Огонь и Лёд

Автор: Gripen
Персонажи: Джаз
Рейтинг: PG-13
Жанр: романтика
Краткое содержание: Джаз занимается исследованиями родной культуры.
Комментарий: события до Исхода.

Хохот. Вспышки рекламных огней. Грохот музыки, своей из каждого портала. Разноцветные граждане, разгуливающие по улицам — все, от узких глайдеров до прекрасных тяжеловесов, в ярких цветах, диковинной броне с декоративными вставками, окружённые тщательно скомпонованными полями. Кто-то в пылу азарта перевернул стойку для отдыха — снова хохот, дроны-уборщики пытаются ставить мебель на место, ярко-синий глайд с залихватским криком пинает обслугу; друзья пытаются его урезонить, проходящие мимо шарахаются от компании. Кто-то уронил фор с коктейлем, радужные брызги раскрасили полированную сталь мостовой и нечаянных свидетелей.

Джаз тряхнул головой и быстро прошмыгнул в следующий переулок. Центральная набережная Неонового яруса, как всегда, гудела и кипела, но сегодня у него была иная цель. Вчера он смог выбить из старшего "премию" и был намерен истратить её сегодня. А, если верить его информантам, для этого нет места лучше, чем...
Бам!
— Ой, простите! — Джаз, растирая пострадавший бампер, торопливо поклонился тому, в кого врезался на полном бегу. На Неоновом ярусе нет классов, но вежливость не помешает, особенно, если ты врезался бампером в коленку.
— Ничего страшного, хоппер, — снисходительно прогудели сверху, небрежно отстранили его и пошли своей дорогой. Джаз рискнул поднять взгляд, и три клика руками вправлял заевшую в буквальном смысле челюсть — у удаляющегося шаттла была прозрачная броня. Вообще прозрачная. Только блики на острых гранях указывали на то, что бронелисты всё-таки были. Джаз с трудом отвёл взгляд от соблазнительно ходивших при каждом движении подколенных демпферов и матово-красной свежей меди радиаторов вдоль длинных бёдер, заставил себя вспомнить, куда он направлялся, и снова перешёл на рысь. Ещё два квартала.
Фасад "Огня и льда" резко выделялся на фоне соседей своей скромностью: простая, без украшений, безупречно прозрачная стена и скромные колонны портала — бледно-голубая и оранжево-розовая. Ни вывески, ни неона. Джаз ласково погладил голубую колонну, входя — не каждый день на стальной планете встречаешь такую редкость, как натуральный цветной кварц. Или бесцветный, неважно. Конечно, можно синтезировать, но это — это было настоящее. Вдоль тела колонны тянулась еле заметная трещинка — он заметил это ещё в прошлый раз, когда разведывал место.
Навстречу ему из-за административной стойки странного слоистого материала поднялась красавица фемм-бульдозер, запаянная в матово-чёрную броню наглухо, и только в области искры — тонкий рисунок прозрачными линиями, светящийся ровным алым светом.
— Добро пожаловать в "Огонь и Лёд", джентельмеха. Чем могу быть вам полезна?
— А... я... — Джаз чуть не сбросил пар от этого низкого, пятнадцатигерцевого голоса, раскатисто вибрирующего в его мембранах. Фемм понимающе склонила голову, и он подобрался, перезагружая аудио-сопроцессоры и сосредотачиваясь. — Простите, джентельфемм, меня сложно заставить потерять дар речи, но вам это удалось. Я по записи. Кси-Пять Джаз.
Лицо фемм было наглухо закрыто маской, но улыбка ясно вспыхнула в её электромагнитных полях и отразилась в узкой полосе алого визора:
— Мы рады вас видеть, Гражданин Кси-Пять Джаз. Оператор ожидает вас с нетерпением. Пожалуйста, следуйте за привратником.
Джаз мигнул. Привратник? Не дрон-проводник, а искренный меха? Вот это да.
Матово-чёрный сниффер — униброня, что ли? — частотами полей пригласил за собой. Джаз оглянулся на фемм, поймал вспышку ещё одной улыбки и поспешил за удаляющимся сниффером. Догнав его, он всё-таки спросил:
— А как её зовут?
— Нам запрещено сообщать свои имена, когда мы при исполнении своих служебных обязанностей, джентельмеха Джаз, — приятным восьмидесятигерцовым тоном отозвался проводник. — Сюда, пожалуйста.
