Маленьких трогать нельзя!

Автор: SSC
Вычитка: EDM
Персонажи: Тейлгейт/ДЖД
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp, юмор
Краткое содержание: Не тревожьте лихо, пока оно тихо, и древних роботов, пока они чего не откололи в самозащиту.
Комментарий: Написано для Skjelleна День Большого Интерфейса в сообществе TF-porn (2014 год).

Тейлгейт сжался на громадной платформе, понимая, что это конец. Он узнал похитителей: в страшных историях Дрифта было про них, Дрифт сам трясся, когда произносил их имена; это-то и пугало больше всего.
Платформа, наверное, тоже была кем-нибудь страшно агрессивным, но пока больше не за что было цепляться. Перед ним - Тарн. Рядом с ним, левее, у стены - Хеликс и Тезарус, уходящие в потолок своими плечищами. Тезарус хищно клацал выносными манипуляторами, чем доводил рем-бота едва не до слитого масла. Справа виднелась гротескная физиономия с пустыми провалами линз - Каон. Тейлгейт вспомнил байку о ручном Искроеде, но рта не открыл — испугался, что познакомят.
Все молчали - уже брийм или около того – и наверняка общаясь в закрытом диапазоне. Дожидаясь, пока он сам не...
- Я ничего не скажу! - пискнул Тейлгейт с вызовом, тайно надеясь, что за дерзость его убьют сразу.
- О, микробот, - Тарн положил рядом с ним огромную лапищу, от ужаса показавшуюся тому чуть ли не с самого Тейлгейта размером, - напротив, ты скажешь все. Мне интересно, как вы нашли это место. Еще более интересно, как вы сюда попали, и почему все еще живы. Как вы сломали камеры - меня очень волнует этот вопрос. Прямо-таки юникроновски волнует.
Он говорил тихо, как будто даже с улыбкой в голосе, но Тейлгейт посерел - Искра вела себя странно и ужасно, как будто, перестав потреблять энергон, готовилась к стазису. Прямо как в пещере, той пещере, где... он вскрикнул, задыхаясь, и хлопнулся на спину.
Хеликс издал короткий недовольный звук, и расцепил свои огромные ручищи - вот тут действительно огромные! - из замка под выступающим чем-то вроде кокпита. На самом деле — крышки плавильни, его персональной плавильни, столь ужасной, что Тейлгейт не смел в нее заглядывать.
- Терпение, мой друг, - Тарн остановил его движением головы. - Ремонтные боты этой категории были удивительно трусливы. Я даже не ждал встретить настолько бесполезное во всех отношениях существо.
Он смерил взглядом Тейлгейта — от небольшого шлема с широким визором до поджатых трясущихся коленок — и признал негодным. Этот голос будто проедал что-то внутри, заставлял дрожать и трястись, и только какая-то невыносимая, отчаянная смелость давала силы молчать. Маска была так кстати - не видно, как рембот кусает в панике губы, боясь издать хоть звук. Тарн будто выманивал из него слова: этот ядовитый страшный голос протекал внутрь, грозя убить.
Тейлгейт повернулся, пытаясь хотя бы не смотреть на Тарна - и вцепился взглядом в тварь настолько чудовищную, что он издал короткий звук, но говорить не начал - потому что застыл, как вмороженный в глыбу льда, глядя на пятого в команде.
Дрифт говорил, говорил, что его зовут... Вос. Тейлгейт не ожидал увидеть кого-то знакомого, и теперь просто посерел, залипнув взглядом, и порой коротко попискивая, издавая звуки сломанного дрона. Убийца... маньяк... он видел только излучение этой Искры на записях, но узнал мгновенно. Страшная сказка его прошлого.
За спиной тяжеловесно хмыкнул один из гигантов, и это будто сломало что-то внутри. Но не так, как ждал Тарн, не так, как, собственно, ждал сам Тейлгейт: он заверещал, подпрыгнул и мгновенно юркнул под платформу. За спиной грохнули столкнувшиеся меха, но внизу стояли какие-то механизмы, и небольшой бот забился между них, часто дрожа и всхлипывая от ужаса. Его найдут. Его найдут, напустят Искроеда... его уже сломали!
Он прямо-таки ощущал, как внутри что-то раскрывается и меняет конфигурацию, как... статические разряды от смущения едва не выдали его десептиконам. Те как раз размышляли вслух, как извлечь его, не поцарапав ценный предмет - или шлак с ней, с платформой, можно и расплавить. Он почти не слышал страшных предположений, направленных на запугивание его до невменяемости, потому что, по ощущениям, у него раскладывалось что-то вроде джампера, только не в паху, как обычно, а значительно выше.
Он снова втянул воздух и прижал ладони к фейсплейту - от ужаса его разум прятался в совершенно бредовых идеях. Например, как забавно было бы - если бы десептиконы его слушались - пройтись туда-обратно с нейрохлыстиком. У него когда-то был такой, небольшой, на его руку. Когда-то - когда меха не были сплошными машинами для убийства! - Тейлгейт порой прохаживался по самым приятным объявлениям закрытых разделов, вроде «большой транспортник ищет минибота (до двадцати тонн) для совместного изучения 18 главы интерфейс-технологий». Восемнадцатая рассказывала как раз про способы сделать хорошо при недостаточном энергопотреблении с упором на психологические аспекты доминирования.
Тейлгейт отвлекся так качественно, что даже увидел потрясающую галлюцинацию - вот в просвете, где он видит роскошные длинные и тяжелые, оснащенные гусеницами ноги, появляется колено, потом второе - шарниры такие, что руку не сунешь, разобьет! - а потом паховая броня, из-под которой капает... ух, помирать, так с мечтами!
Тейлгейт предпочел бы видеть в галлюцинациях Циклона, раз уж никогда ему не встретить больше лучшего друга, но и Хеликс подходил. Руку Тейлгейт предусмотрительно не высовывал. Настоящие-то ДЖД тут вот, бродят!
Иллюзорный Хелекс грохнулся окончательно, и тут снова обожгло антенны. Тейлгейт встрепенулся - это что же у них за бурные переговоры?!
- Да что за ржа! - заорал, кажется, Каон резким, испуганным голосом. Он - Тейлгейт оглянулся - лежал с противоположной стороны, закрывая... Тарна?
В воздухе резко пахло энергоном и пролитой свежей смазкой, конечности Тейлгейта слушались достаточно, и он снова рванулся вперед, между чьих-то раздвинутых ног, к заветной двери.
Запертой двери.
Почти распластавшись по ней спиной, прижавшись головой, вырубив от ужаса линзы, он попытался понять, что именно видел на бегу. В корпусе что-то все так же ощущалось измененным, и теперь - когда ужас немного отпустил - бот смог проанализировать излучение. Звуковое, но частично как будто и нет, идет импульсами... он же не ученый! Это Персептор сразу бы все понял! Тейлгейт, так и не дождавшись выстрела или удара, решил, что умирать ему не сегодня - и это неплохая новость. Ему только понравилось жить, он только завел себе большого классного меха, попал в приключения, и умирать на этой обшарпанной базе самых страшных преступников Вселенной ему совсем не с руки!
От бравурных мыслей немного полегчало, и наконец-то он осмелился включить линзы.
Пункт первый. Линзы ему залило... Тейлгейт рискнул тронуть что-то фиолетовое, потом облизнул пальцы - и с облегчением понял, что энергон чужой. То есть кто-то... обкапал его... энергоном?.. во время эпохального броска из-под платформы?..

