Фетиш

Автор: Nueteki
Соавтор/Вычитка: Ebelar
Персонажи: Мегатрон/Кнокаут
Рейтинг: NC-17
Жанр: романтика, юмор
Содержание: Мегатрон предпочитает партнеров пофигуристее.

У лорда Мегатрона были две причины для ярости: автоботы и интерфейс.
И если проблема с первыми решалась как-то аналогично кибертронским дорогам, то со вторым знаменитый конструктиконский нанобитум вряд ли бы справился. Нельзя сказать, что лорду не давали. Давать был обязан любой, и все подчинялись, но для интерфейса приходилось прикладывать грубую физическую силу, ибо тот же Старскрим орал, вырывался и норовил заехать в Мегатрона острой шпилькой, при этом умудряясь тут же извиняться и умолять о прощении. Остальные либо втихую пытались избежать контакта с повелителем, либо обреченно застывали, сохраняя весь процесс выражение фейсплейта, более соответствующее жертве взбесившегося озабоченного мусоровоза, чем удостоившегося внимания лорда.
Мегатрон был отнюдь не дурак, разницу между страхом и вожделением отлично видел, и если сперва его это забавляло, то потом начало приедаться. В самом начале своей карьеры Старскрим добился многого именно с помощью активных действий на личном фронте, но в последние мегациклы строптивый истребитель коннект использовал исключительно ради своих планов и поиска способов воздействия на лидера, чем того и довел до белого энергона. Впрочем, лорда не так раздражало привычное коварство зама, как его редизайн. Двинувшись процессором, тот поснимал с себя огромное количество брони и дублирующих компонентов, резко уменьшившись в размерах. С какой стати Старскрим решил, что в таком виде он более привлекателен, здравому смыслу было неизвестно.
Мегатрон уже почти привык, что его личная жизнь теперь сопровождалась воплями в стиле "аа, тут не сжимайте, погнется, ой, эта рука мне нужна, ай, эта нога у меня последняя...", но в последний раз Старскрим побил все рекорды. "У меня разгрузочный мегацикл, поэтому голова кружится!" - нагло заявил истребитель из позиции, в которой кружиться у чего-либо вообще не было никаких причин. Мегатрон опешил.
- Какой еще разгрузочный мегацикл? - нехорошим тоном поинтересовался он, перехватывая тонкие ноги.
Старскрим осознал, что интерфейс может спонтанно перейти в зверское убийство:
- Это всего лишь перерыв в питании, отдых для энергосистем, чтобы предотвратить их от износа, ничего более, мой лорд! - поспешно выдал он, незаметно пытаясь вывернуться из повелительского захвата, - Можете назвать это тренировкой на случай экстренных ситуаций!
- Под экстренной ситуацией ты имеешь в виду повиновение твоему лорду? Да, учитывая, как редко ты подчиняешься, для тебя эта ситуация действительно... экстренная ... - зловеще проговорил Мегатрон, проводя рукой по узкому бедру и тут же напарываясь на какую-то крайне острую и заточенную деталь экзоскелета.
Замерший было истребитель тут же взвыл и начал распрямлять погнутую деталь, оскорбленно причитая. На фразе "лапают всякие, брони не соберешь!" лорд не выдержал и активировал оружие, заставив того замолкнуть.
- Старскрим, - выразительно сказал Мегатрон, еле сдерживая гнев и курок, - Если ты хочешь жить, ты немедленно отправишься в разведку новых ресурсов энергона, и в течение ближайшего мегацикла не появляйся на Немезисе! Можешь не сомневаться, увижу - убью на месте!
Коммандер медленно поднялся, и даже хотел что-то возразить, но окрик "Живо!!" заставил его с максимальной скоростью выметнуться из отсека. Мегатрон раздраженно дернул рукой, деактивируя пушку, чтобы удержаться от соблазна догнать ракетой цокающий по коридору тонкий силуэт: уничтожение десептиконского офицера, даже Старскрима, было сейчас более чем невыгодно. Да и промахнуться по такой узкой цели легко...

