Шрамы сердечные
(Heart-scald)

Автор: Helestor
Перевод: Skjelle
Персонажи: Cиксшот/Рэтчет
Рейтинг: R/NC-17
Жанр: драма
Предупреждение: нон-кон, сомнительное согласие, принудительное удовольствие
Краткое содержание: Сисксшот и Рэтчет по событиям комикса Devastation: хищник/добыча, принудительное удовольствие. "Ты думаешь, что можешь сбежать от меня?"
Авторское примечание: это сюжет из сообщества Spring Kinkfest
Иллюстрация: имеется (как только узнаю имя художника - сразу напишу)

Когда раскаленная шрапнель, оставшаяся от спасательного модуля посыпалась с небес, удирающему с места крушения трансформеру и двум людям буквально поджарило задницы. В процессоре Рэтчета все вопило "Сиксшот! Сиксшот!" - непрерывно и возмутительно истерично. Он не мог показать, в каком ужасе сейчас пребывал, потому что это окончательно выбило бы из колеи и без того перепуганных Джимми и Верити. По правде говоря, ситуация и так была паршивой, пожалуй, у него было бы больше шансов, вздумай он гоняться за Мегатроном с брызгалкой. Кстати говоря, о чем думал Мегатрон, посылая сюда Сиксшота? Ради Праймаса, десептиконы находились только на второй стадии захвата. Каждый трансформер знает, что Сиксшот - последняя козырная карта. Для его появления нужен очень серьезный повод. Наконец, прибытие С.М.В.К.* с его непринятием деликатных решений, подразумевало полный конец света, независимо от того, на какой планете это происходило. Это был совсем не тот сценарий, который Рэтчет хотел бы увидеть в этом небольшом мире.
Если им повезет, они выберутся отсюда более-менее неповрежденными. Если им очень сильно повезет, в вечерних новостях не покажут ничего или, по крайней мере, не все из произошедшего.
Ему хотелось верить, что крушение Арка-19 заставит их преследователя думать, что все они разбились вместе с кораблем, и он не сядет им на хвост. Ну или хотя бы у них будет время, чтобы спрятаться и составить план действий. В конце концов он - маленький устаревший медик с двумя людьми, и все они скорее всего даже не высветятся на радаре Сиксшота, а может он просто не обратит на них внимания.
Он мрачно пояснил ситуацию компаньонам, пока латал одного из них, а другой с плохо скрытым беспокойством за этим наблюдал. В целом, они спокойно сидели в кабине, после того как он восстановил все повреждения Верити, и для особей их вида, оказавшихся на их месте, это было показательно. Мало кто из людей разрешил бы ему осмотреть их раны, независимо от того в холо-форме он бы находился при этом или нет. Рэтчету польстило, как они доверяют свое лечение настолько отличающемуся от них по физиологии существу.
Следуя по безлюдному шоссе среди пустыни, Рэтчет позволил себе маленький вздох облегчения. С момента падения корабля прошло около цикла, и все выглядело так, будто оказались слишком незначительными, чтобы привлечь внимание. В данный момент стоило беспокоиться только об остальной команде Арка и о том, как войти с ними в контакт...
Поверхность возле колес взорвалась. Лазерный выстрел скользнул почти по самому его боку - так близко, что у него едва не потекла краска. Рэтчет резко вильнул, уже не в состоянии уберечь от сотрясения своих пациентов, и вздрогнул, когда Джимми и Верити закричали, кувыркнувшись в его кабине.
Спустившись из облаков как дурное предзнаменование, Сиксшот занял положение прямо сзади них - повис на хвосте, словно какой-то нелепый котенок-переросток, гоняющийся за добычей.
Насосы Рэтчета дали сбой, когда большой силуэт начал настигать их. Он слышал разные истории, но никогда даже не представлял, насколько Сиксшот огромен. То что они до сих пор не превратились в дымящиеся ямы на дороге, свидетельствовало об их феноменальной удаче. Теперь до подобного исхода событий оставалось совсем немного.
Наконец, будто всего этого было недостаточно, в дело вступили местные вооруженные силы, и проблемы сразу же разрослись в масштабах. О, люди обязательно должны были ввязаться, совершенно не понимая ситуацию - словно для того, чтобы усугубить его чувство вины за творящееся тут. И уж совсем ему не помогало просительное выражение на лице Джимми. Дураки - преследовать Сиксшота, не зная всех обстоятельств, это значит сделать последнюю вещь в своей жизни.
Игнорируя вопли подсознания о необходимости помочь хотя бы чем-нибудь остальным людям, - то, чем он, как медик, к сожалению, занимался все лучше, - единственное, что он мог сейчас сделать, так это использовать доставшееся им драгоценное время и не позволить людскому самопожертвованию оказаться полностью бессмысленным.
Он переключился на турбоускорители, топливо и энергон понеслись по его энерговодам вдвое быстрее в безумной попытке увеличить расстояние между ними и Сиксшотом насколько это возможно. Джимми и Верити вдавило в сиденья, наверное, они даже испытали дискомфорт. Тем не менее, он не мог удержаться от маленькой самодовольной мысли о том, что они наверняка никогда не встречали санитарную машину или какой-нибудь другой наземный транспорт, способный в буквальном смысле слова обогнать космический реактивный суперджет.
Благодаря вмешательству человеческих пилотов и его турбоускорителям они наконец потеряли Сиксшота из виду. Нельзя сказать, что это всех особо успокоило. Тем более Рэтчета. Сверившись с навигационной системой, Рэтчет проложил кратчайший курс к месту падения Арка-19. Ну разумеется, путь должен был пролегать через населенные области. Это не слишком-то облегчало положение, и все еще раздражало его на каком-то уровне сознания.
Миля за милей ложились под его шины. Джимми высунул голову в окно, рассматривая небеса в поисках малейшего признака чужого присутствия.
- Ничего не вижу. Удрали?
Быстрый скан подтвердил наблюдения молодого человека.
