...
(aka Lambitches)

Автор: Koi Lungfish
Перевод: DieMarchen
Персонажи: Праул, Санстрикер, Сайдсвайп и Блюстрейк
Предупреждение: DD (домашняя дисциплина), фривольные вариации на тему "страшная правда о положительных героях".
Рейтинг: R
Краткое содержание: история о том, как Праул добивался извинений от неугомонных ламборджини.

- Я не собираюсь наказывать тебя вместе с ними, Блюстрейк, - сказал Праул, но Блюстрейк вызывающе вздернул подбородок и расправил плечи.
- Я виноват в той же мере, что и они, - ответил он, стараясь не допустить в голос дрожь. Он бросил быстрый взгляд на Сайдсвайпа, чтобы понять, одобряют ли близнецы его поведение, однако те смотрели на него с тревогой, и он засомневался, правильно ли поступает.
- Блюстрейк, поскольку тебя всего лишь уговорили участвовать в этой выходке, твоя вина меньше, а значит, заслуживает менее строгого наказания, - настаивал Праул. - Уилджек вчера снова взорвал свою лабораторию, поэтому ты можешь…
- Я пойду с ними! - перебил Блюстрейк. Вряд ли то, что их ожидало, было хуже перспективы помогать Уилджеку восстанавливать лабораторию. - Все, что будет с ними, будет и со мной.
Праул посмотрел на него с непонятным выражением, а потом повернулся к братьям-ламборджини, как будто хотел спросить: "Ему известно то же, что и вам?". Те в ответ посмотрели на него с деланным непониманием, изрядно сдобренным нахальством. Но как только Праул отвернулся, Сайдсвайп озабоченно шепнул брату:
- Ты ему не рассказывал?
- Нет, а ты? - так же тихо отозвался Санстрикер.
- Чего не рассказывал? - пискнул Блюстрейк.
- Ой, Праймус…
- Придется быть с ним потом понежнее.
- Вряд ли этого будет достаточно.
- Ладно, тогда мы устроим ему такую ночь, что он обо всем забудет.
Блюстрейк снова сдавленно пискнул.
- Но мы уже устроили такую ночь вчера!
- Да, и что?
- Я еще не закрасил царапины с того раза.
- Как будто тебе сейчас снова не обдерут краску, - прошипел Сайдсвайп. Если они и сказали что-то еще, Блюстрейк этого уже не слышал, поскольку в тот момент Праул открыл тяжелую дверь. Оглядев голые стены, Блюстрейк решил, что в этом помещении можно было бы запереть даже Девастейтора, не опасаясь, что он вырвется на свободу. Потом он заметил бегущую по стене вдоль всей комнаты панель с наручниками, и вертикальную опору с фиксаторами в центре, и изумленно мигнул оптикой. Праул, удерживая дверь открытой, посмотрел на него с сомнением.
Блюстрейк подошел и встал рядом с ламборджини, весьма выразительно изображавшими отъявленных нарушителей порядка.
Праул пожал плечами.
- Хорошо, Блюстрейк. Если ты хочешь опуститься до их уровня, можешь остаться.
Блюстрейк, оторвав взгляд от опоясывающей комнату панели и еще раз подивившись полному отсутствию каких-либо предметов, кроме тех, что были предназначены для ограничения движений, снова посмотрел на Праула. Он собирался заставить их вычистить эту комнату голыми руками? Или они должны будут сидеть здесь взаперти до тех пор, пока от тоски не решат, что лучше извиниться?
Затем он заметил, что в руках у Праула что-то появилось. Это был странный предмет, длинный и черный, наподобие стека или хлыста, с тремя кольцами чуть выше рукояти. Праул захлопнул дверь, повернул одно из колец, и зловещий инструмент издал электрический треск. Блюстрейк подумал, что, возможно, остаться было не самой лучшей идеей.
Концом хлыста Праул указал на Блюстрейка, затем в дальний конец комнаты.
- Ты. К стене.
Сбитый с толку, Блюстрейк начал пятиться, потом остановился и посмотрел на братьев-ламборджини, ожидая подсказки. Походящее ли сейчас время, чтобы начать спорить и протестовать? Или лучше сделать то, что говорят? Сайдсвайп едва заметно кивнул. Блюстрейк сделал еще несколько шагов назад, пока поднятые над его плечами дверцы не коснулись стены.
