Happy Interface Night

Автор: Nueteki
Вычитка: Megan Z. Marble
Персонажи: Кнокаут/Брейкдаун
Рейтинг: NC-21
Жанр: pwp
Краткое содержание: мирный будничный десептиконский интерфейс. В ходе экспериментов ни одного десептикона не пострадало. СексОпильность Кнокаута детектед.
Предупреждение: как обычно, кинк, бдсм, а так же топливный римминг, поджог порта и прочие развлечения.
Комментарий: по заявке Sirrian, а так же для kokoko-sir, Anzzer Maar, Mornauro* и всех любителей данного пейринга - на День Большого Интерфейса в сообществе TF-porn (2014 год). Сиквел к фику Happy Interface Day.

Инвентаризация ремблока застала Брейкдауна врасплох - обычно Кнокаут гораздо больше внимания уделял своей внешности и гонкам, чем вопросам эффективности местных медкомплексов. Но страсть медика ко всему новому и лучшему распространялась не только на детали, но и на оборудование, поэтому, подкараулив лорда Мегатрона в относительно хорошем настроении, Кнокаут заполучил разрешение на смену всего, что сочтет нужным. Брейкдауну пришлось поработать грузчиком, сначала перетаскивая на склад комплексы, которые Кнокаут объявил устаревшими (а таковых было немало), а затем активно участвуя в транспортировке груза, прибывшего на шаттле с Кибертрона. Ассистент полагал, что уже неплохо ознакомился с предпочтениями Кнокаута, но в этот раз часть инструментов оказалась ему незнакомой. Брейкдаун не выдержал и ткнул в один из агрегатов, предназначенных, по его мнению, для ремонта отдельных блоков обшивки "Немезиса", но никак не живых кибертронцев:
- Что это?
- Секционный стол плазменной резки, - не оборачиваясь, отозвался Кнокаут, почти полностью исчезнувший в другом, надо полагать, станке. - Комплексный плазменный раскрой стандартного корпуса танкобота в два клика.
Больше вопросов Брейкдаун не задавал.
К его везению, участие ассистента закончилось на тяжелых физических работах, тонкую настройку и тестовые проверки Кнокаут проводил лично, велев Брейкдауну сесть на что-нибудь наименее ценное и не мешать. Стантикон уютно устроился на одной из ремплатформ, наблюдая за начальством. Созерцание того, как работают другие, всегда приводило Брейкдауна в благодушное состояние. Хорошее настроение располагало к хорошему занятию, и кое-чьи наполированные платы, мелькавшие перед оптикой, предлагали однозначный вариант. Брейкдаун был уверен, что при желании Кнокаут мог программировать дополнительные сканеры и без таких плавных движений бедрами, а, значит, намеренно красовался перед напарником. С другой стороны, спустя орны их работы вместе, Брейкдаун не мог утверждать, что настолько хорошо изучил Кнокаута, чтобы предсказать его реакцию. Медик был полон сюрпризов, и зачастую эти сюрпризы включали в себя пилу, дрель и прочие неприятные штуки вроде плазменного раскроя. С другой стороны, Кнокаут, отказывающийся от интерфейса, просто не мог существовать в этой вселенной. Потратив еще пару кликов на размышления и паранойю, стантикон решил не загружаться. Хорошего интерфейса Кнокаут хотел всегда, а на плохой Брейкдаун не разменивался. Как только медик повернулся к нему спиной, стантикон сгреб его в охапку и повалил на платформу, придавив сверху. Не ожидавший столь активного внимания, Кнокаут успел только развернуться, но Брейкдаун уже привычно огрел его паховые пластины разрядом и тут же пристроил пару штекеров, на этом и остановившись: Кнокаут уставился на него взглядом, напоминающим взгляд крайне разозленного Старскрима, и Брейкдаун тут же замер.
- Если ты против, я все уберу, - как можно более миролюбиво сказал он.
- Это очень своевременное заявление, - сухо ответил Кнокаут, не отводя взгляда.
- Мне казалось, внезапный интерфейс в твоем вкусе, - пожал плечами стантикон, - но с тобой никогда не угадаешь.
- Я тебе что-нибудь отвинчу, - заявил медик, однако, не предпринимая попыток освободиться.
- Джампер, - подсказал Брейкдаун.
- Нет, твой джампер - деталь полезная, я его не зря апгрейдил. Лучше голову или руки - один шлак ты ими ничего не делаешь!
Брейкдаун принял к сведению намек, тут же начав гладить сверкающие алые бронепластины.
- Что сподвигло на интерфейс-террор? - небрежно поинтересовался Кнокаут, вытягиваясь под его прикосновениями.
- Твоя прекрасная полировка.
- Примитивная лесть.
- Кормой вертел много, - неохотно признался стантикон.
- К твоему сведению, это называется походка, - фыркнул медик. - Но буду знать.
- Перед лордом Мегатроном не пробовал так пройтись?
- Хм, - Кнокаут задумался. - Полагаешь, он оценит?
- Честно - вряд ли. Он предпочитает более мощных и тяжеловооруженных партнеров.
- Надеюсь, ты говоришь не по собственному опыту?!
- Ну, видишь ли, - протянул стантикон и тут же получил разряд в стык пластин на бедре. - Да пошутил я! Не был я на его платформе.
- То-то же.
- Считаешь, что ты лучше лорда в интефейсе? – неудачно сострил Брейкдаун.
Кнокаут одним неуловимым движением заставил партнера перевернуться, уселся сверху и внимательно уставился на него:
- Если это вызов, то я его принимаю. И ты об этом пожалеешь.
- Не вызов! - быстро ответил Брейкдаун, мысленно проклиная свое чувство юмора не к месту.
- Хорошо, - хмыкнул Кнокаут, освободившись от подключенных к нему проводов и спрыгнув с платформы. - Но у меня все равно есть пара идей, раз уж ты решил устроить перерыв.
