Затянувшаяся игра

Автор: Megan Z. Marble
Вычитка: Биполярная Лисица
Персонажи: Старскрим/Мегатрон
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp
Краткое содержание: У каждой игры есть правила, каждый игрок в силах их поменять. Не каждый захочет это делать.

– Р-рр! – Мегатрон выгибается в поясе, запрокидывая голову опасно далеко, но не чувствует боли от давления энергона в натянутых до предела шейных магистралях.
Глосса Старскрима с нажимом скользит по сплетению проводов под его левой бедренной пластиной. Мелкие уколы статики короткими вспышками рассеивают по корпусу приятное пощипывание.
Мегатрон вновь прогибается, приподнимаясь на локтевых сочленениях, опускается обратно. Полуцикл забора воздуха – подъём, полуцикл выброса – спуск.
Старскрим пропускает заточенные пальцы в стыки тазовой брони Мегатрона, почти неощутимо раздвигая их, лишь напоминая этой властной хваткой, кто здесь главный. Сейчас. Глосса движется вверх по туго натянутым кабелям, тонким наконечником пробираясь между проводами к жидкостным магистралям, легко задевая их стенки.
На каждом таком прикосновении вентсистема Мегатрона пропускает более долгий цикл, сбивается отлаженный алгоритм демонстрации притворной покорности, подменяясь настоящей.

Джоор назад Мегатрон демонстративно «наказал» Старскрима перед армией «Немезиса», джоор назад вехиконы и эрадиконы молча наблюдали незавидную участь, ожидающую любого предателя десептиконов. Полджоора назад «предатель» вошёл в смежные со своими апартаменты Лорда Мегатрона, полджоора назад Мегатрон «сдался» без боя, «отступив» на платформу.

Глосса в его системах ощутимо разъединяется на сегменты, вплетаясь в токопроводящие цепи множеством крошечных коннекторов, при каждом микроподключении вызывая волны неконтролируемой и малоприятной мелкой дрожи. Яркая вспышка комплекса программ перехвата боя, настолько древнего, что уже запускающегося на базовом уровне, на долю клика вынуждает вскинуться и десятками всплывших на внутреннем мониторе окон назойливо требует продолжить, ухватиться за шлем «противника» и вывернуть его шею: на закате дня в Каонских ямах либо онлайн, либо деактивация – третьего не дано. Но Мегатрон возвращает себя в настоящее, он знает: сейчас корпус должен быть статичен; и, с огромным усилием сняв приоритет задачи, падает обратно на платформу.
Импульсы удовольствия идут по схемам, минуя сознание. А яростное желание воспротивиться, перехватить контроль и перевернуть, застывшее подвисшим базовым процессом, мерцая на периферии внутреннего зрения, блёкнет, окончательно уступая место искренней вовлечённости в процесс.

Он способен быть и сильным, и слабым, как и Старскрим, и, как и Старскрим, знает, что «сильный» и «слабый» – лишь ярлыки, лишь роли в показушной игре. Наедине они могут не менее показушно откинуть её правила, на деле лишь поменяв свои роли с точностью до наоборот.

Скрежет пальцев-лезвий по вентиляционной решётке живота знаменует завершение всех стыковок. Мегатрон активирует оптику, но видит лишь когти и шеврон Старскрима, и ни по тому, ни по другому не может понять, когда тот активирует энергообмен. И эта неизвестность единовременно бесит и заводит Мегатрона. Каждый раз. Высокий потолок начинает визуально опускаться, давить отданным контролем над корпусом, прижимать к платформе новой вспышкой желания пересилить, перебороть, переиграть; оглушительно обрушивается вместе с волной электричества Старскрима. Мегатрон рычит, вскидываясь вновь и вновь, срывается на крик от импульсной бомбардировки сенсоров, чувствуя, как каждая токопроводящая магистраль его тела разогревается от чужой энергии, как наполняются до предела аккумуляторы, тонет в белом шуме собственного голоса, когда системы посылают Старскриму откат. Когти уже на его груди, вырисовывают страсть вокруг огромной инсигнии десептиконов за видимыми помехами оптики; кулеры вопят в тщетной попытке охладить корпус, пользуясь кратковременным перерывом. Старскрим выпускает в его системы поток раскалённого, обжигающего точки стыковок, воздуха вместе с низким стоном наслаждения, резонирующим в бедренной полости, слышным благодаря этому даже сквозь звон сбитой калибровки в аудиосенсорах. Под этот аккомпанемент по магистралям Мегатрона снова растекается поток электричества, заставляя их расширяться от тепла и плотно заполнять корпус, горячо прилегая к деталям жарким удовольствием.

