Лимский синдром

Автор: Тсубаки-тян
Персонажи: Локдаун/Хотшот
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp
Краткое содержание: типичные методики побега из плена и покражи секретных материалов. Протестировано д-ром Локдауном неоднократно и с большим успехом.
Комментарий: по заяавке Skjelle на фестиваль к первому сентября-2012 в сообществе TF-porn.

- Ну что, старый бот продинамил тебя со свиданием?
Локдаун пристально, почти прищуриваясь, оглядел корпус Родимуса. "От антенн до колес" - как это называли десептиконы. Антенн, конечно, у Родимуса не было, но было немало других, крайне привлекательных деталей.
Ярко-красный бот проигнорировал слова охотника за наживой, смерив того недобрым взглядом и демонстративно скрестив манипуляторы. Причем посмотрел так, словно заметил изъян на стене, а не десептикона, делающего, крайне не двусмысленные, намеки.
- Как всегда занят своими правительственными делами, а для своего молодого и полного энергии партнера выделить цикл-другой не может... Хотя нееет, пары циклов тут будет маловато. - Локдаун откинулся назад на скамье, принимая расслабленную позу и словно отстраняясь для лучшего обзора. - Знаешь, я очень хорошо осведомлен об устройстве подобных тебе моделей. Изучил на практике, если быть точным.
Родимус не выглядел заинтригованным. Естественно, что элитному автоботскому офицеру были неприятны домогательства десептиконского наемника. Но Локдаун знал, что чем моложе автобот, тем больше шанс, что в какой-то момент его все же "переклинит" и острый фиолетовый знак начнет казаться интригующим. Крайне странное, но все же распространенное явление. Особенно во время войны. Локдаун считал, что причина кроется сразу в нескольких факторах: в ограниченных из-за войны запасах топлива, в постоянном напряжении, которому трудно найти выход, и ненависти, от которой, как известно, до искрящего интерфейса один шаг.
Но не так были важны причины, по которым автоботы частенько "западали" на своих врагов, сколько умение Локдауна использовать это себе в угоду.
И в данный момент он решил вновь испытать свою удачу или, точнее сказать, потренироваться в соблазнении особо неприступных представителей красного знака. Ведь, за всю войну, Родимус ни разу не попадался в плен десептиконам. Да и в порочащих репутацию связях замечен не был. И хотя первая гражданская война отгремела еще много световых лет назад, Мегатрон вновь вернулся к своим планам по захвату власти, а по всем секторам галактики вновь замерцали лучи бластеров. В общем, вновь сложилась крайне удачная атмосфера для заманивания ботов на жесткие десептконские платформы.
Конечно, в данный момент Локдаун сам был пленником, но ему это только было на руку.
- Рад за тебя. - Отрезал Родимус и закинул ногу на ногу, выражая тем самым крайнюю степень незаинтересованности.
Он на самом деле не был поражен услышанным. Ему было все равно. Он хотел просто поскорее сплавить пленника в кибертронскую тюрьму и вернуться к патрулированию космоса и схваткам с опасными противниками.
- Я все же не понимаю, как старик Магнус мог променять интерфейс с тобой на какое-то срочное совещание. - Для полноты картины, выражающей сочувствие, Локдаун даже покачал головой.
Родимус едва не вскочил со своего места, и только многолетняя выдержка помогла ему удержать эмоции под контролем. Во-первых, он был возмущен откровенностью, с которой какой-то десептиконский мусор посмел рассуждать о его отношениях с Ультра Магнусом. Во-вторых, он был шокирован точностью этих рассуждений. В-третьих, его почти вывела из себя эта ирония в вокалайзерах и жестах охотника за наживой.
- Если будешь слишком глубоко залезать в чужие дела, то однажды можешь сильно получить по своим уязвимым шейным сочленениям. - Визоры Родимуса казались сейчас кристаллами льда, с опасной минусовой температурой.
- Уже успел меня разглядеть? - Усмехнулся охотник. - Нравлюсь?
- Ты мне отвратителен. А если еще раз попробуешь высказывать идиотские соображения по поводу кого-то из моих друзей - я лично допрошу тебя, используя все запрещенные уставом методы.
Локдаун едва не расплылся в еще более широкой усмешке, чувствуя скорый триумф:
- Если ты так хорошо знаешь все правила, образцовый автоботский капитан, то наверняка помнишь запрещенный метод допроса под номером десять. Надеюсь, его ты тоже имел в виду. В особенности мне интересен пункт третий дробь семь. С твоим милым фэйсплейтом это было бы...
- Мне кажется ты о себе слишком высоко мнения, дес. - Родимус был в гневе, который выдавало то, что он сейчас говорил сквозь сжатые дентопластины.
- Почему же. Я просто рационально оцениваю ситуацию. - Локдаун поднялся со скамьи и подошел к решетке камеры, тут же облокотившись на нее. - Тебе интересно у кого я узнал тайные подробности вашей с Магнусом связи. Так же я знаю, что у вас давно этой "связи" не было и твои системы уже давно изнывают от отсутствия хорошей разрядки. Причину этого ты, правда, знаешь - спасибо твоему конструктору за быстрый расход топлива. А вот решения найти не можешь. И если не примешь моего скромного предложения, то и не найдешь еще очень долгое время. Что уж говорить о получении от меня какой-либо информации. Я выдержу любые виды допроса, даже те, что запрещены вашим кодексом. За это можно поблагодарить моего старого сенсея, хоть какая-то от него да была польза.
Вот теперь Родимус был весь во внимании, хотя процессор и подсказывал просто выпустить в болтливого деса стазисный дротик и провести остаток пути в тишине, а главное в покое.
Но он слушал, а Локдаун тем временем продолжал:
- Камеры наблюдения в этом отсеке нет, все потенциальные свидетели заняты поручениями, которые ты им раздал. А следующий "караульный" придет еще не скоро. За это время успею несколько раз довести тебя до дрожи в коленных сочленениях. Тебе ведь знакомо это, отличительное для твоей модели, ощущение, верно?