- Кажется, мы оторвались. Лучше всего сейчас расслабиться и восстанавливаться, пока у нас есть возможность. Не могу сказать, когда он снова возьмет след.
Он был твердо уверен, что с шестирежимником они встретятся очень скоро.
Рэтчет не стыдился признаться себе, что осторожное шевеление неожиданных пассажиров в кабине успокоило его. Пока что горизонт был чист, и Джимми с Верити уже пришли в себя настолько, чтобы шутливо подначивать друг друга, поедая человеческое питание, которое он держал при себе для чрезвычайных случаев вроде этого. Напряжение слегка оставило его, и он сосредоточился на поездке.
Очень скоро они добрались до пригорода Пенсаколы. Рэтчет осторожно пробирался среди развалин и хаоса, оставленного падающим Арком. В этот момент сработал внутренний сигнал тревоги, перенаправив его внимание на радар, где появилась большая красная точка, быстро направляющаяся к их местоположению. Обдумав все возможные сценарии поведения, Рэтчет внезапно затормозил и распахнул двери.
- Никаких споров, никакого неуместного героизма. Вы знаете куда идти, а я не могу рисковать вашими жизнями больше необходимого.
Они неохотно выбрались наружу, поглядывая на него с обиженным выражением. Оба, казалось, готовы оспорить его приказ, и если бы не оттенок паники, просочившийся в его вокалайзеры, они бы наверняка немедленно начали бы возражать.
Еще до того как он отъехал, Верити уже начала прикидывать текущий расклад, а Джимми одарил задумчивым взглядом группу машин местной полиции и собравшихся копов.
Верити уперла руку в бедро, припомнила карту, на которой Рэтчет показывал им местонахождение Арка, и объявила свой план.
- Нам понадобится катер.

Ну что ж, по крайней мере, теперь у него было визуальное подтверждение, что Арк-19 проходил через этот район. Он ворчал себе под нос, совсем не радуясь тому, что вынужден будет проехать здесь. Большой город, новостные команды, требующие свежих историй, и высыпавшие на улицы свидетели, слишком любопытные, чтобы обеспечить собственную безопасность. В данный момент он не хотел иметь с этим никакого дела. Его удача не была бы столь полной без необходимости пробраться здесь и не вызвать подозрения у и без того взвинченных аборигенов. По крайней мере, Верити и Джимми будут в относительной безопасности там, где он оставил их. Учитывая подвешенные на каждого из них маячки и природную склонность молодой женщины следовать туда, куда она хочет, не интересуясь мнением других, он даже не сомневался, что скоро они встретятся вновь. Конечно, если он переживет грядущие несколько часов.
Движение сквозь город оказалось настоящим испытанием, ему пришлось вести себя так, будто он везет пациента, и тщательно игнорировать людей, умолявших вытащить их отсюда. В центре города, где повреждения от раскаленного Арка были самыми большими, он пристроился к целому стаду припаркованных санитарных машин и присел на колесах. Скрывшись здесь он получил несколько минут отдыха, а так же время чтобы собраться с мыслями прежде, чем его снова погонят прочь. Чуть-чуть переместившись, он остро осознал, насколько его внешность отличается от всех остальных машин вокруг него. Он почувствовал легкий укол смущения за собственный жалкий внешний вид брони. Хотелось бы надеяться, что никто из людей не задумается, почему одна из машин настолько помята и намного грязнее, чем другие.
Почти вытряхнув себя из ступора, он приказал себе забыть об этом, иначе он дойдет до уровня Тракса. Следующее же, о чем стоило задуматься, это попереживать насчет того, что он не имел возможности хорошенько вымыться и отполироваться уже... задавшись этим вопросом, Рэтчет даже не смог вспомнить, когда он в последний раз получал нечто большее, чем стандартная гигиеническая чистка.
Запыхтев воздухозаборниками от негодования, Рэтчет потратил целую минуту, чтобы очистить процессор, упорядочить мысли и вновь сосредоточиться на происходящем.
Мгновение передышки не продлилось долго. Необычайно раскрашенный танк разнес маленькое здание. Осколки без видимого вреда простучали по его броне. Почти сразу же он начал систематически расстреливать санитарные машины одну за другой, явно надеясь спугнуть добычу. Рэтчет встревоженно заурчал двигателем. Шлак побери, о чем этот ходячий бластер вообще думает? Конечно этот особенный трансформер был достаточно наглым, чтобы полностью игнорировать все правила и демаскировать себя. Ему явно не было необходимости волноваться о таких мелочах. Как будто люди могут не заметить танк. Особенно бирюзово-фиолетовый танк. Кстати говоря, у людей был хотя бы один танк с такой расцветкой? Надо будет поискать через Телетраан, когда все это закончится...
Мысленно встряхнув себя еще раз, он запихнул въедливый внутренний голос в дальний угол процессора. Честное слово, его умственные процессы выбирают самые весьма странные моменты, чтобы так распыляться.
Итак, тактика взрывания всего подряд конечно же сработала. Прежде чем окружающим мог быть приченен гораздо больший и ненужный ущерб, Рэтчет активировал турбоукорители и почти вылетел прочь с парковки мимо пораженных зрителей. Как только он выдал себя, танк немедленно трансформировался, и на его месте очутился волк, тут же кинувшийся следом за добычей.
Страх медленно вполз в его процессор. Теперь ничто не могло отвлечь Сиксшота от его персоны. Утробный волчий вой преследователя заставил Рэтчета задрожать. Самым лучшим выбором было продолжать мчаться по пустынной прибрежной дороге - здесь мало кто мог пострадать, и к тому же он оказывался все ближе к Арку. Его движение было удивительно четким и уверенным, хотя часть процессора начинала тихо паниковать из-за упорно настигающего его волка. Выписывая зигзаги на шоссе, он успел только увернуться от лапы, норовящей выбить из-под него колеса. Теперь Сиксшот был так близко, что Рэтчет мог чувствовать горячее дыхание его воздухозаборников на задних дверцах своего фургона.
