Формула-1

Автор: Skjelle
Художник: Mornauro*
Персонажи: Рамджет/Блёрр
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp
Краткое содержание: псевдонаучный порнотрактат о неодобренных минкиберздравом способах сбрасывать напряжение сразу после гонок.
Комментарий: IDW, где-то до событий МегатронОриджин.

В соответствии с запрограммированным режимом строго по окончании полуцикла, поглотители энергии развернулись и направили яркий свет на обитателей отсека.
Окрашенный в благородный голубой цвет кибертронец поерзал, втираясь корпусом в платформу, и его наспинные турбины медленно поднялись навстречу теплу. Заслонки в них вздрогнули и встали вертикально. Сосед по платформе тоже шевельнулся, прихватил форс-гонщика за талию поудобнее и похожим движением поднял выдающиеся детали – тяжелые установки лазерного огня.
Еще несколько секунд прошло в тишине и покое, но затем гонщик зашевелился. Его системы срабатывали быстрее, чем у летунов. Те хоть и были трансформерами с повышенной скоростью нейросигнальной передачи, но специализированным моделям все равно уступали.
Поэтому Блёрр выскользнул из сберегательного режима раньше.
Подняв со сложенных рук голову, он лениво оглянулся, обнаружил незнакомую обстановку, но не удивился. На аренах было много помещений, в которых он еще не бывал. Томно ноющая приемная часть интерфейс-системы сразу подсказывала, что он тут не просто так. Да и присутствие большого тела рядом... Мм... Он повернулся и посмотрел на соседа по платформе. Темное лицо, конический шлем, симпатичный...
Летчик дрогнул и включил оптику. Золотые линзы быстро сфокусировались.
- Привет, быстрые ножки, – игриво сказал летчик и потянулся, словно хотел укусить партнера.
- Меня Блёрр зовут, – строго сказал гонщик, уворачиваясь. – Ауо... Да ты меня помял!
- Может быть чуть-чуть, – охотно согласился летчик и погладил его по заду.
- Вызови мне техников, – Блёрр несколько раз стиснул бедра, наслаждаясь легкостью движений.
- Каких техников? – летчик удивленно посмотрел на него. – Ты что, совсем ничего не помнишь?
- Неа, – Блёрр сел, сбросив тяжелую руку, и потянулся. – А где мы?
- Я у себя, а ты у меня в гостях и на платформе, – внес ясность летчик. – И как меня зовут не помнишь?
-Я не помню, – сказал Блёрр и сладостно зевнул, запуская отладочный цикл. – Я никого из вас не запоминаю.

Все началось с апгрейдов. А вернее с самого первого, тщательно выбранного, определившего все остальные, ну и собственно всё остальное.
Воспроизводство новых кибертронцев подчинялось строгому социальному разграничению, однако функциональность не так легко программировалась на спрос и предложение. Наверняка правящий класс был бы вне себя от счастья, удайся им наконец-то подчинить инструкциям и положениям эту часть деятельности, но... Некоторые вещи так не делались. Искры возникали сами по себе, творились по неведомому разумению и кто вставал из их сияния – этого предсказать было нельзя.
Само собой, государственные заказы позволяли выпустить в свет спец-партии – да и те не профильные, а лишь чуть более ориентированные. Их было проще обучить подо что нужно, переделать для поставленных перед ними задач, внушить им, что это единственная форма существования и никакой другой быть не может.
По статистическим данным даже в таких случаях находились недовольные. И это тоже было процессорным зудом для системы.
Свободные генерации могли рассчитывать только на развитие базового функционала. А поскольку жить в базовом режиме было скучно, то рынок апгрейдов процветал.
Причиной всех изменений любого кибертронца, причиной появления мастеров своего дела и выдающихся личностей было одно и то же. Неугомонная, кипучая жажда свершений. Неустанная готовность снова и снова пробовать вот это, вон то и еще вот такую фигню тоже приварите, пожалуйста. Если фигня не приживалась, и смелый экспериментатор получал сбой всех базовых настроек, то можно было просто отступиться и вернуться к привычному образу. Но кто-то всегда упорно продолжал.
Блёрру повезло больше. Он почти сразу нашел то, в чем хотел бы совершенствоваться – лишь раз увидев, как стремительные поисковики чертят следы в легкой искусственной атмосфере, он понял, что хочет именно такого. Скорости, от которой покрышки наизнанку выворачиваются, и энергон детонирует за микросекунду до выхлопа.
Правда, пришлось воевать за скорость на поверхности. Такую сильную модификацию он бы не потянул, да и не хотелось становиться одним из многих одинаковых летунов. Разгоняться, не отрываясь от полотна шоссе, было гораздо сложнее.
Само собой, его талант был не только средством удовлетворения личных стремлений. Быстрого и, чего уж там, наглого гонщика тут же заметили. Позднее Блёрр изредка задумывался, что его существование могло закончиться очень печально, если бы заметившим оказался кто-то другой, не владелец нескольких гоночных трасс, тут же просекший выгоду. Но мысли уходили так же быстро как и появлялись, а баловнем судьбы Блёрр себя считал давно.
На большие официальные состязания его не пускали, однако он прекрасно понимал, что это только вопрос времени. Начать можно и, пожалуй, нужно было с этих черных трасс, которые назывались так вовсе не из-за того, что на них делались нелегальные ставки – просто они были самыми опасными. Каждый метр был устряпан кучей ловушек, а живописная россыпь цветной брони намекала, что тут всяких самоуверенных полегло немало.
Блёрру везение не отказывало. А чем больше было везения, тем дороже становились апгрейды, тем быстрее он продвигался к тому пределу, за которым начинался идеал. И когда он наконец его достиг... все стало правильным.
Сбалансированная идеальная мощность позволяла не думать ни о чем, кроме скольжения в мире высокой скорости. По правде говоря, больше он и не желал ничего другого. Если б он затруднился подобрать этому определение, то сказал бы, что выбрал свой очень узкий профиль. Блёрр с удовольствием забыл обо всех малозначительных и второстепенных потребностях, позволяя решать всё за себя тому, с кем у него был заключен контракт.
Драг-н-Драй с не меньшим удовольствием взял на себя эти обязанности, выполняя их настолько мастерски, что пожаловаться было не на что. Он решал все проблемы, удовлетворял все запросы, разрешал любые капризы, обеспечивал абсолютно любые нужды и следил за каждой потребностью гонщика. Включая самые-самые персональные.
Для этого он подобрал отличный состав техников. Трансформеров, которых по давно сложившейся традиции называли бустерами, по умолчанию ставя во главе них того, кого они обслуживали. Хорошие бустеры стоили почти так же дорого, как отличные гонщики. Но если это действительно были профессионалы, а невесть каким обманом пробравшаяся шешура, то любая цена была оправдана. Особо романтичные поклонники этого вида спорта считали, что гонщик без бустеров –как драгоценный кристалл без оправы. Вроде бы и сияет, и притягивает, но никуда его не приткнешь, ничего годного из него не сделаешь. Не прятать же эту красоту в кармане.
Бустеры у неоднократного призера были самые лучшие. Не только мастера, но еще и искренние фанаты своего босса. Переманить их пытались неоднократно, но пока что никому не хватало достаточного количества финансовых аргументов, чтобы разноцветная троица техников ушла из тени сияющего пьедестала.

