Время рыбалки

Автор: Bibliotecaria_D
Перевод: Tailgate
Вычитка: Aksalin
Персонажи: ДЖД/Наутилатор
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp
Краткое содержание: встретив десептикона с голосом Лорда Мегатрона, ДЖД очень хочет познакомиться с ним поближе.
Предупреждение: групповой секс, ролевые игры, подчинение/доминирование, фетиш на голос.
Комментарий: Сиконы (ориг. “seacons”) – наравне с конструктиконами и комбатиконами – группа десептиконов, формирующая гештальт (одного большого робота). Всего их пятеро, и они имеют альтформы морских животных. В частности, Наутилатор превращается в гигантского лобстера. Переведено для WTF TRANSFORMERS 2014.

В первый раз они встретили его на тихой, захолустной станции, использовавшейся для стоянки кораблей. Она была расположена примерно где-то у Юникрона на куличках и не представляла из себя ничего особенного, но это не значило, что она находилась вне зоны внимания ДЖД. Какой-то очень глупый десептикон потихоньку сцеживал энергон из объёмных топливных баков станции для продажи нейтралам, и подобное попросту не могло продолжаться дальше. Эти ресурсы принадлежали империи и только империи, а красть у империи считалось предательством.
ДЖД были более чем рады показать предприимчивому меху, насколько он неправ. Знаменитая дивизия продемонстрировала десептиконскую справедливость во всей её красе, что вылилось в ужасающее шоу, напугавшее всю станцию. Палачей провожали настороженными, испуганными взглядами ещё долго после того, как умирающий предатель захлебнулся своим последним криком.
Но такая реакция была в порядке вещей, поэтому Хелекса и Тезаруса нисколько не беспокоили косившиеся на них окружающие, пока двое прогуливались по открытому коридору между рукавами причальных шлюзов станции. По каждую сторону огромного помещения, с помощью упомянутых шлюзов, к станции были пришвартованы корабли, исторгающие постоянный поток собственного и стационарного персонала. Вос остался на борту Мирной Тирании, чтобы проследить за процессом дозаправки. Тарн и Каон находились на противоположном конце станции, буднично приводя в ужас местное начальство комбинацией их окрашенной брызгами энергона брони и мрачного присутствия. Они заявились туда, чтобы поговорить об очень важной работе Дивизии Справедливости по отлову находящихся в Списке мехов, дабы напомнить, что преданность делу десептиконов являлась наилучшим решением в любой ситуации.
Будучи, в отличие от своих коллег, совершенно незанятыми, два великана из ДЖД бродили вокруг в качестве живого напоминания о десептиконской справедливости. Ходячая реклама ужаса: на расчленение записываться здесь! Они не побеспокоились о том, чтобы стереть с брони пятна энергона и прочих жизненно важных жидкостей. Если бы кто-нибудь присмотрелся повнимательнее, то смог бы различить куски брони цвета казнённого предателя, всё ещё плавающие у Хелекса в плавильне. Это был хороший день.
Он стал ещё лучше.
– …неплохо, но не идеально. Нам нужно заменить эту схему прежде, чем мы попытаемся использовать консоль во время тяжёлой битвы, вот и всё, что я предлагаю, – маленькая группка генериконов вышла из стыковочного рукава недалеко от огромных конов, – они явно только что прибыли и не были предупреждены о присутствии знаменитой дивизии. Двое членов ДЖД получили пару удивлённых взглядов, но большая часть группы была слишком поглощена обсуждением ремонтных работ. – Я уверен, она испортится в самый неподходящий момент.
Шок заставил Тезаруса и Хелекса застыть на месте, превращая их и без того ужасающий вид в нечто причудливое. Рот Тезаруса слегка приоткрылся. Ещё пара десептиконов из прошедшей мимо группы обратила на них внимание, но потом они завернули в сторону ближайшего бара. Свободное время было для них гораздо важнее двух гигантских мехов, судя по виду, вышедших из ночного кошмара.
– Да здравствует Мегатрон, – хрипло выговорил Хелекс им в спины.
– Да здравствует Мегатрон, – бездумно отозвались коны в ответ, едва делая паузу в разговоре.
Этот… этот голос.
– Ты это слышал? – наконец проговорил Тесарус, справившись со своей отвисшей челюстью. – Ты это слышал?!
Хелекс кивнул и завертел головой, пытаясь определить того самого меха в толпе. Оба члена ДЖД резко ускорили шаг, но даже стремительно расчищавшийся перед ними путь не помог им догнать группу конов, которые просто… исчезли. Шлак.
