Страх за линзами

Автор: SSC
Персонажи: Брейкдаун/Кнокаут
Рейтинг: NC-17
Жанр: романтика
Краткое содержание: во время обучения в Академии лучшего и прекраснейшего медика Вселенной посмели игнорировать =)
Комментарий: по заявке Arrancari на фестиваль "Мартовские Бензокролики - 2012" в сообществе TF-porn.

Крупнейшая больница Вселенной ужасно напоминала изнутри чьи-то нейроузлы. Везде паутина, да местные жители, все как один - гениальные врачи и техники, и при них какие-то белковые твари. Хотя Кнокаут, не обделенный чувством самосохранения, мнения о месте обучения не высказывал: отловят еще да "вылечат", так вылечат, что всю жизнь будешь славить Турхулон и Алия, пророков его. Нет-нет, свой драгоценный разум он ценил не меньше, чем свой сияющий корпус.
Благо находились дела - очаровательно сложная учеба, держащая не хуже трассы под колесами, отличный состав курса - раз уж не погонять, так хоть в делах шика и блеска отличиться. И когда Кнокаут плыл через аудиторию - окруженный приятнейшими звуками наводящейся оптики, смыкающихся затворов автосъемки и пощелкивания интерфейс-систем у самых нервных, только одна сторона мира мешала ему полностью и целиком наслаждаться эффектом и своим совершенством.
На курсе, где на него велись даже меха-пауки и органики других миров, какой-то дохлый боевик, сине-серый, весь потертый и по молодости суровый, полностью, напрочь игнорировал присутствие Кнокаута в этом мире.
Как будто смел не признавать, что красивее существа на свете нет.
И ладно бы это - коварный боевик посмел дважды уделать его на местных "олимпиадах", как местные непонятно называли соревнования ума. Наблюдая свой серийный номер вторым, Кнокаут составлял план мести.
О, никакой кислоты в шарниры или подавлялки в энергон. Все красивее и изящнее. Думает он много, потому как мощности все отправил на учебу. Если его чуть-чуть отвлечь...
На покачивание умопомрачительным бедром боевик его отодвинул и прошел, не задержав взгляда. Кнокаут бесшумно сплюнул пар и ужесточил месть в мыслях.

- Как тебя зовут, красавец? - перед оптикой Брейкдауна на его датапад опустился изящнейший бампер на свете.
- Называй меня "слезь с моего ноута", - мрачно ответствовал боевик, дергая металлическую пластину.
Ах, "ноут" - значит, крайние миры. Просто очаровательно.
- А серьезно? - тонкий коготок подцепил край фейсплейта и легко его приподнял - так, чтобы желтая оптика наконец сфокусировалась на нем, - я вот - Кнокаут, ты меня знаешь, наверное.
Взгляд поймать никак не удавалось - боевик все смотрел куда-то далеко в стенку и даже на легчайшую щекотку полем не отреагировал. Решив, что у него, пожалуй, сенсоры туговаты, Кнокаут плавно добавил воздействие - но добился лишь того, что Брейкдаун мотнул головой.
И в этот клик алому спорткару удалось поймать его взгляд. Кнокаут едва не грохнулся со стола - и только мощные руки, цепко поймавшие его уже в полете, спасли его бампер от царапин. В желтой оптике под пленочкой безразличия застыл невыносимый, какой-то запредельный для живого существа ужас.
- Знаешь, чувак, - Кнокаут перешел на негромкий шепот, модулируя сигнал так, чтобы слишком любопытные аудиосенсоры не услышали, - я думал, Оллспарк сглючило на моей Искре... но на твоей его вовсе переклинило, видно.
- Пошел ты, - так же неслышно сложил одним шумом боевик, не двинув губами.
- Тогда убери руки с бампера, - алый спорткар ему весело подмигнул, и когда ладони оторвались от его удобного тазового выступа, еще и присвистнул слегка.
Неудачливые ухажеры ответили едва слышным стоном, а Брейкдаун не знал, куда деваться уже, лишь бы избавиться от навязчивого соученика и будущего коллеги.
Даже подумать страшно.

- Пошли на гонку.
- Отвали.

- Пошли на дез-гонку.
- Пшелвон.
- Подпольная!
- Ну и разбейся там к шаркам юникроньим.