- Ну как там он? Идет? – Грайвер волновался и слегка подпрыгивал на месте, словно это могло помочь в их закутке.
- Судя по шуму – прет как всегда, – Крей показал большой палец.
Пистон только переступил на месте и несколько раз покрутил запястьями, проверяя, как работает гидравлика. Вскоре ей предстояло вынести довольно большую нагрузку. Ну это если не повезет, и разогнавшийся гонщик устроит веселье.
В техники специально брали мелких и ловких, но сильных, чтобы быстрее вертелись между усовершенствованными гоночными моделями, успевали подтянуть детали и не успевали попасться под горячую руку. А так же ногу и колесо.
Программное обеспечение гонщиков отличалось своими особенностями, и когда в форсированный режим переходили специализированные системы, установленные в дополнение к базовым и потому требующие дополнительной поддержки – тогда приоритет остальных резко падал. Наступало отсутствие сложной пространственной координации, сужение восприятия, сбрасывание гражданских общеповеденческих настроек – говоря общими словами в толпу выпускать такого трансформера было категорически нельзя. Опасно для других и для него тоже.
Иногда бустерам приходилось буквально выводить своих подопечных к стартовым боксам и насильно туда запихивать, однако едва перед визором гонщика появлялась цель, можно было расслабиться. Главное, вовремя отстегнуть держатели и придать толчковое ускорение.
И потом поймать на обратном пути. Пока гонщик не бросился в толпу, и дальше уже – смотря в каком он настроении. Не дай Праймас толпа не преминет воспользоваться ситуацией.
Именно поэтому все трое дежурили позади призовой стойки, держа наготове весь арсенал усмирения и сдерживания. Трасса была длинной, гонщики разгонялись до запредельных скоростей, финишировали в полной выкладке, и потом не всегда успевали тормозить.
Впрочем их саи почти всегда умел остановиться вовремя: вот и сейчас было видно – после финиша он не полетит кубарем в оградительную сеть, а закончит красиво, как достойный мастер своего дела. На счет раз... два...
Изогнувшись в свободном полете, Блёрр совершил кувырок прямо в воздухе и точно приземлился на свое любимое место – призовое, самое высокое, первое. Вскинул руки и ослепительно улыбнулся, разворачиваясь к ревущим трибунам и вспышкам мем-стиков.
"Да, да! – кричал весь его вид. – Чествуйте меня! Я ваш любимец! Я самый лучший!"
Стоя в осадках этого великолепия, техники терпеливо дожидались своей очереди, переглядываясь с коллегами у других призовых мест. Приготовленные на всякий случай инструменты первой помощи были убраны, и теперь все три команды держали наготове легкую сбрую. У техников Блёрра она была значительно толще. Их гонщик все-таки действительно был лучшим.
Когда сверху раздался приглушенный стон, Крей решительно ступил ближе и так же решительно постучал согнутыми пальцами по голубой броне у основания подошвы.
- Саи! – позвал он. – Блёрр! Иди к нам! Нужно на проверку!
Гонщик наверху затоптался, все еще помахивая зрителям, но уже беспокойно озираясь. Еще двое призеров тоже начали активно волноваться.
- Блёрр! – снова позвал техник, на этот раз голосом намного ниже, с раскатистым звуком в конце.
Гонщик наклонил голову и посмотрел вниз. Крей почти замурлыкал, пробегая пальцами по обводам аэродинамически сконструированных опорных элементов.
Ярко-голубой трансформер отчетливо фыркнул и легко спрыгнул с помоста. Зрители наверху разочарованно кричали.
- Саи, вам необходимо расслабиться, – техник похлопал гонщика по набедренной пластине.
Блёрр выдохнул и позволил накинуть на себя несколько легких цепочек. Электрическое прикосновение было как всегда остро и приятно. Поежившись, он послушно двинулся следом за потянувшими его техниками. Идти предстояло по хорошо просматриваемому сектору, и вопли зрителей приобрели совершенно конкретный оттенок. Блёрра зазывали на разные голоса, предлагая все самое неприличное, на что годилась фантазия разгоряченных зрелищем кибертронцев, отваливших много уников за то чтобы посмотреть, как кого-то на трассе порубит в мелкую стружку.
Когда со стружкой было покончено, можно было переключиться и на другие возбуждающие зрелища. Жаль, почти никогда не удавалось докричаться до великолепных, пышущих жаром победителей.
Гонщик то и дело вскидывался, реагируя на обертоны в многоголосом гвалте, однако техники были неумолимы, а цепочка слишком ощутимо скользила по броне.
"Шеф, аукцион будет? " – поинтересовался Пистон по открытой линии.
"Нет, – пришел ответ после секундной паузы. – Мало желающих. Сегодня он ваш"
- Парни, – многозначительно произнес Пистон, – первая помощь под нашу ответственность.
Парни одинаково блеснули широкими улыбками и потянули Блёрра чуть настойчивее и быстрее.
Блёрр чувствовал, что его маленькие обслуживающие техники наполнены нетерпением, и тоже ускорил шаг. Сегодня не было никаких сворачиваний в сторону особенного выхода, поэтому можно было рассчитывать на быструю игру. Не придется ждать, переминаясь на освещенном пятачке, страдая от тугого напряжения в приводах и распирающей тяжести в энергоканалах. Он радостно вздохнул, а потом еще и прокачал воздух сквозь разогретые турбины. Ох, скорее бы!
- Не так сильно беги, саи, – промурлыкал красный техник, придерживая его за запястье. – Мы не такие быстрые как ты. О! Нет, руками тоже нельзя.
Блёрр досадливо фыркнул, жалея, что ему не дают потрогать себя, однако подчинился. Маленькие техники всегда очень строго следили за ним, и если он вел себя плохо, то могли оставить в ремонтной остывать в режиме полной блокировки, не давая сброситься. Он обеспокоенно посмотрел вниз, пытаясь вывернуть шею так, чтоб заглянуть в лицо технику. Но не получалось... И он просто шел вместе с ними в основной проверочный бокс. Особенно он заволновался, когда они переступили порог. Цепочки с него сняли, и, и...
- Идем сюда, саи, – позвал его зеленый, указывая на платформу.
Блёрр увидел, что сдерживателей там нет, и радостно рванул к ней. Значит будет хорошо! Прямо сейчас будет хорошо!
Он запрыгнул на платформу и раскинулся на ней, с удобством опираясь на турбины. Техники помогли ему согнуть ноги – забитые напряжением шарниры плохо слушались. Блёрр напрягся, пытаясь разблокировать паховую защиту, но даже она не поддавалась, и он издал жалобный стон, приподнимая бедра и показывая, где ему требуется внимание.
- Все в порядке, – проворковал зеленый, склоняясь над ним и ловко поднимая пластину. – Чуть-чуть ручного управления... оп!
Крышечка, защищавшая набор слотов, мягко снялась. Блерр взбрыкнул на месте, приглашая кого-нибудь для плотного общения. Долго требовать не пришлось.
Грайвер ласкал длинным пальцем намагниченные полоски, заставляя известного гонщика трястись от вожделения. А затем из-под пальцев потянулись отчетливо видимые нити разрядов, и Блёрр начал сгибать и разгибать ноги, то ударяя подошвами о платформу, то вытягиваясь высоко в воздух.
- Давай уже, не тяни, – нетерпеливо сказал Крей, позвякивая броней.
Грайвер послушно убрал палец, и прежде чем Блёрр успел возмутиться, его подтолкнули и знакомо перевернули на бок. Он сразу же свернул диафргамы от счастья и высоко задрал ногу, призывно выгибая спину. Тяжелые турбины источали жар, задранная паховая защита дергалась и звякала. Техники тоже взобрались на платформу, окружили его, теснясь и толкаясь, а затем Блёрр сладостно вскрикнул и вновь брыкнулся на месте. Впрочем, его удержали. Два горячих болта гладко подключились в разъемы, а чей-то шланг скользнул в развернутую топливную систему.
- Ооо! – Блёрр закричал и попытался задергаться, но напряжение уже было слишком сильным, сковывая его похлеще стазис-наручников. – Оооаах!
Двигающиеся контактные пластины создавали мощное электромагнитное поле глубоко в его разъемах, вынуждая щедро искрить и стонать от кайфа. Топливоотвод тем более подергивался и сжимался как под током. Слишком сильное давление чужого шланга в его нынешнем состоянии было более чем желанным.
- Ух, саи, ты все такой же высоковольтный! – простонал синий техник – Блёрр узнал его только по голосу, потому что осматриваться ему было некогда. – Словно в первый раз!
Блёрр сладко заворчал. Первый вольтаж он в свое время сделал точно с такими же техниками, которые и научили его – как сбрасывать невыносимое напряжение, стягивающее все тело в тугую пружину, подрагивающую от страстного желания разрядки. Тогда он даже не понял, что это интерфейс. Ему так не терпелось испытать облегчение, что он особо не думал, зачем в него суют горячие и длинные плоские штекеры, но очень приятные ощущения запомнились и напрочь закрепились в памяти как единое целое с пост-гоночным техосмотром и техобслуживанием. Сделалось формулой номер один для успешного функционирования.
Поэтому когда его техники сменились, он даже не стал пытаться запоминать их. Интересовало его только то, как они будут готовить его перед гонками, и как – расслаблять после. Вроде бы он смутно припоминал, что для новеньких сам расставился, когда они его чистили, и потерся магнитной полосой о ладонь того красного...
- Ммм, саи, какой ты прекрасный, когда в горячке, – выдохнул Крей, наслаждаясь тяжелым и экзотическим топливом, которое приходилось вытягивать почти силком.
Блёрр был самым настоящим самодовольным болтососом, и они бы уже давно ушли от того, кто даже не помнил, как их звали. Быть техником при звезде такого масштаба – вовсе не то, ради чего стоит постоянно сглатывать обиду, даже если тебе за это хорошо платят. Но ради кое-чего другого вытерпеть стоило.
- Уууммх! Аах! Йааах!
Их гонщик извивался на двух почти спаянных высокой температурой джамперах и шланге в довесок, стонал, задыхался, со всхлипами втягивал воздух, и даже возбужденно попискивал в высоких регистрах.
- Ну же, саи, давай же, давай, – прорычал кто-то еще из техников, но Блёрр уже не мог разобрать кто именно.
Они навалились на него, под общим весом задранная нога согнулась, собственное колено уперлось Блёрру в боковое украшение на шлеме, и электричество проскочило куда-то гораздо дальше, чем загоняли его джамперы. Прямо под самый процессор, заливая ослепительным белым шумом с ног до головы.
Крича, дрожа и вытягивая руки, Блёрр наконец-то сошел с рельс, рухнув в долгожданную перезагрузку. Уже ненужное и даже опасное топливо брызнуло веером, обильно заливая платформу, но в первую очередь – его самых лучших в мире техников...
Скорострельный спуск как всегда был потрясающим, а разрядка за ним – остро-блаженной. Блёрр издал стон облегчения и расслабился. Ясность сознания возвращалась очень ощутимо.
Фасттрэк на своей платформе только-только входил в раж, ахая и стеная. Его команда бустеров тоже была неплохой, однако порой они все-таки не совсем доводили дело до конца. Блёрр это отлично знал и иногда не гнушался воспользоваться. В зависимости от настроения их обоих, они устраивали разные веселые комбинации.
Кажется, техники что-то у него спрашивали или что-то говорили, в общем, от них исходил шум вокалайзеров. Блёрр рассеяно покосился на них и увидел, что зеленый протягивает ему сияющую медаль из редкого металла.
- О, спасибо, – Блёрр сверкнул ослепительной улыбкой и небрежно выхватил медаль из горячих твердых пальцев.
Техник сделал такое движение, будто ждал, что ему пожмут руку. Но наверное Блёрру показалось. Он покрутил медаль за толстую ленту и соскочил на пол, небрежно стирая фривольные потеки. Однако их оказалось многовато, и он автоматически поднял ногу, упираясь в край платформы и отставляя бедра назад. Вздыхающие техники начали слаженно чистить его, делая в точности то, что от них ожидалось.
Дождавшись, когда последние касания полировочной ткани пройдутся даже в глубине стыков пластин, задевая основные шарниры, Блёрр еще раз встряхнулся и направился к Фасттрэку.
- Саи Блёрр, – неуверенно позвал Крей.
- Оставь, – Пистон махнул рукой. – Не хочешь же ты ему подарить кристаллы и позвать в заправку.
Крей вздохнул и понурился. Ничего не изменилось.
Помахивая медалью, Блёрр враскачку подошел к платформе приятеля. Не то чтобы он собирался изображать из себя тяжеловоза-забияку, но раздрюченные гонкой и тут же последовавшим интерфейсом шарниры проворачивались слишком свободно – жесткая смазка все еще не застыла в привычной консистенции.
- Ты что, не будешь проходить техосмотр? – лениво удивился красный трансформер, посвечивая хитро изогнутым визором.
- Неа, – Блёрр запрыгнул на край высоко поднятой платформы и поболтал ногами. – А ты собрался тщательно пройти все этапы?
- Спасибо, Вайрес, – Фасттрэк дождался, когда бустер прекратит полировать внутреннюю сторону его бедер и тоже сел. – Ну может и нет. А есть предложения получше?
- Отпраздновать, само собой, – ухмыльнулся многократный чемпион
- Это я уже слышал сотню раз, – фыркнул гонщик.
- А мы пойдем в "Сорок тонн", – провокационным голосом сказал Блёрр.
- Откуда купончики? – только и смог выдохнуть Фасттрэк.
- Драг подкинул, – улыбка Блёрра сделалась еще более самодовольной. – За хорошее поведение.
Фасстрэк молча показал большой палец, а потом еще один, чтобы выразить всю полноту чувств.

