Помоги себе сам

Автор: Skjelle
Персонажи: Оптимус Прайм/Оптимус Прайм
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp
Подгруппа: фестиваль "Мартовские бензокролики" 2011 год.
Краткое содержание: тихо сам с собою я веду беседу...

Каждая планета, открытая автоботами, преподносила им очередные интересные сюрпризы. Новая голубая планета была практически мирной и тихой, если не считать хитро закрученных магнитных полей. Именно они и представляли собой тот самый сюрприз. Вовсе не смертельный и не опасный, можно даже сказать - забавный. Но определенные неудобства он, конечно, доставлял.
- Рэтчет, - грустно жаловался Бамблби на высокочастотной волне, - у меня опять все чешется...
- Медик, - доверительным басом шептал Балкхед, - снова все те же проблемы...
Сам Рэтчет терпеть не мог лазить в чужие железные причиндалы, поэтому в один прекрасный день молча обрисовал на терминале ситуацию, набросал краткую методику лечения и раскидал всем ссылку. Там наглядно объяснялось, что такое нехватка интерфейсного обмена полями и как с этим бороться самостоятельно. Методику Рэтчет опробовал на себе, поэтому за ее безопасность мог ручаться.
Правда, за точным исполнением его указаний он проследить не мог. К сожалению. По большому счету, он полагался на разумность коллег по делу, в связи с чем довольно неприятным открытием стало для него то, что у некоторых не хватает подшипников для адекватной оценки собственных возможностей. А главное, что они предпочитают скрывать возникающие проблемы.
Короче говоря, Оптимус Прайм считал, что ему нет необходимости возиться с собственной начинкой.
С одной стороны Рэтчет прекрасно мог его понять - совершенно не хочется признавать, что ты зависишь от переменной магнитной составляющей, но с другой стороны - это не значит, что нужно гордо отворачиваться от прямых потребностей, не делая ничего для компенсации напряжения. Вообще, конечно, был вариант с хорошей дракой, которая выкачивала все ресурсы ничуть не меньше, но в последнее время существовали они до подозрительного мирно, и возможности стравить пар попросту не представлялось.
Кстати говоря, Рэтчет бы и не заметил ничего особенного, если бы не человеческая техника. Ненадежные приборы предательски конвульсировали в присутствии Прайма. А значит его магнитное поле было намного выше, чем обычное. Сопоставив все факты в нехитрую логическую цепочку, Рэтчет впал в состояние праведного тихого гнева.
Обдумав дальнейшую линию поведения и составив целый научный план, медик в очень скором времени затащил Прайма к себе в лабораторию - если можно ее так назвать, смех, а не рабочее помещение, будь прокляты примитивные земные технологии - под предлогом обсуждения важного научного открытия.
- Я открыл интересный психологический факт, - сообщил Рэтчет Оптимусу, присевшему на край платформы и с легким интересом изучающему обстановку. - Оказывается, существуют транформеры с отклонениями от приоритетных программ.
- Да? - вежливо выразил удивление Прайм.
- О да, - кивнул Рэтчет. - Они даже игнорируют прямые логические предпосылки.
- Хммм?
- Они даже могут не прислушиваться к указаниям компетентных специалистов, - выразительно сообщил медик, подняв палец.
Мычание, последовавшее в отчет, было малоинформативным.
- Более того, некоторые из них считают, что их высокий статус позволяет им стоять над такими примитивными потребностями как разгрузка систем, - дополнил Рэтчет.
Мычание сделалось совсем неопределенным.
- Догадываешься, о ком я говорю? - вкрадчиво спросил медик.
- Нет, - совершенно честно ответил Прайм и посмотрел на него чистыми голубыми линзами.
- Ну ладно, - вздохнул медик. - Нет так нет. Кстати, подай мне, пожалуйста, плату, она за платформу завалилась. Там, у тебя за спиной.
Оптимус встал, развернулся и потянулся за указанной платой. Та валялась далеко, пришлось лечь на платформу животом. Услышав звук частичной трансформации, он начал поворачивать голову, но не успел.