Сверля его взглядом из разряда "Ах, это вы приклеили Прайма к потолку?", Праул подошел к нему и подтолкнул еще ближе к стене - не грубо, но и не мягко. Бесстрастно. Выступающая панель ткнулась Блюстрейку в спину. Отвлекшись, он пропустил момент, когда Праул поймал его левую руку и зафиксировал в кольце с замком. Щёлк! - и ловушка захлопнулась. Блюстрейк в замешательстве уставился на Праула, и только ойкнул, когда и вторая его рука оказалась прикованной.
- Стой здесь. И тихо, - сказал Праул.
Это немного успокоило Блюстрейка. Настолько, что когда Праул повернулся и увидел, что Сайдсвайп, дурачась, устроился на стоявшей в середине опоре и поджал ноги, а Санстрикер опирается о дальнюю стену и с деланно безразличным видом изучает свою полировку, он не мог не фыркнуть.
Сайдсвайп улыбнулся самой обезоруживающей своей улыбкой и сказал:
- Эй, офицер, поиграем в лошадки?
Праула, однако, это нисколько не позабавило.
Он стоял к Блюстрейку спиной, и тот не видел лица черно-белого датсуна, но видел, как дверцы приподнялись над его плечами. Что бы это ни было, с весельем оно не имело ничего общего. Праул приблизился к Сайдсвайпу, ухмылка которого становилась все неуверенней. Даже Санстрикер оторвался от разглядывания своей полировки.
Праул остановился перед Сайдсвайпом. Он и так был на голову ниже красного ламборджини, а сейчас, когда тот взобрался на платформу, разница стала еще заметнее.
- Сайдсвайп, - сказал Праул, и в голосе его появилась странная новая нота. - Ты знаешь, почему вы здесь?
- Чтобы поиграть в лошадки? - отозвался Сайдсвайп и снова сверкнул невинной улыбкой.
- Ты и твои приятели оказались здесь потому что солгали Ред Алерту, будто Оптимус не верит, что он получил серьезные повреждения во время операции со Старскримом. Более того, вы сказали, будто мы собираемся его препарировать и проверить, нет ли в нем десептиконских жучков. Я узнал это не потому что Ред мне нажаловался. Мне рассказал Инферно, который случайно перехватил его, когда тот, перепуганный до полусмерти, собирался сбежать с базы, не дожидаясь пока Оптимус отрубит ему голову. Разве это смешно, Сайдсвайп?
- Ну… тогда мы посмеялись… - неуверенно сказал Сайдсвайп.
Блюстрейк вдруг почувствовал себя на удивление мерзко. Он не предполагал, что Ред Алерт воспримет их розыгрыш так серьезно. Он переступил с ноги на ногу, гадая, сможет ли посмотреть Реду в лицо, когда они снова встретятся.
Праул поднял жутковатый инструмент так, что его кончик оказался под подбородком Сайдсвайпа. Странно, но ламборджини не засмеялся в ответ. И улыбка с его лица пропала. Он подался назад, отстраняясь от черного хлыста, и смотрел так, словно перед ним была смертоносная ядовитая тварь. Странно было и то, что мгновение спустя Сайдсвайп еле слышно вздохнул. Знай Блюстрейк Сайдса чуть хуже, он этого и не заметил бы.
Удостоверившись, что красный бот не собирается двигаться с места, Праул повернулся и смерил взглядом Санстрикера, который, как и его брат, неотрывно смотрел на хлыст.
- Санстрикер, - сказал Праул, - ты можешь что-нибудь сказать в свое оправдание?
- Этот нытик обвинил меня в том, что я шпионю для десептиконов. Тоже мне, искатель славы Клиффджампера, - зло протянул золотистый бот, не сводя глаз с хлыста. - Чтоб он проржавел.
Под тремя завороженными взглядами Праул взмахнул рукой - быстро, но очень плавно. Раздался резкий треск, полыхнула белая вспышка, и Санстрикер с грохотом растянулся на полу. Блюстрейк онемел.
