Fireflies
(Светлячки)

Автор: MonkeysInPants
Перевод: Lemuria
Вычитка: Skjelle
Персонажи: НокАут/Брейкдаун
Рейтинг: R
Жанр: pwp, романтика:
Краткое содержание: Брачные игры наземных транспортных средств.

Кибертронское программирование было сложным. Оно складывалось из бесчисленных строк кода, диктующих линию поведения, деятельность и образ мыслей и влияющих на них; на протяжении миллионов лет эти строки изменялись, добавлялись, удалялись и перегруппировывались. Практически бесконечная серия взаимодействующих друг с другом программ: активирующие, дезактивирующие, изменяющие, маскирующие, перестраивающие, многозадачные. Программист мог провести всю свою жизнь в попытках раскрыть тайны кибертронского программирования, составляя схему целей и эффектов каждого кусочка кода, и едва ли разрешить лишь небольшую его часть. Конечным результатом всей этой хаотичной цифровой эволюции была случайная побочная программа – никто не помнил, откуда она взялась и зачем вообще была нужна, но её невозможно было выявить и удалить без потери других функций.
Одна из таких побочных «инстинктивных» программ была причиной того, почему каждые несколько звёздных циклов Брейкдаун обнаруживал у себя непреодолимое влечение к автомобильным фарам.
После стольких лет наедине с НокАутом странный цикл Брейкдауна совершенно вылетел у него из головы, и когда он увидел нескольких эрадиконов с автомобильной трансформой, устроивших дрэг-рейсинг по Немезису, волна желания застала его врасплох и обрушилась на него, как полный трейлер свинцовых блоков. Брейкдаун застыл на полушаге с открытым ртом, залитый светом множества фар. Почти мгновенно его системы охлаждения заработали на полную мощность, а его процессоры перегрузились из-за активации многочисленных ресурсоёмких программ. Одна из этих программ послала ощущение покалывания, которое стрельнуло вниз по спине в его интерфейс-кабели, заставив их зашевелиться под защитными панелями.
- Ох! - сумел выдавить Брейкдаун, когда волна возбуждения прошла дрожью по его массивному корпусу.
Несколько стоявших неподалёку эрадиконов-зрителей повернулись и взглянули на него, их неподвижные лицевые пластины были так же нечитаемы, как у Саундвейва. Они обменялись между собой взглядами и пожатиями плеч, после чего один из них чуть выступил вперёд и спросил:
- Брейкдаун, сэр? Что-то не так?
- Ох, ннх… - ответил Брейкдаун, выпрямившись; его оптика была прикована к ярким фарам несущихся в гонке эрадиконов. У него было не так уж много свободной процессорной мощности на данный момент, пока одна из древних программ занималась дублированием всей его базовой прошивки. Он потряс головой в попытке сосредоточиться и снова попытался ответить своим обычным сухим тоном, с трудом сумев удержаться от дрожи в голосе:
- А Старскрим одобряет, как вы тратите топливо в свободное время?
Толпа эрадиконов нервно зашевелилась, и один из них произнёс:
- Это… это тренировка.
Остальные согласно закивали и пробормотали что-то в знак поддержки.
Брейкдаун равнодушно фыркнул: его на самом деле не особо заботило, чем занимались эрадиконы в свободное время. И он не собирался натравливать на них Старскрима. Их повелитель был вполне в состоянии присматривать за собственной армией. Не то чтобы Брейкдаун не рассматривал эту армию как следует прямо сейчас. Взгляд жёлтой оптики перескакивал с автомобиля на автомобиль, древнее программирование нацеливалось на самый яркий комплект фар.