Эта деталь, кажется, задела Родимуса за искру. Он подскочил со своего места и в мгновение ока оказался около тюремной решетки, за которой находился охотник за наживой.
- Откуда мне знать, что ты не растреплешь о случившемся здесь всей десептиконской братии? - Серьезно спросил он.
- Откуда мне знать, что десептиконы не узнают, что это я слил тебе информацию? - Пародируя серьезный тон Прайма, спросил Локдаун.
Свиндл называл подобную стадию общения между десами и ботами "Финальными торгами", добавляя: "Это тот момент, когда два трансформера из противоборствующих организаций уже окончательно решили развлечься, но для приличия набивают напоследок себе цену". Свиндл знал, о чем говорил, да и Локдаун уже не сомневался, что интерфейсу быть, поэтому позволил немного подразнить автобота.
- Значит, в случае чего у нас обоих есть некоторые гарантии, верно? - Вопрос Родимуса был чисто риторическим. Ему крайне хотелось уже перейти к действию.
В следующий наноклик он ухватился манипуляторами за прутья решетки камеры, подтянулся наверх, а длинными ногами "обнял" стоящие рядом прутья решетки, так что ровно между ними оказался его паховый щиток.
Локдаун так же не заставил себя ждать и прильнул к решетке, намереваясь обхватить Прайма за талию, но тот резко его осадил:
- Только попробуй. - Угрожающе прошептал он и этот шепот больше возбудил охотника, нежели испугал. - Просто сделай свое дело, перекинь имеющуюся у тебя информацию и мы в расчете. Я не собираюсь делать из... этого нечто большее.
Локдаун едва не потерся о прутья решетки щекой от умиления, которое у него вызвало поведение автобота.
- Люблю деловых парней, - оскалился охотник и принялся за дело.

К сожалению, в реальном мире атмосфера в камере временного заключения, в которой находился Локдаун, воздух был куда менее накален. Точнее не был накален вообще.
Да он был в плену у автоботов. Да его не так давно передали для дальнейшей транспортировки на Кибертрон команде Родимуса. Да до пункта назначения еще нужно было лететь и лететь. И да Родимус действительно некоторое время находился в тюремном отсеке, в камере Локдауна, чтобы проконтролировать работу охранных систем. Но, к сожалению, в данный момент в этом отсеке не летели ярко-голубые искры, не капало теплое топливо и не поскрипывали ничьи интимные детали.
Локдаун был в камере один. Перед ним была лишь решетка, за ней скамья для надзирателя и железная дверь рядом, преграждающая путь к свободе. Не говоря уж о прочности решетки, неплохих охранных системах патрульного шатла, принадлежащего Родимусу, и его натасканному в боевых операциях отряду.
Охотник за наживой устало вздохнул - денек выдался не очень удачный. Еще недавно он пил дешевый энергон в баре на окраине галактики, пытаясь снять себе автоботика, заброшенного в этот сектор по указу начальства для каких-то ремонтных работ. И все бы хорошо, но внезапно в тихий, полный преступников и головорезов, бар, залетел отряд состоящий из выдающихся автоботских бойцов и захватил его в плен. Очевидно, кто-то дал им наводку. Локдаун даже мог бы поставить тысячу кредитов на то, что этот кто-то был никто иной как Свиндл. Но его тюремный отсек был пуст, и поспорить на кредиты было не с кем.
Конечно, Локдаун не был сильно обижен на десептиконского торговца - он сам недавно подпортил ему жизнь, доставив ему одного автоботского офицера с изъятым блоком памяти. Как выяснилось Свиндлу был нужен именно этот блок памяти, а не его носитель, но Локдаун, привыкший оставлять себе трофеи от жертв, приватизировал невероятно вместительную деталь, не догадываясь о ее ценности для желтого деса. Как выяснилось, Свиндл, плюс ко всему, выполнял чей-то заказ и получил хорошую взбучку за не свою ошибку. В общем - причины для мести у него были, и Локдаун ожидал от него подобной выходки.
Но он не ожидал, что его заключат на столь отсталом корабле. Тут не было лазерных решеток, для которых у Локдауна был особый отражатель. Не было системы вентиляции для тюремного блока, через который Локдаун смог бы выбраться на свободу. Не было даже цифрового замка для отпирания решетки, который можно было бы повредить выстреливающим крюком и сбежать.
Нет, ничего этого не было. Локдаун оказался в "клетке" старого образца, с голосовым управлением. Для управления необходимо было знать код, но хитрые элитные стражи явно произносили его за стенами камеры, чтобы десептиконский наемник его не услышал.
Правда оставалось загадкой, как дверь открывалась наружу, когда его надзиратели покидали его камеру. Возможно, кто-то в эти моменты находился в коридоре и открывал дверь паролем, но как он мог определить подходящий момент?
Локдаун бы с удовольствием поразмышлял над этими вопросами и над планом побега, но спешить было некуда. Да и он был отчасти опечален тем фактом, что недавно мимо его манипуляторов проплыл шанс хорошего коннекта.
Он на самом деле недавно пытался развести Родимуса на интерфейс. Но, то ли слухи о его неприступности были правдивы, то ли Локдаун оплошал, когда решил для эффектности процитировать одно, почти крылатое, высказывание Оил Слика. Очевидно слова "К этому рыжему без особых присадок не подберешься" пришлись Родимусу не по душе. В свое время он повидал множество жертв экспериментов десептиконского химика и далеко не все из них пострадали от химической коррозии. Многим из них требовалась помощь психолога.
И в силу этих неприятных воспоминаний о пострадавших боевых товарищах лучник и запустил в охотника за наживой одной из своих стрел. Бил не на поражение, но обшивку поцарапал изрядно - в данный момент на груди Локдауна красовался длинный росчерк, прямо под его черной инсигнией.