Уклонившись на волосок от очередного удара лапой, Рэтчет поймал себя на жутком ощущении, что Сиксшот, вместо того чтобы быстро утомиться гонкой и многочисленными маневрами, что случилось бы со многими десептиконами, казалось, наслаждался происходящим. Рэтчет мог бы поклясться, что последний удар был нанесен вполсилы, только чтобы повредить его. Большой волк вел себя очень похоже на тех маленьких животных, которых Рэтчет видел живущими вместе с людьми - так они играли с маленькими шариками из оберточной фольги.
Подумав об этом, Рэтчет возмутился. Он не собирался становиться игрушкой для развлечения какого-то там десептикона. Умышленно притормозив, он подождал то мгновение, которое понадобилось Сиксшоту, чтобы окончательно настигнуть его. Когда волчья морда была в микроне от того, чтобы впиться в его покрытие, он в последний раз врубил турбоускорители, опалив Сиксшоту пасть и израсходовав остатки особенной смеси топлива - все ради того, чтобы разъярить одного из самых сильных десептиконов.
"Рэтчет, ты полный болван, - сообщили ему процессоры, почти истерично захихикав, когда сзади раздался гневный вой. - Раньше у тебя был слабый шанс покончить с этим быстро. Теперь нет"
Перейдя в основную альтформу, Сиксшот прямо посреди шага врубил собственные ускорители, затем трансформировался в летательный режим и сграбастал Рэтчета, который тоже изменил режим, пытаясь освободиться из хватки. Все это привело к тому, что они кувыркнулись наземь и рухнули в облаке пыли, пропахав длинную борозду своим падением. Мгновение оба лежали неподвижно, пока процессоры пытались обработать внезапное прекращение гонки. Грохот мощного двигателя отдавался во всем теле Рэтчета, заставляя его дрожать почти на посдсознательном уровне и съеживаться в тщетной попытке защитить себя. Энергетическое поле большого трансформера было почти материально - разливаясь в воздухе вокруг них оно сдавливало санитара и почти душило его мощной аурой. Рэтчет задрожал. Хозяину крепко обхвативших его рук явно не составит труда раздавить автобота и превратить в кучу мусора без долгих размышлений.
Неожиданно для Сиксшота маленький трансформер начал извиваться в его хватке, пытаясь вырваться на свободу. Собственное энергополе санитара представляло собой удивительную комбинацию упорства, испуга и уверенности. Позже Сиксшот решит для себя, что именно это заставило его продлить текущее мгновение. И это помимо того, что маленький автоботский медик подарил ему гораздо больше острых моментов преследования, чем самые отпетые бандиты. Самое меньшее, что он мог для него сделать - устроить так, чтобы все закончилось быстро и безболезненно. Проведя рукой по белой грудной броне, он добрался до шеи и основной нейропроводной артерии. Медленно обернув пальцы вокруг светлого горла, он почувствовал четкий пульс энергона, бегущего под поверхностью. Один раз быстро сжать пальцы - и все кончится.
Внезапная острая боль, прострелившая всю нейросеть, настолько изумила Сиксшота, что его хватка ослабла. В потрясенном замешательстве он смотрел как автобот высвобождается и трансформируется. Загнанность слетела как шелуха, и от его поспешности галька брызнула на зеленую броню. Все еще лежа на боку, Сиксшот опустил левую ладонь на землю, и собственный локоть оказался прямо перед его оптикой. Сантиметр за сантиметром он вытянул нечто из своего сустава и недоуменно уставился на это. Скальпель. Мгновение он изучал его, будто никогда не видел подобный экспонат - краем оптики он почти безразлично отметил, что его цель рванула от него куда подальше.
Его пристальный взгляд был прикован к розовому мерцанию вокруг маленькой колотой раны. Жидкость медленно выступила над краями пореза, а потом скатилась по его руке и закапала на землю. Скальпель сумел пройти в небольшую щель между пластинами брони и перерезал главную топливную линию, повредив ее настолько, что это могло бы стать проблемой в будущем. Под маской Сиксшот осклабился, обнажая острые дентопластины. Сжав инструмент в пальцах, он трансформировался в режим волка и с ликующим завыванием стартовал с места в карьер.
Лимит удачи Рэтчета исчерпал себя, потому что автобот свернул не в том месте. Теперь перед ним было ничто иное как открытый океан. И еще чуть-чуть места для разворота. Затормозив, он проехался по песку, трансформировался и начал ожидать конца. Он достал бластер и настроился продать себя подороже. Это меньшее, что он мог сделать, чтобы заставить Сиксшота приложить хоть немного усилий для достижения желаемого результата.
Сиксшот почти ленивой трусцой настиг загнанного трансформера и начал подкрадываться к нему. Волк опустил голову и напряг плечи, ясно демонстрируя кто тут сильнейший. Морда его выглядела так, словно он довольно ухмылялся. Встав в боевую стойку Рэтчет приготовился к очень короткому, как он подозревал, сражению. Несколько точно рассчитанных шагов - и прежде чем Рэтчет успел нажать на спусковой крючок, Сиксшот перешел в основной режим и обрушился на него, тут же прижав к земле. Большая ладонь сграбастала красный кулак, сжимающий бластер, и сжалась. До тех пор, пока механизмы не деформировались от усилия, сдвинулись, а броневые пластины не оказались стиснуты до скрежета. Острая и резкая боль пронзила руку Рэтчета, достигла его центрального процессора и заставила выронить оружие.
Сиксшот нависал над трансформером, не собираясь умалять собственное превосходство. Поймав другую руку автобота, которой тот бесполезно царапал его бок, Сиксшот свел их вместе и перехватил, сжав в одном кулаке. Положив свободную ладонь на грудь Рэтчета, Сиксшот почти почувствовал дикое трепыхание искры, даже сквозь толстую защитную броню. Рэтчет извивался под ним, и его ноги весьма неосторожно терлись о бедра Сиксшота, вызывая у того приятные сигналы в нейросети. Молча наблюдая за долгой и тщетной борьбой, Сиксшот внезапно понял, что ему не хочется просто закачивать это дело.
