Мгла

Автор: Skjelle
Вычитка: Биполярная Лисица
Персонажи: Мегатрон / Оптимус Прайм
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp
Краткое содержание: испытание нового оружия закончилось плохо, пришлось принимать срочные меры, хотя срочные меры против этого и возражали )
Комментарий: написано на День Большого Интерфейса в сообществе TF-porn (2014 год).

Вывод сражений в космос предоставил возможность использовать оружие массового поражения без опасения изуродовать собственную планету. Точнее, дал шанс оставить ее в том виде, в который она пришла после первых столкновений.
Переход столкновений на другие планеты Мегатрон оценивал двояко: с одной стороны, автоботы зачастую теряли преимущество, потому что стремились спасать еще и местные формы жизни, а не только собственные подранные бамперы. С другой стороны, не менее часто сражение велось в самых невыгодных климатических условиях. То влажность, то грязь, то пылевые бури - всего этого не было на чистом Кибертроне, где атмосфера тщательно создавалась искусственным образом и многократно проходила тестирование на содержание различных примесей, даже на расчетную плотность для комфортного передвижения летных альтформ.
Но больше всего трансформеры не любили холодные планеты, заваленные кристаллизовавшейся жидкостью. В основном кристаллизовалась простейшая химическая формула из двух молекул водорода и одной - кислорода. Иногда туда добавлялось еще что-нибудь веселое, превращавшее обычные кристаллы в крайне опасные нестабильные соединения. В лексиконе кибертронцев не было терминов для всех этих явлений, поэтому приходилось использовать заимствования из чужих языков. Замерзшую жидкость в конце концов стали называть "снег".

Мегатрон снег ненавидел. Колесные не переносили его из-за развозимой грязи, летающие - из-за плотного замерзшего покрова на обшивке. Массшифтеры ярились до глубины искры, поскольку в ходе трансформации легкие кристаллы могли попасть между стремительно сжимающихся и меняющих конфигурацию деталей, а какие у этого последствия - предсказать не брался даже осторожный Шоквейв. Сам, между прочим, не делавший вылазки на планеты, где имелся риск влезть в снежные завалы по пояс.
С ненавистью топча местную растительность и отчасти утешаясь треском ломающихся стволов, Мегатрон шествовал через заваленный белым покровом конгломерат растений. Некоторые дела он предпочитал улаживать сам, даже если для этого требовалось погрузиться в рассыпающиеся заносы кристаллов.

- Бомбшелл!
Мегатрон без церемоний шарахнул кулаком по гладкому скальному срезу, возвышавшемуся над ним. Здесь хотя бы не было снега! Но ожидание Мегатрон переносил еще хуже, чем воздействие окружающей среды.
Скала зигзагообразно треснула и угодливо раздвинулась. Инсектикон навстречу не появился, но Мегатрон и так прекрасно ориентировался в переходах, образующих исследовательскую станцию. К тому же он ценил время, вкладываемое инсектиконами в разработку его проектов, поэтому мог обойтись без встречающей делегации.
Без освещения он тоже прекрасно обходился, впрочем, периодически посматривая себе под ноги, чтобы не наступить на неудачные последствия синтеза энергона.
В тусклом красном освещении пол выглядел чистым, что тоже вдохновляло: обычно инсектиконы начинали бестолково химичить, когда у них что-то шло не так. Если же в месте их гнездовья и исследований поддерживалась практически стерильная обстановка, это означало уверенные шаги к успешному завершению очередного проекта.
На последних метрах пришлось слегка пригнуться - у инсектиконов не хватило терпения делать строительную разметку по всем лабораториям, поэтому на входе в собственные апартаменты они перестали заморачиваться на соблюдении ростовой градации.
- Итак, - Мегатрон заговорил сразу с порога, не заботя себя поиском слушателей. - Я рассчитываю на демонстрацию результата прямо сейчас, в противном случае мое путешествие сквозь отвратительные погодные условия может дорого обойтись.
- Ах, наш лорд опять-опять сыплет угрозами!
Шрапнель выскочил из полумрака, щелкнул длинными суставчатыми ногами и трансформировался. Мегатрон заученным жестом протянул ладонь, и инсектикон осторожно ткнулся в черный металл длинными подрагивающими усиками. В вопросах безопасности инсектиконы проявляли чрезмерную бдительность, сравнимую с паранойей Старскрима, когда тот начинал видеть в окружающих врагов империи. Не очень хорошо ориентировавшиеся в обычном спектре зооморфы прекрасно ощущали тонкие колебания полей и пульсацию энергона, по которой безошибочно распознавали, оригинал ли стоит перед ними или копия, созданная противником и засланная с целью разведки и саботажа.
Удостоверившись, что Мегатрон не поддельный, Шрапнель чуть отступил, а в стенах мерно заскрежетало: сворачивались оружейные ложементы. Мегатрон не изменил выражения лица, в который раз подавляя желание объяснить ползучему умнику, что большинство их оружия бесполезно против тяжелобронированных нападающих. Например, сам Мегатрон мог бы разгромить весь их улей в одиночку, если бы захотел.
Но ему от них нужно было оружие, поэтому он делал вид, что не замечает неуважительного отношения к себе. Впрочем, он не отказал себе в удовольствии на ходу толкнуть инсектикона длинным стволом плазмомета. Шрапнель сердито стрекотнул и торопливо зашагал следом, клацая выростами на упорах. Иногда Мегатрон регистрировал крошечные электрические разряды.

Бомбшелл восседал в антигравитационной люльке, скрестив ноги и задумчиво шевеля вспомогательными конечностями. Перед ним покоилось то самое, ради чего Мегатрон посетил столь нелюбимые им территории.
Последние ворн или два Бомбшелл потратил на исследования перспектив киберформирования, но вместо эффективной, хоть и затратной, технологии превращения биологических планет в механические внезапно получил совершенно обратный эффект.
В его осторожных докладах фигурировало множество слишком умных слов, которые вызывали у любого нормального десептикона глухое раздражение. Заканчивался доклад еще более осторожными выводами, совсем уже непонятного толка. Мегатрон передал всю документацию Шоквейву, и тот в свойственной ему элегантной манере сделал краткую выжимку: установка Бомбшелла работала наоборот, смещая молекулярные связи и превращая крепкие металлические структуры в биологическое месиво.
Очередное оружие было бы не столь интересным, если бы не свойства получавшегося продукта распада. Шоквейв с восторгом отозвался об этом, как об уникальном компенсационном материале, фактически о новом усилителе брони, не требовавшем подгонки и интеграции. Покрытие само определяло, какие части надо укреплять, какие не трогать, а какие видоизменять. Правда, тестировать на себе Шоквейв не стал, но порекомендовал лорду найти добровольцев, которые, в случае успеха, станут одними из лучших бойцов регулярной армии.
Мегатрон с таким подходом согласился, но сначала пожелал лично увидеть, как работает установка "ретрансформинга". Ради таких перспектив стоило выделить время из плотно забитого графика завоевателя. Стоит только вообразить: один выстрел, и удобно переработанный враг компактно размещается на твоей собственной броне, чтобы укрепить и усовершенствовать ее. Вот это и есть концепция единения и поддержки, о которой столько разглагольствует Прайм, когда агитирует собственных солдат. Абсолютная степень взаимопомощи, так сказать.