Кнокаут шагнул в проем, не дожидаясь, пока сегменты двери полностью сложатся в пазы, пропуская его, и, весело насвистывая, направился прямо в мойку, кивком поприветствовав Брейкдауна. Тот оторвался от каталога бесконечной инвентаризации запчастей, неизвестно зачем затребованной их любимым коммандером, и выложил на стол два куба энергона: привычки и расписание Кнокаута он знал давно, а подробное и красочное повествование в лицах об очередной гонке приятно разнообразит рутину работы. Вернувшийся вскоре медик схватил куб и свободно развалился на платформе. Брейкдаун хмыкнул, оценивающе оглядев напарника: похоже, сегодня он ни с кем не сцеплялся спойлерами. Это и есть причина его хорошего настроения? На всякий случай он уточнил:
- Ты выиграл?
Кнокаут ослепительно улыбнулся:
- Разумеется, что за странный вопрос.
- Ну, мало ли... вернулся в этот раз практически целым.
- Я побеждаю не за счет устранения конкурентов. Вернее, не только поэтому, - укоризненно проговорил Кнокаут, принимаясь за куб и смакуя энергон - в медотсеке его прогоняли через дополнительные фильтры, поэтому он на порядок отличался от стандартных пайков на Немезисе. Он сделал еще глоток, наслаждаясь вкусом, но его отвлек Брейкдаун:
- Давай, рассказывай!
- Начнем с того, что местные подобия мыслящих существ слабо себе представляют карту собственных городов...

Наблюдающий за мирной картиной Мегатрон убавил звук на мониторе и задумался. Можно просто испарить наглую удравшую без разрешения тварь, заодно обновив заряд наручного оружия. Или сбросить в один из шлюзов Немезиса, поднявшегося до уровня стратосферы, - раз колесный недомерок так полюбил эту планету, то вот пусть с ней и встретится, только локаторы и долетят... если долетят. Можно сэкономить на ресурсах и в качестве урока просто поотрывать внешнюю броню, сжимая и сгибая эти красные, блестящие от шлак-знает-чего пластины. А можно... лорд сам не заметил, как вновь засмотрелся на рассмеявшегося медика, приканчивавшего уже второй куб. Спохватившись, Мегатрон переключил дисплей на график разработки последних шахт и погрузился в чтение отчетов от старших инженеров. В конце концов, медик справляется со своей работой и не строит мировые заговоры по захвату власти. Саундвейв за его спиной хранил молчание, скрыв изумление за маской: на его памяти едва ли не впервые вспышка ярости повелителя прошла сама собой.

Кнокаут отлично знал, как на него смотрят, и хищные взгляды расшифровывал безошибочно. Большинство десептиконов намного больше его, имеют более мощное вооружение, да и физически куда сильнее, неудивительно, что кто-то порой путал его с привлекательными мелкими автоботами. Одних Кнокаут отшивал сразу же, самых упорных - до такой степени, что те потом долго бегали по нелегальным мастерским, пытаясь хоть как-то восстановить намертво заблокированные интерфейс-системы. С другими медик общался более плотно, но вовсе не так, как те ожидали. Здраво рассудив, что ловкость и скорость спасут не всегда, да и не желая прыгать по перегородкам каждый раз, когда очередной озабоченный вздумает облапать его за бампер, Кнокаут выбрал свой метод защиты - элегантный и не менее изощренный. Он никогда не убегал, не протестовал, и всегда первым шел на физический контакт. От такой податливости соратники по знаку таяли и опрометчиво позволяли к себе прикоснуться. Этого медику хватало: на его руках были спрятаны миниконтейнеры с разнообразными веществами, большая часть которых не сулила ничего хорошего тому, в чьи топливные системы они попадали. Длинные спрятанные в запястьях пластичные иглы впрыскивали концентрат таких убойных веществ, что эффект сказывался незамедлительно, а Кнокауту оставалось только перешагнуть через тело неудачника и идти дальше по своим делам. Рост противника значения не имел - у любого трансформера в коленных приводах есть открытые стыки, и этого было вполне достаточно. Полный боевой набор он носил с собой всегда и не забывал пополнять запасы - такая предусмотрительность пригодилась как минимум в паре столкновений с гештальтами.