- Трус.
- Мудак.
- Урод громадный.
- А ты эска.
Окружающие только мрачно наблюдали, как их алое счастье уплывает к какому-то невнятному боевику с окраинной планеты, матерящемуся хуже ремдроида после службы у пиратов, полного каких-то странных словечек и диалектизмов, и, кажется, без визуального модуля вообще. Кнокаута он гонял, ругал последними словами и пытался увернуться от все более упорных ухаживаний, больше напоминавших уже вооруженные разборки.

А уж сейчас, у стенда с результатами очередного соревнования-олимпиады, разборки грозили перейти в убийственную стадию.
- Я тебя сделал, - Брейкдаун с ухмылкой показал на первое место, - мож тебе в гонщики идти, эсочка, раз проца на медицину не хватает?
Но в его оптике Кнокаут видел тот же странный, застарелый ужас, и не спешил сдаваться. Если пять ротаций назад они стояли в общем на расстоянии двух метров, сейчас сияющая полировка бедра гонщика едва не касалась серой брони, распоротой незаполированными шрамами.
Брейкдаун свихивал ему проц. Как кто-то настолько глупый, громоздкий, неуклюжий, ни грамма изящества, умудряется его игнорировать! Обставлять на его собственном поле! В деле рискованных экспериментов у Кнокаута не находилось равных, но турхулонским врачам подавай стандартные знания, а времени так мало, чтобы все успеть... да еще этот болван железный никак не облегчает ему задачу.
"Ну ок, - гонщик едва заметно прищурился, переводя речь в недавно проломленный практически насильно канал, - предлагаю пари. Я уделываю тебя любым способом, а ты идешь со мной на гонки".
"Хрена", - лаконично и непонятно отозвался Брейкдаун, и закрыл канал со своей стороны.
Кнокаут в мыслях выматерился длинным загибом, осознал, что половину слов для такого творчества он узнал от Брейкдауна и бессильно стравил пар.

- Господа Кнокаут, Брейкдаун, - турхулонец, такой старый, что уже устроился на своем ассист-пауке на постоянной основе, негромко проскрипел их имена, но усилители паутины легко перекрыли гул многих студентов разных рас, - пожалуйте за мной.
Кибертронцы последовали его просьбе - Брейкдаун уже даже не пытался увернуться от когтей, то и дело задевавших его ладонь, а Кнокаут шел так близко, что лишь его изящная маневренность спасала от столкновений.
В двери они все-таки столкнулись, и боевик, к своему неприятному смущению, отчетливо ощутил куда более крепкое притирание к боку и отчетливый, хоть слабый, аромат наэлектризованного контакт-геля. Это совсем не облегчало дело.

- Итак, - турхулонец, знакомый обоим - профессор Маауда Кушэ Пятнадцать - скрестил тонкие лапки примата и смерил взглядом каждого: Брейкдаун почувствовал, как его сканируют почище медсканера, Кнокаут сузил кольца алых фоторецепторов и гордо вскинул фейсплейт, стараясь выглядеть не совсем уж по плечо массивному боевику, - Итак. Я выбрал вас в свои ученики, - очень просто сказал он, и студенты даже не сразу осознали, что это значит.
А когда осознали, то через пару кликов обнаружили себя обнимающимися и орущими от радости. Лучший медик Турхулона! Выбрал! Их! Из тысяч студентов разных миров - всего двое учеников, уникальных специалистов...
Еще через клик объятие распалось. От Маауда всегда выходили медик и его ассистент. Кнокаут насупился - еще не хватало стать ассистентом у... этого!
- Итак, - третий раз повторил турхулонец, с невыносимым спокойствием переждав все эмоции избранных студентов, - ваша основная программа будет частично урезана за счет дополнительных занятий, а также за счет личного времени. Вы всегда можете отказаться, - он улыбнулся, зная, что...
- Я отказываюсь, - буркнул Брейкдаун, опуская оптику.
Турхулонец на этот раз невесело покачал головой, пока Кнокаут пытался восстановить дар речи. Отказаться - от такого? Он что, совсем?..
- Не надо спешить с решением, мой мальчик, - Маауда выдержал ровный тон, - вы, доктор, подождите у двери. Я поговорю с вашим ассистентом.
Кнокаут ждал, чувствуя, как слабеют серво в коленях. Доктор. Доктор Кнокаут. Доктор! И ас-сис-тент Брейкдаун. Какая невероятная прелесть.
Разумеется, боевик никуда не ушел. Куда бы он делся. Что бы там ему ни сказал Маауда, это осталось между ними - и выманить сведения из него не удалось даже любопытному Кнокауту.
Несколько притирочных недель отвлекли его от идеи соблазнения - не оторвать бы идиотине железной голову, все равно проца нет!
Тем обиднее оказалось обнаружить, что контакты подзамыкают от случайно задержавшейся на пояснице ладони. Зашипев от ярости, Кнокаут врезал ему супинатором по ноге, но отбил только собственный супинатор и - немного - гордость.

