И в горе, и в радости...

Авторы: Skjelle
Персонажи: Блитцвинг/Джазз
Рейтинг: NC-17
Жанр: романтика
Краткое содержание: Похождения курсанта и десептикона. Написано по рисунку для [anzzy]. Сначала это планировалось как зарисовка. Потом - как небольшой фанфик. Потом автора укусила муза, и фанфик опух. Действие происходит до событий сериала. Новый взгляд на концепцию мпрега =)

Иллюстрации к фику: [anzzy] aka MamonnA

Торжественное мероприятие по случаю окончания очередного цикла обучения в Академии происходило с размахом. Для такого дела Совет почтенного учебного заведения не поскупился и целиком снял музейный корабль, высившийся в центре рекреационной зоны еще с прошлых эпох. Многажды отреставрированный, он тщательно сохранялся в первозданном виде - искореженные броневые плиты угрожающе нависали над проходами, окалина периодически тщательно наносилась заново, раскуроченные приборы выглядели абсолютно правдоподобно. Приятно удивленные нестандартным подходом курсанты с энтузиазмом изучали ранее всегда такое скучное пристанище призраков, вдруг превратившееся в роскошный развлекательный комплекс. Веселье било фонтаном, и выключиться из него не было никакой возможности.
Джазз все-таки сумел ненадолго покинуть безумствующее сборище, оставив в главном зале целую компанию фемок, успевших тесно притереться к симпатичному курсанту. Он намеревался слегка расслабиться в тишине, а потом вернуться и с новыми силами влиться в празднование. Возможно, он даже пригласит всю эту фемскую компанию к себе в гости. Всех четверых гладких и отполированных фемочек...
Краем датчика он уловил чужой энергетический сигнал и автоматически заглянул в помещение, некогда бывшее боевой рубкой. Он увидел там кое-что довольно странное. Это странное рылось в раскуроченном терминале, периодически сдавленно ругаясь.
- Эй! - удивленно произнес он. - Ты кто?
Послышался какой-то странный жужжащий шум, а потом никогда ранее не виденный им трансформер медленно выпрямился и обернулся. Джазз чуть отступил, внезапно осознав, что этот неизвестный не уступает Ультра Магнусу в росте. А наплечные стволы поднимались еще выше. Курсант внезапно начал испытывать некоторые смутные и совершенно фантастические подозрения. Незнакомец выглядел слишком агрессивно для элегантно сконструированных автоботов, его очертания наводили на мысль о трансформации отнюдь не в мирную технику, и его цвета были слишком темными. Ну и в конце концов, существовала деталь, которая просто не укладывалась в сознании Джазза - красная оптика. Да, автоботы и сами были не прочь пошутить, нацепляя красные светофильтры и разыгрывая батальные сценки, но этому типу красный цвет уж слишком подходил, словно с такой оптикой его и собрали.
- Привет, - с оттенком безумного веселья сказала жуткая черная рожа с оскалом треугольных денто-пластин. - Хочешь поразвлечься?
- Привет, - настороженно отозвался курсант. - Ты не ответил на мой вопрос.
- Это просто невежливо! - снова раздался жужжащий звук, но теперь Джазз понял, откуда он берется. На него смотрело синее высокомерное лицо все с той же красной оптикой. - Но я все же представлюсь. Блитцвинг. Айс.
Жжжих.
- Хот! - рявкнула третья личина странного трансформера.
Жжих.
- Рэндом, - еще больше оскалилась первая. - Потанцуем?
Жжих.
- Ну а ты кто? - осведомился Айс.
- Ааа... - Джазз вмиг растерял все элитногвардейские замашки. - Ты трехрежимник? Настоящий?
- Конечно. И меня зовут Блитцвинг, если ты не слышал. А кто ты?
- Джазз, - автоматически представился курсант и протянул руку, но тут же опомнился. - Что ты здесь делаешь, Блитцвинг?
Жжих.
- Это допрос? - изумился Рэндом, патетично взмахнув руками. Джазз вновь отметил рост и размах плеч неизвестного. - Бедный трехрежимник уже не может побывать в музее?
- Сегодня здесь развлекаются курсанты академии, и я не могу припомнить тебя в списке приглашенных, - покачал головой Джазз.
Недолго думая Блитцвинг врубил все генераторы подавителей поля. Они должны были резко понизить любопытство белого недоноска и внушить тому повышенную усталость. Автобот передернул плечами и странно скрежетнул вокалайзером.
- У нас свободное общество, - высокомерно сказал Айс. - Почему-то мне именно сегодня захотелось посмотреть на доказательства... славной победы... автоботов над десептиконами.
"Победы?! Они называют это победой?! Дай я размажу его об пол!"
"Заткнись"
"Маленькие ничтожные ублюдки..."
- И в честь этого ты нацепил красные фильтры? - все еще подозрительно поинтересовался Джазз.
- Это моя настоящая оптика, - трехрежимник помахал рукой. - Маленькая ошибка при сборке, и теперь на меня постоянно косятся.
- И что, не хватило уни-знаков на операцию? - снова преисполнился подозрительности Джазз, изо всех сил пытаясь отвлечься от внезапных ощущений, просачивающихся в его системы.
- Так меня больше боятся, - позволил себе легкую ухмылочку Айс. - Для наемника это очень удобное свойство.
Джазз нервно подкачал охладителя. Столь экзотический трансформер вызывал у него живейший интерес, переходящий все границы разумного. Джаззу невероятно хотелось посмотреть, в какие альт-формы трансформируется этот фиолетовый тип. А еще больше ему хотелось потрогать тяжелую броню, украшенную характерными насечками шрамов. Настоящие боевые пластины, это надо же! Совсем не то что лакированные и чистенькие легкие пластины курсантов. Не говоря уже о гражданских автоботах.
"Упрямый хлам! Почему генератор не действует? Может жахнуть его по башке? А?!"
"Я тебя умоляю..."
"По-моему, чье-то тело проржавело и годится в мусор, хихи"
"Рэндом, это наше тело, идиот"
"Да? Точно. Прошу прощения. Гыгыгы"
Блитцвинг включил генераторы на полную мощность. По идее, автобот уже должен был прислониться к стеночке и сползти по ней на пол.
Джазз неожиданно понял, что безумно хочет трехрежимника. В самом прямом и откровенном смысле слова. Это ощущение пришло совершенно внезапно, и было таким сильным, что у него загорелись сенсорные маркеры на корпусе.
Джазз остекленело уставился на наемника, повел плечами и почти незаметно для постороннего взгляда расставился. Но Блитцвинг прекрасно это рассмотрел. Рэндом внутри него расхохотался, ляпнув что-то про элитных проституток. Блитцвинг переключился в тепловой режим зрения и едва удержался от ухмылки.
Из-за того, что соединительные системы нагревались слишком быстро, трансформерам приходилось искать способы охлаждения. А поскольку снимать с себя броню было неприлично, жертвы возбуждения как по команде раздвигали ноги, чтобы холодная внешняя атмосфера проходила в бедренные сочленения. В общем-то, это тоже было неприлично.
Джазз просто излучал повышенный температурный фон.
"Убить его и дело с концом!"
"Заткнись, вояка. Твоими стараниями я всю дорогу должен буду устилать трупами"
- Слушай, Джазз, а тебе нравятся военные корабли? - Блитцвинг нарушил неловкую паузу и сделал широкий жест рукой.
- Разумеется. Однажды у меня будет свой корабль, - Джазз попробовал стряхнуть напряжение. - Я же не просто так поступал в Академию.
- О. Мы коллеги по тайной страсти...
Жжжих...
- Ты не находишь всю эту боевую мощь сексуальной, а? - Рэндом захихикал и пару раз фривольно двинул бедрами. - Все эти огромные разряды энергии, длинные пушки и все такое. А? А?
- Что-то привлекательное в этом есть, - почти против воли согласился Джазз.
Блитцвинг плюхнулся в перекошенное командное кресло и вытянул ноги.
- Между прочим, это местечко отлично подходит для тайных свиданий, - сообщил Рэндом. - Корабль притягивает любителей экстрима. Сегодня в нашей программе - уникальный и неповторимый! Сеанс интерфейса в кресле пилота боевого десептиконского крейсера! Спешите все!
- Псих, - с вымученной улыбкой сказал Джазз, чувствуя, что надо отступать, пока не поздно. У него и так начала подергиваться соединительная система.
- Ага, так меня часто называли, ха-ха, знаешь...
Жжих.
- Хотя это несколько обидно. Итак, мы разобрались кто есть кто, и я думаю, ты уже не собираешься выкидывать меня отсюда?
- Как будто у меня хватит сил, - усмехнулся Джазз. - Ну в общем я разрешаю тебе остаться.
А вот ему стоило уйти, а может и потихоньку доложить дежурным, что тут ошиваются посторонние наемники. Однако он не мог заставить себя просто так развернуться на месте и покинуть рубку. Он ужасно хотел... пообщаться еще немного.
Блитцвинг с легким любопытством смотрел на автобота, анализируя тени эмоций, пробегавшие по лицу курсанта. Похоже, тот разрывался между желанием уйти и желанием остаться. Буквально пару секунд Блитцвинг потратил на размышления о неожиданном эффекте работы генераторов. Джазз был первым, кто так странно отреагировал. Это выглядело... интересно. Впрочем, Хот все равно требовал пришибить автобота, достать нужные детали из корабля, а потом взорвать все это шарктиконов гнездо вместе с набившимися в него голуболинзовыми хлюпиками. Рэндому было абсолютно по цистерне, но больше из вредности он настаивал на быстром охмурении автобота. Айс тоже склонялся к этой мысли, чтобы обезопасить себя от доноса. Вряд ли автобот побежит жаловаться, что путался проводами с неучтенным гостем вечера.
А может быть попробовать провернуть кое-что похитрее?
Блитцвинг смачно потянулся, шевельнул крыльями и расслабленно откинулся на спинку кресла.
- Оно тебе по размерам подходит, - чуть завистливо отметил Джазз, стремясь поддержать разговор любым способом.
- Спасибо конвейеру, - хмыкнул Блитцвинг.
Жжжих.
- А что, завидно? - захихикал Рэндом. - Тоже хочешь такой рост, такие пушки и такие крылья?
- Я и сам неплохо собран, - с достоинством отбился Джазз. - И я знаю металликато.
Жжих.
- А я знаю огневую мощь! - Хот потряс поднятым кулаком. - В бою против тысяч врагов размахивание руками-ногами не поможет!
- Врагов? - с сомнением уточнил Джазз.
Жжих.
- Исследования далеких планет, - пояснил Айс. - Попадаются иногда недружелюбные цивилизации.
- Что это за исследовательская программа? Я о такой не слышал даже от Магнуса.
- Проект дальразведки традиционно содержится в секрете и финансируется по списку приоритетных задач, - Блитцвинг пожал плечами. - Не то чтобы государственная тайна... Скорее, вопрос подбора персонала. Ты и прочие гражданские с легкими альт-формами не годитесь для экстремальных ситуаций.
- Ну ты совсем всех вокруг за слабаков держишь, - оскорбился курсант. - Тоже мне автономное совершенство.
Жжжих.
- Да ты хотя бы мою броню потрогай! - краснолицый вояка оскалился, явив щель между белых дентопластин. - Она на порядок крепче твоей! Ну? Иди сюда! Не покуса-ха-хаю!
- А что, все трехрежимники такие психопаты? - язвительно спросил Джазз, медленно подходя ближе.
Блитцвинг зарычал на него, но визор поблескивал насмешливыми огоньками, которые отражали несерьезность угрозы. Джазз нацепил самую свою лучшую улыбку, отражавшую снисходительное понимание, и сделал три шага, отделявших его от наемника. Ему стоило большого труда сделать их нормально, не вихляя бедрами. Потом осторожно потянулся вперед и наконец-то прикоснулся к настоящей боевой броне. Разумеется, он видел такую и раньше, и даже трогал - но только в виде пустого каркаса, не прирощенную к настоящему функционирующему трансформеру. Исследовательский зуд в сенсорах побуждал ощупать этот атрибут немирной жизни как можно тщательнее.
Блитцвинг подождал, пока белые пальцы осторожно спустятся по его броне почти до пояса, а потом резко схватил курсанта за руку. Тот дернулся и поднял взгляд, в котором очень хорошо читалось полное выпадение из реальности.
- Эй, тебе не кажется, что ты увлекся? - шипящим голосом поинтересовался Хот.
Электромагнитное поле автобота полыхнуло от резкой эмоции, и курсант автоматически качнулся назад. Блитцвинг даже не подумал отпустить его, а наоборот потянул ближе.
- Слушай, ты фонишь, - продолжил он. - Что, настолько нравится моя броня?
- Прошу прощения, если оскорбил, - досадливо протянул Джазз. - Честное слово, ненамеренно.
Никто не считал интерфейс чем-то тайным и постыдным, но открыто фонить на кого-то все же было не принято. По крайней мере, в приличном обществе, например, на торжественном вечере по случаю чего-нибудь.
Жжих.
- Да ладно, - милостиво разрешил Рэндом. - Обычно я таким симпатичным ботам не отказываю. Хххех...
Он с силой дернул курсанта на себя, и Джазз неловко налетел на него. Блитцвинг быстро развернул автобота так, чтобы тот поудобнее сел ему на колени. Кусок ритуальной мономолекулярной ткани, намотанный на тазовую секцию курсанта, очень мешал в предстоящих действиях.
- Но я еще не согласился, - слабо возразил Джазз, каждым датчиком чувствуя исходящую от трехрежимника волну брутальной притягательности.
Жжих.
- Опустим этот пунктик, - улыбнулся Айс. - Или примем согласие по умолчанию.
С этими словами он приподнял на бедрах курсанта легкую обвязку и погладил внутреннюю сторону длинных ног. Джазз смущенно ухмыльнулся и поерзал. Блитцвинг, с трудом удерживая одну и ту же сущность, поднял обвязку повыше и провел пальцами по гладкой паховой броне автобота. Хот настаивал на немедленном изнасиловании. Джазз слегка выгнулся. Обвязка медленно сползла вверх, окончательно обнажая гладкое тело. Блитцвинг жадно облизнулся, глядя на призывно мерцающие в тепловом фоне маркеры, оканчивающиеся недвусмысленной стрелкой, и проследил эту влекущую дорожку пальцем.
Джазз почувствовал, как горячо становится у него в груди, а элементы соединительной системы начинают медленно двигаться. Новый знакомый хоть и был странный, но действовал уверенно, прикосновения его были приятны. Никаких вам предварительных раскланиваний и намеков, все быстро и без проволочек. Джазз обнял его за высокий наплечник и настроился на приятное времяпрепровождение. Блитцвинг потер его паховую пластину, пробежался пальцами по маркерам и надавил на указывающий вниз треугольник, словно точно знал, куда надо нажимать. Джазз не смог удержаться от хриплого стона - броня начала медленно сдвигаться, выпуская подергивающиеся от нетерпения детали.
"Трахнуть его!"
"Повеселиться, хихихи, на полную!"
"Я лучше знаю, как нам повеселиться"
- Хочешь самых незабываемых ощущений в жизни? - с улыбочкой осведомился Айс.
- И как можно скорее, - откровенно признался Джазз.
- Как пожелаешь.

И мир Джазза превратился в "синий экран".

Скинув с себя белого трансформера, Блитцвинг резко поднялся и отодрал с кресла боковую обшивку. Сунув руку в открывшуюся начинку, малость проржавевшую от времени, он долго шарил, но наконец-то нашел искомое. Кресло заскрежетало и начало раскладываться в ремонтный ложемент. На середине процесса оно застряло, и Хот в ярости отвесил неисправному механизму пару пинков. Потом подхватил отключившегося курсанта и буквально швырнул на кресло. Далее главенствующую роль снова взял на себя Айс, извлек из поясных карманов миниатюрный психопрограммный комплекс и принялся за работу.
Спустя почти стандартный час кропотливой перенастройки, он наконец-то удовлетворенно убрал инструменты. Рэндом восторженно присвистнул и сделал несколько танцевальных па. Словно отозвавшись на его ликование, курсант зашевелился.

