У тебя в голове

Автор: Skjelle
Персонажи: Уилджек/Санстрикер, РедАлерт/Инферно и еще чуть-чуть для вкуса.
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp
Краткое содержание: Саундвейв во время праздника гуляет по проулкам и считывает мысли и эмоции всяких коннектящихся друг с другом наэнергоненных автоботов.
Комментарий: написано по заявке Джазза на четвертый юбилейный фестиваль сообщества TF-porn (2011 год).

Для кого-то темные улицы- места, полные опасностей. Для кого-то - узкие лабиринты для охоты. Кому-то просто все равно, есть ли освещение или оно отсутствует, улицы от этого не меняются.
Саундвейву нравилось неторопливо прогуливаться, прислушиваясь, что происходит за ближайшим поворотом. Но гораздо больше ему нравилось вслушиваться в биение чужих мыслей.
Особенно много их было там, где в темноте сверкающими островами возвышались заправки самого разного пошиба или уютные стоянки с индивидуальными парковочными номерами.
Десептиконские мысли ему не были приятны, в них скрывалось слишком много хаоса и насилия, из пропитанных безумием фантазий приходилось выбираться с немалым трудом. Автоботские же головы были светлы и безмятежны, по крайней мере с первого мысленного посыла, - а дальше он обычно и не забирался.
Одним из тщательно оберегаемых развлечений Саундвейва было именно это - останавливаться возле тех мест, где весело проводят время трансформеры, и вливаться в работу их процессоров, легко считывая образы. Подслушивать, о чем они размышляют. Иногда даже чувствовать вместе с ними, если трансформер достаточно качественно залился и позволил себе потерять контроль над действиями. В определенном смысле он мог даже поставить себя на место кого-то из них. А порой и больше, чем просто присутствовать...
Особенно это помогало в военных делах, когда достаточно было устроить хорошую эмоциональную встряску допрашиваемому - будь то автобот, десептикон или еще кто-нибудь с функционирующим процессором - а потом тщательно фиксировать его взбудораженные мысли.
Некоторые особо злые на вокалайзер умники прозвали его энергетическим паразитом, после которого от собеседника остается только микросхемная шелуха.
Выбранная им заправка была просто набита автоботами, которые что-то праздновали. Саундвейв не стал приближаться слишком открыто, поскольку получить кумулятивным снарядом в деку вовсе не хотелось. Впрочем, агрессивных эмоций в заправке почти не было - в основном там порхало что-то легкое и радостное, и дальше по нарастающей вплоть до экзотического тяжелого угара, возникающего от неслабых синтетиков.
Он прислонился к стене поудобнее и начал искать что-нибудь интересное.
Нашлось довольно быстро. Он буквально столкнулся с фонтаном эмоций, принадлежащих... - секундная пауза, необходимая для точной проверки и сличения психограмм - ...Санстрикеру. Автобот уверенно двигался на танцполе, вынуждая остальных подстраиваться под его ритмы и уступать место. Санстрикеру это одновременно и доставляло удовольствие, и немного раздражало - никто не хотел с ним станцевать, не пытался его превзойти или хотя бы оттенить. Саундвейв блеснул визором и скользнул по его эмоциям глубже, еще дальше, туда, где роятся плохо поддающиеся контролю подпрограмммные вспышки. Здесь нужно было поработать совсем немного, чтобы раздражение налилось совсем новыми оттенками - и вскоре Санстрикер сердился уже не потому что с ним не соревнуются, а потому что никто в этой веселой толпе не понимает, что прекрасному модельному трансформеру в самом разгоне функционирования очень хочется потрахаться. Никто не чувствует, как он призывно излучает на коротких частотах!
Фыркая вполголоса, Санстрикер начал совершать все более сложные танцевальные движения, и спустя очень короткий промежуток времени уже почти извивался как интеры у люминесцентных шестов. Но в нем не было их мягкости и пластичности, поэтому движения оставались резкими, и скользящие по нему взглядами трансформеры предпочитали просто полюбоваться, но не вступать в дело. Ну разве что... Саундвейв поймал еще одного автобота. Обычно нерешительный, но так жадно глядящий на золотое тело, вздрагивающее от нереализованных желаний. Санстрикер наклонился, упираясь руками в бедра, выгнулся, задрал голову и облизнулся, отчаянно желая хоть кого-нибудь. И тогда Саундвейв толкнул к нему пойманного трансформера.