– Который из них? Кто именно? Нам нужно связаться с Каоном. Каон сможет выяснить, кто это.
Они остановились в пересечении коридоров, спина к спине, оглядываясь во все стороны. Каждый новый генерикон сливался с предыдущим, к тому же в искомой группе не было ни одного офицера, наличие которых помогло бы им хоть как-то выделяться из общей толпы. Единственной отличительной чертой был этот голос.
– Он звучал как…
– Я знаю, – Тезарус провёл глоссой по нижней губе. – Я знаю.
Но они так и не нашли его. Они пытались, но команда Снап Трапа покинула станцию до того, как Каон смог отследить источник слухов о мехе с голосом Мегатрона. В процессе поиска, однако, ему удалось найти несколько записей разговоров, записанных системой безопасности. Тот самый мех – Наутилатор, как говорилось в файлах – исполнял обязанности связиста, когда корабль Снап Трапа отходил от станции. В процессе отстыковки произошла небольшая ошибка, что привело к продолжительному разговору между Наутилатором и мехом, отвечающим за исправление поломок данного стыковочного рукава.
Члены ДЖД столпились вокруг консоли связиста на своём собственном корабле, дабы прослушать запись.
– Вынимай.
– Нет, нет, не надо. Будь осторожен, соединение слегка ненадёжное.
– Нежнее, нежнее…
– Вводи его внутрь. Да. То, что нужно.
– Могу я усилить напор?
– Усиливай. Можешь сделать его настолько жёстким, насколько нужно.
– Хм, никогда не доводилось заниматься этим подобным способом.
– Правда? Тебе нужно почаще выбираться. Не поверишь, как много раз мне приходилось объяснять процесс неопытным мехам.
– Может, поэтому там внутри всё разболтано.
– Было бы туже, если бы ты был хотя бы в половину так хорош, как хвалишься.
– Ну извиняяяяюсь, что я слегка тороплюсь.
– Тогда перестань жаловаться и работай упорнее.
– Шлак, ну ты и напористый. Эй, кто-нибудь говорил тебе раньше…
– Да.
– Ох, ну ладно. Просто немного забавно, что твой голос похож на…
Быстро за работу!
– Гахх!!
Где-то с середины записи вентиляция всей дивизии работала так громко, что звук напоминал небольшой ураган. Оптика Тарна была не сфокусирована, затуманена, и смотрела отсутствующим взглядом в никуда. Все четыре руки кусающего нижнюю губу Хелекса упирались в консоль, помогая его ослабшим ногам. Из отверстия в торсе Тезаруса доносились тихие жужжащие звуки – его молотилка пыталась начать работать, не смотря на блокировку. Каон сидел за консолью, на месте связиста, и даже не пытался делать вид, что контролирует себя, начав поглаживать руками свои трансформационные швы. Вос прервал его, развернув сидение к себе и падая на колени между ног второго кона, чтобы взять дело в собственные руки.
Все пятеро вздрогнули, издав разной степени громкости звуки, когда Наутилатор прикрикнул на жалующегося механика. Потому что о Праймус всемогущий, они могли поклясться, что это говорит сам Лорд Мегатрон.
– Я буду у себя в каюте, – хрипло сказал Тарн, без особых церемоний покидая мостик. Каон перегнулся через шлем Воса, цепляясь пальцами за его плечи, чтобы простонать подтверждение. Одна из рук Хелекса покинула консоль, нырнув вниз по броне, и рука Тезаруса быстро последовала её примеру. ДЖД любили помогать друг другу.
Каждый из них сохранил свой любимый образец голоса Наутилатора для, кхмм, личного использования. Голос Лорда Мегатрона можно было достать и услышать почти везде, в записях его речей и тому подобном, но было нечто дико возбуждающее в том, чтобы слышать Мегатрона, говорящего о чём-то совершенно обыденном. Это просто было… необъяснимо привлекательно. Лорд Мегатрон был недосягаем, идол, говорящий на пьедестале политики и идеализма. Но Наутилатор делал лидера десептиконов неожиданно достижимым, чего ДЖД не могли представить даже в самых смелых и скрытых своих фантазиях.
Они не обсуждали в открытую то, что делают, но Мирная Тирания каким-то образом завернула в сторону следующей остановки корабля Снап Трапа. По разным причинам. Связанным со Списком. Честно!
Поэтому второй раз они встретились с Наутилатором в главной крепости на Скрилтре, но не сразу. Корабль Снап Трапа довольно долго оставался на орбите. Пока они ждали (ни разу не упоминая, чего именно ждут), ДЖД делали вид, что занимаются проверкой войск крепости на предмет преданности. Это заставило нервничать весь гарнизон. Командующий состав спотыкался и падал, лишь бы доказать, насколько сильно они преданы делу десептиконов. Обычные коны разбегались в поисках укрытия.