Джазу было нехорошо.
- Ох... - поле зрения медленно восстанавливалось, а первым ощущением стала непонятная то ли боль, то ли... что-то непонятное. У него зудела вся нервная система, кое-какие узлы действительно болели, часть сенсоров тихо ныла. - Что за... Блитцвинг?
Он уткнулся взглядом в тяжелую броню, медленно поднял голову и неожиданно наткнулся на кое-что, чуть ли не выкинувшее его обратно в оффлайн. На широкой груди трехрежимника нагло и свирепо сиял фиолетовый угловатый знак.
- Добро пожаловать в жестокую реальность, - захихикал Рэндом.
Джазз рванулся вперед, еще толком не зная, что сделает, но собираясь совершить как минимум подвиг.
- Сидеть! - гаркнул Хот, опуская стволы.
Жжжих.
- Сидеть смирно, - уточнил Айс и выстрелил. Джазз вскрикнул, когда ледяной панцирь приморозил его к ложементу. - Остынь и проверь свои системы. Я же обещал самые незабываемые ощущения.
Джазз еще раз рванулся, но тщетно. К тому же слова десептикона - трижды невозможно! Десептикон! Здесь, на Кибертроне? Нонсенс, чепуха! - заставили его окунуться в панику, и он начал экстренную самодиагностику. Первые результаты появились уже спустя пару секунд.
- ЧТО ты сделал? - возопил Джазз, лихорадочно перепроверяя системы. - Ты... тыыыы!
- Перекалибровка основных программных блоков, - пожал плечами Блитцвинг.
- Ты сделал спарку! - почти взвизгнул курсант. - Ты, ржавый выкидыш камнедробилки, сделал спарку?!
- Что тебя удивляет? - картинно изумился трехрежимник. - Я давно хотел симпатичного партнера.
- Это невозможно! - Джазз все-таки сорвался на визг. - Противозаконно! Аморально! Ты... Ты!..
- Отныне твоя жизнь входит в новую колею, - тонко улыбнулся Айс.
- Поздравляю с началом двойного существования! - добавил Хот и снова ощерился в дефектной усмешке.
- Чтоб тебя расплющило! - рявкнул Джазз. - Я избавлюсь от этого программного извращения, и остановить меня может только дезактивация!
- Попробуй, - еще шире оскалился Хот, - и тогда все ваши медики увидят, что на тебе стоят десептиконские сигнатуры! Нравится идея, а? Вперед!
Энергон у Джазза начал застывать прямо в топливопроводах. Перенастроить его системы мог только медик... или подпольный медик. Но проблема состояла в том, что на Кибертроне в эпоху расцвета благоденствия просто не было никаких подпольных и нелегальных заведений. Мечта государственных структур и простых граждан свершилась - места для преступности не осталось. По крайней мере, она была настолько задавлена, что о ней ничего не слышало девяносто восемь процентов населения Кибертрона.
- Так я и думал, - констатировал Айс, полюбовавшись на паническое выражение лица новосозданного партнера. - А пока что я тебя оставлю. Потом ты поймешь, когда я буду рядом. До встречи... гаечка.
- Стой! - почти завизжал Джазз, видя, как трехрежимник трансформируется. Блитцвинг превратился именно в такой истребитель, каким всегда мечтал быть Джазз. Но сейчас ему на это было налить топливом. - Освободи меня! Вернись, ублюдок!
Фиолетовый истребитель вылетел сквозь пробоину в стене корабля, а пару секунд спустя в вакууме пошли отчетливые волны возмущения пространства - Блитцвинг использовал гиперпрыжок.
Джазз в панике задергался, ударил по ледяным кандалам, свалился с кресла, вскочил и, роняя куски льда, кинулся по коридору в сторону зала боевой славы. Только охраны музейного комплекса ему сейчас не хватало. Они-то тоже почувствуют эхо прыжка и явятся проверять, кто это здесь развлекается.

Дотерпеть до конца праздника было нелегко. Однако он сумел взять себя в руки и стать прежним Джаззом на эти последние несколько часов. Однако от идеи приглашения фемок домой сразу отказался. Его системы толком не откалибровались, и ему пришлось напустить на себя многозначительный вид, чтобы разъяренные красавицы не сочли, что он испугался такого количества удовольствий.
Потом, когда довольные праздником курсанты начали потихоньку разъезжаться, он хотел по-быстрому смотаться, но его неожиданно выловил Ультра Магнус и долго расписывал перспективы служения в элитной гвардии, дальнейший карьерный рост и прочее, прочее. Впервые в жизни речи Главного показались Джаззу натужными и пафосными. Оказалось, что идеальный Кибертрон вовсе не идеален, и эта неидеальность почему-то отразилась именно на перспективном курсанте. Хваленая безопасность, стабильность и порядок - все это оказалось ложью. Магнус уже не мнился великим героем, превратившись в обычного хоть и хорошего правителя, который, однако, не до последней пылинки знает, что творится на подвластных ему территориях.
Таким образом, с окончательно подпорченным настроением Джазз покинул торжественный вечер и предпочел закрыться от всего мира в собственном жилом блоке. Первым его порывом было начать шарить в Сети, чтобы узнать о спарке как можно больше, но затем взыграла паранойя.
Блитцвинг был прав - у него началась совершенно новая жизнь. Отравленная испарениями подозрительности, насыщенная страхом разоблачения и приукрашенная постыдной тайной. Нет, подключаться к Сети из жилых блоков Академии - это как будто выйти на главную площадь и вслух проорать все, что с ним произошло.
Джазз с отвращением стянул повязку, которую десептикон так неторопливо задирал, и швырнул в утилизатор. Потом прилег на платформу и включил жесткое дезинфицирующее облучение. Мало ли какую космическую заразу мог притащить на себе этот... космический трехликий бочонок тухлой смазки. И хотя по внутренним ощущениям его вроде бы никто не интерфейсил, пока он валялся в отключке, но мало ли...
Новый цикл начался для него с все тех же мыслей - где и как побольше узнать про спарку, не привлекая излишнего внимания.
Добросовестно отметившись в Академии и быстро сделав пару практических заданий, Джазз ушел в город, стремясь оказаться как можно дальше от своих излюбленных местечек времяпровождения. Он скользил по бесконечным идеально гладким шоссе, то обгоняя медлительных грузовозов, то следуя наравне с непрерывно спешащими куда-то трансформерами.
В конце концов он оказался в одном из многочисленных развлекательных районов, где постоянно кипела бурная жизнь. Кажется, это уже была граница другого мегаполиса. Он завернул в первую попавшуюся заправку и, не тратя времени, тут же подключился к Сети. Нужная информация нашлась быстро, однако касалась она только теоретических вопросов, а такой момент как принудительная спарка вообще обходился вниманием. Джазз не сдался и продолжил перекапывать сведения, задавая всевозможные фильтры и поисковые шаблоны. Постепенно он начал натыкаться на осторожные упоминания о подобных случаях, и в конце концов с триумфальным "ага!" наткнулся на судебный прецедент. От большой любви один автобот прицепил к себе другого, другой не согласился и устроил скандал. Спарку усилиями медиков сняли, виновный выплатил огромный штраф, этим все и закончилось. А несколько мегациклов спустя - это Джазз нашел уже в неофициальных хрониках - насильно привязанный и так же насильно рассоединенный автобот попал в дорожную катастрофу и погиб.
Когда ремонтники составляли заключение, то обнаружили нечто странное. Разумеется, текст официального заключения в Сети не валялся, но общее его содержимое очень быстро просочилось в глобальную информационную сферу. У него была наполовину разрушена нервная система.
Джазз отключился от Сети и откинулся на спинку кресла, прикрыв оптику защитными мембранами. Отвратительное холодное чувство страха злорадно царапало защитную сферу его Искры. Собственная нейросеть казалась чем-то смертельно опасным, зараженным вирусами. Он почти чувствовал, как перенастроенные связи шевелятся в нем. Только попробуй от нас избавиться - многозначительно обещали они.
Впрочем, в целом спарка не сулила ничего страшного. Ему не грозило превратиться в безумную марионетку в руках десептикона. Моральные и физические страдания тоже исключались.
Был только один маленький, но тревожащий пунктик.
Три стандартных дня спустя после этого события Джазз попробовал было сунуться в привычную жизнь, и обнаружил, что просто физически не может. Ни с кем и никак.
Тут уже было впору завыть не своим голосом. Спарка, поставленная Блитцвингом, действовала на полную мощность. Джазз не мог включить ни приемную, ни передающую системы. Охватившую его ярость и разочарование невозможно было передать словами. Если бы его пожелания могли сбываться, Блитцвинг уже пережил бы все возможные пытки, изобретенные трансформерами за долгую историю, причем пережил бы их далеко не один раз.
Проклятый десептикон смылся куда-то в глубокий космос, вынудив невольного партнера пожирать недоступные развлечения разве что жадным взглядом. Джазз то предавался отчаянию, то пытался осторожно навести справки - а нет ли какого-нибудь безумного гения, специализирующегося на нейросетях? Или есть какие-нибудь совершенно нелегальные, но действенные методики? Ведь не существует непреодолимых препятствий, не так ли?
Поиски результатов не приносили. Курсанту Элитной Гвардии приходилось быть очень осторожным, чтобы не навлечь на себя ни малейшего подозрения.
Потом у него начались подкаты.
Сначала преподаватели не могли нарадоваться резко повысившейся успеваемостью курсанта, однако за этим кратким взлетом последовал длительный спад. Сам Джазз прекрасно понимал, в чем дело, но объяснять никому не собирался. Если первые циклы после вынужденного воздержания он мог сосредоточиться на учебе, то потом сделать это становилось все труднее и труднее. Системы, привыкшие к регулярному энергообмену, отчаянно требовали компенсаций. К счастью, от энергетического истощения он не страдал, но состояние заблокированности было просто ужасным. Он то и дело чувствовал толчки сегментов соединительной системы под броней, а его маркеры вообще превратились в какую-то пылающую дорожку. Разумеется, выход оставался, надо было только заняться самим собой. Подергать здесь, потрогать там... Но желаемого это все равно не давало. Ему срочно нужна была чужая энергия. Хотя недостатка в гипотетических партнерах не было.
Первым к нему подкатил старый приятель и, очевидно, будущий коллега - Сентинел Прайм. Замученный тренингами гражданских, он предложил Джаззу сгонять в заправку, надраться там до визга покрышек, а потом "предаться дикому и необузданному разврату".
- По второй части твоей программы я не смогу, - сказал Джазз, чувствуя, как конвертер разгоняется, начиная усиленно выделять энергию и попутно высокую температуру. - Я... я в спарке.
- Чегоо? - протянул Сентинел, недоверчиво задергав антеннами. - В чем?
- В спарке, - повторил Джазз, чувствуя, как начинают пульсировать датчики под маркерами.
- Ну ты... ты... Ах ты пройдоха! - Сентинел захохотал и ткнул его локтем в бок. - Когда успел? Кто этот несчастный, решившийся связаться с киберниндзя? А? А?
При каждом вопросе Джазз вздрагивал все сильнее, и в конце концов с огромным трудом удержался, чтобы не заорать истеричным голосом, что связался с ним абсолютный психопат, страдающий шизофренией на физическом уровне, и к тому же - десептикон.
- Секрет, - мрачно сказал он.
- Маленький грязный секрет? - ухмыльнулся Сентинел.
Он даже не подозревал, насколько был близок к истине.
Джазз изобразил многозначительную ухмылку и блеснул оптикой. Сентинел понимающе закивал, продолжая бесстыдно ухмыляться.
В сообществе трансформеров, живущих так долго, что это вполне можно приравнять к бесконечности, существовало множество самых безумных традиций. Все они предназначались для того, чтобы максимально разнообразить строго упорядоченное и логическое функционирование. Того, кто знал бы все эти традиции, просто не существовало. Они возникали и отмирали очень быстро по меркам трансформеров, фактически они были ничем иным как модным явлением. Джаззу повезло, что в последнее время установилась эта самая мода на тайные свидания. Наивысшим пилотажем считалось скрывать имена своих партнеров. Не выдавать себя при встречах в обществе, встречаться едва ли не на другой стороне Кибертрона и потом появляться в своей компании, томно поблескивая оптикой и как бы случайно демонстрируя вмятины и царапины на броне. Огромной популярностью пользовались игры в угадайку - кто с кем. Ну хотя бы здесь Джазз мог быть спокоен. Его тайна проходила по разряду нераскрываемых.
И он бы с радостью завел легкую связь с кем-нибудь, однако спарка не давала сделать этого просто физически.
Поэтому, когда он впервые услышал зов, то просто не поверил. Вернее, сначала он не разобрался, и лишь с досадой подумал, что вышел на следующую стадию помешательства. Однако потом безумные толчки в нервной системе сделались все более четкими, и до него медленно начла доходить истина. Блитцвинг его звал. Неизвестно, где он находился, но настойчивый зов пробивался сквозь любые стены, и Джазу нигде не было покоя.
Множество произведений искусства описывали спарку как нечто метафизическое, когда партнеры связаны на самом высоком уровне и даже могут обмениваться мыслями. На самом деле все было куда проще. Спарка самостоятельно активировалась на расстоянии десяти километров, а по инициативе ведущего партнера - на территории планеты в целом. Никаких возвышенных мыслей, просто чистое желание быстрого и горячего интерфейса. Сейчас Джазз впервые за все свое функционирование испытывал это воздействие на собственной броне. У него горели все датчики, шевелились части систем под броней, и часто пульсировал энергон в спинных магистралях. Его почти не держали ноги. Из-за нагрузки на нейросеть даже оптика отказывалась работать нормально, и Джазз видел окружающий мир каким-то туманным.
Все, кто с ним общался, прекрасно замечали его состояние. Даже Айронхайд сподобился отпустить пару шуточек про тех, кто злоупотребляет интерфейсом. О, они-то считали, что он неумеренно коннектится. На самом деле он просто изнывал от желания наконец-то сделать это.
Исключительно из вредности он сопротивлялся призыву врага сколько мог, а потом сдался. В один не столь уж прекрасный цикл, он налил топливом на расписание занятий и напрямую рванул в ту сторону, откуда исходил непрерывный пульсирующий сигнал.
Сначала курсант довольно быстро сокращал разделявшее их с Блитцвингом расстояние, однако вскоре у него начались проблемы - чем интенсивнее становился сигнал, тем хуже работали его системы. Балансировка, навигация, гравистабилизаторы - все сбоило и угрожало втравить курсанта в дорожно-транспортные неприятности. В результате ему пришлось трансформироваться и направиться к ближайшему монорельсу. Необходимость передвигаться на общественном транспорте не доставляла ему ни малейшей радости, как и любому другому трансформеру со скоростным альт-режимом. Монорельс создавался в первую очередь для тех, кто в силу своей конструкции не мог развивать нужную скорость передвижения.
Еще в вагоне монорельса у него началась качка. Дурацкое и к тому же предательское состояние - когда спаренный трансформер непроизвольно двигает бедрами. Взять под контроль это безобразное проявление чувств почти не представлялось возможным. Джазз изо всех сил сосредоточился на этом, но стоило только чуть-чуть отвлечься, как тазовая секция недвусмысленно оттопыривалась.
На него уже поглядывали с интересом, однако Джазз не стал удостаивать любопытных ответным вниманием. Единственная система, которая сейчас работала нормально - это связь, и она подсказывала, что источник сигнала где-то совсем неподалеку. Он почти видел этот сигнал. Похоже, ему надо было выгружаться на следующей станции.
Собравшись с силами, он решительно взял все двигательные функции под жесткий контроль и медленно направился к выходу. Он чувствовал взгляды, буравящие его спину, и прекрасно понимал, что сейчас фонит во всех режимах, но справиться с этим уже не мог. Он еле-еле удерживал броню на груди и в паху закрытой, и уже от этого сходил с ума.
Он буквально вывалился на станцию, доковылял до ближайшей стены и там остановился, в стотысячный раз пробуя восстановить былое равновесие духа. В конце концов он начал отключать дублирующие системы, а так же кое-какие вспомогательные службы. Оглохнув и ослепнув в нескольких диапазонах, Джазз наконец-то смог более-менее привести себя в порядок. Ему оставалось пройти совсем немного, но это было необходимо сделать как можно быстрее. Он подозревал, что десептикон затаился в каких-нибудь неблагонадежных кварталах, по которым нежелательно идти в таком положении - можно выслушать много чего неприятного.
Джазз наконец-то отклеился от стены, оставив на ней влажные следы хладагента, и быстро пошел по сигналу, не глядя по сторонам. Пару раз он сталкивался с прохожими, бормотал извинения и устремлялся дальше, краем датчика отмечая удивленные ахи за спиной.
К его огромному удивлению, сигнал привел к огромному жилому комплексу в виде километровой блистающей башни. Сигнал исходил откуда-то сверху. Джазз остановился у входа и едва не завыл от безнадежности. У него уже приоткрылась паховая броня, не сдержав напора развернутых элементов соединительной системы. Он готов был упасть на гладкое уличное покрытие и забиться в приступах неудовлетворенного желания. Он не знал, как будет искать Блитцвинга в этом огромном конгломерате жилых помещений и обслуживающих секторов.
"Эй, гаечка!" - сообщение прорвалось на закрытый канал, заставив его вздрогнуть.
"Что?" - неуверенно передал он.
"Двести восьмидесятый уровень, первый сектор"
"Блитцвинг!" - измучено позвал Джазз.
Связь молчала, и ему пришлось самому войти в просторный холл первого этажа, самому вызвать лифт и долго ждать возле него, стараясь не дергаться - деликатно помаргивающие красными огоньками камеры слежения были повсюду. Он вовсе не хотел запечатлеться в памяти обслуживающих компьютеров как вызванный секс-бот. И все-таки в мягко открывшиеся двери он шагнул, уже высоко вздернув бампер.
Двести восьмидесятый уровень просто излучал снобизм и роскошь. Прямо от лифта расходились пять коридоров с арочными сводами, и над каждым горела цифра. Джазз оглянулся, камер не обнаружил, и по первому коридору пошел уже не сдерживаясь - вращая бедрами и почти вывалив шланги. Дверь первого сектора бесшумно распахнулась перед ним, и он решительно шагнул в царство комфорта.
Блитцвинг растянулся в диагностирующем кресле и, похоже, вовсю наслаждался жизнью. Перед ним на антигравном подносе застыла целая батарея различных емкостей с энергоном. Джазз подошел ближе и остановился, не зная, что сказать.
- Располагайся, - вполне дружелюбно предложил Айс. - Хочешь выпить?
- Ты живешь здесь? - недоверчиво сказал курсант, оглядывая светлые апартаменты. Пожалуй, даже элита автоботской гвардии не могла похвастаться таким роскошным жильем.
- Не совсем, - захихикал Рэндом. - Я почетный гость!
Жжих...
- Так сказать, пожизненный гость, - добавил Айс.
Жжих...
- Посмертный! - загоготал Хот.
- Что вы... что ты сделал с хозяином этого места? - резко спросил Джазз, уже предчувствуя неприятный ответ.
- Разорвал и съел! - оскалилась черная морда.
- Он нас не побеспокоит, - ухмыльнулся Хот.
- Только не вздумай бороться за справедливость, - спокойно сказал Айс. - Иначе уйдешь отсюда несконекченным.
Джазз открыл было рот, подумал и закрыл, так и не произнеся ни слова. При всей своей ненависти к десептикону, при всем нежелании видеть его, он не мог допустить такой глупости. Возможно, когда-нибудь он научится держать свои потребности в рамках жесткого контроля, но только не сегодня.
- Хорошо, - сказал он, нервно облизнувшись. - Давай уже по-быстрому. Не могу больше.
- Ого, - протянул Блитцвинг. - Я думал, мне достанется нечто более... пуританское.
- Пуританское? - Джазз упер кулаки в бока. - До тебя, десептикон, у меня была превосходная личная жизнь. После твоего появления я оказался вынужден воздерживаться от всего, что мне так нравится! К тому же этот твой сигнал... И ты еще ждешь от меня приличного поведения?
- Потрясающая экспрессия! - Рэндом бурно зааплодировал. - Идем ко мне, разопьем по энергончику, поговорим о твоих талантах! Уа-ха-ха!
Почти ломая себя, Джазз все-таки сделал шаг вперед. Блитцвинг отпихнул поднос в сторону, потянулся к автоботу и обхватил его одной рукой за бампер, а указательным пальцем другой надавил на полыхающий в инфрадиапазоне треугольник. Джазз почти конвульсивно вздрогнул, и его броня окончательно раскрылась с резким щелчком, выпуская интерфейс-систему. Искры статического электричества сорвались с выжидательно подрагивающих сегментов.
- Прямо так сразу? - Рэндом осклабился еще шире, хотя, казалось, это уже невозможно. - Это же скучно!
Обхватив курсанта за талию, он окончательно притянул его к себе, развернул спиной и основательно усадил к себе на колени. Джазз уставился в высокий потолок, испытывая целую гамму эмоций - лихорадочное возбуждение, закономерную злость, эйфорию и холодную обреченность.
Блитцвинг выдержал короткую внутреннюю борьбу, в ходе которой все три его составляющих буквально фонтанировали самыми разнообразными предложениями, а потом в объединенном разуме сформировалась блестящая стратегия. Блитцвинг ухмыльнулся и откинул подлокотник, точно зная, что искать в начинке кресла.
Джазз все еще пялился в потолок, стоически ожидая, когда его начнут-таки интерфейсить, а потому упустил подозрительные приготовления и заподозрил неладное только ощутив странное прикосновение к раскрытым системам. Потом он заорал. Но было уже поздно.
- Чтобы мне не было так скучно, - промурлыкал Блитцвинг, нажимая на поршень, - я попробую тебя хорошенько почистить.
Джаз хотел заорать, что сейчас лопнет, но одновременно с этим у него так стонали чувственные сенсоры, что сам он просто не мог издать ни звука. Он мог только беспорядочно подергивать ногами, пока его внутренние отсеки быстро заполнялись консервационной жидкостью. Затолканный в него пневмошприц быстро нагревался. Джазз все-таки брыкнулся, чувствуя, как все сильнее нарастает давление, но Блитцвинг только пакостно захихикал и слегка перехватил его поперек корпуса. Шприц дернулся, скользя назад, когда внутренности автобота сжались, пытаясь вытолкнуть непредусмотренные излишки жидкости. Блитцвинг надавил на поршень кончиком пальца, Джазз запрокинул голову и все-таки издал полустон-полувой. Он был переполнен до предела, до изнеможения. Проступивший конденсат каплями стекал по его лицевым пластинам, по бедрам, по спине...
- Каждый автобот нуждается в регулярном жестком интерфейсе, - заметил Блитцвинг. - Иначе вы становитесь раздражительными и в итоге затеваете войны.
- Что ты несешь, - просипел Джазз даже без вопросительной интонации.
- Повторяю для идиотов! - рявкнул Хот. - Каждая автоботская шлюха должна быть трахнута! Чтоб не зудело в схемах, толкая на подвиги! Лучшая помощь от лишних мыслей - втык в разъем!
- И чем больше, тем лучше, - хихикнул Рэндом.
- То есть часто и помногу, - подвел итог Айс.
У Джазза не было сил протестовать. Он и сам мог во время предынтерфейсовых игр говорить такие вещи, от которых у благовоспитанных членов общества антенны бы посворачивались в трубочку. Но Блитцвинг излагал все это совершенно серьезно, словно констатировал научный факт.
Еще раз хихикнув, Рэндом стиснул пальцы и передал на гладкий тубус электрическое напряжение. Металлическая игрушка вспыхнула. Джазз закричал не своим голосом, растопыренные сегменты судорожно сомкнулись и с хрустом впились в скользкий металл шприца. Блитцвинг добросовестно удерживал мечущегося в припадке экстаза автобота на месте, то и дело надавливая ему на живот. Смазка хлестала отовсюду, откуда только можно, и курсант элитных войск был покрыт ею почти с ног до головы.
В конце концов судороги постепенно начали становиться все слабее и слабее, крики стихли совсем, и вскоре Джазз опустил автоматически задранные ноги.
Торчащий из него инструмент подергивался, с поршня капало горячее масло. Курсант издал последний рыдающий стон и расслабился. Шприц качнулся и успокоился. Блитцвинг выждал несколько мгновений, протянул руку и вновь начал раскачивать игрушку, будоража и без того вздрюченные системы. Джазз не реагировал буквально полминуты, а потом его вентиляционная система судорожно втянула воздух. Раздалось повизгиванье сервоприводов, когда курсант попробовал разомкнуть намертво сошедшиеся сегменты.
- Заклинило? - невероятно сладким голосом осведомился Айс.
- Да! Да, Юникрон побери, да! Меня заклинило!
Блитцвинг легко приподнял его и заставил встать. Потом развернул на месте и выжидающе уставился на ошеломленного автобота. Курсант стоял врастопырку, отставив и приподняв бампер, и по-прежнему раскачивающийся шприц выглядел восхитительно развратно. Блитцвинг откровенно наслаждался зрелищем.
- Вынимай, - щедро предложил он.
Джазз беззвучно открыл и закрыл рот, а потом неуверенно взялся за тубус.
Еще более приятно с точки зрения Блитцвинга было наблюдать, как Джазз медленно вытаскивает из себя этот инструмент, слегка подергивая тазом от явно острых ощущений, сопровождающих процесс. Причем, судя по его лицу, они вовсе не были неприятными. В конце концов Блитцвинг не стерпел и перехватил его за руку, когда курсанту оставалось достать всего ничего. Джазз измученно посмотрел на него, Блитцвинг оскалился и начал медленно давить на чужое запястье, вынуждая Джазза заталкивать шприц обратно. Автобот снова отчаянно дернул бедрами, застонал и позволил ввести инструмент на прежнее место. Блитцвинг наслаждался каждым оттенком эмоций на его лице, каждой струйкой масла, вытекающей из-под дрожащих сегментов, обхватывающих разогретую игрушку. Джазз вновь начал истекать от нарастающего возбуждения. Одно только присутствие Блитцвинга рядом превращало его в дрожащего от похоти, ничего не соображающего дроида.
- Поимей меня по-настоящему, - почти пролепетал он.
- Хмм? - удовлетворенно протянул Блитцвинг.
- Я же в спарке... я хочу настоящего интерфейса...
Пусть и с трудом, но Джазз заставил себя сказать эти слова. Он действительно безумно хотел подключиться к Блитцвингу. Да, десептикон уже заставил его перезагрузиться, но разбуженные спаркой системы требовали одного - как можно скорее соединиться с системами дубль-партнера. Джазза почти трясло от до сих пор не удовлетворенного глубинного желания. Рэндом со злорадной усмешкой отпустил запястье курсанта, перехватил тубус и вновь пустил ток. Джазз конвульсивно дернулся, не в силах двинуться с места. Сегменты сжались еще сильнее, потом разошлись и снова сжались. Блитцвинг прижал палец другой руки к горячему треугольнику внизу чужого корпуса и повторил фокус с напряжением, но уже обеими руками.
Колени Джазза лязгнули друг об друга, и моментально перезагрузившийся автобот рухнул на пол, выгибая спину в сладкой агонии. Шприц наконец-то вылетел из него и покатился по полу, оставляя блестящий след.