Тот сделал несколько неуклюжих шагов, отпихнул кого-то ("Уилджек, что-то ты резкий сегодня!") и решительно двинулся к томящемуся автоботу. Тот успел еще немного покрутиться на месте и вновь занять ту самую позу. Саундвейв отправил финальный побуждающий посыл как раз вовремя.
В то мгновение, когда Санстрикер начал выпрямляться, неожиданно жесткие и властные руки обхватили его за бампер, вынуждая остаться на месте. Это было так неожиданно и так восхитительно, что он мгновенно убрал броню, не успев осознать, что делает. И еще до того как это осознание пришло, в него влепилось один за другим несколько полужестких проводов, увенчанных сложно сконфигурированными штырями энергопередачи. Санстрикер отчаянно и блаженно взвизгнул, растопыриваясь пошире. Затем толчки высокого напряжения начали вздергивать каждую его микросхему, не давая опомниться, и он с огромным трудом набрался сил для того чтобы повернуть голову. Увиденное поразило его до глубины Искры, но... Но вздрагивающие штекеры продолжали разгонять его до удивительных оборотов, и делали это так приятно, что персона скромного ученого быстро растворилась в образе сурового доминантного ведущего, повелительно сверкающего панелями аудиодатчиков. Санстрикер погасил оптику, сосредоточился на ощущениях, открыл рот и начал стонать и повизгивать, не заботясь об окружающих.
Саундвейв крепко держал обоих на поводке желания. Обычно в такой момент уже можно было ослабить привязь, но он не собирался этого делать. Его одинаково радовали и эмоции Уилджека, который стремился удовлетворить Санстрикера по полной программе, и эмоции золотистого бойца, поддающего задом навстречу пляшущему электричеству. Поверх всех ощущений сладкой энергоновой крошкой налипло опасливое восхищение окружающих. Кажется, кто-то даже аплодировал. Саундвейв переступил на месте и дернул за эмоции обоих. Санстрикер глухо вскрикнул, и его собственные провода вывалились целым мотком, тут же распрямившись и коснувшись кончиками пола. Между деликатными штырьками и истоптанной поверхностью проскочил разряд, форсер взвыл. Уилджек издал модулированное стенание, прижался к партнеру и включил магнитные замки. Колени ламборджини сомкнулись, и он медленно опустился на пол, увлекая за собой изобретателя.
Саундвейв отключился, прервав поток исходящих от обоих глупых чувств - удобство, нежность, ласка... Это было не в его вкусе.
Заправка оказалась многообещающим полигоном. Он прошелся по мыслям различных парочек, уютно прячущихся в закрытых номерах. Ничего особенного не было, но он не мог отказать себе в удовольствии изрядно подкорректировать поведение многих добродетельных и порядочных партнеров. Трепетные и нежные касания он превращал в грубые и быстрые движения, спокойный и плавный интерфейс внезапно оборачивался в яростную долбежку электромагнитных вспышек почти на грани насилия. Некоторым он помогал определиться, чувствуя себя при этом настоящим благодетелем.
К примеру, наткнувшись на парочку, известную своими комичными отношениями - вечно находящийся на грани срыва безопасник и непрошибаемый спасатель - он нашел невыразимо унылым то, как деликатно и осторожно они играли друг с другом магнитными полями, полностью игнорируя прекрасный набор игрушек, имеющихся в кажом отсеке. Вдохновленный предыдущим опытом, он с легкостью оказался в мыслях обоих и сразу же нашел то, что можно было использовать в своих целях. Большой и вежливый Инферно тайно, в самой глубине Искры мечтал найти кого-нибудь, подходящего себе по темпераменту. Ему нравился Рэд, очень нравился, но отношения с ним были такими хрупкими и осторожными, что иногда просто хотелось нажраться энергона и ни о чем не думать. Очень хотелось встретиться с кем-нибудь, чья конструкция окажется достаточно большой, чтобы принять его без длительной подготовки. И, желательно, чтобы у гипотетического партнера тоже было оборудование, способное как следует обработать его собственные приемные порты.