- Что тут у тебя?
Бомбшелл вместе с люлькой кувыркнулся в воздухе, но не выпал, ловко цепляясь за сиденье. Отрегулировав высоту, он завис рядом с Мегатроном, поднялся чуть выше, но под неодобрительным взглядом красных линз сместился в более подобающую плоскость.
- Это мой ретрансформер, - сообщил очевидное Бомбшелл. - Пока слишком большой и неудобный, но...
- Для меня он не слишком большой, - точно так же поведал само собой разумеющееся десептикон. - Только при массовом производстве нужно будет учесть разные габариты моих солдат.
- О массовом производстве не может идти и речи, по крайней мере в ближайшее время, - возразил Бомбшелл. - Я тестировал его только в лабораторных условиях, полевые испытания требуют времени и исследования результатов... и...
- Я достану тебе результаты.
Мегатрон сосредоточенно отсоединял собственное вооружение, варварски используя для этого длинный скальпель. Судя по размерам, с его помощью Бомбшелл тренировался в использовании колющего и режущего оружия на малых формах жизни.
Отделив последние контакты, Мегатрон аккуратно поставил плазмомет и прислонил его к стойке. Без привычного веса рука сразу показалась странно легкой, движения сделались резкими, а система гидравлической компенсации выдала несколько разгневанных предупреждений. Мегатрон покрутил запястьем, локтем и плечом, запустил протокол сдвига модифицированных систем и еще несколько мгновений ожидал, когда вся машинерия разместится симметрично, восстанавливая надлежащий баланс. Устройство он уже собирался прилаживать к себе, но все же взял паузу.
- Автоботов для полевых испытаний у тебя не запасено? - для проформы поинтересовался лорд.
- Нет, наша лаборатория стерильна, в ней невозможно содержание лишнего мусора, - сердито ответил Бомбшелл. - И я бы настоятельно не советовал...
Прервавшись посреди поучительной нотации, Бомбшелл некоторое время молчал, демонстративно прижимая руку к шлему. Мегатрон терпеливо ожидал окончания переговоров, постукивая кончиками пальцев по освободившемуся верстаку.
- Лорд Мегатрон, у меня для вас отличная новость, - Бомбшелл взмахом руки запустил проекцию, и на стене обрисовалась звездная карта. Мегатрон потратил пару кликов на координацию собственных карт с предоставленной ему. Судя по всему, эта карта снималась как раз из данной лаборатории. - Вот здесь движение постороннего корабля, - Бомбшелл вытянул руку, указывая на и без того тревожно отмеченное красным пятно, медленно ползущее по орбите. - В обычных условиях мы бы сбили его, но эта лаборатория слишком ценная, чтобы подвергать ее опасности раскрытия. Но я думаю, что теперь у вас найдется достаточно материала для проведения полевых испытаний. Мне необходимо установить трекер и регистратор на мой ретрансформер.
Мегатрон безмолвно протянул громоздкое оружие, Бомбшелл ловко налепил на него несколько крохотных устройств, залил прозрачным пластиком и довольно кивнул. Мегатрон еще раз обдумал, стоит ли закрепить на себе ретрансформер, но здравый смысл решительно воспротивился. В конце концов, стрелять десептикон умел и просто так, без связи с нейросетью.
- Если нужна поддержка улья...
- Не нужна, - отрезал Мегатрон.
Бомбшелл снова кивнул. Предлагал он из вежливости, оба это понимали. Мегатрон развернулся и широким шагом направился к выходу.

Бомбшелл устроился поудобнее, предварительно проверив, не грохнется ли обычное оружие лидера, и заменил изображение, передаваемое с проектора. Пока что там мелькали слабые красноватые сполохи, и иногда виднелась часть ноги Мегатрона. Звук Бомбшелл включать не стал, решив полностью сосредоточиться на передаваемых характеристиках и видеопотоке.
- Интересно, как-как он собирается с ними встретиться-встретиться? - Шрапнель подкрался из-за спины и запрыгнул на верстак, с удовольствием греясь в остаточном энергетическом поле.
- Я думаю, Мегатрон способен просчитать место посадки, основываясь на траектории, - фыркнул Бомбшелл. - Для этого, в общем-то, и не нужно быть Мегатроном, достаточно иметь некоторое количество аналитического ума. Но у тебя с этим явные проблемы.
- Я плохо слышу-слышу всякое дебильное бормотание-ние, - обиженно отозвался Шрапнель. - Сам дурак-дурак!

Убедившись, что корабль намерен садиться в том же квадрате, который выходил по расчетам инсектикона, Мегатрон занял удобную позицию возле покатого скального образования. Здесь действительно была хорошая посадочная площадка. Даже автоботы обладали достаточной логикой, чтобы выбрать это место. Всю планету покрывал океан, а единственный материк был невыразительно плоским и ровным, за исключением хорошо заметной на геосканерах гряды. Здесь окопались инсектиконы, здесь же должны были сесть и автоботы.
Мегатрон мельком прикинул, кто мог выследить местоположение гнезда и дать наводку краснознаковым. Но лучше об этом было поразмыслить начальникам его разведки, тем более что их насчитывалось аж двое. Вот пусть они и объединяют свои множественные процессоры в рассуждениях и вычислениях.
Самого Мегатрона интересовала только удачная возможность пострелять в колесных. Конечно, хорошо, что при этом он избавлялся от слишком любопытных посетителей, но в первую очередь им двигал все же охотничий азарт.
Позволив отвратительному кристаллическому покрову закрыть себя с ног до головы - этот ветер когда-нибудь вообще прекратится? - Мегатрон неподвижно застыл, маскируя все частотные и электромагнитные характеристики. Почти остановив энергопотоки, он добился эффекта "невидимки". Не самое частое умение, что очень радовало, потому что иначе пришлось бы по крупному тратиться на системы демаскировки. А это ресурсы, время, энергия...