Треснув Оптимуса шокером посредь широкой спины, Рэтчет быстро столкнул его в нужную позу и даже успел водрузить ноги Прайма в держатели. Еще две секунды ушло на захлестывание рук магнитными лентами. Блокираторы щелкнули, когда Оптимсу резко дернулся, выходя из краткого сенсорного шока.
- Рэтчет! - угрожающе произнес Прайм.
- Спасибо за напоминание моего имени, - вежливо сказал медик. - Только не подумай, что я собираюсь творить что-то, нарушающее субординацию. Я вообще выйду. А ты все сам сделаешь.
Оптимус вновь дернулся в захватах, металл скрипнул, но не поддался.
Рэтчет, стоя у него за спиной, понимающе ухмыльнулся. Прайм мог бы разворотить крепления, если бы приложил больше усилий. Но, судя по всему, он не собирался выходить в форсированный режим и творить чудеса свободолюбия. Дернувшись еще раз, Прайм затих и без особого усердия вывернул шею, пытаясь рассмотреть, где находится его пленитель.
Рэтчет обошел платформу, подрегулировал захваты и после некоторых усилий стянул защитные пластины с Оптимуса. А затем без всякого пиетета взялся за одни из самых деликатных частей тела. Оптимус издал угрожающее ворчание, на которое Рэтчет среагировал повелительным щелканьем вокалайзеров. Усмиренный автобот пару раз вздрогнул, а затем тихо фыркнул. Медик опять ухмыльнулся и поощрительно погладил внутренние стороны бедер Прайма.
Ему были прекрасно известны такие игры - я-как-бы-сдаюсь-тебе - и он сам, бывало, принимал в них активное участие. Даже эрадиконам были известны такие штучки, и вот как раз с ними-то порой и... хмм...
Тряхнув головой, Рэтчет прервал поток воспоминаний, на автомате продолжая тонкую работу.
Оптимус неподдельно вскрикнул, чувствуя, как Рэтчет осторожно вводит штифт-передатчик в его джампер. Прямо вдоль туго скрученных проводов прямой стыковки. Тянущее чувство внизу корпуса сделалось еще сильнее, кольца электрогенераторов медленно провернулись в разные стороны, нагнетая первый заряд.
- И теперь насадки, - как бы сам себе под нос проворчал медик.
Оборудование Прайма задергалось в его пальцах. Оптимус ощутил непреодолимое желание к кому-нибудь этот джампер немедленно примагнитить. Сначала он думал, что Рэтчет просто доведет его до сброса вручную, но теперь даже не знал, чего подозревать. Тонкий стержень, уже упиравшийся куда-то глубоко в тазовой секции, причинял невыносимые муки удовольствия. Следом Рэтчет пристыковал к нему уже упоминавшиеся насадки, которые, сцепившись с передатчиком, немедленно интегрировались в нейросеть.
Желание немедленного обмена чем-нибудь с кем-нибудь сделалось почти что невыносимым. Праймас! Стержень в нем просто горел, и сервоприводы ритмично сокращались, заставляя Оптимуса вздергивать и опускать бедра. Прайм уже был не в силах контролировать этот невероятный процесс. Рэтчет потянул проапгрейженный инструмент, и Оптимус издал несолидный звук - что-то среднее между стоном, рычанием и писком. Следом медик снял его шлюзовую защиту, и Прайм с огромным изумлением наконец-то осознал, что Рэтчет пытается его заставить сынтерфейситься самого с собой.
- Рэтчет! - гаркнул командир автоботов. - Это уже слишком! Я запрещааа!
- Что-то я стал плохо слышать, - фальшиво посетовал Рэтчет, удачно загнув джампер в параболу и пристраивая свободный конец куда надо.
- Ааааах!
Завывание Прайма было успешно поглощено толстыми стенами. Все последующие вокальные упражнения, сопровождавшие медленное погружение удлиненного инструмента в надлежащую полость, точно так же гасли в пределах ремонтной. Сервоприводы в ногах Оптимуса дико натягивались, вся подвижная броня стояла дыбом, и каждый соединительный проводок искрил. Поперечные контактные пластины джампера одна за другой скрывались между раздвинутых щитков, напоследок сбрасывая электричество на упомянутые щитки, из-за чего те мелко подергивались.