Какое-то время спустя некоторые самые возжелавшие сообразили, что к чему, и пару сеансов несанкционированного интерфейса медик все же получил. Что не помешало ему в дальнейшем очень быстро и крайне неприятными способами вывести из строя всех, имевших к ним отношение - помогла коллекция штаммов бактерий и агрессивных полимеров. Кнокаут позаботился, чтобы фотографии тел с бурно цветущими топливопроводами обошли всех десептиконов, и на Немезисе окончательно устоялось мнение, что медиков трогать себе дороже. Количество домоганий заметно снизилось, однако не настолько, чтобы имело смысл разбирать боезапас. Особенно сейчас, когда во время последнего несущественно важного отчета Кнокаут поймал на себе внимательный взгляд лорда. Пытаться отбиться от Мегатрона равнозначно самоубийству, но у честолюбивого медика и не было мысли пытаться выкрутиться: он заметил отсутствие Старскрима, давно сделал соответствующие выводы и был не против укрепить свое положение, да еще и таким простым способом. Слегка скорректировав запасы нейроактиваторов, он на время прекратил покидать Немезис ради гонок, посвятив свободное время своей и без того безупречной полировке, заодно сводя с ума Брейкдауна различными придирками. Напарник героически терпел, хотя иногда мечтал если не переехать на местную планету самому, то как минимум выкинуть туда медика развеяться, и старался как можно больше времени проводить на заданиях вне корабля.

Мегатрон взвесил в руке куб и подавил желание оглянуться - обычно Старскрим сопровождал его, хотя заправляться предпочитал в другое время и в одиночестве: запах того, что коммандер вливал в себя, убивал в Мегатроне обонятельные сенсоры, чувство голода и желание функционировать. Однажды лорд рискнул это попробовать и сам убедился в эффективности диеты: последующий мегацикл он не мог даже видеть энергон, а его системы пришлось несколько раз профильтровать, чтобы снять последствия отравления.
Память услужливо подкинула Мегатрону файл: алый медик изящно передвигался между консолями и системами поддержки, а бархатный голос с должным уважением настоятельно советовал не проводить на себе подобных экспериментов и не рисковать вообще вводить в свой организм компоненты энергона, для живых форм не предназначенные.
Кстати, о медике... вот на чьи формы и объемы посмотреть приятно, явно не разбавленной кислотой питается. В такого и влить куб энергона можно без боязни, что лопнет на месте, да и общий внешний вид... Мегатрон раздраженно отогнал воспоминания о приятно пахнущем полиролью и шлак-знает-еще-чем сияющем Кнокауте, и принял решение - в конце концов, отвлечься ему не помешало бы даже с медицинской точки зрения. Медлить с осуществлением своих желаний лорд не любил, и определившись с целью, тут же отправился в медотсек.

Кнокаут обернулся на знакомые тяжелые шаги и мысленно поздравил себя с недаром проведенной подготовкой: итак, лорд наконец-то решил обратить на него пристальное внимание. Отлично, а то он уже дважды обновлял запас нейроактиваторов.
- Мой лорд? - вежливо поинтересовался он, попутно дистанционно блокируя двери отсека от излишних любопытных посетителей, - Я чем-то могу быть вам полезен?
- Можешь, - весомо сказал Мегатрон, вдумчиво оглядывая медика, - Мне нужна несколько... нестандартная проверка.
- Конечно, - кивнул Кнокаут, делая вид, что он все понял.
Впрочем, не понять было сложно: обычно у Мегатрона не возникало трудностей с формулировкой своих требований. Пригласив широким жестом следовать повелителя за собой, он открыл соседний отсек, предназначенный для ремонта особо крупных трансформ: практически пустое помещение с огромной ремонтной платформой по центру, идеально подходящей для его планов. Он подошел к одной из консолей, запустив ее хотя бы для вида, в то время как Мегатрон опустился на широкую горизонтальную платформу, попутно отметив ее удобство. Идея завалить на нее сначала медика не воодушевляла: Кнокаут был еще меньше Старскрима, а желания интерфейсить что-то мелкое и плоское у лорда не было. Упомянутый медик неосмотрительно подошел к платформе, оказавшись в пределах досягаемости:
- Итак, мой лорд, что я могу для вас сделать?
Мегатрон молча схватил его за руку, дернул на себя и одним рывком закинул на себя, попутно приготовившись ловить жертву за конечности, когда та будет с криками и визгами выдираться... но не тут-то было.
- О... - выразительно сказал медик и аккуратно уселся сверху, обхватив коленями его бедра, после чего слегка прогнулся в талии, одновременно отставляя тазовую секцию и вынося вперед без того заметный бампер. Губы медика изогнулись в улыбке, одной рукой он небрежно оперся на мощное тело под собой, другой легко провел по центральным сегментам своей брони, как раз между двумя фарами. Панели с шелестом раскрылись, не уходя в пазы, а лишь немного приоткрыв сплетения проводов, кабелей и датчиков. Развратный спорткар еще и подал слабое напряжение на обе фары, и приоткрытые панели охватило легкое сияние, заставив выглядеть их еще более манящими и желанными.
