В режиме ожидания
(Holding Patterns)

Автор: Mentacle
Перевод: DieMarchen
Персонажи: Мотормастер/Силверболт
Рейтинг: R
Жанр: романтика/драма
Краткое содержание: когда нет никаких шансов получить желаемое, приходится искать замену.


20:00

Если бы солнце не скрылось за горами всего за три минуты до этого, если бы он не был настолько измотан очередной неудачной попыткой взять большую высоту, а самое главное, если бы не так отчаянно желал поверить своим глазам, Силверболт и близко не подошел бы к этому странному красно-синему грузовику, предложившему подбросить его до дома. А значит, он не оказался бы в пустынном ущелье, в темноте, разбавляемой только светом фар Мотормастера, и упомянутый стантикон не прижимал бы его сейчас к отвесной скале, доводя до третьей перезагрузки за час.


19:45

Он понимает, что его провели, только после того, как дверь трейлера захлопывается, и он оказывается в невероятной тесноте. Пространство внутри едва ли не в три раза меньше, чем у Прайма, и вдобавок там нет Роллера. На Земле есть еще только один трансформер-полуприцеп, и это…
- Мотормастер!
Из темноты прилетает смешок.
- Ну наконец догадался, миленький.
И так же внезапно, как захлопнулась, дверь трейлера отползает. Силверболт, ошеломленный, пятится обратно в прохладный догорающий закат, затем автоботские рефлексы берут верх, и он оборачивается, выхватывая оружие и отводя крылья для трансформации.
- Никогда больше так не делай, десептикон, или…
- Или что? - тянет Мотормастер. - Разве ты не рад меня видеть? А я слышал, тебе нравятся большие парни. Такие, знаешь, с прицепом. Чем больше, тем лучше, так говорят.
Силверболт пропускает сарказм мимо ушей и пытается - впрочем, не слишком успешно - перестать пялиться на Мотормастера, замаскированного под Прайма. Ярко-алая и синяя краска, шесть тяжелых колес, и самое мучительное - голос, такой невыносимо спокойный и уверенный. Он взводит курок и целится в уязвимые оси грузовика.
- Тише, тише, - шепчет голос, исполненный злой нежности. - Я ничего тебе не сделаю. Видишь, я тебя выпустил. Ты свободен. А все могло быть по-другому. Я просто хочу поговорить. Тихо и спокойно, без шума.
- Ты не достоин этих цветов. Убери их.
- Серьезно? И это после того как я нарядился специально для тебя? А мне кажется, так я тебе больше нравлюсь. Вернее, тебе нравится он.
Силверболт пятится. Он не уверен, что сможет в одиночку справиться с тяжело вооруженным (и просто тяжелым) десептиконом. Сканирование окружающего пространства показывает невероятное - Мотормастер один. Почему? - это на самом деле неважно. Он должен воспользоваться шансом и лететь отсюда со всей скоростью, на которую способны его реактивные двигатели. Вырваться из головокружительной спирали, стремительно свивающейся в замкнутый круг.
Мотормастер делает шаг вперед, извлекает из подпространства свое оружие и бросает на песок. Потом примирительно поднимает ладони.
- Что тебе нужно, стантикон? - спрашивает Силверболт.
- Просто хочу поговорить, мальчик, - ухмыляется тот. - Я слышал, это у тебя хорошо получается.

20:15

Силверболту с самого начала кажется, что с этим красно-синим грузовиком что-то нечисто. Он не может сказать точно, но нечто неуловимое в очертаниях, движениях, звуке мотора - все не такое, как у Оптимуса. Пожалуй, было бы не слишком трудно догадаться, что мнимый автобот отнюдь не тот, за кого себя выдает.
Но это не имеет значения.
Силверболт отчаянно хочет поверить в этот обман, хотя умом понимает, что заблуждается. Он хочет верить, что не безразличен Оптимусу настолько, что тот готов проехать несколько сотен миль от Орегона до отведенного им взлетно-посадочного полигона в Небраске, чтобы подвезти его после тренировки. Он хочет верить, что это руки Оптимуса касаются его крыльев, что это он снимает маску и касается губами его губ, и его голос, тихий и спокойный, нашептывает ему в аудио-датчик что-то соблазнительное.


20:25

Он и сам не заметил, когда мысли об Оптимусе начали просачиваться из зарядных циклов в реальность и превращаться в осознанные фантазии. Они казались такими же привычными, как его боязнь высоты и должность командира аэроботов. Только Скайдайв догадывался, что преданность и уважение, которые питали к своему Прайму автоботы, - даже Слингшот, хотя он никогда в этом не признался бы, - у его командира граничили едва ли не с обожанием. Сила Прайма, его несгибаемая воля и уверенное командование, разумеется, притягивали юного и необстрелянного лейтенанта, но когда Силверболт признался в том, что его чувства не вполне платонические, положение резко изменилось.
Оптимус Прайм не заводит романов со своими подчиненными, гласило одно из неписаных правил на корабле. Скайдайв надеялся, что Силверболт поймет это, смирится, и его чувства вернутся в подобающее русло, но проходил месяц за месяцем, а Силверболт только увлекался сильнее. Ни один из аэроботов не учёл того, что подобные желания питаются именно несбыточностью: смыслом, пойманным между строк, поспешно отведенными взглядами, намеренно не понятыми намеками, не сделанными и не принятыми предложениями. Скайдайв беспокоился за Силверболта, однако наблюдал за происходящим с тем же искренним любопытством, с каким изучал воздушные маневры. Развитие их отношений напоминало Скайдайву о движении воздушных потоков разной температуры, получающих импульсы от собственной центробежной энергии. Или о том как самолет кружит над пустой полосой, ожидая разрешения на посадку.