- Что ты там опять придумал? - содрогнулся стантикон.
- Ничего, что не могло бы не приносить удовольствия! - оскорбился Кнокаут. - И кто-то еще должен мне за испорченную аэрографию, забыл?
- Да Праймаса ради, - Брейкдаун пожал плечами, укладываясь на платформу. - Коннект - он и есть коннект. Тебе все не терпится перепроверить мой апгрейд?
- Нет, в этот раз твой джампер меня не интересует.
- Чтобы тебя - и не интересовали джамперы? Наверное, сегодня Юникрон прибудет.
Вместо ответа Кнокаут протянул руку к его паховой пластине, выразительно постучав по ней длинным когтем.
- Решил тоже установить себе трехрежимную модель? Смотри, как бы она тебя не перевесила, а то упадешь, и придется тебя поднимать.
- Мне джампер тоже не понадобится.
- Только глоссой работать, что ли, будешь? - озадаченно спросил стантикон.
- Нельзя же быть настолько занудным! - наставительно сказал Кнокаут, вытаскивая здоровенную цепь. Толщина звеньев Брейкдауна впечатлила.
- Ты на ней инсектиконов дрессируешь для своих нужд? - опасливо поинтересовался он, на всякий случай отодвигаясь.
- Нет, только особо вредных партнеров.
Брейкдаун нервно ухмыльнулся шутке и отодвинулся еще дальше. То, с каким нездоровым энтузиазмом медик зарылся в свои бесчисленные запасы различных устройств и инструментов, его отнюдь не радовало, тем более, перебирал их в этот раз Кнокаут долго, постоянно что-то соединяя, придирчиво изучая и вновь откладывая. Наконец, медик небрежно смел со стола в одну из рабочих ниш все, что не посчитал необходимым, оставив только несколько инструментов и цепей:
- Готово.
Стантикон обвел взглядом заготовленный партнером арсенал и подытожил:
- Живым не дамся.
- Ничего не поделаешь, придется коннектить твой теплый корпус, - невозмутимо отозвался Кнокаут.
- Пепел будешь коннектить, - поправил его Брейкдаун. - Я аннигилирую.
- Редко услышишь от тебя такое, если не ошибаюсь, это всего лишь восьмой раз.
- Кнокаут, ты же не собираешься использовать в коннекте такие инструменты.
- Почему нет?
- Тебя замкнуло.
- Я говорю совершенно серьезно.
- Серьезно замкнуло, - констатировал стантикон.
- Брейкдаун, - медик отложил в сторону нечто, больше всего напомнившее стантикону модифицированную дрель, и потянулся к нему, - ты же знаешь, моя месть за полировку будет исключительно сладкой.
- Настолько, что от нее джампер со шлюзом слипаются!
- Хм, джампер со шлюзом... Мысль, безусловно, интересная.
- Тебе надо с Шоквейвом объединиться, - посоветовал Брейкдаун, окончательно съезжая на край платформы и поднимаясь. - Он любит эксперименты, а ты - интерфейс, отлично сработаетесь!
- Но джампер я апгрейдил не Шоквейву, - заметил Кнокаут.
- Цепь ты тоже не для него приготовил.
- Все самое лучшее я приберег для тебя, - медик выразительно помахал свободным концом цепи, - и если бы тебя это не устраивало, ты давно бы нашел себе другого партнера.
С этим поспорить было сложно, но в общении с Кнокаутом Брейкдаун привык преодолевать подобные трудности:
- Партнеры с цепью мне еще не попадались.
- Можно подумать, я кого-то заставляю, - фыркнул Кнокаут. - Насилие - не мой метод. Только добровольное сотрудничество.
- Знаю я твое "добровольно", - неохотно буркнул Брейкдаун.
- Тогда прошу на платформу, заодно пролечишь свою паранойю.
- Ты не психиатр, - поспешно возмутился стантикон.
- Ну так и ты не псих, иначе бы занимал должность пациента, а не моего ассистента.
- В любом случае, сомневаюсь, чтобы паранойю лечили такими способами! - уперся стантикон.
- Поверь мне, традиционные методы довольно занудны, - фыркнул Кнокаут. - Считай это экспериментальной профилактикой.
Устроившись на платформе, Брейкдаун сначала лежал молча и наблюдал за медиком, наматывающим на него одну цепь за другой, но вскоре не выдержал:
- А я думал, в таких случаях цепи используют символически, - недовольно заметил он.
- Разумеется, а потом ты в самый неподходящий момент несимволически дернешься, и мне придется несимволически тебя запаивать.
На этом моменте Брейкдаун забеспокоился всерьез:
- Запаивать? А ты не перегибаешь со своими игрушками?
- Я врач, мне лучше знать, что может повредить, а что нет, - утешил его Кнокаут, взяв из разложенного заранее арсенала небольшое устройство - по мнению стантикона, слишком скромных размеров для вкусов Кнокаута с его гигантоманией на все апгрейды.
- Подавитель вокалайзера, - пояснил медик, опытной рукой закрепив небольшой прибор между его дент так, что челюсти сомкнуть уже не удалось. - Занятная вещь, гораздо интереснее, чем программное отключение динамиков.
Брейкдаун хотел было сказать, что смысла в таких игрушках не видит совсем, но вместо этого вокалайзер издал нечто, больше похожее на стон. Стантикон попробовал задействовать разные частоты, но результат не сильно изменился. Кнокаут наблюдал за партнером, лукаво улыбаясь, и Брейкдаун осознал, что смысл в подавителе определенно был: это устройство сбивало все настройки вокалайзера до базовых. Стантикон вопросительно покосился на медика, и тот кивнул:
- Именно таким образом он и работает. Коммлинк я не отключаю, - тонкий длинный коготь изящно очертил край синего шлема. - Если наши представления о твоих возможностях расходятся, тебе достаточно будет сказать мне об этом. Но в случае бурного общения, - коготь выразительно уперся в выступ коммлинка на шлеме. - Могу отключить.