Как следовало из названия, "Сорокатонка" была предназначена для увеселения различных тяжеловесов – либо сверхмассивные наземники, либо все летающие, классом выше глайдера. Попрыгунчиков туда не пускали. Вплоть до смешного – входные шлюзы были оборудованы габаритным и весовым контролем, а так же сканерами плотности. Поэтому некоторые особо умные, приспосабливавшие на себя целый фальш-корпус, быстро вылетали накладной задницей вперед.
Но конечно всегда бывали исключения. Если уж очень чесалось попасть внутрь и посмотреть, чем там занимаются, то достаточно было обратиться в службу поддержки клуба и получить маленький билетик. Правда, согласно правилам, на владельца заветного кусочка пластика мог претендовать кто угодно достаточно наглый. Если владелец был симпатичным, то не сходя с места завязывался конкурс – у кого кулаки больше, а пинки увесистее.
Для лучшего гонщика Драг-н-Драй раздобыл два палладиевых купона. Пригласительные карточки не только автоматически резервировали уютное место с неограниченными запасами выпивки, дымных таблеток и сетевых присадок, но и позволяли самую большую роскошь – право выбора. Палладиевый статус позволял прохаживаться без опасений быть облапанным за бампер и самостоятельно решать – осчастливит ли гость кого-то своим телом или нет. Драгоценнее такого статуса был только иридиевый – когда можно было выбрать, не кто будет катать тебя, а кого будешь катать ты. Но Драг хорошо знал предпочтения своих гонщиков, поэтому зря тратиться не стал. Он и так договорился с владельцем "Сорокатонки" на дополнительный контроль.