- Повелевайте, мой лорд, - хрипло проговорил медик и чуть подался вперед, - Любой ваш приказ будет немедленно выполнен...
Мегатрон хмыкнул и молча ухватил Кнокаута за талию. Когти другой руки перебирали столь откровенно выставленные провода, слегка сжимая и стягивая их. Реакция медика была непривычной, но не удивила - в конце концов, должен же хоть кто-то на этом корабле вести себя во время интерфейса с лордом подобающе. Кнокаут негромко застонал и потянулся ему навстречу, но Мегатрон, рыкнув, толкнул его назад, и, чтобы не потерять равновесие, медик словно случайно схватился за мощную руку на талии. Лорд никак не отреагировал, продолжая исследовать его шланги, теперь когти спустились на живот, поглаживая панели. Медик вздрогнул, низко наклонив голову и стараясь сдержать улыбку: все оказалось проще, чем он планировал. Тонкие иглы, запрятанные под правой дверцей, пришли в движение, впрыскивая минимальные дозы тщательно продуманных реагентов. Кнокаут изогнулся, подставляясь под неторопливые прикосновения, и шумно вздохнул.
Демонстративно подчеркнутые подчинение лорду и восхищение каждым его прикосновением - два фактора, которые, как надеялся Кнокаут, помогут ему сделать карьеру и не угодить в дезактив. Во всяком случае, пока не подействуют первые дозы реагентов, которые должны помочь Мегатрону немного расслабиться и снизить уровень агрессии. И прекратить так яростно сжимать его бедро, к примеру. Огромные руки на какой-то момент замерли, заставив Кнокаута понервничать - не раскрыли ли его, - но затем кончики гигантских когтей снова поддели узорные фрагменты радиаторной решетки. Помня, что повелители любят прежде всего аудиосенсорами, Кнокаут не забыл в нужный момент постонать, стараясь скрыть отчаяние - тонкие узоры своей кастомной решетки ему очень нравились, и вот прямо сейчас под когтями лорда мог погнуться очень сложный для исправления участок... шлак, уже погнулся.
Убрав с внутреннего монитора расценки предстоящего ремонта, он послушно наклонился, подставляясь - на определенный процент повреждений с таким большим партнером все равно рассчитывать приходилось.
Острые когти скользнули по фарам, заставив медика дернуться и зашипеть от острых ощущений, и мощные ладони легли ему на плечи.
Гладкие отполированные панели вызывали настолько приятные ощущения от простого прикосновения, что лорд слегка нажал на них, наслаждаясь, как скользят пальцы по сверкающим пластинам. Кнокаут перенес вес на вторую руку, упершись в темно-фиолетовые сегменты и стараясь не согнуться пополам от чудовищного давления. Мегатрон садистски улыбнулся, наблюдая, как тот пытается удержать подобающее выражение лица и при этом не рухнуть на него. Вымученная улыбка Кнокаута объяснялась еще и его отчаянной надеждой, что лорд не заметит очередной микроинъекции, на этот раз возбуждающих реактивов. Медик не знал, что Мегатрон любил долгие игры, нетерпеливый скоростной спорткар уже внутренне изнывал от желания, и изображать послушного шикарного интербота ему было все сложнее и сложнее.
Тем временем Мегатрон протянул руку за отполированное плечо, ухватил колесо и ощутил, как удобно оно полностью уместилось в руке, как упруго пружинит под легкими нажатиями. Медик застонал, слегка подался вперед, и Мегатрон тут же завладел вторым колесом, ритмично сжимая, поглаживая, прокручивая и всячески наслаждаясь неизведанными ощущениями - ему еще не встречались партнеры с наземной альтформой, которых, оказывается, есть за что потрогать.
Кнокаут разразился целой серией вздохов и стонов, периодически вздрагивая (его энтузиазм объяснялся не только страстью, но и заметкой поменять позже как минимум передние шины и поцарапанные диски), после чего выпускать из рук заветные колеса лорду расхотелось окончательно. Кнокаут уже почти лег на него, нетерпеливо извиваясь и низко застонав, но, на его счастье, реактивы уже начали действовать, и Мегатрон слегка приподнял его, высвобождая пространство для развернувшихся сегментов джампера.