Локдауна бывало, царапали и сильнее во время интерфейса, но со стороны Родимуса это был не своеобразный флирт, а грубый отказ с предупреждением, после которого он гордо удалился, оставив охотника скучать в его темнице.
Скука и внезапное одиночество оставили Локдауна наедине с его фантазией, в которой он решил немного изменить недавние события. Чем он сейчас и занимался.
В сгенерированном его процессором развитии событий Родимус был более доступен, а заодно крайне пылок и гибок. Воображаемый мир принимал все новые детали, как и его участники, а ощущения стали почти реальными.
Наемник внезапно ощутил у себя острую нехватку интерфейса, которого его лишали уже несколько раз за солнечный цикл. Не брезгующий занятием, которое носило множество названий, Локдаун решил помочь себе сам.

Сидевший в коридоре возле камеры Локдауна Хотшот слышал немало обозначений для этого простого и приятного времяпрепровождения. Правда, не всегда понимал, что обозначают эти выражения, так как сам никогда этим не занимался. "Разрядить батарею", "проверить проводку", "помянуть квинтесонов" - подобных понятий в автоботских учебниках было не найти, хотя в лексиконе новобранцев и даже преподавателей они иногда проскальзывали. Возможно "нехорошим" понятиям Хотшота могли бы научить его сокурсники, но среди них было мало хороших ботов, да и большинство из них считало его выскочкой за его любовь быть в центре событий и неугомонный характер. Да и его отличия во время обучения вызывали у многих зависть, что тоже не помогало заводить друзей.
Проще говоря - узнать о том, как в народе называется самоудовлетворение Хотшот не смог. Да и про сам этот процесс знал немного, в силу неопытности. И, хотя команда Родимуса часто выбиралась из нештатных ситуаций на чистом экспромте, как действовать в ситуации, в которую ХотШот попал в данный момент, юный автобот не знал.
Началось все еще несколько мегациклов назад, когда на их шаттл поступило сообщение о срочной миссии: забрать пленника с корабля элитных стражей и доставить его на Кибертрон. Пленник Хотшоту, как и остальной команде, не понравился сразу. О нем ходила самая недобрая слава, и даже в стазисных наручниках он источал опасность. Несмотря на обычную свою разговорчивость, он молчал все время, пока его переводили с флагмана Ультра Магнуса до тюремного отсека на шаттле Родимуса. Это можно было бы счесть за удачное стечение обстоятельств, но расслабиться мешал тот факт, что пленник всю дорогу чему-то улыбался. Недоброй, хитрой улыбкой.
Но "транспортировка" обошлась без происшествий. Локдауна довели до специально оборудованной камеры заключения, посадили за решетку, сняли наручника, а Родимус остался за надзирателя. Едва дверь в камеру закрылась, Браун произнес голосовую команду и стена, за которой находилось небольшое помещение, стала прозрачной. На самом деле эта камера заключения была выполнена по последним разработкам автоботских ученых, а примитивный вид был лишь маскировкой. Прозрачной стена оставалась лишь со стороны коридора, все системы камеры управлялись голосовыми командами и паролями. Звукоизоляция в камерах была так же совершенна и не давала пленнику ни шанса услышать хоть малейший звук. Внутри же было полно срытых ловушек, о существовании которых не догадался бы самый опытный беглец. Проще говоря - если бы преступник захотел сбежать, то быстро бы оказался в глубоком стазисе.
Хотшота оставили в коридоре на всякий пожарный - все же технология была новая, до конца не испытанная. Родимус же остался внутри, играть роль стандартного караула при стандартных тюремных отсеках. Локдаун, кажется, полностью купился на этот трюк и выжидал удачного момента для попытки побега.
Хотшот почти расслабился, зная, что Родимус обязался находиться при охотнике до конца полета (что практически гарантировало полную безопасность), как вдруг, обычно спокойный и уравновешенный Прайм запустил в наемника своей огненной стрелой и стремительно покинул помещение. Подорвавшийся открыть для него двери, Хотшот попытался выяснить, что произошло и какие будут дальнейшие инструкции, но Родимус лишь кинул "Следи за ним" и покинул этаж.
Из минусов новой системы охраны Хотшот отметил бы двустороннюю звукоизоляцию, из-за которой причина столь резкой смены настроения лидера для него осталась неизвестной.
Оставшись один на один с почти легендарным охотником за апгрейдами, молодой бот начал нервничать. Ему, конечно, был открыт полный обзор камеры, в которой был заключен преступник, плюс ко всему напичканной ловушками. Но автобот не мог перестать думать о том, что же он будет делать, если вдруг Локдаун догадается, что это не просто камера, а комната с "сюрпризами" и сможет из нее выбраться? Что же тогда должен будет предпринять автобот, чтобы спасти миссию?
Продумывая различные варианты развития событий Хот совсем приуныл - все эти картины обязательно заканчивались его оффлайном. Он, конечно, не был слабаком или трусом, но за годы обучения в академии наслушался немало историй о боевом таланте и коварстве Локдауна. Да и без командира рядом неопытному Хотшоту было всегда неуютно.
Погруженный в активность собственного процессора, Хотшот не сразу обратил внимание на странные движения, которые внезапно начал выполнять Локдаун.
Сначала десептикон сел на платформу, расположенную в камере, и оперся спиной о стену. Затем он приглушил яркость визоров и прищурился, внезапно чему-то сладко улыбнувшись. После этого он пробормотал что-то, опустил манипуляторы на паховую броню и одним быстрым нажатием отцепил ее от креплений.
Хотшот обалдел. Он никогда еще не видел, чтобы автоботы снимали броню без особой необходимости, причем делали это без специальных приспособлений. Он даже попробовал надавить на свой щиток, но он даже не пошевелился. К тому же, как оказалось, необходимость у Локдауна была, да еще какая.
