекло.
- Кого там еще принесло? – рявкнул он с раздражением. – Скрепер если это опять ты – то я тебе этот шарнир спаяю к квинтам! Сколько можно пренебрегать инструкциями?!
- Неправильная идентификация объекта, – машинный голос пропел со стороны входа. – Рекомендация: скорректировать данные.
Хук так удивился, что даже отложил инструменты.
- Саундвейв? Что случилось? Приказ Мегатрона?
- Отрицательно.
Связист неспешно шел к нему от двери, и в голосе угадывалась… насмешка?
- Неподалеку замечены автоботы? Нет? Кто-то из моих оплавков нашел себе проблемы на шлем требующие моего вмешательства? Снова нет?.. Нет! Первая триада снова передралась?!
Саундвейв уже стоял напротив и отрицательно качал головой на каждое предположение. Хук посерьезнел и аккуратно убрал позабытые инструменты на рабочий стол.
- Что-то с кассетами?
Право слово, будь на месте связиста кто-то другой, Хук бы уже выгнал его взашей за подобную игру в молчанку. Но в случае с Саундом раздражение не появлялось.
Тем временем Саундвейв спокойно улегся на освобожденный от инструментов ремстол и даже расслабился.
- Цель визита: плановый осмотр и ремонт. Запрос: согласие?
И тут Хук почувствовал себя странно. Обычно все эти оплавки пытались смыться от него подальше, как только речь заходила о плановом техосмотре, или начинали ныть над датчиками о том, что он слишком долго копается, последнее обычно продолжалось до первой воспитательной спайки контактов, но бесило Хука неимоверно.
А тут пациент заявился сам!
- Надеюсь, ты не думаешь что это дело пяти бриймов? – уточнил он, придвигая стол с инструментами ближе и расщелкивая руки в рабочее стояние.
- Отрицание. Нынешний цикл полностью разгружен. – Саундвейв слегка постучал по своей деке. – Пренебрегать ремонтом не рекомендуется. Возможны критические повреждения.
Хук только кивнул. Дека кассетников была одним из самых сложных и хрупких механизмов, и если от брони того же Саунда мог срикошетить заряд средней силы – то повреждения деки могли очень надолго вывести его из строя.
Работа предстояла тонкая и обстоятельная. Хук не сомневался что Саундвейв точно сможет оценить его мастерство!
Довольный конструктикон запустил сканер и принялся отщелкивать замки синей брони.
Пациент из кассетника вышел чрезвычайно тихий и спокойный, даже открытые, его механизмы работали бесшумно.
Поэтому, быстро заменив несколько стертых передач в сервоприводах конечностей, Хук переключился на деку. Корпус Саундвейва едва слышно пощелкивал, а под многочисленными протяжными, корректирующими механизмами и блоками верхних универсальных головок угадывалось ровное свечение Искры, скрытое под дополнительным слоем защиты, скопированной у Персептора. Хук спокойно и неторопливо работал. Некоторые детали заменялись на новые, крепления усиливались, вычищались шарниры. В двух местах он сменил передающие механизмы, прочистив посадочные валы — после взрывов на нескольких заводах мелкая суперкоррозионная пыль проникала даже в защищенные блоки коробок главных ведущих мостов, сводя противоизносные свойства к нулю, и заметно ухудшая передающие качества. Хук только надеялся, что автоботы страдают от тех же проблем и отчаянно герметизировал все блоки, которые только попадались под руку.

- Ну что я могу сказать? В целом состояние хорошее, только фиксаторы сменить и… это еще что?! – Хук вдруг заметил странный разрыв, а, приблизив картинку, зафиксировал едва распавшиеся следы протекавшего энергона.
- Ранение. Три мегацикла назад. Саморемонт, – меланхолично пропел Саундвейв, не поднимая шлема.
- Саморемонт?! Саундвейв! Ты что – разрядом себе по разлому влепил? Это же шаг до паралича! Тут нейроствол оплавлен!
- Опасность состояния – подтверждена. Причина неисправности – отсутствие специалистов.
Значит, он эту рану получил недавно, как раз, когда конструктиконы работали над устойчивостью Девастатора... шлак.
Хук еще раз глянул на открывшийся фронт работ и решительно запер дверь в отсек, заблокировал каналы связи. Теперь связаться с ним мог только Лорд или гештальт-лидер непосредственно для общего сбора.
- Предупреждение: возможность влияния телепатического поля.
Хук кивнул. Он и раньше подпадал под влияние — Саундвейв переставал его контролировать при отключенных блоках подавления шумов в нейростволе и ведущей трансмиссии механизма деки, обеспечивавшей управление кассетами. Хук всегда подозревал, что изначально поле высокоэнергетического подавления было поставлено как раз затем, чтобы Саундвейв не плавился процессором от постоянного чтения мыслей, но генерировали его механизмы деки иллюзорно-побочным эффектом. Хитро, хитро, по-квинтессонски.