Вот! Вон тот! Новый всплеск возбуждения пронзил Брейкдауна, когда он выбрал свою цель и решительно двинулся к ней, в то время как избранный им эрадикон – победитель гонки – с визгом шин остановился и трансформировался. Эрадикон вздрогнул в изумлении, внезапно обнаружив рядом Брейкдауна, который навис над ним и уставился на него с пугающей напряжённостью. Эрадикон замер, соображая, что он сделал не так, не ждала ли его та же участь, что и многих других его собратьев в руках более высоких по званию десептиконов, стоило ли ему попытаться убежать…
Затем Брейкдаун качнул тазовой секцией в сторону, подбоченился и с полуприкрытой оптикой ухмыльнулся самому яркому эрадикону.
- Ну, э-э… не хочешь выпить энергончика?
Системы охлаждения Брейкдауна уже громко гудели, достигнув определённой тональности, которая должна была запустить дополнительный ряд древнего программирования в окружающих его мехах, сводя их с ума. К несчастью для него, программирование эрадиконов было сведено к базовому, почти дроновому, оставив им лишь ограниченную способность учиться, думать и развивать индивидуальные личности, а также освободив их от большей части остаточного кодирования. И поскольку никакого дополнительного программирования у эрадиконов не имелось в принципе и активировать там было нечего, «избранника» Брейкдауна его намёки попросту сбивали с толку.
- Я уже принял свою норму энергона на этот солярный цикл, - нервно сказал эрадикон, пытаясь медленно попятиться от внушительного десептикона.
Брейкдаун следовал за ним, сильнее вторгаясь в личное пространство эрадикона. Каждая его схема гудела, взывая к этому меху. Он хотел его, он был ему нужен, и Брейкдаун не был уверен, что сможет смириться с отказом…
Вспышка фар дальнего света из-за его спины внезапно окрасила мир в резкий контраст, и знакомый вкрадчивый голос наполнил его аудиодатчики.
- Брейкдаун, и что это ты делаешь?
Брейкдаун обернулся, отвлечённый новым светом, и ему пришлось зажмуриться от яркости фар НокАута, затмивших всё, что имелось в распоряжении эрадиконов. Объект интереса Брейкдауна воспользовался случаем и тут же исчез, слившись с толпой одинаковых собратьев.
НокАут прошествовал к своему партнёру, хищно сузив оптику, в то время как взгляд Брейкдауна застыл на его раскачивающихся фарах. Когда он подошёл вплотную, гул систем Брейкдауна наполнил его голову, порождая вихри удовольствия в его сенсорной сети и инициируя загрузку его собственного остаточного программирования. Собственнический инстинкт закипел в его груди, и он послал резкие взгляды в адрес собравшихся эрадиконов, многозначительно мигая своими ярчайшими фарами. Для любого меха с правильным программированием это являлось вызовом и претензией на его доминантность над автомобилями с более тусклым светом, доказывая, что только он заслуживал внимания Брейкдауна. Эрадиконов же это просто сбивало с толку, и они в замешательстве пронаблюдали, как НокАут сверкнул им фарами в последний раз, прежде чем вцепиться в очарованного Брейкдауна и утащить его с собой.
Далеко парочка не ушла. У первой же уединённой ниши НокАут грубо толкнул Брейкдауна к стене и прижал его к ней своим корпусом. Вибрации от охлаждающих систем Брейкдауна пронзали его пульсацией от каждой точки соприкосновения, и НокАут замурлыкал от удовольствия. Его собственные системы охлаждения ожили и заурчали, меняя тональность, пока не синхронизировались с системами партнёра, и ощущения между ними пришли к восхитительному резонансу.
- Плохой, плохой Брейкдаун, - протянул НокАут, проведя ладонями по мощным бёдрам партнёра и сжав его тазовую секцию. Острые кончики пальцев впились в металл, заставляя Брейкдауна вздрогнуть и застонать, и оставляя царапины на его краске. НокАут не стал бы терпеть такое грубое обращение со своей собственной полировкой, но просто обожал оставлять свою метку на других. Мой.
- Так смотришь на этих дронов, хотя знаешь, что принадлежишь мне.