Из, открывшейся взору молодого автобота, панели выдвинулся длинный, крепкий стержень, обвитый проводами. Внутри огромного аппарата что-то ритмично двигалось, словно в нем были небольшие поршни, которые гоняли горячий энергон по его шлангам. На конце находилось несколько разветвленных штекеров, с которых то и дело слетали крошечные искры, которые поглощались энергоновыми каплями, от чего жидкость словно заряжалась энергией и начинала мерцать.
Неожиданно Хотшот начал вспоминать все пошлые шутки и разговоры, которые он слышал краем звуковых датчиков и они начали внезапно обретать смысл, хотя раньше он их почти не понимал. В особенности он начал понимать своих сокурсников, которые иногда начинали мечтать вслух о большом и сильном десептиконе, который бы взял свой...
Хот резко оборвал эти воспоминания в своей памяти и отвернулся от пленника. По какой бы причине он не достал свой агрегат, его это не касалось. Во всяком случае - буквально. Пока что.
Автобот потряс шлемом, но навязчивые фантазии уже терроризировали его процессор. Откуда-то даже всплыл архив, оставшийся с академических времен, содержащий в себе издание "Способы безопасной передачи информации", с дополнением "Подключение с удовольствием", которое в кампусе передавали в тайне от преподавателей, карающих за подобного рода порнографию.
Едва сдержавшись, чтобы не воспользоваться этой "инструкцией", Хотшот с силой стукнулся задней стороной шлема (чтобы не поворачиваться к Локдауну визорами) о стену, чтобы хоть как-то привести свои мысли в порядок. Эта нехитрая процедура отлично ему помогла - он внезапно предположил, что возможно Локдаун смутил его специально, произведя такой хитрый отвлекающий маневр, чтобы совершить побег.
О том, что охотник не знал о внешней прозрачности стен камеры, Хотшот вспомнил, когда было поздно о чем-либо вспоминать.
Локдаун явно не планировал никаких отвлекающих маневров. Он лишь выполнял нехитрые, но весьма ловкие манипуляции со своим джампером, от которых получал невероятное удовольствие. Десептикон ласково поглаживал свое устройство, от чего на его рот растягивался в счастливом оскале. Периодически он что-то бормотал, блаженно закатив визоры. Потом он начал быстрыми движениями стимулировать свой джампер, то и дело срываясь на более резкие движения, словно пытаясь ускорить процесс. Но затем он обрывал себя и снова начинал неторопливо делать себе приятно.
В это же время Хотшот забрался на железную скамью с ногами и прижался лицевой пластиной к стене, которая открывала столь удобный обзор на происходящее. Зрелище кайфующего десептикона было настолько завораживающим и будоражащим, что молодой бот не сразу заметил, как возбудился сам.
Сначала ему показалось, что активизировались его огнеметы, но затем ощущение жара от пламени распространилось по всему корпусу. Хотшот по-настоящему испугался и, с трудом оторвавшись от шоу за стеной, оглядел свой корпус. Но никаких внешних повреждений или следов внутреннего возгорания не было. Для этого даже не нужно было быть медиботом. Зато он заметил небольшую неполадку чисто механического характера - у него немного отошла паховая броня.
Хотшот неожиданно для себя подумал, что туда бы вряд ли пролезла бы и тонкая кисть какой-нибудь фемботки. От этой мысли внутренняя температура его систем подскочила, а паховый щиток еще немного раскрылся. Автобот возмущенно пискнул и попытался поставить своевольную часть брони на место. Он надавил на нее манипулятором и постарался нащупать защелки креплений. Все должно было быть предельно просто, он не раз поправлял так разные части брони после падения или дружеского спарринга. Но едва он надавил на паховый щиток, как под ним что-то словно заискрилось и этот "ток" прошелся по его эндоскелету снизу вверх, как волна электрошока.
Это доставило ему настолько необычное ощущение удовольствия, что он нервно нажал еще несколько раз в разных местах. Ответная реакция включившийся интерфейс-системы заставила его сжаться и тихо застонать.
Увлекшийся, но все же серьезно напуганный, автобот перевел визоры на Локдауна и понял, что они сейчас занимаются одним и тем же. Будучи носителем красного знака до микросхем процессора, Хотшот решил, что синхронное самоудовлетворение с десептиконом - это серьезный моральный проступок и попытался остановиться.
Но проступок продолжал быть очень приятным и сразу остановиться не получилось. Еще немного потеребив паховую броню, Хотшот решительно приглушил визоры и волевым движением повернулся к стене спиной. Искуситель поневоле остался вне зоны видимости, но меж тем манипулятор начинающего вуайериста остался на месте - на щитке, под которым явно творилось что-то неладное.
Хотшот чувствовал, что изнутри что-то отпирает броню, какая-то часть его собственной системы, которой он прежде не уделял должного внимания. А при попытке "противостоять" от паховой зоны исходили все более сильные пульсации, а значит и все более яркое удовольствие.
- Нет, - прошептал автобот, словно кто-то мог его случайно услышать, - это уже слишком. Надо взять себя в манипуляторы...
Фраза показалась ему внезапно двусмысленной, и он отдернул манипулятор от брони. Та радостно спружинила и откинулась, оставшись висеть лишь на двух нижних креплениях, предоставляя своему владельцу вид на свою интерфейс-систему.
От вида собственного джампера Хотшот вскрикнул и резким движением вогнал паховый щиток обратно. Его инструмент был тем самым резко прижат к внутренней панели и незамедлительно среагировал, наконец-то разрядившись.
Автобот сипло простонал что-то, полностью утонув в нахлынувших ощущениях. В процессоре начали всплывать сообщения о незначительных изменениях во внутренних системах, которые к тому же быстро приходили в норму, но Хотшот отогнал их подальше. Сейчас ему нужно было придти в себя.