Мегатрон готов был встретить даже Омегу Суприма, замаскированного под обычный разведочный челнок, но он едва не потерял всю концентрацию и спокойствие, когда на внутреннем радаре загорелась автоботская метка, знакомая ему как своя собственная. Десептикону стоило огромного труда остаться на месте и не шевелиться, по-прежнему скрывая свое присутствие. Погодные условия ухудшились еще больше, в белой пелене он почти ничего не видел в обычном цветовом спектре. Однако маленькая точка на радаре упорно двигалась от корабля к скальной гряде. Мегатрон позволил себе скупо улыбнуться. Ну что ж, это и будет их финальным местом встречи. Самый лучший исход их столкновения. Идеальнее было бы только театрализованное представление на лучших аренах Айакона.

Автобот быстро приближался. Буквально несколько мгновений лидер десептиконов боролся с желанием окликнуть Прайма, чтобы тот понял, откуда придет неминуемая погибель, но в конечном итоге здравомыслие победило. Цель была гораздо важнее средств. Прайм подходил все ближе и ближе, но внезапно остановился.
- Мегатрон!
Его голос заставил десептикона дернуться и почти нарушить маскировку.
- Я знаю, что ты здесь! - Прайм поднял мощность динамиков еще немного. - Я знаю, что тебе здесь что-то нужно! Что-то очень важное, иначе ты не явился бы в одиночку!
Мегатрон терпеливо выжидал, наблюдая за перемещением по радару. Оптимус по-прежнему пытался вызвать его на разговор, выкрикивая типичные для него призывы. Постепенно голос начал удаляться, равно как и метка на внутреннем экране, и Мегатрон обеспокоенно шевельнул плечом. Бомбшелл не удосужился сообщить расчетную мощность выстрела, а сам Мегатрон не ожидал, что ему привалит такая удача и не готовился к величайшему столкновению. Либо стрелять сейчас, рискуя не получить результата, либо дать о себе знать и работать с близкой дистанции...
- Мегатрон.
Негромкий голос из-за спины означал две вещи: первая - Прайм тоже обзавелся отличным средством маскировки, вторая - стрелять нужно сейчас.
На оба вывода у Мегатрона ушло чуть меньше клика. Он развернулся, вскидывая ретрансформер на уровень грудной секции стоявшего сзади трансформера, и нажал единственную кнопку - вогнутую, удобно ложащуюся под палец.
Ретрансформер неожиданно выдал пронзительный воющий звук, белая круговерть и красно-синий силуэт в ней пошли рябью, а затем пространство вспучилось и тут же схлопнулось.

Прежде всего, кругом царила боль. Острая и дергающая - от запястья и до плеча, и тупая давящая - под широкими пластинами, закрывающими искру. Мегатрон включил оптику, с холодной досадой отметив, как много энергии потребовалось на эту автоматическую процедуру. Игнорируя тянущую слабость, разлившуюся по всему корпусу, он последовательно проверил все системы. Результаты его совсем не обрадовали. Общая энергопотеря составляла восемьдесят процентов, но даже оставшиеся двадцать ситуацию не спасали.
В первую очередь стоило задуматься о том, что его искра гасла. Обычно любой трансформер чувствовал ее постоянное волновое излучение, на которое влияли любые внешние причины - сила тяжести, температура, химическое загрязнение, да что угодно. Сейчас Мегатрон ощущал себя полностью отрезанным от всех этих внешних источников. В абсолютной изоляции искра медленно и неотвратимо замедляла пульсацию.
Помимо внутренних проблем имелись еще и внешние, среди которых выделялось отсутствие гравитации, отсутствие ориентиров и наличие Прайма.
Его застывшую фигуру Мегатрон разглядел очень хорошо - автобот болтался неподалеку, медленно поворачиваясь вокруг своей оси. Все остальное было ослепительно-белым и неосязаемым. Десептикон с трудом перестроился на систему координат, предполагающую работу в невесомости, и медленно поплыл в пространстве к границе. Несмотря на общую белизну, он все равно видел, где начинает рябить пространство, и таких искажений было достаточно, чтобы понять: они оба заключены в сферу.
Большую, пустую и идеальную сферу. Разве что без вакуума, атмосфера тут все-таки сохранялась.
- Мегатрон! - дал знать о себе Прайм. - Опять твои подлые приемы?
Десептикон удивленно посмотрел на лидера автоботов. Тот висел вниз головой относительно самого Мегатрона и вроде бы смотрел прямо на него, но вел себя так, словно не замечал присутствия злейшего врага. То ли притворялся, то ли действительно не видел.
Мегатрон подавил хмыканье и молча показал Оптимусу неприличный жест. Обычно такие выходки страшно бесили автоботов, которые считали, что война - это дело серьезное, и подходить к ней надо с суровым выражением лица. Прайм не отреагировал, Мегатрон показал точно такой жест уже второй рукой. Убедившись, что Оптимус его как минимум не видит, десептикон удовлетворенно кивнул сам себе. Но... он был слишком слаб, чтобы справиться с автоботом - тот с виду не страдал от угасания, был как всегда отвратительно бодр и готов к сражению. Даже стиснул кулаки и попробовал занять стойку, что особенно нелепо смотрелось в его подвешенном состоянии.
Искра болезненно сжалась, Мегатрон мысленно плюнул паром на Прайма вместе с его состоянием функционирования и двинулся к стене.
Добравшись до границы, он осторожно протянул руку, кончики пальцев беспрепятственно погрузились в непрозрачное марево... Десептикон поспешно отдернул руку, почувствовав, как страшный холод моментально сковывает тонкую гидравлику. Высвобожденная кисть совсем побелела, он даже не рискнул согнуть пальцы, видя, как отслаивается активная краска, обычно спокойно переносившая почти любые температурные перепады - от падения в жидкую среду с отрицательными значениями до выстрела в упор из плазмомета.