Джазз включил оптику и некоторое время не мог сфокусировать взгляд. Потом системы выдали отчет о текущем состоянии, а память с кристальной ясностью подсунула картины недавнего прошлого. Он резко оглянулся и на секунду испытал шок. Он находился... где-то совсем не в апартаментах. И, Праймас свидетель, он еще не испытал должного удовлетворения. Энергетического обмена, о котором он так мечтал, не произошло. Проклятый ублюдок... Джазз едва не всхлипнул от разочарования.
Включив карту, он быстро сориентировался - Блитцвинг оставил его в одном из боковых ответвлений монорельса на тихой тупиковой станции. Неизвестно, как он ухитрился провернуть это за стандартный час, пока Джазз плавал в оффлайне, но сейчас до апартаментов крылатой сволочи было очень далеко. Джазз прислушался к себе и с внезапным удивлением осознал, что тянущий зов исчез. Похоже, Блитцвинг перестал измываться над ним. Или просто свалил с планеты. Автобот от расстройства замычал, застонал, сцепив дентопластины. Потом с трудом поднялся на ноги и выбрался на пассажирскую платформу. К счастью, здесь никого не было. Джазз отоварился целой пачкой дезок в торговом автомате и начал стирать с себя грязь и предательские потеки. Закончив с чисткой, он легким шагом двинулся к выходу, пиктограмма которого приветливо мерцала на стене. Джазз поспешил вверх по лестнице, стараясь двигаться все так же непринужденно. Гипотетическим свидетелям вовсе не нужно знать, что он до сих пор хочет коннекта. Правда, уже несколько меньше...
По дороге к Академии Джазз всерьез размышлял, что стоит как можно больше узнать про все существующие способы удовлетворения. Как говорится, ремонт ржавеющего - дело рук самого ржавеющего.
"Я вернусь через пару декад", - прошелестело у него в процессоре.
От неожиданности Джазз едва не врезался в соседа по трассе, удостоившись за это парочки нелестных выражений и нескольких гневных сигналов от едущих сзади.