Боевики выглядели странно. Прошло почти пятнадцать кликов, прежде, чем Тейлгейт понял, как именно.
Прямо как в восемнадцатой главе, в той части, которая для тяжеловозов. "Лягте удобно, раздвиньте ноги, если партнер слишком мал - позаботьтесь о блокировке сервоприводов и надежной подставке..."
Испуганный смешок прокатился над мрачным молчанием, и кто-то из самых страшных десептиконов современности зарычал. Потом застонал.
Тейлгейт не выдержал и убрал визор, решив отмыться потом, если он доживет до мойки: это зрелище просто требовало как можно более тщательного изучения.
"Искроед, помни про Искроеда," - это ему как будто Дрифт прошептал, и Тейлгейт снова хмыкнул. Дрифт был бы счастлив. Ну, если бы был здесь, и на него не действовало нечто странное, скосившее десептиконов.
Самым безопасным выглядел Тезарус - эта громада металла лежала чуть в стороне, и Тейлгейт - преодолев кликовую агорафобию - перебежал ему под верхнюю пару хваталок...
И отчаянно заорал, когда хваталки впились в него и поставили в неудобноговоримое место.
Строго говоря, ТАКИХ масштабов у Тейлгейта не было никогда. Он с распахнутым ртом осмотрел модульный блок стыковки, в который легко влез бы... а почему нет! Почему нет-то!
Он с неожиданной лихостью сунул кулак прямо в спирально прикрытые блоки брони - шлак, у кона даже мембран нет, каждая пластина чуть не в пол-ладони Тейлгейта толщиной! - и заставил их разъехаться до конца. Теперь конструкция выглядела безопасней - эти пластины бронировали бедренные шарниры. Рембот старался не думать, кто лежит у него за спиной и с ненавистью сверлит взглядом, и придумывает способы убийства, ведь, наверное, скоро глюк кончится... Тейлгейт с усилием выбросил из-под шлема лишние мысли, и толкнул кулак еще глубже, вызвав глубокий, гортанный стон. Система спинной брони Тезаруса не давала ему лежать удобно, бедра были задраны немного слишком высоко, и Тейлгейт уже пожалел об отсутствии приснопамятной подставки. Ему бы пригодилась, вздумай он совать в этот кошмар собственный джампер.
У ботов его линии была одна очаровательная - с точки зрения тяжеловесов - функция. Мощные инфразвуковые, тепловые и вибрационные излучатели (предназначенные для очистки поверхностей разной сложности) были выведены прямо в ладони, а Тейлгейт отлично умел ими пользоваться. Осторожно втолкнув руку глубже - и вызвав еще один стон - он медленно раскрыл ладонь прямо внутри, пристраивая ее - как примерно смог отсканировать - над утопленным глубже параллельным выводом топливного шлюза.
Мощный глубокий звук наложился на импульсы, все еще идущие откуда-то из-под Искры, и Тезарус заорал, проваливаясь в горячий загруз, и дернув бедрами так, что Тейлгейта едва не закинуло ему на кокпит.
От удара по шлему рембот ошарашенно вскрикнул, огляделся - попав под жуткий взгляд Тарна - и вприпрыжку кинулся к Тезарусу, спрятавшись за огромной ногой.
- Ну… шлак, где ты! - хваталки цапнули у плеча, страшная громадина вся дрожала, нагреваясь изнутри, под кошмарный скрежет раскручивающейся дробилки, - Иди сюда! Вернись, мерзость мелкая! Вернись!
Тейлгейт неожиданно обиделся, и перебежал к другой обширной ноге, стараясь держаться подальше от Тарна. Тарн его пугал даже сейчас. И, в конце концов, ему хотелось коннекта!
Стоило только осознать эту мысль, как все остальные - даже восхитительно здравые, вроде "найти ключ-карту и смываться", "убить этих тварей и бежать!" - вынесло, как шлак дезраствором. Тейлгейт жадно и отчаянно огляделся - и нашел бота чуть ближе к своему масштабу. Вопли Тезаруса стали совсем жалобными, но Тейлгейт его больше не слышал - он осторожно подбирался к Каону, зажавшему пах обеими руками, и мрачно смотревшему своими черными провалами. Еще чуть-чуть подобравшись, он понял, откуда взялся энергон на шлеме. Ему было еще немного страшно, но какой-то безумный императив на коннект мешал толком думать. Он взялся за белые запястья, медленно их развел, не вслушиваясь в злобное шипение, и улыбнулся, забыв, что маски сейчас на нем нет.