- Мегатрон! - теперь в возгласе Оптимуса царило легкое замешательство. - После паузы лидер автоботов смущенно кашлянул и не совсем уверенно продолжил. - Ты здесь?
Прикинув, что за таким вопросом скрывается не только отказавшая видеосистема, но и все остальные способы слежения, Мегатрон почувствовал некоторую справедливость. Правда, он бы предпочел все-таки видеть подыхающим от искровой недостаточности именно Оптимуса, а не себя. С другой стороны... Мегатрон вновь извернулся и на несколько кликов включил бустеры. В полной тишине даже шум от еле слышно работающих установок показался слишком громким. Прайм тут же резко обернулся, при этом его крутануло под углом, и он судорожно растопырил руки, пытаясь ухватиться за несуществующую опору. Мегатрон готов был поклясться, что даже маска Оптимуса приняла удивленное выражение.
Особого смысла скрываться не было, и Мегатрон громко хмыкнул.
- Десептикон, твои проделки? - почти взвыл Оптимус. - Клянусь, я задушу тебя голыми руками!
- Во-первых, не мои, - наконец отозвался Мегатрон, предусмотрительно остановившись в паре метров. - Во-вторых, не придушишь, потому что не видишь.
- Не беспокойся, я быстро адаптируюсь к темноте, - злобно пообещал Оптимус.
- Здесь светло, - почти без насмешки сказал десептикон. - Просто ты не видишь.
- Но зато хорошо слышу, - возразил Оптимус, однако уже без той уверенности, что была в его голосе пару мгновений назад.
- Отлично, значит, сам отсюда выберешься. Даю подсказку - руки в стенку не совать, отвалятся.
Сделав свой ход, Мегатрон на мгновение вновь включил установки, и Оптимус резко махнул рукой, пытаясь его удержать. Промахнулся и опять прокрутился вокруг своей оси.
Убедившись, что Прайм потерял его, Мегатрон осторожно подвигал замороженными пальцами, убедился, что они более-менее в порядке и сдвинул панель на руке. Он почти никогда не пользовался аварийным коммлинком, поскольку тот жрал слишком много энергии, но сейчас у него просто не было выхода. Выбрав частоту коммлинка Бомбшелла, Мегатрон отправил короткое сообщение, с большим трудом удержавшись от искушения впихнуть туда штук двадцать оскорбительных глифов, которые полностью обрисовали бы степень умственного развития инсектикона, чье оружие не только не работает, но еще и выворачивается наизнанку, портя жизнь великим лидерам.
В таком концентрированном виде сообщение вроде бы успешно пробилось сквозь глухую блокаду. Собственный запас тут же снизился на полтора процента, в частоте искры образовался явный провал. Мегатрон не выдержал и согнулся, прижимая обе руки к нагрудной пластине. Любая физическая боль была переносима, он почти не замечал повреждений, которые заставили бы обычного трансформера отправиться в медотсек на пару оборотов. Но ощущение собственного выгорания причиняло куда больше страданий. Он на всякий случай отключил динамики, опасаясь выдать себя невольным звуком.

- А сам-то ты как отсюда выберешься? - крикнул Прайм. - Эй! Ты здесь вообще, десептикон? Что-то ты не торопишься со мной поквитаться! Где же все твои обещания вырвать у меня искру? Наверное, у самого большие проблемы!
Мегатрон уже собирался послать крикливого автобота куда подальше, но в это время получил ответное сообщение.
"Расч... ериод... джжора..."
"Не слышу", - передал Мегатрон.
В ответ прилетело два кодированных глифа, удачно прорвавшихся сквозь блокаду. Ни один из них не вызывал радости. Бомбшелл предлагал ожидать, когда сфера рассосется сама собой, и закладывал в период ожидания полтора джоора. Еще раз проверив системы жизнеобеспечения, Мегатрон убедился, что у него осталось ровно на один джоор меньше.
Проявив истинно лидерские качества, он не стал посылать Бомбшеллу обещания о скорой расправе.
Если он выберется, инсектиконий панцирь будет долго хрустеть под ногой повелителя десептиконов.
Между тем Оптимус продолжал развлекаться нелепыми выкриками, и тем самым вызывал настоящую ненависть. Слишком полный жизни, слишком энергичный... Избранник Матрицы, которому следовало сломать шею еще когда он прозябал в полицейском участке и бегал посмотреть на выступления знаменитого гладиатора.
Мегатрон разогнулся, развернулся к Оптимусу и расправил плечи.
Ну уж нет. Он не сдохнет здесь, словно жалкая букашка на одной из завоеванных им планет.
- У меня проблем нет, - он старался говорить спокойно и уверенно. - Проблемы есть у нас. Если мы не выберемся отсюда через половину джоора, то наша сфера схлопнется.
- Какая сфера? - с подозрением уточнил Прайм. - Я не чувствую замкнутых контуров. Не лей мне кислоту в процессор.
- Экспериментальная, - с неудовольствием ответил Мегатрон. - Ты приперся во время испытания моего ремонтного энергокомплекса.
- Ремонтного? - с недоверием повторил Оптимус.
- Да, замкнутое стерильное пространство восстановительного цикла, - вдохновенно наврал Мегатрон. - Но оно не рассчитано на двоих, поэтому...
- Вранье, - безапелляционно заявил Прайм.
- Как видишь, у тебя уже отключились внешние системы слежения, - Мегатрон на мгновение замялся, соображая, что еще убедительного может сказать тому, кого с удовольствием расчленил бы на кусочки. - Потом начнет отрубаться все остальное. Вспомогательные системы, силовые контуры, поддержка топливного обмена.
- Что же отключилось у тебя? - с издевкой поинтересовался Оптимус. - Ты, повторюсь, не спешишь отыграться.
- Ноги, - невозмутимо сказал Мегатрон. - Самые массивные управляющие контуры. Поэтому я предлагаю временное перемирие.
- Ни за что, - Прайм сложил руки на груди. - Я считаю большой удачей, если ты погибнешь тут вместе со мной.
- Но тогда у твоих солдат не останется вдохновителя, - почти ласково сказал десептикон. - А у моих не останется того, кто их направлял и сдерживал. Тогда они начнут резню во всех обитаемых мирах, понимаешь, Прайм? Моя цель - завоевание, их цель - чистое разрушение.
- У меня найдутся достойные продолжатели, - Прайм не изменил позы, хотя величественный вид был несколько испорчен глупым размещением в пространстве.
- Но они не смогут спасти всех, - Мегатрон взял паузу, чувствуя, как искра на мгновение вообще прекратила пульсировать. - Сотни миров, про которые мы знаем, еще сотни тех, на которых мы не бывали. Все сгорят.
Повисла недолгая пауза.
- Хорошо, - Оптимус опустил руки и сцепил за спиной. - Ты наверняка блефуешь, но я согласен. Что нужно делать?
- В первую очередь, занять достойное лидера положение.
Мегатрон протянул руку, Оптимус резко мотнул головой, ощутив движение воздуха, и мгновением позже тоже протянул ладонь. Поймав его, Мегатрон потянул на себя, разворачивая автобота в воздухе, и одновременно пожал чужую руку. Оптимус явно неосознанным жестом протянул другую руку и уперся в нагрудную броню Мегатрона, пытаясь удержать равновесие.
- Почти угадал, - Мегатрон перехватил его за запястье и отнял чужую ладонь прежде, чем Оптимус почувствовал бы, что внутри уже почти ничего нет. Еле тлеющая искра, медленно проваливающаяся сама в себя. - У тебя есть то, что мне потребуется.
- Ты опять про матрицу? - почти с досадой уточнил Оптимус. - Я не отдам ее тебе, ты не сможешь справиться с нашей реликвией!
- Она мне не нужна, во всяком случае, не сейчас, - Мегатрон не спешил разжимать руки, но хватка его была настолько слабой, что Прайм не вырывался, видимо, удивляясь мирному настрою десептикона. - Ее мощность нужна для того, чтобы нарушить энергобаланс комплекса.
- Матрица - не реактор, - Оптимус все-таки высвободил одну руку и прижал к собственной груди. - Просто так не запускается по любому запросу.
- А ты очень постарайся, - нетерпеливо сказал Мегатрон.