Сайдсвайп сделал движение, как будто хотел спрыгнуть с платформы и прийти на помощь брату. Праул быстро обернулся, поднимая шокер. Сайдсвайп замер и неуверенно коснулся кончиком языка верхней губы.
- Спускайся, - приказал Праул тоном, который, наверное, специально полагался для таких случаев, потому что ничего подобного Блюстрейк никогда в жизни от него не слышал. Все так же глядя на хлыст, Сайдсвайп спустился и встал перед Праулом.
- Смирно, - тихо сказал Праул. Сайдсвайп напряженно вытянулся, расправив плечи.
- Не двигаться, - велел Праул. Слова упали ледышками. Сайдсвайп замер как изваяние, только взгляд следовал за зловещим инструментом. Праул обернулся к Санстрикеру, поднимавшемуся с пола, и молча, одним движением хлыста, приказал ему подойти к брату. Санстрикер оскалился. Праул отвел хлыст назад. Дерзкая ухмылка исчезла. Хромая, Санстрикер подошел к Сайдсу. Праул поднял хлыст и, так же как с Сайдсвайпом, почти коснулся его подбородка. Так же, как Сайдс, Санстрикер еле заметно выдохнул и приоткрыл рот. Блюстрейк хорошо помнил, что так он делает, когда собирается кого-нибудь поцеловать. Ему стало не по себе.
Праул оглядел ламборджини и кончиком хлыста прочертил над ними в воздухе несколько линий, словно устанавливая контакт. Они стояли навытяжку, как на общевойсковом смотре по случаю неожиданного приезда Ультра Магнуса и, не отрываясь, смотрели на гибкий черный шокер. Праул зашел им за спину. Блюстрейк ошеломленно наблюдал за происходящим, и ему становилось все неуютнее. Праул посмотрел на него и счел нужным объяснить.
- До начала Войны, Блюстрейк, эту технику называли приучением к хлысту, - сказал он. - Позже её использовали, чтобы отбить у пленных охоту сопротивляться. Правда, тогда это делалось несколько иначе, но, по сути, порядок остался тем же. Вот как это делается. Берешь своевольного бота, - такого как твои друзья, - приводишь сюда и объясняешь ему, что когда он слушается, он не получает хлыста, а когда не слушается - получает.
Блюстрейк пораженно вытаращился. С каких это пор в армии автоботов используются архаические пытки? И почему близнецы стоят как-то непривычно напряженно?
- Позволь показать, - продолжал Праул, и Блюстрейк услышал в его голосе новую интонацию - недобрую сладость. Праул поднял инструмент над плечом Сайдсвайпа и поднес близко к щеке, почти прикоснувшись к тонкой металлической обшивке, имитирующей кожу. С молчаливой покорностью Сайдсвайп повернул голову. Праул перенес инструмент к другой его щеке, и Сайдсвайп повернул голову в другую сторону.
- Видишь, Блюстрейк, - несколько рассеянно продолжал Праул, продолжая манипулировать братьями, которые поворачивали головы, повинуясь одному только виду инструмента, - они делают все, что я хочу.
Блюстрейк понемногу начал понимать, что будет дальше.
Праул провел кончиком хлыста над плечом Санстрикера, и тот, хоть и пытался изо всех сил удержаться, все же невольно приоткрыл рот, - точно так же, как в тот раз, когда Блюстрейк растирал его автомобильным воском. Когда хлыст коснулся его плеча, рука поднялась, будто против воли.
- Основное изменение, которое эта практика претерпела с веками, заключается в модификации инструмента, - продолжал Праул. Он заставил Санстрикера опустить руку, затем оторвать подошву от пола и замереть на одной ноге. - У старых моделей был только один диапазон - болевой, от умеренно неприятных ощущений до настоящей агонии. Сейчас вариантов настройки три.
- Первый, - он хлестнул Сайдсвайпа по спине, заставив вскрикнуть, - боль.
- Второй, - он постучал по колену Сайдсвайпа, и тот резко качнулся, словно его внезапно перестали держать ноги, и повалился на колени, - потеря контроля над телом.
- Третий…
И тут Сайдсвайп неожиданно глубоко вздохнул, поворачивая голову, и потянулся к хлысту. Праул мимолетно провел краем шокера по его лицу и закончил:
- … удовольствие.