Это послужило иллюстрацией тому, как нормальные десептиконы реагировали на пятерых палачей, внезапно появившихся у них под боком. Соблазнение Наутилатора требовало действий более деликатных, чем просто подойти и сказать «Постель. Сейчас».
По крайней мере, именно это они поняли после того, как упомянутый план не сработал.
– Это казалось неплохой идеей, – беспомощно проговорил Тезарус после того, как Наутилатор завопил от страха и метнулся обратно к своему кораблю.
Снап Трап связался с Мирной Тиранией и сделал осторожный запрос обновлённой версии знаменитого Списка. Видимо, приглашение в постель напугало их избранного меха до болтиков. Мастерство ДЖД заключалось в том, чтобы быть смертоносными садистами, и они не так много знали о соблазнении.
Происходящее обернулось странного рода охотой, как по Списку, вот только мех, бывший их целью, не сделал ничего плохого. Это означало, что они не могли просто взять и потребовать от Снап Трапа выдать им своего подчинённого. Вернее, скорее всего они могли, но они и так старались не напугать Наутилатора. К тому же, Тарн настаивал на том, чтобы гоняться за ним как можно незаметнее. Остальным десептиконам не нужно было знать, что ДЖД не могут контролировать себя каждый раз, когда какой-то безымянный сикон открывает рот.
Постоянные усилия, прилагаемые членами дивизии, чтобы укротить собственные одержимость и желание, превратили жизнь на борту Мирной Тирании в горячий клубок подавляемой нужды. Командующий состав на Скрилтре пострадал от загадочной вспышки понижений в звании и переводов из-за того, что настроение ДЖД тем больше ухудшалось, чем дольше затягивалась их охота. Никто не знал, в чём была причина свирепых взглядов, кидаемых членами дивизии на окружающих, но убраться куда подальше до того, как ты станешь объектом внезапной казни, было отличной идеей.
Наутилатору удавалось избегать их ещё неделю, пока Хелекс не зажал его в укромном уголке крепости.
– Ты не хотел бы присоединиться к нам для совместного времяпрепровождения? – эта фраза привела к заикающемуся отказу под каким-то глупым предлогом и очередному виду на быстро мелькающие пятки пугливого меха, пока тот удирал.
Снап Трап снова сделал запрос о наличии неопубликованных обновлений Списка. Точно ничего нового? Потому что до него начали доходить странные слухи. Что-то насчёт определённого члена его команды и неких необычно сформулированных приглашений.
Вот тебе и вся скрытность.
– Никаких обновлений, – прорычал Тарн капитану на связи, упёршись сердитым взглядом в стену. – Кое-кто из моих мехов… заинтересован в одном из членов вашей команды.
С той стороны последовала долгая пауза, а затем усталый вздох.
– …это голос, так ведь. Это всегда голос, – тон Снап Трапа превратился в пассивное ворчание. – Они всегда хотят его из-за голоса.
Лидер ДЖД изо всех сил постарался не дать услышать собеседнику раздражение, кольнувшее его из-за этой короткой фразы о бывших партнёрах Наутилатора. Звучало так, словно у его дивизии была конкуренция. Так не пойдёт.
– Это интригующая особенность, признайте, – сказал Тарн, пытаясь придать своему голосу лёгкий, весёлый тон, и вместо этого донося до собеседника намерение убивать.
– Эмм, – Снап Трап явно не знал, что на это ответить. Они разговаривали о члене его гештальта, одном из более глупых членов его команды, и он не имел ни малейшего понятия, что, Юникрон его побери, этот злобный недоделок хочет от него услышать. – Наверное. Если вам, эмм, нравятся такие вещи.
Двигатель Тарна взревел, и второй десептикон осознал, как оскорбительно это могло прозвучать, особенно если большому меху нужен только предлог, чтобы сделать из него кучку металлолома.
– Не то чтобы это странно! Вовсе нет! Я никого не осуждаю! Ах-хахахх, ржавые гайки, помехи на связи, я свяжусь с вами позже.
Сеанс связи был окончен. Снап Трап с ними не связался. Более того, два часа спустя его корабль снялся с Скрилтра и метнулся обратно на орбиту, чтобы спрятаться среди больших боевых крейсеров. Тарн небезосновательно подозревал, что технические неполадки со связью второго корабля будут продолжаться, если он попытается послать им вызов.