- Мне кажется, часть информации ты приносишь со своих гонок, - безмятежно заметил Брейкдаун, пока тащил за напарником огромную гору датападов, кубов и всеразличной ереси, - кстати - ассистент не равно "личный раб", если ты не в курсе.
- Мне придется терпеть тебя в мойке, - Кнокаут мрачно фыркнул. По программе обучения их, разумеется, переселили в отдельные апартаменты, уже меньше напоминающие веселую общагу, и алый спорткар заранее тосковал. На учебу можно и на форсаже сгонять, проветриться с утра... Но их никто не слушал - приказ Маауда и все тут, хоть грызи от ярости протектор.

Жить на расстоянии протянутой руки - о-о... Это уже плавно напоминало какую-то эротическую комедию. Вокруг Кнокаута постоянно находилось множество куда более достойных кандидатов, но стоило оказаться рядом с ассистентом, чтобы начать перегреваться. Шлак.
Ну почему этой чушке чугунной наплевать?!

Но спросил Кнокаут о другом - через пять ротаций, прижившись слегка на новом месте.
- Чего ты боишься, а, Брейки?
- Не сокращай мое имя, - Брейкдаун поднял абсолютно замороченную оптику от конспектов, - если ты закосишь еще несколько пар, буду носить на занятия. Лично.
Фейсплейт его оставался совершенно невозмутим, и Кнокаут поежился от странного чувства. Ведь возьмет и потащит. На глазах у всех.
Если бы не эта странность во взгляде, гонщик поклялся бы - смелее Брейкдауна он знает только одного меха, и то - самого себя. Но, шлак, рассудительный же до занудства.
Еще бы это не заводило...
- Нет, но чего ты боишься? - на тот раз Кнокаут подвинул "ноут" - датапад Брейкдауна - приземляясь ему на стол снова. Он осторожно подцепил подбородок, заставляя смотреть себе прямо в оптику - и в приглушенном вечернем свете ему показалось, что ужас стал еще многообразнее. От него буквально перехватывало энергон в магистралях, будто Брейкдаун не боялся, а сам излучал настоящий кошмар.
- Ты точно хочешь это знать, до-октор? - от неожиданности Кнокауту показалось, что он ослышался. Сейчас низкий хрипловатый голос напарника напоминал скрежет металла о металл. И, шлак, от этого он опять подмок.
Боевик поднялся - синяя броня сейчас, при этом свете, казалась почти черной, а царапины на ней залегли глубокими шрамами. Кнокаут умел уже читать их карту, и вдруг понял: вот кольцеобразные насечки наручников, обычных, не стазис, вот что-то на грудной пластине - след от ошейника? И множество глубоких латок на краях пластин, так, будто... будто Брейкдауну множество раз вгоняли что-то острое в пазы трансформации, деформируя и заклинивая металл.
Еще через клик Кнокаут оказался у стены, весь скрывшись в тени массивного коллеги - только желтая оптика сияла старым страхом и странным азартом.
- Эй, хочешь расскажу, Кноки? - Брейкдаун перехватил его запястья, поднял их вверх - пока спорткар не поднялся на цыпочки, в неустойчивой балетной позе. Он шептал прямо в белый выступающий аудиодатчик-"ушко", - я ведь расскажу. Ты ж меня довел.
Выслушав короткое невнятное ругательство, он медленно завел вторую руку под выгнувшуюся поясницу - и закрыл обе светящиеся яркие ленты диодов.
- Это очень старая история, Кноки, - он явно мстил за коверканье собственного имени, но док пытался только как-то удержаться в относительной здравости мыслей. Бешеной мощности поля смешивались с его собственными, от хрипловатого голоса как искры пробегали от аудио сразу до самых супинаторов. Слишком зациклился - пришел слегка запоздалый ответ - вот теперь виси, как распоследний идиот.
Огромная ладонь недолго просто лежала на спине - несколько кликов, и она отчетливо потерла верхний края тазовой пластины.
- Я был только после учебки. Отправили на Ранэ-118, по распределению... - Брейкдаун хмыкнул, - я был никчемным неудачником. Даже на нормальную планету не попал, на дурацкий спутник только.