Сайдсвайп содрогнулся, запрокинув голову. Его оптика замерцала и начала гаснуть. Блюстрейк видел, как он непроизвольно сжимает и разжимает кулаки.
- Оставь его в покое, - рыкнул Санстрикер, по-прежнему стоявший на одной ноге.
Блюстрейк и не подозревал, что Праул может двигаться так быстро. Черная молния хлестнула Санстрикера попрек бедра, и он беспомощно рухнул на пол. На мгновение Блюстрейку показалось, что Праул серьезно повредил Санни, но потом он услышал протяжный жаркий стон и увидел, как Санстрикер извивается на полу, даже не пытаясь подняться. Его голова металась из стороны в сторону, пальцы царапали гладкие плиты. Сайдсвайп ахнул и, забыв о приказе стоять смирно, попытался придвинуться к Праулу.
- Смысл приучения к хлысту, Блюстрейк, в том чтобы назначать правильные настройки для правильного поведения, - Праул повернулся к красному ламборджини, поднося инструмент к его лицу, - и правильные для неправильного поведения. Не помню, чтобы я разрешал тебе двигаться.
Он резко коснулся Сайдсвайпа, и тот взвыл от боли.
- Я мог бы, пожалуй, использовать во время этих сессий только болевой диапазон…
При этих словах и Санстрикера, и Сайдсвайпа передернуло, а Блюстрейк подумал, насколько же сильной может быть боль.
- …однако это научит их лишь презирать старших. Боль и неповиновение образуют замкнутый круг, что нисколько не приблизит нас к решению проблемы. Оптимус, наверное, предпочел бы читать вам нотации до тех пор, пока у вас не отвалятся аудиодатчики. Однако я не вижу причины полагать, что это хоть как-то повлияет на ваше поведение. На мой взгляд, наиболее эффективный путь - это приучить своевольных воинов ассоциировать приказы с удовольствием, а значит, повиноваться беспрекословно. Таким образом, Блюстрейк, из разгильдяев получаются образцовые солдаты.
- Хватит болтовни, - выдохнул Сайдсвайп. Праул дал ему подзатыльник, и ламборджини сложился вдвое с гримасой боли.
- Разумеется, установление дисциплины требует времени. Времени у нас, впрочем, в избытке, если только не случится непредвиденная атака десептиконов.
- Ага, Ред Алерт будет счастлив, - с трудом выговорил Санстрикер с пола. - Сразу подумает, что это я подстроил.
Вместо ответа Праул повел хлыстом снизу вверх. С неожиданной молчаливой покорностью Санстрикер собрался и встал на колени рядом с братом. Оба воина стояли перед Праулом, опустив руки, не сводя глаз с хлыста.
- Не двигаться, - приказал Праул и отошел к противоположной стене.
Блюстрейк ожидал, что когда датсун повернется к братьям спиной, те переглянутся, зашепчутся или скорчат гримасу… все что угодно, лишь бы нарушить приказ, но они даже не шевельнулись. Праул снял что-то с опоясывающей помещение панели и повернулся к близнецам.
Те стояли совершенно неподвижно, ожидая… чего?
Праул обошел их по кругу, как будто рассматривая. Они безотрывно смотрели на хлыст. Праул остановился позади них. Жестом велел Санстрикеру завести руки за спину. Золотой ламборджини подчинился. От удивления Блюстрейк повысил уровень яркости в оптике. Праул наклонился и соединил наручниками запястья Санстрикера. Должно быть, оковы были тесными - Санстрикер поморщился.
Праул дернул за наручники, и Санстрикер болезненно вздохнул, когда они стянулись еще сильнее.
- Тихо, - скомандовал Праул и направился к Сайдсвайпу, оставив Санстрикера кусать губы и беспомощно сжимать и разжимать пальцы.
Посмотрев на Праула, Сайдсвайп вздрогнул и завел руки за спину, не дожидаясь приказа. Праул опустился позади него на одно колено, как охотник над попавшей в капкан добычей. Потом провел кончиками пальцев по спине Сайдсвайпа, и тот невольно вздрогнул сильнее, сдерживая стон.
