Самый верный

Автор: Ayamur4ik
Персонажи: Мегатрон/Саундвейв
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp
Краткое содержание: выстраданная награда для самого верного последователя.

Никто так не верил в лидера, как Саундвейв. Поэтому никто и не ждал возвращения Мегатрона, за исключением верного связиста. Он верил, и, в отличие от других, знал, что тот победит, и только усмехался про себя, наблюдая за жалкими и наивными попытками Арахнид произвести бунт на корабле. Саундвейву даже не пришлось прикладывать усилий, чтобы указать фемке, где ее место. У десептиконов мог быть только один лидер: тот, кто стоял во главе с самого начала.
Но возвращение Мегатрона в целости и невредимости было подпорчено одним фактом. И если Саундвейв раньше был готов простить все безумные выходки лидера, то в этот раз он не смог смириться с тем, что Мегатрон вернулся не один. Орион Пакс оказался как раз той злополучной каплей растворителя в баке с топливом. И было не известно, кто опаснее: прежний Оптимус или новоявленный, со стертой памятью. Орион - тот, из-за кого началась война и кто всегда был на стороне автоботов, теперь носил знак десептиконов, прислушивался к словам лидера и разделял его убеждения. Но связист догадывался, что даже с частичной потерей памяти Пакс сомневается в правильности действий десептиконов, в необходимости войны, а так же в правдивости истории, которую поведал Мегатрон о причинах, заставивших покинуть Кибертрон. И его сомнения могут поколебать уверенность лидера. Саундвейв просто не мог допустить еще одного провала.
То, что случилось много веков назад - была всецело его ошибка. Как талантливый связист, он получал всю корреспонденцию популярного тогда гладиатора, решившего с небольшой поддачи самого Саундвейва изменить мир. И пришедшее послание от некоего архивариуса Ориона Пакса не насторожило его.
"Еще один поклонник", - так думал связист, позволяя сообщению дойти до адресата. Он и подумать не мог, что между гладиатором и "книжным червем" может завязаться идеологическая дружба. Этого стоило опасаться и предотвратить сразу же, но Саундвейв был слишком занят подготовкой вместе с Шоквейвом благоприятной почвы для создания собственной армии. И это была его ошибка. Обычно просчитывающий каждый ход наперед, он ошибся, не догадавшись, к какому типу ботов принадлежит Орион, не прочитав идей, сокрытых в самой его искре. Угрозу стоило устраниться сразу же, но он позволил делу зайти так далеко, что мягкие методы оказались для правящих кругов предпочтительнее, а когда понял свою ошибку - было поздно. Новоявленный Прайм обладал непоколебимой мощью, которую не мог бы никто сломить.
И вот теперь история повторяется. Пакс колеблется в оценке правильности действий Мегатрона, а лидер непроизвольно поддается его влиянию. Все же ностальгия по старым временам, где единственной обязанностью было выживание, может поколебать уверенность сильных мира сего. Особенно если эти сильные не сами дошли своим процессором до идеи радикальных реформ, а им тонко, можно сказать даже ментально, подсказали.
Именно с того момента, как Орион ступил на корабль, Саундвейв стал предельно скрытен, больше, чем обычно. А вместе с этим изменилась и атмосфера, окружающая связиста. Вокруг него расползались ощутимые подсознательно волны ненависти и ревности, которые мог не почувствовать разве что совсем беспроцессорный эрадикон. Саундвейв ревновал, и даже не собирался скрывать это. Он не для того провел столько веков рядом с Мегатроном, чтобы какой-то выскочка посмел мешать ему. Идеальный механизм, построенный и тщательно взращенный связистом, дал сбой, который надо было устранить.
С того момента, как Орион ступил на корабль, он подписал себе смертный приговор.

Саундвейв как раз просчитывал варианты избавления от Ориона, как почувствовал его энергополе у себя за спиной. Автобот и не думал скрываться, но он и сам понять не мог, что заставляло его робеть в присутствии связиста. Тот был всегда молчалив, безукоризненно исполнял все поручения, и, казалось, что все на корабле держится только на его плечах.
- Саундвейв, - обратился к нему Орион, тщательно подбирая слова, - мне нужна помощь.
"Я не врач"
- Не такого типа. Просто, - Пакс попытался заглянуть в фейсплейт связисту, понимая, что через глухую маску все равно ничего не разглядит, но так общаться было удобнее, - мне кажется, что часть моем памяти была стерта. Но на все расспросы Мегатронус отвечает только смехом. Это терзает меня... Ты не мог бы..