- Ну, чего ты ждешь, приглашения?! - Рэтчет решил, что раз уже умереть ему придется мучительно, то не надо ограничиваться полумерами, и собрался разозлить десептикона по полной программе. - Или убивай меня прямо сейчас или, уж сделай одолжение, и отпусти!
Мысли Сиксшота были грубо прерваны этими воплями. Он резко сосредоточился на обмякшем под ним атвоботе, пыхтящем воздухозаборниками в попытке охладить перегретые механизмы. Рэтчет застыл, внезапно сделавшись центром пристального внимания шестирежимника. Что-то подсказывало ему, что под этим шлемом крутятся какие-то новые мысли, и он точно знал, что их итог ему не понравится.
"Если он сейчас решит воплотить все садистские приемчики, используемые десептиконами, то последующие мгновения будут очень неприятными", - подумалось автоботу.
Наклонившись ближе, Сиксшот потерся маской о щеку Рэтчета, заставив его отдернуться. Медик ждал что вот-вот наступит расплата в медленного расчленения на кусочки.
- Ты думал, что можешь сбежать от меня? - прорычал Сиксшот в белый аудиодатчик. Его двигатель все еще не остыл после гонки, а сейчас вновь медленно набирал обороты.
Шестирежимник заставил Рэтчета запрокинуть голову, проведя самым кончиком когтя вверх-вниз по топливопроводам на сером горле. С тихим щелчком его маска разделилась и ушла в пазы шлема. Уткнувшись лицом в чужие кабели Сиксшот глубоко вдохнул, вздрогнув от открывшегося ему аромата. Смесь бегущего по трубопроводам энергона, масла и смазки плюс напряжение электрического поля - все это сливалось в удивительно опьяняющий запах.
Прибуя отстраниться как можно дальше, Рэтчет уже начал зарываться в песок. Сухие частицы песка и почвы неприятно впивались в его спину, пробираясь между швами брони, а потом попадая между движущимися деталями и проводами. Запах океана, горячего металла их тел и еще кое-чего, о чем Рэтчет предпочел бы не думать, заполнил его обонятельные датчики.
Осторожно сжав топливный шланг между дентопластин, Сиксшот обхватил его губами и начал двигать головой вверх-вниз, пока электростатическое напряжение не начало покалывать металл вокруг его рта.
Сиксшот не мог скрыть довольное мурлыканье собственного двигателя, почувствовав, как его добыча дрожит всем телом. Никогда раньше ему не приходило в голову заняться чем-то подобным. Ну а теперь это оказалось полным приятных сюрпризов.
- Что... ты что делаешь?
Вопрос был задан с придыханием, и голос явно звучал более кротко, чем предполагал говорящий. О Праймас, этот звук пробудил восхитительные чувства в его сенсорной сети, и даже его броня зазвенела от ненамеренной дрожи, когда он услышал это.
Он пожал широким плечом.
- Я собирался покончить с делом быстро, но потом решил добавить немного специй. После всего что было, ты этого заслуживаешь.
Чуть отодвинувшись, он взглядом пригвоздил к месту извивающегося атвобота, наблюдая, как тот неуверенно сжимает и разжимает красные пальцы. Неторопливо и настойчиво Сиксшот заставил его раскрыть ладонь - ту самую, которая причинила ему вред. Слегка потерев большим пальцем соединительные швы на ладони медика, он почти застенчиво просунул коготь в запястный сустав и мягко поласкал повода, скрытые под броней. Он специально искал те медсенсоры, которые делали руки Рэтчета специализированными инструментами, и теперь заставляли пленника испытывать острые ощущения.
Рэтчет содрогнулся от происходящего с ним, отказываясь в это верить и желая, чтобы его оптика на самом деле видела ужасно детальную галлюцинацию. То же неверие почти заморозило его сервоприводы, вынуждая реагировать намного медленнее: все что Рэтчет мог сделать, это оцепенело смотреть, как Сиксшот тянет его руку к себе и медленно обхватывает палец губами. Язык прошелся по всему пальцу - по каждому шву, суставу, по каждой царапине. Затем Сиксшот выпустил этот палец и взялся за другой, и все последующие по очереди - с дотошностью специалиста, обезвреживающего взрывное устройство.
- Нет! Не смей! - яростно брыкнулся Рэтчет, поняв, что Сиксшот действительно собирается претворить свой план в жизнь.
- Ты пролил мой энергон. Знаешь когда в последний раз со мной такое случалось? - прорычал Сиксшот, откровенно наслаждаясь происходящим.
Энергон оставил на его руке маленькие сияющие ручейки. Только сейчас они начали подсыхать и испаряться. Перехватив запястья автобота поврежденной рукой, Сиксшот собрал кончиками пальцев немного драгоценной жидкости. И даже поскреб по затянувшемуся повреждению, чтобы набрать больше. Он поднял пальцы так, что они оказались между их лицами, и оба почти зачарованно уставились на светлую жидкость, покрывающую бирюзовые когти. Шестирежимник провел пальцами по дрожащим губам автобота, размазав по ним розовые следы. После чего опустил палец в рот медика, заставляя его попробовать чужое жизненное топливо.
Рэтчет застонал, когда энергон, коснувшийся его языка, заискрил.
"Сверхзаряженный, - мелькнула невнятная мысль. - Он заправляется сверхзаряженным..."
Впрочем, это имело смысл, учитывая строение Сиксшота и известные факты о том, сколько требовалось энергии для поддержания трех режимов и какое это было напряжение для трансформера. Не говоря уже о шести. Нет, стоп, тут было еще что-то кроме сверхзаряженного энергона, что-то, что заставило его процессор помутиться просто от испарений и от нескольких капель энергона... Сиксшот куснул его за кончики пальцев в качестве возмездия за то что Рэтчет отвлекся, и автобот вздрогнул. Шестирежимник ухмыльнулся ему, продолжая сжимать челюсти, словно предлагал посметь сказать что-нибудь насчет подобного обращения. Рэтчет вновь застонал, как только Сиксшот снова начал ласкать языком каждый миллиметр его пальца
Автобот запрокинул голову, стыдясь удовольствия, которое получал от этого. Сиксшот продолжал весьма опытно стимулировать его сенсорные датчики на руках, вызывая в нейросети вспышки электричества, и Рэтчет спрятал лицо у него на плече, надеясь заглушить слабые стоны, рвущиеся из вокалайзеров. Сиксшот лизнул раскрытую ладонь и мягко выдохнул на нее воздух из систем охлаждения, упиваясь тут же охватившей медика дрожью.