Благодаря всем этим ухищрениям, Блёрр и Фасттрэк оказались вежливо встречены и награждены широкими браслетами в тон благородного металла на пригласительных билетах. Гонщиков не особо интересовало, кто подсуетился и включил нежную подсветку на всей дорожке, ведущей к их столику, но это точно было приятно. Вряд ли каждому посетителю так указывалось, где можно присесть – и без того на внутреннем экране тут же высветилась схема помещения с пометкой, где их места – а значит это был статусный признак.
Снисходительно посматривая на окружающих снизу вверх, звезды экстремальных гонок прошли на зарезервированные места и устроились там со всем удобством. Энергичный обмен мнениями насчет больших турбин и крепких бедер, слышимый на любой открытой частоте, оба восприняли со все той же снисходительностью давно привыкших к роскоши и почитанию знаменитостей.
- Ну что, закажем по полной восьмерке на выхлоп? – потер руки Фасттрэк.
- Не, – Блёрр прикрыл линзы диафрагмами, осматривая помещение. – Сейчас все будет.
- В смысле? – удивился Фасттрэк, но дальше тему развить не успел.
Центр стола раскрылся, на мини-подъемнике всплыли высокие крученые энергофоры, тут же скользнувшие магнитными донышками по направляющим линиям. Голубой и красный, сияющие добавками и кислородными кристаллами.
- Зачем заказывать, если тебя все угощают, – лениво сказал Блёрр, подхватывая энергофор и отлепляя от него круглую рамку-визитку.
Голообраз здорового транспортника подмигнул ему и пылко облизнулся, а затем изображение стало статичным и под ним высветилось имя и номер стола.
- Ого, ничего себе, – удивился Фасстрэк, точно так же рассматривающий визитку.
- Главное, не отравиться, – мудро поднял палец Блёрр. – За твои шестеренки.
- Маслом под резьбу, – откликнулся Фасттрэк, и жахнул половину коктейля.

Через полтора стандартных часа на столе валялась груда визиток, гонщики находились в самом приподнятом настроении и с хохотом перебирали маленькие рамки, строя предположения насчет того кто как оснащен. Еще через полчаса груда стала еще больше, а Фасттрэк обнаружил, что если на визитку подышать или потереть ее языком, то картинка ненадолго меняется и показывает конфигурацию джампера.
Визжа от восторга как кадеты, впервые нашедшие виброгенератор с проводниковыми щупиками, оба начали энергично знакомиться с ассортиментом предоставленного богатства. Не исключено, что "знакомство по джамперу" быстро вышло бы на нужные рельсы, однако в этот момент традиционный танцевальный подиум засветился в дальнем углу помещения, и из динамиков зазвучало что-то настолько тягучее и обволакивающее, что оба гонщика тут же забыли про визитки.
Впрочем, среагировали все посетители. Блёрр в восторге заколотил по столу, за ним повторил Фасттрэк, а потом ликующий грохот раскатился по всему помещению. Тяжелый гоу-гоу на подиуме лениво передернул плечами, ухмыльнулся и изогнулся немыслимым для столь бронированного корпуса образом. Повернулся, качнул бедрами, потянулся, и наконец задвигался в такт переливающейся по датчикам музыке.
Блёрр взвыл от восхищения, и в процессоре, затуманенном многочисленными презентованными шейками, возникла мысль, что он тоже так может, и он так очень хочет, и сейчас всем покажет... Фасттрэк изловил его в отрыве от столешницы.
- Пьяный капотничек не очхрошо смотрится, – почти членораздельно выдал он. – Нмшай ему...
- Но я тож хчу! – возмутился Блёрр. – Я ж красивый!
- Мы г`нщики, а не интеры, – гордо задрал подбородок Фасттрэк. – Мы и так пркрасны!
Блёрр задумался, но тут очень кстати из стола всплыл еще один заказной набор. Оба автоматически схватились за угощение и присосались к длинным трубкам.
Еще около стандартного часа оба вели себя относительно прилично, но потом... Потом Фасттрэк с удивлением обнаружил себя и Блёрра где-то на подиуме в рассеянном голубом свете. Волновые излучатели под задницей чемпиона так и бухали, заставляя Фасттрэка сладостно вздрагивать. Прямо сквозь ноги вся эта низкочастотная атака дразнила его основные и наиболее чувствительные детали. Забывшись на мгновение, Фасттрэк громко застонал, но потом опомнился и стыдливо посмотрел на приятеля. Но Блёрр и вовсе улыбался так, будто его накачали синтетиком – блаженно и чисто. Не в силах отказаться, Фасттрэк продолжил то, на чем остановился – застегивать ленту медали вокруг гладких бедер приятеля. Где-то на заднем плане шумели взбудораженные посетители, однако все внимание Фасттрэка было сосредоточено на сверкающем кружке металла. Пальцы сами собой опустились под треугольный сегмент, на котором так красиво смотрелась медаль, скользнули еще дальше в пах и аккуратно пощекотали раздвижную броню. Голубой трансформер вздрогнул, запрокинул голову и выдохнул тягучий стон – такой же тягучий, как музыка. Все что можно было тут же раздвинулось и расширилось. Фасттрэк поиграл с предоставленным ему богатством, и с усилием воли остановился, понимая, что сейчас они оба не выдержат, и устроят бесплатное шоу. Все-таки у него были другие планы. Хотя где-то там за пределами сцены орали и требовали, чтобы горячие красавцы удовлетворили друг друга, никого не стесняясь. Он почти с физическим напряжением вытащил потрескивающие от скопившейся статики пальцы, потер их друг об друга, рассматривая электропроводящий гель, и все-таки его слизнул. Многоголосый вой нетерпения послужил ему лучшей наградой.
- Трахаться не стану, – отчетливо сказал Блёрр. – Драг руг-гаться будет.
- А то, – Фасттрэк фыркнул и облизал медаль. – Он ж не заработх-хает на этом.
- Ннамм, – согласно отозвался Блёрр и замурлыкал всем движком.
До предела взбудораженные гонщики неохотно покинули сцену и опять вернулись за стол. Блёрр тут же зарылся в визитки, нетерпеливо и нежно светя линзами, и Фасттрэк тоже не смог отказаться от соблазна. Круглые рамки скользили в дрожащих пальцах, он никак не мог сосредоточиться и выбрать что-то одно.
Приятель определился быстрее и лихорадочно запихнул подряд три визитки в прорезь приемника. Фасттрэк восхищенно подумал, что Блёрр всегда был жуткой жадиной, и пихнул в свой приемник только две. У одного выбранного было потрясающее лицо, украшенное световыми узорами, а у другого... ну было кое-что тоже интересное и с подсветкой.
Блёрр соскочил с места и направился к танцполу, оставив Фасттрэка самого разбираться с вариантами потрахушек на полуцикл. На внутреннем экране чемпиона следом за ним тут же двинулись три маркера, и несколько мгновений спустя под дымными осветителями появились все, кого гонщик заказывал.
Блёрр со свистом прогнал воздух сквозь турбины, прикидывая мощность заезда и тут же затрепетав от раскрывшихся перспектив.
- Ну как, всех троих сразу? – спросил длиннорукий громила, склоняясь к упершему кулак в бедро гонщику. – Или по очереди?
- Конечно сразу, – ослепительно улыбнулся голубой трансформер. – Я не мелочусь.
- Ага. И медаль у тебя на причинном месте за эти же подвиги, – хмыкнул черно-фиолетовый штурмовик.
Блёрр засмеялся и радостно взбрыкнул, чувствуя, как его хватают в четыре руки и отрывают от пола, а еще одна пара рук поигрывает с пресловутой медалью.