Декаду спустя курсанта опять начало поджимать. Он с усердием воплощал в жизнь все рекомендации, найденные в Сети, однако никакое самоудовлетворение не могло принести желанного облегчения. К счастью, это состояние не отражалось на его успехах - сейчас как раз наступила пора факультативов, сплошь и рядом посвященных нестандартной логике во всех ее проявлениях. Не в силах мыслить здраво, Джазз своей алогичностью приводил преподавательский состав в восторг. Его даже ставили в пример как автобота, с легкостью адаптирующегося к любым нестандартным ситуациям. В такие моменты Джазз всегда мрачно раздумывал, как бы приспособились ученые мужи к той нестандартной ситуации, в которой он находился перманентно вот уже Юникрон знает сколько циклов.
Еще декаду спустя факультативы кончились, и Блитцвинг, словно ожидал этого, немедленно замаячил на горизонте событий. На этот раз он находился едва ли не на противоположном полушарии, но звал с такой интенсивностью, что у Джазза буквально дымились схемы. В результате курсант не выдержал и, благочестиво посвечивая визором, отпросился у кураторов на пару циклов, "уладить некоторые личные аспекты".
По скоростным трассам он преодолел свой скорбный путь за невероятно короткое время. На последних десяти километрах у него опять начали отказывать системы, и курсанту пришлось трансформироваться. Основываясь на прошлом опыте, он отключил все неприоритетные процессы и системы, и в таком ущербном состоянии добрался до очередного десептиконского логова. На этот раз Блитцвинг действительно зарылся в какие-то трущобы, при виде которых любому нормальному автоботу хотелось вызвать бригаду ремонтников. Однако, судя по всему, жители этого района не были нормальными автоботами. Джаззу оставалось только удивляться, как в их обществе благоденствия могут проживать столь асоциальные элементы, и почему власти ничего не предпринимают по этому поводу. Впрочем, он не был чужд философских рассуждений, и мог предположить, что таким образом на Кибертроне достигается некий метафорический баланс. Но даже если эти кварталы были так нужны для равновесия и гармонии, то идти по ним все равно надлежало с осторожностью. Джаззу не нравились откровенные взгляды, которыми его провожали все встреченные трансформеры. К тому же, похоже, белой броней здесь мог похвастаться только он один - остальные предпочитали скрадывающие маскировочные цвета. На несколько мгновений Джаззу почудилось, что именно здесь можно натолкнуться на - Праймас упаси - вполне регулярные, действующие группы десептиконов. Нет, бред, бред. Из десептиконов тут только Блитцвинг. Чтоб ему перегореть.
Джазз потоптался на перекрестке, прислушался к эфиру, ничего не услышал и включил все датчики на полную мощность. Удар по системам оказался сродни электрическому шоку. Джазз содрогнулся, и его колени непроизвольно сомкнулись - он автоматически пробовал скрыть свое состояние. Мгновение спустя он оправился и очень медленно двинулся на зов. Зато теперь он точно знал, куда идти. Преодолев несколько сот метров, он настойчиво поскребся в дверь индивидуального жилого блока, перед которым высились несколько легкомысленные скульптуры абстрактного вида. Дверная панель приветственно пискнула и отъехала в сторону. Джазз ввалился в обширную утилитарную прихожую, не глядя преодолел ее и так же ввалился в жилое помещение. Здесь было полутемно, поэтому он, не мелочась, запустил полное сканирование. К его огромному разочарованию и даже бешенству Блитцвинга тут уже не было.
Джазз чувствовал, что трехрежимник покинул блок буквально несколько секунд назад. Опять разочарование... У него даже не было сил злиться, над всеми эмоциями преобладала тупая обреченность. Джазз проковылял к стене, где мерцал экран встроенного монитора, и некоторое время бессмысленно пялился на фразу, красовавшуюся в центре экрана. В конце концов процессор сработал и расшифровал набор пиктограмм. "Подожди здесь, скоро приду", - гласило послание. Курсант оглянулся и с целеустремленностью тупого дроида направился к встроенному в стену энергохранилищу. В открытой нише располагался целый склад заманчиво мерцающих кубов. Джазз методично опустошил восемь кубов без перерыва, икнул системами охлаждения и прикончил еще три. После чего и без того взбудораженные системы приказали не поминать их крепким словцом, и дружно вырубились. Курсант рухнул где стоял, вытянулся и затих.
Когда автономные системы топливопереработки завершили цикл, основные системы начали включаться одна за другой. Джазз дернулся и приподнял голову, настороженно обводя взглядом помещение. Его несколько несфокусированный взор тут же наткнулся на знакомую фиолетовую броню. Джазз протянул руку и осторожно прикоснулся к ней, чтобы убедиться, что это не галлюцинации. Блитцвинг никуда не исчез и более того - повернулся к автоботу.
- Ну как, схватил передозировку? - чуть издевательски поинтересовался Айс.
Джазз почти против воли провел пальцами по его бедру, а потом начал действовать.
Ему понадобилась всего секунда, чтобы выхватить из набедренного отсека похищенный со склада компактный бластер. Будущий представитель Элитной Стражи наставил на десептикона оружие и сверкнул визором.
- Сейчас мы будем делать интерфейс, - приказным тоном сказал он.
- Зачем? - радостно удивился Рэндом. - Ты переквалифицировался в комфорт-эску?
- Мне нужен энергообмен, идиот! - заорал Джазз, вмиг растеряв спокойствие и с ненавистью глядя на партнера. Только сейчас до него дошло, что он уже лежит на платформе.
- Почему же ты просто не попросишь? - ухмыльнулся Хот и сплюнул струйкой пара через щель в верхней дентопластине.
- Я требую! - рявкнул Джазз.
- Попробуй меня заставить, - все с той же ухмылочкой предложил Хот.
- Ты же десептикон, - Джазз дернул головой, чувствуя толчки в корпусе. - Разве ты меня не хочешь в самой извращенной форме? Ты сам меня позвал!
- Не хочу, - Блитцвинг улыбнулся еще гаже, хотя это казалось уже невозможным. - Иди, автобот, живи свободно, я не собираюсь тебя вынуждать. Для этого я тебя и звал, кстати.
- Ты не вынуждаешь! - Джазз слегка утратил ясность мысли. - Я хочу!
- Иди-иди, - Блитцвинг аккуратно вытащил бластер из вздрагивающих пальцев, поднял Джазза и обнял его за плечи, после чего развернул к выходу. - Тебе вызвать рейсовую доставку? Или сам доберешься?
- Прекрати меня трогать! - снова заорал курсант. - То есть наоборот! Не смей меня выгонять! Блитцвинг!
И только молчаливый дроид-уборщик был свидетелем того, как массивный фиолетовый трансформер выставляет за дверь более изящного белого трансформера, а последний орет и упирается, хватаясь за косяк. В конце конов фиолетовый подпнул его коленом в крестец, и белый трансформер пробежал несколько шагов по прихожей. Когда он обернулся, дверь уже была закрыта и заблокирована, о чем свидетельствовал красный огонек на вифоне рядом.
Дроид невозмутимо наблюдал, как белый колотится в закрытую преграду и ругается так, что любой блюститель нравственности настрочил бы пространную жалобу. Потом белый осознал тщетность своих попыток и устало сел прямо на пол, подтянув колени к груди. Поскребся в дверь, снова не дождался ответа, опустил голову на колени и тихо завыл. Дроид продолжал скрупулезно полировать стены. Пять минут спустя трансформер все-таки поднялся и медленно, словно у него сбоили гравистабилизаторы, двинулся по коридору. Поравнявшись с уборщиком, белый от всей Искры заехал по нему ногой. Уборщик крякнул и откатился в сторону. Белый с точно такой же экспрессией треснул кулаком по контактной пластине, вывалился в открывшуюся дверь и скрылся из виду. Уборщик обвел коридор сканирующим взором и тут же нашел возмутительный беспорядок. Посвистывая от нетерпения, он устремился к той самой двери, возле которой бесновался выставленный посетитель. Прямо на гладком напольном покрытии разливалась совершенно возмутительная густая лужица.

Сначала Джазз всерьез собирался остаться под дверью и дождаться, когда десептикон вылезет из логова. Но потом в нем взыграла гордость, задавленная было сошедшими с ума инстинктами, и он покинул поле боя - несынтерфейсенный, но непобежденный.
После этого чудовищного облома Джазз на некоторое время даже перестал мучаться от желания - настолько велика была его ярость. Он представлял, как разнесет трехликую голову Блитцвинга в клочья выстрелом из бластера, и сладострастно сжимал пальцы на воображаемом прикладе. Однако потом на первый план выходил здравый смысл, скорбно напоминавший, что спаренные партнеры в случае потери друг друга зачастую съезжали с шарикоподшипников вчистую. Впрочем, Джазз тоже был недалек от этого состояния. Он яростно поклялся себе, что в следующий раз обязательно трахнется с десептиконским отродьем, даже если для этого придется отрезать отродью руки, ноги и крылья.
Покружив по району, Джазз заглянул в пару магазинчиков вторсырья и там постепенно, стараясь не вызывать подозрений, приобрел все что нужно. С набранными деталями он завалился в какую-то безликую заправку, вытребовал себе отдельную кабинку и там заперся. Пара стандартных часов лихорадочной работы - и он смог полюбоваться на желанный результат. Разумеется, это была не дисковая пила, с помощью которой всяким ублюдкам отрезают руки и ноги... Это был самопальный, безобразный, но очень эффективный станнер. Джазз покачал его на руке, живо вообразил, как испытает его на Блитцвинге, и его внутренности задрожали от предвкушения. Наконец-то он сможет нормально поискрить, о даа... Причем будет делать это так, как захочет, а не так, как придет в голову Блитцвингу.
Преисполнившись позитивного настроя, Джазз покинул заведение, предварительно опрокинув еще кубик энергона, и направился туда, откуда его совсем недавно так позорно выставили.
Еще издалека он увидел, что дверь слегка приоткрыта, и моментально заподозрил, что Блитцвинг вновь решил покинуть Кибертрон. Однако продолжающий биться в его нейросети импульсный сигнал опровергал эту ужасную мысль. Трехрежимник находился где-то поблизости, даже ближе, чем в километре. Джазз вошел в печально знакомую прихожую и оглянулся. Здесь ничего не изменилось, разве что дроид-уборщик покончил со своими прямыми обязанностями, и теперь непритязательным кубиком скромно стоял в углу. Джазз немного подумал, уселся на него и вытянул ноги. Блитцвинг обязательно вернется, он не может не вернуться... и тогда-то его ждет небольшой сюрприз.
Станнеры никак не относились к разрешенному оружию, да и украсть их где-нибудь в музее не было возможности. Но Джазз не зря собирался стать Элитным Стражем - фактически, он мог собрать почти любое нужное ему вооружение или какую другую технологичную вещь из подручных материалов. Все это им преподавали в расчете на гипотетические темные времена, и сейчас эти знания очень пригодились курсанту.
Он поерзал на своем неудобном сиденье, чувствуя, как внутренние сегменты сходятся и расходятся, то и дело порождая искорки. В спинных трубопроводах все клокотало и горело. Ну ничего. Ему надо только подождать. А пока можно и по-простому.
Джазз перехватил станнер поудобнее, упер прикладом в бедро, а свободной рукой начал теребить вывалившуюся проводку. Конечно, все это копошение на самом деле не приносило никакой пользы, да и толку от него было как от дроида песен, но по крайней мере так можно было добиться короткого замыкания, которое временно успокаивало системы. Джазз вновь поерзал, выдохнул горячий воздух и подцепил сразу несколько проводов, медленно их выкручивая. По изоляции, игнорируя ее напрочь, проскочили искры, Джазз дернулся и уперся затылком в стену. Хорошо, но так мало... Он снова дернул провода, на этот раз уже сильнее. Дернуть, потянуть, выкрутить - снова и снова. В конце концов он добился фонтанчика искр, ноги у него поджались сами собой, а нейросеть прострелило короткое удовольствие. Джазз на несколько секунд замер, пытаясь растянуть мгновения экстаза, а потом шумно выдохнул и почти обмяк на дроиде. Облегчение...
Ему пришлось выждать даже больше, чем несколько часов, но в конце концов он почувствовал, что Блитцвинг приближается. Системы отозвались с таким неистовством, что энергон запульсировал уже просто во всем теле. Джазз собрал остатки воли и сконцентрировался. Помимо силы воли ему помогло и собственное воображение. Он живо представил, какое зрелище может увидеть Блитцвинг, если Джазз сейчас сдастся: курсанта автоботской Академии, валяющегося на полу с раздвинутыми ногами и в луже смазки. Джазз почти чувствовал каждый шаг Блитцвинга, наверное, при желании он мог бы уловить даже шум, с которым работают сервоприводы трехрежимника, однако сейчас у него было одно совершенно конкретное желание, и оно никак не было связано с аудиоанализом.
Едва трехрежимник ступил в прихожую, как Джазз выстрелил.
Блитувинг застыл на месте - причем в модусе Хота - и медленно качнулся вперед-назад. Парализованная нейронная сеть вынудила его превратиться в статую. Отшвырнув станнер, Джазз кинулся к десептикону и схватил его за руку, отчаянно потянув на себя. Ему вовсе не хотелось, чтобы десептикон рухнул прямо на улицу. Блитцвинг так же монументально повалился вперед, и мгновение спустя Джазз понял одну вещь - он не рассчитал собственные силы. Блитцвинг оказался чудовищно тяжел, и Джазз просто не успел отступить. Трехрежимник рухнул, увлекая его за собой и подминая. Джазз треснулся затылком об пол и едва не вывернул коленный сустав. А когда пятисекундный шок прошел, курсант забарахтался с отчаянным энтузиазмом, стремясь выбраться из-под обездвиженного партнера раньше, чем тот придет в себя. Обычного заряда станнера хватало на четверть стандартного часа, но Джазз с ужасом понимал, что этого времени ему может не хватить. Он удвоил усилия и все-таки постепенно начал выбираться из своеобразной западни. В конце концов, вертясь и извиваясь, он почти выполз на свободу. Зажатой оказалась одна нога, а сам Джазз уже перевернулся на живот и почти дотянулся до вылетевшего из руки станнера. Он уперся ладонями в пол и резко рванулся вперед, собираясь высвободиться даже ценой ободранной краски и оцарапанного металла.
- Куда-а? - проскрежетал Блитцвинг, хватая его за ногу.
Джазз хрипло пискнул, моментально почувствовав самый настоящий ужас. Он обернулся и почувствовал невольную дрожь в суставах. Сейчас на него смотрел Рэндом, но голос был вовсе не его. Джазз точно не мог сказать, чей это вообще был голос. И к тому же... именно Рэндом был самой легкомысленной частью десептиконской психики, и по совести говоря он был самым безобидным. Однако в данный момент Джазз смотрел в красные провалы, затянутые стеклом линз, и чувствовал, как страх медленно вползает в его Искру.
- Блитцвинг? - очень аккуратно спросил курсант.
- Именно Блитцвинг, - согласился такой незнакомый Рэндом. - Я не люблю объединять все свои сущности, однако ты просто вынуждаешь меня это сделать.
Близость партнера и работающая спарка позволяли Джаззу выхватывать поверхностные образы, плавающие в сознании трехрежимника. В этот момент десептикон представлял собой страшное единое целое - с ненавистью Хота ко всему, с холодной расчетливостью Айса и компонентом маниакальности от Рэндома.
- Блитцвинг, мне больно, - простонал Джазз, моментально спланировав стратегию и быстренько вживаясь в роль страдающей нулевки. - Что я такого сделал? Отпусти! Ой больно!
- Сейчас будет еще больнее, мой находчивый автохлам...
Трехрежимник дернул курсанта на себя. Просунув руку в его пах, он нащупал магнитные замки на паховой броне и начал сильно нажимать на них. Броня почти тут же поддалась его усилиям, раскрылась и убралась в пазы. Джазз всхлипнул.
- Не надо бояться, птичка, - проворковал на секунду вернувшийся Рэндом. - Только расслабься... - Живо! - рявкнул он же.
Джазз панически вздрогнул, дернулся, и Блитцвинг ловко подцепил сегменты. Донельзя обрадованные системы автобота тут же среагировали, и соединительная система вывалилась наружу во всей своей раскрытой и готовой к немедленному интерфейсу красе.
Блитцвинг приподнялся и вытащил из набедренного кармана силовые наручники. Потом уселся, скрестив ноги, и неторопливо завернул курсанту руки за спину, после чего надежно закрепил их в таком положении. Джазз тихо взвыл, утыкаясь грудной секцией в пол. Ему было неудобно, местами даже больно и, откровенно говоря, страшно. Вся эта химия чувств была щедро присыпана возбуждением, заставляющим автобота ерзать еще сильнее и нервознее.
Блитцвинг перевернул его на спину и устроился между раскинутых белых ног. Джазз взирал на него с выражением страха и плохо скрываемого вожделения. Щелчки раскрывающейся соединительной системы Блитцвинга прозвучали сладчайшей музыкой для его датчиков. Десептикон пододвинулся к нему еще ближе, и Джазз моментально забыл обо всем на свете, полностью сконцентрировавшись на предстоящем. Он резко качнул бедрами, пытаясь заставить Блитцвинга сделать последнее движение. Он чувствовал, как их сегменты задевают друг друга и осторожно двигаются, формируя подходящую для плотного соединения конфигурацию. Вот, вот, они уже почти сомкнулись... ну еще немного, еще чуть-чуть...
- Нет-нет, - протянул Блитцвинг, посмеиваясь и отстраняясь. - Ты не хочешь меня!
- Я хочу, хочу! - почти истерически закричал курсант, приподнимаясь над полом.
- Ты хочешь интерфейса, - академическим тоном поправил Айс. - Но не меня.
- Блитцвинг, - обессилено простонал Джазз. - Ты знаешь, что я тебя ненавижу. Но я с тобой в спарке, и я безумно хочу трахаться. Пожалуйста... пожалуйста... Блитцвинг!
Он почти сорвался на истерический визг, когда десептикон поднялся и сделал шаг к двери.
Трехрежимник стукнул кончиком пальца по вифону, и дверь приоткрылась. Остановившись на пороге, Блитцвинг посмотрел на распластавшегося курсанта и оскалился еще шире, чем обычно.
- Если ты так хочешь этого, то ползи сюда, - предложил он и хихикнул.
Джазз дернулся вперед, но потом застыл и вперил в трехрежимника горящий ненавистью взгляд.
- Да пошел ты, болт обломанный, - прошипел он. - Я никогда не буду так унижаться!
- Даже ради долгожданного коннекта? - хохотнул трехрежимник.
Вместо ответа Джазз длинно плюнул белесым паром.
Теперь уже зашипел Блитцвинг, и почти тут же перешел на озлобленное рычание. Молниеносно оказавшись рядом, он подхватил автобота с пугающей легкостью и самым настоящим образом швырнул в открытую дверь. Джазз еле успел сгруппироваться в полете, но все равно неловко приземлился на плечо и услышал подозрительный хруст в суставе. Обернувшись, он увидел, как Блитцвинг закрывает дверь и набирает какой-то дополнительный код. Когда он снова подошел к курсанту, черная физиономия уже сменилась зловещей мордой Хота, и судя по визору, ничего хорошего Джазза не ждало. Автобот заранее напрягся, подозревая, что сейчас ему будут выбивать все шарниры. Вместо этого Блитцвинг снова поднял его и с размаху приложил к стенке. Поскольку стоял он очень близко, Джазз не преминул обхватить его ногами, преследуя при этом сразу две цели. Первая - подлизаться, потому что он прекрасно осознавал разницу в росте, весе и физической мощи. Вторая - все-таки, ржавчина всех побери, трахнуться.
Джазз вильнул бедрами, пытаясь подставить Блитцвингу желаемое, но тот слегка приподнял его, а потом без единого слова или какого иного предупреждения включился в чужие системы по защищенным каналам.
- Подстерег меня, да, умник? - прорычал Хот. - Почувствовал себя самым хитрым? Н-на!
Внутренние мембраны сократились, и Джазз невольно издал протяжный дрожащий стон, чувствуя тягучую сладость, распространяющуюся по бедрам, ногам и корпусу. Он осознал, что наконец-то занимается интерфейсом, и застонал еще громче, почти закричал от восторга. Волна мелких сокращений прокатилась по всем сервоприводам, и Джазз неожиданно понял, что вот-вот перейдет "красную линию". Жар охватил его нейросеть, загорелся даже на кончике языка. Толчки удовольствия распространялись по всему телу. Автобот выгнул спину и попробовал успокоиться, стараясь не смотреть в ухмыляющееся лицо Хота.
- Уже горишь, да? - хрипло поинтересовался тот.
Затем внезапно сделал резкое движение, и Джазз завопил, сотрясаясь в невероятно интенсивной перегрузке. Удовольствие прострелило его до самого конвертера, а оттуда устремилось в Искру.
Блитцвинг предусмотрительно обхватил его за затылок, чтобы Джазз не ударился головой о стену, и переключился на импульсный режим. Курсант взвизгнул и беспорядочно задергался, исходя электричеством. Блитцвинг зарычал от наслаждения - частые пульсации чужого поля быстро вгоняли его в резонанс. В конце концов он притиснул Джаза к стене и застыл на мгновение, а потом его собственная нейросеть загорелась. Он выжидал до последнего мгновения, а когда системы начали выдавать тревожные сигналы, разом сбросил всю энергию в трепыхающегося автобота. Последовал задушенный визг, откат энергии, и у Блитцвинга подогнулись колени.
Придя в себя Блитцвинг выдернул из постанывающего автобота кабели и штекеры. Джазз по инерции еще некоторое время стонал, а затем отголоски бушующего экстаза начали стихать. Пользуясь тем, что автобот пока инстинктивно удерживает его ногами, Блитцвинг приподнялся и переложил курсанта на спину. Разжал хватку белых ног и расставил их пошире. Он вспомнил свое обещание насчет боли, ухмыльнулся, наклонился к слабо искрящей интерфейс-системе и начал кусать деликатную технологичную начинку. Джазз моментально пришел в себя и что-то бессвязно забормотал, явно не в силах контролировать вокальный процессор. Потом он просто начал взвизгивать и корчиться, но не решился даже двинуть бедрами.
Наконец Блитцвинг наигрался с подвижными сегментами и выпустил их из дентопластин. Изрядно пожеванные, броневые пластины даже не думали закрываться. Блитцвинг с удовлетворенным вздохом сел и усадил к себе на колени постанывающего автобота. В качестве профилактики он сунул три пальца между поврежденных сегментов и небрежно покрутил ими. Джазз попробовал выдержать это стоически, однако все равно предательски застонал от боли.
- Никогда не пробуй оказаться умнее меня, автобот, - ровно произнес Айс.
- Дай мне встать, - нарочито проигнорировал его слова Джазз. - Я хочу в мойку.
- Я тебя не держу, - в подтверждение своих слов Блитцвинг даже снял наручники.
Джазз облегченно пошевелил руками и поморщился, вновь услышав нехорошее похрустывание в плече.
- Вперед, - хихикнул Блитцвинг, впрочем не переставая придерживать его за талию.
Джазз попробовал встать. И еще раз попробовал. И еще.
- Ты не знаешь, что такое интерфейс, - прокомментировал Айс. - Вы после этого не можете ходить.
- Кто мы? - нервно спросил Джазз. - Как не можем?
Жужжание сервов.
- Вы, автоботы! - рявкнул Хот. - Не будь тупицей!
Джазз испуганно смотрел на него, все еще не в состоянии привыкнуть к такой быстрой смене индивидуальностей.
Ж-жих...
- Не бойся, сладенький, - захихикал Рэндом и погладил большим пальцем подбородок курсанта. - Просто от того, как большие и злые десептиконы играют с маленькими разъемчиками автоботов, автоботы не могут двигать своими красивыми ножками.
Ж-жих...
- Кратковременное нарушение двигательных функций, - уточнил Айс. - Сбои в системах от перезагрузки.
Джазз с трудом удержался, чтобы не завопить "я не хочу!" и попробовал устроиться на коленях десептикона поудобнее. Ему казалось, что его бедренные шарниры сместились, и растопыренные ноги теперь просто не сойдутся как положено.
Блитцвинг нашептывал ему в датчик разнообразные гадости, от которых у Джазза попеременно то поджимались внутренности, то сжимались в кулаки пальцы. К тому же Блитцвинг опять сменил модус, и донельзя зубастый Рэндом принялся кусать автобота где только дотягивался. Джазз начал было решительно отбрыкиваться, потом не выдержал и, окончательно впав в расшатанное состояние духа, протестующе заорал с высокими нервными нотками в голосе. Рэндом от удивления разжал челюсти, Джазз тут же рванулся вперед и все-таки соскочил с колен десептикона. Несмотря на то, что его отчаянно шатало, он целеустремленно пошагал к выходу, каждую секунду ожидая выстрела или окрика в спину. Блитцвинг не стал его задерживать, но Джазз прекрасно чувствовал ехидную улыбочку всех трех сущностей сразу. Ему беззвучно сообщали: "Куда ж ты денешься, автобот".