Услышав знакомые клики расходящейся брони, Кнокаут слегка потерял над собой контроль и нетерпеливо дернулся, стараясь сразу же войти в коннект. Не ожидавший столь бурной инициативы Мегатрон резко рявкнул, и медик сжался, в ужасе осознав, насколько он вышел из образа. Но наказания не последовало: недовольно проворчав что-то, лорд крепко взял его за бедра, завершив подсоединение. Длинный стон вырвался из вокалайзера медика, он сжал руки в кулаки, не рискуя вцепляться в лидерскую броню когтями. Мегатрону это польстило, поэтому он выдал еще один поток переменного напряжения, не обрушивая на него полную мощность сразу же, как он обычно поступал со всеми партнерами. Кнокаут ахнул, резко выгибаясь, его фары замерцали в такт, а тонкие пальцы все же вцепились в стыки сиреневых и серых пластин. Реакция Мегатрону так понравилась, что он тут же, не задумываясь, повысил напряжение до максимума, раскручиваясь на полную, и Кнокаут взвыл вполне искренне, попутно мысленно ругаясь и подыскивая возможность для очередного вмешательства: он не рассчитывал, что представления лорда об интерфейсе настолько расходятся с его собственными, что необходима непрерывная коррекция. К счастью, вмешательства не понадобилось: лорд снизил напряжение до приемлемого и снова поднял, наслаждаясь реакцией Кнокаута. На максимуме амплитуды Кнокаут был близок к тому, чтобы проклясть свою идею быстрой карьеры, но тут Мегатрон запустил обменные потоки, подключая дополнительные системы, и недовольство медика испарилось, сменившись чистым удовольствием, пронзившим буквально каждую схему и заставившим его почти дрожать от нагрузки. Кнокаут почувствовал, что начинает терять контроль над собой, но даже это он умел обернуть на свою пользу:
- Мм...мой лорд, - выдохнул он, - никогда не думал, что...
- Что именно? - поинтересовался Мегатрон, подцепляя его когтем за подбородок.
- Что ваше внимание настолькааах... да, умоляю, не останавливайтесь!
Мегатрон почувствовал, как от одной этой фразы по его нейросети поднимается горячая волна: никто его еще о таком не просил. Поведение Кнокаута настолько выгодно отличалось от всех предыдущих контактов, что лорд забыл обо всех стандартных приемах, которые обычно любил проверять на своих подчиненных, и наслаждался интерфейсом, не выкручивая из партнера детали... ну, почти не выкручивая. Он прижал когтями несколько топливных проводов, с удовольствием ощущая, как по шлангам переливается энергон и слушая стоны Кнокаута, тщетно гнавшего из процессора список повреждений.
Несмотря на приближающуюся перезагрузку, медик не прекращал подсчет повреждений, попутно констатируя факт, что активное внимание лорда выльется в активный ремонт. Тем временем лорд окончательно разогнал вихревые потоки до предела, и Кнокауту крайне повезло, что их перезагрузка была практически синхронной: на Мегатрона равным образом подействовали и смесь нейроактиваторов, и вид извивающегося и кричащего от удовольствия на нем медика, застывший на его внутреннем мониторе перед тем, как последние системы принудительно переключились на перезагрузку.

Перезапуск систем не занял у Мегатрона много времени, и, пока он дожидался возвращения Кнокаута в онлайн, его посетило несколько идей, одну из которых он счел наиболее подходящей ситуации. Медик едва пришел в себя и не сразу понял адресованный ему вопрос:
- Энергон у тебя рядом?
- Конечно же, лорд Мегатрон, - Кнокаут мысленно несколько изумился, но виду не подал. Он изящно наклонился, в скрытой нише щелкнул замок, и на платформе появились два больших куба, переливающихся темно-сиреневым содержимым. Кнокаут протянул было один повелителю, но тот жестом остановил его:
- Нет. Ты пей.
