Ключевые точки

Автор: Skjelle
Персонажи: Мегатрон / Оптмиус Прайм
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp
Предупреждение: написано благодаря флуду у Babe Mause и на основе рисунка. Сюжет? Логика? А что это?
Краткое содержание: принцип сражения - найти слабое место врага и погладить это место

Мегатрон все в своей жизни делал исключительно для собственного удовольствия. Но особое вдохновение охватывало его в моменты яростного сражения, когда куски брони и брызги энергона летели во все стороны, а изорванные провода сыпали колючими искрами. Пожалуй, если бы его спросили, что доставляет ему большее удовольствие - битва или, скажем, интерфейс, он бы не смог однозначно ответить. Для него и то, и другое одинаково насыщало Искру бешеной энергией.
Особенно сейчас, когда он сошелся со своим главным врагом в очередной, уже неизвестно какой по счету схватке. Каждый раз это была ослепительная вспышка ненависти, упоение боем, почти блаженство... Он слышал дикий скрежет чужих сервоприводов, треск брони, хруст ржавого напольного покрытия под ногами - и упивался каждым мгновением. Они столкнулись в заброшенном ангаре, где хранились запасы оружия, оставшиеся еще с Юникрон знает какой эпохи, и пока за пределами железных стен кипела схватка автоботов с десептиконами, лидеры столкнулись врукопашную.
Они схватили друг друга за руки в убийственной пародии на один из старых танцев - даже Юникрон не помнит, когда это трансформеры жили настолько мирно, что могли позволить себе танцевать - уперлись ногами и изо всех сил старались перебороть один другого. Не за счет хитрых подсечек или коварных приемов, а только за счет тупой силы. Ситуация складывалась патовая, и оба одновременно попытались преломить ее в свою пользу. Прайм резко мотнул головой, пытаясь поддеть противника под подбородок. Мегатрон зарычал и вцепился оскаленными клыками в блестящую под самым носом антенну. Чтобы уберечь глотку, куда Оптимус его явно намеревался ткнуть этим конструкторским извращением.
И совершенно внезапно он почувствовал, как по всему телу автобота пробегает короткая дрожь. На мгновение оба замерли. Мегатрон скрежетнул клыками по гладкому металлу, и дрожь повторилась. Оптимус дернулся, его двигатели дали сбой.
- Хмм? - протянул Мегатрон, не разжимая челюстей.
- Мегатрон, я вырву твои апгрейды собственными рука...ми.
Этой крошечной заминки хватило, чтобы ярость десептикона молниеносно переплавилась в такую же яростную жажду немедленного интерфейса. Нет, безрассудством он вовсе не страдал, и никогда не стал бы домогаться того, кто сей момент желает превратить тебя в шлак. Однако эта дрожь, повысившееся фоновое излучение и чуть изменившаяся тональность рычащих двигателей - все указывало на то, что Оптимус тоже неоднозначно относится к их столкновению.
Мегатрон не привык отказывать себе в желаниях, и тут же начал воплощать вспыхнувшую потребность в жизнь. Даже не раздумывая над причинами поведения Прайма, он начал кусать и облизывать острые антенны.
Оптимус не ожидал, что Мегатрон внезапно цапнет его за самую чувствительную часть тела, и поэтому не смог удержаться от непроизвольной реакции. Десептикон будто только этого и ждал. Последующая странная атака была стремительной и выбивающей все предохранители. Оптимус мгновенно утратил способность к трезвому анализу ситуации и лишь успел подумать, что надо будет попросить Рэтчета спилить эти шлаковы антенны до основа-ах...
Каждое движение чужого языка или прикосновение клыков отдавалось в соединительных системах Оптимуса возбужденной пульсацией. Предводитель автоботов был настолько сражен этой новой тактикой ведения боя, что далеко не сразу сообразил, что делать, а потом... мм, потом было уже несколько поздно.
Мегатрон неожиданно разжал пальцы, отпуская его руку, и обхватил Оптимуса за затылок, не давая вертеть головой. Первым делом Прайм схватил его за горло, но жест получился неубедительным. Горящие от поочередных прикосновений антенны мешали сосредоточиться. Оптимусу уже казалось, что сигналы удовольствия скатываются по плечам, по центральным трубопроводам и дальше, дальше, до самых кончиков ступней. Чувствуя, что делает что-то не то, он медленно ослабил хватку и соскользнул рукой вниз по корпусу Мегатрона, а потом обхватил его за талию. В антеннах бились острые сигналы, как если бы он ловил передачу, идущую из самого центра какой-нибудь звезды.