Потом, когда прошло уже немало времени, Джазз окончательно уяснил прискорбный для гордости факт - плаксивые вопли "Блитцвинг, мне больно" или "Я не хочу, мне плохо" действовали куда лучше, чем угрозы, гордое молчание, ругательства и уж тем более сопротивление. Визжать и капризничать оказалось куда эффективнее.
Блитцвинг, наткнувшись на такое поведение, словно отскакивал назад и начинал настороженно кружить вокруг показательно дующегося автобота. Правда, он все равно добивался своего, но уже с гораздо меньшим вредительским итогом. Несколько раз Джаззу удалось таким образом избежать особо извращенных интерфейсных новшеств, которыми его собирался порадовать десептикон. Поначалу ему было невыносимо тошно от того, что приходится прикидываться истеричкой, однако потом он посмотрел на происходящее под другим углом, и такой угол понравился ему куда больше. Своим поведением Джазз вынуждал Блитцвинга изменять стратегию, осторожничать. И уж тем более это было очень полезно по сугубо физической причине - Блитцвинг совершенно не заострял внимание на таких незначительных по его мнению мелочах, как расчет прикладываемых усилий. И если не заорать вовремя, то трехрежимник мог запросто сломать автоботу что-нибудь. Не по злобе, а просто из-за того, что не учитывает габариты партнера. Поэтому Джазз старательно культивировал в себе нервного и чувствительного трансформера.
В конце концов можно было сказать, что он начинает управлять десептиконом. Тихо-тихо, почти незаметно со стороны... Но если раньше Блитцвинг являлся из ниоткуда, ошарашивал курсанта сенсорным ударом по всем датчикам, вытаскивал в трущобы, использовал и выбрасывал обратно, то сейчас он уже начал предупреждать...
"Я приду за тобой в Академию, - раздалось на закрытой частоте, - назови корпус и аудиторию".
"Не надо, - нервически отозвался Джазз. - Куда мне приехать?"
"Я же сказал, что приду в гости. Видно, придется тебя искать... Ха!"
"Прекрати немедленно! - тут же завизжал элитный курсант. - Я запрещаю! Блитцвинг! Слышишь?!"
"Возможно, я и не приду, - протянул Айс. - Но только при одном условии..."
Джазз нервно стиснул в пальцах пробирку, в которой плескалась бесцветная жидкость с резким запахом.
"Ты отправишься со мной кое-куда. Тадам!" - пропел Рэндом.
"Например?" - неохотно буркнул Джазз, переливая содержимое пробирки в кювету.
"Третий сектор местной солярной системы, планетоид Малый в кольцах Четыре-Стромпа", - отозвался трехрежимник.
Джазз быстро сверился с местной планетарной раскладкой и недовольно уставился на кювету.
"Я никогда не вылетал с Кибертрона в поисках развлечений, - наконец передал он. - У меня нет желания отираться на каком-то паршивом планетоиде с сомнительной репутацией".
"Или ты летишь со мной, или я прихожу в гости", - ласково напомнил Рэндом.
В кювете забурлило, и прочная посуда внезапно начала расплываться.