Спустя несколько кликов проведенных в тишине и приятном остаточном эффекте первой разрядки, Хотшот внезапно вспомнил, кто он такой и чем собственно должен был заниматься на самом деле.
Он, с долей осторожности, обернулся на пленника. Тот кажется тоже закончил приятное занятие и сейчас отдыхал, блаженно изучая потолок своей темницы.
Молодой автобот внимательно оглядел его корпус, на котором были видны капельки выплеснувшегося топлива. У Хотшота процесс самоудовлетворения прошел более сухо, лишь несколько капель смазки остались на внутренней части паховой брони. Капли, украшавшие низ корпуса Локдауна, были крупными, сочными. Немного топлива осталось даже на его манипуляторе. На этом умозаключении юному автоботу следовало бы остановить свои "исследования", но тут он подумал, что ему резко стало недоставать энергона в топливных баках.
Если бы он просто проверил собственные показатели, то узнал бы, что небольшая разгрузка отняла у него меньше 1% топлива, но в данный момент большая часть его энергии была направлена не на работу процессора. Полученное недавно удовольствие захватило его и подталкивало попробовать что-нибудь еще.
Однако, вопреки популярному среди десептиконов мнению, даже острое желание интерфейса проходило у автоботов проверку процессором. И в данный момент взгляд Хотшота остановился на инсигнии Локдауна.
Там не было ярко-фиолетового остроконечного десептиконского знака. Не было и красного автоботского. Было лишь черное, чуть выступающее вперед, пятно. Был ли это след оплавления огнем или черная краска Хотшот так и не понял. Эта черная фигура вместо привычной инсигнии, словно испытывала его моральные принципы на прочность. Ведь настоящий десептикон носил бы свой знак с гордостью, на видном месте, а не скрывал ее. Или может когда-то вместо этого пятна был не фиолетовый знак?
На свой страх и риск Хотшот решил зайти в камеру, чтобы подобраться поближе и выяснить побольше информации.

Перед тем, как зайти в камеру, Хотшот переключил системы открытия дверей с голосового управления на детектор движения (пропускающий автоботов и блокирующийся при приближении десептикона) и сообщил Айронхайду о своих действиях. На что тот наорал ему по внутренней связи много "приятного" за то, что Хотшот не сменил Родимуса раньше, от чего у пленника могли возникнуть подозрения. О том, зачем ему понадобилось заходить камеру, и чем занимался пленник, вместо того чтобы что-то подозревать, Хот сообщать вышестоящему по званию не стал.
Когда он вошел в помещение, Локдаун лишь глянул на него краешком оптики и продолжил изучение стен и потолка. До этого момента он питал слабую надежду, что его попытки соблазнения произвели фурор и Родимус пальнул в него ради приличия, чтобы потом вернуться и заняться страстным интерфейсом. Но вернулся малознакомый минибот, пусть и вполне привлекательный. Все же образ в его фантазиях был более ярким и привлекательным, и Локдауну хотелось поскорее к нему вернуться.
Он решил попробовать отвязаться от нового караульного тем же методом, которым отделался от предыдущего - откровенными домогательствами.
- Что, пришел полюбоваться на большого и сильного десептикона? - начал он издалека.
Хотшот удивленно округлил визоры:
- Что?!
- Ну знаешь, посмотреть на врага вживую, набраться впечатлений, опыта о котором потом можно будет похвастаться в академии. - Локдаун произнес эту фразу так, чтобы сразу стало понятно, что именно за опыт он имеет в виду.
Хотшот был не дурак и хорошо его понял. Обычно он за словом в архивы памяти не лез, но в этот момент он был занят другими мыслями. Он, против своей воли, попытался представить, как бы звучали стоны Локдауна несколько кликов назад, когда он занимался неприличным делом, если, даже в состоянии полного покоя, его голос буквально провоцировал на интерфейс.
- Нет. - Автобот попытался побороть смущение, которое вызывали навязчивые мысли, лезущие в его процессор. - Я просто сменяю Родимуса на посту.
"Антифриз - плохая замена энергону" - сказал бы Локдаун, если б не находил своего нового надзирателя интересным. И хотя его не особо интересовали модели данного класса, именно этот представитель казался приятным исключением. Приятным в нем был голос, окрас и лицевая пластина. Да и на всякие пошлости он реагировал стоически, так что охотник начал подумывать о том, что он вполне может отложить свои фантазии о Родимусе, чтобы развлечься с молодым ботом, который сейчас сидел напротив него. Эх, не разделяй бы их решетка - все было бы гораздо быстрее и проще.
- А как же та симпатичная медиботка? - на лицевой пластине Локдауна появилось выражение полного разочарования в онлайне. Конечно, эта эмоция была напускная, ему просто хотелось держать собеседника в тонусе.
Хотшот представил, чтобы было, если б несколько кликов назад в коридоре осталась сидеть Рэд Алерт, а не он и его охватило праведное возмущение за боевого товарища. Хотя на самом деле окажись медбот на его месте, она бы меланхолично продолжила бы изучать какой-нибудь архив с данными по ее профессии, оставив наемника наедине с его неудовлетворенностью.
Но Хотшоту представилась напуганная и невероятно смущенная Рэд, нуждающаяся в защите от злого десептикона и его вульгарных действий.
Вдохновленный этой, почти фантастической, картиной Хот выпалил:
- Тебе и меня хватит!
Он хотел как-то нахамить или может осадить десептикона, но вместо этого сморозил полную чушь, которую невозможно было понять никак иначе, кроме как неправильно.
Локдаун не сдержался и расхохотался - таких вещей ему еще ни один автобот не говорил, тем более с таким возмущенным видом.
- А ты мне нравишься. - Честно признался охотник, отсмеявшись.
Хотшот, еще не успевший вдоволь отругать себя за смороженную глупость, теперь еще и смутился от слов охотника. Чтоб скрыть это он закинул ноги на скамью и расположился возле стены, скрестив манипуляторы на груди.