К следующим гонкам Блёрр успел растратить весь призовой куш, частично прогуляв, частично потратив на совершенствование внешнего вида, а остальное изведя на ремонтников тонкого профиля, кропотливо заменивших измочаленную чрезмерной активностью интерфейс-систему. Поэтому очередного заезда гонщик ожидал с нетерпением, в котором собралось не только постоянно жрущее его желание диких скоростей, но и обычный меркантильный интерес. К его удивлению, и немалому раздражению Драг-н-Драя, Фасттрэк отказался от участия, заявив, что строит личные отношения и потому в ближайшую декаду просит ему не мешать. В конце концов Блёрр ядовито снарядил ему подарок – плетеный нафарник домохозяйственной модели "для тех кто ценит уют" и ручной венчик-взбиватель.
Впрочем и без вечного соперника-приятеля на трассе были интересные противники. Блёрр всегда считал, что конкуренция лучше безоговорочных побед, и каждый новый заезд был для него очередным испытанием. В конце концов, любой мог внезапно форсироваться по какой-нибудь радикальной схеме.
Но пока что его никто не смог обставить, и осознание собственной непревзойденности было слаще, собственно, самой победы.
Трасса оказалась приятно тяжелой, раскочегарившийся двигатель ревел под разом ставшей тонкой броней, посылал заряды дикой энергии сквозь каждый лепесток металла, и Блёрр скользил к победе на волне чистого технологического экстаза. Словно вместо искры впихнули ядерный реактор, и он клокочет и плюется сгустками плазмы. О блаженство!
На этот раз он все-таки не сумел удержаться, и промахнулся мимо пьедестала.
Он, конечно же, оказался первым, но так разогнался, что его просто перебросило через низкое препятствие на полной автоматике. Вот тут пригодилась та сеть, которую он в руках техников недолюбливал. Побарахтавшись в ней, рычащий от переизбытка эмоций гонщик высвободился и заметался было из стороны в сторону, теряя связность мышления. Однако его вновь поймали и заставили влезть на маленький глупый помост... Он не понимал, зачем все это, почему кто-то пытается всучить ему в руки большой и блестящий кусок металла, когда ему нужно совсем не это... Нгааарх!
Победитель и чемпион задрал голову и издал вопль, полный нетерпения и голодной ярости. Его тут же подхватили второй и третий гонщики, а следом как цепная реакция в водороде – закричали остальные, выплескивая неудовлетворенную взбудораженность.
Бустерам пришлось изрядно потрудиться, чтобы изловить неиствующих трансформеров. Ситуацию усугубляли немедленно возбудившиеся сверх всякой меры зрители, орущие и подбадривающие гонщиков, надсадно зовущие их к себе, просто воющие в скандальных частотах, на которых принято делать самые непристойные предложения.
Место финала буквально кипело, и само собой центральной фигурой был схваченный по рукам и ногам сияющий победитель, требовательно распевающийся во всех доступных регистрах. Линзы горели так, что уходили в желтизну.
Драг сориентировался очень быстро, и пару минут спустя на подмогу техникам поспешила тяжелая артиллерия в виде охранников спецпрофиля.
Действуя строго по инструкции, тяжеловесы хватали извивающихся гонщиков в охапку и беспардонно уносили из-под раскаленных зрительских взглядов. Последние двое забирали Блёрра и его почетный кубок. Охранник, несущий кубок, ухмыляясь потряс им над головой, и тут же едва не поскользнулся на радужных разводах, оставшихся после того как на одном пятачке одновременно впали в горячку сразу восемнадцать трансформеров. Под дружный гогот охранник вразвалочку удалился, а на мониторе с результатами появился короткий адрес и таблички вступительных взносов. Большая часть зрителей разочарованно завздыхала, однако нашлись и те, кто лихорадочно пооткидывал коммлинки и начал передавать трансферты.
Аукцион могли позволить себе далеко не все.
Еще на заре карьеры Драг-н-Драй открыл возможность заработать не только на гонках, но и на их последствиях. Он устраивал торги на гонщиков.
Форсированных красавцев выкупали на несколько часов сразу после заездов, отдавая за это огромные, немыслимые суммы. Но они всегда того стоили. Вздрюченные десятками присадок, залитые стимуляторами по самые антенны гонщики едва соображали что происходит вокруг, стеная от невыносимого напряжения, глодающего их нейросистемы. Насильно выведенные на запредельные обороты двигатели тоже стонали, стабилизаторы шли вразнос, и единственное, о чем мог думать такой трансформер – это как можно скорее сброситься. В любом режиме, каким угодно способом. Вот на этом хозяин трасс и делал свой сладко пахнущий удовольствием бизнес.