Не сказать, чтобы Брейкдауна полностью устраивало такое развитие событий, но свою полировку Кнокаут обычно ценил дорого и требовал за нее изощренных компенсаций. Подавитель вокалайзера был еще не самым извращенным развлечением, такое стантикон мог и стерпеть. В конце концов, интерфейсом его еще не пытали, хотя, зная Кнокаута, можно было предположить, что отделу допросов его помощь могла пригодиться. Стантикон только успел подумать, что надо посоветовать Кнокауту подарить пару своих методик Бэррикейду, как освещение в ремблоке почти полностью погасло: стандартные эргономичные сумерки сменились практически полной темнотой. Брейкдаун тут же перешел на ночной режим видения, но, похоже, в новую полироль Кнокаут добавил флуоресцентный пигмент и теперь сиял как посланец Праймаса, если, конечно, Праймас имеет обыкновение карать неугодных ему через извращенный коннект. Пришлось отключить ночное видение и оставить темноту, благо, Кнокаут приступил к тщательному обследованию его приемных интерфейс-систем, слегка стимулируя чувствительные датчики, и теплая волна разрядов прошлась по его разъемам и контактам. Может, кто другой давно бы уже поддался на столь деликатное обращение, но стантикон слишком хорошо знал своего напарника, и бдительности не терял. Разумеется, первый же сюрприз не заставил себя долго ждать. Брейкдаун помнил, что в сфере интерфейса Кнокаут способен на многое, но звук трансформации застал его врасплох, когда он окончательно сообразил, во что именно медик трансформировал свою руку - несмотря на все шуточки, пилу Кнокаута в интерфейсе Брейкдаун не представлял совсем. Стантикон не поверил своей оптике, решив, что партнер пошутил. Собственно, он все еще надеялся на глюк оптосенсоров, когда Кнокаут радостно сообщил:
- Я рад, что наконец-то ты выключил паранойю, - и запустил свой любимый инструмент.
В процессорах Брейкдауна успела только мелькнуть дурацкая мысль: "Может, у Кнокаута хватит совести утилизовать корпус, а то обидно не просто уйти в дезактив таким способом, но еще и рассмешить того, кто наткнется на останки". Но, судя по ощущениям, Кнокаут и на свою пилу умудрился навинтить интерфейс-апгрейд, поскольку датчики внешних сегментов порта беспрерывно сигнализировали о потоках импульсов. В состоянии, близком к шоковому, Брейкдаун не мог оценить полностью столь экзотическое удовольствие, а покрыть Кнокаута отборными кибертронскими выражениями не давал подавитель. Разъяснять же на аварийной частоте, в каком именно направлении заглючило процессоры напарника, Брейкдаун посчитал излишним.