Саундвейв с удовольствием подогревал и без того горячие фантазии, в основном делая упор на вторую часть. Нельзя было слишком сильно давить на первую, это могло показаться подозрительным, ведь в первую очередь Инферно всегда заботился о своем приятеле. Спасатель все больше начинал увлекаться мечтаниями, и вскоре его осторожные движения сделались беспорядочными. В конце концов он бросил радовать небольшого автобота и закрыл диафрагмы на оптике, часто перегоняя охладитель. Было совсем просто заставить его признаться вслух, чего именно он хочет, когда недовольный безопасник принялся тормошить притихшего соинтерфейсника. Саундвейв сделал крохотную паузу и взялся за Реда, пытаясь вытряхнуть из того пресловутый темперамент, которым славились все трансформеры с молдом наподобие того, что у Санстрикера.
"На твоем месте я бы использовал ситуацию, - практически напрямую транслировал десептикон, - это прекрасная возможность дополнительного контроля".
Рэд тряхнул головой, задумался и... Саундвейв предвкушающе вздрогнул.
Пару кликов спустя Инферно получил все, чего желал и даже больше.
Сперва повелительный тон напарника удивил его, но Саундвейв и здесь постарался, подкинув несколько соблазнительных образов, что заставило Инферно послушно раздвинуть колени. Потом настало время криков.
Пальцы безопасника яростно ворошились между проводов, втыкались в порты и шпарили там прямой наводкой, заставляя большого трансформера беспомощно взбрыкивать на месте и умолять маленького автобота не останавливаться. Явственно восхищенный его внезапно громкими и прочувствованными стонами РэдАлерт ускорил темп, начав откровенно выворачивать подвижно присаженные разъемы. Ему удалось добиться брызг охладителя, а дальше Инферно только стискивал колени, впрочем, быстро разводимые другой рукой воодушевленного безопасника, и на всех оборотах стремился к перезагрузке.
Много времени для этого не потребовалось, и дрожащий с ног до головы трансформер с криком выстрелил высоковольтными дугами куда-то чуть ли не под потолок. Рэд еще несколько секунд стимулировал его, а потом резко вытащил руку, вызвав этим отчаянное потрескивание, соскочил с платформы и побежал к заветному шкафчику. Саундвейв довольно выдохнул пар. Он чувствовал, как горит весь низ корпуса у Инферно и чувствовал как искрит передающая система безопасника. И он очень хорошо чувствовал, как прикручивает к себе интегрируемые насадки этот маленький изобретательный параноик. Остаточное электричество в портах Инферно резко усилилось, когда обалдевший от кайфа спасатель увидел, что для него приготовил приятель. Рэд устроился между расставленных колен, улыбнулся ему и начал медленно подсоединяться, старательно отыскивая применение к каждой самой маленькой детали, которую получил в свое пользование. Он не успел пристыковаться к Инферно даже наполовину, как тот снова вылетел на финишную прямую, бесстыдно стравливая охладитель и хрипло вскрикивая от нестерпимого блаженства.
Чувствуя, что безнадежно застревает на этой парочке, Саундвейв отступил, позволив им наслаждаться друг другом в одиночестве.
Следом он обшарил мысли еще нескольких занимательных парочек, вынудив рациональный дуэт праймовских заместителей скатиться в разврат и полную смену ролей.
Джазз, которому было привычно командовать как на поле боя, так и на платформе, внезапно к своему ужасному изумлению и еще более поразительному удовольствию оказался опрокинут на спину, придавлен тактиком и примерно наказан в позиции с задранными ногами. Больше всего Саундвейва восхитил вид с позиции нижнего - на собственный роскошный капот, и на точно такой же капот выше себя, увенчанный ярко вспыхивающей подстветкой.
Потом под телепатический пресс угодили режущиеся в магнитные шашки миниботы, которые немедленно начали играть на снятие брони, а следом делать ставки на поминутный интерфейс. Их маленькие суетливые мыслишки были наполнены восхищением от новой игры, сыграть в которую раньше никому не приходило в процессор. Трахались они неуклюже, но с большим энтузиазмом, некоторые даже кусали товарищей, сцарапывая краску.