Затем Праул защелкнул наручники, и Блюстрейк увидел, что лицо Сайдсвайпа искажается - но не от боли. Праул не поднялся. Он положил ладонь на спину Сайдсвайпу и мягко погладил. Если до этого Сайдсвайп дрожал, то теперь его попросту затрясло. Он умоляюще всхлипнул - точно так же, как в тот раз, когда Санстрикер дразнил его, не позволяя присоединиться к ним с Блюстрейком.
Праул поднялся и снова обошел дрожащих, задыхающихся, скованных близнецов. Остановился перед ними и жестом велел склонить головы. Не смотреть на хлыст, как догадался Блюстрейк, стоило братьям некоторых усилий.
- Теперь ты видишь, Блюстрейк, какими послушными эти двое становятся при правильно подобранном воздействии. Плохое поведение наказывается, хорошее поощряется. Думаю, - обратился он к ламборджини, - в данный момент вы ведете себя… вполне приемлемо.
Сайдсвайп, не осмеливаясь поднять голову, прерывисто и нетерпеливо вздохнул. Блюстрейк гадал, что Праул сделает в следующий момент. Тот стоял над Сайдсвайпом, непринужденно опустив руку с хлыстом. Потом поднёс хлыст к спине красного бота - медленно, очень медленно, дюйм за дюймом…
- Сайдсвайп не знает, когда я дотронусь до него, - легко, словно не чувствуя разлитого в воздухе напряжения, сказал Праул. - И дотронусь ли вообще. И не знает, в каком режиме сейчас этот инструмент. Он может надеяться только на свое хорошее поведение.
Хлыст коснулся Сайдсвайпа, и тот резко выпрямился, вскрикнув от удовольствия. Рядом с ним Санстрикер судорожно вздохнул. Блюстрейк тоже невольно задышал чаще, видя как Сайдсвайп, не помня себя, то выгибается дугой, то склоняется, почти касаясь лбом пола. А потом - Блюстрейк задохнулся и что-то нечленораздельно пискнул - Праул притянул голову Сайдсвайпа к своему колену, и тот, прерывисто дыша, без всякого принуждения прильнул щекой к белой броне датсуна.
- Что ты говоришь, Сайдсвайп? - спросил Праул у ламборджини, который самозабвенно терся лицом о его колено.
- Праймус, ржавчина тебя заешь, чтоб тебя, о-оо… - неразборчиво простонал Сайдсвайп. - О проклятье, о! О-оо!
Праул отвел хлыст, и Сайдсвайп со стоном рухнул на пол. Блюстрейк заметил, что его броня начала дымиться.
- Надо будет заняться твоими манерами, - покачал головой Праул и повернулся к Санстрикеру. В отличие от извивающегося Сайдсвайпа, золотой ламборджини сохранял полную неподвижность, но отчаянно часто дышал, и хотя он смотрел в пол, Блюстрейк видел, как ярко светятся его линзы.
- А ты, Санстрикер, что скажешь?
Санстрикер упрямо стиснул кулаки. Рядом с ним Сайдсвайп еле слышно застонал.
- Скажи, что раскаиваешься в сделанном, Санстрикер, - тихо приказал Праул.
- Я… - машинально начал было Санстрикер, но осекся.
Праул покачал хлыстом из стороны в сторону.
- Мне… - снова начал Санстрикер и снова смолк. Блюстрейк смотрел на него, не в силах оторваться.
Праул, казалось, даже пальцем не шевельнул, но в следующее мгновение Санстрикер согнулся вдвое с неразборчивым воплем:
- Мне очень жаль, Праул, очень жаль, очень, о Праймус, сэр, пожалуйста, сэр, пожалуйста, пожалуйста!..
- Уже лучше, - кивнул Праул. - Теперь повтори. Внятно.
Санстрикер сжал кулаки так, что Блюстрейк услышал скрежет металла.
- Праул, мне очень жаль, что я это сделал, - сказал он громко и отчетливо, с оттенком отчаяния в голосе.
Праул оценивающе посмотрел на Санстрикера, потом перевел взгляд на Сайдсвайпа, который все еще задыхался на полу.
- Сайдсвайп, - сказал он, - покажи брату, как это делается.
Сайдсвайп всхлипнул и выругался.