- Рад за тебя. - буркнул автобот, глядя перед собой, чтобы не смотреть на Локдауна.
- Как грубо. - Усмехнулся охотник и тоже вытянулся вдоль стены, пародируя действия автобота.
Несколько кликов они провели в полной тишине и Хотшот начал немного тосковать от отсутствия красивых звуков чужих вокалайзеров.
Спустя еще десяток кликов, когда Хотшот уже решил, что зря пришел в эту комнату, Локдаун заговорил:
- Ты очень странный бот. - Сказал он, словно рассуждал вслух. - Сразу видно, что в академии твой процессор напичкали инфой про жуууткие злодеяния десептиконов, но личного мнения у тебя еще не сложилось, так?
Хот удивился проницательности Локдауна, но промолчал.
- Полагаю, ты еще даже не обзавелся собственной историей о столкновении с коварным десом... Или типа того. - Хотшот только сейчас заметил странные словечки, которые использовал охотник. - А стоило бы. Это бывает увлекательным.
Автобот вспомнил некоторые из рассказов Родимуса и ни один из них не казался "увлекательным".
- Ага, скорее фатальным или ужасающим. - Парировал Хот.
Локдаун на наноклик задумался, как полагалось при хороших философских дебатах, и ответил:
- Ну, смотря что за история. Бывают истории об эпических сражениях одного отряда против целой армии врагов. - Он улыбнулся, словно вспомнил что-то. - Их поражении и последующем дека-цикле, проведенном в плену.
Хотшоту этот пример не показался удачным, так как он догадался, что десы не стали бы тягаться с превышающими силами противника, а сбежали бы с поля боя, вынашивая план мести. Значит речь шла об автобтских пленниках, а улыбка Локдауна таила что-то нехорошее, что с этими несчастными произошло.
- Или история о дружбе и взаимопонимании автобота и деса, продлившейся не более десяти кликов и закончившейся коварным, но весьма поучительным, предательством. - Продолжал охотник, чувствуя, как завладевает вниманием своего нового знакомого.
Его слушатель подивился подобному высказыванию. Он попытался понять - прозвучали ли слова охотника цинично или необычно. Или же вообще - необычайно цинично.
- Поучительное предательство? - переспросил он. - Это то, что вы, десептиконы, называете дружеской услугой?
Локдаун поморщился, будто кто-то прошелся когтем по стальному пласту:
- Давай обойдемся без стереотипов. На моем корпусе нет ни сиреневого, ни красного знака, если ты не заметил.
- Но тебя называют десептиконом. - Напомнил Хот.
- Моя гибкая онлайновая позиция претит автоботским властям, поэтому я чаще работаю на десептиконов. Для них важнее выполнение задания, чем те, кто его исполняет. Да и платят они лучше.
"Автоботом он явно никогда не был", - подумал Хотшот.
- Я наемник, парень. Для меня инсигния это бессмысленный и бесполезный элемент на броне, поэтому я избавился от своего.
Видимо охотник был прав по поводу отсутствия у Хотшота личной ненависти к десептиконам, поскольку он не возмутился почти анархичным речам наемника и даже не испытал к нему отвращения, как мог бы какой-нибудь заядлый моралист.

Прошло не более половины мегацикла, а Хотшот все еще сидел на все той же скамейке и слушал болтовню Локдауна. Отчасти потому, что ему нравился голос охотника, отчасти из-за общей атмосферы скуки, которая давно устоялась на этом небольшом шаттле. До того, как им поступило сообщение от Магнуса, они более десяти орбитальных циклов бессмысленно плавали в открытом космосе, если не считать небольшой потасовки с бандитами на заправочной станции. Но их было немного и особыми боевыми навыками они не обладали. Так что даже десептиконские россказни были Хотшоту милее, чем унылое молчание его соратников.
Автобот однако, внимательно следил за тем, чтобы ему не навешали энерголапши на антенны, но Локдаун особо и не пытался. До прибытия на Кибертрон оставалась еще уйма времени, а в том секторе, который они пролетали сейчас, у него не было никаких важных дел. Вот выйти бы на свободу кликов через двадцать...
- И давно ты в этом отряде? - Поинтересовался внезапно Локдаун.
Хотшот решил, что эта информация вряд ли поможет охотнику сбежать и решил с ней поделиться:
- Чуть меньше десяти ворн.
"Значит, коды доступа ему наверняка уже доверяют, - определил Локдаун. - Какой-нибудь ненадежный шлакоблок не задержался бы у Родимуса и на цикл".
- Я, кстати, та и не узнал твоего имени. - Напомнил Локдаун, как бы невзначай.
На пару нанокликов воцарилось молчание, а затем послышалось несмелое:
- Хотшот.
Автобот не знал, почему ему вдруг стало так сложно представиться. Ведь в схватке с бандитами он частенько говорил, немного заезженные, но актуальные в силу юности, фразы вроде "Меня зовут Хотшот, думаю ты надолго это запомнишь" и все в таком духе.
Но чтобы сообщить свое имя десептикону в, почти что дружелюбной, атмосфере потребовалось пара нанокликов на раздумье.
Да и ему все еще было неловко за то, что он за ним подглядывал, при этом занимаясь всякими непристойными вещами.
- Хотшот. - Повторил Локдаун своим низким, глубоким голосом, и по нейросети юного автобота неожиданно пробежали легко покалывающие искры. - Назвали так за темперамент, м?
Автобот подивился тому, как десептикону удавалось одними лишь интонациями делать вполне приличные фразы пошлыми. Тем не менее, он ответил:
- Нет, это из-за моего оружия.
- Интересно. - Локдаун сел и повернулся к автоботу корпусом. - Покажешь?
"Вот опять", - подумал Хотшот.