Остановив пилу, Кнокаут пришел к выводу, что элемент неожиданности удался.
- Хорошая шутка? - довольно спросил он, включив освещение ремблока и демонстративно помахав модифицированной пилой, чтобы дать Брейкдауну возможность полностью оценить его идею. - К сожалению, сюрприз всего на один раз, но оно того стоило.
Брейкдаун только молча кивнул в ответ. Все еще потрясенный безграничностью изобретений Кнокаута, он подумал, что надо будет проапгрейдить подобным образом молот и тоже напарнику в порт. Правда, Кнокаута это вряд ли сильно удивит, но хоть какой-то ответ... Дальнейшие размышления смыл поток сигналов уже изрядно пылающей нейросети – медик снова задействовал пилу.

Кнокаут пробежался кончиками когтей по сенсорным панелям настроек, одновременно любуясь блеском нитей смазки на краях контактов насадки, покрывавшей стальные зубцы. С прошлыми партнерами он не церемонился, но Брейкдауна рассматривал как перспективного, поэтому учитывал его пожелания в той форме, в какой они не противоречили его собственным. Периодически он медлил, незаметно присматриваясь к стантикону и прикидывая, стоит ли продвигаться дальше, или потратить лишний микроцикл на дополнительные уговоры - Кнокаут хотел как следует развлечься сегодня и не мог допустить, чтобы мелкое разногласие испортило последующий интерфейс им обоим. Но, поскольку недовольство Брейкдауна явно было вызвано отсутствием подобной практики, а не реальным дискомфортом, да и коммлинк молчал, Кнокаут хмыкнул и продолжил стимуляцию уже начавшего резко вздрагивать партнера.

Привыкший полагаться на силу, Брейкдаун не сразу прекратил дергаться, с неудовольствием осознав, что, похоже, коммлинк остается единственным тормозом для увлеченного партнера. Стантикон не сомневался, что достаточно будет одного слова, чтобы Кнокаут убрал свои игрушки и со снисходительной улыбкой освободил его, но сдаваться так быстро не собирался. Он еще не знал, как можно забороть Кнокаута в сфере интерфейса, но твердо решил взять реванш. Тем не менее, сложно размышлять о глобальных стратегиях, когда на сенсоры с периодичностью в несколько нанокликов обрушивается поток противоречивых ощущений. Если сначала стимуляция показалась Брейкдауну весьма незначительной, то вскоре он убедился, что прерванные соединения заводят куда быстрее стандартного разгона: жалящие уколы разрядов сливались в бесконечную цепь, и его нейросеть уже пылала от такой непривычной нагрузки. Он опять начал дергаться - уже бессознательно, пытаясь сбросить излишки напряжения, и в то же время не желая прекращения слишком приятных ощущений.