Мегатрон ощущал, как быстро нагревается броня прижатого к нему врага, и поторопился закрепить успех. Ему уже было откровенно налить топливом на исход битвы, да и про саму битву он забыл, сосредоточившись на полностью захватившей его маниакальной идее – овладеть самим Праймом. Впрочем, он отдавал себе отчет в том, что Оптимус вряд ли обрадуется, если его сейчас начнут заваливать на спину и тыкать в разъемы. Хотя...
Мегатрон прикусил кончик заласканной антенны и расплылся в улыбке. Удвоив старания, он медленно завел руку Оптимуса за спину, стараясь сделать это так, чтобы движение не выглядело агрессией. Неохотно, проворчав какое-то оскорбление, но Оптимус подчинился.
Спустя еще десять секунд интенсивных облизываний, Мегатрон начал опускаться, утягивая за собой Оптимуса. Несложный в общем-то процесс вставания на колени превратился в акробатический трюк, но в конце концов они оказались на полу, как и планировал Мегатрон.
Издевательство над антеннами продолжилось, но теперь Мегатрон еще и потирал другую антенну кончиками пальцев. Дождавшись, когда двигатели Оптимуса завоют на повышенных оборотах, он снова начал заставлять его изменить позу, теперь уже принуждая откидываться на спину. Прайм не произнес ни слова, но оказал молчаливое сопротивление и только слегка отклонился. Мегатрон тоже не уступал, постепенно перенося на него весь свой вес, а когда они застыли в неустойчивом положении, резко прикусил только что старательно вылизанный металлический штырь. Оптимус дернулся, не удержавшись от вскрика, и потерял контроль над сервомоторами. Оба трансформера с грохотом рухнули на пол.
Оптимус с трудом выпростал собственные ступни из-под собственного же бампера и немедля собрался врезать Мегатрону в челюсть, благо, одна рука была свободна. Так некстати захватившая его бешеная страсть слегка утихла, и восставший из руин здравый смысл завопил тревожной сиреной.
Не давая ему опомниться, Мегатрон скользнул языком по шее автобота, снова пустил в ход клыки, и опять язык... Одновременно он продолжал стимулировать пальцами буквально раскаленную антенну. Он чувствовал, как под его губами пульсирует энергон, защищенный бронированными стенками трубопроводов, и впервые в жизни ему вовсе не хотелось разрывать эти жилы, чтобы из них брызнуло. Краем линзы он увидел, как занесенный кулак бессильно разжимается, а потом ладонь Оптимуса накрыла его пальцы, все еще мучающие антенну.
Он наконец-то отпустил другую руку Оптимуса, с трудом высвободив собственную из-под чужой спины, и начал гладить бедро автобота. Надолго растягивать эти ласки он не стал и вскоре уже спускался вниз по чужому корпусу. И хотя Прайм явно не желал, чтобы Мегатрон отпускал его антенну, десептикон все-таки оставил в покое чужие передатчики. В данный момент его целью был защищенный темно-синей броней пах.
На его счастье там уже все было приоткрыто, откровенно выдавая состояние Прйма, и оставалось только поддеть тяжелую пластину, чтобы она окончательно высвободила спрятанное под ней. Оптимус резко поднял ногу, явно собираясь заехать чрезмерно любопытному исследователю в голову, и Мегатрон немедленно провел упреждающие действия.
Оптимус содрогнулся. Длинный язык десептикона заизвивался в его внутренностях, подцепляя тончайшие проводки и нажимая на контакты. Оптимус застыл на месте, не рискуя даже двигать бедрами, чтобы не потерять ни мгновения потрясающих ощущений, нахлынувших на его нейросистему. Потом все-таки продолжил начатое движение, но вместо удара положил ногу Мегатрону на плечо. И вторую тоже. Приподнялся на локтях, посмотрел вниз и почувствовал, что сейчас сольет топливо от одного только открывшегося перед ним вида. Мегатрон поднял на него взгляд полыхающих багровым линз - в этом взгляде ясно прочиталось: "я тебя поимею". Оптимус склонил голову к плечу и неожиданно понял, что совершенно не хочет оказаться под тем, кто повинен в смерти многих и многих трансформеров.
Резко сжав ноги, он рванул Мегатрона в сторону, рассчитывая если не сразу сломать тому шею, то хотя бы оказаться сверху. Конечно, такую шею сломать не удалось, но со второй частью замысла Оптимус не просчитался. Завершив движение, он оказался верхом на десептиконе, после чего стиснул его бока и молниеносно схватил за шею. Под сжавшими пальцами захрустело.