Потому, он этого не сделал. Вместо этого он послал Воса.
Это было не романтично, но в третий раз ДЖД встретили Наутилатора на борту собственного корабля. Похищение не выполняло пункты «скрытность» и «не напугать», зато прочно находилось в категории эффективных способов достижения цели, и на данный момент все пятеро были достаточно раздражены неудачами, чтобы его использовать. Наконец-то Наутилатор оказался на борту Мирной Тирании. Без сознания, поэтому была высокая вероятность, что он не вспомнит всего ужаса внезапного нападения на него и того, как он был утащен с собственного корабля тонким мехом, снившимся предателям в кошмарах. Тарн попросил Воса вырубить сикона как можно раньше, чтобы уменьшить ущерб от нанесённой травмы. Как можно меньше травмировать гостя было хорошей мыслью, решил Тарн. Наверное. Если только они не получат того, что хотят.
Подождите, нет. Наутилатор был преданным десептиконом. Нельзя убивать преданных десептиконов. Это противоречит уставу.
Кроме того, верность возбуждает. Преданный десептикон с голосом Лорда Мегатрона? Хелексу будет проблематично переплюнуть его, не смотря на свою чудесную плавильню. Вос вернулся с добычей, практически дрожа от скопившегося заряда. Они даже не спрашивали, как долго ему пришлось сдерживать себя, пока он поджидал подходящий момент для нападения. Каон просто отвёл ганформера в сторону, чтобы, ммм, слегка облегчить его боль, пока бедный мех не взорвался.
– Что теперь? – спросил Хелекс, глядя на тихо перезаряжающегося сикона, уложенного на койке Тарна.
Почему койка Тарна? Потому что у высокого ранга были свои преимущества.
…хотя вопрос был хороший. Высокий ранг уложил Наутилатора к Тарну в постель, но не было никаких гарантий, что упомянутый мех останется в ней дольше, чем пару секунд после пробуждения. Ээмм. Это может стать невероятно неловкой ситуацией для всех присутствующих. Они не собирались связывать его и принуждать, особенно учитывая то, что они очень хотели услышать, как он говорит. Не кричит или ноет. Говорит. У них был готов список того, что они хотели от него услышать, заранее настроенное записывающее оборудование, и Тарн понятия не имел, как убедить Наутилатора способствовать удовлетворению их… их фетиша.
Спящий десептикон пошевелился, что-то тихо пробормотал во сне и снова затих. Всё их внимание вновь мгновенно оказалось приковано к койке.
Вос с шумом втянул вентиляцией воздух и перегрузился, содрогнувшись в руках у Каона. Слепой мех нахмурился – он едва прикоснулся к своему соратнику по дивизии. Сила голоса Лорда Мегатрона была огромна во время пафосных речей. Но мягко сказанные слова, тихо произнесённые этим голосом в постели, превращали ДЖД в слабаков, с трудом держащихся на ногах.
Праймус, им нужен был этот мех. Прямо сейчас.
– Я не думаю, что… Тарн, быть может, ты бы мог… сделать эту штуку голосом? Хотя бы попытаться? – осторожно спросил слепой мех.
Его лидер посмотрел на него и отвернулся. Тарн мог уговорить искру затухнуть. Мог порвать её в клочья, используя колкости. Чтобы доставить искре удовольствие, нужно было… мастерство. Это было трудно. Тональная разница между удовольствием и болью была мизерна. Даже частичка пыли, попавшая ему в вокалайзер во время процесса, могла заставить его партнёров сменить низкие стоны на крики агонии.
Хелекс и Вос всё ещё поспешно меняли тему каждый раз, когда разговор заходил о продолжении этого эксперимента. Никто из них не был стеснителен или нежен в постели, но одно дело стеснительность, а другое – глупость. Они были садистами, не мазохистами.
Но, несмотря на личные предпочтения, сейчас они все смотрели на Тарна с надеждой.
– Я мог бы, – согласился он с неохотой.
Он бы никогда не смог признать, что мысль о неудаче заставляла его тихо прочищать горло и нервно перезапускать вокалайзер. Причинить партнёру боль было достаточным риском, но если Наутилатор закричит, он будет кричать голосом Лорда Мегатрона. Одна мысль об этом заставляла Тарна колебаться. Если он потеряет контроль, именно это и случится. Но если всё сработает, Тарну придётся держать себя под контролем, пока Лорд Мегатрон будет стонать от наивысшего, исходящего из глубины искры удовольствия.
Ох, вау.
О нет.
Ничем хорошим это не кончится.