Каон вздрогнул и попытался закрыться снова. Корпус его не слушался, оставляя ужасно беззащитным перед этим маленьким, бесполезным... жалобные стоны Тезаруса не добавляли спокойствия. Системы жгло, в топливные магистрали будто напихали льда, и он мог только смотреть, как небольшой - меньше Воса - рембот активирует джампер, постанывая от жадности, гладит его, заставляя свиться плотнее, потом кладет руку - его руку, руку Каона - и медленно сжимает поверх. От безумного возбуждения и столь же безумной ярости Каон чуть не погас, но возбуждение оказалось немного сильнее, и он резко сжал пальцы. Оторвать, как хотелось, не смог, Тейлгейт только застонал и дернулся вперед, стравив немного энергона. Его Искра полыхала так, что Каон задыхался еще и от заемной жадности Искроеда, проваливаясь в хищные чужие мечты - открыть, окунуться, извлечь, забрать... о-о!
Джампер врубился неожиданно глубоко, и Каон смутно вспомнил, что в двенадцать потерянных кликов навинчивал на этот джампер свои же переходники широкого профиля!
Теперь скрутка рывками пробивалась через множество защитных мембран и блоков, продавливая, раздвигая, и вынося проц ощущениями. Все линии защиты оказались почти взломаны - все двенадцать - и джампер пробился в блок подключений, мгновенно раскрываясь. Десятки штекеров вонзились в контактные порты, контактные иглы завязли в резиновых вставках, и Каон замер, тяжело втягивая воздух и дрожа. Маленький бот подключался долго и со знанием дела, потом положил ладони на охлаждающий контур грудной брони - и толкнул звук и ток одновременно.

Каон орал так, что тряслись стены, и отчаянно вскидывал бедра, а со стороны виделось даже слишком много - молотящий как отбойный молоток, что-то орущий в экстазе рембот, длинные дуговые разряды, статическая буря, невероятные брызги энергона веером, и шлак, шла-ак, у него текло даже изо рта, он сглатывал энергон и снова протекал, корчась в каком-то безумном наведённом экстазе.
Дуговые разряды взлетели чуть не до потолка, и Каон сбрасывался добрых три брийма, уже не крича, а на машинной ноте шипя, срываясь, в облаке собственных искр и брызг.

Маленький монстр, отсоединившись от оффлайнового Каона, повернулся к Тарну.
Блуждающий взгляд, подрагивание пальцев, и такое же подрагивание джампера. В такт!
- Нужна подставка, - пробормотал он, оглядывая поле деятельности, и назидательно поднял палец, - Техника безопасности.
Он посмотрел на палец, потом на Тарна, ткнул его в порт и дал разряд. Его поле деятельности - Тарн, кошмар кошмаров - отчаянно заорал.

Вернуться к фанфикам