Но с ответом он не спешил. С одной стороны - если выполнить эту просьбу, то тут же сработает противопожарная система, на сигнал тревоги сбежится вся команда и наемник сразу догадается, что его камера оснащена более хитрым оборудованием, чем может показаться на первый взгляд. Да и перед командой Хотшот будет выглядеть очень глупо. Но если отказаться, то можно вызвать подозрения и, опять же, дать наемнику подсказку.
- Нет, - наконец сказал он и зачем-то добавил, - не здесь.
- Хочешь назначить мне личную встречу? Это что-то новенькое. - Не упустил возможности подшутить Локдаун.
- Что? Нет! - Тут же замахал манипуляторами Хотшот.
- Значит, пытаешься что-то скрыть. - Довольный своей догадливостью констатировал охотник.
- А ты пытаешься что-то узнать? - Тут же парировал автобот, потеряв всю веселость.
Ему вдруг стало очень унизительно от того, что все это время наемник общался с ним лишь ради того, чтобы усыпить его бдительность и выудить информацию. Разочарованный, он хотел много чего высказать десептикону по этому поводу, но в этот момент его вызвали по внутренней связи.
Когда Хот приложил манипулятор к шлему и прислушался, Локдаун понял, что с ним решил связаться кто-то из "старших", чтобы сменить его на посту, так как для неопытного автобота долгое нахождение в одном помещении с врагом - занятие небезопасное.
И, зная привычку автоботов обиженно вильнуть бампером и удалится, после чего-нибудь оскорбляющего их достоинство, предположил, что тот уйдет.
Он правильно угадал, что ему предложили поменяться дежурством с Брауном. Но вот то, что тот откажется он никак не ожидал.
Хотшот сделал это как-то машинально, не подумав толком. А Браун, доверяющий своему товарищу, не стал навязываться.
Когда тот отключился, Хотшот вспомнил, что все еще стоит в камере напротив Локдауна и его разговор хорошо слышно.
- Ооо, - протянул охотник почти сочувственно, - Так бы сразу и сказал.
Автобот прекрасно понимал, о чем говорит охотник:
- Можешь думать что угодно. Мне просто не хочется напрягать остальных. - Буркнул Хотшот, чувствуя, что сыпется хуже, чем когда-то в академии, на экзамене по истории Кибертрона.
- Чтобы научиться скрывать свои желания тебя надо еще много практиковаться, парень. - Усмехнулся Локдаун. - Тем более скрывать это от десептикона.
- Кто-то недавно утверждал, что для него инсигния... - начал было Хотшот, но его резко перебили.
- Какая разница. - Поморщился Локдаун. - Иди сюда, я научу тебя кое-чему.
Говорят, впервые столкнувшись с трудным решением, сложно сделать первый шаг. Хотшот же даже его не заметил.

Поначалу казалось, что сделать это через решетку будет проблематично. Но, для опытного трансформера, это была не столько преграда, сколько интересное место для коннекта.
Первым делом Локдаун почти аккуратно обвел манипуляторами по контурам корпуса Хотшота. Тот, с непривычки, смутился и попытался отстраниться, но в ту же секунду пальцы охотника крепко ухватили его за талию, не позволяя увеличить дистанцию.
- Успокойся. - Прошептал, а скорее даже тихо прорычал наемник. - Я еще ничего не сделал.
Сделал или нет, а Хотшот снова ощутил тот жар, который разлился по его корпусу, когда он наблюдал за самоудовлетворением десептикона. Боясь, что его паховый щиток снова будет своевольничать, он сделал еще одну попытку ретироваться.
Но Локдаун предугадал этот маневр, прильнул к решетке, обхватил его за спину и одним движением развернул спиной к себе. Затем он резко дернул автобота на себя, словно тот весил меньше наночастицы и прижал его к ограждению.
Хотшот пискнул, решив, что его собираются разбить об решетку, но вместо этого он ощутил на своем плече подбородок охотника, который с интересом наблюдал за его реакцией на происходящее.
От такой близости объекта желания, Хотшот потерял над своими системами контроль и его паховый щиток, воспользовавшись моментом, радостно отошел от верхних креплений.
- Быстрая реакция. - Прозвучало у самых звуковых датчиков автобота. - Мне нравится.
Длинные и немного плоские пальцы Локдауна ловко проскользнули в образовавшуюся щель и начали рыться в тонких проводах.
На этот раз щиток не отлетел сразу, хотя его владелец сразу почувствовал, как выдвинулся его джампер, а как назло застрял на серединных креплениях.
В его паховой броне стало одновременно очень горячо и тесно. Он поерзал ногой, словно это могло помочь, но ничего не изменилось. Пальцы Локдауна же безошибочно нашли небольшой крепкий джампер и стали его поглаживать, сжимать, теребить кончики штекеров.
Хотшот тихо вскрикнул от получаемого удовольствия и тут же зажал рот ладонью.
- Хороший звук, давай еще раз. - Улыбнулся Локдаун.
С этими словами он пропихнул манипулятор почти до запастья, почти вжав джампер автобота обратно в пазы. От такого давления пульсации пробежали по всему корпусу, заставив вздрогнуть и дернуть бедрами.
- Хватит... - попросил автобот, напуганный столь сильными ощущениями, с которыми раньше был не знаком.
- Как скажешь. - Ответил охотник и вторым манипулятором отцепил паховый щиток.
Освобожденный из под брони джампер раскрылся в полную длину и Хотшот почти радостно вздохнул, так как пульсации чуть ослабли. Но через наноклик его джампер уже был в манипуляторе Локдауна и тот начал проводить с ним еще более хитрые манипуляции, иногда надавливая на какие-то участки, после чего Хота словно било током. Но хотя ощущения были похожи, он не отключался, не получал повреждений, а лишь сильнее стонал и извивался.
- Больно? - на всякий случай поинтересовался охотник.
- Нет... - выдавил автобот.
- Значит, ты уже этим занимался, верно?