- Я…. - произнес он, а потом, явно не владея собой, простонал: - Пр-роклятье... ещё… Я хочу еще …
Праул неодобрительно покачал головой, но на его лице Блюстрейк заметил тень усмешки. Он шагнул к Сайдсвайпу и наклонился над спорткаром, который обычно был заметно выше него. Сайдсвайп что-то пробормотал.
- Сайдсвайп, ты меня слышал? - сурово спросил Праул.
Блюстрейк и представить не мог, что когда-нибудь в жизни увидит подобное. Не поднимаясь с колен, Сайдсвайп подобрался ближе к Праулу и, неловко извернувшись, посмотрел на него снизу вверх - униженно, умоляюще. Неразборчивый шепот превратился в подобие отчетливых слов:
- Прости, прости, прости, я не нарочно… - задыхаясь, произнес он. - Пожалуйста… Праул… пожалуйста... сэ-эр…
- Предположим, не нарочно, - согласился Праул, спокойно глядя на Сайдсвайпа. А затем наклонился и трижды коснулся его хлыстом - первый раз лба, второй спины между лопатками, а третий чуть ниже грудной секции, - и с каждым прикосновением Сайдсвайпа скручивала новая судорога.
- Ну, Сайдсвайп, теперь тебе есть что сказать? - непринужденно спросил Праул, когда красный бот наконец отдышался.
Всхлипывания стали тише. Согнувшись пополам, почти прижимаясь лбом к полу, Сайдсвайп прошептал:
- Я очень плохо поступил, сэр. П-пожалуйста, разрешите мне извиниться перед Ред Алертом.
- И?
- И еще, пожалуйста, могу я извиниться перед Инферно?
- И что ты им скажешь?
- Что я… я… очень сожалею, что так получилось, и… что это было глупо и жестоко… и мне не следовало этого делать…
- А потом?
- Я… я…
- Что ты сделаешь после того, как извинишься? - спросил Праул, постукивая ногой об пол.
- Все что они захотят, сэр, - запинаясь, выговорил Сайдсвайп.
- И ты исполнишь то, о чем они попросят?
- Да, сэр! - это Сайдсвайпу удалось произнести почти нормальным тоном.
- Ты действительно это сделаешь, Сайдсвайп? - сурово спросил Праул, подталкивая его носком в плечо.
- Д-да… проклятье, да, да…
- Так-то лучше, - сказал Праул и повернулся к Санстрикеру.
Сайдсвайп всхлипнул, как ребенок, которому никак не дадут обещанную конфету.
- Зачем?.. - осмелился подать голос Блюстрейк.
Праул насмешливо покосился на него.
- Сайдсвайп, как ты мог заметить, уже готов принести извинения. А Санстрикер для этого слишком горд. Он думает, если он силен, отважен и хорош собой, то правил для него не существует, и он может никому не повиноваться. Придется его… разубедить.
Блюстрейк не мог не заметить перемену в голосе Праула - на мгновение в его словах вскипела жгучая ярость.
- Ты у меня, Санстрикер, будешь умолять, чтобы тебе позволили извиниться.
Санстрикер не ответил. Молчание повисло в воздухе как оскорбление. На брата он не смотрел.
- Санстрикер знает, что его брат заслуживает награды. Потому что Сайдсвайп порядочная шл… шлак побери… порядочный автобот.
Блюстрейк в ужасе открыл рот - он не мог поверить, что действительно слышал это. Спокойствие Праула на мгновение поколебалось, и в тот момент всё, казалось, зашаталось, грозя рассыпаться, однако Праул мгновенно взял себя в руки и продолжал гладко, как будто ничего не случилось:
- Санстрикер знает, что пока он не извинится, его брат не получит заслуженной награды. Скажи, Санстрикер… ты любишь своего брата?
Блюстрейк вздрогнул.
Санстрикер резко дернулся.
Сайдсвайп перевел дыхание и чуть расслабился.
Праул стоял неподвижно, наклонившись над Санстрикером с хлыстом в руке, выжидая.
Блюстрейк мог сосчитать, сколько раз за это время ударил топливный насос в его груди. Он видел, как у Санстрикера задрожала нижняя губа, рот приоткрылся, снова закрылся, лицо исказилось, в глазах появился отчаянный блеск.