- Мне здесь не нравится, - кисло заявил Джазз, оглядывая бурлящий поток самых разнообразных существ, слетевшихся на Малый. - Такое ощущение, что они просто вывалялись в грязи.
Блитцвинг оглядел автобота с высоты своего роста и хмыкнул. Пожалуй, на стерильном Кибертроне Джазз действительно смотрелся уместнее. В этой толчее его белая, вопиющая о неприкосновенности окраска выглядела откровенно вызывающе. На курсанта уже с интересом косились те из туристов, кто хотя бы на пятьдесят процентов состоял из неорганики и хотя бы условно относился к гуманоидному типу.
- Слышишь? - повторил Джазз. - Я хочу домой. Тут слишком... разнообразно.
Блитцвинг положил руку ему на плечо, сменил модус на Хота и осклабился, глядя прямо в узкие, неровно мерцающие линзы какого-то механоида.
- Поверь, здесь можно отлично повеселиться! - прорычал он.
Механоид вытерпел еще пару секунд и перешел на другую сторону улицы. Блитцвинг удовлетворенно кивнул. В основном все посетители Малого были ростом с Джазза или чуть выше, и Блитцвинг по-прежнему чувствовал себя больше всех и страшнее всех. Хотя, конечно, и тут не обошлось без исключений - то здесь, то там над толпой возвышались ничуть не уступающие ему по габаритам существа.
Джазз почувствовал, что его увлекают вперед, и двинулся с места, мрачно сверкая визором. Блитцвинг не удосужился сообщить, куда именно они идут, а просто тащил автобота за собой как на буксире. Джазз пытался узнать, для чего им тащиться на Малый, еще когда они усаживались на рейсовый челнок. Блитцвинг в ответ просто осмотрел его с ног до головы и последовательно сменил все три физиономии, сохраняя удивительно мерзкую улыбку. Оставшееся время полета Джазз показательно дулся, одновременно усиленно размышляя, как же Блитцвинг ухитрился обдурить систему планетарного контроля, и под каким именем значится в регистрационных базах данных, если уж его никто не задерживает на досмотре.
- Ну почему я? - наконец простонал курсант, когда они протискивались сквозь толпу. Кто-то в этой толпе успел пощупать его за бампер. - Зачем ты сюда меня притащил? Зачем я тебе вообще нужен?
- Потому что на Кибертроне нет интер-ботов, - неожиданно ответил Блитцвинг, сворачивая на ярко освещенную улочку. Джазз автоматически включил светофильтры.
- Каких-каких ботов? - переспросил он.
- Прискорбная неосведомленность, - сухо произнес Айс. - Интер-боты - это трансформеры, профессионально занимающиеся интерфейсом. За плату.
- Чушь, - неуверенно сказал Джазз, по-прежнему волочась за целеустремленно шагающим трехрежимником. - Как ты себе это вообще представляешь?
- О-очень просто, - протянул Хот. - Я отдаю уни-знаки и получаю то, что хочу.
- Да кто же будет оказывать такие услуги? - возмутился курсант. - Во-первых, это унизительно, а во-вторых - глупо! Есть масса способов устроить себе достойную жизнь. К тому же на Кибертроне никто не останется без жилья и энергии, мы обеспечиваем потребности всех и каждого!
- Во-первых, - передразнил Блитцвинг, - так было не всегда. Когда-то за энергон выкладывали всё и продавались сами. Во-вторых, на подобные услуги не падает спрос. Что бы ты стал делать, если тебе отказывает тот, кто тебе нравится?
- Ну уж точно не ставить ему спарку, - злобно пробурчал курсант.
- Что? - опасно переспросил Хот.
- Я бы не стал к нему приставать - громче ответил автобот.
- Типичная автоботская дурость, - прокомментировал Хот. - Впрочем, даже мне не всегда удавалось добраться до желаемого объекта. Тогда проще снять интера.
- Откуда снять? - Джазз совершенно потерял нить разговора.
- Заказать! - рявкнул Хот. - Оплатить! Что еще не понятно, автобот?!
- И все равно это идиотизм, - недовольно сказал Джазз. - К тому же я не понимаю, почему именно интер-бот. Почему не интер-кон?
Блитцвинг захохотал и остановился. Потом развернулся к идеально-гладкой стене какого-то клуба. Взял Джазза за плечи и тоже развернул.
- Что ты видишь? - вкрадчиво прошептал Рэндом. - Видишь красивого автобота, а? Чистенького, отполированного, с аэродинамикой по высшему разряду... - палец трехрежимника опустился вдоль тускло подсвечивающих маркеров и уперся в уже пылающий треугольник. - Видишь? - свободной рукой Блитцвинг погладил бедро автобота. - Ты когда-нибудь видел хотя бы несимпатичного бота из ваших?
- Не видел, - вынужденно признал Джазз, так же не желая признаваться себе, что под пальцами десептикона все горит. - Но это не удивительно, ведь м... ммф...
Блитцвинг зажал ему рот, и Джазз предпочел не переключаться на прямую трансляцию из боковых динамиков.
- Ты представляешь десептикона в интерах? - прошипел Рэндом. - Это даже не смешно! Тьфу! Нет, очень смешно! И они еще говорят, что я генерирую безумные идеи!
Джазз безмолвно поднял взгляд в космические выси, выжидая, когда Блитцвинг придет в согласие сам с собой. Трехрежимник умудрялся перессориться между собственными личностями даже в такие пикантные моменты как интерфейс. Джазз уже пару раз сталкивался с тем, что приходится лежать и ждать, кто все-таки будет задавать тон на этот раз.
К тому же Блитцвинг сейчас был категорически неправ, о чем Джаз и пытался ему сообщить, пока его не заткнули. Среди автоботов было полно таких, кто тоже явно не годился в интеры. По сравнению кое с кем Блитцвинг сам выглядел бы "чистеньким". Трехрежимник явно не хотел замечать ничего такого, что не укладывалось бы в его теорию о хрупких и нежных противниках. Идиот.
Рэндом сменился Хотом, тот выплюнул еще пару ругательств, и наконец убрал ладонь. Джазз опустил взор и автоматически отметил, как выгодно смотрится рядом с десептиконом. На фоне тяжеленного фиолетового трехрежимника курсант просто светился. Так же автоматически он записал в память несколько восхищенных взоров, подаренных ему механоидами и полумеханоидами, которые здесь толпились в большом количестве.
- А где это мы вообще? - поинтересовался он, решительно закрывая тему интеров. - Что за улица? Что здесь все делают? И что мы здесь делаем?
- Пха. Здесь продают украшения, - фыркнул Хот. - Хочешь, цацек куплю? Будешь как они, - и загоготал, ткнув пальцем куда-то в сторону.
От смеха по его корпусу раскатилась вибрация, и все еще прижатый к десептикону Джазз почувствовал, как у него подгибаются колени. Стараясь избавиться от этого гнусного сексуального влияния, Джазз перевел взгляд в ту сторону, куда тыкал Блитцивнг, и некоторое время разглядывал группку ярких механоидов и им подобных, обвешанных различными... ээ... украшениями.
- А чем они занимаются? - хрипло поинтересовался автобот. - Демонстрируют товар?
- А как же, - мерзко хмыкнул Хот. - Тот самый товар, о котором я уже говорил.
Помолчав пару секунд, Джазз аж зашипел от возмущения. Блитцвинг собрался украсить его как интера! Если он именно это имел в виду, упоминая о товаре. С десептиконом, постоянно пребывающем в состоянии психопатии, ни в чем нельзя быть уверенным.
- А ну-ка иди за мной, - неожиданно сказал Блитцвинг и резко шагнул с места, дергая курсанта за собой.
Наспинные датчики Джазза отчаянно заныли, как только десептикон отодвинулся от него, однако Джазз справился с этим ощущением и, старательно подогревая в себе ненависть, почти побежал следом за партнером. Иначе тот попросту потащил бы его волоком.
Наконец они пробились к одному из открытых торговых терминалов, и Блитцвинг снова остановился так, чтобы оказаться за спиной у автобота. Вновь обхватив его поперек корпуса, Блитцвинг устроил подбородок на чужой макушке и указал пальцем вперед.
- Видишь? - хихикнул Рэндом. - Кого тут только нет, и что тут только не покупают...
Джазз автоматически попробовал высвободиться и как обычно потерпел поражение. Больше всего в данной ситуации его раздражало то, что Блитцвинг защищал его от толпы, причем совершал это как будто само собой разумеющееся действие. И Джазз действительно не мог быть уверен, что в одиночку спокойно передвигался бы в этом кипящем месиве искателей развлечений. А потом он все-таки посмотрел туда, куда указывал трехрежимник. Взгляд скользнул по толпе, уцепился за что-то и сам собой сконцентрировался на этом чем-то. Джазз почувствовал, как у него от изумления перекашивает микросхемы.
Он с абсолютной безошибочностью узнал ярко-голубую броню.
Ее владелец, судя по позе, приподнялся на самые кончики стоп и весь вытянулся, словно пытался сделаться ростом с десептикона, стоящего рядом. А может дело было еще и в том, что упомянутый десептикон - никем другим этот тип быть не мог - накручивал на лихо загнутый рожок какую-то блестящую цепочку. Джазз непроизвольно навел резкость и приблизил видеоизображение. Да, именно Блёр сейчас цеплялся за наплечную броню какого-то странного десептикона, и буквально пожирал его взглядом. На лучшего гонщика столицы было нацеплено множество блестящих вещичек, и даже на лице у него был какой-то сложный тонкий узор, придающий Блёру неожиданно хищный вид.
- Пойдем-ка поближе, - хихикнул Рэндом. - Это же твой знакомый, так?
- О ком вообще речь? - моментально среагировал Джазз. - Тут тысячи абсолютно незнакомых мне созданий.
- Не притворяйся, - прорычал Хот. - В твоих банках памяти записано многое!
- При чем тут моя память? - Джазз почувствовал нехороший холодок под броней.
- Я там покопался, - пожал плечами Блитцвинг.
- Мародер! - сдавленно прошипел Джазз.
- Десептикон, - поправил трехрежимник. - Двигай ножками, автобот. Ты жаловался на скуку? Будет тебе, хе-хе, компания.
Несмотря на сопротивление, Блитцвинг провел его сквозь толпу и подрулил к парочке.
Джазз в очередной раз осознал, что десептиконы никуда не делись. Может быть они и не представляли угрозу планете, но они вовсе не исчезли. Спрятались, разлетелись по тысяче миров, населенных самыми разнообразными формами жизни. Конечно, они больше не претендовали на роль вселенских захватчиков и даже захватчиков Кибертрона. Но роль захватчиков автоботов удавалась им вполне. Джаззу было страшно представить, сколько еще жителей Кибертрона тайно отлучаются с привычных обжитых мест, мотивируя это служебными поездками и тысячью других причин - все это ради того, чтобы тайно увидеться с бывшими врагами. И неужели никто так и не рискнул доложить о сложившейся обстановке верховному правительству? Никто. И Джазз точно знал, что первым быть не желает.
- Локдаун, друг мой, - проворковал Айс, предусмотрительно остановившись на расстоянии двух шагов от десептикона.
Резко обернувшийся трансформер взмахнул рукой, и почти под носом у Джазза взвыло вращающееся полотно с острыми зубцами. Джазз не смог даже отшатнуться, и машинально обратил внимание, что свободной рукой десептикон тут же прижал к себе Блёра, практически один в один копируя охранительное поведение Блитцвинга. Прославленный гонщик строптиво дернулся и выглянул из-за плечевой накладки десептикона. Джазз криво ему улыбнулся.
- Привет, охотничек, - Блитцвинг радостно захихикал чуть ли не на два голоса разом. Похоже, Рэндом и Хот веселились вовсю. - А кто это с тобой такой... интересный, а?
Фиолетовые пальцы крепче сжались на корпусе Джазза, словно Блитцвинг опасался, что Джазз провалится сквозь пол. А боялся он не зря - Джазз действительно предпочел бы провалиться, чем встречаться взглядом со спутником Локдауна. Впрочем... тот, кажется, тоже испытывал сходные чувства.
- Похоже, мой дорогой трехликий друг, у нас общие интересы, - лениво растягивая слова ответил Локдаун и слегка отпустил гонщика.
Джазз не мог оторвать взгляд от руки собранного из разных частей десептикона, то и дело касающейся чужого бедра, затянутого в черный полипластик.
- Да-да-да, такие красивые общие интересы, - пропел Рэндом, а потом на первое место вышел Хот и расхохотался. - Знакомьтесь, автоботы!
- Мы и так знакомы, - на удивление медленно выговорил Блёр, не отрывая взгляда от уличного покрытия.
- Да уж наверное! - вновь захохотал Блитцвинг в танк-модусе. - Зато какой неожиданный сюрприз для старых знакомых, а?! Торчать в одной Академии и не знать таких пикантных моментов?! Гха!
- Хватит орать, Блитцвинг, - все так же лениво произнес охотник. - Ты пугаешь моего спутника.
- О, прошу прощения, - Айс подарил тому изысканную улыбочку и неожиданно шагнул вперед, подталкивая Джаза. Затем протянул руку, намереваясь подцепить Блёра под подбородок. Локдаун предупреждающе скрежетнул крюком по своему бедру. - Да, действительно у нас сходные интересы в смысле красоты.
Джазз старательно смотрел на правое плечо гонщика. Блитцвинг снова подтолкнул его, вынуждая сделать крошечный шаг. Локдаун хмыкнул, чуть отступил и тоже толкнул своего партнера в спину. Автоботы оказались на расстоянии вытянутых пальцев друг от друга, и оба одинаково смотрели куда угодно, но только не в оптику стоящего напротив.
- Хотите купить украшения? - неожиданно влез торговец.
Еще одна удивительная особенность Малого, отмеченная Джазом: торговлей здесь занимались сами владельцы товара.
- Нет! - резко произнес Джазз.
- Конечно же хочу, - с ухмылочкой сообщил Айс.
Джазз собрался с мыслями, прикидывая, какой скандал закатить на этот раз, однако Блитцвинг предупредительно стиснул его одной рукой, а другую протянул и сгреб все подряд. Под взглядом другого десептикона Джазз попытался успокоиться и не сбрасывать пар от злости. Точно так же стоически он перенес процедуру наматывания и навешивания всего этого добра. Рэндом то и дело пытался внести свои безумные коррективы, Хот пару раз презрительно высказался, но Айс все-таки сделал так, как хотел.
- Дай я угадаю, - неспешно произнес Локдаун. - Ты рассчитываешь на дубляж.
- Верно, - осклабился Хот.
Автоботы обменялись мгновенными встревоженными взглядами.

Сидя в какой-то подозрительной заправке, Джазз еще раз торжественно убедился, что десептиконы полностью асоциальны. Какой нормальный трансформер будет развлекаться в таких подозрительных и плохо освещенных местах? Весь внешний вид окружающих голосил о том, что они имеют какие-то проблемы с законом. Джазз и Блёр отчаянно выделялись на общем фоне - ярким цветом брони и столь же ярким блеском украшений. Про себя Джазз решил, что не рискнет встать из-за стола в одиночестве. Тем не менее, когда Блёр едва заметным жестом предложил ему выбраться из-за стола, Джазз незамедлительно поднялся с места. Блитцвинг повернул к нему оскал Рэндома, и Джазз неопределенно пробормотал что-то про необходимость подновить полировку.
- Не попадись кому-нибудь, - только и сказал Блитцвинг.
Блёр уверено двинулся куда-то вглубь заведения, и Джазз проследовал за ним, зорко посматривая по сторонам. В конце концов Блёр действительно свернул в какую-то дверь, за которой оказалась рихтовка поверхностного профиля. Первым делом гонщик оглянулся, вторым - схватился за полуавтоматическую щетку и начал яростно надраивать грудную броню.
- Как ты здесь очутился? - прошипел он сквозь жужжание механизма.
- Такое ощущение, что ты совсем не рад меня видеть, - ответно прошипел Джазз. - Приятель, что это? Это какой-то заговор? Я думал, что только меня угораздило так попасться! А оказывается тут просто какое-то десептиконское гнездо.
- О, Локдаун себя десептиконом не считает, - махнул рукой Блёр. - Впрочем, это не меняет сути. Я тут с ним болтаюсь уже шлак знает сколько времени.
- Значит заговор, - подытожил Джазз. - И мы должны с этим как-то бороться. Кстати, почему ты так медленно говоришь?
- Просто Локдауну не нравится, когда я делаю это быстро, - процедил Блёр. - Он умеет выражать недовольство.
- Ого.
Джазз прекрасно знал, что переделать Блёра было невозможно. Ну во всяком случае ни один из цивилизованных методов не сработал. Видимо, Локдаун сразу начал с радикального воздействия.
- ...сообщить, - закончил Блёр.
- Что, прости? - переспросил Джазз.
- Еще раз повторяю: ты бываешь на Кибертроне гораздо чаще, следовательно должен Магнусу о творящихся безобразиях сообщить, - пугающе раздельно проговорил Блёр.
- Я не могу, - почти испугано сказал Джазз. - Меня исключат из...
- Исключат?! - взвился Блёр. - Кто? Тебя заботит Академия или десептиконы?
- Десептиконы, - буркнул Джазз. - Я в спарке. Я не могу.
- Праймас всемогущий, - Блёр отшвырнул щетку и прислонился к стене. - И я не могу.
- Ты тоже на крючке? - понимающе уточнил Джаз.
- Нет. Локдаун дорожит своей независимостью. Но на мне куча датчиков.
- То есть он может слышать все, что ты говоришь? - обалдел Джазз.
- Нет, это датчики движения. Поверь-уж-в-этом-то-я-разбираюсь. Итак, сообщить мы не можем. Это плохо. Но мы знаем, что каждый из нас не одинок. Это хорошо.
- И у нас нежданный гость - это плохо, - добавил Джазз.
Блёр резко обернулся и собственной оптикой узрел несуразно огромного трансформера неизвестной модификации, похоже, даже не кибертронской. Так что возможно это был и не трансформер. Незнакомец проурчал что-то неразборчивое и с ярко выраженными намерениями двинулся к автоботам. Те моментально встали в боевые стойки. Джазз привычно хлопнул себя по "карманам" с энерго-нунчаками, привычно не обнаружил их и привычно расстроился. Блитцвинг отбирал у него оружие всякий раз, когда они встречались. Блёр мотнул головой, и Джазз ощутил передающийся пакет информации. Мгновение спустя до него дошло, и он тоже открыл приватный канал.
"Блитцвинг, меня тут обижают", - сообщил он с тщательно отмеренной долей паники.
- Красивые игрушечки, - внезапно прорезалось в ворчании механоида. - Идите сюда. Поиграем.
- Пшелвон, - коротко посоветовал ему Блёр.
Джазз прикинул, куда удобнее бить, но проявить свои таланты не успел.
- Я извиняюсь, - мягко произнесли из-за спины механоида. - Не будешь ли ты столь любезен упасть носом в пол и сдохнуть в муках совести?
Тот явно не понял все сказанное, но все-таки повернулся. В лицевую пластину ему уставились оба ствола, заряженные в модусе Хота, а заодно странно выглядящий то ли бластер, то ли станнер. Судя по виду, его Локдаун тоже собрал из запчастей.
Джазз ожидал, что сейчас начнется перестрелка, однако механоид прикинул раскладку сил, и пришел к благоразумному выводу - отступить. Он попятился, задевая дополнительными манипуляторами стену. Блитцвинг перевел пылающий взгляд на автоботов и поманил их пальцем. Джазз неохотно сдвинулся с места и аккуратно прошел мимо занимающего почти все свободное пространство посягателя на чужие разъемы. В зеркальном отражении он увидел, как Блёр так же аккуратно следует за ним.
- Полагаю, самое время покинуть это заведение, - Айс поднял стволы и крепко взял Джазза за предплечье. - Слишком много любопытных.
Джазз представил, как это выглядит со стороны, и еле сдержался, чтобы не зарычать. Сюжет просто напрашивался в какую-нибудь голо-ленту. Вот два хрупких маленьких бота, увешанные украшениями, легкомысленно болтают о смазке. Вот к ним подходит огромный и грубый злодей. Автоботы в ужасе. Но тут из ниоткуда возникают их темные герои, втаптывают нахала в ржавчину, и одинаковыми героическими жестами обхватывают своих партнеров за талии. Просто антифризом удавиться.
Джазз покосился на Блёра, однако гонщик, всегда отличавшийся экспрессивностью, хранил молчание, и более того - на его лице не было написано вообще никаких эмоций. Джазз пришел к выводу, что Блёр тоже выработал стратегию. В то время как Джазз строил из себя истеричку, Блёр старательно поддерживал образ прекрасного и невозмутимого изваяния. Будущий Элитный Страж смотрел гонщику в линзы и очень глубоко в них видел тусклый огонек бешенства, приправленного тихим безумием.
- А теперь поехали за дубляжом, - с улыбочкой предложил Локдаун.

Впоследствии Джазз не любил вспоминать этот "дубляж". Их с Блёром заставили устроить интерфейс по полной программе, а потом десептиконы еще и подключились в разогнанные системы. С одной стороны это было потрясающе - у Джазза едва не лопнул конвертер от сильных и острых ощущений. Блёр вовсе не был лишен привлекательности, и в приступе страсти двигался крайне быстро и активно. А Блитцвинг... ну Блитцвинг просто вел его в спарке, и этого было достаточно, чтобы терять голову даже от его прикосновений.
C другой стороны это было отвратительно с точки зрения элементарного достоинства.
Впрочем, хоть что-то полезное из этого удалось извлечь: пока они всей кучкой отдыхали, медленно остывая, Джазз быстро обменивался с Блёром всей набранной за долгое время информацией. Передавал он ее напрямую, поскольку лежали они в обнимку, притиснувшись друг к другу, и до сих пор перепутавшись многочисленными кабелями. Блитцвинг тоже до сих пор был подсоединен, но Джазз не беспокоился насчет шпионажа, потому что десептикон сразу закрывал связь, видимо, не желая находиться в столь интимной близости дольше необходимого.
Отправив Блёру последние зашифрованные архивы и получив от него точно такие же, Джазз наконец почувствовал, что невыносимо устал. Неимоверно вздрюченные системы умоляли об отдыхе. Линковаться вчетвером оказалось слишком тяжело. Он поерзал, устроился поудобнее и медленно начал отключаться. Уже находясь на грани оффлайна, он почувствовал, как Блёр укладывает на него ногу, а десептиконы одновременно сдвигаются, окончательно зажимая их между собой.
Чтоб их разорвало...