Мегатрон не стал пытаться отцепить его руки от своего горла. Вместо этого он подхватил Прайма под бампер и дернул вверх, а потом что-то громко щелкнуло, и Оптимус внезапно с ужасом ощутил, как в него вторгается нечто узкое, длинное, холодное и чудовищно острое. По ходу движения заточенная кромка небрежно распорола один из трубопроводов, а когда движение прекратилось, кончик клинка уперся в хитросплетение нервных узлов глубоко в животе. Оптимус застыл и медленно разжал пальцы.
- Упс, - сказал Мегатрон и широко ухмыльнулся. - Еще одно движение, герой, и твоя прекрасная нежная система расширится до самого живота.
- Ненавижу, - процедил Оптимус, понимая, что безнадежно проиграл. – Уничтожу!..
- Это не тот ответ.
- Гх... Хорошо, ты победил, - Оптимус помолчал. - Ну?
- Что ну?
- Ну, что дальше? - Оптимус крайне осторожно подвигал бедрами.
- Ах да, - как бы опомнился десептикон. - Подставляй руки.
Не убирая лезвия, Мегатрон пошарил по собственному бедру и выудил из скрытого отдела тонкие наручники. Прайм одарил его ненавидящим взором, едва увидел это произведение искусства, но без единого возражения дал нацепить на запястья.
- Слушай внимательно, - десептикон слегка нажал клинком, заставляя Оптимуса подниматься, пока лидер автоботов не застыл прямо над его лицом. - Сейчас я это уберу. И давай договоримся, что ты не будешь делать лишних движений. Потому что реакция у меня отличная. Но я всего лишь хочу посмотреть, как великий Оптимус Прайм перезагружается, только и всего.
- Звучит просто отвратительно, - сообщил Прайм сверху.
- Зато ощущается очень приятно.
- Мм... Чтоб ты заржавел! – Оптимус наклонил голову, пытаясь увидеть лицо врага, но увидел только шлем. – Ладно. Даю слово.
- Тогда убери руки, - Мегатрон снова качнул запястьем, и тонкие провода вновь ощутили холод лезвия.
Оптиму выдохнул клубы пара и прижал скованные руки к груди.
- Нет-нет, мне так не нравится, - Мегатрон погладил его бампер. - За голову убери.
После секундного колебания Прайм выполнил приказ, чему сильно поспособствовало очередное прикосновение лезвия. Больше Мегатрон ничего не сказал, однако лезвие выскользнуло из опасливо сжимающихся ножен, а его место быстро занял уже знакомый язык. Оптимус нервно вздрогнул, потом сладко вздохнул, гоняя хладагент по системам, и подумал, что готов предоставить Мегатрону то зрелище, которого десептикон так желал. В конце концов, когда еще можно будет похвастаться тем, что самый великий и так далее по списку злодей ублажал своего злейшего врага?
В этот самолюбовательный момент десептикон его укусил.
Оптимус заорал и дернулся, но этим только усугубил свои страдания. Зажатые в чужих клыках проводки едва не порвались.
- Прекрати! - вопль возмущения взлетел практически под самый полуразрушенный потолок. - Мегатрон, шлак тебя забери! Мне больно! Ты вообще не умеешь ничего иного, кроме как мучить?
- Просто у меня появились подозрения, что ты думаешь, будто ты тут главный, - Мегатрон выпустил нежные провода и подышал на них горячим отработанным воздухом.
- Ни о чем подобном я не думал, - проворчал Оптимус, поражаясь прозорливости десептикона.
Мегатрон покосился на стену ангара. Даже помутневшая от времени сталь все равно достаточно четко отражала образовавшуюся композицию. Особенно хорошо, по мнению Мегатрона, выглядело то, как Прайм выгнулся. Предводитель десептиконов твердо намеревался добиться от Оптимуса конвульсий и криков удовольствия, поэтому начал исследовать предоставленное ему поле деятельности с особым тщанием. Отражение в стене качнулось, прогибаясь в спине еще сильнее, по языку десептикона скользнули короткие разряды. Они становились все чаще, а Оптимус уже начал вовсю двигать бедрами, словно попал на ритм-поле. Мегатрон снова зацепил вывалившиеся проводки клыками, поиграл с ними языком, попробовал проникнуть им в какие-то совсем недоступные щели между деталей... Снова, снова и снова.