Особенно учитывая то, что в какой-то момент Наутилатор проснулся и без всякого выражения смотрел на них снизу вверх, наблюдая происходивший над ним разговор. Упс.
– Привет, – сказал Тезарус, осторожно взмахнув рукой. Рукой из вспомогательной пары, расположенной у него на торсе. Секунду спустя он понял, что делает, и спрятал все четыре свои руки у себя за спиной. – Хорошо перезарядился?
Наутилатор продолжал глазеть. У него была возможность наблюдать ДЖД в естественных условиях обитания, неловко столпившимися в чьей-то каюте и поглядывающими на свою добычу. Которая лежала на чьей-то койке. Почему он был в койке? Только ДЖД знали ответ. И кстати, они говорили что-то насчёт голоса, что Наутилатор тут же связал со своим собственным вокальным «талантом», ака «проклятием».
– Тебя нет в Списке, – быстро проговорил Тарн.
– …спасибо. Наверное, – правая оптика Наутилатора дёрнулась. Да, так уже лучше. Или хуже. Потому что всё ещё не объясняло, почему он находился на койке, окружённой ДЖД.
Это могло оказаться началом либо очень плохого порно, либо очень хорошего ужастика.
И последовало молчание – ДЖД просто стояли в ожидании его действий. Наутилатор молча пялился на них в ответ, потому что уж он-то точно не знал, что делать.
– Можно мне перегрузить тебя? – наконец выпалил Каон.
Вокалайзер Наутилатора издал шипящий звук. Вот уж действительно неплохой способ начать.
Маленькие разряды электричества пробежались вверх по высоким спиралям у слепого кона на плечах, выдавая его нетерпение приступить к выполнению собственного предложения. Остальные десептиконы дивизии медленно повернулись, чтобы подарить другу изумлённые взгляды. Даже будучи слепым, Каон это почувствовал.
– Что? – он сложил руки на груди и усмехнулся. – Вы просто завидуете, что не спросили первыми.
В ответ раздалось ворчание и несколько разных вариаций слов «Да, вроде того».
Наутилатор несколько раз мигнул оптикой. Он невольно расслабился, пусть и совсем чуть-чуть, отходя от удивления. Ладно. Значит, это будет плохое порно. Он ударился головой? Заправился некачественным энергоном? Может, ДЖД любят устраивать розыгрыши? Потому что всё это было невероятно смешно. Он слабо рассмеялся.
– Ха. Хаха, хорошо.
Секунду спустя до него дошло, что комната полна заряда настолько, что молекулы воздуха скоро начнут светиться. Осознание опустилось в голову маленького десептикона, словно деталь, вставшая на своё место, или булыжник, раздавливающий в лепёшку инсектикона.
– …хорошо.
Существовала вероятность того, что с этой ситуацией можно было справиться ещё хуже, но очень и очень маленькая вероятность.
– Можно? – снова спросил Каон, чуть сгибая пальцы.
Умный мех не отказывает ДЖД в том, чего они хотят.
– Я умру? – как-то жалобно спросил Наутилатор. – Я не знаю, что я сделал, но—
– Ты ничего не сделал! – поспешил заверить его Каон, подбираясь ближе. Его движение было бы не так заметно, если бы его спирали не издавали громкие щёлкающие звуки от пропускаемых разрядов. – Мы, ээм. Нам нравится твой голос.
Очень сильно. Слепому меху он настолько нравился, что он был готов прыгнуть на сикона в эту самую секунду.
– Тебе не причинят вреда, – серьёзно пообещал Хелекс. Он тоже подошёл ближе, сложив руки перед собой, словно пытаясь скрыть пузырящийся металл в своём корпусе. Впервые он надеялся, что его плавильня останется незамеченной. – Если честно, мы просто хотим услышать, как ты говоришь.
Наутилатор снова мигнул оптикой. Он переводил недоверчивый взгляд от одного жуткого меха к другому, и не находил явных признаков угрозы. Вос выглядел так, словно только что перегрузился. Тарн избегал его оптики, старательно читая датапад, подобранный со стола. Хелекс, похоже, хотел наброситься на него здесь и сейчас. Каон дрожал от избыточного и весьма очевидного заряда. Тезарус раскачивался взад-вперёд на носках, ёрзая и с надеждой улыбаясь маленькому сикону, лежащему на койке.
– Я уверен, тебе будет приятнее, если ты согласишься, – медленно сказал Тарн. Он сделал паузу, когда Вос и Хелекс оба подарили ему странные взгляды, а Наутилатор быстро сел прямо на койке. – …эээм. Это не было угрозой, если тебе так показалось. Я, кхмм.