Все оставшееся время трансформеры так и слонялись по Малому вчетвером, посещая мероприятия различной степени приличия. Джазз не знал, с какой целью Блитцвинг вообще решил притащиться сюда, но стопроцентно был уверен, что завидев друг друга в такой компании, десептиконы сговорились и решили пофорсить перед остальными туристами, демонстрируя своих партнеров направо и налево. Джазз уже сбился со счета - разумеется, не в буквальном смысле, потому что ничего и никогда не забывал - пытаясь восстановить в памяти, сколько уже забегаловок, заправок, клубов, арен и прочая, прочая они посетили. По молчаливому уговору они с гонщиком постоянно сканировали толпу, пробуя выследить в ней кого-нибудь еще из знакомых и тем самым подкрепить теорию заговора. Несколько раз им попадались характерные энергетические следы, свойственные только автоботам, но самих носителей красного знака они ни разу не встретили. Однако следов хватало для того чтобы сделать уверенный вывод - это преступное дело процветает.
А еще - и Джазз никогда и никому бы в этом не признался - все это время Блитцвинг регулярно вставлял ему в порты. Если бы Локдаун узнал, что в глубине Искры Джазз благодарен ему до визга, то громко и со вкусом посмеялся бы. Однако охотник за трофеями ни о чем таком не знал и лишь завидовал Блитцвингу, который каким-то непостижимым образом получил не просто хорошего партнера, а идеального партнера. Автобота, перспективного курсанта, гордость Магнуса... и элитную подстилку. Всегда готовую, ненасытную и исполняющую все его прихоти.
На счастье упомянутого курсанта Локдаун даже предположить не мог, что всего этого Блитцвинг добился простейшим средством, принудив автобота к жесткому воздержанию.
Даже на каких-нибудь чопорных выставках современного искусства, рискнувших разместиться на Малом, Блитцвинг чувствовал, как все время пылает прижимающийся к нему автобот. Точно так же ему все время хотелось взять его и поиметь при всех, можно вон на том антикварном пульте... Но он выжидал, понимая, что каждое мгновение, проведенное без интерфейса, все больше сводит Джазза с ума.
Блёр тоже не подозревал, почему Джазз при всей его ненависти к партнеру, прилагает все усилия, чтобы соблазнить огромного десептикона на интерфейс. Он прекрасно видел, что даже ни один из этих, которые интер-боты, так не старался, не стремился так яростно удержать клиента рядом. Из вежливости Блёр молчал и списывал странное поведение курсанта на побочный эффект спарки. В поведении Джазза ему мерещилось что-то неестественное. Хотя его собственные реакции на Локдауна почти ничем не отличались, Юникрон его сожри. Просто Блёра заставили вести себя сдержано.
За всеми этими размышлениями в один прекрасный момент он не заметил, как Джазз и Блитцвинг свернули куда-то в сторону. Оглянувшись, он засек только остаточный след энергетического излучения, и вопросительно уставился на Локдауна. Охотник за головами сделал вид, что не замечает этого взгляда, однако когда Блёр нахмурился и толкнул его в бок, соизволил кратко объяснить:
- Им понадобилось уединиться.
Блёр обеспокоено вздохнул всеми системами, но промолчал. Пока он не знал о существовании других неудачников, ему жилось куда спокойнее, если, конечно, можно назвать спокойной жизнь с десептиконом. Но по крайней мере он отвечал только за себя, а теперь не мог не волноваться насчет Джазза. Блитцвинг ему не нравился. Его трехрежимность была самым настоящим психическим отклонением.
В это время трехрежимник как раз тренировал свои психические отклонения на одном автоботе. Зажав Джазза в темном уголке, он предложил ему накачаться хай-джетом самым противоестественным способом. Протесты и злобный шепот он проигнорировал с восхитительным высокомерием. Выразительно качнув стандартной емкостью со шлангом, он ткнул в маркер на чужом корпусе, добившись раскрытия сегментов. Джазз напрягся и оскалился, передернувшись, когда шланг скользнул в его системы.
Блитцвинг сжал пальцы, и Джазз прибавил мощность на охладителях, чувствуя, как разгонное топливо напрямую поступает в его гидравлику. Густое сплетение тончайших трубопроводов медленно начало разгораться. Первым запылал интерфейс-канал, и Джазз остро пожалел, что в него вставлен всего лишь тонкий шланг. Потом горячая щекотка разошлась по спинным магистралям. Потом... Потом Джазз уже с трудом сдерживался, чтобы не полезть на Блитцвинга немедленно, выпрашивая хоть немножечко интерфейса. Джазз пожирал десептикона взглядом, отключив голосовые датчики, чтобы не завопить от неудовлетворенности.
- Пойдем прогуляемся? - преложил Хот, отбрасывая опустевший контейнер, и, не дожидаясь ответа, шагнул в сторону.
Джазз неуверенно сделал шаг, другой и третий, боясь взорваться прямо на ходу, но потом все-таки справился с бушующим в трубопроводах огнем и пошел за десептиконом, дрожа от непомерного возбуждения. Покинув выставочный комплекс, Блитцвинг не стал далеко уходить, просто завернул за угол и прошел вглубь по темному проулку. Джаззу была глубоко неприятна мысль о пошлом перетыке на куче ящиков, но он боялся, что у него перегорит нейросеть, если он хотя бы еще чуть-чуть задержится. И едва Блитцвинг присел на край какого-то блока, элитный курсант сам полез на него, трясущимися пальцами царапая фиолетовую броню. Он изнывал от нетерпения и совершенно не мог взять себя под контроль. Оседлав Блитцвинга, Джазз пропихнул в себя штекеры и на пару секунд застыл, а затем начал перекачивать энергию, торопясь успеть перезагрузиться раньше, чем Блитцвинг выдумает еще что-нибудь. Хай-джет, залитый в него, бурлил и кипел. Не в состоянии сидеть спокойно, Джазз вцепился в плечи десептикона и приподнял бедра, сразу же опустив их. И наконец начал раскачивать тазом вверх-вниз. Ему казалось, что каждый такой толчок усиливает экстаз, и он яростно задвигался, убыстряя темп. Из вокалайзеров сами собой рвались гортанные стоны, визор то почти угасал, то вспыхивал, и когда Блитцвинг наконец-то сомкнул пальцы на талии автобота, Джазз почти взвыл.
Его самые страшные подозрения оправдались - Блитцвинг сдернул его с себя и оттолкнул. Ноги курсанта не держали, и он плюхнулся на пятую точку, широко раскинув колени. Блитцвинг поднялся и посмотрел на него сверху вниз. Джазз не мог оторвать голодного взгляда от напряженных кабелей, покачивающихся в воздухе.
- Разве я сказал, что мы будем интерфейситься? - поинтересовался Хот, скаля дентопластины.
- А что же еще? - прохрипел Джазз, непроизвольно царапая гладкое покрытие под руками.
Блитцвинг раскатисто фыркнул, не нашел, что ответить, и опустился между раздвинутых ног автобота.
- Да, будем, - наконец произнес он. - Но так, как скажу я.
Джазз осторожно приподнял дергающиеся от нетерпения ноги и поставил на бедра десептикона. Блитцвинг хихикнул, наклонился вперед и навалился на него, вжимая в мокрый полибетон. Джазз обхватил его за шею, отключил видеосистему и представил, как однажды, вместо того, чтобы обнимать эту шею, свернет ее. Перегретый хай-джет брызнул из боковых топливоотводов. Джазз хрипло застонал, чувствуя, как горят его внутренности. Где-то в центре корпуса плясали разряды, стягиваясь в единый гудящий клубок. Ощущение было одновременно болезненным и восхитительным, заставляя автобота буквально извиваться. Перезагрузка встряхнула его системы один раз, другой третий...
- Блитц...винг... я больш... хх... стоой... не могу-у...
- Зато я могу, - прорычал Хот, сжимая его бедра. - Только попробуй отключиться, автобот!
Топливные шлюзы открылись, и энергон попал прямо туда, где бесновались острые вспышки. Джазз взвизгнул, ошарашив этим звуком даже себя, и вспыхнул с ног до головы. Блитцвинг стиснул его еще сильнее, снова зарычал, и вырубился первым, тут же обрушившись на курсанта всем весом. Джазз подергался еще несколько мгновений, и ушел в глубокий оффлайн.
Из беспамятства его грубо выдернули, едва ли не колотя головой о стену. Джазз долго не мог сфокусировать взгляд, а тем более понять, что говорит Блитцвинг. Потом до него наконец-то дошло, что они срочно улетают. Он спросил - почему, но ответа как обычно не дождался. Оставалось предположить, что Блитцвинг получил от кого-то задание. Интересно, от кого? Чем вообще занимается десептикон, который может себе позволить кутить на планетоиде, мотаться между планетами на пассажирских рейсах и обманывать интеллектуальные системные оболочки, управляющие Кибертроном?
Окончательно придя в себя уже по дороге в космопорт, Джазз ярился и требовал дать ему попрощаться с товарищем по знаку, но на этот раз Блитцвинг отреагировал на капризы однозначно - рявкнул и пообещал пристрелить через соединительную систему. Джазз опять осознал, как же ненавидит этого фиолетового крылатого ублюдка.
На пределе диапазона он все-таки дотянулся до Блёра и сквозь треск помех коротко сообщил, что они улетают. Блёр пожелал ему удачи и вроде бы хотел сказать что-то еще, но связь оборвалась.