Контрастные ощущения от горячего языка и холодного воздуха окончательно рассинхронизировали нейродатчики, одновременно регистрирующие противоположные сигналы и данные.
Поменяв руки автобота, Сиксшот на этот раз начал с запястья, рассчитывая найти другие слабые местечки и воспользоваться ими. Слегка покусывая ладонь, он неожиданно остановился, наткнувшись на маленький закрытый паз у основания запястья. Подняв чужую руку к самой оптике, он изучил это открытие и с восхищением понял, что здесь расположены порт и коннектор.
- Ооо, что тут у нас?
Предвкушающее мурлыканье вернуло к нему внимание Рэтчета, и обычно синяя оптика начала менять цвет от глубокого индиго к очень светлому оттенку - вероятно, от гнева. Когда Рэтчет осознал, что именно нашел шестирежимник, он начал бороться со свирепостью, удивительной для трансформера его размеров. С легкостью ограничив эти метания, Сиксшот отщелкнул панельку и провел языком по краю порта, оставив блестящий след хладагента. Сдвинув вторую панельку, Сиксшот вытащил и взял в рот золотистый коннектор, принявшись облизывать его с таким же тщанием, как ранее пальцы. Его весьма порадовало, как захваты у основания коннектора задвигались, касаясь его губ в попытке найти разъемы вокруг порта, чтобы состыковаться с ними.
Поочередно занимаясь то портом, то коннектором, Сиксшот не успокоился, пока в итоге не получил медика, беззастенчиво стонущего ему в грудь. Рэтчет издавал эти сдавленные, задыхающиеся звуки, пробуя спрятать лицо на широкой грудной клетке трансформера, придавившего его. А потом Сиксшот взялся за другую руку. Ощущения, пронизывающие Рэтчета, были настолько сильными, что его процессор буквально взорвался от потока информации и удовольствия. Рэтчет даже не мог собраться с мыслями и отключить датчики.
Внезапно Сиксшот притиснул его руки к земле над головой и прежде, чем Рэтчет успел отвернуться, шестирежимник атаковал его шеврон. Автобот застонал, и тело немедленно предало его, тут же подаваясь навстречу Сиксшоту в поисках большего удовольствия. Рэтчет ума не мог приложить, откуда только шестирежимник знает где потрогать, какие датчики простимулировать, а за какие провода потянуть. В общем-то Рэтчет даже не мог с уверенностью сказать, рад он или нет тому, что кто-то так хорошо знает об альтформах вроде его собственной.
Облизывая шеврон и посасывая его кончики, Сиксшот почти чувствовал, как гудят под его губами датчики, спрятанные в металле. Любопытно, что Рэтчет мог в себе модифицировать, чтобы эта деталь была настолько чувствительнее, чем обычно. Сенсорные вкладки на шлеме могли нести множество назначений: начиная с радара на уровне новейших технологий и заканчивая примитивной антенной для радиочастот. Загадка этого шеврона настолько заинтересовала Сиксшота, что он почти решил взять медика с собой в качестве заключенного, чтобы потом удовлетворить любопытство.
Решив исследовать все досконально, Сиксшот провел рукой по белой груди. Когтями поддернув броню, он зарылся пальцами под пластины и пробежался по всему, до чего дотягивался, твердо вознамерившись не пропустить ни миллиметра. Рэтчет сжался - какая-то крошечная часть его сознания все еще хотела сражаться. Сиксшот погладил его бедро и вынудил поднять ногу, после чего точно так же поиграл с коленным суставом, и невероятно возгордился собой, получив ответную реакцию - почти такую же, как при развлечениях с руками медика.
Забавляясь с частями вспомогательной брони, он "случайно" смял одну из пластин. Ему понравилось, как колено медика сначала дернулось от неожиданной боли, а потом сильнее подалось в его ладонь. Выключив оптику, Рэтчет отвернулся от него, униженный тем, как вознаградил Сиксшота, так постыдно ответив всем телом на жестокие игры.
Проверяя теорию, Сиксшот протолкнул когти в шов трансформации на ноге медика и провел ими поперек проводов еще грубее, чем раньше. Он хихикнул, почувствовав как красно-белый медик сильнее прижимается к нему. Рэтчет беззвучно шевелил губами, но так и не начал умолять вслух. Однако затем он все же позволил вырваться нескольким невнятным звукам - впрочем, даже если это была просьба остановиться, Сиксшот не стал бы слушать, скорее наоборот, это разогрело бы его еще больше.
Включив оптику и расфокусированно уставившись в небо, Рэтчет позволил себе откинуться головой на землю, пока Сиксшот осыпал его линию челюсти резкими укусами. Бирюзовая рука скользнула под бампер Рэтчета, и медик выгнулся насколько мог, давая больше свободы чужим пальцам. Сиксшот одобрительно заворчал, выкручивая провода, чтобы заставить пленника вновь бездумно издавать звуки удовольствия. Сдавленный крик Рэтчета, ощутившего прикосновение металла к своей протоформенной оболочке, был чудесно греховным.
Они оба чувствовали, как напряжение в их телах нарастает. И оба знали, что совсем скоро энергия достигнет максимума, и все закончится.
Погруженные в личный маленький мирок, они не заметили ни как разошлись волны, ни как пять фигур поднялись из воды. Только неожиданный выстрел из энерговинтовки заставил Сиксшота переключить внимание на остальную часть его заказа, удобно выстроившуюся перед ним.