- Все... все, я не могу... – вскоре выдохнул Оптимус. - Шлак тебя побери, ты извраще... мм... аа...
Вместо ответа Мегатрон обхватил его за бедра и буквально посадил себе на лицо. Язык вторгся еще глубже, насилуя внутренние нежные датчики, и Оптимус все-таки закричал. Все его разъемы заискрили, форсунки сработали, а системы, как им положено, перегрелись и вырубились почти одновременно.
Подловив мгновение, когда напряженные сервоприводы уже расслабились, но сознание автобота еще не вынырнуло из пост-перезагрузочного состояния, Мегатрон подтолкнул Оптимуса назад, пытаясь усадить себе на живот. Прайм тут же начал падать навзничь, и Мегатрону пришлось резко поднять колени, чтобы удержать автобота. Потом он приподнялся на локтях, все-таки сел и по-возможности осторожно спихнул Оптимуса на пол. Окончательно завершив этот скромный гимнастический этюд, он наконец оказался сверху - так же, как и в начале их ма-аленьких развлечений. Мегатрон ухмыльнулся. Исходящие жаром системы находились на расстоянии вытянутого пальца, и он просто не мог не воспользоваться таким предложением.
Из короткого оффлайна Оптимуса вытряхнул толчок и последовавшая за ним вспышка электричества, ввинтившаяся в него чуть ли не по самую Искру. Командир автоботов включил оптику и одновременно коротко вскрикнул.
- Мегатрон, - прохрипел-прорычал он. - М-мы так не договарива-а...
Состыкованная с ним чужая система снова выбросила одну за другой электрические волны. Кулаки у Прайма судорожно сжались, металл наручников скрипнул. Мегатрон наклонился вперед, поймал его за подбородок и снова провел языком по антенне, тут же прикусив самое остриё. Из нашлемных воздухозаборников автобота вырвались струи горячего пара, сброшенные из перегретых систем.
- Я продлил наш договор в одностороннем порядке, - сообщил Мегатрон.
- Юникрон тебя сожри, - прошипел Оптимус, содрогаясь от непрерывно встряхивающей все тело пульсации.
Чтобы дотянуться до его антенн, Мегатрон не только заставил его поднять голову, но и так подался вперед, что Оптимусу волей-неволей пришлось оторвать бедра от засыпанного щебенкой пола. Он мстительно обхватил ногами корпус Мегатрона и сжал изо всех сил, втихую рассчитывая повредить тому что-нибудь.
Почувствовав серьезную угрозу своему экзоскелету, Мегатрон начал быстро покусывать слабо вибрирующую антенну, одновременно сливая в системы Оптимуса весь накопленный за время сражения и предварительных ласк заряд. Прайм глухо застонал и сразу же перестал пробовать сломать его броню. Хватка разомкнулась, потом снова вернулась, но куда слабее. Мегатрон мог с уверенностью сказать, что Оптимус уже сдается. Выпустив одну антенну, он заставил Оптимуса повернуть голову и взялся за другую, точно так же одаряя ее неумеренным вниманием. Прайм задрожал под ним всем телом, рефлекторно начиная двигаться вверх-вниз.
Изнемогая от рвущих его на части ощущений, Оптимус внезапно почувствовал, как на козырек шлема ему что-то капает. Слабое удивление быстро сменилось слегка сконфуженным пониманием, когда Мегатрон на секунду отпустил его несчастные антенны, и Оптимус сумел искоса взглянуть на него - все лицо десептикона было залито мерцающим энергоном вперемешку со смазкой. Впрочем, тот же интересный коктейль сейчас взбивался между их соединенными телами, и уже явно просачивался на пол.
Пауза оказалась короткой, и Мегатрон вновь обратил внимание на уже подергивающиеся от перевозбуждения антенны. Он даже не знал, что они могут шевелиться... Но теперь это внимание было особым.
- Прааймаас!
Оптимус заорал, пытаясь вскинуться всем телом. Однако застывшие в судороге бедра и ноги не двигались, хотя в низу корпуса все клокотало, а голову он повернуть не мог - электрические импульсы, стекающие в антенну с клыков Мегатрона, закоротили даже шейные сервоприводы. Бьющие в него с двух сторон высоковольтные удары схлестывались в центре корпуса и взрывались плазменными вспышками.