- Я… - выдохнул он.
- Ты, - кивнул Праул.
- Это не брат, а недоразумение, - сказал Санстрикер громко и отчаянно. - О Праймус - Праул, мне очень жаль!
Праул холодно смотрел на него
- Я… я… о проклятье, - прорычал Санстрикер. - Сайдсвайп, что мне сказать?
Золотой бот повернулся к близнецу, но в ту же секунду получил хлесткий удар по щеке, и снова растянулся на полу, скрученный приступом боли. Он скрёб пятками по полу, извивался и скулил, и Блюстрейк с ужасом увидел, как с него сходят хлопья краски.
- Я мог бы продолжать всю ночь, - холодно сказал Праул, - но ты только станешь ненавидеть меня сильнее. Я мог бы сделать то же с твоим братом, но и за это ты будешь меня ненавидеть. Из этого я заключаю, что, поскольку ненавидеть меня ты будешь в любом случае, надо хотя бы дать тебе для этого стоящий повод.
С этими словами Праул провел кончиком хлыста по спине Санстрикера, и тот закричал - но на этот раз не от боли, а от нестерпимого удовольствия.
- Ааах! А… а... а-ах, проклятье - не надо, не надо! Н-нн... нет... оох... не-ет!..
- Как видишь, Блюстрейк, - спокойно сказал Праул, - сейчас Санстрикер испытывает довольно интенсивное физическое удовольствие.
Неожиданно он обернулся и посмотрел прямо на Блюстрейка.
- И это только третий уровень из семнадцати, - заметил он словно бы удивленно и опять перевел взгляд на Санстрикера. - Санстрикер так меня ненавидит, что для него удовольствие из моих рук, как ни парадоксально, хуже боли. Боль питает его ненависть, а удовольствие сбивает с толку. Приучение к хлысту внушает ему мысль, что повиноваться мне приятно, а для него это просто невыносимо.
Санстрикер кричал так, что Блюстрейк с трудом разбирал слова Праула. От ламборджини поднимался пар, хладагент каплями собирался на золотой броне. Совершенно неожиданно Блюстрейк почувствовал, что ему тоже становится горячо.
- Хватит! Хватит, пожалуйста… - простонал Санстрикер. - Что угодно… ох… я сделаю все что угодно... все что хочешь, только перестань, переста-ааань…
Его голос заставил Блюстрейка вздрогнуть. Он многое отдал бы, чтобы услышать, как Санстрикер так же умоляет его.
- Извинись, - спокойно сказал Праул.
- М-мм… ну прости, прости… я… о-ох… хватит, пожалуйста, хватит, я сейчас… а-ааах… я…
- Извинись, - приказал Праул. - Или я прибавлю мощность.
- Не надо! - выкрикнул Санстрикер, корчась под легкими прикосновениями так, словно его вытравливали кислотой. - Я извинюсь, честное слово, я… аах! - встану на колени, сделаю что угодно… пожалуйста, я не могу больше… не могу… м-ммм!..
Праул провел хлыстом по спине Санстрикера, едва касаясь дымящегося металла. Санстрикер дрожал с головы до ног. Неторопливо, почти ласково Праул подтолкнул Санстрикера носком, переворачивая на спину. Ламборджини неловко изогнулся со стянутыми за спиной руками, и попытался отдернуть голову, когда Праул провел инструментом по его щеке.
Блюстрейк невольно подумал о том, каково было бы поцеловать его прямо сейчас. И как раз когда он вспомнил, как целовал Санстрикера в безупречно очерченные губы, Праул прикоснулся к этим искусным губам хлыстом.
Санстрикер закричал не своим голосом. Он словно бы пытался одновременно и выгнуться, и сжаться в комок, чтобы избавиться от сводящего с ума наслаждения, но Праул с легкостью удерживал хлыст у его рта. Санстрикер начал всхлипывать - прерывисто, измученно, выдыхая длинные струи пара.
- Сэр, сэр, - простонал он, неразборчиво из-за хлыста, - сэр, пожалуйста, разрешите мне, разрешите…
Праул еле заметно и очень зло усмехнулся. Блюстрейк почувствовал, как внутри у него что-то болезненно-нежно трепещет, как в тот раз, когда Сайдсвайп впервые поцеловал его.