Услышав собственных друзей, Рэтчет вынырнул из оцепенения. Всеобъемлющий стыд охватил его, когда он понял, что они видели - что происходит с ним. Вместо того, чтобы посмотреть в оптику друзьям, он испытывал желание вновь спрятать лицо на груди шестирежимника. Процессор отметил, как руки вокруг него напряглись, а тело над ним чуть опустилось, словно пытаясь оградить его от взглядов. Температура медика была близка к критической, воздухозаборники тяжело перекачивали прохладный воздух. Это было сложновато, потому что единственный воздух, который он мог поглощать - это тот, что аж струился от температуры, возникшей между ними обоими. Статические разряды в атмосфере потрескивали у него на языке, когда он вдыхал.
Рэтчет слышал рокочущий голос Прайма, требующего отпустить его медика, и бормотание остальных автоботов. Он мог слышать их тихий обмен мнениями на заднем плане. Он потерпел неудачу, теперь он будет виноват в смерти своих друзей, всех до единого, за то что они попытались спасти его. Он заскулил в отчаянии. Ах если бы он мог что-нибудь сделать - что угодно, предложить Сиксшоту что-то в обмен на их безопасность...
Глядя прямо на Оптимуса, Сиксшот начал целовать горло Рэтчета, бросая своеобразный вызов. Уголок его губ дернулся в ухмылке, заставив автоботов попридержать первый же порыв спасти товарища. Ни одному из них не понравился этот взгляд и, по правде говоря, он пугал гораздо больше чем любые угрозы. Сиксшот выбрал один из главных топливных шлангов, отделил его от остальных и сжал на нем дентопластины, давая отчетливое предупреждение. Хотя челюсти кибертронцев были довольно слабы при сопоставлении с общими размерами и силой трансформеров, но даже при этом ему бы не потребовалось много усилий, чтобы перекусить шланг и оставить медика истекать энергоном. Убедившись, что привлек внимание зрителей, он отпустил шланг и удостоверился, что они не двигаются с места. Проигнорировав всхлип медика, он восхитился тем как оптика Прайма сделалась почти бесцветной от ярости. Вся их компания буквально дрожала от нервного напряжения.
- Скажи, как много они значат для тебя? Что ты дашь в обмен на их жизни? - выдохнул Сиксшот в аудиодатчик Рэтчета, слегка потеревшись об него грудью, чтобы поддерживать температуру между ними на должном уровне.
Джазз дернулся вперед, первым догадавшись, что Рэтчет может дать в обмен. Бамблби и Хардхед еле удержали его на месте.
- Нет, Рэтчет! Не надо!
Содрогнувшись до самого ядра, Рэтчет сдался. Он отвел взгляд, и в установившейся тишине очень громко прозвучал щелчок. Затем раздался шум механизмов, и его грудная пластина разделилась надвое. Части скользнули в стороны обнажая основные функциональные системы. Все хранили молчание, только шум волн и отдаленные крики чаек нарушали напряженную тишну. Рэтчет снова перевел взгляд на Сиксшота, рассматривая его полупригашенной оптикой. Сияющие пластины, защищающие камеру искры, открылись и ложемент искры чуть сдвинулся вперед, делая доступ к ней более легким.
Сиксшот аккуратно провел когтем по внешним краям камеры. Легчайшие прикосновения заставили медика задрожать под ним. Системы, все еще не остывшие от ранее принудительно вызванного удовольствия, быстро нагрелись под нежными ласками вновь. Когти задели самый край энергетической ауры. Красная оптика пристально следила, как энергия закручивается в медленный водоворот словно ртуть.
- Праймас, - зашипел Рэтчет, инстинктивно выгибаясь, чтобы эти пальцы проникли поглубже.
Сиксшот сел и продолжил играть с искрой дразнящими прикосновениями, созерцая как его добыча задыхается перед ним, а выразительное лицо искажается от множества эмоций. Двигатель набирал обороты. Взгляд Рэтчета был прикован к чудовищу над ним, сияние искры скользило по его лицу, и казалось, что автобот покраснел. Воздухозаборники громко зашумели, и Рэтчета пробрала дрожь, потому что ему показалось, что он прочитал то, что творится за этой бездонной оптикой.
Глубокое рычание в бирюзовой груди, щелчок разъезжающихся пластин - и две искры слились.
Рэтчет запрокинул голову, оскалившись в тихом крике. Голодная искра буквально пожрала его.
Не упуская ни мллиметра, Сиксшот искал, что заставляет медика содрогаться. Он зарычал и просунул пальцы под набедренные пластины, не заботясь о том, какие царапины и вмятины оставляет на них. Толкаясь искрой глубже, он поразился, как Рэтчет быстро уступил, хотя до сих пор отчаянно сопротивлялся. Полностью открыл себя для шестирежимника, позволяя погрузиться туда, где до сих пор бывали немногие. Сиксшот застонал, обхватил Рэтчета обеими руками и притиснул к себе. Автобот отдавался ему целиком и без остатка ради своих товарищей, и этому соблазнительному призыву Сиксшот не мог воспротивиться.
Правой рукой Рэтчет вцепился в его крыло, бессмысленно и сильно его царапая, а левой схватился за загривок Сиксшота. Мимолетная мысль о том, что пальцы санитара, хорошо знающего физиологию, находятся слишком близко к главным уязвимым местам, исчезла так же быстро, как и появилась. Наклонив голову, Сиксшот открыл шею, позволяя ловким пальцам делать свое дело - закапываться в провода, играть с датчиками и сенсорами, приводя их показания в полный беспорядок, из-за чего его зрение начало заполняться статическими помехами.
Его кабели, находящиеся по окружности камеры искры, заизвивались и погрузились в порты Рэтчета. Собственные коннекторы медика автоматически проделали то же самое. Маленькие держатели позади коннекторов раскрылись и вошли в соответствующие гнезда, чтобы не позволить этим двоим разъединиться даже если все пойдет очень грубо.