- Как прикажете, мой лорд, - Кнокаут склонился в полупоклоне, заодно обхватив себя рукой и получив доступ к собственным топливным системам: этот энергон он хранил совсем не для себя, и дозу повышенной крепкости без дополнительных реактивов принимать не собирался. За пару кликов содержимое нескольких скрытых под изящными дверцами резервуаров полностью перекачалось в ведущие топливные шланги. Другой рукой Кнокаут активировал куб и начал медленно пить, смакуя каждый глоток. Немного выждав, Мегатрон слегка нажал кончиками когтей на соблазнительно торчавшие шланги, и медик дернулся, застонав; энергон раплескался, оставляя на и без того сверкающей броне яркие брызги и разводы. Лорд некоторое время любовался сияющими лиловыми струйками, стекающими по раскрытой алой броне, после чего решительно передвинул его к себе поближе на широкую грудь и отобрал куб, немного отнеся его в сторону так, чтобы медику пришлось изогнуться, чтобы дотянуться до него. Кнокаут ожидание лорда истолковал правильно, развернулся вполкорпуса и, сохраняя равновесие, припал к уголку сверкающего куба, делая небольшие глотки. Мегатрон с трудом удерживался, чтобы отобрать куб и не влить все разом, ему хотелось растянуть удовольствие, наблюдая и фиксируя каждый клик. Шлак побери, когда это норма успела стать для него исключением? Обычное, казалось бы, действие - поглощение энергона - почему-то выглядело для него возбуждающим и будоражащим фантазию: он почти видел, как энергон растекается по топливным каналам, как баки трансформера наполняются приятной тяжестью и как дополнительные ресурсы системы перебрасываются на обработку концентрированного топлива. Впрочем, тепло разогревающегося алого корпуса и рычание меняющего частоту оборотов его двигателя можно было заметить и безо всякой фантазии. Энергон почти закончился, и Мегатрон отдал куб медику, наблюдая, как тот запрокидывает голову, допивая последние капли. Кнокаут лениво опустил руку, позволив пустому кубу соскользнуть по ней и упасть. Его оптика разгорелась, движения стали замедленными - крепкое пойло уже начало действовать.
Мегатрон сел и взял второй куб, пока более изящный трансформер перекинул ноги через его бедра, аккуратно слезая, и вытянулся рядом, притушив оптику. Повелитель сделал глоток и задумался: ему подзарядка была не особо нужна, а вот идея, куда применить энергон, как раз появилась. Когда-то Мегатрон сумел влить в брыкающегося заместителя максимальную порцию нормального топлива, но ни к чему хорошему это не привело: системы истребителя облегченной версии столько резкой смены качества-количества не выдержали, и зрелище он представлял довольно жалкое. Не подходящее для интерфейса совершенно. Лорд провел свободной рукой по затылку Кнокаута и негромко поинтересовался:
- Полагаю, медики не имеют проблем с энергосистемами?
- Разумеется, мой лорд, - с достоинством ответил тот, делая вид, что его нисколько не напрягает ладонь, крепко охватившая его шлем.
- Отлично, - одним движением Мегатрон перевернул и закинул его к себе на колени, заставив запрокинуть голову, а второй рукой приставил приоткрытый куб к губам медика, одновременно усилив хватку, чтобы тот не смог вывернуться, - Вот и проверим на скорость и усваиваемость. Кнокаут было дернулся, но Мегатрон угрожающе зарычал, вливая в него почти полный куб за рекордно короткое время и любуясь, как изящный десептикон подчиняется, содрогаясь и пытаясь не подавиться. Сложив руки на поясе и снова подключив скрытый арсенал к своей топливной системе, медик молился Праймасу, чтобы остатки запасов реактивов помогли ему продержаться хотя бы до конца визита повелителя. В список планов он добавил полную чистку топливных систем и заметку понизить концентрированность энергона в личном запасе, чтобы избежать таких сюрпризов в дальнейшем, - кто же знал, что у Мегатрона обнаружится фетиш на питание подчиненных. Дальше Кнокаут размышлять уже мог с трудом и в несколько прерывистом режиме - дополнительными мощностями его процессоры не были оснащены, а энергон и тяжелые присадки уже начали действовать, почти полностью отключая логические центры. Шлак, вот этого он точно не планировал.

Тем временем Мегатрон рывком поднялся с платформы, сбросив на нее медика. Тот с трудом попытался приподняться, но задача оказалась не по силам, и Кнокаут решил не дергаться зря. лорд невольно засмотрелся на ярко-красный тюнинг: светящиеся в полумраке медотсека алые линии спускались со спины на талию, а ниже... Мегатрон невольно задумался, что сподвигло Кнокаута сделать подсветку даже вокруг порта, но результат впечатлял. Взгляд лорда задержался на завораживающем мерцании и... нет, удержаться было невозможно. Мегатрон приподнял легкий корпус одной рукой, подтащив его к себе и одновременно активируя собственную интерфейс-систему: слишком приятным оказался первый опыт, чтобы не повторить его еще раз. Сейчас медик находился под действием энергона и вряд ли... впрочем, он и так не возражал ни разу, но к инициативе Мегатрон все-таки не привык и предпочитал проявлять ее строго сам.