- Я скажу… я скажу им… что я… я… - шептал Санстрикер, и по его лицу Блюстрейк видел: Праул почти добился своего. - Я поступил плохо… о Праймус, я никогда больше не буду так делать, клянусь, я… я... Пожалуйста, сэр… разрешите мне… извиниться…
Праул отвел хлыст.
- Вот так гораздо лучше.
Он наклонился и ласково коснулся лба дымящегося ламборджини. Окончательно униженный Санстрикер благодарно прижался лицом к ладони Праула. Праул оставил его и повернулся к Сайдсвайпу.
Красный бот не отрываясь смотрел на брата, который обессилено повалился на пол. Блюстрейк прекрасно знал этот взгляд, - точно так же, молча и внимательно, Сайдсвайп смотрел, как Санстрикер зацеловывает Блю до умопомрачения.
Праул встал над поверженным воином, и усмешка снова коснулась его лица. Он победил, и оба брата это знали.
С низко опущенной головой и скованными за спиной руками, Сайдсвайп подвинулся немного вперед и снова уткнулся Праулу в колено.
- Хорошо, - усмехнулся Праул.
Сайдсвайп содрогнулся в предвкушении, почти так же, как перед прикосновением Санстрикера.
Праул небрежно повернул голову Сайдсвайпа и некоторое время спокойно его разглядывал. И вдруг сдержанная усмешка вспыхнула и превратилась в улыбку, от которой Блюстрейку стало страшно - никогда раньше он не видел, чтобы автоботы так улыбались. Он беспокойно поежился, гадая, что будет дальше.
- А теперь кричи, дрянь, - прошипел Праул, его глаза внезапно полыхнули грозовой синевой, и он хлестнул Сайдсвайпа наотмашь.
Сайдсвайп пронзительно вскрикнул и забился на полу, пытаясь выговорить между криками что-то похожее на "да", "сэр", "пожалуйста" и "ещё".
Позади Праула Санстрикер перекатился на бок и глядел на стонущего, извивающегося близнеца хорошо знакомым Блюстрейку взглядом - томным, вдохновенным, голодным. И, совсем неожиданно для Блюстрейка, пока Сайдсвайп бился у ног Праула, Санстрикер подобрался к ним. Должно быть, он тоже хотел оказаться поближе к Праулу, но в последний момент потерял равновесие и повалился на брата, лицом ему на грудь. При виде двух ламборджини, со стонами прижимающихся друг к другу под тяжелыми ударами хлыста, у Блюстрейка ослабли колени.
Когда Санстрикер, с трудом восстановив равновесие, вдруг подался назад и уткнулся Праулу в бедро, Блюстрейк всхлипнул.
Когда Праул опустил хлыст и позволил Санстрикеру и Сайдсвайпу облизать свои пальцы, он закусил губу, чтобы не застонать вслух.
Когда Праул легкими прикосновениями хлыста, от которых оба вздрагивали и ахали, заставил их сблизить головы, колени у Блюстрейка неудержимо затряслись. Он безошибочно угадал намерение Праула, и это лишило его последних сил. Наверное, он давно должен был привыкнуть к этому зрелищу. Должен был, но почему-то так и не привык. Они столько раз ласково обнимали его с двух сторон и столько раз прижимали его вдвоем к кровати - но он не думал, что когда-нибудь сможет привыкнуть.
Их губы встретились, глаза затуманилась, голоса стали неотличимыми, языки переплелись… Прикосновение хлыста под подбородком одарило обоих последней, самой мучительной и сладкой судорогой. Один тихий голос выдохнул "Праймус…", а второй "А-аах…", и два тела замерли на полу - истомленные, побежденные.
Блюстрейк, наверное, давно упал бы, если бы его не держали наручники. Он задыхался и дрожал с головы до ног.
Праул обошел сваленных грудой на полу ламборджини и приблизился к Блюстрейку. Тень жуткой улыбки бродила по его лицу.
- Ну, - сказал Праул, - а что нужно сделать, чтобы заставить извиниться тебя?


Вернуться к фанфикам