Он прочистил горло и скованно проговорил:
– Я прошу прощения. Это прозвучало неправильно.
Мда. Разговаривать с десептиконами, не находившимися в Списке, было сложнее, чем можно было подумать. Все эти хитрые социальные взаимодействия.
ДЖД хотели заняться с ним интерфейсом и послушать, как он говорит. Наутилатор совсем не так ожидал провести свой день.
– У меня рабочая смена через два джоора, – сказал сикон, но протест прозвучал вяло. Что поделать? В какой-то момент, в подобных ситуациях любопытство пересиливает страх.
– Ты будешь возвращён вовремя, – заверил его Тарн, переглянувшись со своим отрядом. – Не волнуйся. Я… объясню твоё отсутствие твоему капитану.
Это ни в коей мере не будет странным разговором. Нет, правда. Снап Трапу пригрозят попридержать свой чёртов вокалайзер, пообещав боль в случае неподчинения. Много, много боли. Для Тарна это будет куда более нормальным и привычным типом разговора, в отличие от всей этой милой, вежливой болтовни. Скрытые угрозы и хитрые уловки были ему по силам, но он совершенно не знал, как делать заверения и объяснения.
Наутилатор окинул взглядом пять наблюдающих за ним лиц и семь пар нетерпеливых рук.
– Эм. Хорошо. Я думаю, ты можешь, эмм, перегрузить меня. Что я должен де– Иик!
Напуганный писк был вызван тем, что Каон практически телепортировался на койку рядом с ним.
– Тебе не нужно ничего делать, – сказал слепой мех подозрительно высоким голосом, устраиваясь позади сикона. – Ты не мог бы повторить то, что сказал?
Озадаченный взгляд Наутилатора превратился в понимающий, когда он наконец понял, чего от него хотят. Точно, десептиконская Девизия Справедливости была известна всей фракции своей фанатичной верой в Дело десептиконов. К этому наверняка прилагалось боготворение лидера десептиконов. Наутилатор мог понять, почему им нравится его голос в, кхм, этом смысле.
Возмооооожно он чуть-чуть подыграет им. Если у него хватит смелости.
Наутилатор медленно вдохнул и позволил своему вокалайзеру опустить звук до того глубокого, чуть скрежещущего баритона, которого он всячески старался избегать большую часть времени.
– Ты можешь перегрузить меня.
Окружающий его отряд одновременно содрогнулся. Кто-то судорожно втянул воздух. Кто-то другой издал стон. Тарну пришлось вцепиться в край стола из-за подогнувшихся коленей.
Катушки на плечах Каона засияли ярким светом, и он поспешно отпрянул.
– П-прости. Я не– Обычно я не– Я продолжу, не беспокойся. Я могу продержаться дольше, клянусь!
Наутилатор обернулся, чтобы удивлённо мигнуть оптикой в сторону сидящего позади кона, пока тот продолжал запинаться. Праймусовы шестерёнки. Он только что довёл до перегрузки одного из самых опасных убийц десептиконской империи, сказав всего лишь пару слов…?
Да. Да, Наутилатор сделал именно это.
Ох.
Кстати говоря, об опьяняющем чувстве власти.
– Продолжай, – приказал Наутилатор, внезапно чувствуя головокружение от открывшихся перед ним возможностей. – Перегрузи меня, сейчас же!
Каон задохнулся от удивления и поспешил придвинуться как можно ближе, раздвигая ноги, чтобы устроить сикона между ними и притянуть к себе.
– Да, Лорд! – вырвалось у него, и он опомнился секунду спустя, шокированный по совсем иной причине. Его коллеги по дивизии выглядели так, словно им дали под дых. – Чт—я—я—ты не
– Не-а, – сказал мех у него в руках, и, не смотря на собственное волнение, продолжил говорить знакомым, любимым голосом. – Но я не против. Я не в первый раз играю эту роль в постели. Вас это устраивает?
Его голос скакнул на тон выше, после того как он обдумал сказанное и осознал, что окружающие его палачи могут всё неправильно понять.
– Воу, эй, это не значит, что я выдаю себя за Лорда Мегатрона! Я не это имел в виду!
– Мы так и не думаем, – перебил его Хелекс, пока сикон полностью не разрушил поглотившую их фантазию. Праймус, да, командуй ими сколько душе угодно, сэр, есть, сэр! С потемневшей оптикой, огромный кон с плавильней в корпусе опустился на колени перед койкой и протянул вперёд руки. – Позвольте мне, Лорд Мегатрон?