Вернувшись на Кибертрон, Джазз никак не мог избавиться от паршивого ощущения, что с ним что-то не в порядке. Поначалу он списывал это на подпорченное скоропостижным отлетом настроение, потом - на побочный эффект извращенной спарки. Но когда у него вдруг начали сбоить вторичные системы координации, Джазз обеспокоился всерьез. Ему очень не помешал бы техосмотр, однако с десептиконскими сигнатурами и думать об этом было нельзя. Джазз вообще давно увиливал от стандартных обследований, и последнее техобслуживание прошел на Малом, еле уговорив Блитцвинга наведаться в ремонтные доки. Десептикон глумился и фальшиво удивлялся, почему это автобот не сходит в доки на Кибертроне, но уступил, когда Джазз привычно закатил истерику со швырянием попавшихся под руку предметов.
Ремонтники Малого быстро протестировали его системы и ничего особенного не нашли, разве что посоветовали не употреблять играми с высоким напряжением. А ведь в последний раз на Малом Блитцвинг как раз устроил ему электрошок... Но такие повреждения можно было диагностировать и самостоятельно.
В конце концов Джазз определился. Блитцвинг наверняка занес ему какую-нибудь вирусную заразу. Мало ли куда он сует свои штекеры, а потом приходит со всей этой дрянью к партнеру... В красках вообразив свирепо размножающийся вирус, Джазз мысленно взвыл и принялся звать трехрежимника во всех доступных диапазонах. Блитцвинг откликнулся только декаду спустя, когда Джазз уже пару раз привлекал участливое внимание сокурсников и приятелей, спотыкаясь на ровном месте.
"Ты меня заразил! - яростно сообщил курсант, едва почувствовал знакомую тягу в системах. - Мы должны немедленно отправиться на Малый!"
"О, наконец-то ты оценил прелесть этого места. Играть-играть!" - захихикал Рэндом.
"Отнесись к этому серьезно, ты... ты... - Джазз мысленно подавился. - Мне срочно нужен техосмотр".
"На Малый мы не полетим", - неожиданно заявил Блитцвинг и перекрыл канал связи.
Джазз стиснул дентопластины и начал прикидывать, каковы его шансы самому добраться до Малого и найти там ремонтника без того, чтобы притянуть к бамперу неприятности. Если перекраситься и слегка проапгрейдиться, то можно сойти за бывалого путешественника. А если еще и красный визор прицепить, то вообще... И никакой Блитцвинг ему для этого не нужен.
В этот момент зов толкнулся во всем теле, заставив Джазза вздрогнуть.
- Эй, Джазз, что такое? - Сентинел пихнул его локтем в бок. - Ты нормально себя чувствуешь?
Джазз поднял взгляд от куба, рассеяно осмотрел заправку и ухмыльнулся Сентинелу.
- Да так, - врастяжку ответил он. - Знаешь, приятель, спарка, это что-то особенное.
- Я вижу, - так же ухмыльнулся Сентинел. - Ты весь фонишь, даже температурный режим повышен. Слушай, я уже хочу познакомиться с тем, кто так на тебя влияет.
Джазз ухмыльнулся еще шире.
- Нет, дружище, это мой маленький сладкий секрет. К тому же он все равно по большей части путешествует. Ну ты понимаешь, да? Чем дольше расставание, тем приятнее снова оказаться вместе.
- Праймас, однажды я перегорю от любопытства, - простонал Сентинел. - Ну хоть скажи, какая трансформа?
- Летающая.
Сентинел издал уважительное ворчание. Летающие трансформы отличались массивной конструкцией и бурным темпераментом. Такие редко и неохотно делали спарку, предпочитая менять партнеров как покрышки. Но Джазз тоже не был среднестатистическим автоботом. Да-а. Повезло так повезло.
- Ладно, - Джазз поднялся и передернул плечами. - Поеду-ка я к нему, чувствую, где-то приземлился, бродяга.
- Удачно поискрить, - щедро пожелал Сентинел, между делом подгребая к себе энергон Джазза.
"Ну что тебе надо", - злобно подумал Джазз в адрес Блитцвинга, а Сентинелу широко улыбнулся и помахал.
Выйдя из заправки, он трансформировался, сыпанув предательскими искрами, и помчался на зов. В пути ему неожиданно пришло в голову, что вредное воздействие на организм мог оказывать хай-джет. Все-таки это было реактивное топливо. Нет, не годится. Разве что оно было напичкано присадками. Но это он тоже сразу бы почувствовал... Как ни крути, оставался только техосмотр.
Блитцвинг себе не изменил и для очередной встречи вновь подыскал эксклюзивное местечко. На сей раз это был парк развлечений с рекреационной зоной. В ней Блитцвинг снял жилой блок. А может и не снял, может взломал систему. Может сделал что-то с настоящим хозяином блока. Джаззу не хотелось об этом думать.
Едва он ввалился в оборудованное по последнему слову комфорт-техники помещение, как Блитцвинг сграбастал его в охапку и повалил на декоративный пульт, переливающийся разноцветными огнями. Джазз неистово протестовал и пинал десептикона почем зря, но сам чувствовал, что делает это не всерьез. Блитцвинг прижал его к прохладной поверхности и качественно изнасиловал, терзая и без того пылающие системы. После того как шумная и высоковольтная возня на пульте окончилась перезагрузками, Джазз подтянул колени к груди и бессильно свесил с пульта руку. Воздухозаборники выбрасывали раскаленный воздух, изо всех сил стараясь заменить его на прохладный, но справлялись откровенно паршиво.
Блитцвинг некоторое время разглядывал истощенного партнера, а потом вздернул и потащил прочь из блока.
- Если ты думаешь, что ты единственный на Кибертроне, кому нужен левый техосмотр, то ошибаешься, - Айс окинул презрительным взглядом какого-то мелкого бота, попавшегося ему под ноги. - Так что на Малый лететь за этим необязательно.
Они спустились на несколько уровней, и вскоре оказались в таких секторах, где впору обитать древним ремонтным дроидам, но никак не нормальным трансформерам, однако жизнь кипела и тут. Джазз уже устал удивляться тому, сколько противозаконной ржавчины ютится на вроде бы идеальной планете, и поэтому почти не отреагировал на заявление Айса. К тому же у него нестерпимо ныли трубопроводы в центре корпуса, прямо вокруг конвертера. Он кусал губы, чтобы удержаться от недостойного хныканья.
В таком расшатанном состоянии он и оказался в каком-то подозрительном ремонтном доке.
- Посмотри его, - велел Хот, подталкивая автобота к встретившему их ремонтнику.
Тот окинул взором чуть не стонущего в голос автобота и понимающе хмыкнул. Такой беленький и чистенький - и вдруг цепляет заразу от своего большого и несомненно грубого партнера. Застонешь тут, пожалуй, когда на схемах поселяется какая-нибудь скользкая плесень или микроклещи начинают грызть трубопроводы, порождая нестерпимый зуд. С программными багами к Дриллу не обращались.
- Не искри, - почти дружески сказал он, обращаясь к Джаззу. - Знаешь, сколько сюда таких как ты приходит? Я всех чищу, и тебя почищу, будешь как новенький.
- Так давай быстрее - почти простонал Джазз. - Шлак забери, как же мне плохо...
Дрилл жестом указал ему на ремонтный верстак, и Джазз вскарабкался на него, едва не выпадая в ждущий режим от прилагаемых усилий. Дрилл хмыкнул, пытаясь навскидку определить, что именно может так повлиять на координацию. Что-то нейронное, вероятно. Он подтащил ближе потолочную платформу с набором инструментов, и опустил на визор усилок.
- Хмм... - протянул он спустя пару минут. - Знаешь, пожалуй, здесь придется поработать серьезнее.
- Что там такое? - совершенно издерганным голосом поинтересовался Джазз.
- Это тебе обойдется дорого, приятель, - осклабился Дрилл, глядя на невозмутимое лицо Блитцвинга. - Если тебя это интересует, твой беленький дружок выращивает дрона.
- Что? - Джазз моментально сорвался на визг и задергался на верстаке. - Дрона?! Я?! Это невозможно!
Блитцвинг задумчиво уставился в пол, испытывая некоторую неловкость, ранее совершенно ему несвойственную. Он вовсе не собирался подсаживать партнеру дрона. Это было неприятно и опасно.
Принцип саморепликации не закладывался в трансформерах, однако при полном соединении систем иногда случались кратковременные сбои, и тогда начинались очень нехорошие процессы. Программы того партнера, чьи системы находились в подчинении, воспринимали перехват управления как физическое повреждение и немедленно запускали ускоренную регенерацию. Поскольку "нападение" захватывало каждую деталь и каждый нейрон, системы попросту начинали дублироваться. Одновременно усваивалась вся информация ведущего партнера - сбитые с толку системы воспринимали его как модификацию первоначального носителя и лихорадочно пытались подстроиться еще и под него. Разумеется, полноценный дубль не получался ни при каком раскладе, но в нормальном, полноценном трансформере заводилась его крошечная вариация. Гибид обоих партнеров, начисто лишенный Искры и тянущий энергию из носителя. Фактически - смертельно опасный паразит. Дрон.
Ценой невероятных усилий трансформер мог выносить это создание до определенных размеров, постоянно используя дополнительные источники энергии и проходя едва ли не ежедневные апгрейды, чтобы компенсировать потери. Чувствуя, как маленькая тварь без зазрения совести рвет и режет окружающие ее механизмы, используя их для собственного развития. Зная, что в любом случае придется удалять дрона хирургическим путем, потому что сам он отцепиться не пожелает. Зная, что благополучный исход операции опускается гораздо ниже пятидесяти процентов. Зная, что вырезанный уродец никогда не пригодится даже на фабрике.
Таких мазохистов-самоубийц среди трансформеров не было.
Поэтому Джазз почти визжал, требуя немедленно вычистить его системы, удалив оттуда даже эхо присутствия. Паразитная форма жизни отличалась огромным упорством и даже парочка забытых в механизмах носителя кусочков могла вновь начать развитие. Джазз пребывал в панике, с которой не могла сравниться даже боязнь вылететь из Академии. Он был почти на грани истерики, и ему казалось, что ЭТО уже шевелится внутри, готовясь кромсать системы носителя.
- Короче, вам на Штандер, - резюмировал Дрилл, игнорируя изнемогающего от ужаса автобота. - Там чистку делают. И приготовьтесь платить как следует.
- Благодарю, - наконец-то ответил Айс. - Счастливо оставаться.
Он выжидающе посмотрел на Джаза, и тот рванулся собираясь соскочить с верстака и немедленно мчаться к ремонтникам, которые приведут его в порядок. Но вместо стремительных движений получилось дохлое дерганье. Джазз с хрипом втянул воздух в системы, а потом заорал.
- Блитцвинг! Я не могу идти! Оно жрет мои нейроцепи! Блитцви-инг!
Автобот завыл в голос, совершенно утратив способность соображать. Айс поморщился, одной рукой подхватил вопящего автобота с верстака и направился к выходу, даже не глядя на ремонтника. За дверью Джазз перестал голосить, обвис и только тихо подвывал. Блитцвинг встряхнул его, приказал вести себя нормально, и на второй полетной отправился к космопорту. Потом что-то прикинул и на полпути стартовал по воздушному коридору строго вверх, распугивая аэроботов самых разных конструкций. Так же легко он миновал следящий кордон спутников и вышел в открытый космос. Джазз по-прежнему болтался у него подмышкой и в бешеной панике сканировал все свои системы, пытаясь выяснить, какой их процент уже попорчен дроном. Как раз к тому моменту, когда он пришел к самым неутешительным выводам, Блитцвинг перешел в режим гиперскачка, и автобота практически вывернуло наизнанку.
Из-за этого подлет к очередному планетоиду ему совершенно не запомнился, да и сам планетоид не отложился в памяти. Блитцвинг куда-то его вел, точнее тащил, и в конце концов впихнул в некое помещение. Джазз плюхнулся на мелькнувший в поле зрения выступ и обвел взглядом помещение. Вдоль стен восседало полтора десятка трансформеров в разной степени тяжести, но всех их объединяло одно - выражение обреченного ужаса в линзах и визорах. Рядом с некоторыми отирались партнеры, имевшие самые смущенные выражения лиц. Джазз даже узрел какого-то очень десептиконообразного типа, возвышающегося рядом с неким строительным ботом, но сейчас думать об этом не было ни сил, ни желания. Ему очень хотелось завопить, чтобы его пропустили без очереди, потому что каждая секунда промедления была на руку маленькой твари, развивающейся в нем. Блитцвинг вроде бы что-то сказал ему, но Джазз даже не повернул головы. Он смотрел только на дверь, за которой скрывалось его спасение, и изо всех сил изгонял из процессора ужасные мысли о том, что ему могут отказать. Или сообщить, что удаление уже невозможно... Шлакшлакшлак...
В этот момент над дверью мигнула приглашающая пиктограмма, и сидящий рядом трансформер медленно поднялся. Джазз уставился на его сверхмассивный корпус и вновь содрогнулся. Трансформер тяжело шагнул в открывшуюся дверь, и над ней тут же зажглась предупредительная надпись.
Когда подошла его очередь, Джазз уже окончательно распрощался со здравым смыслом. Он даже не сразу понял, что наконец-то настал его черед, поэтому Блитцвинг просто втащил его в ремонтную. Джазз успел мельком удивиться, почему трансформеры только входили сюда, но не выходили, а потом его быстро и профессионально уложили на верстак. После чего отключили центральную нервную систему и начали так же быстро и профессионально вскрывать корпус. Блитцвинг стоял рядом и наблюдал с неким извращенным интересом. Правда, после того, как Рэндом начал подавать ехидные комментарии, трехрежимника со всем возможным пиететом выставили за дверь.
- Все готово, - сообщил темно-синий ремонтник, убирая с оптики усилок. - Можешь топать, производитель. В следующий раз ставьте блокировку. В спарку лезть все готовы, а потом визжат, что дрона носят.
- Это паразитная спарка, - прохрипел Джазз, еще не в силах поверить, что кошмар закончился. - Мы не партнеры, мы всего лишь пару раз интерфейсились. И когда это было по сверхзарядке он забыл выставить фильтры...
- Мм... давно пьянка была? Спарка-то уже пару гигациклов стоит, - насмешливо хмыкнул ремонтник.
Джазз с тщательно рассчитанным эффектом изменил сияние визора на мерцание.
- Я хотел... - он запнулся, опустил взгляд и хрипло продолжил. - Я хотел, чтобы он остался со мной... Поэтому не стал блокировать и подставился...
- О, а теперь ты предлагаешь удалить ее? - ремонтник ехидно посмотрел на него.
- Я не знаю, - почти пролепетал разведчик. - Я боюсь, что опять сдублируюсь... Она слишком сильная...
Лицедействовать он научился очень хорошо. Судя по тому, как тяжко вздохнул ремонтник, свою роль Джазз разыграл безупречно. Проворчав что-то про идиотов, напрочь лишенных логики, он пошарил по полкам, и сунул курсанту в руки два микрочипа.
- А я не свихнусь? - несчастным голосом спросил Джаз, еле скрывая дикую радость. Все-таки есть нелегальные методы! Ее же нельзя без последствий... а я... мне...
- Я не собираюсь ее удалять, - пожал плечами ремонтник. - Это глушитель. Ставишь себе, ставишь ему, и вопрос решен. Если сломается, дуйте сюда. Но в следующий раз придется заплатить.
- Я и сейчас могу, - вскинулся Джазз. - Сколько?
- Иди-иди отсюда, - ухмыльнулся ремонтник. - Считай, это тебе бонус за красивую броню.
- А можно только один чип поставить? - почти прошептал курсант, нервно вертя в пальцах кусочки пластика.
- В смысле? - удивился ремонтник.
- Ну, пусть он подумает, что сам больше меня не хочет, - Джазз сделал несчастное выражение лица. - Она может сработать так, что это будет незаметно?
- Может, - фыркнул ремонтник. - Хотя я не вижу смысла в этих шпионских играх. Все, кыш отсюда.
Джазз рассыпался в благодарностях и сунулся к выходу, но ремонтник завернул его к другой двери.
- Входишь в одну дверь, а выходишь в другую уже обновленным, - пояснил он.
Не переставая совершенно искренне благодарить своего спасителя, Джазз вышел в холл. Поджидающий его Блитцвинг с легким жужжанием сервоприводов сменил модус на Айса и приподнял надлинзовый щиток.
- Я хочу домой, - самым своим утомленным голосом произнес Джазз. - Все что мне сейчас нужно - это отдых. И пожалуйста не трогай меня хотя бы пару циклов. Мне плохо. Очень плохо.
Он сжимал чипы в ладони как самое бесценное сокровище на свете.
- Хорошо, - наконец согласился Айс. - Но ты мне за это будешь должен! - закончил уже Хот и осклабился.
- Это ты мне должен, - буркнул Джазз, сдерживая ярость.
Точно так же он сдерживался всю дорогу до Кибертрона. Блитцвинг прописал их на какой-то чартерный рейс, и всю дорогу Рэндом доставал курсанта непристойными шепотками в датчик и тычками в бок. У Джазза сейчас болело восемьдесят процентов тела, и в конце концов он взвился, наорал на отшатнувшегося десептикона и вообще повел себя отвратительно скандально. Блитцвинг сгреб его в охапку, слегка стукнул головой о стену, и остаток пути прошел в молчании и относительном спокойствии. Айс захватил ведущие позиции, и всю дорогу модус больше не изменялся, поэтому Джазза хотя бы не дергали.
На Кибертроне Джазз тут же смылся, выскользнув из рук десептикона прямо на посадочном поле. На открытом пространстве тот стрелять не стал, а к моменту их следующей встречи Джазз собирался как следует подготовиться.
"Тебе лучше не прятаться, автобот, - прошипел Блитцвинг на их частоте. - Хуже будет, когда найду".
"Вот и попробуй" - отозвался Джазз, органично вписываясь в городскую толчею.
"Разнесу вашу Академию на куски!" - рявкнул Хот.
Джазз мысленно противно захихикал. Кем бы Блитцвинг себя ни воображал, но если бы он вздумал выполнить свою угрозу, то просто подписал бы себе смертный приговор. В принципе, теперь всем десептиконам можно было его подписывать. Джаз собирался подробно доложить о происходящем безобразии верховному командующему. Разумеется, умолчав о собственном печальном опыте. Но немного позже...
Блитцвинг не произнес ни слова, однако по системам Джазза словно прошлась раскаленная плазма. Он мгновенно вылетел с трассы, к счастью, ни с кем не столкнувшись, и провалился на следующий уровень, рухнув в груду какого-то мусора.
Он тоже недооценил противника. Оказывается, десептикон еще ни разу не активировал спарку на полную мощность... Джазз задергался, выгибая спину, и чувствуя, как со щелчком раскрывается приемная система, а все топливные шланги вываливаются наружу. Трясущимися пальцами он сжал чип и воткнул его в плечевой разъем. Нейросеть еще раз вспыхнула, и внезапно все пропало. На секунду Джаззу показалось, что его парализовало, но быстрый тест всех систем показал, что все в норме. Однако чего-то категорически не хватало... И внезапно Джазз понял - впервые за несколько гигациклов он не мучался от неудовлетворенности. Ему больше не хотелось. Праймас всемогущий, он был абсолютно свободен!
Едва не повизгивая от восторга, Джазз выкарабкался из кучи хлама, и прямым курсом рванул в торговый сектор. Буквально порхая среди прилавков, он приобрел кучу нужных деталей и привычно уединился с ними в крохотной заправке. Теперь дело пошло быстрее, да и энтузиазм от предстоящего подхлестывал.
Покончив с делами, Джазз вышел на улицу и осторожно вытащил чип. Удар, вспышка, дрожь во всех сервоприводах. Он торопливо глотнул прохладной атмосферной взвеси, и пошел на зов, привычно стараясь сдержать качку. Судя по направленности сигнала, Блитцвинг не стал мудрствовать и от территории космопорта далеко не ушел. Джазз прикинул, что там находится много складов и примерно вообразил ход мыслей десептикона. Дойдя до места, он проскользнул на территорию одного из складов, забился в угол между погрузчиками и сел на пол, поджав колени к груди.
"Я дальше не пойду! - с выразительным страхом передал он Блитцвингу. - Ты меня пугаешь. Я вообще уйду!"
"Куда же ты уйдешь, гаечка?" - поинтересовался Хот.
"Не знаю... я... не тронь меня!" - бессвязно ответил Джазз, как и полагается ошалевшему от зова и ужаса трансформеру.
"Никуда не уходи, - промурлыкал Хот. - Я сейчас к тебе приду"
"Нет!" - взвизгнул Джаз и умолк.
"Сидеть, гаечка..."
Ориентируясь на сигнал, Блитцвинг вошел на склад и заскользил между полками, сливаясь с тенями. Его строптивая цель находилась где-то совсем рядом... Трехрежимник повертел головой и двинулся вперед. Спустя два шага он заметил белый проблеск и не раздумывая шагнул в проход. Джазз забился в самый дальний угол и скорчился там, словно догадывался, что Блитцвинг для него запланировал. Подойдя вплотную, Блитцвинг остановился между двух погрузчиков и обоими локтями оперся на выступающие детали.
- Ну что, начнем воспитание? - с улыбочкой предложил он.
Автобот поднял голову.
Блитцвинг внезапно и очень остро понял, что между колен гаечки покачивается утяжеленное дуло бластера.
- Урод, твоя спарка больше не работает, - ухмыльнулся Джазз.
И вокруг дула замерцал сиреневый ореол.

"Патрульный трассы Лонка-Сиджет докладывает: в районе космопорта произошла перестрелка. Разрушения незначительны. На месте перестрелки обнаружены части экзоскелета неизвестной модификации и следы авиатоплива с синтетиками. Пострадавший - один. Гражданское лицо, предположительно - обучающийся. Имеются серьезные повреждения корпуса и головы, сильно задет центральный процессор, возможны критические последствия. Требуется срочная медицинская помощь".

Вернуться к фанфикам