20:30

На дне ущелья Силверболт с трудом стряхивает с себя марево перезагрузки.
Должно быть, он ненадолго отключился. Термосенсоры фиксируют, что температура упала по меньшей мере на сорок градусов, и продолжает понижаться. Мотомастер склоняется над ним - сумрачные блики и рваные черные тени, его истинные цвета растворяются в окружающей темноте, и в этом есть что-то смутно пугающее. Когда он успел избавиться от голографической краски?
Заметив смущение аэробота, Мотомастер усмехается. Силверболт поднимается на колени и чувствует запоздалый стыд.
- Шалтай-болтай сидел на стене, - напевает Мотомастер. - Шалтай-болтай свалился во сне…
У Силверболта нет ни малейшего желания разговаривать с десептиконом. Гораздо больше его сейчас занимает предстоящее долгое и трудное возвращение домой, под безопасные своды "Арка". К тому же он начинает сомневаться в рассудке стантикона, который несет какую-то чепуху. Несколько мгновений он раздумывает, не вызвать ли подкрепление, но тут же отбрасывает эту мысль - не хватало еще, чтобы автоботы увидели его здесь, наедине с десептиконским маньяком, раскрашенным под Оптимуса Прайма. Нет, Силверболт должен справиться сам. Он запускает двигатели, едва ли не впервые опасаясь земли больше, чем открытого неба, и ему почти удается взлететь с кромки ущелья, когда Мотомастер ловит его за щиколотку и с размаху швыряет об отвесную скалу.

Силверболт пытается нащупать оружие, но оно уже в тридцати футах за его головой, отброшенное тяжелым кулаком Мотоматсера, а в следующее мгновение этот кулак врезается ему в висок, и это настоящая агония, хотя боль милосердно заглушает сигналы тревоги, надрывающиеся во всех его системах. "Рация!" - вспоминает он за долю секунды до того, как стантикон вырывает передатчики из его шлема. Затем Мотомастер налетает на него всем весом и сбивает с ног. "У Рамджета научился?" - успевает мелькнуть мысль, прежде чем визор раскалывается от удара вдребезги, и мир исчезает. Силверболт падает как подкошенный.
Мотомастер сдавливает его горло, перекрывая доступ энергона, и Силверболту приходится прикладывать отчаянные усилия, чтобы просто оставаться в сознании. Десептикон стискивает его левую руку, затем слышится металлический скрежет, и что-то длинное и острое пригвождает его ладонь к стенке ущелья над головой. Силверболт закричал бы, если бы Мотомастер не держал его за горло, а так ему едва удается издать задушенный писк, когда стантикон пригвождает и вторую руку.

20:45

Распятый против холодной скалы, ослепленный, безгласный, с потеками энергона на лбу и на висках, Силверболт вспоминает известное изображение человека в очень похожей позе. Неужели Мотомастер интересуется человеческим искусством? Почему бы и нет. В творящемся безумии бесполезно искать смысл и логику. Странно, но боль притупляется - возможно, это забытье, вызванное быстрой потерей энергона, смутно думает Силверболт, или начало аварийного отключения, или просто блокировка перегруженных сенсоров. Он балансирует на грани стазиса, не ощущая ничего, кроме силового поля, прижимающего его к стенке ущелья. Затем он чувствует губы Мотормастера у своей щеки, и скорее угадывает, чем слышит его слова:
- Вся королевская конница и вся королевская рать не могут Шалтай-болтая собрать…
- Зато сможет король дороги, - выдыхает Силверболт.
За это он получает оплеуху, но по сравнению с остальными повреждениями это все равно что легкая ласка. Уверенные ловкие пальцы блуждают по пластинам его брони, по плоскостям крыльев, по болтам на поясе, по щелям, в которых проглядывают провода. Силверболт стонет, Мотормастер улыбается и странным образом, если сбросить со счетов боль и тяжелые повреждения, они снова оказываются на том же, с чего начали.
- Скажи, как меня зовут, мальчик. Тихо и спокойно, без шума.
- Моторма… агх!..
Мотормастер впивается в его губы.
- Нет. Мое настоящее имя.
- О… Оптимус Прайм?
Мотормастер смеется и трется щекой о его щеку.
И Силверболт с удивлением понимает, что приближается к четвертой за час перезагрузке.

Вернуться к фанфикам