…шлак, и во что он ввязался? Наутилатор достаточно много раз участвовал в ролевых постельных играх с конами, которые любили, чтобы ими командовали. Но никто из них никогда не разговаривал с ним таким тоном. Вопрос массивного меха прозвучал так, словно исполнение всех его желаний зависело от ответа, а воздух из его вентиляции был горячим настолько, что Наутилатор мог почувствовать жар даже со своего места. Судя по тому, как оставшиеся коны столпились позади своего коллеги, жадно наблюдая, Наутилатор удовлетворял фетиш, который находился за гранью обычного доминирования.
– Меня зовут Каон, – прошептал сидящий позади него мех тонким, дрожащим голосом.
– Хелекс.
– Тарн.
– Тезарус!
– Вос.
Наутилатор мигнул оптикой. Нервно сглотнул. А затем снова позволил вокалайзеру опустить его голос на тон ниже и повторил их имена.
– Каон. Хелекс. Тарн. Тезарус. Вос. Мои преданные десептиконы. Служите мне до последнего кабеля в ваших телах, до последней капли энергона вокруг ваших искр, и я вознагражу вас за вашу службу десептиконской Империи – и мне.
Это были начальные строки клятвы посвящения в десептиконы. Они в буквальном смысле поставили ДЖД на колени, переполнив эмоциями. Старые, знакомые слова, произнесённые в их присутствии, для них, поимённо, заставили их искры трепетать, а вентиляцию – работать на полную мощность. Это было персонифицированное признание их верности долгу напополам со сценарием, не имеющим ничего общего с их работой, зато тесно связанным с их грязными интерфейс-фантазиями.
Мой Лорд, – произнёс кто-то чуть ли не с мольбой.
– Каон, – прорычал Наутилатор, изо всех сил пытаясь удержать неуместный смех, – ты знаешь свой приказ. Хелекс, продолжай.
Руки тут же атаковали его броню. Всего одна пара, но они были повсюду, распространяя электрический заряд по всей поверхности его брони и ныряя пальцами в каждый стык, каждый шов, чтобы принести ему удовольствие.
– Как пожелаете, мой Лорд, – выдохнул Каон ему в аудиодатчик. Слепой мех ласкал его, заставляя Наутилатора откинуться назад, опереться о него и ослабить крепления брони, чтобы получить доступ к скрытым соединениям и швам.
Другая маленькая пара рук осторожно подхватила сикона под колени и развернула так, чтобы его ноги покоились на тёплой стеклянной панели… на самом деле это оказалось приятным ощущением. Наутилатор пристроил свои ноги на животе у одного из печально известных десептиконских палачей, и при этом считал, что тепло, исходящее от плавильни, приятно? Ну ладно. Такая вот у него жизнь. Слегка ошеломлённый и немного заинтересованный, Наутилатор поддался странности происходящего и позволил Каону переключиться на поглаживание ног его альтформы, пока те не начали дёргаться, в то время как Хелекс пустил все четыре руки в дело. Своими ласками огромный мех заставил его стонать ещё до того, как Каон добрался до гребней на его шлеме. Заряд, пропущенный напрямую сквозь них, на уровень поднял громкость вентиляции сикона, а большие руки Хелекса занялись соединениями в стыках паховой брони, разминая обделённые вниманием кабели. В то же время, маленькая пара рук великана работала над кабелями в его коленных соединениях.
Каон уткнулся лбом Наутилатору в плечо, впитывая непроизвольные звуки меха, планомерно переходящего от состояния страха к возбуждению. Напряжение в теле сикона совершенно изменилось, превращаясь в желание, и Каон с Хелексом оба старались изо всех сил, чтобы поощрить происходящую перемену. К их радости, Наутилатор издавал множество звуков, показывая, как сильно ему нравится подобное внимание.
С отключенной оптикой, всё звучало так, как будто у них в руках действительно стонал Лорд Мегатрон. Оххх. Они могли бы заниматься этим весь день.
Впрочем, они были не единственными в комнате, и Наутилатор не забыл об остальных.
– Тезарус, – в этом уважаемом, желанном голосе проскальзывал статик. Каон прильнул к спине Наутилатора и отчаянно прижался губами к его шее, пытаясь стать ближе к источнику звука. Хелекс нагнулся вперёд, практически утыкаясь ему в колени, преклоняясь у его ног. – Возьми Воса. Я хочу увидеть двоих из моих самых преданных воинов получающими удовольствие. Покажи мне, на что ты способен, если я сам захочу обладать тобой.