Рэтчет нажал основанием ладони на изгиб, вынуждая сплетенную из проводов и шлангов радость оказаться еще немного поглубже. Вскинутая корма Оптимуса показала несомненную правильность этого решения. Убрав руку, медик понял, что стыковки не получилось - Прайм отчаянно и весьма успешно пытался освободить себя от себя же. Безмолвно покачав головой, Рэтчет нажал снова, но уже сильнее. Блокираторы пискнули, спина у Прайма выгнулась, насколько это было возможно, а тихий щелчок и гудение внутренних генераторов ознаменовали благополучное соединение.
- Я удаляюсь, - сообщил Рэтчет напрягшемуся трансформеру, - и прослежу, чтобы сюда не вломились.
Прайм хранил героическое молчание, подавляя неуемно звенящие в вокалайзерах ноты удовольствия. Но когда дверь действительно закрылась, и он остался один, самоконтроль посыпался как песок. Возможно, если была бы задействована только отдача или только прием, он бы и справился, но когда работало и то, и другое одновременно, да еще на замкнутом цикле, терпеть не было никакой возможности.
Оптимус непотребно взвыл, чувствуя, как интерфейсит сам себя. Джампер дергался в зажавшем его энергоотводе, чьи бороздки стимулировали немедленное производство электричества с последующей сиюсекундной откачкой. Сдвоенный кайф заставил его раскрыть прямую передачу топлива, что еще больше усиливало остроту ощущений. И поскольку совпадение систем было идеальным, происходило это все с огромной скоростью.
Он был уверен, что на его громкие вопли должны сбежаться все подчиненные, точнее, что они сбежались бы, если бы не звукоизоляция... Тут она точно была, Рэтчет всегда утверждал... что-оо... ох.... не может работать в шуме... Вот шлак! Ох!
Он вновь крутанул обратную связь и глухо взвизгнул, почти всхлипнул.
Рэтчет краем процессора отслеживал состояние закрытого наедине с собой Оптимуса. Перекинув на себя единственный аудиоканал, транслировавший происходящее в лаборатории, он мог быть точно уверен, что без его ведома Прайму там не станет плохо и он не зашибет себя током до дезактива. Пока что Оптимусу явно было хорошо. Протяжные низкие стоны звучали так, будто в отсеке пара-тройка эрадиконов имеют порнозвезду.
А ведь заходить настолько далеко не было никакой необходимости. Прекрасно действовала ежесуточная легкая разрядка, достигаемая простой работой с группой определенных проводов. В любом случае, теперь его долг перед автоботским социумом был абсолютно выполнен. Все кто полагается, добросовестно спасают себя сами в личное отведенное время, все кто полагается, оптом получают за пропущенные моменты.
Еще Рэтчету подумалось, что он совершенно серьезно не хотел бы оказаться с Праймом рядом. Судя по всему, электромагнитный шторм там должен был зашкаливать. Потом точно придется проводить внеплановый техосмотр и убеждаться, что увлекшийся автобот не расплавил себе изоляцию и предохранители...
Стоны сделались громче и чаще, стали короткими и быстрыми, а затем последовала кульминация - порнозвезда бурно перезагружалась, обливаясь охладителем по самые антенны.
Хрипло вопя на пределе вокалайзеров, чьи мощности сейчас отставляли желать лучшего, Прайм сбросил резервный запас топлива, вытянутый жадным партнером. Но с учетом того, что партнером был он сам, попало все это по адресу к нему же. Выгнувшись и взбрыкивая обеими ногами, - блокираторы под коленями отлетели - он выгрузился и с другой стороны - простимулированные внутренности крепко сжались, шпаря электричеством. Двойная пиковая нагрузка была непереносимой. Охладитель брызнул во все стороны, по антеннам стекли пылающие разряды. Оптимус замотал головой, очередной невнятный вскрик покинул его вокалайзеры, и он с легким ужасом сообразил, что цикл запускается повторно.
Между тем Рэтчет успел вежливо завернуть фемку, явившуюся на поиски Прайма, и попутно мысленно подосадовал, что у фемботов такой зависимости не наблюдается, и они лишены сомнительного счастья дрожать от неудовлетворенности и посматривать на тех, у кого плечи шире.