Теперь, когда в его словах появилась связность, Кнокаут вынырнул из невнятного бредового кайфа, которому было поддался, и мстительно вскарабкался на супинаторы крупного меха. Брейкдаун рассмеялся только и прихватил его под бампер, рывком располагая на уровне мерцающей оптики.
- Ранэ-118... это вас пираты грабили? - проявил вдруг Кнокаут необычную осведомленность, и тут же вздрогнул сладко от смеха прямо над аудиодатчиком. Самоконтроль ему медленно отказывал.
- Копался в моем прошлом, шарк. Ладно. Все прозаично - меня оставили в карауле, как младшего и бесполезного, - Брейкдаун ухмылялся - но только такой же сумасшедший, как он, мог бы оценить эту улыбку. Кнокаут оценил, закидывая руки за шлем, и открывая собственную проводку в пазах брони.
- Так тебя схватили злобные пира-аты, и ты до сих пор сливаешь топливо, как видишь черный знак? - Кнокаут сузил оптограни, алые кольца фоторецепторов расширились так, что в полутьме его оптика казалась почти черной, лишь слегка подсвеченной красными искрами. Свет оптики Брейкдауна ложился на его тонкое лицо.
- Ага, схватили, - тяжелый смешок ввинтился будто сразу под камеру Искры, - и пытали, пока я не выдал все. Я продержался три ротации, пока из меня не выбили, где склады.
- Слабак, - Кнокаут рассмеялся, зная, как рискует. Но мощные серво лишь чуть скрипнули, зажимая его у стены - не вырваться.
- Я никогда больше не буду слабым, - шепот в другой аудиодатчик заставил медика судорожно вздрогнуть, прогибаясь в пояснице, - вроде тебя сейчас. Течешь хуже эски.
Он медленно сменил руки - отпустил Кнокауту запястья, сжал пальцы, побывавшие под изящным бампером, в кулак. От запаха контакт-геля, нагретой изоляции, первых капель подтекшего масла у него сбоили логические цепи.
Иначе он никогда бы не положил палец напарнику на губы. Впрочем, в другой обстановке, с кем-то другим Кнокаут никогда не позволил себе медленно слизнуть полупрозрачные капли.
- Я даже на вкус совершенство. Попробуешь? - он улыбнулся, тяжело прокачивая вентиляцией воздух, пока Брейкдаун следовал его совету.
- Стоило тебя прибить в первый же день, - он крепче прижал медика к стене, медленно опускаясь на колени. Кнокауту показалось, что сбывается его эротический кошмар - никакого тебе обучения застенчивой нулевочки, ассистент прямо решил его поиметь, и явно добьется своего. Так залившись, обычно уже не сопротивляются - и Кнокаут не стал, пристраивая ногу на широком наплечнике,а потом и вторую.
Полностью довериться этому боевику... почему бы и нет? Это выглядело почти так же сладко-опасно, как операция на еще активном мехе после дез-гонки, только теперь в роли доверившегося выступал он сам.
- Что-нибудь сломаешь - оторву шлем, - прошипел Кнокаут для порядка. Он хотел добавить что-то еще, подал заряд на вокалайзер - но в этот момент Брейкдаун добрался наконец до его бедренных сочленений, сливая острые уколы градом. Знал, где у колесных форм сенсоры ближе всего к броне, и не стеснялся пользоваться - искры напряжения с глоссы заставляли медика вскидывать бедра и коротко, задушено стонать. А уж если опустить взгляд...
… можно встретить ответный.
Кнокаут застонал глубже, чувствуя, как уезжает в пазы интерфейс-панель. Активировались обе системы разом, приемная и передающая, отожрав разом треть ЦПУ - но Кнокаут едва не выпал в системный шок, поняв, что ему активируют и ту, и ту. Магнитное поле вокруг судорожно растопырившихся штекеров джампера заставляло вскрикивать и поддавать задом, невесть откуда вытянувшиеся острые когти перебирали проводку в системах, чудом не обрезая провода на рывках. Три-два-один...
От такой бешеной противоречивой стимуляции Кнокаут вылетел на "горячую" перезагрузку, сбросив перегретое масло из систем охлаждения, и тяжело обвиснув в поддерживающих руках.