"Нет"
- Ты даже не дослушал!
"Телепатия"
- Почему ты не хочешь восстановить мою память? Я знаю, что тебе это под силу.
"Не могу, - поправил его Саундвейв, наконец-то обернувшись, и Ориону показалось, что где-то за экраном маски ярко вспыхнула алая оптика, - Воспоминания не дублировались. Восстановлению не подлежат".
Орион вздохнул, отступив. Видимо зря он затеял это все. И если Мегатронус узнает, а он обязательно узнает, что Пакс пытался склонить связиста к такой подозрительной авантюре, то очень сильно разозлится. Спорить с товарищем не хотелось, тем более, когда автоботы затаились и готовят новую наступательную операцию.
Орион не знал, кому верить. С одной стороны Мегатронус - его старый товарищ и знакомый, тот, кто помог осознать свои взгляды на несостоятельность кастовой системы, а с другой - неизвестные боты, не желающие стрелять и твердящие что-то о матрице лидерства и Прайме.
Саундвейв, чувствуя эти сомнения, решил, что больше медлить нет смысла.
"Я помогу, - и про себя удовлетворенно отметил, как оживился Орион, поддавшись ближе, - Следуй за мной"
И он ввел координаты на земном мосте, а затем вошел в портал. Пакс последовал за ним, даже не подозревая, что вернется на базу только в состоянии глубокого стазиса. И многие циклы медик будет трудиться над его корпусом и технической начинкой, борясь за саму жизнь угасающей искры.

Мегатрон постукивал пальцем по консоли, внимательно смотря на как всегда тихого связиста. Он не мог вспомнить, когда в последний раз вызывал его вот так, и было ли это вообще когда-нибудь.
- Объяснись, - приказал лидер таким тоном, что можно было не сомневаться: простым выговором Саундвейв не отделается. Но связист хранил молчание, чем еще сильнее злил лорда.
- Ты впервые пошел против меня. Это непростительно.
"Я и не прошу прощения".
- А лучше бы умолял, как Старскрим! - вскричал разозленный Мегатрон, тяжело опустив кулак на консоль, разбивая ее, - Откуда такая гордость?!
Не успел Саундвейв даже ответить, как лидер оказался рядом, с размаху ударив того в грудную секцию, вспарывая обшивку когтями. На пол закапал энергон, но Саундвейв не издал ни звука, стоически перенеся удар. Этим все не ограничилось. Мегатрон погрузил манипулятор еще глубже, ухватив чувствительную проводку и сжимая ее. Несколько тонких кабелей лопнуло, но даже это не заставило связиста просить прощения.
- Никогда не думал, что опущусь до такого. Но, видимо, придется напомнить тебе, кто принимает на корабле решения, - Мегатрон вытащил манипулятор из развороченной брони, а топливо некрасивыми потеками заструилось по животу.
Лидер только ухмыльнулся, наслаждаясь стойкостью своего верного. Он поднес испачканную ладонь к губам, слизывая чужой энергон. Саундвейв вздрогнул, но даже не попытался сбежать или умолять. Это была невероятная храбрость, граничащая с наглостью. И то, что связист так твердо отстаивал свое мнение, не могло сменить гнев на милость у лидера. Тот был зол настолько, что уже не мог себя сдерживать. Он ухватил связиста за плечо, крепко впечатывая того в пол, оказавшись сверху и рыча на самый аудиосенсер.
- Мои решения - закон! И если ты когда-то был тем, кто первый пошел за мной, то это не значит, что ты имеешь право перечить мне!
"Хватит"
- Мы закончим только когда я пожелаю! Знай свое место!
Мегатрон засмеялся, запустив пальцы в пробитую грудную броню, крепко сжимая сверхчувствительные кабели. Саундвейв был непоколебим. Будь на его месте Старскрим... но зама уже давно никто не видел.
"Очень надеюсь, что ты не пойдешь по его стопам, - хмыкнул лидер, перестав терзать проводку болью, но и не отпуская ее, - Одного предателя мне хватило сполна. Не делай ошибок, Саундвейв"
"Это не ошибка. Предательства не было", - тихо ответил связист, и если бы он мог снять маску, то Мегатрон увидел бы, насколько тот честен и предан. Но оставалось довольствоваться только словами.