Как же ему нужна была эта треклятая матрица. Он даже чувствовал ее своей ослабевшей искрой, точно так же, как чувствовал и искру Оптимуса. Это оказались два единственных источника энергии в замкнутом пространстве. Он прекрасно понимал, что упрямый автобот не отдаст величайшую реликвию - работы которой, между прочим, еще никто не видел - и потому рассчитывал добраться до второго источника. Правда, пока плохо себе представлял, как он в таком состоянии взламывает броню Прайма и начинает насильно с ним синхронизироваться. Вообще-то, он совсем не представлял, как справиться с автоботом. Оставалось только надеяться на собственное красноречие.
- Не получится, она так не работает, - Оптимус объяснил терпеливо, словно недоумку. - Я ее оберегаю, но это не значит, что я могу ей повелевать.
- Между тобой и ею наверняка есть синхронизация, - Мегатрон тоже старался быть терпеливым. Орать и угрожать у него не оставалось сил, и даже обычный тон голоса приходилось удерживать с трудом. - Если ты разгонишь собственную искру, то получится вроде ключа зажигания для большой искры. Понял?
- Какая глупая теория, - Оптимус даже отвернулся, впрочем, не выпуская чужую ладонь, как будто пришвартовался. - Я ни разу не встречал в записях, чтобы кто-то столь варварски использовал артефакты.
- Значит, ты будешь первым.
- Мегатрон, ты, конечно, плохого мнения обо мне, но я все-таки не настолько низко пал, чтобы работать генератором.
Антенны Оптимуса воинственно пошевелились, на миг показавшись еще более заостренными чем обычно, и Мегатрон потерял нить рассуждений автобота. Связь между падением и генератором для него была неочевидна.
- Я не буду трепать себя за провода ради твоих теорий, - уточнил Оптимус, правильно поняв молчание.
Мегатрон громогласно фыркнул. О таком он даже не задумывался, искренне рассчитывая, что Прайм в порыве благородства напряжет свои лидерские способности и сумеет силой автоботской мысли разжечь героическую искру до такой степени, что лично сам Мегатрон сумеет успешно от нее подзарядиться. Даже когда они просто находились рядом, ему становилось чуть-чуть легче. Мегатрон боролся с искушением сграбастать Прайма в объятия, чуть-чуть набрать сил, а потом уже разломать и получить всю остальную недостающую энергию.
- Я могу помочь, - неожиданно даже для себя сказал он.
- Чт-то?
Оптимус аж заикнулся и дернулся, пробуя высвободиться. Не теряя времени, Мегатрон потащил его на себя и сжал чужой корпус обеими руками, как и собирался. Правда, с поправкой на собственное состояние получилось нечто достаточно эфемерное.
Оптимус при желании мог бы легко высвободиться, но, видимо, шок оказался настолько велик, что Прайм застыл как примороженный. Спустя несколько долгих кликов автобот все же пошевелился. Мегатрон в отчаянии стиснул пальцы, стараясь удержать ладони в замке. Еще чуть-чуть, и Прайм освободится...
- Это... это очень странное и неприемлемое предложение, - строго произнес Оптимус. - Отпусти немедленно.
Мельком вознеся хвалу Праймасу, Мегатрон разжал хватку, вернее, ее смехотворное подобие и продолжил действовать все по тому же наитию. Вновь поймав Оптимуса за ладонь, он почти невесомо коснулся ее тыльной стороны губами. Перед оптикой уже шли помехи, движение опять получилось чрезмерно легким, но ему сопутствовала удача.
Видимо, Прайм настолько не ожидал от врага аккуратных движений, что не соображал, как и куда ему бежать. Мегатрон вполне мог его понять: одно дело, когда при каждой встрече вы отрываете друг от друга важные части тела, и совсем другое - когда с тобой внезапно обращаются как с кристаллической статуэткой из музея.
- Больно не будет, - пообещал он.
- Да ты издеваешься.
- Нисколько.

Мегатрон в который раз порадовался, что Оптимус его не видит. Великий лидер десептиконов почти висел на собственном противнике, а с поправкой на антигравитацию - устроился на нем как на ремонтном верстаке. Повернув голову, чтобы удобнее было вливать тосол в аудиодатчики собеседника, Мегатрон понес разнообразную чушь, которую с успехом использовал во времена гладиаторских боев, когда уламывал мелких трансформеров сойтись с ним не на ринге, а на одной платформе. Оптимус Прайм молча выслушивал все им сказанное, и излучение от него становилось все яростнее, выдавая как минимум неудобство и возмущение. Насчет максимума в виде возбуждения оставалось только надеяться.
- Все, хватит, я отказываюсь! - наконец взвыл Прайм, услышав про ноги, закинутые на плечи.
- Две третьих джоора, - Мегатрон почти хрипел от невыносимой усталости, но все-таки исхитрился превратить это в завлекательный рокот. - Время уходит. Ты знаешь, какого цвета у тебя броня?
- Разумеется, - слегка испуганно отозвался Оптимус.
- Серая, - Мегатрон сопроводил собственное вранье коротким смешком. - Ты уже теряешь цвет.
Впрочем, для него это действительно так и было. Цветовосприятие было слишком энергоемким, поэтому протокол консервации тщетно пытался спасти хозяина, отрубая лишние настройки.
- Но я себя отлично чувствую, - возразил Оптимус.
- Даже здесь хорошо чувствуешь? - уточнил Мегатрон.
- Где? - Оптимус автоматически закрутил головой, будто пытался оглядеть себя.
- Вот здесь, где я касаюсь, - Мегатрон даже не думал касаться гладких пластин, но лгал очень убедительно. - Как раз, где нет цвета.
- Я не... н-не очень, - наконец признался Оптимус. - Я не чувствую вообще.
- Вот здесь цвет есть, - Мегатрон нарочито неторопливо прочертил одним пальцем от горла Прайма вниз до самой паховой пластины, даже прошелся по ней, - а здесь уже нет.
Он убрал палец, и Оптимус снова беспомощно завертел головой, даже наклонился, вытягивая шею.
- Не пытайся, не увидишь, - Мегатрон предусмотрительно следил, чтобы они случайно не коснулись друг друга.
- Хорошо, - Прайм демонстративно закрыл оптику ладонью. - Я согласился. В рамках перемирия. Исключительно для реализации твоей безумной идеи. Но ты все будешь делать сам, я в этом не участвую. И я слежу за тобой.