Оо, этот способ был просто потрясающий, хотя он всегда считал, что такое ему не может понравиться. Находиться так глубоко в другом существе, видя, из чего оно действительно сделано - это было то, чем Сиксшот боялся слишком сильно увлечься. Все что чувствовал медик хлынуло через их связь, затопляя Сиксшота самой сущностью Рэтчета. Упрямство, острый разум и мощный интеллект, верность делу и сильнейший защитный инстинкт по отношению к двум людям, вверенным ему. Но самым важным было его сочувствие ко всем живым существам.
Взамен Рэтчет получил то, что было Сиксшотом. Огромная сила, ограничиваемая только его собственным желанием, и полное безразличие к большинству существующих жизненных форм. Презрение, относящееся почти к каждому десептикону. И совсем чуть-чуть расплывчатой привязанности, иногда перемешанной с раздражением, но в основном забавляющей - к террорконам.
В конце концов Рэтчет тоже толкнулся ему навстречу, посылая целый вал данных по связующим их проводам. Шок заставил его так среагировать, медик перехватил инициативу и толкнулся еще сильнее. Сиксшот оскалился в ухмылке, обнажившей острые дентопластины, и в самой глубине его горла зародился стон. Скользя губами по шеврону, Сиксшот послал ответный сигнал, бросая Рэтчету вызов - насколько далеко тот сможет зайти. Рэтчет зарычал и стиснул объятие, утягивая их обоих все дальше в бездну. Сиксшот не смог подавить смех, вырвавшийся из вокалайзеров, и странное чувство ликования наполнило его.
Он ухмыльнулся, когда в ответ на его смех Рэтчет раздраженно клацнул челюстями.
- Ооо, какие мы злобные, а?
Краем сознания Сиксшот отметил, что его голос сделался почти таким же прерывистым, как раньше был у Рэтчета.
- Ты не представляешь насколько, - прорычал медик. И усмехнулся одной из тех улыбок, что больше подошли бы Сикшоту, заставив того забеспокоиться, что ощущалось даже через их связь, прежде чем он успел блокировать это чувство.
Высокий пронзительный звук ввинтился в аудиодатчики Сиксшота - очень хорошо знакомый любому, кто имел дело с медициной. Прежде чем он сопоставил звук и данные из памяти о том, что это было, его насквозь прошибло электричество прямо от того места, где находились красные руки.
"Дефибриллятор, - смутно подумал Сиксшот. - Он использует свои инструменты против меня"
Он почти ощутил гордость за то, что сумел заставить медика использовать то, что всегда применялось для исцеления, таким способом. А потом его мысли прервались. Энергия вспыхнула между ними - маленькие разряды впивались в землю вокруг них, наполняя воздух запахом озона. Те места, где они были сцеплены друг с другом, просто горели, но в остальном он ощущал себя странно замороженным. Электричество потрескивало на их броне, и напряжение делалось все выше и выше.
Наконец предел был достигнут, и обоих швырнуло в перезагрузку. Рэтчет остатками сознания отметил, что его сигнальные огни погасли и вцепился дентопластинами в мощную броню перед собой, чтобы заглушить вопль. Вцепился изо всех сил, потому что ему казалось, будто мир вокруг него и под ним рушится. Сиксшот не проявил подобной сдержанности - запрокинув голову, он взвыл, демонстрируя экстаз всему миру.
Так же резко, как начиналось, все закончилось. Трансформеры расслабились - один на другом. Слабая постперегрузочная дрожь все еще пробегала по их телам. С усилием отсоединившись от партнера, Сиксшот захлопнул броню и посмотрел на бессознательного медика, погасившего оптику. Почти нежно он провел когтем по лини челюсти автобота, точно так же приласкал красный шеврон и легчайшими касаниями отметил лицевую пластину. Будет просто преступно дезактивировать его. Игнорируя затоптавшихся на своем месте автоботов, он продолжил тихое исследование.
Яркая желтая вспышка и боль, вспыхнувшая в нейросети. Самый маленький атвобот наконец не выдержал ожидания и очень удачно выстрелил в упор, угодив ему в бок и заставив таким образом Сиксшота прекратить свое бдение над автоботом.
В мгновение ока он преодолел разделяющее их расстояние и отшвырнул желтую надоедливую мелочь в сторону, даже не раздумывая над своим поступком. Зарычав со свирепостью, которую он довольно редко ощущал, он двинулся прямо к Оптимусу, предпочтя не задумываться над чем, почему пришел в такую ярость из-за нарушенного мгновения.
Это было неслыханно - спровоцировать Прайма настолько, что он кинется в битву с голыми руками. Хотя, если нападать на его подчиненных таким оригинальным образом, то его действия вполне понятны.
Проул и Джазз обогнул сражающихся противников, направляясь к побежденному товарищу. Встав на колени по обе стороны от него, они поводили руками над областью его энергетического поля, перепуганные отсутствием реакции и не знающие что делать. Когда над водой разнесся звук мотора приближающегося катера, Джазз резко обернулся, заученно вскидывая оружие и автоматически целясь. Только сейчас до него и Проула дошло, что у них появилась компания - свидетели, возиться с которыми им было совершенно некогда. Лишь увидев, кто это был, он опустил оружие.
- Что с ним? Что произошло? Он выживет? - люди уставились на открытую грудь медика, засыпая Проула вопросами и с тревогой наблюдая как пульсирует искра автобота.
Они почти ничего не знали о своих инопланетных приятелях, но такая демонстрация искры явно не могла значить ничего хорошего.
- Сиксшот догнал его, - Голос Проула был бы еще более нейтрален чем обычно, заставив подростков заволноваться гораздо больше, чем если бы он внезапно выплеснул эмоции.
Джазз медленно потянулся вперед, и его рука дрогнула, прежде чем опуститься на раскрытую грудную клетку. Дрожь пронзила его с ног до головы. Его датчики были специально настроены для подобной работы - он мог улавливать малейшие следы энергетических подписей и силовых аур, и сейчас ему открывались вещи, о которых он, возможно, не хотел бы знать. Отбросив эмоции и опасения, что он может сейчас навредить своему другу гораздо больше, Джазз попытался закрыть пластины, но они даже не двинулись с места. Он попробовал еще раз, на этот раз с немного большим усилием, и беспомощно посмотрел на Проула, когда результат остался тем же самым. Он сел возле ног медика. Джазз не хотел причинить другу лишних повреждений, и он был уверен, что пластины все-таки сомкнутся, когда будет подана соответствующая команда владельца.