- Повторю свой вопрос, - голос Мегатрона звучал непривычно тихо и ласково, как тогда, когда они впервые совершили слияние. Их первое и единственное слияние, после которого Саундвейв уже не мог ни бросить, ни предать лидера, - как Прайм оказался в таком состоянии?
"Он хотел знать правду", - тихо и покорно зашелестел голос Саундвейва. Сопротивляться не было смысла. Мегатрон знал слабые места. Кукла перехитрила кукловода.
- Дальше.
"Я... не мог допустить, чтобы он снова... снова помешал..." - голос был прерывистым, как будто телепат волновался. И даже если у лидера на руках были все козыри, то Саундвейв мог еще выторговать себе прощение. Хитрить и плести интриги - было одним из его хобби. Лидер любил подчинение и силу. Что ж, даже на этом можно было бы сыграть.
- Ты считаешь, что я мог ошибиться?
"Я посчитал долгом устранить вероятную проблему"
- Хм... - лидер задумался. Что же, возможно, Саундвейв и был прав. Связист редко ошибался, и проблема даже не успевала развиться, уничтожаясь в зародыше. Лидер мог где-то просчитаться, окунувшись в прошлое с головой, но и Саундвейв не имел право действовать так опрометчиво. Ведь Оптимус был нужен Мегатрону…
- Вот в чем дело, - тихо произнес Мегатрон, отпуская связиста, который тяжело разлегся на полу, - показалось, что ты не доверяешь мне. Почему нельзя было прямо спросить у меня?
Саундвейв тяжело прогнал воздух через вентсистемы, повернув голову в сторону, лишь бы не встречаться оптикой с лидерской. Когда ревность и боль немного отпустили, то стал осознавать, что вел себя недостойно.
"Я должен загладить свою вину", - он попробовал подняться, но тяжелый манипулятор лег на его грудь, прижав к полу, а Мегатрон с хищной ухмылкой навис сверху, поглаживая броню кона.
- Конечно, должен. И сделаешь это прямо сейчас.
"Я не…" - Саундвейв попробовал возразить, предчувствуя, что от него хотят получить, но нахмурившийся лидер прервал его.
- Это было не предложение, - заметил он, шепча в аудиосенсер, практически ложась на распростертого на полу связиста, - это приказ.
Саундвейв ничего не ответил, подчиняясь. Ему было больно, и дело вовсе не в поврежденной системе. Просто именно сейчас он почувствовал себя на месте Старскрима. Этакой подстилкой для лидера, которому, чтобы не перегореть, нужна была постоянная разрядка. И если раньше помогал снимать напряжение Старскрим, то теперь его место занял Саундвейв. И он не мог себе позволить быть так бесцеремонно использованным. Его память хранила такую информацию, которую Мегатрону не следовало бы знать. Она грозила бы связисту как минимум дезактивацией, а в худшем случае камерой пыток, а потом смертью. И весь этот компромат можно было достать путем интерфейсного обмена информацией. Чувствительная система Саундвейва предательски откликалась на любую ласку, и если бы кто-то захотел влезть в его базу данных, то сделал бы это без особых препятствий. Поэтому он с того злополучного раза в самом начале войны ни разу ни с кем не был близок. Правое дело десептиконов нельзя было ставить по угрозу из-за личных симпатий, как это делал Мегатрон.
"Мегатрон?" - удивленно произнес Саундвейв, неожиданно отвлекаясь от неприятных воспоминаний и понимая, что его не собираются насиловать. Более того его процессор уже некоторое время отказывается работать по заданным программам, сосредоточившись только на электрическом покалывании, разносившемся волной удовольствия по всему корпусу от живота.
Мегатрон, не встретив сопротивление со стороны связиста, спустился вниз, облизывая нанесенные им же раны, погружая глоссу внутрь и дотрагиваясь до проводков и кабелей. Он еле успел приподняться, когда синий корпус под ним изогнулся, серво напряглись, а в сознании Мегатрона связист застонал таким голосом, что температура резко подскочила, вынуждая лидера усиленно гонять вентсистему. А Саундвейв весь вздрагивал, не в силах справиться с волнами удовольствия. Он был готов к любому виду слияния, лишь бы лидер продолжил. Это было унизительно, но так приятно, что, он не удержался и обхватил своими умопомрачительно длинными ногами лидерскую талию, притягивая того к себе и раскрывая интерфейсные системы. Паховая и грудная броня разъехались, обнажая поблескивающие от выступившей смазки нетронутые ранее порты.