Мегатрон почувствовал, что взял на себя слишком много. Корчившийся под ним Оптимус генерировал собственные разряды такой мощности, что они пробивали все защитные системы десептикона, и он фактически оказался не в состоянии контролировать происходящее. Образовавшийся замкнутый контур перегонял энергетическую волну по кругу раз за разом, заставляя обоих трансформеров просто вспыхивать.
В конце концов Оптимус из последних сил дернул головой, очередной разряд сбился с проторенного по передающим цепям пути, притормозил, и столкновение произошло прямо в районе Искры. Почти болезненное, слишком острое наслаждение тут же отключило все его системы. Мегатрон рухнул сверху, в последний момент успев выпустить чужую антенну, чтобы не проткнуть себе верхнечелюстную защиту.
Медленно включавшиеся системы позволили Оптимусу плавно вернуться в реальность, и внутренний хронометр с точностью до секунды указал время пребывания в отключке – половину стандартного часа. Очень много для простого интерфейса. Оптимус включил обонятельные датчики и, к счастью, опасного запаха сожженных проводов и расплавленных схем не уловил. Наконец-то вытащив из-за головы руки, он пихнул Мегатрона в плечо. Но ответа не дождался, и темная оптика десептикона даже не замерцала.
Оптимус оценивающе посмотрел на оскаленные клыки, оказавшиеся прямо рядом с его лицом. Нет, пожалуй, даже они не справятся с кетаром мономолекулярной плавки, из которого сделаны эти наручники. Юникрон его сожри, он даже не мог спихнуть с себя Мегатрона! Оптимус пошевелился настойчивее, задрал ногу и рассмотрел идею прицельного лягания в пятую точку десептикона. Представил, как в его системах дернутся все штекеры, и отказался от этой мысли.
- Очнись, самодовольный идиот, - почти прошипел он. - Не вздумай сдохнуть на мне в такой позе! Я бы и рад, чтобы ты сдох, но не от интерфейса же!
Последнюю фразу он выкрикнул во весь голос, рассвирепев от открывшейся перспективы. Оптимус Прайм, многие циклы сражавшийся за идеалы свободного существования автоботов, уморил главного врага чрезмерной сенсорной перегрузкой. Позора не оберешься.
Он начал извиваться, стараясь расшатать воткнутые в себя штекеры, но особого успеха не добился. Конструкция Мегатрона предусматривала надежные защелки, не позволявшие штекерам вывалиться даже при сильных рывках. Ругаясь почем зря, Оптимус затеял перевернуться вместе с неподвижным телом, но едва ему удалось сделать так, чтобы оба оказались на боку, как цельнометаллическая туша врага придавила ему ногу, и дальше дело не пошло. Шипя от боли, Оптимус все-таки рискнул толкнуть Мегатрона в грудь, однако хруст собственных сервоприводов и ощущения от медленно выворачивающихся разъемов заставили его немедленно оценить преимущества прежней позиции. А Мегатрон неумолимо заваливался на спину, уволакивая за собой Оптимуса и грозя перемолоть ему ногу. Начиная слегка паниковать, Оптимус перекинул скованные руки через его голову и потянул десептикона на себя. Снова жуткий хруст, боль в ноге и, наконец, тяжесть вновь придавившего его тела.
- И вот мы снова вернулись к тому, с чего начали, - подвел он итог вслух, снимая руки. - Чтоб тебя...
- Оптимус, - линзы десептикона вспыхнули ровным светом. - Ты самый беспокойный партнер из всех мне достававшихся.
В этот момент Прайм увидел собственный плазмомет, валяющийся буквально на расстоянии вытянутой руки. Не тратя время на язвительные приветствия, он извернулся всем корпусом, стремясь завладеть оружием. Один выстрел - и войну можно считать законченной...
Мегатрон поймал его за цепочку наручников в последний момент. Потянулся и сам поднял тяжелый ствол.
- Убери руки за голову, - почти промурлыкал он, приставляя пахнущее озоном дуло к подбородку Прайма.
Оптимус издал совершенно нерасшифровываемый звук и снова, как совсем недавно, выполнил приказ. Вот теперь они точно вернулись к тому, с чего начинали.
- Твои дерганья, ерзанья и ярость пробуждают во мне самые низменные программы, - продолжил Мегатрон тем же тоном, лаская пальцем спусковой крючок. - Давай ты угадаешь, какие именно?
Оптимус не счел нужным отвечать, уже чувствуя пока что слабые толчки электричества в системах. Беда в том, что его собственные низменные программы тоже были решительно настроены на второй раунд...

Вернуться к фанфикам