Их главная забота наконец застонала и неуверенно замерцала оптикой. Рэтчет медленно сел. Его линзы светились белым, если не считать тонкой синей окантовки. Он смотрел на них и сквозь них, словно никогда не видел их прежде, а сам весь дрожал.
Джазз подсел к нему боком, смотря в землю прямо перед собой и стараясь выглядеть как можно более безобидным. Для этого он разжал кулак и опустил ладонь на землю. Затем передвинулся еще ближе, слегка дотронувшсь пальцами до края энергополя Рэтчета. Медик уставился на него все еще расфокусированной оптикой. Надлинзовые щитки сердито сошлись, и он подался назад, инстинктивно защищая себя. Люди подступили ближе, пытаясь рассмотреть, что происходит. Вопросы хлынули на Рэтчета потоком - вероятно органические процессоры были неспособны мыслить строго логически, и потому люди вели себя так абсурдно. Джазз Проул старателись удерживать их подальше, а люди продолжали интенсивно приставать к медику - и ни Джазз, ни Проул не могли сдержать собственное рвущееся наружу беспокойство.
И вот, когда они начали задавать ему вопросы, оказавшись слишком близко, взбаламученное энергополе медика столкнулось с их собственными. Искра Рэтчета запульсировала в тревоге. Он обнажил дентопластины, свирепо зарычав. Оптика вспыхнула белым светом, и он ударил скрюченными пальцами, словно когтями. Рычание грохотало в его груди, когда он качнулся назад, уходя из зоны досягаемости, и едва не упал, стараясь избежать прикосновений.
Когда шок на лицах друзей пробился в его затуманенный процессор, весь гнев немедленно испарился, оставив его совершенно обессиленным. Два черно-белых трансформера поймали упавшего между ними измотанного медика.
- Простите. Я не собирался... я... простите.
Отдаленный звук приближающегося вертолета заставил Рэтчета выпрямится и со звучным щелканьем захлопнуть нагрудные пластны. Он поглядел назад, на ход сражения между Сиксшотом, и Праймом при поддержке Хардхеда, одновременно удивляясь, почему Проул и Джазз пялятся на него, даже не начав говорить о неотложных вопросах. Например, почему Бамблби валяется кучей металла возле рухнувшей пальмы. Или насчет сообщения от Оптимуса сквозь треск помех об орбитальном броске, поскольку человеческие вооруженные силы уже почти прямо над ними.
- А теперь давайте пошевелимся. У нас есть много гораздо более важных дел.
Одной рукой Рэтчет сграбастал Джимми и Верити, а другой прижал к себе Бамблби, ожидая, когда орбитальный бросок вытащит их с поля битвы. Он не оставил Проулу и Джаззу иного выбора, чем следовать его приказам, хотя это не помешало им бросить на него еще парочку взволнованных взглядов. Хорошо, что его люди оказались таким осторожными маленьким созданиями, иначе через мгновение они превратились бы в шлак.
Энергетический луч подцепил их, и последнее, что Рэтчет видел, это как Прайм устраивает Сиксшоту нечто, напоминающее перелом челюсти. Ублюдок заслужил это.
Слегка вздрогнув, Рэтчет старательно проигнорировал призрачное ощущение в искре - чувство беснующейся мощи сражающегося шестирежимника.

Опираясь подбородком на кулак, Сиксшот чуть пригашенной оптикой наблюдал за террорконами, удовлетворяющимся прямо перед ним. Двое, оседлавшие его бедра, задрожали, когда он праздно пробежался пальцами по их спинам. Долгое мгновение он наблюдал за ними, храня на лице выражение безразличия, затем подался вперед и поймал одного из них в жестоком поцелуе, пожирая ответные стоны и хныканье. Сграбастав крылья трансформера, сидевшего на его правой ноге, он рванул его к себе, прижал к груди и буквально вколотил штекеры во все доступные порты. Не давая терроркону приспособиться к вторжению в системы, он начал беспощадно затоплять его неупорядоченными данными. Одновременно он грубо шарил рукой по оранжевой броне, сдирая краску. Его пальцы оставляли такие глубокие царапины, что из них начал сочиться энергон, вскоре стекающий уже по всему телу терроркона. Особенно грубый рывок целого жгута проводов заставил несколько из них оторваться от мест спайки. Меньший десептикон вылетел на перезагрузку, и энергия, хлынувшая по обратной связи, отозвалась эхом в нейросети Сиксшота.
Занятый сторонними мыслями, он рассеяно смотрел куда-то и почти неосознанно поглаживал навалившееся на него тело, трудящееся над охлаждением. Ему потребовалась целая минута, чтобы осознать, что остальные террорконы уставились на него с незамутненной жаждой. Он ухмыльнулся, и его двигатель загрохотал на субгармонических тонах, посылая колебания сквозь пол и корпуса трансформеров, заставляя их вскрикивать.
Он не мог видеть их в стратосфере, но он знал, что они были там. Арк и команда автоботов, целя группа, которая противостояла ему и сумела уцелеть в ходе его задания. Кроме того, там был маленький санитар, который подарил ему гонку тысячелетия, выстояв там, где множество других проиграло. Будет очень интересно вновь отследить эту группу и снова бросить им вызов. Он не любил оставлять работу незаконченной, это было очень непрофессионально. Даже если Мегатрон отменил приказ следовать за ними, он всегда мог найти их в его собственное свободное время.
А пока... он мог развлечься со своими "друзьями".

--------

С.М.В.К. - Самостоятельный Мобильный Военный Комплекс, имеется в виду многофункциональность Сиксшота, по сути заменяющего собой целую группу трансформеров.

Вернуться к фанфикам