Судя по шумным вздохам и вскрикам, Оптимус развлекался вовсю, старательно любя себя до полного изнеможения. Рэтчет успел насчитать еще две перезагрузки, прежде чем неистовая деятельность утихла. Вроде бы на этом все... Хотя нет.
Задыхаясь и теряя функциональность, Прайм подгонял себя к пиковой нагрузке в четвертый раз - уже гораздо слабее, на остатках долгоиграющего интерфейс-драйва. Возможно ему хватило бы и трех предыдущих, но он просто не мог остановиться. До тех пор, пока у него еще имелась какая-то энергия, он не мог вырваться из ловушки замкнутого обмена. Оставалось только дожидаться, пока... уух... ааа! Еще-е разок...
Брызнув на платформу активатором и громко застонав, Прайм обмяк всем телом и опустил голову. Шлем отчетливо стукнулся о платформу. Каждый сервопривод равномерно гудел, потрескивая от остаточных волн электромагнитных возмущений, медленно циркулировавших по всему телу.
- Рэ-этчет, - хрипло протянул Оптимус, не надеясь на ответ. - Я тебе это припомню...
При всей своей любви к демократии, такого самоуправства Оптимус простить не мог. Сначала они не слушают твои приказы, считая, что им лучше знать, где именно спасать человечество, потом на тебя покушаются под прикрытием медицинских практик, а дальше что? Завернут в изолетик и посадят в банку со словами о том, что нельзя подвергать опасности функционирующий символ эпохи?
Пока он негодовал, внутренние зажимы расслабились и джампер начал высвобождаться, естественным образом стремясь развернуться и сложиться в привычную компактную форму. Оптимус закрыл оптику диафрагмами и совершенно бесстыдно застонал, наслаждаясь букетом обоесторонних ощущений. Болт подери, ооо...
Наконец рассоединение завершилось, штифт внутри дернулся и потерял жесткость, насадки отстегнулись и со звоном упали на платформу. Не сумев сложить собственные детали в нужном порядке, Оптимус понял, что выкачан досуха. Или переполнен под завязку? Сейчас определиться с этим было крайне сложно. Ясно было одно - от таких упражнений он устал неимоверно.
Повернув голову, Оптимус попытался улечься щекой на платформу поудобнее, и вроде бы это ему удалось. Во всяком случае, отключился он моментально.
Для очистки совести послушав еще немного, Рэтчет убедился, что в лаборатории установилась тишина, и решительно направился туда, предварительно убедившись, что никто не ломится к нему в гости, и тем более, что нигде не завелись эти мелкие белковые, так любящие подглядывать.
Осмотрев взмокшего от интерфейсовых усилий Прайма, Рэтчет зафиксировал разъединение соответствующих интимных деталей и обширную лужу, свидетельствующую об ударном самоудовлетворительном труде. Подойдя ближе, он неторопливо расстегнул блокираторы. Впрочем, Оптимус никак не среагировал, продолжая располагаться в провоцирующей позе, только руки соскользнули с изрядно умасленной платформы и бессильно свесились.
Решив, что лидеру пребывать в таком виде не годится, Рэтчет вооружился полировочными и впитывающими материалами, после чего с присущей всем медикам дотошностью навел клинический порядок, вычистив все что только можно. Заодно вручную сложил застрявший в половине трансформации джампер, спрятал его под броню владельца и как следует ее заблокировал. Подумав немного, собрался с силами и взялся за большое ответственное дело - перевернуть тяжеловесного Прайма, не уронив его при этом, не ободрав и не наступив на случайно свесившуюся ногу.
Уложив большое начальство в подобающей позе, Рэтчет торжественно водрузил ему на грудь инфорамку, содержащую в себе всё ту же инструкцию, и деликатно покинул лабораторию, оставив дверь незапертой. Будь на его месте кто-нибудь другой из обширного сообщества медиков, то непременно бы дождался, пока пациент очнется, чтобы торжествующе заявить "Ну что? Я же говорил!" - однако Рэтчет считал себя очень деликатным автоботом.
Но для тех, кто именовал его деликатность нерешительностью и полагал возможным игнорировать медика, у него всегда были припасены нестандартные методы лечения.

Вернуться к фанфикам