Никак не прокомментировав взаимоисключающие утверждения, Мегатрон выразительно постучал пальцем по гладко отполированной броне, защищающей передающую и приемную системы. Он надеялся, что Прайм во имя великой цели не отрезал и не запаял всякие ненужные, по его мнению, детали. А то с великого духовного лидера автоботов сталось бы вкрутить себе туда лишний процессор для всеобъемлющего прощения и любви к иным формам жизни в том числе.
На счастье десептикона, оборудован Оптимус был по стандартному протоколу.
Джамп-система Мегатрона не интересовала, ему нужно было состыковаться таким образом, чтобы получить доступ к управлению искрой.
Судя по напряженной позе, Оптимус действительно не собирался принимать участие в собственном удовлетворении, а у Мегатрона в свою очередь не хватало ресурсов для разгона перед стыковкой. Обдумав все варианты, он раздвинул ладонь в типовой ремонтный набор, вывернул все контактные пластины и плотно прижал к сурово сжатым сегментам приемной системы, мимоходом отметив, что даже здесь Оптимус был благородно раскрашен в красный и синий. Мегатрон видел их как серый и темно-серый.
Почувствовав первый слабый разряд, Оптимус сердито дернул ногой и задрал голову, делая вид, что рассматривает важные надписи у себя над макушкой. Мегатрон добавил еще и еще, с досадой отмечая, как неумолимо падает его собственный запас.
К счастью, Прайм раскрылся раньше, чем затея провалилась из-за стазиса одного из участников. Мегатрон уже хотел подключаться, потом вспомнил об изложенной им легенде и в первую очередь ткнул два инфо-кабеля, полностью перекрыв весь возможный обмен данными через них. А потом уже позволил себе все же навалиться на Прайма, медленно опрокидывая его. Они повисли почти вниз головами, Мегатрон провел ладонью по широкому бедру и гладко подключился. Ему самому было странно не брать крепость тараном, а подбираться аккуратно, едва ли не обходными путями. Оптимус передернулся, видимо, обуреваемый теми же чувствами. - Странно, но сейчас я все чувствую, - поспешил сообщить он. - Видимо, ты ошибся насчет отключения.
- Я подсоединился, это от меня идет сигнал. Обратная связь.
Повисла пауза, во время которой Прайм вслушивался в собственные системы, сосредоточенно склонив голову, а Мегатрон пытался не уронить звание гладиатора, переимевшего две третьих своих поклонников.
- Да не чувствую я никакого подключения! - в отчаянии сказал Оптимус. - Глухо!
- Очень прискорбно, - с фальшивым сочувствием сказал десептикон. - Представляешь, если бы ты брыкался еще дольше? Наверное, вообще утратил бы осязание. Утешайся тем, что ощущения ты все же можешь получить, пусть и с моей помощью.