- Твое доверие будет вознаграждено, - хрипло и восторженно произнес лидер, не в силах оторвать взгляд от раскрывшейся перед его оптикой начинкой.
Саундвейв что-то хрипло возразил, но это получилось схоже с набором случайных звуков, а затем он и вовсе потерял способность внятно говорить, когда Мегатрон скользнул глоссой по незащищенным интерфейс-портам, стимулируя их электричеством. Связист застонал, вздрагивая всем корпусом и выгибаясь.
"М...Мегатрон!"
- Как давно это было, Саунд? - довольно проурчал Мегатрон, выпуская свои кабели, дразня связиста и не спеша соединяться. Саундвейв замотал головой, выражая протест, но лидер был непоколебим.
"Давно. Война…. В начале"
- Верно, - удовлетворенно ответил Мегатрон, подсоединяя несколько штекеров к приемным гнездам под одобрительные всхлипывания, - и за это время ты ни разу не захотел повторить?
"Ах... нет... да... не знаю!" - Саундвейв просто рыдал, разрываясь между долгом, гордостью и желанием.
- Саундвейв, отвечай внятно, - Мегатрон резко потянул подсоединенные кабели, а связист изогнулся следом, не позволяя им вырваться из гнезд.
"Не... Да! Да! Хотел! Хочу! Шлак, хочу!" - завопил он, крепко ухватил лидера за плечи, требовательно притягивая его к себе и синхронизируя поля. Он терпеть больше не мог, а Мегатрон довольно ухмыльнулся, в один миг соединяя системы и пуская первый слабый импульс энергии.
Вскоре стоны Саундвейва затмили собой сознание. Даже если бы Мегатрон захотел, то не смог бы остановиться. Вид всегда сдержанного связиста в такой развратной позе и его несдержанные стоны будили самые грязные мысли, заставляя лидера усиливать потом энергии и информации, получая столько же, если не больше в ответ. Их поля давно уже превратились в одно целое, кабели переплелись, что быстрое разъединение было невозможно.
Мегатрон был порывист, страстен и нетерпелив. Он брал, как хотел, не считаясь с чужим мнением, и сила того потока энергии, что он передавал по кабелям, буквально заставляла плавиться чувствительные схемы и платы, забрызгивая системы хладагентом. Лидер был таким, как раньше. И если отключить оптодатчики, то... Это было слишком для чувствительного процессора Саундвейва. Он так давно ни с кем не имел связи, что усиленные потоки информации практически выбивали его в перезагрузку. Он держался только на силе воли, не позволяя себе уйти, пока лидер... Нет, это так напоминало об их первом разе, что Саундвейв на мгновение перенесся в воспоминания, потеряв контроль над системами, и перед восхищенной оптикой лидера вспыхнула яркая искра связиста. И было бы непростительно воспользоваться этим ошибочным предложением. Саундвейв даже не успел возразить, как Мегатрон одним мощным движением вбил свою искру в чужую, мгновенно вылетая в перезагрузку и отправляя следом за собой своего любовника.

Саундвейв долго не выходил из перезагрузки. Вся нейросеть приятно ныла, и выражала полное нежелание что-либо делать. Поэтому возвращение к реальности было тягучим и сладким. После запуская программы диагностики и получения отчетов, Саундвейв отметил, что интерфейс был донельзя хорош, и чувствует он себя до неприличия бодро. Так хорошо не было очень давно.
Наконец-то включились оптосенсеры, давая размытое изображение, но этого хватило, чтобы напрячься. Он все еще лежал на полу, а лидер с довольной и коварной ухмылкой завис над ним, водя когтем по разорванной броне на животе.
"Лорд", - начал было Саундвейв. Он прекрасно помнил, что интерфейс был только частью наказания, и не стоило сомневаться, что Мегатрон захочет продолжить.
- Мне бы не хотелось, чтобы после ремонта остались сварочные шрамы, - медленно проговорил он, проведя когтем по целой броне, сдирая краску, но не более, - пусть Кнокаут постарается. И помни, - с этими словами он поднялся, собираясь уходить, - я не потерплю непослушания. И даже тебе, Саундвейв, придется отвечать за свои действия.
"Принято"
- Мой самый верный последователь должен быть безупречен во всем, - ухмыльнулся Мегатрон, уходя.
Саундвейв тяжело сел, ничего не ответив. Он и без того знал, что должен сделать. Он больше не позволит себе ошибаться. Никогда.

Вернуться к фанфикам