Убедившись, что достаточно разогрел обычно несговорчивого на интересные игрушки партнера, Кнокаут слегка коснулся кончиками когтей сенсорной панели пилы, замедлив ее ход и снизив мощность. Брейкдауну уже хватило, а сам Кнокаут хотел полюбоваться партнером: мощный корпус, содрогающийся от прошивающих его разрядов, сжатые кулаки, отчаянно пытающиеся порвать цепь, мерцающая оптика, невнятные стоны... и все это благодаря ему. Кнокаут довольно улыбнулся и выключил пилу. Пора переходить к следующей стадии.

Придя в себя, Брейкдаун не сразу понял, что от него хотят, где вообще его перезагрузка, и недовольно дернулся, когда к его шлюзу, судя по еле заметным уколам нейросети, подсоединили какое-то устройство, а затем в сведенные сегменты диафрагмы настойчиво толкнулась глосса. Будь у Брейкдауна рабочий вокалайзер, он бы непременно пошутил про особо голодных, но на аварийной частоте острить не хотелось, так что пришлось отложить шутку до лучших времен. Глосса нежно прошлась по лепесткам диафрагмы, настойчиво вдавливая их в пазы и сбрасывая крохотные заряды, импульсы эхом отзывались в его топливопроводе, и ошеломленный этими ощущениями стантикон не стал протестовать, когда Кнокаут довольно глубоко погрузил глоссу в его топливопровод. Сначала Брейкдаун сдерживался, сколько хватало сил, но потом ему стало не до таких мелочей, и хриплый искаженный подавителем стон дал понять Кнокауту, что тот на правильном пути. От микроразрядов медик перешел к весьма чувствительным импульсам, сбрасывая их преимущественно на клапаны шлюза, и энергон в топливопроводах Брейкдауна, по его ощущениям, едва не закипал. Когда Кнокаут перешел к вибрации, Брейкдаун наверняка бы стравил все топливный запас прямо в глотку партнера, если бы не локер, принудительно зафиксировавший подачу топлива на самом минимуме, так что энергон выплескивался короткими импульсами, но весьма интенсивно. Впрочем, опустошить свои баки ему не дали.

Кнокаут поднялся и аккуратно стер с себя сиреневые потеки, затем перенастроил локер на чужом шлюзе теперь уже на полную блокировку - взрывать партнеру топливопровод он пока не собирался. Судя по ярко сияющей золотистой оптике, Брейкдаун явно был не против продолжения, но в этот раз Кнокаут был твердо намерен следовать своему плану, в который входили куда более занимательные развлечения.

Сквозь марево полуотключенных систем Брейкдаун почувствовал, что его шлюз наконец-то оставили в покое, позволив диафрагме закрыться, зато порт и прилегающие стыки полны энергона. Он только-только пришел в себя и еле задался вопросом, какого шлака Кнокаут прервал столь приятное занятие, как заметил в руке напарника рабочий электрод. Вся нега от недавних ласк шлюза слетела с Брейкдауна в один наноклик, и он резко дернулся, выражая свое мнение.
Дав партнеру побушевать, медик выждал пару кликов, после чего наклонился, подцепив его подбородок острым когтем:
- Поверь, тебе понравится.
Его многообещающая улыбка была встречена яростным взглядом, который привел медика в еще больший восторг.
- Уверяю, это не больно, - добавил Кнокаут, лукаво улыбаясь. - Разве что чуть-чуть.
И картинно щелкнул когтями, сбросив искру.
Из-за наклона ремплатформы и своего довольно объемного бампера Брейкдаун не увидел, как вспыхнул светло-голубым пламенем пролитый энергон, зато мгновенный разогрев почувствовал сполна. Стерев выскочившие на внутренний монитор первые предупреждения сенсоров внешних колец порта, он предпочел бы не поверить своей оптике, но длинные языки голубого пламени, кончики которых теперь он мог видеть, сомнений не оставляли. Горящий энергон дарил пугающе-приятные ощущения, шлак знает, почему, в отличие от Кнокаута, Брейкдаун специалистом по экзотическим развлечениям не был, и разбираться в таких тонкостях не желал. Хотя медику Брейкдаун доверял, но пылающий энергон на своем корпусе упорно считал ЧП, а не изысканным наслаждением, что бы там ни думал дипломированный извращенец, стоявший над ним.
- Если такие развлечения нестерпимы, - раздался над ним голос Кнокаута, - то могу потушить, хотя разогрев еще не дошел до высших точек, а термальная перезагрузка - одно из довольно редких явлений, и ты еще можешь получить шанс испытать ее. Впрочем, если тебя это напрягает...
В водовороте охвативших его ощущений, Брейкдаун уловил только последнюю фразу, да и то не целиком. Нет, горящий порт его не напрягал, напрягала невозможность немедленно потушить его об голову зарвавшегося в развлечениях напарника. Его температурные датчики начали зашкаливать от непривычных параметров, а внутренний монитор и без того слабо соображавшего Брейдауна закрыли многочисленные отчеты от сенсоров, систем охлаждения, анализаторов и еще шлак знает чего. В его порту замыкались такие цепи нейросети, о которых он даже не подозревал, и на стандартный коннект ощущения походили весьма отдаленно.