Блёрр поскуливал и топтался на месте, нетерпеливо дергаясь при каждом резком звуке, доносящемся из-за тяжелых панелей. Он хорошо помнил, что там обширное место, где на него светят все прожекторы, и он самый прекрасный и привлекательный. Еще там было много трансформеров, он видел только их полыхающие линзы и оптику разных цветов, и чувствовал плотный поток излучения, от которого все в нем начинало гореть еще сильнее.
Почему-то он всегда был последний... Ему приходилось так долго ждать, что намертво стиснутые детали уже начинали непроизвольно дергаться. Из-за этого он постоянно пропускал топливо и гидравлику. Вроде бы это было неприлично, и уж точно не очень комфортно, но он помнил, что когда его видели те другие трансформеры, то они очень сильно реагировали, если он поворачивал бедро и давал им посмотреть на эти потеки...
Блёрр застонал еще раз и потерся отставленным задом о своего охранника. Огромный трансформер не среагировал, и Блёрр потерся об него снова. Никогда никто из охранников не откликался на его попытки немножко пошалить, но надежды Блёрр не оставлял. Гонщик пустил горячий воздух сквозь турбины, окатив им твердую броню тяжеловеса.
"Ну что там?" – Драг нетерпеливо кинул запрос ШаттерБлоку.
"Рано еще", – лениво отозвался охранник, наблюдая за тяжело гоняющим вентиляцию чемпионом.
"Трахаться уже пытался?" – уточнил шеф.
"Не, только трется", – так же лениво отозвался Блок.
"Ну так подбодри его, – велел Драг-н-Драй, – их расхватывают как дармовой энергон, цену задрать не успеваю. Так что готовь соус".
"С удовольствием", – отчетливо ухмыльнулся Блок и прервал связь.
Не размениваясь на деликатности, он одной рукой обхватил гонщика поверх плеч, а свободную ладонь бесцеремонно сунул между горячих бедер, раздвигая их и включая магнитную липучку. Гонщик взбрыкнул на месте, заскулил еще громче и закрутил задом, лихорадочно ему помогая. Броня отошла как по маслу, в ладонь вывалились шланги, провода, кабели – все с готовыми раскрытыми переходниками. Охранник начал небрежно играть с бесплатно предлагаемой роскошью, игнорируя просительные стоны. Он уже давно занимал приятную хорошо оплачиваемую должность, и никакие стоны и мольбы не могли бы его заставить нарушить контракт.
Каждый раз похотливо попискивающие гонщики пытались отдаться первым попавшимся избранникам не сходя с места, однако Драг всегда решительно пресекал такие поползновения, и нарушителей из числа охранников ждали большие неприятности. Поэтому Блок только разжигал нетерпение своего подопечного. Вскоре прижавшийся к нему трансформер начал жалобно повизгивать, замотал головой, и Блок всем телом ощутил, как беспорядочно трепыхается его искра, будто вот-вот лопнет.
Охранник аккуратно подобрал скользкие шланги, заправил их на место, уложил петли кабелей и неумолимо закрыл все это панелью.
Блёрр, лишившись сладостно мучивших его пальцев, едва не завыл от огорчения. Он был готов трахаться с этими огромными пальцами, он даже пытался насадиться на них, однако охранник так крепко держал его...
Как назло, мимо прошествовал счастливый покупатель и цепляющийся за него ярко-желтый трансформер, в котором Блёрр отчетливо увидел конкурента. Терпеть больше не было никакой возможности. Блёрр сдвинул диафрагмы на линзах, стиснул кулаки и колени, и завизжал на транк-частоте, требуя ведущего партнера немедленно прямо сейчас.
"Соус льется через край", – отрапортовал ШаттерБлок.
"Слышу", – хмыкнул Драг.
Гонщик продолжал визжать, пока его не стукнули по нашлемному компенсатору. Легонько, но достаточно, чтобы Блёрр от изумления замолчал. Затем охранник подтолкнул его в спину, и Блёрр радостно застонал, понимая, что они наконец-то движутся туда, куда ему хочется.

Рамджет нетерпеливо барабанил пальцами по колену, ожидая, когда хитроболтый владелец трасс наконец-то решит расстаться со своим самым дорогим гонщиком. По подсчетам Рамджета он уже загнал всех трепещущих крошек по тройной цене и оставался только один – самый горячий и ненасытный, как о нем отзывались те немногие, у кого хватило капиталов раскошелиться на запрашиваемую сумму. Рамджет не считал это грабежом – все-таки лучший действительно достоин того, чтобы попасть в руки к тому, кто может себе позволить ублажить чемпиона. Если знаменитость будет доставаться всякому мусору со средним доходом, то...
Додумать умную мысль разведчик не успел. Небольшая круглая арена залилась ярким освещением, и на нее вышел тот самый чемпион и яркий гонщик. Шлак, даже на таком расстоянии от него шпарило похотливым излучением. Он весь сочился хорошо уловимыми флюидами нетерпения, а огромный охранник у него за спиной только подчеркивал своей монолитностью образ сгорающего от нетерпения трансформера.
Рамджет подкрутил оптику и присмотрелся к розоватым полоскам, украшающим внутреннюю сторону бедер трансформера. Точно, консервант. Броня гонщика не позволяла просто так заглянуть к нему между ног, однако если присмотреться к искаженному изображению в отполированных пластинах все тех же бедер, а потом сделать развертку в полный размер с учетом этого искажения... Раскрытый сбросовый клапан гонщика дергался и пропускал почем зря.
Драг-н-драй не разменивался на рекламу своих гонщиков. Все и так знали, насколько шикарны эти трансформеры, чьи силовые установки могли поспорить со многими летными формами. А еще Драг не любил тратиться на слова, потому что предпочитал дать своим гонщикам все сказать за него. Мощные звукоуловители, направленные на арену, отправляли в гигантские динамики все те стоны и вздохи, на которые не скупились перевозбужденные трансформеры.
Рамджет с шумом втянул воздух, равно как и остальные пара сотен присутствующих, услышав низкие долгие стоны и поскуливание, иногда срывающееся на повизгиванье. Гонщик дошел до середины сцены, остановился, и задрожал с головы до ног, почти заизвивался на месте под жадными взглядами. Табло над ареной отобразило начальную цену, и Рамджет с удовлетворением услышал множество разочарованных вздохов.
До сих пор ему не приходило в голову тратить кучу уников всего лишь на один полуцикл со знаменитостью, но несколько восторженных отзывов, прошедшихся среди высокого командования, зажгли в нем интерес.
Обычно аукционы подразумевали взвешенные и обдуманные ставки, которые медленно ползли вверх в зависимости от заинтересованности участников. Однако на настоящих трансформеров, готовых брызнуть прямо на сцене, это правило не распространялось. Сходя с ума от жадности, участники сразу вбрасывали максимальную цену, которую могли потянуть, и все заканчивалось очень быстро.
Цифры на табло крутились с угрожающей скоростью, и когда наконец-то остановили свой бег, Рамджет сделал ставку. Кто-то неподалеку сдавленно выругался. Блёрр на арене изогнул спину и застонал, раздвигая ноги. Ставка прыгнула еще на пару тысяч. Рамджет невозмутимо добавил сверху. Кто-то добавил еще пару сотен. Рамджет удвоил эти пару сотен и кинул запрос. Блёрр вновь издал протяжный стон, выпячивая бедра, и охранник аккуратно прихватил его за руки, не давая полезть к себе под броню. Ставка замигала, и Рамджет на всякий случай добавил еще.
Табло высветило конечную сумму, и она вспыхнула красным цветом, показывая, что победитель определился.
- Поприветствуем нашего счастливчика! – взревел со своего места Драг-н-Драй, наконец-то нарушив напряженную тишину.
Трансформеры заорали и заколотили по чему попало. Блёрр завизжал, выкручиваясь из захвата и пытаясь кинуться на кого-нибудь. Брызги полетели во все стороны.
Рамджет не выдержал и прыгнул с места, пользуясь гравикомпенсаторами. Приземлившись на арену с грохотом, достойным трехрежимника, он зарычал на охранника, включая подсветку линз на максимум. Здоровяк выразительно развел руки, отпущенный гонщик завизжал еще отчаяннее и метнулся навстречу неожиданно прибывшему избавителю от мучений.
"Еще пятьдесят сетов, и можешь забрать его на весь цикл", – предупредительно сообщил Драг прямой передачей.
Секунду подумав и прижимая к себе барахтающегося в нетерпении гонщика, Рамджет отдал запрашиваемую сумму. После чего торжественно унес истекающий приз со сцены.
Гонщик отчаянно пытался с ним трахнуться, вывалив все кабели и провода, а так же щедро пуская тяжелое топливо с присадками куда попало. Рамджет стиснул его покрепче, ограничивая в движениях, и быстро куснул за компенсатор. Гонщик ахнул и замолчал.