В данный момент Кнокаут окончательно смирился с тем, что полностью нейтрализовать интоксикацию ему не удастся, и переключил все ресурсы на центральные процессоры. Он хотел если не частично контролировать ситуацию, то хотя бы сохранить четкие воспоминания о столь приятных событиях: полностью расслабленные системы идеально отзывались на передачу сигналов, да и Мегатрон начинал не с таких мощностей, как в прошлый раз. Он негромко одобрительно застонал, слегка качнув бедрами, и у лорда появилась четкая ассоциация с красивой, вкусно пахнущей и яркой игрушкой, подаренной на день активации, - с учетом того, что игрушки так зазывно не стонут и не смотрят, обернувшись через плечо, полуприкрытой оптикой. Мегатрон провел свободной рукой по гладким панелям, не забыв сжать каждое из наплечных колес, когда Кнокаут невнятно что-то произнес. Мегатрон усмехнулся и, слегка приподняв медика поближе к себе и не прекращая стимулировать по всем подключениям, поинтересовался:
- Ты что-то сказал?
- Там... стыки брони между колес... - простонал тот, практически повисая в хватке лорда.
Мегатрон на какое-то время ошеломленно застыл - вот давать во время интерфейса указаний ему еще никто не додумывался. Не находилось самоубийц. Тем не менее, это не могло не подстегивать фантазию, и он провел когтями по указанным пластинам, и получил в ответ такой поток вздохов, ахов и заверений, что лорд мастер интерфейса на все гигабайты, что злость Мегатрона где-то затерялась между потоков других, более приятных эмоций. Лорд уже не помнил, когда ему было еще так хорошо: расслабленный партнер, который не просто подчиняется, но и делает это с удовольствием, причем, с явным таким видимым удовольствием, да еще и так стонет... Конечно, это еще и партнер, имевший наглость указать, где и как его гладить, но сейчас это только раздразнило еще больше, и лорд с удовольствием позволил процессорам полностью переключиться на столь простую задачу, полностью отложив остальные проблемы. Он пришел сюда расслабиться, и видит Праймас, ему это сейчас наконец-то удалось.
Впрочем, не только повелителю было хорошо - Кнокаут перестал на время думать о многочисленных внешних повреждениях и полностью отдался процессу, уже не играя. Собственно, активно размышлять Кнокаут уже не сколько не мог, сколько не хотел: он уже убедился, что не просто доживет до следующего цикла, но и, вполне вероятно, получит с этого какие-то бонусы, а значит, все жертвы того стоили. К тому же, шлак, побери, это было более чем приятно. Он понимал, что возможно, выходит за пределы базовых программ выживания, но Кнокаут подозревал, что в данном случае он не одинок. Мегатрон в этот раз выдавал идеальный уровень, который Кнокаут охотно поддерживал, и синхронизация потоков настолько четко стремилась к ста процентам, что на 99,3% они замерли в экстазе, а затем перезагрузка выбила в долгий оффлайн Кнокаута и на несколько циклов - лорда. Что для него было редкостью.

Глядя на медика, распластавшегося по платформе, Мегатрон удовлетворенно хмыкнул, и поднялся, складывая сегменты раскрытой брони. Покидал медбей лорд в весьма неплохом настроении, весьма довольный результатами нетрадиционной медицины. Пожалуй, стоит периодически прибегать к подобной терапии... или начать откармливать Старскрима.

Коммандер воздушных войск десептиконов тихо крался по коридору по направлению к своему отсеку: он сумел проникнуть на Немезис в обход основных щитов и надеялся, что его возвращение останется некоторое время незаметным для лорда. Для начала Старскрим планировал привести себя в порядок, как следует отдохнуть и даже, может быть, заправиться. К счастью, по пути ему никто не попался, и Старскрим спокойно подошел к последнему повороту, не ожидая подвоха...
У двери его отсека стоял нехорошо улыбающийся лорд, поигрывая огромным кубом энергона. Отступать было поздно и некуда, и, не зная, в каком настроении повелитель, он вжался в перегородку.
- Старскрим, - пугающе-нежно прорычал Мегатрон, - Подойди сюда. Ты мне как раз нужен.

Вернуться к фанфикам