- Ну, теперь ты от меня отстанешь? - ухмылку Брейкдауна можно было бы снимать в запрещенных холо. Он поймал кулак у самой физиономии и заставил рухнуть очнувшегося медика обратно на - как он только что осознал - собственную платформу. Значит, его тут еще и таскали по всему жилому отсеку, оставляя по полу искристую дорожку. Выглядел Брейкдаун тоже весьма примечательно, едва протерев линзы от всех интересных жидкостей.
- Даже не думал, Брейки, - протянул Кнокаут издевательски, - не каждый интер такое умеет.
- А-а, ты специалист по интерам, - в том же тоне протянул Брейкдаун, теперь заводя его руки куда-то за спину, подталкивая... пытаясь сложить в какую-то определенную позу.
- Трансформироваться бы да протектором по роже, - помечтал Кнокаут, не поддаваясь.
Вместо ответа ассистент неожиданно ударил его мощным сгенерированным разрядом прямо по приоткрытому затылочному порту - и переложил, как считал удобным, полуотключившегося партнера.

Снова вернувшись онлайн, Кнокаут обнаружил себя на спине в весьма специфической позе, учитывая колесную секцию. От соединительной системы снова искрило - на этот раз активировалась только приемная, но как!
Он заурчал прогревающимся мотором, чувствуя длинную глоссу в системах.
- Не думал, что ты любишь это дело, - Кнокаут хмыкнул, лениво проехавшись по широкому плечу, и недовольно заворчал - приятные ощущения прекратились, Брейкдаун поднялся, почти ложась сверху, - хоть одну царапину найд...мммх!
Целоваться его ассистент тоже умел, напрочь заткнув возмущенные вопли, и активно меняя их тональность на вопли неудовлетворения и желания.
Добившись, наконец, подчинения, Брейкдаун снова прошептал над острым белым аудиодатчиком, еще и касаясь его глоссой про словах:
- Все только ради одного - чтоб тебя не сломать. Пару перегоревших схем я починю...
- У меня нормальный порог приема, - Кнокаут дернулся, пытаясь вывернуться из-под него.
- А у меня - тройной к нормальному энергообмен из-за апгрейдов. И усиленные топливные баки.
Не дав Кнокауту заорать, что на такое он не подписывался, Брейкдаун медленно врубился в перегретые уже, залитые охладителем и энергоном системы. Не танк и джет, но соединение все равно шло по верхней границе возможностей. И когда подключилась, развернувшись, только половина штекеров из джамперной скрутки, Кнокаута вышибло в перезагрузку - вторую за четверть джоора.

- Эй, отпусти, - он слабо дернулся, чувствуя, что за его короткий офф соединение завершилось, и в его бережно отлаженных схемах находится нечто слишком крупное для них. Даже просто физически скрутка ощущалась... большой.
- И не подумаю, - Брейкдаун медлил, прикидывая возможности партнера, - думаю, ты крепче, чем выглядишь.
И не успел Кнокаут возмутиться, как снова взвыл - одновременно обожгло все соединенные схемы, мотор взвыл и захлебнулся, переходя на судорожное кликанье, вент-система, форсированная для гонок, не справлялась. Закинув ноги куда-то на бедренные выступы, Кнокаут вдохновенно выл в голос, перемежая вопли восторженной руганью. Так его точно никто не откатывал - так, что то и дело вылетали на перезагрузку какие-то сопроцессы, и это ощущалось непрерывным загрузом, мощным до болезненности.
На третью перезагрузку Кнокаут вылетел, как кубарем с трассы, высоко вздернув бедра и замерев в такой позе.