— А. А из чего стойка сделана, или это тоже секрет? — Джаз передёрнул плечами — в коридоре ощутимо холодало.
— Дерево, — любезно отозвался сниффер. Джазу это ничего не говорило:
— Что такое дерево? И почему здесь так холодно?
— Дерево — это органический материал. Холодно потому, что работают холодильники, — привратник мазнул ладонью по замку, и тяжёлая дверь медленно сложилась, оставив только тонкую завесу силового поля. — Вам сюда, джентельмеха. Устраивайтесь на столе, оператор скоро подойдёт. Приятно провести время.
Джаз шагнул в залу.
Сухой холод резко воткнул коготочки во все незащищённые шланги, термометр упал ниже сорока под тройной точкой и вырубился, не рассчитанный на такие температуры.
— Жестоко, — Джаз фыркнул паром, но тёплое облачко мелкой изморозью осыпалось на слоистый пол, как там его, дерева. Упомянутый стол, тоже из дерева, стоял в центре залы. И если стоимость натурального камня Джаз мог представить, то стоимость такого количества органики...
— Ух, — ладно, что там дальше? Джаз растянулся на шершавом столе. — Ещё чуть-чуть, и я начну замерзать.
Мерно щёлкали клики, остывала броня, густело масло. Джаз уже ощутимо зажёвывал приводами, когда шурхнула дверь и вошёл оператор. Джаз с трудом повернул голову, собираясь возмутиться, но вокодер выдал только демодулированное шипение.
Оператор горел.
Ультра-тонкий слой силового поля обнимал его, и под этим полем бушевало пламя — оранжево-розовое, как правая колонна у входа, и наверняка очень горячее.
О да, очень горячее. Широкие ладони легли на спину Джаза, между бустеров, и тепло потекло по корпусу, потекло в корпус, потекло в искру. Оператор медленно сдвинул пальцы, и Джаз издал протестующий звук, который, впрочем, быстро утих под опытными движениями.
— Простите, что вам пришлось так долго ждать, но это часть процедуры, — мягко прошептал оператор, но Джаз проигнорировал его. Тепло сверху, холод снизу — перепад температур скручивал шланги, заставлял тяжи подёргиваться в разнице потенциалов; тяжело переливался антифриз, то почти замирая, то снова оттаивая. Оператор быстрым движением перевернул его с живота на спину, и снова пламенные ладони, ложась на застывшую от холода сталь, играли симфонию огня и льда. Он чувствовал, как медленно, словно загустевшее масло, лилось напряжение в его конденсаторы; как медленно начали подёргиваться пальцы и выходы разгонников; как стекающий пар, вымораживаясь на лету, оседал на шершавом как-там-его. Поле зрения сужалось, заслоняемое маркерами тревог; в антеннах навяз чей-то тихий прерывистый полу-стон, и с немалым удивлением он понял, что всхлипывает он сам. На нём играли, как на терменвоксе, и он звучал то тише, то громче. Огонь и лёд сражались в его броне, и бой их был...
Горячие пальцы нежно обхватили заледеневшую правую антенну, вычерчивая по мембранам микрофонов что-то невероятное, и Джаз со статическим воем обвалился в каскад.

...Даже строчки загрузки бежали медленно и неохотно. Джаз лениво протестировал вентиляцию, отметил, что температура вернулась к нормальной плюс пять и открыл оптику.
— Мы надеемся, что отдых в нашем заведении вам понравился, джентельмеха, — нежно проворчал прекрасный и уже знакомый голос, отдаваясь в откаченных на дефолт микрофонах мелкой вибрацией удовольствия.
— О да... — Джаз блаженно раскрыл поля во весь радиус, разваливаясь по пенополиуретану кушетки и почти чувствуя, как довольство стекает с его пальцев на пол. Это заведение стоило полутора ворн работы без отдыха, ежедекадных отчётов и споров с теоретиками. Чёрная красавица с улыбкой наклонила голову к плечу:
— Вы можете отдохнуть здесь, пока не придёте в себя.
— Если вы останетесь здесь, со мной.
Администратор мигнула визором, снова улыбнулась и осталась.

Вернуться к фанфикам