И в этой затянувшейся игре он раз за разом раскрывает заговоры, которых нет; показательно наказывает предателя, который не предаёт; демонстрирует силу тому, кто из ворна в ворн пересиливает его.

Оптика расфокусирована, свет причудливо мерцает по краям поля зрения, внутренний монитор целиком забит предупреждениями о критическом перегреве, слуха уже нет. Замкнутая цепь слила их воедино, и разобрать, по чьим системам мощная волна тока проходит сейчас, уже нельзя. Молнией сверкает мысль, что в плавильнях прохладнее, и, когда Мегатрон уже готов растечься лужей довольного расплавленного металла, система выбрасывает требование перезагрузки. Он согласился бы не глядя, но, передавая контроль над собой, приходится контролировать себя вдвойне. Кажется, что Старскрим перенёс весь свой вес на руки – они уже не пишут поэмы страсти и похоти на пластинах грудной секции Мегатрона, лишь властно прижимают его к платформе. Мегатрон держится онлайн до ощутимой потери напряжения в магистралях, до новых и новых критических предупреждений, проступающих на фоне окна с запросом перезагрузки. Жар достигает процессорных блоков, и уже внутренний монитор заходится помехами, внешний и внутренний взоры соединяются, а сознание окончательно плывёт.
Круг за кругом электричество циркулирует, пульсируя в точках входа коннекторов Старскрима, которые, как кажется, теперь припаяны намертво, зрения уже нет. Мегатрон чувствует, что Старскрим вопит, и ясно ощущает, как кричит сам.
Процессы обрушиваются один за другим. Осязания уже нет.

Старскрим знал, на что шёл. Знал уже тогда, когда Мегатрон свысока заглянул в его оптику и не встретил во взгляде отторжения. Знал, прочёл неведомым бесконтактным образом, что когда Мегатрон захочет переписать правила игры, переломать второго участника, он сделает это незамедлительно. Знал, и не отступил.

«Система восстановлена после аварийной перезагрузки», – гласит окно на внутреннем мониторе. Мегатрон поочерёдно закрывает свидетельства закончившегося коннекта: «аварийное отключение», «аппаратная ошибка», «предельная потеря напряжения», «критическая температура». «Установлено новое подключение». «Одобрено новое подключение». «Обнаружено новое подключение».
Активировав оптику, Мегатрон встречается взглядом с явно поджидавшим этого Старскримом. Не разрывая зрительного контакта, тот размыкает остывшую цепь, вытаскивает крошечные коннекторы, вызывая каждым микроотключением малоприятные пощипывания в точках стыковок и слабую рефлекторную дрожь в левой ноге Мегатрона, садится, сплетая провода в глоссу, демонстративно с удовольствием облизывается:
– Полагаю, счёт «один-один», мой Лорд.
Мегатрон смотрит вслед уходящему в свой отсек заместителю: спина на редкость прямая. «Подключение приостановлено». Завтра нужно будет сделать «два-один». Расспросить Эйрахнид о том прототипе оружия на Харбинджере. Старскрим явно что-то знает. Завтра можно будет уравнять счёт.

Вернуться к фанфикам