Новые короткие клики темноты прошли - и он обнаружил, что снова что-то изменилось. Конфигурация подключенных штекеров... и открытый топливный шлюз.
- Ты еще скажи, что насадка как у танкера, - недоверчиво пробормотал он, чувствуя подключение к нежной, редко использующейся системе.
- Нет, там все просто... для грузовых форм, - Брейкдаун сам застонал, притираясь до скрежета металла к мерцающим под руками фарам. Царапин будет... ш-шлак, плевать на царапины.
Даже Кнокаут уже забыл, как носился вокруг своей полулегальной аэрографии, полностью сосредоточившись на медленном подключении. Когда насадка втиснулась до первого шлюза, он хмыкнул. На втором - напряженно замер... на третьем и последнем - тихо застонал, снова мелко дрожа. От этого нарушалось соединение, да и по энергону вибрации передавались отлично.
- Ты такой мелкий, - шепот Брейкдауна не звучал издевательски. На этот раз сил издеваться не хватало и ему, - ну зачем провоцировал? До дезактива затрахаю же.
Кнокаут вскинул бедра и выдал тонкий дроновский писк, когда системы после привычного легчайшего энергона тонкой очистки обожгло топливо, напоминающее коктейль в баре - тяжелое, горячее, заполняющее каждый каналец системы очистки.
- Я не смогу... гонять завтра, - Кнокаут попытался было пнуть партнера, но несколько искр по установленному джамперному соединению заставили его снова потерять голос, мысли, да и остатки стыда заодно. Их и так много не наблюдалось...
Чисто топливное соединение считалось тем еще извращением, и теперь Кнокаут остро осознавал, почему. Ощущения трипа от крепких присадок заставляли мир мутиться вокруг - только цепляясь за желтую оптику, как за точку опоры, да подставляться для поцелуев - для чего-то достаточно реального во всей этой полутемной интимной ирреальности, подсвеченной только светом фар обоих да почти выключенной лампой.
Топливо достигло максимальной отметки. Потом - вышло в красную зону. Кнокаут сообразил, чего хотел боевик, на клик позже нужного. Брейкдаун по джамперной скрутке погнал импульсный ток, все системы партнера мгновенно сократились, заставив его в буквальном смысле захлебнуться чужим топливом. Откат такой силы выбил и без того едва державшегося Брейкдауна в офф, и четвертый раз погасил системы Кнокаута, на этот раз холодным долгим ребутом.

Вернувшись в онлайн первым, Кнокаут сонно раздвинул оптограни, вспоминая, где он и с кем. Странное дело - системы не скрутило мгновенной ненавистью к партнеру (некоторых, к слову, не нашли и поныне), несмотря на исцарапанную новую аэрографию, полный рот чужого топлива и даже тот факт, что тяжеленный Брейкдаун разлегся на нем так, что системы потрескивали.
Легко ткнув его током в шейный разъем, Кнокаут выразительно облизнулся - чтобы только включившаяся желтая оптика сразу запечатлела прекрасное.
- Не ожидал такого, - он чувствовал в себе странное желание прописать ассистента в личных протоколах, как защитника и напарника, хоть пока и сопротивлялся таким глупостям.
Но когда огромная лапа медленно прошлась по его щеке, стирая разводы энергона, чуть не нарушил собственные планы.
Брейкдаун просто кивнул, и снова попав в точку - болтовню после хорошего коннекта медик терпеть не мог. Что брутальные гадости, что сопливые нежности. Но Брейкдаун просто разъединил системы, вызвав еще несколько довольных стонов, выудил из субкармана медицинские салфетки, и взялся неторопливо промокать фейсплейт и шейные провода партнера. Молча, но без капли подобострастия.
- Ты специально все задумал? - Кнокаут перехватил его за руку, заставил глянуть в себе в оптику - как будто учил смотреть себе в глаза, а не куда-то еще. Приучал, что так можно, так нужно, - все это с сопротивлением и так далее? С байкой про пиратов, - он высматривал следы обжигающего ужаса в глубине линз - и теперь видел его возвращение. Взгляд менялся... но даже это, что странно, не бесило.
- Про пиратов - не байка. Коннект - не планировал, - лениво, в ИскИновском духе отвечал Брейкдаун, теперь протирая собственную физиономию, - и вообще знать бы не знал... напарник.
Улыбка оказалась весьма едкой, так, что Кнокаут радостно оскалился в ответ. Просто шикарно.

Вернуться к фанфикам