Саундвейв искренне любовался собственной работой, которая позволяла направить чужие глупые и слабые мысли в нужное русло. Это было намного проще, чем разместить гигабайты сомнений или тщательно выпестовать предательские раздумья. С кого-то нужно было просто снять ограничители, например, как с Миража, который в середине важного разговора с ветераном всех возможных конфликтов внезапно замолчал и, подстегиваемый нетерпением, которое генерировал Саундвейв, активно потащил ошарашенного Капа в "веселый номер".
Саундвейв с удовольствием зрительствовал, пока ловкий и быстрый аристократ нагибал изумленно скрежещущего ветерана в позу, пригодную для жесткой фиксации. Да и потом, когда ситуация понеслась в порнографическом направлении он не отказался от подглядывания в чужие мысли. Пикантной деталью оказалось то, что Кап воспринял поведение бывшего жителя Башен как должное. Кажется, он даже сталкивался с таким давным-давно, когда еще никто не думал ни о каком восстании. Тогда его корпус блестел ярче и часто становился объектом пристального внимания высокопоставленных трансформеров, чьи покои он охранял, будучи одним из элитных стражей порядка. Кто-то из них любил отдаваться, кто-то брать - Капу нравилось и то, и другое.
Окончательно набравшись чужих переживаний, Саундвейв сверился со списком задач на сегодня и пришел к выводу, что пора уходить. Его собственная нейросеть передавала сигнал полного удовлетворения, кое-какие участки даже приятно покалывало, словно он все еще синхронизировался с десятком трансформеров, занятых бескомпромиссным и удалым интерфейсом.
Именно эта синхронизация сработала в автоматическом режиме, когда из-за ближайшего угла раздался приглушенный вскрик, и расправленные эмпатические поля уловили страх и боль какого-то трансформера.
Саундвейв без всякой осознанной мыслительной деятельности перехватил этот импульс, конвертировал на ходу и вернул обратно. Из-за угла донесся изумленный визг, в котором звучало настоящее сладострастие. Внезапное, неуместное и ошарашившее автора визга. Точно так же машинально Саундвейв подключился к тем, кто был там еще... и получил прямой мысленный удар в голову.
"Саундвейв! - заорали мгновением позже по ближней связи. - Какого болта?!"
"Встреча - неожиданно", - кратко сообщил связист, маскируя легкий шок.
За углом снова заверещали и перешли на громкий всхлип. Саундвейв деловито свернул в замусоренную щель между бараками и обнаружил там привычное дело. Зажатый в крепких объятиях скооперировавшихся десептиконов автобот протестующе барахтался, но его движения уже становились все слабее.
- Ну раз приперся, то помоги хотя бы, - буркнул тот из насильников, который был поменьше.
Саундвейв подошел ближе, аккуратно ступая по битому стеклопластику, и протянул руку. Автобот судорожно дернул головой, со страхом глядя на него. Пленка желания быстро заволакивала его взгляд и совсем сомкнулась, когда телепат все-таки прикоснулся к вычурному шлему. Несколько мгновений спустя автобот застонал и попытался потереться об его ладонь.
- Это наш автобот! - возмутился Ранамок, ревниво отпихивая связиста.
- Потребность в автоботе - отсутствует, - весомо сказал Саундвейв, отходя в сторону.
- И не вздумай подкрадываться сзади, - предупредил Вайлдрайдер. - Шлем выверну наизнанку.
Саундвейв проигнорировал угрозы, наблюдая за Траксом. Тому явно не терпелось вступить в тесные контакты с противником. Что и случилось в скором времени. Настроенный соответствующим образом автобот вопил как последняя эска, сбрызгивая струйками раз за разом. Дрожащее в конвульсиях удовольствия тело льнуло то к одному партнеру, то к другому. Десептиконы стонали и рычали, добросовестно удовлетворяя проснувшийся в нем аппетит. Саундвейв смотрел и запоминал, еще больше расширяя собственный уникальный архив. Однажды в далеком будущем он собирался ни много ни мало, а открыть собственный музей выразительных интерфейс-искусств. Потом. Когда строгий порядок воцарится над всей планетой, и не будет суматошных перестрелок из-за развалин.
План на пару ворн вперед был выполнен и даже перевыполнен.

Вернуться к фанфикам