Короткий перелет ярко-голубой трансформер вынес стоически, лишь иногда пытаясь царапать белую броню своего будущего партнера по интерфейс-играм. Впрочем, в отличие от боевых моделей, пальцы у него были самыми обычными, без накладок, и потому вреда он причинить не мог. Однако это заводило Рамджета еще больше.
Терпение гонщика лопнуло, когда он оказался на твердой поверхности. Зайти в отсек еще удалось, но дальше... Рамджет еле дотащил отчаянно брыкающегося и орущего трансформера до собственной платформы, попутно снеся несколько элементов интерьера. Точнее, снес их перевозбужденный чемпион, пытавшийся извернуться и обхватить летчика обеими ногами.
Летчик швырнул добычу на платформу и сам рухнул следом. Все его намерения удариться в изысканные предварительные игры уже давно лопнули. Он никогда еще не встречал трансформера, так страстно желающего отдаться и прикладывающего для этого столько усилий. Гонщик выгнулся, раскидывая колени в стороны, стиснул кулаки и запрокинул голову. Судя по всему, он начал впадать в замок – перегруженная нейросеть блокировала подачу сигналов. Яростно гоняя вентиляцию, Рамджет устроился над вздрагивающим гонщиком, с усилием развел его колени в стороны еще сильнее, иии... Оооо, Праймас дааа!
Топливный обмен пошел мгновенно, да еще в таком режиме, что Рамджет немедленно включил поглотитель, а следом еще и конвертер в ускоренную переработку. Перенасыщенное дополнительной химией топливо вдарило по всем рецепторам, затуманило голову, и окрасило окружающий мир в соблазнительные сиреневатые тона.
- Оооо, хорошо-о, – застонал гонщик под ним, ощутимо расслабляясь и свободно разводя колени еще шире.
Рамджет был не особо в курсе, как проходит восстановление мыслительной деятельности при замене топлива, но в его собственной отводной системе все вздрагивало от того, как жадно тянул на себя Блёрр чистый «летучий» энергон.
Пережив первые восхитительные мгновения, снявшие нестерпимое напряжение каждого нейрона, Блёрр смог взять себя в руки, пусть и совсем чуть-чуть, и попробовать сосредоточиться на том, кто его ублажал. Здоровенная альтформа с характерным расположением пластин выдавала кого-то из тяжелых летчиков, белая броня указывала на способность дополнительного энергопоглощения, а... айеее!
А что еще, Блёрр тут же позабыл. Тряхнувшее его электричество и струя хладагента в горячем потоке, циркулирующем между ними, подбросили чемпиона сразу до небес. Расслабившиеся было ноги вновь стиснулись, пальцы сжались в кулаки, и Блёрр самозабвенно застонал, отдаваясь опытному ведущему.
Тяжело гоняя вентиляцию, Рамджет откинулся назад, утягивая чемпиона за собой и усаживая к себе на колени. Гонщик тут же попытался запрыгать на нем, и Рамджет порадовался собственному весовому преимуществу. Он продолжал медленно накручивать обороты, сосредоточившись только на этих ощущениях и игнорируя отчаянный скрежет металла, с которым гонщик все же постепенно обдирал краску с активного броневого покрытия. Затем он начал тереться гладким стеклопластиком кабины о широкий корпус летчика и попытаться куснуть того за нижнюю челюсть.
В этот момент Рамджет не выдержал. Ему очень давно хотелось провернуть одну штуку, но он всегда придерживался общих правил, когда имел дело с леговесниками. Со своей категорией это не прокатывало, а интеры были неинтересны – соглашались они на все, но отдачи при этом не было никакой. Блёрр в его состоянии должен был оценить. Одним движением развернувшись вместе с гонщиком, Рамджет уселся на край платформы, а затем точно так же резко развернул и самого чемпиона. От неожиданности Блёрр заорал, несколько кабелей выскочили из гнезд и раздраженно зашевелились в нем, тыкаясь игольчатыми штекерами куда попало.
Гонщик натуральным образом заверещал и уперся в Рамджета обеими руками, словно пытался сдернуться с внезапно слишком щедрого интерфейс-насеста. Летчик предупредительно перехватил его под колено, поднимая то повыше и лишая чемпиона возможности выбрыкиваться. Свободной рукой он потянулся к нашпигованной кабелями и шлангами промежности, нащупал горячие активные пластины и легонько пробежался по ним электричеством, предварительно смочив все тем же энергоном. Блёрр вскрикнул и всей тяжестью сел обратно. Наконечники кабелей плотно защелкнулись в положенных местах. Рамджет с довольным смешком убрал руку и продолжил бурную деятельность.
Несколько кабелей обвили даже бедра и корпус гонщика, и сверх этого Рамджет посчитал лишним сжимать в крепких объятиях такого активного партнера. Блёрр сам прекрасно управлялся с разгоном как себя, так и партнера.
Толстый шланг, соединивший их, то и дело натягивался, топливо шло толчками, сбрасываясь при слишком резких движениях. Гонщик уже беспорядочно хватался за белого трансформера, явно слетая с нарезки и кайфуя все больше и больше. Передача импульсов от него шла все хаотичнее, электромагнитное поле расцветало протуберанцами, трепетало и пульсировало. Узкие струйки компенсатора весело брызнули из крохотных отводов, спрятанных между шлангами.
Рамджет опять придержал ретивого чемпиона за колено, чтобы тот не свалился во время увлекательного путешествия к перезагрузке. Гонщик вцепился в одну из его наплечных надстроек, свободную руку пропихнул назад и схватился за толстое основание шланга, тут же сжав его и потянув. Рамджет сдавленно охнул и чуть наклонился вперед, заглядывая в лицо гонщику. Тот улыбался так счастливо, словно не трахался с незнакомым летчиком, а держал в руке приз Первой Арены. Ухмыльнувшись, Рамджет наддал жару. Блёрр повизгивал в нижних регистрах, крепко за него держась во всех доступных для хватания местах. А затем чемпион вскрикнул неожиданно громко и отчаянно, и перезагрузка брызнула во все стороны веером.
Рамджет стиснул дентопластины, чтобы не потерять достоинство и не улететь в штопор следом за перевозбужденным и не контролирующим себя трансформером. Чемпион на нем стонал и вздрагивал в откатах, пока не обессилел совершенно и не привалился к горячей броне партнера.
Впрочем, десяток секунд спустя, гонщик снова заерзал. Рамджет, уже начавший строить планы по собственному удовлетворению за счет принуждения, обрадовался невероятно. На этот раз он все-таки стиснул гонщика обеими руками, игнорируя ворчание протеста, и активировался на всех возможных частотах, уже чувствуя себя как раз тем самым трансформером, которому срочно надо сброситься, иначе он дезактивируется. Блёрр тут же подхватил его ритм, и через несколько минут финишная прямая была достигнута обоими почти одновременно. Гонщик пискнул от мощного заряда топлива, но все-таки сумел забрать почти все, лишь частично слив под себя.
После этого Рамджет завалился на спину в состоянии приятного обалдения, а гонщик расселся верхом, довольно посвечивая линзами и уже вовсю намекая, что не против закрепить материал. Игриво дергая Рамджета за кабели, он добился очередной активации важной для него программы, и увлеченно задирижировал электричеством, для надежности сунув два кабеля себе в рот – видимо, чтобы партнер не сбежал. Рамджет стиснул оттопыренный бампер ладонью и внес легкие коррективы в темп интерфейса, а затем вновь отдался накатывающему удовольствию.
И стоя это тоже было неплохо. И в традиционных позах тоже. И с использованием его систем антигравитации. А заодно в помывочной. На его любимых тренажерах. В энергарии, проливая промышленные запасы энергона. На открытой терассе с демонстративными воплями чемпиона. Юникрон знает где попало, вплоть до отваливания зажимов на кабелях и разжижения топлива.
И в конец концов, раскинувшись на ушатанной платформе, Рамджет честно решил, что больше не может, и что чемпион уже достаточно удовлетворен. Во всяком случае, Блёрр расположился возле него с таким видом, будто уже завоевал Вселенную и теперь готов почивать на лаврах до дезактивации.
На всякий случай летчик потыкал пальцем в полуразвернутые сегменты, и под недовольное фырканье владельца они тут же закрылись, защищая от посягательств и без того чрезмерно использованные разъемы, а так же все остальное, что позволяло сладко и задорно проводить время. Рамджет приподнялся на локте и убрал палец. Сегменты тут же раскрылись, чтобы охладить горячий металл. Восхитившись, большой трансформер опять поднес палец, и был вознагражден очередным шевелением подвижного металла. Впав в состояние послеинтерфейсного восторга, летчик начал играть с отзывчивыми деталями, заставляя их распускаться и снова складываться. Окончательно развеселившись, он съехал пониже, наклонился прямо к промежности гонщика, и сопроводил очередное движение пальца грозным, но тихим рыком. Опасливо сжавшиеся сегменты вызвали у него дикое веселье.
В такой манере он продолжал пугать интимное оборудование партнера, пока гонщик, до сих пор только пофыркивающий вентиляцией, не рассердился и не дернул ногой. Рокот движка сделался сильнее, и Рамджет с сожалением отстал от занятной игрушки. Блёрр тут же перевернулся на живот, устроился поудобнее и зашелестел охладителем Рамджет с удовольствием погладил теплую спину и вольготно расположился рядом, поставив на внутреннем таймере заметку ровно через полтора стандартных часа. Он был более чем уверен в своих способностях повторить все ранее сделанное через полтора часа. А потом еще пару раз.