Внешнее влияние стало ощущаться на семнадцатой выправленной спайке нейросети, или на всего лишь шестом осколке брони: тепло разогревающегося под руками корпуса начало мимолетно ощущаться в собственном, как будто отражаясь. Хук посмотрел на непроницаемую маску связиста и продолжил работу, с любопытством прислушиваясь к фантомным ощущениям в лентопротяжном механизме. Пожалуй, это было довольно приятно, а после вправленной в зазор втулки подшипника скольжения, вернувшего Саундвейву полное управление блоком записывающих головок, удовольствие усилились на порядок.
Пациент не двигался, медик продолжал неспешно работать. О нестандартном развитии ситуации свидетельствовал только плывущий от корпусов разогретый воздух.
Хук прозванивал уже отремонтированные нейроузлы, вычисляя зоны ослабления экрана, защищавшего их от паразитных магнитных полей, вызванных остаточной намагниченностью корпуса, пальцы пачкались в чужом масле и энергоне, а ощущения чужого корпуса подстегивали на то, чтобы совершить нечто… большее.
Очередная вставшая на место деталь едва не заставила Хука подпрыгнуть – ощущения Саундвейва резко усилились, и противостоять им стало практически невозможно. Из-под маски пациента вырвался клуб пара, а линзы полыхнули, в клик сменив гамму от красного до ярко-желтого.
- Рекомендация: усилить воздействие, – невозмутимо пропел Саундвейв: разогретый и частично расщелкнувшийся от возбуждения, внимательно наблюдая за погруженными в собственный корпус зелеными манипуляторами.
Хук в это время вправил последнюю сдвинутую с места ведущую шестерню, проверил сохранность — металл выдержал перегрузку — и закрыл коробку редуктора, потом задумчиво изучил результат собственного труда. Джампер уже давно свился, искрил и даже капал, но удовлетворение от хорошей работы позволяло сдерживаться. Еще клик постояв, Хук медленно переключился в крайне редко используемый второй режим сенсорики. Он применялся исключительно при работах с поврежденными Искрами и повышало чувствительность меха в разы, почти как поисковой режим сикера.
Он соотнес собственный вес, свежий ремонт, и грохнулся рядом, затаскивая на себя крупного кассетника, сосредоточенно и планомерно забивая все разъемы, от приемных портов до внутренних систем деки.

Саундвейв взорвался звуками. Полностью функциональный корпус гудел, шипел, грохотал мощными изоритмическими тонами, и контрапунтом звучали восхитительные хлюпы, щелчки, пробои, скрежет металла об металл, абсолютно неприличные с точки зрения медика. Да с любой точки зрения неприличные!
Хук никогда не был любителем бурного интерфейса, все более набиравшего популярность у десептиконов — чтоб рвать мембранные затворы, выворачивать крепления, срывать с гнезд штекеры, выворачивать контурные кольца... наболт! Куда приятнее постепенно увеличивать мощность, не пропуская ни одного пика перегрузок систем, медленно разогревать, соблюдая технические стандарты. После такого корпус перезаряжался дольше, но все баги и проблемы со свежепоставленными апгрейдами превосходно удалялись.
Хук довольно выдохнул, ощущая двойной кайф, как в прямом подключении, только более эфемерный, немного нечеткий. Под пальцами блок магнитных головок дергался, считывая поле, и будто послал разряд удовольствия прямо в проц. Собственные сверхтонкие системы почти плавили Хука, едва не разрывая связи с реальностью. Хотелось больше, мощнее, и еще!..
Саундвейв коротко вскрикнул, вздрогнул, судорожно поджимая все сервоприводы, прогнулся вперед — и переткнул один из кабелей прямо себе под защиту Искры, замыкая прямой коннект. Вихрь ощущений перегрузил обоих в шесть кликов, до яркой вспышки слетевшей оптики перед оффлайном.

Связист пришел в себя на ремплатформе, в полной комплектации, с закрытой броней и заполированными царапинами. Хук довольно ухмылялся, что-то настраивая во внешнем подвесе экстренной реанимации, сейчас безжизненно свисающей длинными кабелями почти до пола.
- Надеюсь, теперь ты видишь, что саморемонт — штука излишняя.
- Подтверждено. – Саундвейв спокойно протестировал системы еще раз, встал. – Запрос на обращение в случае неисправности?
- В любое удобное время, – торжественно ответил медик. – Я всегда ручаюсь за качество собственной работы.

Когда Саундвейв вышел, конструктикон позволил себе самодовольную улыбку. Точно такую же, какая, он был уверен, сверкала у Саундвейва под маской. В конце концов, они оба не любили лишней болтовни по поводу уже принятых решений.

Вернуться к фанфикам