Хотшот бы ответил, где и как он впервые предался этому приятному занятию, но в этот клик его захватила волна новых ощущений.
Локдаун начал вторым манипулятором поглаживать его бампер, с которого незаметно умудрился стянуть вторую часть брони. Сначала Хот не почувствовал ничего особенного, но охотник нашел на округлой панели какое-то углубление и нагло засунул туда пальцы.
Автобот вскрикнул, ощутив неприятный укол боли и попытался вырваться. Но едва он подался вперед бедрами, манипулятор Локдауна сделал дополнительное поступательное движение. Он попытался отстраниться, но снова ощутил неприятный толчок.
Локдаун хохотнул - он любил в неожиданный момент дать "нулевке" немного свободы движения, чтобы заключить неопытного трансформера в такие вот "качели" из дискомфорта и удовольствия.
Хотшот поерзал так еще несколько раз и все же решил остановиться. Локдаун же решительным движением прижал его обратно к решетке, лишая возможности сопротивляться и с новой силой надавил на плотное защитное покрытие его интерфейс-порта. Автобот запротестовал и заскулил что-то невнятное, но охотник был неумолим.
Он, наконец, добрался и до внутренности интерфейс-порта и, игнорируя возмущенные стоны, начал все там внимательно изучать тактильным методом. Чувствительных зон было более чем предостаточно, как и места, куда мог поместиться его джампер и прилегающие вспомогательные провода. Идеально.
Локдаун еще немного поигрался с внутренними пазами.
- А вот теперь будет немного неприятно, - честно предупредил он.
Хотшот, наконец подстроившийся под хаос в собственных системах, выпалил:
- Что, еще?!
Охотник прыснул:
- А ты думал, я же говорю - узнаешь много нового. И почувствуешь тоже.
Последние слова он прохрипел Хотшоту в аудиодатчики, так как сам уже успел сильно возбудиться и, воспользовавшись тем, что немного утомленный этой бурей новых ощущений автобот, расслабился, активировал свой джампер.
Звук раздвигающегося джампера Хотшот бы теперь ни с чем не перепутал. Вспомнил габариты Локдауна и, представив, какое "немного неприятно" предстоит сейчас его несчастному порту, автобот содрогнулся:
- Праймас!...
Локдаун удивился, подумав, нет ли у Хотшота визоров на спине, но волнение автобота все же принял как комплимент:
- Давай немного облегчим твои страдания. Нагнись вперед.
Автобот смутился, представив, как он сейчас будет выглядеть со стороны, но "приказ" выполнил безропотно.
Он поставил манипуляторы на пол, следуя вполне понятным поглаживаниям Локдауна, раздвинул ноги и вдруг заметил, что его огнестрелы накалились.
- Вот шлак... - только и успел он произнести.
Но Локдаун уже подсоединился к его интерфейс-порту, и в следующие клики он был не в состоянии что-либо сказать.
Надо отметить, что до этого он даже не получал малейшего удара током. Поэтому от чужой, мгновенно ворвавшейся в его корпус энергии, едва сразу не ушел в разрядку. В данный момент для Хотшота уже не осталось ничего, кроме чужой энергии, льющихся по его бедрам струек энергона и активно крутящегося в нем чужого интерфейс-кабеля.
Он даже не заметил, как охотник без труда подключился к его информационным архивам и стащил оттуда секретные данные.
Как говорил Шоквейв "Автоботы уделяют должное внимание антивирусам, только после того как какой-нибудь горячий деспетикон сворует с их процессора план предстоящей операции".
Это правило еще ни разу не подводило Локдауна.
Но и получить свою долю удовольствия он не забыл. Порт Хотшота не был узкопрофильным, несмотря на скромные габариты его владельца, и без остатка принимал всю энергию. Да и обратные потоки, исходящие от Хотшота, были очень приятны.
- Хороший мальчик. - Похвалил его Локдаун.
Хотшот лишь что-то невнятно простонал в ответ.
Вдоволь наконнектившись, Локдаун резко подался вперед, едва не оторвав Хотшота от пола, и разрядился. Он чувствовал себя превосходно.
Постояв еще немного, наслаждаясь ощущениями, он решил наконец отсоединиться от автобота и помочь ему следом, но как оказалось это уже не требовалось.
Системы Хотшота, не выдержав непривычной нагрузки, разрядились сами, доступнейшим из всех подручных методов - выпустив пламя из его пушек, расположенных на манипуляторах.
Фонтан огня дотянулся до противоположной стены, заглушив финальный стон своего владельца, и погас. Через один наноклик на обоих трансформеров упала стена противопожарной пены.
Над этой картиной Хотшот бы с удовольствием посмеялся, но, счастливо сконекченный, он уже ушел в стазис. А Локдаун в принципе не особо умел смеяться над собой. Да и сигнал тревоги, раздавшийся у него над головой, веселья ему не прибавил. Хорошо, что пароль на выход у него теперь был.
- Шшшлак. - Процедил он сквозь дентопластины и рванул к выходу.

Прибежавшие на место "аварии", автоботы застали лишь покрытого пеной Хотшота. Благо перед своим уходом Локдаун, с несвойственной ему обычно благодарностью, кое-как прицепил ему обратно его паховую броню.
Правда, караульному все равно предстояло пройти через неприятную процедуру подробного допроса, которую ему устроили чуть позже.
Кое-как отболтавшись о том, что он "просто сидел, а потом - бац - и темнота" автобот отправился в свою каюту, отдыхать.

Локдаун выбрался с корабля Родимуса почти без эксцессов, умудрившись спереть спасательную капсулу, которая оказалась весьма быстроходной.
Меланхолично просматривая данные, "позаимствованные" у Хотшота во время интерфейса, он вдруг обнаружил то, что и не надеялся найти. Он нашел частоту его комлинка.
- Думаю это мне еще пригодится - хищно улыбнулся охотник, предвкушая новую встречу.

Вернуться к фанфикам