- Ох… - Брейкдаун задохнулся, когда ладони НокАута прошлись вверх по его бокам, дразня стыки брони и ныряя между панелями. Так тяжело было думать. Так хороши были вибрации. Так хорошо было с НокАутом. Все необходимые программы были запущены и готовы, и ему казалось, что его голова полна огня. Огня, который могло погасить только одно, только один мех. Но стоило ему в отчаянии нащупать панели, закрывающие интерфейс-кабели НокАута, как ему шлёпнули по рукам. Он заскулил от жажды, забыв о своих превосходящих размерах и силе перед доминантностью НокАута и стародавним программированием.
- Ты… ты мне нужен.
НокАут с ухмылкой прижался губами к груди Брейкдауна. Он любил, когда его ассистент был таким, как бы редко это ни случалось. Уже такой восхитительно развратный, после столь незначительной стимуляции. И ещё он любил то, что тяжёлый дес пробуждал в нём – тёмное, собственническое пламя, рождающее в нём желание брать и доминировать с первобытной страстью, и разрушать любые преграды, встающие между ним и тем, что ему принадлежало.
- Верно, - медоточивым голосом отозвался НокАут. – Тебе нужен я.
Он высвободил свои интерфейс-кабели, подвижные провода развернулись из-под его наплечных пластин, обвиваясь вокруг его партнёра. Один из них прополз вверх по руке Брейкдауна, подразнил его губы, и он впустил его, покорный, как никогда, и пососал, исторгнув из вокалайзеров НокАута протяжный стон. Этот звук был музыкой для аудиодатчиков Брейкдауна и приятен, как любая ласка.
Повинуясь настойчивым пальцам НокАута, Брейкдаун освободил собственные интерфейс-кабели и ослабил хватку на коннекторе у себя во рту. Кабели переплелись, извиваясь, ища, исследуя, и защёлкивались, найдя своего партнёра. Штекер к разъёму, разъём к штекеру. Система к системе.
Файрволлы упали.
Они вскрикнули в унисон от удовольствия и изогнулись друг к другу, хватаясь, сжимая и лаская, хотя никто из них не был вполне уверен, где заканчивался один из них и начинался второй. Границы смазались, ощущения объединились и усилились от сладкой синергии, и на мгновение два разума стали почти едины в экстазе.
В этот краткий миг полного единения систем запущенные программы Брейкдауна вступили в действие. Дубликат воспроизводящего кода Брейкдауна был обрезан и разделён, некоторые отрезки удалены случайным образом, в то время как соответственные сегменты были найдены и скопированы у НокАута, и обе незаконченные копии срослись в функциональное целое. Новое программирование было упаковано, сжато и заархивировано в банках памяти Брейкдауна – новая, уникальная базовая прошивка, которую когда-нибудь могли бы заложить в пустую протоформу. Корпус Брейкдауна будет хранить уникальный пакет кода, пока не наступит его следующий цикл, и затем без промедления удалит его, чтобы освободить место для следующего.
При всей своей сложности, связь длилась лишь долю секунды. Затем файрволлы восстановились, кабели разъединились и свернулись обратно под защитные пластины. Брейкдаун всё ещё вздрагивал, ощущая присутствие НокАута, внутри и снаружи, и безвольно осел на пол. Такой же дрожащий НокАут прислонился к нему, ткнувшись лицом в его шею и поглаживая его шлем.
- В следующий раз приходи сразу ко мне, мм? – мурлыкнул НокАут, ощупывая колёса Брейкдауна. – Не хочу, чтобы кто-то ещё подумал хотя бы пальцем коснуться этих очаровательных ободов.
Брейкдаун фыркнул, но ему было слишком хорошо в этом постынтерфейсном блаженстве, чтобы попытаться отпихнуть партнёра.
- Ты невозможен.
- Тебе это нравится.
- Хм.
Шлаковы фары.

Вернуться к фанфикам