Полюбовавшись на пылающий порт под аккомпанемент хриплых сдавленных стонов и записав несколько коротких видеороликов на память, Кнокаут не удержался и самый яркий выслал на давно не использовавшийся, но отнюдь не забытый адрес. Ответ пришел довольно быстро: не успели погаснуть последние языки пламени, как на его комм упало сообщение: "Неплохо. Достойно моего ученика, хотя мог бы и лучше".
Потратив еще несколько кликов на любование уже собой на фоне достигнутых результатов, Кнокаут пришел к выводу, что развлечение, все же, придется заканчивать: может, физически Брейкдаун и был способен на многократные перезагрузки, но сюрпризов с него явно хватило. Не дав партнеру опомниться, он погрузил сразу несколько электродов в порт, замыкая ряды контактов. Протестов по внутренней связи он не получил, а судя по слабым искаженным стонам, Брейкдаун вряд ли был против. В конце концов, разогнать и оставить партнера без перезагрузки Кнокаут считал куда более жестоким испытанием, чем пару безопасных развлечений, так что заботливо сбрасывал импульс за импульсом, доводя системы Брейкдауна до каскадной перезагрузки. Радужные нити разрядов сменил сплошной поток искр, и когда Брейкдаун запрокинул голову, выгибаясь в сдерживающих его цепях, и невнятно взревел, Кнокаут счел свою задачу выполненной. Убедившись, что его ассистент перезагрузился и ушел на перезарядку, медик решительно направился в мойку. После такого сеанса интерфейса Брейкдаун очнется нескоро, а когда очнется, лишние несколько кликов в цепях вряд ли ему повредят, в то время как сам Кнокаут уже начал нервничать из-за запачканных плат, и это надо было срочно исправить.

Когда Брейкдаун пришел в себя, память принудительно сбросила кэш, и воспоминания вернулись к нему не сразу и уже не столь интенсивно окрашенные эмоциями. Хотя огреть молотом чрезмерно изобретательного партнера, пожалуй, все еще хотелось.
- Неплохая встряска нейросети, не правда ли? - невозмутимо поинтересовался Кнокаут, сматывая с него последний виток цепи.
- Горящий порт я тебе припомню, - прорычал стантикон, поднимаясь. - И пилу тоже не забуду.
- Вот видишь! - радостно отозвался Кнокаут. - Я же говорил, что сам не заметишь, как втянешься. Согласись, так намного интереснее!
- Это все твое вредное влияние! - тут же открестился стантикон, запоздало сообразив, во что именно его втянули. - Я тут ни при чем, я раньше таким не был!
- Конечно-конечно! - закивал Кнокаут. - Знаешь, когда белковые хотят избежать чужого влияния, они делают себе шлем из фольги, можешь завести себе такой и проверить эффект. Я бы даже не отказался от интерфейса с тобой в таком виде. Простовато, конечно, но это будет твой первый фетиш...

Кнокаут грациозно увернулся от брошенного в него куска цепи и, не переставая хихикать, выскочил из отсека.

Вернуться к фанфикам