– Охшлакохшлакох– да, Лорд! – у Воса не было возможности сделать что-то ещё, кроме как пробубнить что-то неразборчивое и вскрикнуть, прежде чем Тезарус повалил его на пол прямо на месте. Огромный кон начал покрывать тело маленького ганформера поцелуями, заставляя того дрожать. Вос выгнулся в огромных руках, пытаясь продемонстрировать свои лучшие атрибуты и гибкость на радость зрителям. – Мой Лорд, как мне… ?
Инструкции, пожалуйста! Всё что угодно, лишь бы любимый голос продолжал говорить.
– Можешь использовать свои руки, но не рот, – приказал Лорд Мегатрон, и если пара на полу не смотрела на него прямо, ловя говорящего только краем оптики, то всё, что они могли видеть – это красную оптику, наблюдающую за ними поверх склонённого шлема Хелекса. В совокупности с отсвечивающими катушкам у Каона на плечах, создавалась иллюзия, будто могучий лидер сидит и наблюдает за ними, скрытый тенью.
– Вос. Сопротивляйся. Покажи мне свою несокрушимость. Покажи мне, что твой небольшой корпус не является недостатком или помехой. Доминируй Тезаруса, – глубокий, низкий смех прокатился по их спинам, словно рука хозяина, ласкающая своих питомцев. – Тезарус. Не поддавайся ему, или я буду в тебе разочарован.
Что ж, не то чтобы Тарну нужен был этот стол. И стул. И стену они починят позже. Они также не могли ничего поделать с тем, что пнули Хелекса в спину пару раз, но они извинятся позже. К тому же, не то чтобы кон с плавильней в животе это заметил. Его голова была прижата к внутренней стороне бедра Наутилатора, оптика притушена, а руки непрерывно работали, пока он внимательно прислушивался к раздающимся у него над головой довольным вздохам и стонам. Пальцы Хелекса непрерывно искали зажатые кабели и чувствительные места, и Наутилатор определённо одобрял его усилия.
Остался только лидер десептиконской Дивизии Справедливости: Тарн. Тарн, отчаянно цеплявшийся за собственные достоинство и самоконтроль, пока его подчинённые окунались в фантазию с головой. Не в силах держаться в стороне, он опустился на колени перед койкой, рядом с Хелексом, и дрожал в ожидании своей очереди.
Наутилатор протянул к нему руку, погружённый в свою роль и удовольствие благодаря Каону, настойчиво приближающем его к перегрузке. Пальцы сикона заскользили вниз по фиолетовой маске, являющейся доказательством того, насколько сильно этот мех был предан делу Мегатрона – его делу.
– Тарн.
Стоящий на коленях кон отключил оптику и попытался выровнять и без того сбитые настройки своей системы вентиляции. Она продолжала пытаться отключиться полностью из опасения заглушить мельчайшие нюансы этого голоса. Он не хотел пропустить ничего из того, что будет сказано здесь, в его собственной каюте.
– Мой… Лорд, – с трудом удалось выговорить ему.
– Мой самый преданный слуга, – сказал Лорд Мегатрон. – Лучшую награду тебе подарят твои собственные руки. Здесь, рядом со мной.
Палец подцепил край маски и потянул, давая понять, что его лорд и хозяин желает, чтобы он присоединился к нему и Каону на койке.
– Покажи мне лучший способ себя удовлетворить, и я буду свидетелем твоего удовольствия. Я запомню его, и в те холодные ночи, когда война кажется бесконечной и невыносимой, я буду хранить жар твоей преданности мне.
Тарн почти не успел добраться до койки, перед тем как перегрузился.
– Ещё раз, – прозвучало на всю комнату, и дивизия была бессильна что-то сделать, кроме как подчиниться.
И так, как это обычно бывает, за одной вещью последовала другая, и Наутилатор всё же опоздал к своей рабочей смене. Главной причиной опоздания было то, что, после шести перегрузок, чтения одной из книг Мегатрона вслух перед зачарованной аудиторией, и получения массажа, пока Каон стоял с микрофоном, приставленным к его лицу, дабы записать каждый изданный им звук – чёрт возьми, он был истощён. Наутилатор вырубился в койке у Тарна и проснулся, чтобы обнаружить восторженную группу фанатов, слушающих, как он дышит.
Жутко? Да. Но как ни странно, всё было в порядке, потому что когда ДЖД встретили десептикона, говорящего голосом Мегатрона, в четвёртый раз, они принесли с собой подарки, чтобы загладить свою вину. И заманить его обратно на корабль для повторного представления.
И в этот раз им даже не пришлось его похищать.

Вернуться к фанфикам