Обмен репликами окончательно утомил лидера десептиконов, и великий и ужасный, наводящий страх Мегатрон был вынужден взять паузу на отдых. Пин-коннекторы, только-только скользнувшие в гнезда, не передавали напряжение вообще. Мегатрон уже не был уверен, что сможет воплотить в жизнь свой изящный план. Но он обязательно постарается. Сейчас еще несколько кликов... чуть-чуть передышки...
- Мегатрон, если ты что-то делаешь, то это не помогает, - в голосе Оптимуса начал сквозить страх. - Я действительно не ощущаю. Придумай что-нибудь, пожалуйста, иначе ничего не выйдет.
Десептикон, из последних сил боровшийся с принудительным стазисом, еле-еле поднял голову и долгие несколько кликов настраивал вокалайзеры.
- Попробуем иначе. Переключаюсь через три, два, один.
Оптимус неловко вскрикнул, когда штекеры скользнули в него на всю глубину. Пин-коннекторы наконец воткнулись куда положено, и Мегатрон с удивлением обнаружил, что некоторые места стыковки подались с отчетливым треском ломающихся пленок защиты. Когда он сталкивался с такими раньше, пленки всегда легко расходились, эти же затвердели до состояния пластика.
- Ни слова, - предупредил Прайм сквозь денты, сжимая плечи десептикона.
- Я вообще ничего не говорил, - отозвался Мегатрон, с усилием переключаясь на импульсную подачу. - Расслабься, не напрягайся так...
Ему действительно было тяжело работать на отдачу, когда вся приемная система автобота протестовала против вторжения. Может быть, умом Прайм осознавал рациональность принятого им решения, но действовал на уровне рефлексов, призывающих защищаться изо всех сил. Мегатрон просунул немеющие пальцы под раздвигающиеся пластины на спине автобота, зацепил толстые тяжи, придающие гибкость внутреннему каркасу, и легонько за них потянул - сильнее просто не получалось. Оптимус послушно выгнулся, тяжи сократились и вновь натянулись. От простого стимулирующего движения зажатые детали сдвинулись, плавно трансформируясь под конфигурацию партнера, и десептикону сразу стало легче.
Вдобавок его искра поймала очень слабенькую волну удовлетворения от чужой искры, и затягивающая оптику черная пелена слегка отступила.
Он сразу почувствовал, как неприятно упираются ему в бедра вспомогательные элементы на ногах Прайма, и решительно расставил собственные ноги пошире, вынуждая автобота растопыриваться. Оптимус вновь напрягся, но слабый поток напряжения быстро вернул его в нужное Мегатрону состояние. Прекратив делать ставку на энергичный шумный интерфейс, лидер десептиконов действовал медленно и осторожно, боясь расплескать впустую последние крохи энергии. Ему нужен был жаждущий и готовый к перезагрузке Оптимус Прайм, а не собственный дезактивный корпус.
- Я думал, ты более агрессивен, - внезапно пробормотал Оптимус.
- Что, готовился сражаться? - Мегатрон вновь потянул, Оптимус запрокинул голову и легко поддался ослабевшим рукам врага. - Я же предложил перемирие, а не насилие под покровом сомнительного согласия.
- Ай, - почти по-миниботски сказал Оптимус, резко приподнимая ноги. - Там, да... - и тут же прикрыл ладонью маску, словно этот жест помог бы ему отключить аудиовыход.
Мегатрон помнил, что давным-давно полицейский по имени Орион мог снимать свою маску. Сейчас он уже не был уверен, поскольку они столько раз сталкивались и лично он сам столько раз стрелял в эту маску, что для Прайма удобнее было бы поставить глухую защиту, не размениваясь на подвижное мимическое скульптурирование.
- Что, больно? - поинтересовался десептикон, прекрасно зная ответ.
- Ничего подобного, - буркнул Прайм. - Мне не нравится происходящее, но вынужден признать, что ты обладаешь тала... нтом...
- Меньше слов, - посоветовал Мегатрон, в первую очередь заботясь о себе.
Он физически не мог поддерживать и разговор, и подобие интерфейса одновременно. С подобием выходило даже хуже, чем с общением. Но как только автобот заткнулся, им стало легче управлять, и Мегатрон запустил серию длинных медленных импульсов, перекатывающихся по всем системам. Даже для него это было приятно, хотя воздействие ощущалось только на кончиках штекеров. Пин-коннекторы приятно покалывало, зажимы непроизвольно усиливали сдавливание, стимулируя тонкие сенсорные пластины.
Прайм задергался, вынуждая их обоих еще раз медленно кувыркнуться в пустом пространстве. Ответный импульс подарил Мегатрону еще несколько джоулей энергии, позволяя удерживаться на остатках вырубающегося жизнеобеспечения. Оптимус тяжело выдохнул разогретый воздух, обдав им шлем десептикона, и уже добровольно закинул ногу на прохладное бедро. Если бы Мегатрон мог, он бы обязательно уделил несколько мгновений самолюбованию. Уж слишком хорошо смотрелся автобот, нанизанный на копья собственного быстро разгорающегося удовольствия.
Однако десептикон был слишком занят поглощением чужих импульсов и балансированием на тонкой грани, каждый клик рискуя сорваться и отключиться с перспективой вечного забвения.
- Хорошо? - проскрипел он, все еще пытаясь играть в соблазнителя.
- Очень, - ответно проскрежетал Оптимус, точно так же стараясь изобразить отстраненность. - Учти, я оцениваю только с точки... точку приложения...
- М-м?
Очередной плавный импульс, безнадежно затухающий к концу, просочился сквозь кольца передатчиков и растворился в нейросистеме автобота. Оптимус неистово взбрыкнул на месте.
К счастью для Мегатрона, автобот не видел, что страстно цепляется за почти дезактив. Вздумай Прайм устроить двусторонний обмен с традиционной амплитудой "забрать - отдать", дело кончилось бы плохо. Возможно, и для Прайма тоже, поскольку схлопывающаяся искра могла утащить за собой находящуюся рядом, особенно, если их владельцы соединились в замкнутую систему.
Десептикон потянул за вновь напрягшиеся тяжи, прилагая точно такие же немыслимые усилия, как если бы хотел сломать автобота пополам. Оптимус только раскинул руки, давая свести подвижные детали почти вплотную, но затем очередной слабый посыл энергии вынудил его резко передернуться. Мегатрон чуть не выпустил Прайма, в последний момент зацепившись самыми кончиками пальцев за выскальзывающий подвижный металл. Ему отчаянно хотелось сомкнуть дентапластины на острой антенне, потому что голову держать он уже почти не мог.
- Сильнее! - почти рявкнул Прайм. - О Праймас, да сильнее же!
- Ни за что, - Мегатрон сам цеплялся за энергично крутящегося на месте Оптимуса. - Я решил проявить все свои... лучшие качества... о которых ты был не самого хорошего мнения...
Оптимус зарычал, изливая в одном звуке все раздражение и нетерпение. Вместе с вибрацией от него передалось лихорадочное биение электромагнитного рисунка поля. Мегатрон мысленно выругался, прокляв автобота за высокий порог сопротивляемости.
- Хватит ломаться, - он все-таки выпустил один тяж и перехватился за антенну. - Ты же хочешь перезагрузки. Я не тороплюсь, но ты уже весь горишь. Даже протекаешь.
- Неправда, - испуганно откликнулся Оптимус. - Я ничего такого не...
- Как подбитый танкер, - с нажимом повторил Мегатрон. - Может быть, и не чувствуешь, но я-то вижу. Когда выберемся, на холоде сразу весь слипнешься.
Ладонь разжималась сама собой, и он сделал вид, что ласкает твердый штырь, а затем и круглые датчики, шею, гладкие и толстые стеклопакеты, вделанные в нагрудную пластину... Прайм вздрогнул, Мегатрон добавил серию крохотных импульсов, направляя их в пин-коннекторы через один и стараясь концентрировать разряд как можно тщательнее.
Броня Оптимуса медленно раскрылась. Элегантные, хоть и мощные пластины скользнули в сторону, обнажая всю сокровищницу под ними.
- Ох, я... я не могу... - Оптимус вцепился в его плечи. - Я не... ах... не получа...
Повелитель десептиконов несколько мгновений пожирал два сияющих шара взглядом, а потом сдвинул собственную броню.
Совсем крошечная, съежившаяся искра содрогнулась, потянулась вперед, выворачиваясь из ставших слишком большими для нее ложементов, и Мегатрон рванулся за ней.

Прайм глухо вскрикнул, почувствовав незапланированное слияние. Пульс чужой энергии прорезал его собственное синхронизированное мерцание, причиняя настоящую боль, но мгновение спустя она затихла. Зато сама Матрица неожиданно вспыхнула ярко и нетерпеливо, брызнула энергией, заставляя Прайма выгибаться следом за ней, отталкивая Мегатрона... Или прижимаясь к нему еще ближе...
Энергия лилась в пустоту, проходя сквозь все тело остаточными волнами. Прожигала каждый сервопривод, заставляла сокращаться и вздрагивать даже неподвижные элементы. Под броней ходуном ходили самые мелкие приводы. Оптимус не мог сказать, нравится ему это или нет, он просто участвовал в гигантском водовороте и одновременно сам являлся его начальной точкой. От этого внезапно пришедшего сравнения Прайму сделалось страшно. Опять он один, опять всего лишь инструмент, выполняющий задачу, навязанную свыше...
Прайм отчаянно вцепился в единственного остававшегося рядом с ним трансформера. Хотя бы на время перемирия Мегатрон мог стать для него опорной точкой.
Застывший десептикон коротко и резко передернул плечами, рывком отстранился, и поток оборвался, мгновенно иссякнув. Оптимус не успел среагировать, как Мегатрон привычным жестким движением схватил его за правую руку и резко заломил ее назад, едва не сломав локтевой шарнир. Свободная рука погрузилась между раздвинутых пластин, и Оптимус ощутил, как пальцы сжимаются вокруг ложементов, частично погружаясь в ореол искры. Десептикон хрипло прокачал воздух сквозь вентиляцию, чуть сжал пальцы и сразу же ослабил хватку.
Оптимус быстро освобождался от приятного расслабления, переходя в боевой режим с каждым нанокликом, однако Мегатрон удивил его еще раз. По-прежнему не давая автоботу высвободиться, он резко двинул бедрами, и легкое поверхностное соединение, так долго мучавшее Оптимуса, довершилось, тут же превратившись в куда более мощное и глубокое. Совсем погасший энергообмен возобновился с новой силой, пин-коннекторы завибрировали, штекеры продвинулись глубже, давя на основания портов. Оптимус даже не стал начинать тему перемирия. Все еще не зная причины, по которой Мегатрон так резко изменил поведение, он уже понимал, что ничем хорошим это не закончится.