Блёрр не очень любил приходить в себя, будучи с кем-то на одной платформе. Само собой, всякому гонщику было привычно выкатываться в онлайн у кого-то под боком, с искрящей от подключений розеткой и приятной истомой во всем теле. Но чемпиона утомляли вопросы, предложения и комплименты, которыми его начинали осыпать одноразовые партнеры.
- ...Я никого из вас не запоминаю, – сказал он, усевшись на удобном ложе.
Летчик засмеялся и перекатился на спину.
- Не торопись убегать, – он приглашающе похлопал по до сих пор вмятому амортизатору. – Драг разрешил взять тебя надолго. Если ты не будешь возражать.
Блёрр уже упер кулак в бедро и собирался было сказать, что он очень даже возражает, однако в это же время ему в голову успела прийти важная мысль: если Драг разрешил какому-то летчику больше, чем послужить инструментом для сброса напряжения, значит этот летчик заплатил ему много. Наверное, очень много. Следовательно, собственный призовой фонд Блёрра существенно возрастет. Тем более, что ему действительно понравилось. Судя по ощущениям, до сих пор слегка покалывающим в глубине корпуса, развлеклись они здорово.
Можно было бы извлечь видеозапись, ведущуюся напрямую с оптики, но так было неинтересно. Запись делалась не для того, чтобы потешить себя необычными видами, а чтобы в случае плохого самочувствия отследить, кто посмел подпортить идеального гонщика.
- Мне сложно угодить, – Блёрр фыркнул, свысока глядя на летчика.
Белый трансформер тоже ответил фырканьем, но оно вышло гораздо более раскатистым и внушительным. Поднявшись с платформы, летчик оказался прилично выше. Впрочем, он тут же склонился, поймал Блёрра за руку и церемонно коснулся холодными губами тыльной стороны ладони гонщика. Только сейчас Блёрр разглядел черные звездочки на ярко-белой броне, прямо на плечах летчика. О да, майор действующего исследовательского корпуса мог позволить себе шикарную компанию чемпиона.
- Меня зовут Рамджет, – промурлыкал летчик, включая турбинные ускорители, от чего мурлыканье приобрело потрясающий глубокий оттенок. – Позвольте пригласить вас к заправке?
- Почту за честь, – важно ответил Блёрр и почти закрыл всю оптику диафрагмами от удовольствия.

Два цикла спустя ему пришло официальное письмо из министерства социальных, культурных и спортивных достижений. Прославившегося гонщика впервые приглашали на настоящие большие гонки, трансляция которых велось по каждому развлекательному и новостному каналу.
Невзирая на протесты Драг-н-Драя, гонщик собрал весь свой небольшой багаж, прихватил бустеров и удалился к сияющему свету законной славы.
Потом оказалось, что он не единственный приглашенный, и следом за ним пришел еще почти десяток экстремальных гонщиков. Поговаривали, что прежние уровни спортивных состязаний уже не вытягивали на должный уровень, поэтому правительству потребовалось срочно придумать что-то для привлечения внимания к культурным событиям. Говорили, что где-то происходят какие-то беспокойства и мятежи. Впрочем, Блёрра и его новоиспеченных коллег это не интересовало. Важнее был драйв, скорость, восторг зрителей, статьи в периодических изданиях, интервью с бесчисленными журналистами, громкие передачи, узнавание на улицах...
Правда, Блёрр один раз едва не вляпался, когда после первого же заезда хотел сброситься привычным способом и потрахаться с бустерами как следует. Вместо этого они самым возмутительным образом сделали ему прочистку всей топливной системы и полную замену состава энергона. Резко пришедший в норму гонщик едва не лопнул от негодования, но потом огляделся и увидел, что тут все так делают.
Итак, новое место оказалось лишено приятных дополнений к награде. Порядочные трансформеры не должны были заливать гидравликой все вокруг и не должны были горячо отдаваться обслуживающему персоналу.
Бустеры тоже были явственно не рады такому повороту событий, но работали эффективно, как и прежде.
Впрочем, пару раз гонщик все-таки давал себе съехать с подшипников, и устраивал бурный и насыщенный интерфейс, привлекая для этого то старого приятеля – Фасттрэк тоже пришел в большие гонки следом за ним, – то снова обращаясь к помощи бустеров. Кончено, приходилось держать это в тайне, по крайней мере, насколько такое было возможно во вздрюченном постгоночном состоянии.
В остальном же блистательная жизнь суперзвезды была прекрасна, и он не собирался ничего менять.

...В бессмысленной затяжной войне Блёрру иногда казалось, что он не должен здесь находиться. Иногда ему казалось, что он просто застрял в собственном моделировании после хорошей дозы дыма с наночастицами, и вот-вот вернется в онлайн. Может даже опять на чьей-нибудь незнакомой платформе, но главное, что потом ему вызовут аэротакси, почешут между проводов напоследок и еще дадут редкого энергона в подарок на память. Возможно, еще и ублажат по всем правилам хорошего интерфейса. Однако иллюзия не развеивалась, и он снова и снова оказывался втянут в очередную бойню.
Он даже не заметил, как и почему сумел попасть в специальный отряд особого назначения. Но, пожалуй, его вполне устраивало то, чем он занимался вместе с ними. Он стремился прекратить творящийся хаос любыми методами. Блёрр очень сильно надеялся, что когда все закончится, и они победят, то тут же вернутся старые добрые времена. Появятся арены и трассы, и он вновь ступит на них, и вновь обретет былое величие. Только ради этого он продолжал воевать.
Остальные высокие идеи блистательного гонщика не волновали.

Вернуться к фанфикам