Мегатрон сжимал и разжимал пальцы на его искре, строго соответствуя заданному ритму интерфейса. В любой момент он мог сжать их слишком сильно. Но одновременно с этим Оптимус начал чувствовать. Соединение, через которое Мегатрон поначалу сбрасывал ему сенсорику с поврежденных участков брони, перестало быть таким важным. Оптимус уже сам мог ощущать, как движется воздух, как его броня трется о чужую, и как действительно скользят между ними обоими части взмокших систем. Ему начало казаться, что он мог чувствовать это и раньше, но Мегатрон вел себя так странно, что попросту было некогда на этом сосредоточиться.
Как будто подслушав его, Мегатрон слегка замедлился, наполовину вернувшись к прежнему ритму. Оптимус вслепую вытянул руку и схватился за воздух. Изо всех сил напрягая вспомогательные системы, он пытался выстроить контурную сетку, чтобы понять, где его враг. Толчки внизу корпуса мешали, предательская искра неожиданно благосклонно реагировала на мануальную стимуляцию, сосредоточиться не получалось. Оптимус с глухим стоном рванулся вперед и все-таки ухватился за что-то. Стиснув пальцы, он с огромным удовлетворением понял, что не промахнулся и ухватил врага за горло в прямом смысле слова. Мегатрон не отстранился, вместо этого продолжая импульсную долбежку, от которой содрогались уже и топливные заглушки.
- Может, еще по-мокрому обменяемся? – издевательски прохрипел Оптимус, изо всех сил сжимая пальцы.
- Я не колесный, мне наливка не нужна.
Первая пиковая загрузка отразилась яркой вспышкой перед выключенной оптикой. Прайм со всхлипом втянул сквозь фильтры воздух. Следом загрузки пошли чередой, быстро сливаясь воедино, и в конце концов Оптимус потерял над собой контроль, выплескиваясь отработкой поверх обычной перезагрузки.

"Лорд Мегатрон, раскрытие сферы через двадцать восемь кликов"
Сообщение, пришедшее по обычному коммлинку, сохранило каждый байт в своем составе. И каждый байт чудовищным образом мешал. Начавшаяся перезагрузка неумолимо сворачивала системные процессы, Мегатрон еле-еле удержался от выпадения в оффлайн. Все тело потряхивало от незавершенного процесса, и он никак не мог сосредоточиться на сообщении. Между тем личный хронометр уже начал обратный отсчет. Мегатрон заскрежетал челюстями и обратил внимание на важную вещь - они с Праймом перестали парить в центре сферы, оба медленно опускались книзу. А там уже образовалось дно - сфера проседала, теряя свою идеальность.
"Предупреждаю, раскрытие может сопровождаться побочными эффектами! - торопливо добавил инсектикон. - Рекомендую принять альтформу и максимально выставить фильтры!"
"Какие еще эффекты?!" - заорал десептикон, наконец угомонив трясучку.
"Непредвиденные, - отчеканил Бомбшелл. - Внимание, стабильность пропала, раскрытие через три клика".
Мегатрон с проклятьем рванулся в сторону от Прайма, забыв разжать пальцы. Ему живейшим образом нарисовалось, как в итоге раскрытия сферы их сплавляет друг с другом в химеру, похожую на ранние эксперименты Шоквейва. В это же мгновение сфера лопнула.
Сенсоры зарегистрировали прискорбную потерю верхней конечности до середины предплечья, и лорда Мегатрона швырнуло в радостно завывшую кристаллическую метель.

Под яростное попискивание тревожного маячка Оптимус Прайм вышел онлайн. Неловко перевернулся на бок и ощутил резкую боль в груди. Схватившись за раскрытые пластины, он обнаружил некий посторонний предмет, который после лихорадочного ощупывания оказался... оторванной кистью. Знакомого черного окраса, а с ней еще и кусок предплечья, закрытого броней неприветливого серо-металлического цвета.
С трудом разжав скрюченные пальцы, Оптимус убедился, что искра в целости и сохранности, Матрица тоже никуда не пропала, а вот Мегатрона рядом не наблюдается.
С сожалением отметив, что десептикон оказался крепче, чем мог бы, Оптимус поднялся во весь рост. Видеосистемы работали как новенькие, лишь иногда выдавая слишком резкую контрастность, превращавшую белый пейзаж в яростно сияющее пятно. Пережив очередной сбой, Прайм огляделся. Цепочка глубоких следов, быстро исчезающих под снегом, направлялась в сторону скальной гряды. Оптимус поморщился, закрываясь от ледяного мокрого ветра, подумал и с размаху зашвырнул подплавленную кисть далеко-далеко.
Даже если Мегатрон врал про энергокомплекс, то его игрушка явно сломалась. Гнаться за ним Оптимусу не хотелось. Он внезапно оценил всю правоту товарищей, хором убеждавших, что на заснеженную планету стоит направить разведотряд, но никак не Прайма самолично. Оптимус сделал мысленную заметку о необходимости зачистки данного сектора - только очень осторожно, чтобы не получилось внезапной черной дыры с интересным эффектом, ранее неизвестным науке - и двинулся в ту сторону, где его челнок уже благополучно превратился в высокий холм, заваленный кристаллами.

Сделав два шага, Оптимус остановился, затоптался на месте, широко расставил ноги и дальше пошел, буквально переваливаясь с боку на бок. К счастью, никто не мог услышать, как бесстрашный лидер автоботов страшно ругается, делая честь даже рабочим с уровня очистных сооружений.
Ему нужно было как можно скорее попасть на собственный корабль. Проклятый десептикон оказался прав в своих предсказаниях - на холоде бесстыже вываленная интерфейс-система пугающе быстро начала смерзаться и прилипать к залитым энергоном бедрам.

Вернуться к фанфикам